Учебное пособие для театральных вузов М., - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Учебное пособие Ставрополь 2005 (075. 8) Бкк 28. 072 Я 73 Б63 1 271.35kb.
Учебное пособие для студентов отделения Лечебное Дело, Сестринское... 1 312.29kb.
Учебное пособие для студентов вузов. Москва. Высшая школа, 1989. 1 30.01kb.
Учебное пособие для студентов вузов / Под ред д. п н., проф. 1 19.29kb.
Учебное пособие для вузов [Текст]. М.: Высшая школа, 2005. Гмурман В. 1 18.72kb.
Учебное пособие для студентов вузов 6 2293.04kb.
Учебное пособие / Доп. Умо по спец пед образов в кач-ве учеб пособия... 1 46.32kb.
Учебное пособие для студентов вузов, обучающихся по спе 1 60.73kb.
Учебное пособие для вузов М.: Аспект Пресс, 2002 10 4332.68kb.
Учебное пособие для студентов вузов. Минск, Тетра-Систем,1998. 1 262.18kb.
Учебное пособие историко-культурные туристские ресурсы Северного... 2 663.73kb.
С 01. 04. 2011г предоставление расчетов платы за негативное воздействие 2 1022.29kb.
- 4 1234.94kb.
Учебное пособие для театральных вузов М., - страница №2/5

Глава III
НОРМЫ ЛИТЕРАТУРНОГО ПРОИЗНОШЕНИЯ
Правильное литературное произношение — одно из основных требований речевой куль­туры. Отсюда все устные выступления и особенно все виды ис­кусства, связанные с звучащей речью: театр, кино, радио, телеви­дение, эстрада и цирк,— должны утверждать и распространять единые нормы литературного произношения. Усвоение правил литературного произношения во время занятий по сцениче­ской речи является обязательным. Недопустимо, чтобы в спек­такле играли актеры, в произношении которых имеются различ­ные диалектные особенности; это нарушит речевую цельность спектакля, снизит его профессиональное звучание. Отклонение от произносительных литературных норм на сцене возможно лишь как речевая краска образа. Актер обязан своей речью вос­питывать у зрителей любовь к верному звучанию родного языка. На нем лежит ответственность за сохранение чистоты русской речи. Особенно это относится к молодым актерам, которые при­нимают эстафету от старшего поколения русских актеров.

Но язык и его произносительные нормы находятся в посто­янном движении, развитии и изменении. Одни слова уходят, по­являются новые, меняется их произношение. Остановить изме­нения в произносительных нормах невозможно. В настоящее время также имеется ряд произносительных норм, которые пре­терпевают изменения. Особенно это относится к прилагательным типа «долгий, горький, тихий» и окончаниям возвратных форм глаголов — «учусь, учился». По традиционным правилам сцени­ческой речи произносилось: долгый, горькый, тихый, а глаголы произносились с твердыми окончаниями — учус, училса. По спе­циально проведенному исследованию нашей кафедры среднее и младшее поколения в своем большинстве произносят эти окон­чания мягко. В нашей школе в учебной практике мы придерживаемся традиционных произносительных норм.


I. ПРАВИЛА ЛИТЕРАТУРНОГО ПРОИЗНОШЕНИЯ

Произношение гласных звуков
1. По характеру произнесения гласных в слове мы можем го­ворить об ударном слоге, предударном и слабых слогах. В про­изношении гласная под ударением звучит более энергично и с большей длительностью. Все другие гласные в слове назы­ваются безударными. В произношении они отличаются от удар­ной большей краткостью и звучат по-разному в зависимости от того, в каком безударном слоге они стоят — предударном или слабом. Для обозначения произношения ударных и безударных гласных существуют определенные знаки, которые называются транскрипцией. Транскрипция ударных гласных соответствует их буквенному написанию, так как ударная гласная не изменяется в своем произношении:

искра, студент, театр, работа, студия, мысль, яблоко, актёр, юность, эхо6.

Звуки А и О — а) в предударном слоге произносятся как а короткое и обозначаются знаком а: работа — работа

совет — савет;

б) в слабых слогах произносятся как средний звук между ы и а, в закрытом слоге ближе к ы и обозначаются знаком ъ, в открытом — ближе к а:

мастерство — мъстерство

молоко — мълако

правда — правдъ;

в) в начале слова произносятся как а:

атаман — атаман

объективность — абъективность.


Звук Е — а) в предударном слоге произносится ближе к е, обозначается условно еи:

сестра — сеистра

весна — веисна;

б) в слабых слогах произносится как средний между е и и, обозначается знаком ь:

трепет — трепьт;

в) после согласных ж, ш, ц в предударных и слабых слогах


произносится как средний между э и ы, обозначается эы:

жена — жэына

шептать — шэыптать.

Звук Я — а) в предударном слоге произносится как сред­нее между е и и, обозначается знаком еи:

пятак — пеитак;

б) в слабых слогах произносится как короткое и, обознача­ется знаком ь:

пятачок — пьтачок.

Звуки И, У, Ю, Ы — а) в безударных слогах звучат менее энергично;

б) звук И во фразе, если он стоит в начале слова и ему пред­шествует слово, оканчивающееся на твердый согласный звук, или предлог, выраженный согласным звуком, при слитном про­изнесении звучит как ы:

Кот и повар — кот ы повър

В Индии — в ындии

С Ириной — с ыриной.


2. Предлоги произносятся слитно со словом и произношение гласной предлога подчиняется правилу ее звучания в безударных слогах.

На пароме — нъ паромь.


3. Старорусские союзы — коль, коли, хоть, кабы — и вводные слова в старорусской речи — мол, дескать — произносятся следующим образом:

коль — къль

коли — къли

хоть — хъть

кабы — къбы

мол — мъл

дескать — дескъть.
4. Окончания прилагательных гий, кий, хий произносятся как гъй, къй, хъй:

долгий — долгъй

широкий — широкъй

тихий — тихъй.


5. Окончания прилагательных множественного числа именительного падежа ие, ые произносятся как ии, ыи7:

синие — синий

крупные — крупный.
Произношение согласных.
1. Звонкие согласные в конце слова и перед глухими соглас­ными произносятся как глухие:

морковь — моркофь, морковка — моркофка,

воз — вос, глазки — гласки,

ход — хот, кадка — катка,

друг — друк.

2. Глухие согласные перед звонкими произносятся звонко:

сбор — збор, сделка — зделка,

отдых — оддых.

Перед звонкими Р, Л, М, Н, В не происходит уподобления глухих согласных звонким:

с молодой, с ролью, с лимоном, с вами, с Ниной.

3. Звуки СШ, ЗШ, стоящие рядом, произносятся как удвоен­ное ШШ:

расшумелся — рашшумелся, из шубы — ишшубы.

4. Сочетания в корнях слов ЗЖ и ЖЖ произносятся как удвоенное мягкое ЖЬЖЬ:

позже — пожьже, приезжий — приежьжий, дрожжи — дрожьжи, визжать — вижьжать, брюзжать — брюжьжать, возжи — вожьжи, дождик — дожьжик.

Если сочетание ЗЖ происходит от соединения приставки и корня, а также от соединения предлога и слова, то сочетание ЗЖ. произносится как два твердых ЖЖ:

разжечь — ражжечь, без жалости — бежжалости.

5. В сочетании с гласными звуки Ж, Ш, Ц всегда звучат твердо:

жир — жыр, ширь — шырь, цинк — цынк.

6. Сочетания СЧ и ЗЧ произносятся как удвоенное Щ:

счет — щщет, счастье — щщастье, возчик — вощщик, без чая — бищщаю.

7. Сочетания ДЧ и ТЧ произносятся как двойное ЧЧ:

наладчик — налаччик, отчаянье — оччаянье.

8. Сочетания ДЦ и ТЦ произносятся как удвоенное Ц:

тридцать — триццать, отца — ацца.

9. Звуки Щ и Ч всегда произносятся мягко:

щука — щюка, чай —чяй, чашка — чяшка.

10. Сочетания ДС и ТС в прилагательных произносятся как Ц:

городской — гороцкой, советский — совецкий.

11. Сочетание ЧН имеет двоякое произношение: как ШН и как ЧН. ШН остается в словах живого разговорного языка:

скучно — скушно, нарочно — нарошно, булочная — булошная, пустячный — пустяшный, яичница — яишница, сквореч­ник — скворешник.

В женских отчествах сочетание ЧН произносится как ШН:

Лукинична — Лукинишна, Кузьминична — Кузьминишна, Саввична — Саввишна и т. д.

ЧН остается в словах, имеющих звук Ч в корне слова:

дачный, млечный, печной.

В производственной терминологии (станочный, поточный, съемочный, войлочный) – в произношении также остается Ч.

Часто в зависимости от контекста, в котором встречаются слова с сочетаниями ЧН, они произносятся либо как сочетание ЧН, либо как сочетание ШН, например:

сердешный друг, но сердечные капли,

водошный запах, но водочный завод.

Чем ближе текст к бытовой простой речи, тем более основа­ний произносить сочетание ЧН как ШН.

12. Звук Ч в местоимениях и союзах произносится как Ш:

что — што, чтобы — штобы и т. д.

13. Звук Г в следующих местоимениях и прилагательных произносится как звук В:

кого — каво, его — ево, того — таво, светлого — светлова, также в наречии сегодня — севодня.

В наречиях «тогда», «когда» произносится Г.



  1. Звук Г в сочетаниях ГЧ, ГК произносится как X:

Легкий — лехкий, легче — лехче, мягкий — мяхкий.

  1. В словах с сочетаниями:

СТН —ПРЕЛЕСТНЫЙ

ЗДН — ПОЗДНО

СТЛ —ПОСТЛАТЬ

НДС —ГОЛЛАНДСКИЙ

РДЦ - СЕРДЦЕ

ЛНЦ —СОЛНЦЕ

выпадают средние согласные, и эти слова звучат так: прелесный, позно, послать, серце, сонце, голланский.

16. Согласные Д, Т, С, 3, Н перед мягкими согласными смяг­чаются:

слезы — сьлезы, если — есьли, после — посьле, возле — возьле, торжественный — торжесьтвенный, стена — сьтена, бантик — баньтик, пенсия — пеньсия, усни — усьни, дверь — дьверь, двести — дьвести, следст­вие — сьледствие.

17. Непременно должны звучать двойные согласные в сле­дующих словах:

а) в прилагательных: длинный, обнаженный, разорванный и т. д.;

б) в словах, где двойная согласная стоит в начале слова: ссора, ссорятся, вводная лекция и т. д.;

в) в середине слова, если ударение падает на предшествующий двойному согласному слог: ванна, гамма, касса и т. д.

18. Особенно внимательно актеру нужно отнестись к произнесению гласных, когда они стоят на стыке двух слов во фра­зе, как бы «сливаются». Пропуск одной из сливаемых гласных делает фразу иногда совершенно непонятной и уж совсем не­


литературной, например: «Завидую ли я ему» при пропуске гласных может прозвучать как «Завиду ли яму»; «Вот я иду» — «Вотяду»; «Вхожу в вашу аудиторию» — «Вхожу в вашу диторию».

При нечетком произнесении и слиянии других звуков в сто­ящих рядом словах может произойти искажение смысла, на­пример: «Однако пусто здесь» может прозвучать как «Одна ка­пуста здесь»; или «Любовь Ани Березко» звучит в небрежном произнесении: «Любовь а не березка».


II. ЗАДАНИЯ ДЛЯ РАБОТЫ

НАД ЛИТЕРАТУРНЫМ ПРОИЗНОШЕНИЕМ

1. Подберите слова и фразы, на которых вы могли бы тренировать каждое из правил литературного произношения.

2. В тренировочном материале для дикции и в упражнениях — текстах по логике речи обращайте внимание на правиль­ность произношения.

