Тема 12. Эволюция российской экономической теории - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Французская школа пространственной экономики: генезис и современные... 1 323.04kb.
Теоретические основы обеспечения экономической безопасности в условиях... 1 325.51kb.
Программа дисциплины «экономическая социология» 1 336.11kb.
Программа 17 мая (понедельник) Прибытие российской делегации в г. 1 43.56kb.
Рефераты, курсовые, дипломные работы Теория организации Содержание... 16 2379.79kb.
Формирование и эволюция современной экономической мысли 1 170.48kb.
Эволюция теории и практики тарифной политики россии (ХVII в нач. 1 293.9kb.
Выпускники кафедры экономической теории Очная форма обучения, специальность... 1 155.76kb.
Зимняя сессия 2013/2014 1 39.58kb.
Экономика общее представление о значении и состоянии экономической... 7 981.91kb.
Происхождение человека. Эволюция человека. Теории и гипотезы 1 217.63kb.
Научно-просветительская и педагогическая деятельность российской... 2 767.93kb.
- 4 1234.94kb.
Тема 12. Эволюция российской экономической теории - страница №1/1

Тема 12. Эволюция российской экономической теории


Целью изучения данной темы является выяснение причин догоняющего экономического развития России и, соответственно, своеобразие развития экономической теории, как в дореволюционной России, так и в СССР. Для решения этой цели необходимо решить следующие задачи:

    • показать специфику экономического развития России в XVIII и особенности зарождения меркантилизма в стране;

    • выяснить каким образом складывалась в XIX веке классическое направление политэкономии и понять, какие основные идеи были заимствованы у Запада.

    • выявить, что понимали народники под такими категориями как собственность на землю и эксплуатация.

    • указать причину своеобразного понимания маржинализма у представителей российской политэкономии.

    • выяснить истоки зарождения марксизма в России;

    • показать исключительное значение работ Н.Д. Кондратьева для мировой экономической науки;

    • рассмотреть этапы развития экономико-математической школы в СССР после второй мировой войны.

Оглавление


Тема 12. Эволюция российской экономической теории 1

12.1. Зарождение экономической мысли в России и русский меркантилизм 1

12.2. Классическая политэкономия в России 4

12.3. Развитие и судьба маржинализма в России в 20 – 30 годах XX века 12

12.4. Экономическая мысль в России в 20-30 годах XX в. 15

12.5. Развитие российской экономической науки после второй мировой войны 20

Выводы 25

Вопросы для самопроверки 25

Библиография 26




12.1. Зарождение экономической мысли в России и русский меркантилизм


В России, развитие мануфактурного производства и товарно-денежных отношений было возможно только в рамках национальной экономики и во многом зависело от государственной власти, которая содействовала первоначальному накоплению капитала и тем самым хозяйственному росту.

Поэтому закономерно, что автором выдающегося сочинения российской экономической мысли конца XVII века был “Новоторговый устав”, написанный главой посольского приказа А.Л.Ордин-Нащокиным, который открыл следующий этап в развитии отечественной экономической мысли. Устав- обоснование и оформление принципов меркантилистической политики. Ордин-Нащокина интересовали не общие, народнохозяйственные вопросы, а проблемы защиты и кредитования отечественного купечества. Торговая политика, декларированная уставом, носила ярко выраженный монетаристский характер. Под богатством страны понималось избыток денег, или избыток продукта, который на внешнем рынке должен превратиться в золото и серебро. Фискальные возможности таможенной политики государства - вот основное содержание этого произведения. Государство, по мнению авторов, должно было регулировать ввоз товаров путем обложения пошлинами иностранных товаров, и поощрять вывоз отечественной продукции, т.е. иметь активный торговый и денежный баланс. Но, необходимо заметить, что, пытаясь разрешить проблемы сферы обращения, автор устава не интересовался вопросами обновления сферы производства и поэтому можно говорить о сочинении Ордин-Нащокина (как впрочем, и о других российских меркантилистах), как только о первых шагах возникновения качественно нового этапа системной эволюции экономическо мысли.

