Учебник для вузов/ Под ред. Г. Б. Поляка, А. Н. Марковой. М.: Культура и спорт, юнити, 1997. 496 с - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1страница 2
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Учебник для вузов/ Под ред. Г. Б. Поляка, А. Н. Марковой. М. 3 814.24kb.
Учебник для вузов/ Под ред. Г. Б. Поляка, А. Н. Марковой. М. 2 429.49kb.
Учебник для вузов/ Под ред. Г. Б. Поляка, А. Н. Марковой. М. 2 521.49kb.
Учебник для студентов вузов, обучающихся по экономическим специальностям... 1 199.24kb.
Учебное пособие для вузов / Ю. А. Цыпкин, А. Н. Люкшинов, Н. 1 40.44kb.
Учебник для студ высш учеб заведений /Под ред. В. Г. Щербакова. 1 97.53kb.
Учебник для вузов. М.: Юнити-дана, Закон и право, 2000. 606 с 36 7625.74kb.
Учебник для общеобразовательных учреждений в 4 частях под ред. 1 234.08kb.
Учебник для вузов / В. С. Нерсесянц. М. Норма, 2005. С. 426-456. 1 221.45kb.
Учебник для студентов медицинских институтов. Под ред. Г. С. 2 564.95kb.
Учебное пособие для студентов вузов / Под ред д. п н., проф. 1 19.29kb.
Ю. В. Корулина участие прокурора в гражданском процессе: социальное... 3 1479.51kb.
- 4 1234.94kb.
Учебник для вузов/ Под ред. Г. Б. Поляка, А. Н. Марковой. М.: Культура и спорт, юнити - страница №1/2

Материалы к лекционным и семинарским занятиям по дисциплине «История» подготовлены на основании следующей литературы:

  1. Всемирная история: Учебник для вузов/ Под ред. –Г.Б. Поляка, А.Н. Марковой. – М.: Культура и спорт, ЮНИТИ, 1997. – 496 с.

  2. Самыгин П.С. История / П.С. Самыгин и др. — Изд. 7-е. — Рос­тов н/Д: «Феникс», 2007. — 478

  3. История России (Россия в мировой цивилизации): Курс лекций / Сост. и отв.редактор А. А. Радугин. — М.: Центр, 2001.—352с.


Тема 14. СССР в межвоенный период (1920-1930-е гг.)


  1. Первые политические и экономические преобразования Советской власти

Экономическая политика. Рабочий контроль над производством. Этапы и характер национализации промышленности. Аграрная революция в деревне. Декрет «О Социализации земли» (январь 1918). «Декларация прав народов России». «Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа». «Красногвардейская атака на капитал». Советская власть в столицах и на местах. Создание коалиционного Советского правительства во главе с В.И. Лениным. Брестский мир. Начало формирования однопартийной политической системы. Образование центральных правительственных органов и наркоматов. Созыв и роспуск Учредительного Собрания. Характеристика первой российской Конституции.

  1. Гражданская война и политика «военного коммунизма»

Гражданская война. Столкновение противоборствующих сил: большевики, социалисты-революционеры, монархисты, «белое движение», «демократическая контрреволюция». Интервенция: причины, формы, масштаб. Первая волна русской эмиграции: центры, идеология, политическая деятельность, лидеры. Военный коммунизм как система (январь 1919–1920). Сверхцентрализация («главкизм»). Натурализация хозяйственных отношений. «Положение о социалистическом землеустройстве и о мерах перехода к социалистическому земледелию» (февраль 1919). Насаждение совхозов и коммун.

  1. Советское общество и государство в 20-е годы XX в.

Развитие страны на основе НЭПа. Социально-экономические противоречия и причины их углубления (рост социальной дифференциации, безработицы, аграрного перенаселения, проблема народно-хозяйственных накоплений). Причины хлебозаготовительного кризиса конца 20-х годов. Конец нэпа. Экономические и политические альтернативы административно-командной системе.

Формирование однопартийного режима. Образование СССР. Сращивание партийных и государственных структур. Номенклатура. Роль и место Советов, профсоюзов, судебных органов и прокуратуры в политической системе диктатуры пролетариата. Национальная политика большевиков и образование СССР.



  1. Курс на строительство социализма в одной стране и его последствия:

а) Индустриализация страны

Свертывание нэповских начал. Принятие пятилетнего плана развития народного хозяйства V съездом Советов (май 1929). Первая советская пятилетка (1928–1932): проект и реальность. Форсированная индустриализация: источники, методы, темпы. Индустриальные гиганты первой пятилетки: Днепрогэс, Турксиб, Магнитка.



б) Коллективизация сельского хозяйства

Решения XV партийного съезда о подготовке условий для массовой коллективизации. Формы коллективных хозяйств: ТОЗ, артель, коммуна. Раскулачивание. Постановление ЦИК и СНК СССР «О мерах по укреплению социалистического переустройства в районах сплошной коллективизации и по борьбе с кулачеством» 1930 г. Социально-экономический и политический смысл раскулачивания. Насильственная коллективизация. Административно-командная система в деревне. Причины голода 1932–1933 гг. Итоги пятилетки в области сельского хозяйства.



в) «культурная революция»

Задачи культурной революции в области ликвидации неграмотности. Развитие системы образования. Развитие советской науки. Мировое признание советских научных школ (физической, математической, химической, биологической).



г) Сопротивление установлению личной власти Сталина. Политические репрессии

Внутрипартийные дискуссии в первой половине 20-х годов. «Новая оппозиция», оппозиционный блок в 1926–1927 гг. Разгром троцкизма. Платформа «правых». Выступления Н.И. Бухарина, А.И. Рыкова и М.П. Томского против единовластия И.В. Сталина. Репрессии: технология и масштабы. Политические процессы второй половины 30-х годов. Механизм реализации единоличной диктатуры Сталина. Культ личности вождя и тоталитарное сознание. Сопротивление сталинизму. М.Н. Рютин. Союз «Марксистов-ленинцев». Социальная структура: новая иерархия. Управляющие и управляемые. Советский рабочий класс и колхозное крестьянство. Советская интеллигенция. Номенклатура. «Спецконтингент» и система ГУЛАГ.




  1. Первые политические и экономические преобразования Советской власти

Вечером 25^ октября в Смольном открылся II съезд Советов. По своему партийному составу он резко отличался от 1-го. Из 670 зарегистрировавшихся до его открытия делегатов большевиков бы­ло 300, эсеров — 193, меньшевиков — 82, а остальные или принад­лежали к мелким политическим группировкам, или являлись бес­партийными. Ночью пришло известие о взятии Зимнего дворца и аресте Временного правительства, после чего съезд в знак проте­ста покинули представители почти всех соцпартий.