3. Запомните верные ударения некоторых слов, часто искажаемых в произношении.


Правильное ударение

Агент

Агония

Арест

Астроном

Астрономия

Афера

Безудержный

Бесперечь

Бомбардировать

Бомбардирую

Брезжит

Броня (закрепление)

Броня (защитная обшивка)

Бытие(не ё)

Валовая (промышленность)

Вахтер (не ё)

Волшебство

Гравированный

Гренадер (не ё)

Гренки

Громовой (громовые раскаты)

Гусеница

Дебелый (не ё)

Девица (молодая девица)

Девица (красная девица в песнях, сказках)

Диагноз

Забронировать

Заголовок

Завороженный



Изжелта

Иначе

Истошный

Истекший (не ё)



Исстари

Каталог

Кладовая

Кожух

Кремень

Лениться (ты ленишься, он ленится)

Мантия

Мастерски

Мастерский (принадлежащий мастеру)

Мастерской (искусный)

Наговор

Надрез

Начисто

Ножны (ножен)



Обух (плетью обуха не,'перешибешь)

Огниво

Осведомить

Перевязь

Петля

Поутру

Приговор

Пролитый

Современный (не ё)

С цепи

Творог и творог

Тысяча (не тыща)

Украина

Умерший

Уплачено (не о)

Упрочение

Усугубить

Факсимиле

Характерный (упрямый)

Характерный (случай)

Ходатайство

Хоры (певчие)

Хоры (балкона)

Хребет (не ё)

Шофёр
Глава IV
ВОСПИТАНИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ КАЧЕСТВ ГОЛОСА ДРАМАТИЧЕСКОГО АКТЕРА

Для каждого, кто стремится стать профессиональным акте­ром драмы, неоспоримой заповедью могут служить слова Стани­славского о том, что «...даже хороший от природы голос сле­дует развивать не только для пения, но и для речи», так как «хорошие голоса в разговорной речи редки»8.

Работа по развитию профессиональных качеств голоса яв­ляется для студента обязательной в течение всего времени пре­бывания в театральной школе.

Уже при вступительных экзаменах педагог по сценической речи внимательно проверяет голос поступающего. Профессио­нальная пригодность голоса, подобно другим необходимым твор­ческим показателям для работы на сцене, становится предметом обсуждения приемной комиссии. Нередко из-за больного и сла­бого голоса абитуриенту, имеющему безусловные актерские спо­собности, отказывают в приеме. Правда, современная техника записи на пленку, микрофоны на эстраде несколько изменяют требования к голосу артистов кино, телевидения, радио, эст­рады, но мечтающему посвятить себя театру нельзя идти на сцену, не обладая таким голосом, который при систематической тренировке не сможет приобрести необходимые профессиональ­ные качества.

Какие же качества отличают тренированный профессиональ­ный голос от нетренированного? Прежде всего это выносливость и гибкость.

Выносливость голоса — это такое его состояние, которое при постоянных репетициях и спектаклях не вызывает заболеваний голосового аппарата, и голос сохраняет способность быть выра­зительным в любых сценических ситуациях.

Гибкость голоса — это его способность охватывать макси­мальный диапазон звучания от основных средних звуков до возможных нижних и верхних тонов, использовать различные тембральные краски, изменять силу звучания от максимального форте до необходимого пиано, изменять темпо-ритмическое зву­чание речи. Голос актера, который обладает подобными каче­ствами, можно назвать выразительным в профессиональном смысле, так как такой голос способен в своих интонациях вы­явить разнообразное словесное действие, оставаясь свободным и естественным в звучании.

Устная речь, как показывают современные исследования9, является сложным процессом взаимодействия между централь­ной нервной системой, голосовым, дыхательным и артикуляци­онным аппаратами.

Координация всех частей речевой системы налаживается и организуется с детства, а затем становится автоматической. От­сюда воспитание речи существенным образом отличается от по­становки певческого звука, в процессе которой вырабатываются совершенно новые навыки, отличные от привычного речевого бытового звучания. Кроме того, пение — это не постоянная дея­тельность человека, известно, что даже самый поющий из пев­цов пользуется в течение своей жизни речевым звуком значи­тельно больше, чем певческим. А драматический актер живет в «состоянии» речи и в жизни и на сцене. Действуя на сцене словом драматурга, актер пользуется своим привычным жиз­ненным голосом, недостатки и возможности которого он часто не знает, так как бытовые жизненные ситуации не требовали от него особого внимания к своему голосовому аппарату.

Работу над речевым голосом, то есть его профессионализа­цию, пожалуй, лучше называть не «постановкой» голоса, как это принято в вокальной педагогике, а организацией и воспита­нием природных данных речевого голоса для профессиональной работы. Это длительный процесс постепенного раскрытия и ук­репления наиболее выразительных свойств природного голоса и устранения тех недостатков, которые мешают сценическому зву­чанию слова.

Известно также, что творческие возможности актера не мо­гут оцениваться и определяться только качеством голоса.

Прекрасный голос драматического актера должен не только красиво звучать, но и выражать «жизнь человеческого духа». Найдется много примеров, когда один и тот же актер одной ро­лью владеет хорошо, верно в ней действует, а значит его голос и речь звучат естественно, выполняя необходимые словесные задачи; в другой же роли он неверно живет в образе, а отсюда его голос и речь напряжены, бездейственны.

В истории театра известны актеры, голоса которых нельзя назвать красивыми, эти голоса обладали даже недостатками — сипотой, слабой силой и проч., но были профессиональны в под­линном смысле этого слова, так как естественно и свободно звучали, выражая любое словесное действие. Эти голоса были гибкими и неутомимыми, точно организованными, хорошо вос­питанными и подготовленными для работы на сцене, для рече­вого действия.

Это свидетельствует о том, что, во-первых, звучание рече­вого голоса в условиях сцены не может рассматриваться вне связи с общим поведением актера на сцене, во-вторых, разви­тие речевого голоса неотделимо от общего развития актерской индивидуальности, в-третьих, воспитание речевого голоса нельзя рассматривать только как работу над голосовым аппаратом и, в-четвертых, голосовой аппарат необходимо тренировать не только специальными упражнениями, но и на текстах в дейст­венной целенаправленной речи.

Конечно, степень выразительности голоса во многом опреде­ляется его природными возможностями, но систематическая тре­нировка делает голос более выносливым и профессиональным. Нужно также помнить, что только при здоровом голосовом ап­парате можно рассчитывать на хорошие результаты в работе. Заболевание голосовых связок, несмыкание, узелки на связках, тонзиллит, болезнь носоглотки, гайморит, заболевание щитовид­ной железы и другие отрицательно сказываются на звучании речи.

Хорошая физическая закалка оказывает благотворное вли­яние на общее состояние человека, а значит и на его голосовой аппарат. Физически тренированное тело организует мышцы, а это помогает естественному течению звука, когда на сцене приходится разговаривать бегая, прыгая, сидя, лежа, в согнутом положении тела, спиной к партнеру, к зрительному залу и во многих других позициях.

В учебной тренировке нужно помнить, что 17-20-летние мо­лодые люди и девушки еще не всегда сформировались физиче­ски— грудная клетка не успела развернуться, есть детская су­тулость, а у юношей и гортань находится в состоянии измене­ния (поэтому они часто «петушат»), голоса еще не имеют силы, недостаточно хорошо резонируют. Всего этого нельзя не учиты­вать, так как часто неверные занятия в этот период могут при­нести голосу непоправимый вред. Наблюдения показывают, что при неверных занятиях с молодыми людьми, при отсутствии ща­дящего режима разговорный голос становится тусклым10.

Общая гигиена необходима для любого организма, а для ак­тера она должна стать неколебимым правилом, способствующим его полноценной работе в течение долгих лет. Хорошее здоровье, отказ от курения (особенно это относится к женщинам), отказ от чрезмерного алкоголя, режим питания — вот условия, кото­рые помогают гармоническому развитию организма, а значит и хорошему звучанию голоса.


Накопление и раскрытие новых качеств рёчевого голоса в процессе его развития и организации зависят не только от природных данных голосового и речевого аппарата, но и от нерв­ной системы обучающегося, от слуха, одаренности и, наконец, от его трудоспособности. Поэтому работа над речевым голосом — это не просто усвоение ряда приемов, помогающих сделать го­лос профессиональным, это работа над всей речевой системой студента на основе общих принципов развития актерской инди­видуальности.

Верно направленная работа над речевым голосом в учебном заведении не должна прекращаться и в театре. Школа дает на­правление в развитии голоса, и занятия в учебном заведении нельзя рассматривать как законченный этап в процессе разви­тия. Упражнения по тренировке голоса желательно проделывать на протяжении всей жизни в театре, выбирая наиболее не­обходимые в зависимости от кон­кретных требований работы.

Чтобы сознательно трениро­вать голосовой аппарат, необхо­димо иметь некоторые общие сведения о строении органов голосообразования и их работе. В нашу задачу не входит под­робный разбор всего сложного процесса голосообразования, но с отдельными его элементами, которые имеют непосредственное отношение к педагогической практике, должны быть знакомы не только педагоги, но и уча­щиеся.

В образовании звука участвуют следующие органы: 1) гортань с голосовыми связками; 2) глотка с ее мышцами; 3) носоглотка и полость носа; 4) полость рта; 5) нижняя челюсть, губы, щёки с мимическими мышцами; 6) трахея, бронхи, бронхиолы, лёгочные альвеолы; 7) дыхательные мышцы грудной клетки, диафрагма и мышцы живота.

Звук голоса рождается в гортани на голосовых связках. Гортань расположена в передней части шеи на уровне треть­его — шестого позвонков. Сзади она граничит с пищеводом, вверху сообщается с глоткой, внизу переходит в дыхательное горло — трахею. Гортань представляет собой сложную систему взаимосвязи различных хрящей и мышц. Она выполняет три функции: дыхательную, защитную и голосообразовательную.

В настоящее время существует две теории голосообразова­ния: миоэластическая (мышечно-эластическая) и нейрохронаксическая, которую также называют теорией Юссона, по имени французского ученого, ее основоположника.

Согласно первой теории, звук голоса образуется в гортани самими голосовыми связками под влиянием особого воздушного давления, которое заставляет связки как бы взрываться и колебаться.




Рис. 23. Вид гортани сверху:

а — открытая голосовая щель при дыхании; б — при звучании голоса; в — при шепоте; г — при фальцете


По теории Юссона, рождение звука и его высота зависят от двигательных нервных импульсов, которые получают связки от центральной нервной системы. Юссон различает две фазы в ра­боте голосовых связок: раскрытие связок под влиянием нерв­ных импульсов в первой фазе и их полное раскрытие под влия­нием воздушной струи, идущей из легких, во второй фазе.



Рис. 24. Вид гортани сверху:

I — щитовидный хрящ; 2 — перстне­видный хрящ; 3 — черпаловидные хря­щи; 4 — мышечные отростки черпаловидных хрящей; 5 — голосовой отрос­ток черпаловидных хрящей; 6 — перстнечерпаловидная задняя мышца;; 7 и 8 — голосовая щель, 9 — внутренние края голосовых связок. Стрелки ука­зывают направление поворота хрящей 3, от которого меняется просвет голо­совой щели.


Поскольку в настоящее время обе эти теории имеют распро­странение, то и в учебной прак­тике не следует игнорировать их специфические особенности. На­пример, исходя из теории Юс­сона, возникает необходимость так строить работу над голосом, чтобы снимать всякое нервное напряжение и зажим, мешающие психологическому и физиологи­ческому процессу образования звука. Затем, признавая, что ды­хание является одним из обяза­тельных компонентов образова­ния звука, не следует считать его основным фактором, как это делают отдельные педагоги, и не следует фиксировать на нем излишнее внимание студента без учета общей координации всех органов голосообразования. Ис­следования подтверждают, что хотя сила звука и зависит от силы дыхания, при максимальном напоре воздуха связки и весь голосовой аппарат теряют спо­собность формировать хороший звук.