Реформы Петра I дали мощный импульс и заложили институциональные основы всех экономических изменений, сохраняя общую экономическую направленность развития в течение почти целого века. В условиях Петровских преобразований вмешательство государства во все сферы приняло такой характер, что не могло не привести к идее унификации всех социально-экономических норм. Петр I, будучи безусловным сторонником западных достижений, тем не менее, руководился в основном российской спецификой. Его реформы опирались не на творческую инициативу общества, уровень демократического устройства, который был невысок, а на государственный механизм, государственные институты. В результате и произошло усиление государственной власти, а общество и его экономика стали частью государственной машины, т.е. был создан целый экономический уклад - государственное хозяйство.

Особенности развития российской экономики в XVIII веке заключалось в том, что рост крепостнических тенденций шел одновременно со становлением рыночного уклада. Поэтому в эпоху Петра I, направления российской экономической мысли развиваются как реакция на происходящее и “трудности роста”. В результате взгляды меркантилистов времен петровских реформ можно охарактеризовать как “литературу проектов”, дающую практические ответы и общетеоретические ответы по текущим вопросам реформирования. В числе прожекторов петровской эпохи выделяются три имени, которые заслуживают особого внимания: это Ф. Салтыков, И.Посошков и В.Татищев.

«Книга о скудости и богатстве», написанная Иваном Тихоновичем Посошковым (1652–1726), была опубликована лишь спустя сто с лишним лет после его смерти. Она вошла в историю как одно из выдающихся произведений российской экономической мысли. Посошкова называют одним из первых русских экономистов, смелым и оригинальным представителем мировой экономической мысли, выступившим с развернутой программой подъема производительных сил России.

Посошков придерживался взглядов на ход экономического развития, известных под названием «меркантилизм». Это была не столько теоретическая система, сколько система прогрессивных преобразований, подъема и возрождения производства, совершенствования управления.

Работа Посошкова – плод длительных размышлений о причинах «скудости» и «неисправ», путях всестороннего обновления великой России. Причины «неправды» и «неисправностей» автор видит в произволе и безнаказанности обладающих властью, в небрежении к условиям жизни крестьян, мастеровых людей, в подрыве «охоты к мастерству», в излишествах и расточительстве дворянства, в засилье иностранных купцов.

Будучи сам разносторонним умельцем, предпринимателем и купцом, Посошков стремится обосновать практические меры, направленные на устранение скудости и умножение народного богатства. «В коем царстве люди богаты, то и царство то богато» – такова узловая идея «доношения», с которым выступил радетель об «исправлении всех неисправ».

Одна из главных мер – производительный труд, устранение праздности и излишеств, труд с «прибытком». Нужно поощрять ремесло, поддерживать отечественную торговлю. Царю через «расположение указное» нужно регламентировать труд помещичьих крестьян, размер оброка, отделить крестьянскую землю от помещичьей.

Посошков предлагал отменить подушную подать, укрепить финансы путем введения всеобщего поземельного налога.

Во внешней торговле необходимо создавать купеческие компании, куда вовлекать и небогатых, маломощных купцов. Держать единую цену и условия продажи иностранцам. Вывозить не сырье, не лен и пеньку, а полотна и миткали. Насаждать крупную промышленность; поднимать грамотность населения; обучать ремеслам. Строить заводы на средства казны, отдавать их в аренду, «чтобы люди богатились, а и царская казна множилась».

В оценках и предложениях Посошкова можно найти противоречия, несогласованности. Он сторонник жестких, принудительных мер регламентации. Но его программа в целом для своего времени прогрессивна и прагматична. Это яркий и оригинальный манифест экономического подъема, умножения национального богатства России.


12.2. Классическая политэкономия в России


Прежде чем изучать классическую политическую экономию в России, следует обратить внимание на то, что все рассмотренные выше теоретики классической политэкономии были, за исключением Маркса, англичанами и французами. Это было связано с лидирующим положением Англии и Франции в указанный период времени в области экономического, политического и культурного развития. На долю других европейских стран и США оставалась интерпретация теорий, приходящих из Англии и Франции, в соответствии с их местными социально-экономическими условиями. В их числе была и России. Тем не менее, отдельные оригинальные идеи в экономической науке того времени высказывали и российские ученые.