26 октября на втором заседании съезда по докладу В. И. Ленина были приняты: Декрет о мире, содержавший призыв к народам и правительствам воюющих стран заключить демократический мир без аннексий и контрибуций; Декрет о земле, который предус­матривал конфискацию земель, находившихся во владении поме­щиков и других крупных собственников, национализацию всей земли, запрещал ее аренду, применение наемного труда. На съезде было сформировано советское правительство — Совет Народных Комиссаров (СНК). Его председателем стал В. И.Ленин, в СНК в качестве его членов вошли видные большевики (Л.Д.Троц­кий — нарком иностранных дел, И. В. Сталин — нарком по делам национальностей, А. В. Луначарский — нарком просвещения и др.).

Съезд избрал также Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет. В отличие от правительства, полностью состоявшего из большевиков, там были представлены и другие социалистические партии (левые эсеры, меньшевики, эсеры-максимали­сты и др.).Но большевики преобладали и здесь.


Одновременно с установлением Советской власти и сломом в центре и на местах дореволюционных управленческих структур шло создание нового государственного аппарата.

Высшим законодательным органом стал съезд Советов. В пере­рывах между ними эти функции исполнял Всероссийский Цент­ральный исполнительный Комитет (ВЦИК). Высшим исполнительным органом являлся Совет Народных Комиссаров, обла­гавший также правом законодательной инициативы. Прежние министерства заменили вновь образованные центральные органы государственного управления — народные комиссариаты (нарко­маты). Учреждаются выборные народные суды и революционные трибуналы.

В соответствии с постановлением II съезда Советов правитель­ство, образованное им, носило временный характер — вплоть до со­зыва Учредительного собрания. Именно оно должно было оконча­тельно и на законном основании решить вопрос о государственной власти в России и будущем развитии страны.

Под давлением широких слоев общества большевики были вы­нуждены разрешить проведение всенародных выборов в Учреди­тельное собрание и, как мы знаем, проиграли их. Сразу после этого они предпринимают ряд превентивных мер, призванных если не устранить полностью, то хотя бы смягчить понесенное ими по­литическое поражение. В конце ноября 1917г. Совнарком принял декрет, объявивший партию кадетов «партией врагов народам Тем самым фактически аннулировались мандаты, полученные на выбо­рах в Учредительное собрание этой влиятельной среди имущих слоев населения, интеллигенции, студенчества партией. Прошли аресты ряда видных кадетов, срочно закрываются почти все оппо­зиционные печатные органы.

В середине декабря 1917 г. газета «Правда» опубликовала ленинские «Тезисы об Учредительном собрании». В них содержалась неприкрытая угроза: если Учредительное собрание не сделает «без­оговорочное заявление о признании Советской власти», то возник­ший конституционный кризис «может быть решен только револю­ционным" путем».

Учредительное собрание открылось в Петрограде в Таврическом дворце 5 января 1918 г. Подавляющим большинством голо­сов его делегаты отклонили зачитанную председателем ВЦИК Я. М. Свердловым «Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа». Тем самым они отказались поддержать Октябрьский переворот и признали незаконным захват власти большевиками. Ответ последовал немедленно: собрание распустили в ночь на 6 ян­варя, а демонстрации в его поддержку, состоявшиеся в Петрограде и других городах, были разогнаны с помощью оружия.

10 января в том же самом Таврическом дворце собрался III съезд Советов. На нем произошло объединение Советов рабочих и солдатских депутатов с Советами крестьянских депутатов, исклю­чено слово «временное» из наименования Советского правительст­ва, Россия была объявлена Советской Федеративной Социалистиче­ской республикой (РСФСР) Зимой и весной 1918 г. прошли выбо­ры сельских и волостных Советов. Новая организация власти была закреплена в Конституции РСФСР, принятой на V съезде Советов в июле 1918 г.

Складывавшаяся на практике государственно-политическая си­стема резко расходилась с первоначальными представлениями большевистских теоретиков о «государстве диктатуры пролетариа­та», пронизанными духом «революционного романтизма».

До октября 1917 г. В. И. Ленин говорил о ликвидации специаль­ного аппарата насилия и замене кадровой армии «прямым воору­жением всего народа». Однако жесткая логика удержания власти заставила большевиков уже в декабре 1917 г. создать карательный орган — Всероссийскую чрезвычайную комиссию (ВЧК) во главе с Ф. Э. Дзержинским. Она обладала неограниченными правами: oт ареста и следствия до вынесения приговора и приведения его в исполнение. К середине 1918г. возникает и мощная кадровая армия.

Левые эсеры были единственной социалистической партией в России, которая после колебаний вступила в правительственный блок с большевиками в декабре 1917 г. и получила в СНК несколь­ко портфелей наркомов. Однако уже в марте 1918 г. блок распался:

левые эсеры вышли из правительства в знак протеста против заключения Брестского мира. В июне 1918 г. из ВЦИК и местных Советов были исключены правые эсеры и меньшевики, в июле — левые эсеры, попытавшиеся поднять антибольшевистское вос­стание т» Москве и ряде других городов. С этого момента можно говорить об утверждении в Советском государстве однопартийной системы, ибо сохранявшееся до 1922г. представительство соци­алистических партий в Советах было крайне незначительным (до долей процента) и уже не играло сколько-нибудь замет­ной роли.


  1. Гражданская война и политика «военного коммунизма»

1. Когда и почему началась гражданская война и военная интервенция?

Историки до сих пор спорят о времени начала гражданской вой­ны в России, иначе говоря — вступления российского общества в состояние непримиримой вооруженной борьбы за государственную власть больших, относящихся к различным классам и соци­альным группам, масс людей.

Грозные зарницы гражданской войны обоснованно усматрива­ются в февральских уличных боях 1917 г., в событиях, знаменовав­ших все больший раскол общества на сторонников и противников революции, в лавинообразно нараставшей их взаимной нетерпи­мости (июльские дни, корниловское выступление, крестьянские погромы помещичьих имений осенью 1917 г.).

Формальной гранью начала гражданской войны можно считать насильственное смещение Временного правительства и захват го­сударственной власти большевистской партией, а также последо­вавший вскоре разгон всенародно избранного Учредительного со­брания. Но и после этого вооруженные столкновения носили ло­кальный характер.