Рожденный в гортани звук окончательно формируется в ре­чевые звуки в глотке, носоглотке и полости рта.

Во время речи глотка по приказу центральной нервной си­стемы способна изменять свою форму в зависимости от необ­ходимости воспроизвести тот или иной звук. Так, например, при звуке А полость глотки уменьшается, при звуке У — увеличи­вается. Трудно даже себе представить, какую сложную работу производят мышцы глотки в речевом потоке, требующем быст­рого и точного формирования различных гласных и согласных. Отсюда следует считать методически неверным требование пе­дагога при упражнениях на текстах «держать глотку в расши­ренном состоянии». Такая рекомендация, пожалуй, правомерна при упражнениях, специально тренирующих мышцы глотки.

Носоглотка — соединительная полость между глоткой и по­лостью носа. Носоглотка играет важную роль в образовании звука как резонатор, поэтому всякое заболевание или органи­ческие нарушения в ее строении отрицательно сказываются на качестве речевого звучания.

В полости рта образуется членораздельная речь. Для точной артикуляции звуков большую роль играет язык, производя раз­личные и многочисленные мышечные движения. В образовании речи участвуют губы, твердое нёбо, маленький язычок с нёбной занавеской, мышцы щек, нижняя челюсть. От четкой работы всего артикуляционного аппарата зависит качество дикции, и часто плохо развитый речевой аппарат является причиной пло­хого звучания голоса.

Органы дыхания — легкие, бронхи, трахея и дыхательные мышцы — выполняют свою основную работу: снабжение крови кислородом. Обменное дыхание происходит бессознательно. Ко­гда организму требуется новый приток кислорода, происходит вдох, когда необходимо освободиться от углекислоты — насту­пает выдох.

Обменное дыхание происходит в определенной последова­тельности: вдох, выдох, пауза. Во время речи работа дыхатель­ных мышц необычайно усложняется. Дыхание начинает подчи­няться требованиям, которые диктуются образованием звуков и всего осмысленного и эмоционального речевого потока с его акцентами, повышениями и понижениями. Для образования каждого звука поступает определенное количество воздуха под определенным давлением. Так, для образования звука И тре­буется больше воздуха и под большим давлением, чем для фор­мирования звука А. При звуке С дыхание подается плавно, а при звуке П создается сильное давление и происходит прорыв.

К дыхательным мышцам, имеющим особо важное значение при голосообразовании и речи, относятся диафрагма, мышцы нижних стенок живота, наружные и внутренние межреберные мышцы.

Диафрагма — мышца, отделяющая грудную область от брюшной, иначе ее называют грудобрюшной преградой. Диа­фрагма имеет куполообразную форму. Легкие касаются диа­фрагмы своими нижними частями, как бы опираются на нее. При вдохе диафрагма сокращается, теряет свою куполообраз­ную форму и таким образом увеличивается объем нижней части грудной клетки, что дает возможность нижней части легких максимально наполняться воздухом.

Мышцы нижних стенок живота работают одновременно с сокращением диафрагмы: при вдохе они расширяются, при выдохе сокращаются.

Наружные и внутренние межреберные мышцы растягивают при вдохе и сокращают при выдохе грудную клетку. При глу­боком вдохе работают мышцы шеи и головы. Грудная клетка, благодаря работе дыхательных мышц, может увеличиваться в своем объеме в нескольких направлениях: вперед, назад, вниз, вверх. В зависимости от того, в каком преимущественно направлении расширяется грудная клетка и какие дыхательные мышцы принимают в этом наибольшее участие, различают не­сколько типов дыхания.

Дыхание может быть верхнее, или ключичное; грудное; боко­вое, или реберное; диафрагматическое, или брюшное; и смешанно-диафрагматическое.

Смешанно-диафрагматический тип дыхания является наибо­лее целесообразным и правильным не только для жизни, но и для сценической работы актера. При этом виде дыхания рав­номерно заполняется воздухом вся полость легких, и они хо­рошо вентилируются. Такое дыхание менее утомительно и соз­дает наиболее благоприятные условия для работы голосового аппарата.

Для осуществления фонационного дыхания (дыхания для образования звука) нужен строго координированный выдох, то есть точно согласованная работа дыхательных мышц, чтобы подать нужное количество воздуха и под необходимым давле­нием к голосовым связкам. Мышцы грудной клетки и брюшного пресса дают основную силу дыхания под связки. Диафрагма и мышцы, заключенные в стенках бронхиального дерева, регу­лируют необходимость подсвязочного давления и объем прохо­дящего между связок воздуха.

Всякое мышечное напряжение, недостаточная гибкость тех или других мышц, их неправильная координация мешают вер­ному звучанию голоса. В процессе работы над голосом недо­статки координации могут быть исправлены, а отдельные дыха­тельные мышцы натренированы.

В голосе различают следующие качества: диапазон, высоту, тембр и силу.

Диапазоном голоса называется тот объем звуков, который способен охватить голос в речи. Диапазон голоса связан с его способностью менять высотное звучание. В речи звуки быстро сменяют друг друга, подчиняясь законам речевого произноше­ния. В зависимости от интонации, которая выражает и смысло­вое и эмоциональное содержание речи, голос скользит на глас­ных то вверх, то вниз. Развитие диапазона голоса во многом зависит от слуха учащегося. Но часто и различая высоты, сту­дент не может воспроизвести их голосом, пока не наладится вся координация аппарата речи: голоса, дыхания и артикуля­ции.

Высота голоса зависит от длины и толщины связок, от их способности издавать определенное количество колебаний в се­кунду и от индивидуальной возбудимости двигательного нерва гортани.

Тембр голоса определяется прежде всего строением гор­тани — ее размерами, мощностью мускулатуры, тонусом мышц, размером голосовых связок, характером их смыкания. Исход­ный тембр голоса может изменяться в резонаторных полостях. Резонаторы — это полости, способные образовывать явление резонанса, то есть ответное звучание на тот или иной звук и его высоту. Грудная клетка, трахея, бронхи, полость гортани, рот, носоглотка, придаточные полости носа являются резонаторами. Маленькие полости резонируют на высокие звуки, большие — на низкие.

Сила голоса — это его способность звучать с различной громкостью. Сила голоса зависит от силы подсвязочного давле­ния: если давление сильное, то и звук сильный, если слабое — то звук слабый. При силе звука важное значение имеет «полет­ность» звука, мы определяем ее в учебной практике как верное использование резонаторов.

Наиболее часто встречающиеся в педагогической практике недостатки звучания голоса можно объединить в определенные группы, хотя все индивидуальные особенности речевого звуча­ния перечислить невозможно.

О д н о т о н н о с т ь р е ч и чаще всего связана с неумением различать высотные изменения голоса и пользоваться ими. Мело­дическое движение фразы в однотонных голосах очень неболь­шого диапазона. Однотонность может зависеть от природной тембральной бедности голоса, а также от неумения использо­вать резонаторы.

Г о л о с в я л ы й, ч а с т о п р е р ы в а е т с я, к а к б ы «п а д а е т». Причиной может быть нетренированное дыхание, когда из-за отсутствия опоры происходит быстрый выдох, а так же вялость голосовых связок.

Г о л о с н е в ы х о д и т и з р о т о в о й п о л о с т и, «г у д и т» з а з у б а м и, что часто зависит от плохой артикуляции, вялого речевого аппарата и зажатой нижней челюсти.

Г о л о с з в у ч и т т о в ы с о к о, т о н и з к о и к а к б ы «п р о в а л и в а е т – с я» в с е р е д и н е, в нем нет плавных пе­реходов от нижних нот к верхним, и наоборот. Это может зави­сеть от неумения пользоваться средним регистром, а иногда и от возрастных особенностей.

В г о л о с е о т с у т с т в у е т с и л а, человек напрягается, кричит, но звук не летит, в нем нет объема. Это зависит от не­тренированного дыхания и от неумения пользоваться резонато­рами.

Г о л о с г н у с а в ы й и «г о р л и т». Это может быть выз­вано вялостью нёбной занавески и малоподвижным языком.

Зная общий процесс звукообразования, мы можем опреде­лить, что в общем механизме голосообразования требует ис­правления или тренировки для лучшей координации работы всей системы. Тренировочные упражнения можно построить так, чтобы та или иная группа мышц работала активнее, а за­тем переходить к упражнениям, которые включают в работу всю систему речевого голоса.

В данном пособии предложены упражнения, которые приме­няются в учебной практике кафедры сценической речи Теат­рального училища имени М. С. Щепкина. Очень трудно в каж­дом конкретном случае определить, при каком голосе следует брать те или иные упражнения. Мы можем дать только весьма общие рекомендации, а дело педагога — определить последова­тельность и характер упражнений. Обязательным правилом должно стать одно положение — идти следует от наиболее лег­ких к наиболее трудным. В пособии даны упражнения на раз­витие отдельных элементов голосового аппарата и упражнения на текстах для координации. Не всегда возможно резко раз­граничить упражнения на тренировку отдельных элементов, так как во всех упражнениях, в большей или меньшей степени, существует связь ряда элементов голосообразования: дыхания со звуком, звука с произношением, произношения с дыханием и т. д.

I. ПРАКТИЧЕСКАЯ РАБОТА.
Упражнения для тренировки различных элементов

голосового аппарата.
Дыхательные мышцы можно тренировать и со звуком и без звука. Без звука хорошо тренируются мышцы во всех упражнениях, рассчитанных на укрепление и развитие гигиенического дыхания11.

При смысловой и эмоциональной речи происходит весьма разнообразная организация работы дыхательных мышц. Здесь может понадобиться длительный выдох, не прерываемый паузами и не требующий особенных мелодических изменений речи; длительный выдох с мелодическими контрастными изменениями речи; выдох, прерываемый длительными и короткими паузами; выдох, неравномерно распределяемый в речевых смысловых отрезках, — то много слов на одном выдохе, то одно-два слова; выдох, необходимый для произнесения сильного, слабого и сред­него звуков. В связи с этим следует развивать разнообразные координации вдохов и выдохов.

Следует серьезно отнестись к совету врачей воспитывать дыхание через нос как наиболее полезное для здоровья и ог­раждающее голосовые органы от различных заболеваний. Уста­новлено, что дыхание через нос помогает окрепнуть мышцам носоглотки, а здоровая носоглотка оберегает организм от на­сморка, который плохо действует на голосовой аппарат, — при сильном насморке воспалительные процессы могут распростра­няться на придаточные полости носа, что нарушает резониро­вание звука, на гортань с ее связками, на трахею и бронхи, что лишает звук гибкости, изменяет его.

Прежде чем перейти к непосредственной тренировке сцени­ческого дыхания, нужно проверить работу дыхательных мышц: диафрагмы, межреберных мышц и мышц живота.

Движение межреберных мышц проверяется легко. Если по­ложить кисти рук на нижние ребра грудной клетки и сделать вдох, то руки ощутят движение ребер и увеличение объема грудной клетки. При выдохе руки ощутят сужение ребер и уменьшение объема грудной клетки.

Движение диафрагмы проверить труднее, так как она не у всех хорошо тренирована, и ее внешнее движение не всегда легко ощущается. Поэтому проще всего проверить движение диафрагмы в лежачем положении. Нужно лечь на спину (луч­ше всего это делать утром), положить руку на область желудка и последить, что будет происходить с рукой при естественном вдохе и выдохе. При вдохе рука обязательно поднимется бла­годаря движению диафрагмы, которая распрямится, потеряет свое куполообразное положение и толкнет внешний покров тела. При выдохе рука опустится. Одновременно с проверкой движения диафрагмы проверяется и движение мышц живота, которые работают ритмически и подчиняются движениям диа­фрагмы при вдохе и выдохе.