Общенациональный масштаб вооруженная борьба приобрела лишь с середины 1918 г., когда ряд действий, с одной стороны. Со­ветской власти (неуклонно набиравшая силу кампания по «экс­проприации экспроприаторов», заключение «похабного», по выра­жению самого В. И. Ленина, Брестского мира, чрезвычайные декреты по организации хлебозаготовок), с другой стороны — ее противников (мятеж Чехословацкого корпуса) ввергли в брато­убийственную войну новые миллионы людей. Именно это время традиционно считается началом особого периода в истории Отече­ства — периода гражданской войны, когда военный вопрос имел определяющее значение для судьбы Советской власти и противо­стоящего ей блока антибольшевистских сил. В целом этот период завершился с ликвидацией в ноябре 1920 г. последнего белого фронта в европейской части России (в Крыму).

Особенностью гражданской войны в России было ее тесное пе­реплетение с антисоветской военной интервенцией держав Антан­ты. Она выступила главным фактором затягивания и обострения кровавой «русской смуты».

В основе военного вмешательства западных держал во внутрен­ние дела России лежало стремление предотвратить расползание со­циалистической революции по всему миру, не допустить многомиллиардных потерь от проведенной Советской властью национа­лизации имущества иностранных граждан и ее отказа выплачивать государствам-кредиторам долги. Определенные и достаточно влия­тельные круги Антанты вынашивали еще одну, негласную, цель:

по возможности ослабить Россию как своего будущего политиче­ского и экономического конкурента в послевоенном мире, раздро­бить ее, оторвав окраинные территории.

Первый шаг на этом пути был сделан уже в конце 1917 г. Союз­ники России по мировой войне, Англия и Франция, заключили 10 декабря секретное соглашение о разделе европейской части на­шей страны на «зоны действия». Несколько позже была достигнута • договоренность, что Сибирь и Дальний Восток являются «зонами действия» США и Японии. Генерал Д. Л. Хорват, один из руководителей белого движения на Востоке страны, хорошо знавший заку­лисную сторону интервенции, позже с горечью признавал: «Все наши бывшие союзники преследовали в борьбе с большевиками собственные эгоистические пели. Но никто не помогал России. Сильная, единая Россия никому, кроме русских, не нужна».

В периоде гражданской войны и интервенции достаточно четко выделяются четыре этапа. Первый из них охватывает время с кон­ца мая до ноября 1918г., второй—с ноября 1918г. по февраль 1919 г., третий — с марта 1919 г. до весны 1920 г. и четвертый — с весны 1920 г. по ноябрь 1920 г.

Рассмотрим теперь каждый из этапов войны в отдельности.

В январе 1918-г. Румыния, пользуясь слабостью советского пра­вительства. захватила Бессарабию. В марте-апреле. 1918 г. на терри­тории России появились первые контингента войск Англии. Франции, США и Японии (в Мурманске и Архангельске, во Владивосто­ке, в Средней Азии). Они были невелики и не могли заметно влиять на военную и политическую ситуацию в стране. В то же вре­мя противник Антанты — Германия —оккупировала Прибалтику, часть Белоруссии. Закавказья и Северного Кавказа. Немцы факти­чески господствовали и на Украине: здесь они свергли буржуазно-демократическую Центральную Раду, помощью /которой вос­пользовались при оккупации украинских земель, и в апреле 1918 г. поставили у власти гетмана П. П. Скоропадского.

В этих условиях Верховный совет Антанты решил использовать 45-тысячный Чехословацкий корпус, находящийся (по согласова­нию с Москвой) в его подчинении. Он состоял из пленных солдат-славян австро-венгерской армии и следовал по железной дороге во Владивосток для последующей переброски во Францию.

Согласно договору, заключенному 26 марта 1918 г. с советским правительством, чехословацкие легионеры должны были продвигаться «не как боевые подразделения, а как группа граждан, распо­лагающая оружием, чтобы отражать вооруженные нападения контрреволюционеров». Однако во время продвижения участились их конфликты с местными властями. Поскольку боевого оружия у чехов и словаков было больше, чем предусматривалось соглаше­нием, власти решили его конфисковать. 26 мая в Челябинске кон­фликты перешли в настоящие сражения, и легионеры заняли го­род. Их вооруженное выступление было тут же поддержано военны­ми миссиями Антанты в России и антибольшевистскими силами. В результате в Поволжье, на Урале, в Сибири и на Дальнем Восто­ке — везде, где находились эшелоны с чехословацкими легионера­ми — была свергнута Советская власть. Одновременно во многих центральных губерниях России крестьяне, недовольные продоволь­ственной политикой большевиков, подняли бунт (по официальным данным, только крупных антисоветских крестьянских восстаний было не менее 130).

Социалистические партии (главным образом, правые эсеры), опираясь на десанты интервентов, чехословацкий корпус и кресть­янские повстанческие отряды, образовали ряд правительств: в Архангельске, Самаре, Томске, Ашхабаде и др. В своей деятельности они пытались дать «демократическую альтернативу» как большеви­стской диктатуре, так и буржуазно-монархической контрреволю­ции. Их программы включали требования созыва Учредительного собрания, восстановления политических прав всех без исключения граждан, свободы торговли и отказа от жесткой государственной регламентации хозяйственной деятельности крестьян с сохранени­ем ряда важных положений советского Декрета о земле, налажива­ния «социального партнерства» рабочих и капиталистов при дена­ционализации промышленных предприятий и т. д.

Правое, буржуазно-монархическое, крыло противостоящего большевикам лагеря в то время еще не оправилось от разгрома своего первого послеоктябрьского вооруженного натиска на них (чем во многом и объяснялась «демократическая окраска* на­чального этапа гражданской войны со стороны антисоветских сил). Белая Добровольческая армия, которую после гибели генерала Л. Г. Корнилова в марте 1918 г. возглавил генерал А. И. Деникин, оперировала на ограниченной территории Дона и Кубани. Лишь казачьей армии атамана П.Н.Краснова удалось продвинуться к Царицыну и отрезать хлебные районы Северного Кавказа от цен­тральных областей России, а атаману А. И. Дутову—захватить Оренбург.

Положение Советской власти к исходу лета 1918 г. стало кри­тическим. Свыше трех четвертей территории бывшей Россий­ской империи находилось под контролем различных антиболь­шевистских сил, а также оккупационных австро-германских войск.

Вскоре, однако, на главном фронте — Восточном — происходит перелом. Советские войска под командованием И.И..Вацетиса и С. С. Каменева в сентябре 1918г. перешли там в наступление". Первой пала Казань, затем Симбирск, в октябре — Самара. К зиме красные подошли к Уралу. Были отражены и неоднократные по­пытки генерала П. Н. Краснова овладеть Царицыном.

Для того, чтобы понять причины этого перелома, обратимся к анализу действий большевистской власти — как всегда решитель­ных и целенаправленных.


Советский тыл. Политика «военного коммунизма».

Еще в январе 1918 г. Совнарком принял декреты об организа­ции на добровольческих началах Рабоче-Крестьянской Красной Армии и Флота. Но с развертыванием боевых Действий все очевиднее становилась необходимость массовой, а главное — регулярной, строго дисциплинированной армии. К ее формированию присту­пили с конца мая 1918 г., когда было принято решение о первой мобилизации призывных возрастов рабочих и крестьян. На основе регулярно проводившихся в дальнейшем мобилизации числен­ность армии быстро росла. Если в добровольческий период в рядах Красной Армии сражалось до 300 тыс. человек, то к концу 1918 г. — свыше 1млн., а осенью 1920г.—уже около 5,5 млн. человек (из них свыше 3 млн. находилось во внутренних военных округах" и За­пасных частях).

С июня 1918,г. стала проводиться мобилизация военных специалистов, без которых невозможно было создать современную регулярную армию. Это позволило привлечь в Советские Воору­женные силы до 75 тыс. бывших генералов и офицеров, лишь немногим меньше, чем было их в рядах белых формирований (около 100 тыс. человек). Остальные офицеры из 250-тысячного офицерского корпуса царской армии вовсе не приняли участия в вооруженной борьбе: обратились, как тогда говорили, в «перво­бытное состояние», рассеявшись по всей территории страны, или эмигрировали.

Переход от добровольческого принципа к мобилизации заметно усилил политическую неустойчивость командного состава Красной Армии, опасность измены «пролетарскому делу» со стороны быв­ших офицеров. В связи с этим расширяются права военных комис­саров. назначаемых в войсковые части уже с весны '1918 г. — обычно из числа профессиональных революционеров и рабочих-комму­нистов с дооктябрьским партийным стажем. Без их подписи приказы командиров не имели силы; при отказе от выполнения распоряжений вышестоящих штабов военспецы тут же подлежали аресту. Семьи офицеров были превращены в заложников. «Каждый комиссар должен точно знать семейное положение командного состава вверенной ему части для того, чтобы немедленно арестовать членов семьи в случае измены или предательства командира»,— говорилось в одном из директивных документов того времени. Специальным постановлением ЦК большевистской партии опре­деляется и строгая ответственность комиссаров (вплоть до расстре­ла) в случае перехода на сторону противника опекаемых ими офи­церов.

Большевики, следуя проверенной тактике концентрации в ре­шающий момент и на решающем направлении максимума сил своих сторонников, систематически проводили в годы гражданской войны массовые коммунистические, комсомольские и профсоюз­ные мобилизации, умело маневрировали войсковыми резервами. Здесь на руку им сыграло то обстоятельство, что Советская власть прочно укрепилась в центральных районах страны — т. е. в единст­венной ее части, где существовала довольно густая сеть железных и прочих дорог. Это позволяло оперативно перемещать войска и подкрепления на любой участок фронта и достигать там времен­ного, но подавляющего перевеса в силах.

Стремясь сцементировать тыл и парализовать политических противников, большевики еще в конце февраля 1918 г. восстанавливают смертную казнь, отмененную II съездом Советов, значи­тельно расширяют полномочия карательного органа — ВЧК. В сентябре 1918 г., после покушения на жизнь Ленина и убийства руко­водителя петроградских чекистов М. С. Урицкого, СНК объявил о красном терроре против лиц, «прикосновенных к белогвардей­ским организациям, заговорам и мятежам». Власти а массовом по­рядке стали брать заложников из среды дворянства, буржуазии ., и интеллигенции. Многие из них были затем расстреляны. В том же году в республике начинает развертываться сеть концлагерей, По официальным данным, к 1921 г. туда было брошено около 80 тыс. человек.

2 сентября 1918 г. ВЦИК объявил Советскую республику «единым военным лагерем». Был создан ^Реввоенсовет во главе с Л. Д. Троцким, осуществлявший непосредственное руководство армией и флотом, а также всеми учреждениями военного и морско­го ведомств. В ноябре создается Совет рабочей и крестьянской обо­роны под председательством В.И.Ленина. Он сконцентрировал в своих руках всю полноту государственной власти. Осенью 1919 г. Советы во фронтовых и прифронтовых районах были подчинены чрезвычайным органам—революционным комитетам, в июне 1919 г. существовавшие тогда советские республики — Россия, Ук­раина, Белоруссия, Литва, Латвия и Эстония—заключили воен­ный союз, предусматривавший единое военное командование, уп­равление финансами, промышленностью, транспортом.

Социально-экономическая политика большевистской власти в годы войны, имевшая своей целью сосредоточение всех трудовых

и материальных ресурсов в руках государства, привела к складыва­нию своеобразной системы «военного коммунизма». Ее характери­зовали следующие основные черты:

—Широкая национализация промышленных предприя­тий, включая мелкие («с числом рабочих более десяти или более пяти, но использующих механический двигатель»); перевод на во­енное положение оборонных заводов и железнодорожного транспорта.

—.Сверхцентрализация, управления промышленностью (через ВСНХ и его главки), не допускавшая какой-либо хозяйственной самостоятельности на местах.

— Дальнейшее развитие принципа продовольственной диктату-ры и полное официальное запрещение свободы торговли (хотя на деле она продолжала существовать в виде «мешочничества» и «черных рынков»). В январе 1919 г. вводится продразверстка, по которой государство фактически бесплатно изымало у крестьян все излишки хлеба (а зачастую — и необходимые запасы). В 1920 г. разверстка распространяется на картофель, овощи и другие сель­скохозяйственные культуры.

— Натурализация хозяйственных отношений в условиях прак­тически полного обесценивания денег, выдача рабочим и служа­щим наряду с потерявшей значение денежной зарплатой продо­вольственных и промтоварных пайков; бесплатное пользование жильем, транспортом, коммунальными и прочими услугами.

— Введение трудовой повинности: в 1918 г. — для представите­лей «эксплуататорских классов», в 1920 г. — всеобщей; создание трудовых армий.

Некоторыми чертами «военный коммунизм», сложившийся в основном под давлением чрезвычайной обстановки гражданской войны, напоминал то бесклассовое, свободное от товарно-денежных отношений общество будущего, которое большевики считали сво­им идеалом — отсюда и его название. При этом важно подчеркнуть:

многими большевиками, включая партийное руководство, «воен­но-коммунистические» меры воспринимались в качестве не столь­ко вынужденных, сколько закономерных шагов в верном направле­нии — к социализму и коммунизму. Недаром немалая часть таких мер была принята в 1920 г., когда война уже затихала.