После того как проверено движение диафрагмы в положе­нии «лежа», надо повторить ту же проверку в положении «стоя»: положить руку на область желудка и сделать глубокий вдох носом, рука должна ощутить то же движение, что и в по­ложении «лежа».

Полезно также проверить «глазом», как изменяется объем грудной клетки. Для этого нужно встать перед большим зерка­лом и посмотреть, что происходит с грудной клеткой при вдохе и выдохе. При глубоком вдохе помимо движений нижних ребер будет двигаться верхняя часть грудной клетки и несколько приподнимутся плечи. Если же диафрагма плохо развита, то плечи будут приподниматься очень сильно.

Таким образом произойдет «знакомство» с внешним выра­жением процесса дыхания, с теми рабочими движениями дыха­тельных мышц, на которые до сей поры не обращалось внима­ния. Это первый этап сознательного отношения к непроизволь­ному процессу дыхания.

Затем можно переходить непосредственно к упражнениям.


У п р а ж н е н и е 1.

Встать прямо. Правую руку положить на область движения диафрагмы. Сделать выдох и, когда появится желание вдох­нуть, сделать глубокий вдох носом (следить, чтобы рот был закрыт), так, чтобы было приятное, легкое ощущение вдоха, без напряжения. Выдыхать также через нос. Затем выждать естественную в цикле дыхания паузу, снова сделать вдох и за­тем выдох. Упражнение нужно проделать три раза без пере­рыва все время с закрытым ртом.

При выполнении данного упражнения нужно внимательно следить за тем, чтобы двигалась диафрагма и оставались спо­койными плечи, хотя при глубоком вдохе обязательно будет двигаться верхняя часть грудной клетки. Но следует доби­ваться, чтобы главным образом работала диафрагма.
У п р а ж н е н и е 2.

Встать прямо. Кисти рук лежат на нижних ребрах грудной клетки — большой палец впереди, четыре пальца — на спине. Сделать выдох (вообще все упражнения по дыханию нужно начинать с выдоха). Затем — вдох носом, на одну секунду за­держать грудную клетку в расширенном состоянии (состоя­ние вдоха), затем выдохнуть. Повторить упражнение три раза. При упражнении не нагибаться вперед, вдох делать максималь­ный.


У п р а ж н е н и е 3.

Стоять прямо. После предварительного выдоха взять дыха­ние через нос, последить, правильно ли работают диафрагма, нижние ребра и мышцы живота. Плечи должны быть спокойны. Прежде чем начать выдох, сделать небольшую остановку, ко­торая явится как бы подготовкой к выдоху. Положение смешанно-диафрагматических мышц при остановке перед выдохом будем называть «опорой дыхания». Научиться сохранять опору дыхания при выдохе очень важно, так как правильная опора дыхания организует работу голосовых связок на хорошей воз­душной струе. После остановки начать выдох через узкое от­верстие, образованное губами. При выдохе должно быть такое ощущение, как будто струя воздуха является продолжением воздушного столба, идущего от диафрагмы. Выдох идет легко, постепенно и плавно. Упражнение проделать три-четыре раза. Следить за тем, чтобы не было напряжения в верхней части грудной клетки и шеи. Освободить мышцы шеи, покачивая го­ловой вправо, влево, по кругу, вниз. Проделать это упражнение и сидя.


У п р а ж н е н и е 4.

Медленный вдох12 через нос и медленный выдох через узкое отверстие, образованное губами, на свечу, которая стоит неда­леко от вас. Пламя ее должно плавно отклониться по ходу те­чения воздушной струи (от вас). Затем снова делать медлен­ный вдох и дуть также медленно на свечу, которая стоит даль­ше, чем в первом случае. Снова медленный вдох и медленный выдох на свечу, стоящую уже на более далеком расстоянии. Вы ощущаете, что в зависимости от удаления свечи мышцы живота будут испытывать все большее напряжение. Голову вперед не тянуть.

У п р а ж н е н и е 5.

Сидеть. Делать быстрый вдох носом, затем паузу и быстрый выдох на свечу, стоящую близко, чтобы загасить ее. Отодвинуть свечу и, делая быстрый вдох, так же загасить свечу. Поставить свечу еще дальше, сделать вдох и снова загасить свечу. Мышцы живота работают с хорошей активностью.


У п р а ж н е н и е 6.

Встать прямо, расставив ноги на ширину плеч. Представьте себе, что перед вами куст сирени и вы вдыхаете ее запах. За­пах замечательный, и вам хочется продлить вдох. После вдоха небольшая остановка, а затем медленный выдох также через нос, как бы стараясь не потерять приятного запаха цветка. Если положить руку на шею под подбородком, то чувствуется движение мышц, при вдохе опускающих язык и расширяющих глотку.


У п р а ж н е н и е 7.

Стоять прямо, так же, как и в предыдущем упражнении. Сделать быстрый вдох, предполагая, что вдохнули неприятный запах цветка, ноздри широко раскрыты. Вдох делать носом. Выдох делать ртом, быстро повернув голову в сторону, как бы стараясь сбросить неприятный запах. Затем снова вдох и выдох в другую сторону. Проделать упражнение несколько раз, ме­няя повороты головы вправо, влево, вниз. Следить за тем, чтобы были свободны шея, плечи, грудная клетка.


У п р а ж н е н и е 8.

Упражнение выполнять стоя. Медленный вдох носом и одно­временно с быстрым выдохом через рот бросить корпус вниз. Медленно поднимаясь, делать медленный вдох. На выдохе бро­сить корпус в сторону. Проделать упражнение несколько раз, меняя положение корпуса при выдохе — направо, налево, перед собой. Ноги в коленях не сгибать.


У п р а ж н е н и е 9.

Для того чтобы приучить себя к контролю над взаимо­связью произвольного вдоха и выдоха, подчиним их счету. Опре­делим длительность вдоха на счет «три», а длительность вы­доха — на счет «шесть». Чтобы зафиксировать состояние мышц после вдоха, в момент подготовки их к выдоху, даем малень­кую паузу на счет «один». Все упражнение будет протекать в такой последовательности: вдох — три единицы, пауза — одна единица, выдох — шесть единиц. Счет вести про себя. Вдох де­лать носом, а выдох ртом, как бы выдувая воздух на постав­ленную перед ртом ладонь. Упражнение выполняется три-че­тыре раза.


У п р а ж н е н и е 10.

Так как задача сценического выдоха состоит в том, чтобы максимально использовать дыхание в образовании звуков речи, то необходимо в упражнениях воспитывать целесообразный вы­дох, выдох «без утечки».

Данное упражнение рассчитано на тренировку выдоха при образовании одного из согласных звуков — звука Ф, в даль­нейшем можно его делать на некоторых других согласных с пра­вильной их установкой.

Встать прямо. Сделать выдох, а затем вдох и начать выдох на звуке Ф. Следить за тем, чтобы не надувались щеки, — выды­хаемая струя выходит только через щель, образованную зубами и нижней губой. Следить за опорой дыхания. Вдох делать но­сом, губы при вдохе должны быть сомкнуты. Упражнение проде­лать три-четыре раза подряд, следить, чтобы выдох длился не меньше восьми-девяти единиц счета.


У п р а ж н е н и е 11.

Исходное положение то же, что и в предыдущем упражнении, но выдох рассчитан на длительность в двенадцать единиц, и эти двенадцать единиц равномерно распределяются между четырьмя звуками: Ф, С, Ш и X, на каждый звук падает три единицы счета. Упражнение также проделывается три-четыре раза. Сле­дить за опорой дыхания.

У п р а ж н е н и е 12.

Сделать быстрый вдох, и на одном выдохе произносить не­сколько раз подряд звук П. Грудную клетку не сжимать, должны хорошо работать губы. Затем, также быстро вдохнув, на одном выдохе произносить столько раз, на сколько хватит дыхания, группу согласных: ПТК.


У п р а ж н е н и е 13.

Полный вдох берется на три единицы, с остановками после каждой единицы, таким образом вдох происходит в несколько приемов. Во время остановки сохраняется то положение дыха­тельных мышц, на котором их застает остановка. Вдох делать носом, выдох — через узкое отверстие губ, длительностью де­сять-двенадцать единиц. Последовательность упражнения: вдох — одна остановка — вдох — одна остановка — вдох — одна остановка — выдох десять-двенадцать единиц.


У п р а ж н е н и е 14.

Принцип упражнения тот же, что и в упражнении 13, с той лишь разницей, что выдох прерывается остановками. Порядок упражнения (общая длительность выдоха сначала двенадцать, а затем шестнадцать единиц): вдох три единицы — выдох три единицы — остановка — выдох три единицы — остановка — вы­дох три единицы — остановка — выдох три единицы.


У п р а ж н е н и е 15.

В упражнении следует стараться на одном выдохе произне­сти как можно больше сочетаний следующих цепочек согласных, не забывая о различии звонких и глухих:

БББ — ДДД — ГГГ ПБ — ПБ — ПБ

БДГ - БДГ - БДГ ТД - ТД - ТД

ДБГ — ДБГ — ДБГ КГ — КГ — КГ

ГДБ — ГДБ — ГДБ ЛР — ЛР — ЛР

ЗС — ЗС — ЗС ВФ — ВФ — ВФ

ПТК —ПТК—ПТК МН—МН—МН


ЖШ — ЖШ — ЖШ
У п р а ж н е н и е 16.

Выдох идет при счете вслух до восьми. В упражнении нужно следить за тем, чтобы заданное количество счета шло, как одна фраза, без пауз между словами. Считать ровно, без крика, с хо­рошей дикцией. Впоследствии счет следует довести до пятнад­цати— двадцати — двадцати пяти. При счете стараться по­дольше сохранять состояние дыхательных мышц живота и груд­ной клетки в положении вдоха, но не задерживать сам выдох.


У п р а ж н е н и е 17.

Считать до десяти, и на каждый счет брать вдох, а выдох на каждый счет сопровождать толчком нижних мышц живота так, чтобы этот толчок совпадал с произнесением ударной глас­ной каждого слова-цифры. При толчке с силой подтягивать живот.

Последовательность упражнения: быстрый вдох — произно­сится слово «один», и на ударном гласном И подтягивается живот — вдох — произносится слово «два», и на звуке А проис­ходит толчок живота и т. д. Упражнение организует мышцы для развития силы голоса.

У п р а ж н е н и е 18.

Быстрый вдох на одну единицу. Общий счет до пятнадцати, но с остановками после каждой пятерки. Пауза между пятер­ками не должна быть длительной, но во время остановки нельзя дополнять дыхание, а также отдавать его. Последовательность упражнения: вдох и счет до пяти — остановка — счет до деся­ти — остановка — счет до пятнадцати.

У п р а ж н е н и е 19.

Взяв дыхание, произносить ровно, как одну фразу: один — два — три — четыре — пять. Считать медленно, чтобы появилась необходимость дополнить дыхание. Добрать дыхание, считать дальше до десяти. Добрать дыхание, считать до пятнадцати.

Во время счета не опускать грудную клетку. При доборе одновременно с вдохом нижняя часть живота идет вперед. При начальной тренировке добор можно делать относительно медленно, а затем постепенно сокращать время вдоха. Следить, чтобы не было простых мышечных толчков, не связанных с дей­ствительным приливом дыхания.

У п р а ж н е н и е 20.

Во фразе с длинным периодом смысловые остановки не всегда распределяются равномерно. Эти остановки могут быть после трех слов, после пяти, иногда после шести, а иногда нужно проговорить без паузы отрезок фразы, состоящей из большого количества слов. В такой фразе доборы понадобятся в разных местах, и нужно организовать себя таким образом, чтобы уметь брать добор в любых условиях. Для этого и дается данное упражнение.