B марте 1918 г. на своем VII съезде Российская социал-демократическая рабочая партия (большевиков) официально сменила название—она стала называться Российской коммунистической партией (большевиков). На VIII съезде РКП (6) в марте 1919 г была одобрена новая программа партии, в которой главной целью провозглашалось построение социалистического общества в России.

Вернемся теперь к освещению событий на фронтах граждан­ской войны.


Боевые действия в конце 1918 — начале 1919 годов.

Осенью 1918 г. серьезно изменилась международная обстанов­ка. Германия и ее союзники потерпели полное поражение в миро­вой войне и в ноябре сложили оружие перед Антантой. В Германии и Австро-Венгрии произошли революции. Руководство РСФСР 13 ноября аннулировало Брестский мирный договор, и новое гер­манское правительство было вынуждено эвакуировать свои войска из России. В Польше, Прибалтике, Белоруссии, на Украине воз-• никли буржуазно-национальные правительства, которые тут же приняли сторону Антанты.

Поражение Германии высвободило значительные боевые кон тингенты Антанты и одновременно открыло для нее удобную и ко­роткую дорогу к Москве из южных районов. В этих условиях в антантовском руководстве возобладало намерение разгромить Советскую Россию силами собственных армий. «Если вы хотите подчинить своей власти бывшую русскую империю, — воинствен­но заявлял в обращении к правительствам союзных стран верхов­ный главнокомандующий войсками Антанты маршал Ф.Фош,— вам нужно дать мне соответствующий приказ, особых трудностей нам не представится и вряд ли придется долго воевать. Несколько сот тысяч американцев, действуя совместно с добровольческими отрядами британских и французских армий, с помощью современ­ных железных дорог могут легко захватить Москву».

В конце ноября 1918 г. объединенная англо-франпузская эскад­ра в 32 вымпела (12 линкоров, 10 крейсеров и 10 миноносцев) поя­вилась у черноморских берегов. России. В Батуме и Новороссийске высадились английские десанты, в Одессе и Севастополе — фран­цузские. Общая численность сосредоточенных на юге России бое­вых сил интервентов была доведена к февралю 1919 г. до 130 тыс. человек. Значительно увеличились контингента Антанты на Даль­нем Востоке и Сибири (до 150 тыс. человек), а также на Севере (до 20 тыс. человек).

Не без давления Антанты одновременно происходит и пере­группировка сил в стане российских противников большевизма. К исходу осени 1918 г. вполне выявилась неспособность умеренных социалистов провести в обстановке острейшего гражданского про­тивостояния провозглашенные ими демократические реформы. На практике их правительства оказывались под все большим конт­ролем консервативных, правых сил, утрачивали поддержку трудя­щихся и в конечном счете вынуждены были уступить свое место — где мирно, а где в результате военного переворота — открытой бе­логвардейской диктатуре.

В Сибири 18 ноября 1918 г. к власти пришел адмирал А.В. Колчак провозгласивший себя Верховным правителем России. (О подчинении ему вскоре заявили остальные руководители белого движения.) На Севере с января 1919 г. главенствующую роль начал играть генерал Е.К. Миллер, на Северо-Западе - генерал Н.Н. Юденич. На Юге укрепляется диктатура командующего Добровольческой армией А.И. Деникина, который в январе 1919 г. подчинил себе Донскую армию генерала П.Н. Краснова и создал Объединенные вооруженные силы Юга России.

Красная армия отбила предпринятые тогда же наступления белогвардейцев на Восточном и Южном фронтах. В начале 1919 г. Советская власть утвердилась га большей части территории Прибалтики и Украины.

Ряды Антанты дрогнули. Оттуда стали раздаваться предложения о созыве мирной конференции с приглашением на нее белогвардейских лидеров и представителей советского правительства.


Решающие сражения гражданской войны.

Весной 1919 г Россия вступает в третий, самый тяжелый этап гражданской войны. Командование Антанты разработало план очередного военного похода. На сей раз. как отмечалось в одном из его секретных документов, интервенция должна была «выражаться в комбинированных военных действиях русских антиболыпевистских сил и армий соседних союзных государств»

Ведущая роль в предстоящем наступлении отводилась белым ар­миям, а вспомогательная—войскам малых пограничных госу­дарств — Финляндии, Эстонии, Латвии, Литвы, Польши. Все они получили щедрую экономическую и военную помощь Англии, Франции и США. Только колчаковцам и деникинцам было передано за зиму 1918/1919 гг. около миллиона винтовок,, несколько тысяч пулеметов, около 1200 орудий, танки и самолеты, боеприпасы и об­мундирование на несколько сотен тысяч человек. Руководитель снабжения колчаковской армии английский генерал А. Нокс имел все основания заявлять, что «каждый патрон, выстреленный рус­ским солдатом в большевиков, сделан в Англии». Да и как могло быть иначе, если другой подданный британской короны, военный министр У. Черчилль, без обиняков разъяснял: «Ошибочно думать, что мы сражались на фронтах за дело враждебных большевикам рус­ских. Напротив, русские белогвардейцы сражались за наше дело».

Военно-стратегическая обстановка заметно обострилась на всех фронтах.

Буржуазные правительства Эстонии, Латвии и Литвы, удержи­вавшие к началу года лишь незначительные территории, быстро реорганизовали свои армии и перешли к активным наступатель­ным действиям. В течение 1919 г. Советская власть в Прибалтике была ликвидирована. 18-тысячная армия Н. Н. Юденича обрела на­дежный тыл для операций против Петрограда. Но это не помогло генералу. Юденич дважды (весной и осенью) пытался овладеть го­родом, но всякий раз неудачно.

В марте 1919 г. хорошо вооруженная 300-тысячная армия А. В. Колчака развернула наступление с Востока, намереваясь сое­диниться с деникинцами для совместного удара на Москву. Захва­тив Уфу, колчаковцы с боями пробивались к Симбирску и Самаре, но были вскоре остановлены Красной Армией. В конце апреля советские войска под командованием С.С. Каменева и М.В.Фрунзе перешли в наступление и летом продвинулись вглубь Сибири. К началу 1920 г. колчаковцы были окончательно разбиты сам адмирал арестован и расстрелян по приговору Ир­кутского ревкома.