Исходное положение то же, что и в упражнении 19. Счет идет без перерыва до десяти, затем делается добор и продол­жается счет до восьми, снова добор и счет до шести. И в обрат­ном порядке: счет до шести — добор — счет до восьми — добор — счет до десяти.
У п р а ж н е н и е 21.

Прыгая на носках, считать до десяти вслух, не добирая ды­хания на протяжении всего счета. Затем остановиться, добрать дыхание и, снова прыгая, считать до десяти также на одном вы­дохе, после чего спокойно маршировать и дышать без шума. Успокоив дыхание, можно повторить упражнение с прыжками, не делая остановок после первых десяти прыжков и доведя счет до двадцати пяти. Следить, чтобы голос при счете звучал спо­койно и ровно, без одышки.


У п р а ж н е н и е 22.

На слоговых сочетаниях Ба-Ба-Ба-Ба-Ба с добором дыхания после пяти слогов менять направление головы: перед собой — направо — налево — вниз — вверх, как бы посылая фразу парт­неру, который находится в разных местах. Место «партнера» определяется только направлением головы. Следить, чтобы го­лос звучал свободно, независимо от места партнера; искать и запомнить удобное, без напряжения звучание голоса. Не сле­дует особенно тянуть шею, когда «партнер» находится наверху. В слоговых сочетаниях делать ударение на последнем слоге Ба-Ба-Ба-Ба-Ба.


У п р а ж н е н и е 23.

Произносить на одном выдохе следующие согласные: ЖЖЖ-ЖЖЖЖЖ-ЗЗЗЗЗЗЗЗЗЗ-НЬНЬНЬНЬНЬНЬ. Эти звуки по своей тембральной окраске тяготеют к различным резонаторам: Ж — ближе грудному звучанию, 3 — средине или «смешанному», среднему резонатору, НЬ— верхнему (головному, лицевому). Произнося подряд все согласные, постарайтесь проверить виб­рацию звука во всех резонаторных полостях, прикладывая руку к груди, к лицевым костям (иначе маске). Попробуйте перево­дить звучание всех согласных в различные резонаторы.


У п р а ж н е н и е 24.

На звуке У воспроизведите гудок трех теплоходов: большого, среднего и маленького. Последовательность гудков безразлич­на. Вы должны услышать три различные высоты вашего голоса. Проверьте резонаторы. Хорошо вытягивайте губы вперед при образовании звука У. Три услышанные и верно воспроизведен­ные высоты будут в какой-то степени определять диапазон ва­шего речевого голоса.


У п р а ж н е н и е 25.

Взять воображаемый мяч, определить для себя, какой он величины, и начать «играть», ударяя им об пол. При этом счи­тать до десяти, на каждый счет ударяя по мячу, чтобы он «от­скакивал» от пола. Затем, также считая до десяти, подбрасывать мяч на каждый счет вверх, потом снова ударять мячом об пол и считать до десяти. Каждый раз считать на одном выдохе. Повторить эту игру несколько раз. Вы услышите, что с измене­нием полета мяча изменится и высота вашего голоса: мяч внизу — звук голоса ниже, мяч вверху — звук голоса выше. Сле­дить, чтобы звук не был напряженным, не тянуть сильно вверх шею, когда мяч летит вверх.


У п р а ж н е н и е 26.

Встать прямо и, заложив руки за спину, опустить голову, почти касаясь подбородком груди. Представьте, что вы стоите перед глубоким колодцем, который чистит ваш товарищ. Вы «разговариваете» с ним, а фраза состоит из слоговых сочетаний Ба-Ба-Ба-Ба-Ба (подобно упражнению 22). Первый раз фраза произносится, когда партнер недалеко, второй раз, когда он спустился ниже, а, следовательно, оказался дальше, и в третий раз, когда он спустился еще ниже. Вы услышите, что от изме­нения расстояния изменяется и высота звука, а также поймете, что высокое звучание не зависит от положения головы. Это нужно будет учесть во всех упражнениях в дальнейшем, чтобы при более высоком звуке не тянуть шею вверх, что приводит к неправильному положению гортани и образованию звука.


У п р а ж н е н и е 27.

Собака (назовем ее Бобик) убежала, ее надо вернуть домой. Звать будем три раза: один раз с далекого расстояния, затем с более близкого, и, наконец, собака будет около вас. Повторять кличку собаки несколько раз в быстром темпе, кроме послед­него (собака около вас). Последовательность упражнения: про­изнести слово «Бобик» на одном дыхании десять раз (собака далеко) — остановка — произнести слово «Бобик» десять раз (собака подошла ближе) — остановка — повторить кличку не­сколько раз, но более медленно (собака подошла к вам). В уп­ражнении должна меняться высота звука.


У п р а ж н е н и е 28.

Принцип и задача те же, что и в предыдущем упражнении, но теперь собака бежит на зов без остановки, поэтому повторять ее кличку от высоких нот к низким через средние без остановки на одном дыхании. Произносить кличку столько раз, насколько хватит дыхания.


У п р а ж н е н и е 29.

Вспомнив различие высот вашего голоса, которое появилось в предыдущих упражнениях, посчитайте до десяти на одном дыхании в трех различных высотах; после каждого счета до де­сяти нужно сделать остановку, чтобы взять дыхание и услы­шать следующую высоту. Упражнение лучше начать со средней высоты. Не стремитесь, чтобы нижняя и верхняя высоты макси­мально отличались от средней, нужна только удобная высота для речевого звука, чтобы можно было без напряжения сказать небольшую фразу.


У п р а ж н е н и е 30.

Для работы берутся отдельные четверостишия, в тексте уста­навливаются логические ударения. Упражнение делается в сле­дующей последовательности:

а) каждая строка четверостиший произносится на одном выдохе, доборы дыхания берутся после первой, второй и третьей строк;

б) первая и вторая строки произносятся на одном выдохе, затем берется добор и на одном выдохе произносится третья и четвертая строки;

в) первая, вторая и третья строки произносятся на одном выдохе, затем—добор дыхания и произносится последняя строка;

д) все четыре строки произносятся на одном выдохе.

Сначала нужно хорошо усвоить первый вариант упражнения. Когда оно будет выполняться легко и свободно, можно перехо­дить ко второму варианту. Хорошо отработать второй вариант и затем уже переходить к третьему и четвертому. Тренируя дыхание на тексте, нужно логически верно произносить его, добиваясь свободного рассказа, не комкать слова, не спешить, произносить строки в одном темпе.
Тексты для тренировки.
Над широким берегом Дуная,

Над великой Галицкой землей

Плачет, из Путивля долетая,

Голос Ярославны молодой.

Н. Заболоцкий
Ни ветерка, ни крика птицы,

Над рощей — красный диск луны,

И замирает песня жницы

Среди вечерней тишины.

А. Блок
Не ветер бушует над бором,

Не с гор побежали ручьи,

Мороз-воевода дозором

Обходит владенья свои.

Н. Некрасов
Король лакея своего

Назначит генералом,

Но он не может никого

Назначить честным малым.


***
Настанет день, и час пробьет,

Когда уму и чести

На всей земле придет черед

Стоять на первом месте.

***
Богатство, честь, в конце концов,

Приносят мало счастья.

И жаль мне трусов и глупцов,

Что их покорны власти.

Р. Бернс

Снова я вижу знакомый обрыв

С красною глиной и сучьями ив,

Грезит над озером рыжий овес,

Пахнет ромашкой и медом от ос.

С. Есенин

У п р а ж н е н и е 31 .

Речевой аппарат устанавливается для произнесения звука А (расстояние между зубами равно двум пальцам, язык лежит плоско, кончик у нижних передних резцов), но губы в отличие от положения при звуке А сомкнуты; гортань должна быть опу­щена, глотка раскрыта, маленький язычок и нёбная занавеска подняты.

Проверить опущенное состояние гортани можно следующим образом: положить палец на хрящ гортани (адамово яблоко) и сделать глубокий вдох носом. Если палец ощутит движение хряща вниз, то это значит, что гортань опустилась и приняла нужное для свободного течения звука положение, глотка при этом раскрылась, как она обычно раскрывается при зевке: нёб­ная занавеска и маленький язычок поднялись вверх.

Встать прямо, проверить, нет ли мышечного напряжения шеи, головы, рук, всего тела; гортань и речевой аппарат установить в основное положение для свободного звукотечения. Сделать вдох через нос и, сохраняя основное положение, послать выды­хаемую на звуке М струю так, чтобы ощутить звучание в верх­них передних зубах. Звучащая струя воздуха как бы идет от диафрагмы и «ударяется» в верхние передние зубы. Звук дол­жен быть легким и не очень продолжительным. Приложив руку к губам и верхней челюсти, можно ощутить некоторое дрожа­ние— вибрирование. Это значит, что звук идет верно, без пре­пятствий, что он попал в маску, то есть в кости лица, и отража­ется в ней.


У п р а ж н е н и е 32.

Взяв вдох через нос, поискать правильное течение звука в различных (четырех-пяти) удобных для данного голоса высо­тах («удобных», то есть не очень завышая и не очень занижая).

Во время упражнения внимательно следить за дыханием — правильной работой диафрагмы, ребер и мышц живота. Не те­рять опоры звука и не переполнять легкие воздухом.
У п р а ж н е н и е 33.

Вывести в маску звук М, который как бы разрывает сомкну­тые губы гласным звуком А. Нижняя челюсть, естественно, опу­скается. Звук должен быть довольно продолжительным; следить за тем, чтобы при разрыве губ не появлялось призвука гнуса­вости, которая вызывается тем, что нёбная занавеска не подни­мается и не закрывает прохода звука в носовую полость. Соче­тание звуков МА взять в разных высотах.


У п р а ж н е н и е 34.

На одном дыхании вывести сочетание звука М с тремя глас­ными— А, О, У и И, Э, Ы. Стараться все звуки произносить на одной высоте и направлять в маску. Следить за отсутствием напряжения, опорой и точной артикуляцией всех звуков.

В зависимости от индивидуальных особенностей голоса в на­чальной работе над этим упражнением сочетания М нужно брать с более верно звучащими гласными. Для одного голоса более легкое и верное звучание может быть на звуках А, О, У, для другого — И, Э, Ы; важно в этом упражнении вначале доби­ваться непрерывного попадания в маску трех слогов (МИ, МЭ, МЫ), чтобы вырабатывать непрерывно льющуюся и верную струю звука голоса. Укрепив более легкие сочетания, перейти к более трудным.

Протяженность звуков характеризует определенную мело­дию, которую в дальнейшей тренировке мы будем называть «распевной интонацией», так как это звучание приближается к протяженному певческому. В отличие от «распевной интона­ции» в тренировке голоса будем развивать такое звучание, ко­торое назовем «речевой интонацией». «Речевая интонация» отличается отсутствием протяженного звучания гласных и при­ближается к разговорной мелодии.


У п р а ж н е н и е 35.

Задача упражнения — добиться правильного посыла звука в маску в речевой и распевной интонациях. На одной высоте нужно постараться произнести сочетание звука М с тремя лю­быми (более верными) гласными, затем новый вдох — и новое сочетание.

Последовательность упражнения:

а) вдох носом;

б) на одном выдохе — МА, МО, МУ или НА, НО, НУ;

в) вдох носом;

г) на одном выдохе — МИ, МЭ, МЫ или НИ, НЭ, НЫ.

В процессе упражнения необходимо следить за тем, чтобы не форсировать звук, посылать его в маску, держать опору. Проделать упражнение в различных высотах.


У п р а ж н е н и е 36.

Для упражнения можно взять текст короткой пословицы или строчку стихотворения, например:

Красно поле пшеном;

Белеет парус одинокий;

Не ветер бушует над бором.

Для начальной тренировки фразу нужно выбирать с наибо­лее удобными и верными гласными. Произносится выбранная фраза в распевной и речевой интонациях в трех удобных для голоса высотах. Все слова строки должны произноситься на од­ном дыхании, а все ударные звуки каждого слова — звучать на одной высоте, как бы «в монотоне». Начать тренировку мож­но с любой интонации, наиболее легкой для тренирующегося — речевой или распевной, но в дальнейшем обязательно доби­ваться умения свободно выполнять и ту и другую интонацию. Избегать крика, следить за правильным посылом звука и опо­рой дыхания.


У п р а ж н е н и е 37.

Средним речевым регистром голоса мы называем наиболее привычное в разговоре звучание голоса, то высотное звучание, к которому постоянно возвращается голос. Средний регистр имеет определенный диапазон. Диапазон среднего регистра мо­жет быть небольшим — включать четыре-пять нот различных высот, но может охватывать высотное звучание и большего объема. Говоря о диапазоне среднего речевого регистра, мы не принимаем во внимание широкий диапазон голоса, который мо­жет быть у данного студента и больше раскрывается при пении. Нас интересует диапазон, то есть максимальный объем высот­ных звучании, которые используются в разговорной речи. В не­разработанном голосе природный речевой диапазон не всегда используется, и речь, естественно, обедняется, лишается мелоди­ческого разнообразия, регистр из пяти нот не дает выразитель­ности, «голосом, поставленным на квинту, не выразишь жизни человеческого духа»13, — говорил К. С. Станиславский. Иногда бывает так, что средний речевой регистр обладает достаточным диапазоном, то есть в нём есть низкие и высокие ноты, но главного перехода от высоких к низким и наоборот в голосе нет. В таком голосе все ноты существуют как бы сами по себе, не связываются, и человек может говорить либо только на низких, либо только на высоких нотах, а это фактически также делает голос однообразным.

В голосе необходимо добиваться постепенности перехода из одной высоты в другую, плавного звучания голоса. Укрепляя средний речевой регистр, мы, во-первых, воспитываем в голосе гибкость переходов, а во-вторых, постепенно увеличиваем его диапазон, то есть приучаем голос использовать высоты, ранее не использованные.

Упражнение делается следующим образом.

Взяв дыхание через нос и соблюдая правильный посыл звука в маску, произнести тренировочную фразу в речевой ин­тонации, на одной удобной для голоса высоте. Затем, взяв снова дыхание, произнести ту же фразу в звучании более высоком, затем снова дыхание и снова повышение. И так пройти на по­вышение четыре-пять ступенек. Если первая фраза была произ­несена уже в относительно высоком тоне, то трудно будет под­няться на четыре-пять ступенек, не насилуя голоса, поэтому нужно начинать упражнение с ноты удобного среднего звуча­ния.

Далее, взяв ту же строчку в том же среднем звучании, по­пытаться спуститься (снизиться) на несколько ступенек. Также после каждой строчки брать дыхание, следить за правильным направлением звука. При правильном опускании от среднего звука, если мы положим руку на грудную клетку, то почув­ствуем ее дрожание или вибрацию. Это значит, что у нас рабо­тает грудной резонатор. Но вибрация звука в грудной клетке не снимает его звучания в маске. Звук независимо от его вы­соты обязательно должен посылаться в маску.

Данное упражнение в какой-то мере определяет первона­чальный диапазон голоса, так как постепенное повышение и по­степенный спуск уже заставляют голос двигаться от одной, вы­соты к другой. Образуется как бы лесенка из нескольких сту­пенек. Если мы поднялись на четыре ступеньки от середины и спустились на четыре ступеньки, то объем голоса будет опре­деляться восемью ступеньками, восемью высотами. В начале тренировки не следует увеличивать объем голоса, главное в упражнении — это добиваться правильного направления звука во всех высотах и укреплять это звучание, делать его привыч­ным и свободным.
У п р а ж н е н и е 38.

Принцип упражнения тот же, что и в предыдущем упражне­нии. Но для тренировки берется уже не одна строка или фраза, которая фактически устанавливает верное звучание одних гласных в разных высотах (красно поле пшеном; белеет парус оди­нокий и т. д.), а четверостишие. В четверостишии мы должны тренировать разнообразные гласные в разных высотах. При­мерные тексты для тренировки голоса в речевой интонации:

Задремали звезды золотые,

Задрожало зеркало затона,

Брезжит свет на заводи речные

И румянит сетку небосклона.


Улыбнулись сонные березки,

Растрепали шелковые косы.

Шелестят зеленые сережки,

И горят серебряные росы.

С. Есенин
Ветер принес издалека

Песни весенний намек,

Где-то светло и глубоко

Неба открылся клочок.

А. Блок
На солнце темный лес зардел,

В долине пар белеет тонкий,

И песню раннюю запел

лазури жаворонок звонкий.

В. Жуковский
Взять дыхание и произнести первую строчку четверостишия на удобной средней высоте, затем снова дыхание — на новой, близкой к первой высоте произносится вторая строчка, далее снова дыхание — третья строчка (с повышением), дыхание — четвертая строчка (повышение), дыхание — снова первая строч­ка четверостишия (повышение), дыхание — вторая строчка (по­вышение) . Итак, всего шесть ступенек — шесть высот.

Затем, задержавшись на достигнутой ступеньке, зафиксиро­вав ее высоту, постараться спуститься вниз. Вдох — первая строка четверостишия на высоте последней ступеньки подъема; вдох — вторая строчка, понижаясь на ступеньку; вдох — тре­тья строчка, еще ниже; вдох — четвертая строчка, еще ниже; вдох — первая строчка, еще ниже; вдох — вторая, ниже; вдох — третья, ниже; вдох — четвертая, ниже. И так, спустились на восемь ступенек.

Во время упражнения нужно следить за тем, чтобы при по­вышении голос не усиливался, не уходил в крик, а при пониже­нии темп не замедлялся, чтобы различные гласные одной строки попадали на одну высоту и звучали в маске, чтобы голова не поднималась кверху вслед за высотой голоса; держать опору дыхания.
У п р а ж н е н и е 39.

Текст для упражнения в распевной интонации:


Ковыль, моя травушка, ковыль бесприютная,

Росла ты под бурями, от зноя повысохла.

Идет зима с вьюгами, а ты все шатаешься;

Прошла почти молодость, — отрады нет молодцу.

И. Никитин
Повышение идет от ноты удобной, но относительно низкой. Дыхание берется после каждой строчки. Подняться на шесть ступенек и опуститься на восемь ступенек (четверостишие по­вторяется). Следить за плавностью смены высот и точным по­паданием гласных каждой строки на одну высоту.
У п р а ж н е н и е 40.

Для упражнения берутся следующие строчки:

речь — Над светлым озером пурпуровой зари

распев — Вечерний пламень потухает.

речь — На берегу огни разводят косари,

распев — И беззаботно собирает

речь — Рыбак близ камыша сеть мокрую

в челнок;

распев — Уснули в сумраке равнины,

речь — И только изредка прохладный ветерок

распев — Пошевелит листы осины.

И. Никитин


Первая строчка в речевой интонации произносится на вы­соте относительно низкой. Следующая строчка произносится в распевной интонации, повышаясь на ступеньку, затем — снова речевая интонация с повышением на ступеньку и так до конца. Дыхание берется после каждой строчки.

Это же упражнение на чередование речи и распева проде­лать еще раз, но попытаться строчку распева не повышать, а делать ее на той же высоте, что и предыдущая строчка в рече­вой интонации. Последовательность упражнения такая: вдох — строчка в речевой интонации; вдох — строчка в распев­ной интонации, но без повышения; вдох — строчка в речевой интонации уже с повышением на следующую ступеньку; вдох — строчка в распевной интонации на той же высоте, и так до конца предложенного текста.


У п р а ж н е н и е 41.

Строчка гекзаметра содержит большее количество слов, чем предложенные выше четверостишия, и, следовательно, включает в себя и большее количество звуков, которые долж­ны приобрести единое звучание на каждой высоте.

Принцип упражнения тот же, что при тренировке на четве­ростишии в речевой и распевной интонациях. Дыхание берется после каждой строчки. Если трудно произнести медленно целую строку в распевной интонации на одном дыхании, то нужно ускорить темп, но не брать дыхание внутри строчки.

Текст для тренировки:


Вышла из мрака младая с перстами пурпурными Эос.

Путники, снова в свою колесницу блестящую ставши,

Быстро на ней со двора через портик помчалися звонкий,

Часто коней погоняя, и кони скакали охотно.

Пышных равнин, изобильных пшеницей, достигнув, они там

Кончили путь, совершенный конями могучими быстро;

Солнце тем временем село, и все потемнели дороги.

Гомер
Точно направлять звук в маску, не забывать о правильном произнесении гласных и согласных звуков, следить за опорой дыхания.


У п р а ж н е н и е 42.

Тренировочный текст:

Вышла из мрака младая с перстами пурпурными Эос.

Путники, снова в свою колесницу блестящую ставши и т. д.


Упражнение также идет на повышение каждой строчки на ступеньку во всем предложенном тексте, а затем на посте­пенном понижении также по ступенькам. Принцип дыхания тот же — вдох после каждой строчки. Но каждая строчка гек­заметра разбивается на две половины, где одна половина должна прозвучать в речевой интонации, а другая — в распев­ной, но на той же высоте, что и речевая. Голос из одной интона­ции должен перейти в другую без перерыва со свободным зву­чанием в маске. Кроме того, при повышении на следующую ступеньку первая половина строчки звучит в той же интона­ции (распевной или речевой), в которой кончилась предыду­щая строчка. Такая последовательность должна соблюдаться на протяжении всего упражнения.

Вдох — Вышла из мрака младая (речь) с перстами пурпурными Эос (распев)

Вдох — новая высота — Путники, снова в свою (распев) колесницу блестящую ставши (речь) и т. п.
У п р а ж н е н и е 43.

Тренировочный текст: Звон медный несется, гудит над Москвой.

Последовательность упражнения — взять дыхание и, начи­ная с низкой ноты среднего регистра в речевой интонации, повышать каждое слово со ступеньки на ступеньку.

Задача упражнения — пройти весь диапазон голоса от низ­ких до высоких нот, добирая дыхание перед каждым новым повторением этой фразы. При повышении стараться не усили­вать звук.

и т. д.

над Москвой



гудит

несется


медный

звон (можно взять дыхание)

над Москвой

гудит


несется

медный


Вдох — Звон
То же проделать в распевной интонации.

У п р а ж н е н и е 44.

Начиная с удобной низкой ноты, вместе с повышением на каждом слове стихотворной строчки усиливать звук и прой­ти весь объем голоса до самой высокой удобной ноты. Повы­шение должно идти большими ступенями или большими ин­тервалами. После каждого слова берется дыхание.

Вдох—голубом!


Вдох—моря!
Вдох—в тумане!

Вдох—одинокий!


Вдох—парус!
Вдох — Белеет!
То же самое проделать сверху вниз.
У п р а ж н е н и е 45.

Текст для упражнения:


О степь! Люблю твою равнину,

И чистый воздух, и простор,

Твою безлюдную пустыню,

Твоих ковров живой узор,

Твои высокие курганы,

И золотистый твой песок.

И перелетный ветерок,

И серебристые туманы ...

И. Никитин

Начиная с верхней удобной ноты, на каждой строчке стиха спускаться вниз. Все слова строчки произносятся на одной вы­соте, но ударный звук каждого слова строчки как бы поднима­ется кверху.

Звук направляется в маску, должно быть ощущение сто легкости и полетности. Полетности ударного звука нужно до­биваться и в строчках, произносимых в нижних нотах. Если текста стихотворения не хватает на весь диапазон, его можно начать сначала.
У п р а ж н е н и е 46.

Тренировочный текст для женского голоса:


речи заветные.

веселые


игры

подруженек Знаю

милых

и сродников да помню лишь



близких

родного друга

батюшку

забыла я любезного.