Летом 1919 г. центр вооруженной борьбы переместился на Южный фронт. 3 июля генерал А. И. Деникин издал свою известную «московскую директиву», и его армия в 100 тыс. штыков и сабель начала движение к центру страны. К середине осени она захватила Курск и Орел. Но уже к концу октября войска Южного фронта (ко­мандующий А. И. Егоров) разгромили белые полки, а затем стали теснить их по всей линии фронта. Остатки деникинской армии, во главе которых в апреле 1920 г. встал генерал П. Н. Врангель, ук­репились в Крыму.
Завершающий этап гражданской войны.

25 апреля польская армия. снаряженная на средства Антанты, вторглась в пределы Советской Украины и 6 мая захватила Киев. 14 мая началось успешное контрнаступление красных войск. К се редине июля они вышли на границу с Польшей.

Политбюро ЦК РКП(б), явно переоценив собственные силы и недооценив силы противника, поставило перед главным коман­дованием Красной Армии стратегическую задачу, с боями войти на территорию Польши, взять ее столицу и создать все необходи­мые военно-политические условия для провозглашения в стране власти Советов. По заявлению самих большевистских вождей, это была попытка продвинуть «красный штык» вглубь Европы и тем самым «расшевелить западноевропейский пролетариат», подтолк­нуть его на мировую революцию.

Попытка эта закончилась катастрофой. Войска Западного фрон­та (командующий М. Н. .Тухачевский) в августе 1920 г. были наго­лову разбиты и откатились назад. В октябре воюющие стороны за­ключили перемирие, а в марте 1921 г. — мирный договор. По его условиям к Польше отошла значительная часть исконных земель Украины и Белоруссии.

Завершающим событием периода гражданской войны явился разгром русской армии генерала П, Н Врангеля. В ходе боевой опе­рации с 28 октября по 16 ноября войска Южного фронта под ко­мандованием М. В. Фрунзе овладели Крымом.

* * *


Политика «советизации», провалившаяся в Польше, с успехом была проведена — при опоре на полки Красной Армии и вооружен­ные формирования местных коммунистов — в буржуазных респуб­ликах Закавказья: в Азербайджане (апрель 1920 г.), Армении (но­ябрь 1920г.), Грузии (март 1921г.). К осени 1920г. в Средней Азии были провозглашены Хорезмская (г. Хива) и Бухарская на­родные республики.

Красная, Армия, разгромив Колчака, вышла весной 1920 г. к За­байкалью. Дальний Восток находился в это время в руках Японии. Чтобы избежать столкновения с ней, правительство Советской-Рос сии способствовало образованию в апреле 1920 г. формально неза-висимого «буферного» государства — Дальневоосточной республики (ДВР) со столицей в г.Чите. Вскоре армия ДВР начала военные действия против белогвардейцев, поддерживаемых японцами, и в октябре 1922 г. заняла Владивосток, полностью очистив Даль­ний Восток от белых сил и интервентов. После этого было принято решение о ликвидации ДВР и вхождении ее в состав территории СССР.


Почему победили большевики.

Ключевой внутренней причиной победы большевиков стало то, что они в конечном счете получили поддержку преобладающей час­ти населения России — мелкого и среднего крестьянства, а также трудящихся национальных окраин.

Последних притягивала национальная политика Советской вла­сти с ее официально провозглашенным принципом «самоопределе­ния наций вплоть до образования самостоятельных государств» (подробнее о ней см. на стр. 49), На этом фоне выдвинутый вождя­ми «белого дела» лозунг «единой и неделимой России» рассматри­вался народами распавшейся Российской империи как сугубо великодержавный и вызывал их активный протест.

Нельзя попутно не отметить и того, что жесткая «единодержав­ная» позиция белых лидеров в огромной степени ослабила их соб­ственные силы. Руководители Антанты неоднократно предлагали им признать независимость Польши, Финляндии, республик При­балтики. Но белые упорно отказывались и как следствие — потеря­ли поддержку этих пограничных государств и их армий в решаю­щие моменты борьбы с большевизмом. Нежелание А. И.Деникина и П. Н. Врангеля удовлетворить автономистские требования Вой­сковых кругов Дона, Терека и Кубанской Рады лишили Доброволь­ческую армию доверия и ее самого верного союзника — казачества.

Что касается трудового крестьянства России, то оно, резко вы­ступив против большевиков в конце весны и летом 1918 г, вскоре столкнулось с совершенно неприемлемой для себя аграрной поли­тикой белых правительств: все они пытались, по откровенному признанию кадетского лидера П.Н.Милюкова, «перерешить зе­мельный вопрос в интересах помещичьего класса».

Позднее белые генералы и политики резко критиковали «клас­совый эгоизм помещиков». Крупные землевладельцы, как писал в своих воспоминаниях А. И. Деникин, насильно восстанавливали «при поддержке воинских команд свои имущественные права, сво­дя личные счеты и мстя крестьянам», до предела накалив тем са­мым обстановку в деревне. Но фактически вся вина помещиков за­ключалась лишь в .одном: они слишком торопились провести в жизнь то, что провозглашено было самим Деникиным. Достаточ­но указать на его декларацию по аграрному вопросу (апрель 1919 г.), где признавалась необходимость «сохранения за собствен­никами их прав на землю» и допускалось предоставление крестья­нам лишь малой части помещичьих земель и то «обязательно за выкуп». В том или ином виде этот главный тезис присутствовал в аграрных документах всех белых правительств, включая врангелевское. П. Н. Врангель стремился в максимальной степени учесть печальный опыт социально-экономической политики А. В. Колча­ка и А. И. Деникина. Но и он все же не решился серьезно затронуть помещичье землевладение. В его «Земельном указе» (май 1920 г.) за прежними владельцами сохранялась «часть земли», однако ее точный размер не устанавливался, а должен был «в каждом отдель­ном случае» определяться «местными земельными учреждениями», фактически находившимися в руках тех же помещиков.

Оказавшись на своеобразном историческом перепутье, в по­длинном смысле судьбоносном для России, крестьянские массы после колебаний предпочли из двух зол (продразверстки и запре­щения свободы торговли — со стороны Советской власти, и факти­ческой реставрации помещичьего землевладения — со стороны бе­лых) выбрать меньшее.