Все-то
Упражнение делается так:

От удобного низкого звучания на каждое слово идет повы­шение по всему диапазону, а слова «речи заветные» произ­носятся на самом удобном высоком звучании. Затем от этой высоты со слов «Знаю да помню лишь друга любезного» голос на каждом слове понижается до самой удобной низкой ноты в более медленном темпе.


У п р а ж н е н и е 47.

Тренировочный текст для мужского голоса.

Принцип упражнения тот же, что и для женского голоса.

видится


правда-то

слышится

горе-то

жалобу толку-то



слезную милая

девица мало —

Слышу я малехонько
У п р а ж н е н и е 48.

Взяв дыхание, послать звук в маску на слове АУ так, что­бы он постепенно усиливался, а затем затихал. Делать упраж­нение на разных высотах и по всему диапазону. Следить за дыханием.


У п р а ж н е н и е 49.

Текст для тренировки:


Дай взгляну веселей:

Дума — не помога. (верхний регистр)

Для меня ль, бобыля,

Всюду не дорога!


Без избы — я пригрет.

Сокол — без наряда, (средний регистр)

Без казны — мне почет,

Умирать не надо!


В чистом поле идешь, —

Ветерок встречает, (нижний регистр)

Забегает вперед,

Стежки подметает.

И. Никитин
В предложенном тексте три четверостишия. Каждое произ­носится на одном дыхании и на разных высотах: первое — в верхнем регистре, второе — в среднем, третье — в грудном регистре. Нужно добиваться, чтобы каждое четверостишие зву­чало как разговорная фраза и удерживалось в намеченном ре­гистре.
У п р а ж н е н и е 50.

Упражнение помогает выравниванию диапазона голоса сред­него регистра.

Текст для тренировки:

Дай взгляну веселей:

Дума — не помога.

Для меня ль, бобыля,

Всюду не дорога!
Определить удобную высоту верхнего звучания. От этой вы­соты пройти предложенный текст по всему диапазону в быстром темпе на одном дыхании. Текст четверостишия на всем диапа­зоне повторится три-четыре раза. Добиваться плавного перехода из одной высоты в другую. Должен четко работать речевой ап­парат.
У п р а ж н е н и е 51.

Произнести фразу «Я вам приказываю» с повышением по строчкам, начав с удобной нижней высоты. Всего пройти пять-шесть ступеней, не уходя в крик. Произнести данную фразу, оправдывая ситуацию (оправданием может быть, например, то обстоятельство, что приказ не выполняется).


У п р а ж н е н и е 52.

В упражнении участвуют два человека. У первого фраза «Накажу!», у второго «Нет!». Первый произносит свою фразу в повышении по строчкам, второй идет на понижении. Первый приказывает, второй отвечает. Необходимо оправдать диалог предлагаемыми обстоятельствами.


У п р а ж н е н и е 53.

Двое работают на тексте Бирюча из пьесы А. Н. Остров­ского «Снегурочка». Задача — объявить приказ царя. Упражне­ние тренирует силу и полетность звука, а также умение музы­кально подхватить и продолжить призыв партнера. Следует использовать работу всех резонаторов, не забывать об опоре, выдерживать стихотворную паузу.

Первый: Слушайте-послушайте,

Государевы люди,

Слободские берендеи!

Второй: По царскому наказу,

Государеву приказанию,

Старому, исконному обычью,

Собиратися вам на завтрее

На вечерней на зорюшке,

Теплой, тихой, погодливой,

В государев заповедный лес,

Первый: На гульбище, на игрище, на позорище.

Второй: Венки завивать,

Круги водить, играть-тешиться,

До ранней зорьки, до утренней.

Первый: Напасены про вас, наготовлены

Пива—браги ячные,

Старые меды стоялые.

Второй: А на ранней заре утренней

Караулить, встречать солнце восхожее,

Вместе: Кланяться Яриле светлому!


У п р а ж н е н и е 54.

Работают двое. Текст — «Баллада о королевском бутер­броде» А. Мильна в переводе С. Маршака.

Первый: Король —

Его величество

Просил ее величество,

Чтобы ее величество

Спросила у молочницы:

Нельзя ль доставить масла

На завтрак королю.

Второй: Сто раз прошу прощения

За это предложение,

Но если вы намажете

На тонкий ломтик хлеба

Фруктовый мармелад,—

Король, его величество,

Наверно, будет рад.

Упражнение тренирует гибкость голоса и различные резона­торы. Необходимо определить предлагаемые обстоятельства, которые дадут основания использовать разные приспособления в звучании голоса. Вот пример обстоятельств и ситуаций, пред­ложенных студентами.

Первый: 1) я — паж его величества и очень горжусь своим ответственным постом. Я молод, поэтому мой голос звучит вы­соко, я приказываю от имени короля;

2) я — паж короля, но меня первый раз послали с таким ответственным поручением, и я предстаю перед важным и ста­рым камердинером. Говорю-то я «молодым» голосом, но не при­казываю, а прошу, извиняясь.

Второй: 1) я — любимый приближенный королевы, давно служу при дворе и знаю, что король в стране не пользуется ни­каким авторитетом. Говорю в нижнем регистре, издеваюсь, пред­лагая заменить масло мармеладом;

2) я молодой слуга и хотя знаю, что король не пользуется уважением при дворе, мне неловко отказывать старому и ува­жаемому слуге.

При тренировке партнеры должны использовать как можно больше комбинаций звучания и приспособлений,— так, один произносит текст в верхнем регистре, другой отвечает ему в нижнем, первый произносит в нижнем, второй — в среднем, оба


в нижнем и т. д.
У п р а ж н е н и е 55.

В упражнении участвуют двое.

Первый: Антропка-а-а! Антропка-а-а! Антропка-а-а! (Звать громко — партнер далеко. Усиливать звук А.)

Второй: Чего-о-о тебе? (Тихо, издалека, растягивая звук О).

Первый: Иди сюда-а-а! (Громко звук А.)

Второй: Заче-е-ем? (Средняя громкость.)

Первый: Тебя тятя вы-ы-сечь хочи-и-ит! (Громко, усиливая звуки Ы и И.)

Второй: Не пойду-у! (Громко звук У.)

Первый: Антропка-а! (Громко.) Антропка-а! (Тише, удаля­ясь.) Антропка-а! (Тихо, издалека.)

В упражнении следует применять те приемы, которые помо­гают использовать голос в различных силовых звучаниях. Не надо забывать о резонаторах.


У п р а ж н е н и е 56.

В упражнении участвуют трое. Задача та же, что и в предыдущем упражнении.

Первый: Перево-о-озчик! Перево-о-озчик! (Громко.)

Второй: Эге-ге-е-ей! (Громко.)

Третий: Жди-и-те-е! (Тихо, издалека.)

Первый: Скоре-е-ей! (Громко.)

Третий: Плыву-у-у! (Средняя громкость.)
У п р а ж н е н и е 57.

Для упражнения выбирается такой текст, который по своему содержанию дает возможность использовать различ­ные выразительные средства голоса: высоту, силу, тембральные краски, темповые изменения.

Конечно, выбор тех или иных выразительных средств будет определяться смысловым или художественным анализом тек­ста, а не просто формальным поиском «красок». У каждого тренирующегося, безусловно, будет свое творческое отношение к выбранному материалу, вызванное индивидуальной оценкой, собственными видениями и логикой. Важно при работе уже в комплексе тренировать полученные ранее навыки по владе­нию голосом, дыханием и логическому анализу текста. Это спо­собствует развитию интонационной выразительности речи.

Разберем с этих позиций отрывок из сказки Ершова «Конек-Горбунок»14:

1.Тут дельфины поклонились

2. И ерша искать пустились.

3. Ищут час они в морях,

4. Ищут час они в реках,

5. Все озера исходили,

6. Все проливы переплыли,

7. Не могли ерша сыскать

8. И вернулися назад,

9. Чуть не плача от печали...

10. Вдруг дельфины услыхали

11. Где-то в маленьком пруде

12. Крик неслыханный в воде.

13. В пруд дельфины завернули

14. И на дно его нырнули, —

15. Глядь: в пруде, под камышом,

16. Ерш дерется с карасем.

17. «Смирно! Черти б вас побрали!

18. Вишь, содом какой подняли,

19. Словно важные бойцы!» —

20. Закричали им гонцы.

21. «Ну, а вам какое дело?—

22. Ёрш кричит дельфинам смело.—

23. Я шутить ведь не люблю,

24. Разом всех переколю!»

25. «Ох ты, вечная гуляка,

26. И крикун, и забияка!

27. Все бы, дрянь, тебе гулять,

28. Все бы драться да кричать.

29. Дома — нет, ведь не сидится!..

30. Ну, да что с тобой рядиться,—

31. Вот тебе царев указ,

32. Чтоб ты плыл к нему тотчас».

33. Тут проказника дельфины

34. Подхватили под щетины

35. И отправились назад.

36. Ерш ну рваться и кричать:

37. «Будьте милостивы, братцы!

38. Дайте чуточку подраться.

39. Распроклятый тот карась

40. Поносил меня вчерась

41. При честном при всем собранье

42. Неподобной разной бранью...»

43. Долго ерш еще кричал,

44. Наконец и замолчал;

45. А проказника дельфины

46. Все тащили за щетины,

47. Ничего не говоря,

48. И явились пред царя.

Выразительные средства должны раскрывать действенное содержание каждого события. Не желая навязывать краски, предлагаем примерный разбор каждого события, который может подсказать нужные выразительные средства в тренировке всего комплекса профессиональных навыков сценической речи.

В отрывке повествовательный текст перемежается с прямой речью дельфинов и ерша. Следовательно, возникает возмож­ность искать выразительные средства для речевой характери­стики всех действующих лиц.

Так, звучание текста рассказчика будет определяться отно­шением рассказчика к дельфинам и ершу, его видениями и оценкой событий. Поэтому в возможностях рассказчика — ис­пользовать весь диапазон своего голоса, разнообразие темпов, силу звучания голоса и тембральных красок.

Речь дельфинов — преданных служак кита — может звучать на более низких нотах, а реплики ерша — задиристого мужи­чонки, гуляки-забияки — на верхних нотах среднего регистра. Выразительные голосовые средства в характеристике действую­щих лиц определяются и различными ситуациями отрывка.

Назовем события:

1. Дельфины принимают приказ отыскать ерша (строки 1—2);

2. Упорные, но безрезультатные поиски (строки 3—9);

3. Неожиданное происшествие (строки 10—14);

4. Ерш найден! (15—16);

5. Дельфины включаются в драку и захватывают ерша (17—32);

6. Поединок дельфинов с ершом на пути к царю (33 — до конца).

В первом событии дельфины с большой ответственностью принимают возложенное на них поручение. Они озабочены тем, чтобы не уронить престиж верных служак царя кита. Фантазия подскажет, как они выглядят, как кланяются царю, как отплы­вают и т. д. Все это определяет характер речи и голоса рассказ­чика в первом событии.

Второе событие — выполнение приказа — не осуществляется гладко: перед дельфинами возникает ряд препятствий, одно не­ожиданнее другого; в местах, где по их предположению нахо­дится ерш, его не оказывается. Это делает поиски напряженнее и напряженнее, и все же в результате они оказываются тщет­ными. Дельфины должны возвратиться, не выполнив приказа. Они утомлены, подавлены своей беспомощностью. В этом куске особенно заметна смена темпов (что определяется внутренним ритмом события), более напряженными станут паузы и появится особое тембральное звучание.

Третье событие характерно своей неожиданностью, внезап­ностью включения в общий ход развития рассказа. В услышан­ном из пруда шуме-скандале дельфины узнают голос ерша. С какой же поспешностью дельфины бросаются на дно пруда, чтобы убедиться в своем предположении! Снова меняются темп и сила голоса.