К этому выбору крестьян, да и остальные слои трудящихся, подталкивали и другие действия белых вождей. В своих деклараци­ях они много говорили о «соборной воле народа» в определении государственного устройства страны после свержения Советской власти, о своей «непредрешенческой» (т. е. не провозглашенной за­ранее и не навязываемой) позиции в этом вопросе. Но на деле по­всеместно шло восстановление прежних бюрократических струк­тур, действовавших на базе царского законодательства. К власти возвращались политики, уже давно доказавшие свою полную несо­стоятельность. Заводы и фабрики переходили в руки прежних владельцев. Были запрещены профсоюзы и социалистические пар­тии. Проводился массовый террор в отношении всех несогласных с действиями белых правительств, устраивались карательные экс­педиции и антиеврейские погромы. «Жестокости были такого рода, — констатировал командующий американскими экспедици­онными войсками в Сибири генерал Гревс, — что они, несомненно, долго будут вспоминаться и пересказываться среди русского на­рода».

Белые генералы заключали кабальные финансовые и политиче­ские договоры с державами Антанты. Под их покровительством энергично действовали западные торгово-экономические миссии. Предприимчивые иностранцы за бесценок скупали промышлен­ные объекты, в огромных размерах вывозили зерно, пушнину, шерсть, соль, рыбу. Интервенты широко воспользовались также зо­лотым запасом России, который был захвачен в Казани эсерами, а затем «наследован» А. В. Колчаком (по неуточненным данным, он равнялся 40 тысячам пудов золота и платины). В обеспечение по­ставок и займов Верховный правитель официально передал амери­канцам, англичанам, французам и японцам около 9 тыс. пудов золота в монетах и слитках. Много золота бесследно исчезло в кар­манах белых деятелей и находящихся в Сибири иностранцев. А в сумятице колчаковского разгрома главный представитель Ан­танты в Сибири генерал М. Жанен попытался наложить руку сразу на весь еще внушительный остаток государственного запаса (21422 пуда золота) и вывезти его из пределов России. Лишь действия красноармейских частей сорвали этот замысел интервентов и белогвардейцев.

Как видим, ни в официальных документах, ни тем более на практике военные буржуазно-помещичьи диктатуры были не в состоянии утаить свои реставраторские цели, скрыть унизи­тельную для национального самосознания зависимость от корыст­ных иноземных пришельцев. Этим и объяснялась главная причина провала белого дела, которое вызвало противодействие народ­ных масс.

К весне 1919 г., т. е. к моменту решающих событий на фронтах гражданской войны, в деревне уже преобладали просоветские на­строения, что, однако, не исключало существования там и немалого числа активных противников Советской власти — участников по­встанческого, так называемого «зеленого» движения. Крупнейшим его проявлением было крестьянское движение на Украине под ру­ководством анархиста Нестора Махно.

Чутко уловив назревавший в деревне политический перелом, большевики на своем VIII съезде (март 1919 г.) меняют крестьян­скую политику: от «нейтрализации» середняка, которая на практике сплошь и рядом выливалась в откровенное насилие, переходят к поиску союза с ним. Замирение с трудовым крестьянством дает Советской власти ряд стратегических преимуществ. Она смогла:

—Развернуть самую многочисленную, крестьянскую в своей преобладающей части, армию. Несмотря на огромное дезертирство Советские Вооруженные Силы отличались большей стойкостью и дисциплинированностью по сравнению с белыми армиями, где дезертирство принудительно мобилизованного рядового состава из рабочих и крестьян было еще масштабнее.

— Организовать, опираясь на сеть подпольных большевистских комитетов, массовое партизанское движение в тылу противника, • что резко ослабляло боеспособность белых армий.

— Обеспечить прочность своего собственного тыла. Это дости­галось за счет не только жестких мер по поддержанию «революци­онного порядка», но и отсутствия массового сопротивления рабо­чих и крестьян действиям Советской власти.

Относительная стабильность внутриполитической ситуации позволила большевикам сконцентрировать все имеющиеся трудо­вые я материальные ресурсы в руках государства для эффективного использования их в интересах обороны.

Не менее важную роль играли внешние причины победы боль­шевиков.

Под влиянием идей и опыта Октября быстро нарастало револю­ционное движение в капиталистических странах. Вслед за провозг­лашением в январе 1919 г. Бременской советской республики воз­никли Баварская, Венгерская и Словацкая советские республи­ки. Весной 1919 г. премьер-министр Великобритании Д. Ллойд

Джордж в секретном меморандуме с тревогой признавал: «Народ­ные массы Европы, от края до края, подвергают сомнению весь су­ществующий порядок, все нынешнее политическое, социальное и экономическое устройство».

Правящим кругам удалось подавить революционные очаги в Западной Европе и тем самым сорвать надежды Москвы на миро­вую революцию, на захват государственной власти рабочими раз­витых стран. Но они были не в состоянии помешать косвенной поддержке большевизма. Она выражалась в массовых выступлени­ях трудящихся зарубежных стран против интервенции под лозун­гом «Руки прочь от Советской России!». Последняя тогда вполне искренне рассматривалась ими как «общая родина социализма», как страна, открывшая новую, более справедливую для простых людей эру мировой истории. Международная солидарность с рус­ской революцией стала главным фактором, подорвавшим единство действий держав Антанты, ослабившим силу их военного натиска на большевизм.

Для самой России гражданская война и интервенция явились величайшей трагедией. Ущерб, нанесенный народному хозяйству, превысил 50 млрд. золотых рублей. Промышленное производство сократилось в 1920 г. по сравнению с 1913 г. в 7 раз, сельскохозяй­ственное — на 40%. Почти вдвое уменьшилась численность рабоче­го класса. В боях, а также от голода, болезней, белого и красного террора погибло 8 млн. человек. Около 2 млн. человек — почти вся политическая, финансово-промышленная, в меньшей степени на­учно-художественная элита дореволюционной России — были вы­нуждены эмигрировать. Под воздействием небывалой жестокости братоубийственной войны деформировалось общественное созна­ние. В нем удивительным образом уживались вера в светлые идеа­лы и во всемогущество насилия, революционный романтизм и пренебрежение человеческой жизнью.

Большевизм победил, сохранил государственность и суверени­тет России. Однако поддержка, полученная им со стороны непроле­тарских слоев населения и определенной части рабочего кла ., но­сила ограниченный, условный характер (выбор из двух зол мень­шего), что предвещало новые великие потрясения.




  1. Советское общество и государство в 20-е годы XX в.

Сущность и. содержание НЭПа

Переход к НЭПу был вынужденной мерой. Во-первых, к началу 20-х годов расчеты большевиков на мировую революцию не оправдались:

надо было любыми способами просто выжить. Опираться дальше только на государственное принуждение было невозможно. Об этом свидетельствовали такие важнейшие народные выступления, как восстание в Тамбовской губернии (»антоновщина») и «мятеж» моря­ков в Кронштадте.