Четвертое событие — ерш найден! Активность дельфинов возрастает. Пережитые муки поисков и бесшабашность ерша включают в их действия желание наказать праздного гуляку, отомстить ему, что выражается в их словах уже в пятом собы­тии, где они разнимают дерущихся.

В раскрытии пятого события должна быть донесена атмо­сфера ажиотажа драки. Фантазия снова подскажет нужные ви­дения и образы: ерш с таким ожесточением дерется, что даже появление дельфинов — посланцев кита — не пугает его, а вос­принимается лишь как помеха в возможной победе над карасем. Поэтому в речи ерша звучит прямая угроза дельфинам, а это в свою очередь распаляет дельфинов на немедленную расправу с ершом.

В шестом событии идет поединок между дельфинами и упи­рающимся, не желающим следовать за ними ершом, который по-прежнему видит перед собой только своего противника-карася. В его речи и угроза карасю, и обида на него, и просьба к дельфинам отпустить его «подраться». Но дельфины преодолевают сопротивление ерша и с упорством верных слуг выполняют приказ.

Разобрав таким образом любой выбранный для тренировки нужно добиваться четкой технической отработки каждого и следить за тем, чтобы голос звучал без напряжения.




II. ТЕКСТЫ ДЛЯ РАБОТЫ НАД ГОЛОСОМ.
Тексты отрывков из былин и эпических произведений Гомера по своему содержанию и стилистическим особенностям служат хорошим материалом для тренировки координации всех элемен­тов речевого голоса.

Во-первых, фразы и события текстов помогают воспитывать крупное слово, дают возможность использовать различные вы­сотные, силовые и тембральные звучания, уводят от мелкой, привычной бытовой речи; во-вторых, задача передать содержа­ние и эмоциональную направленность текста, которые выра­жаются особым построением речевых периодов, часто распро­страненных на несколько стихотворных строк, требует точной организации голосового хода и дыхания; в-третьих, стихотворная ритмика организует четкость речи, не разрешает пропускать — мять — звуки; в-четвертых, стихотворная ритмика, служит орга­низационным моментом и для дыхания. Она дает возможность сознательно его распределять, не прерывая доборами течение речи внутри строки, и пополнять дыхание только в паузе после строки.

Разбор содержания и действенных задач в текстах былин и Гомера делайте по принципу разбора «Конька-Горбунка». Важно, чтобы индивидуальные решения текстов создавали оп­равданные возможности для тренировки разнообразного звуча­ния голоса.
Отрывки из былин15.
Не сырой дуб к земле клонится,

Не бумажные листочки расстилаются;

Расстилается сын перед батюшкой;

Он и просит себе благословеньица:

«Ох ты гой еси, родимый, милый батюшка!

Дай ты мне свое благословеньице,

Я поеду в славный, стольный Киев град,

Помолиться чудотворцам киевским,

Заложиться за царя Владимира,

Послужить ему верой-правдою,

Постоять за веру христианскую».

Отвечает старый крестьянин Иван Тимофеевич:

«Я на добрые дела тебе благословенье дам,

А на худые дела благословенья нет.

Поедешь ты путем и дорогою,

Не помысли злом на татарина.

Не убей в чистом поле христианина».

Поклонился Илья Муромец отцу до земли,

Сам он сел на добра коня,

Поехал во чисто поле.

Он и бьет коня по крутым бедрам...

Ретивой его конь осержается,

Прочь от земли отделяется,

Он и скачет выше дерева стоячего,

Чуть пониже облака ходячего.

Первый скок скочил на пятнадцать верст;

В другой скочил, колодезь стал...

В третий скочил — под Чернигов-град.

Под Черниговым стоит сила — сметы нет;

Под Черниговым стоят три царевича,

С каждым силы сорок тысячей...

Тут возговорит Илья Муромец таково слово:

«Не хотелось было батюшку супротивником быть

Еще знать-та его заповедь переступить».

Берет он в руки саблю боевую,

Стал по силушке погуливать:

Где повернется, делал улицы,

Поворотится — часты площади:

Добивается до трех царевичей.
***
Выходили мужички да тут черниговски

Отворяли-то ворота во Чернигов-град,

А и зовут его в Чернигов воеводою.

Говорит-то им Илья да таковы слова: «Ай же мужички да вы черниговски!

Я не йду к вам во Чернигов воеводою.

Укажите мне дорожку прямоезжую,

Прямоезжую да в стольный Киев-град».

Говорили мужички ему черниговски:

«Ты, удаленький дородный добрый молодец...

Прямоезжая дорожка заколодела,

Заколодела дорожка, замуравела.

А й по той ли по дорожке прямоезжею

Да й пехотою никто да не прохаживал,

На добром коне никто да не проезживал.

[Там сидит разбойник] во сыром дубу,

...Соловей-разбойник Одихмантьев сын...

А то свищет Солоной да по-соловьему,

Он кричит злодей-разбойник по-звериному,

От его ли-то от посвисту соловьего,

От его ли-то от покрику звериного,

То все травушки-муравы уплетаются,

Все лазоревы цветочки осыпаются,

Темны лесушки к земле все приклоняются,

А что есть людей, то все мертвы лежат.

Прямоезжею дороженькой пятьсот есть верст,

А окольною дорожкой цела тысяча».

Он пустил добра коня да богатырского,

Он поехал-то дорожкой прямоезжею.


***
А Владимир князь да стольно-киевский...

Наливал он чару зелена вина,

Да не малу он стопу да полтора ведра,

Разводил медами он стоялыми,

Подносил он Соловью-разбойнику.

Соловей-разбойник Одихмантьев сын

Принял чарочку от князя он одной рукой,

Выпил чарочку ту Соловей одним духом,

Засвистал как Соловей тут по-соловьему,

Закричал разбойник по-звериному,

Маковки на теремах покривились,

А окошленки во теремах рассыпались

От его от посвисту соловьего,

А что есть-то людишек, так все мертвы лежат.

А Владимир князь стольно-киевский

Куньей шубонькой он укрывается.

А тут старый казак Илья Муромец

Он скорешенько садился на добра коня,

А и он вез-то Соловья во чисто поле,

И срубал он ему да буйну голову.

Говорил Илья да таковы слова:

«Тебе полно свистать да по-соловьему,

Тебе полно кричать да по-звериному,

Тебе полно слезить да отцов-матерей,

Тебе полно вдовить да жен молодых

И пущать сиротать малых детушек».


***
Тут Владимир стольно-киевский

Он пошел в палаты белокаменны...

Как во ту гридню во столовую.

В палате все да по-небесному:

На небе солнце и в палате солнце,

На небе месяц и в палате месяц,

На небе звезды и в палате звезды,

Как на небе звездочка покатится,

Тут в палате звезда да рассыпается.

Там стоят столы да продольные,

А проложены скамеечки окольные,

Постланы ковры да персидские...

Тут яствушки были по-разуму.

Гуси-лебеди да зажарены,

Серы утушки да принапарены,

А все вина стоят да заморские;

Наедалися да напивалися...
Тексты гекзаметра.
Но между тем, как они совлекали блестящие брони,

С Полидамасом и Гектором юношей полк приближался,

Множеством, храбростью страшный, и более прочих

пылавший


Стену ахеян пробить и огнем истребить корабли их.

Но, приближаясь ко рву, в нерешимости храбрые стали:

Ров перейти им пылавшим, явилася вещая птица,

Свыше летящий орел, рассекающий воинство слева,

Мчащий в когтях обагренного кровью огромного змея:

Жив еще был он, крутился и брани еще не оставил;

Взвившись назад, своего похитителя около выи

В грудь уязвил; и растерзанный болью, на землю добычу,

Змея, отбросил орел, уронил посреди ополченья;

Сам же, крикнувши звучно, понесся по веянью ветра.

Трои сыны ужаснулись, увидевши пестрого змея,

В прахе меж ними лежащего, грозное знаменье Зевса.


***
Гектор могучей рукой за корму корабля ухватился;

Легкий, прекрасный корабль сей отважного Протезилая

В Трою принес, но в отечество вновь не повез ратоводца:

Окрест сего корабля и ахейцы смесясь и трояне,

В свалке ужасной сражалися врукопашь; боле не ждали

Издали стрел поражающих, или метательных копий:

Друг против друга стоящие, равным горящие духом,

Бились секирами тяжкими, взад и вперед с лезвиями,

Бились мечами и копьями, острыми сверху и снизу.

Множество пышных ножей, с рукоятками черными наземь

Падало окрест, летя то из рук, то с рамен ратоборцев,

Яростно бившихся; черною кровью земля залилася.

Гектор, корабль захватив, пред кормою стоял неотступен;

Хвост кормовой он руками держал и кричал к ополченьям:

«Светочей, светочей дайте! и с криком сомкнувшися гряньте!

День, награждающий все, даровал нам Зевес, присудил нам

Взять корабли, что, под Трою приплыв против воли

бессмертных,

Столько нам бед сотворили по робости старцев советных».

Рек,— и они на данаев ударили с большим свирепством.


***
Гера вошла в почивальню, которую сын ей любезный

Создал Гефест. К вереям примыкались к ней плотные двери

Тайным запором, никем от бессмертных еще не отверстым.

В оную Гера вступив, затворила блестящие створы,

Там амврозической влагой она до малейшего праха

С тела прелестного смыв, умастилася маслом чистейшим,

Сладким, небесным, изящнейшим всех у нее благовоний:

Чуть сотрясали его в медностенном Крониона доме,

Вдруг до земли и до неба божественный дух разливался.

Им умастивши прекрасное тело, власы расчесала,

Хитро сплела и сложила, и волны блистательных кудрей,

Пышных, небеснодушистых, с бессмертной главы ниспустила,

Тою душистой оделася ризой, какую Афина,

Ей соткав, изукрасила множеством дивных узоров;

Ризу златыми застежками выше грудей застегнула.

Стан опоясала поясом, тьмою бахром окруженным.

В уши прекрасные серьги с тройными подвесями вдела,

Ярко игравшие; прелесть кругом от богини блистала.

Легким покровом главу осенила державная Гера,

Пышным, новым, который, как солнце, сиял белизною.

К светлым ногам привязала красы велелепной плесницы.

Так для очей восхитительным тело украсив убранством,

Вышла из ложницы Гера.

Гомер.
Здравствуй, узорчатый мир, что весенний отпраздновал

праздник.

Здравствуй и ты, человек, дождавшийся милого лета...

Тот, кто в полуденный час насыщается пищей простою,

Тот, кто устав, наконец, засыпает сном молодецким,—

Много достойней людей, что, с утра нарядясь, как на

праздник,

Хворью томимы, кряхтя, с отвращеньем берутся за ложку.

Мы, работящий народ, литовцы, обутые в лапти,

С барами, с ихним житьем, сравняться не можем, конечно,—

Но и от немочей барских зато мы избавлены вовсе.

Сколько теперь в городах и усадьбах проклятий да жалоб,

Мол, нас опять навестить собирается жаркое лето.

Тот, по-дурацки крича, воюет с подагрой своею,

Этот — зовет лекарей, причитая, как старая баба.

Но почему же господ так свирепо терзают болезни,

И почему до поры их жадная смерть подсекает? —

Не потому ль, что они презирают труды и заботы

И, по привычке ленясь, обжираются лишь преисправно;

Мы же, которых в ничто не ставят в усадьбах господских,

Пахтанья жидкого съев с краюхою житного хлеба,

Живо за всяческий труд беремся — и спорится дело.

Если же перепадает кусок соленого сала

Или попробовать нам колбасы доведется литовской,

То еще лучше идет и еще веселее работа...

Без передышки все лето старались в полях и порядком

Пота горячего стерли со лбов воспаленных, покуда

Хлеб наш собрали насущный, свезли его в наши сараи.

Кристионас Донелайтис.




<< предыдущая страница   следующая страница >>