Первые шаги к НЭПу осуществлялись под руководством Ле­нина. На Х съезде РКП (б) (март 1921 г.) принимается решение о за­мене продразверстки продовольственным налогом. Это была значи­тельная уступка крестьянству. Теперь оно должно было платить вместо продразверстки продналог, который был в два раза меньше продразверстки. Крестьяне получили право свободно сбывать остав­шуюся в их распоряжении продукцию.

Целью НЭПа, по замыслам Ленина, должен быть союз рабо­чего класса и крестьянства, их «смычка», а средством — экономи­ческие реформы. С 1921 г. по 1925 г. проводится ряд мер по либе­рализации экономической деятельности. Среди них:



  1. замена продразверстки продналогом;

  2. введение свободной торговли;

  3. денационализация, т.е. передача в частную собственность мел­кой и средней промышленности;

  4. перевод государственной про­мышленности на рыночные основы;

  5. воссоздание банковской си­стемы;

  6. проведение денежной реформы;

  7. снятие запрета на аренду земли и наем рабочей силы на селе;

  8. допущение в Совет­скую Россию иностранного капитала и создание смешанных предприятий.

Все это в сочетании с такими факторами, как твердый полити­ческий режим, который обеспечивал политическую стабильность, централизованное перераспределение прибыли из легкой и пище­вой промышленности в убыточную тяжелую и транспорт, неэквива­лентный обмен с деревней, отказ выплачивать дореволюционную за­долженность привели к тому, что с 1921 по 1927 гг. темпы прироста промышленной продукции были довольно высокими. В 1921 г. они со­ставили 42,1%; в 1922 г. — 30,7%; в 1923 г. — 62,9%% в 1924 г. —16,4%;. в 1925 г.— 66,1%; в 1926 г.— 43,2%; в 1927 г.—13,3%.

Но чем дальше страна продвигалась по пути НЭПа, тем труд­нее становилось поддерживать такие высокие темпы. Это объясня­лось следующими причинами. Вначале действовал, так называемый, «восстановительный эффект». Его суть в том, что в промышленности загружалось уже имевшееся, но простаивавшее ранее оборудова­ние, а в сельском хозяйстве вводились в оборот заброшенные ранее земли. В конце 20-х годов, когда закончился восстановительный пе­риод, стране потребовались большие капиталовложения в промыш­ленность. Без таких средств реконструировать старые заводы, со­здать новые отрасли промышленности было невозможно.

Делу мог бы помочь частный капитал, но в силу политических соображений его не допускали в крупную и во многих случаях и в среднюю промышленность. Население, не уверенное в прочной ста­билизации режима, не спешило вкладывать свои деньги в сберега­тельные кассы, а хранило их в тайниках или пускало в коммерческий оборот. Нельзя было рассчитывать на иностранные кредиты: для этого необходимо было уплатить царские долги.

Накопление ресурсов внутригосударственного сектора в кон­це 20-х годов по сравнению с 1913 г. было значительно ниже. Так, фондоотдача за это время упала на 25%, прибыли в промышленно­сти было получено на 20% меньше, на железнодорожном транспор­те в 4 раза.

В сельском хозяйстве вследствие ликвидации крупных поме­щичьих хозяйств и дробления крестьянских хозяйств товарность сельскохозяйственной продукции резко сократилась. Если норма товарности сельскохозяйственных продуктов (без учета внутридеревенского оборота) составила в 1913 г. около 23,8%, то в 1923/24 гг.— 16,1%; в 1926/27 гг.—18,3%.

Все эти факторы негативно сказались на социальных резуль­татах НЭПа. С социальной точки зрения от политики НЭПа в наи­большей степени, пожалуй, выиграло одно крестьянство. По сравне­нию с дореволюционным периодом крестьяне стали лучше питаться. Так, потребление молока выросло в 2,8 раза, картофеля — в 2,5 раза, мяса — в 2 раза, хлеба — в 1,1 раза. Рабочие оказались в худшем по­ложении: зарплата рабочих в 1925/26 гг. в среднем по промышленности составила 93,7% довоенного уровня. Не случайно, среди предста­вителей рабочего класса было немало недовольных новой экономи­ческой политикой. Аббревиатура «НЭП>» нередко в их среде расши­фровывалась как «новая эксплуатация пролетариата». В деревне то­же находилось немало недовольных НЭПом. Этот прежде всего сельская беднота (в 1927 г. 28,3% крестьянских хозяйств РСФСР не имели рабочего скота, 31,6%—пахотного инвентаря, 18,2%—коров).

Важную роль в судьбе НЭПа сыграло и то обстоятельство, что к середине 20-х годов среди населения страны почти половину насе­ления составляла молодежь. Это была наиболее социально-активная группа населения, но она не обладала необходимыми знаниями, была малокультурна. К этому времени эти малокультурные, обездолен­ные, бедные и даже нищие люди поняли, что они могут не только встать вровень с богатыми, имущими, но и оказаться выше их в соци­альной иерархии, имеют возможность завладеть его домом, имуще­ством, хозяйством, коллективно или индивидуально. Когда они уви­дели в этом смысл социальной революции, то последовал взрыв, ко­торый смел НЭП. Если лозунг социальной справедливости был для этого слоя абстрактным призывом, то тезис о всеобщем равенстве, а точнее социальном уравнении был близким и понятным. Эта мысль о социальном уравнивании проходит лейтмотивом через политичес­кую практику большевистского руководства.

Однако несмотря на эта обстоятельства, ученые отмечают, что в 20-х годах в принципе возможны были два варианта развития НЭПа. Первый — трансформация НЭПа в рыночную модель. В этом случае отечественный капитал устремляется в производство пред­метов потребления, аграрный сектор, внутриторговые операции. В таком случае произошла бы явная стагнация производства средств производства. Второй вариант: дальнейшее сокращение рыночных начал, жесткий переход к административным методам, закрытие всех каналов перелива капиталов в аграрный сектор, концентрация всех материальных и финансовых ресурсов на производстве средств производства, оборонной промышленности. Это позволяло бы раз­вить производство средств производства и в дальнейшем провести модернизацию производства предметов потребления и аграрного сектора. Негативным аспектом такого пути было резкое сокращение, а то и отсутствие материальных стимулов к труду, а это прямой путь к внеэкономическому принуждению, насилию над личностью, дав­ление и всевозможные запреты.

Таким образом, к концу 20-х годов четко вырисовывалось два

пути: продолжение НЭПа по первому варианту, как предлагал Бу­харин и его окружение, и переход к насильственному, форсирован­ному строительству «социализма» в городе и деревне. На такой путь направляла страну группа Сталина.




  1. следующая страница >>