Классическая политэкономия стала проникать в Россию во второй половине XVIII в. Ее официальное признание и преподавание в университетах начались, так же как и в Западной Европе, с XIX в. В то же время, по своему экономическому и политическому развитию Россия отставала от Запада. В конце XVIII — начале XIX в., в Англии и в первой половине XIX в. во Франции уже проходил промышленный переворот, в России доминировало ручное производство. В Англии буржуазная революция с социальными реформами произошла в середине XVII века, во Франции — в конце XVIII века, а в России в первой половине XX в. Абсолютная монархия стояла незыблемо, общество было разделено сословными правами и привилегиями, и значительная часть населения состояла из крепостных, практически лишенных всех прав.

Поэтому во второй половине XVIII — первой половине XIX в. экономическая мысль России обладала определенной спецификой. Она развивалась как бы в двух плоскостях. Академическая, университетская экономическая наука, имевшая тесный контакт с Западной Европой, находилась в русле общемировых традиций классической политэкономии, соответствовавшей промышленному капитализму, отсутствовавшему пока в России. Практическая же линия российской экономической мысли использовала скорее дух, чем содержание, классической политэкономии и поднимала в основном проблемы периода первоначального накопления капитала, т.е. проблемы денежного обращения, кредита, финансов, внешней и внутренней торговли, экономической роли государства, а также проблемы хозяйственных прав дворянства, купечества, крестьянства и других социальных слоев российского общества. В данной главе будут рассмотрены основные этапы развития в России теоретической линии классической политэкономии.

Первой теорией классической политэкономии, получившей распространение в России, стала теория физиократов, и ее проводником был посол России во Франции Дмитрий Голицын (1734—1803). Он имел задание от Екатерины II информировать ее о деятельности любезных ей «князей науки», что соответствовало и его личным склонностям, и поэтому с появлением школы «экономистов» (физиократов) Голицын стал посещать их «вторники» в доме маркиза Мирабо. (Впоследствии в 1796 г. он опубликовал о физиократах и их учении книгу «О духе экономистов».) В 1765 г. с благословения Екатерины II в Петербурге по аналогии с парижским клубом «экономистов» было создано Вольное экономическое общество, просуществовавшее до 1917 г. В то же время теоретическая сторона учения физиократов не привлекла большого внимания в России. Вольное экономическое общество в начальный период своей деятельности занималось в основном практическими вопросами сельского хозяйства.

Однако в конце 1880-х гг. в истории экономических учений было сделано важное открытие. Считалось, что «Экономическая таблица» Ф. Кенэ, послужившая первым шагом в теории межотраслевого баланса, имела продолжение только через 100 лет в теории общественного воспроизводства К. Маркса. Но, как выяснилось, существенное развитие «Экономическая таблица» имела в обнаруженных недавно работах профессора Харьковского университета Йозефа Ланга (1775(6)—1820). Вчерашний выпускник Фрайбургского университета, приглашенный в 1803 г. в только что открытый Харьковский университет, он проработал здесь всю свою недолгую жизнь и в работах 1807—1815 гг. разрабатывал сначала трехсекторную (но несколько иную, чем у Кенэ), затем четырехсекторную модель народного хозяйства. Для обозначения секторов экономики Ланг, так же как и Кенэ, использовал понятие «класс». В его четырехсекторной модели перераспределение валового национального продукта осуществлялось между производителями первичного продукта (сельское хозяйство и добывающая промышленность), производителями вторичного продукта (обрабатывающая промышленность), коммерческим и служилым классами. При этом он использовал линейные уравнения и цифровые примеры из народно-хозяйственного оборота тогдашней России. К сожалению, работы Ланга не были замечены современниками и не оказали влияния на развитие экономической науки.

Более широкие масштабы, по сравнению с теорией физиократов, имело в России распространение теории А. Смита. Были и личные контакты со Смитом. В 1761 г. два студента Московского университета, Иван Третьяков (1735—1776) и Семен Десницкий (1740—1789), были направлены на учебу в университет г. Глазго, где профессором нравственной философии был Смит, еще не написавший «Богатство народов», но уже рассматривавший в своих лекциях экономические проблемы. В 1767 г. Десницкий и Третьяков возвратились на родину и стали преподавать на юридическом факультете Московского университета. Помимо юридических работ они писали и по общим социальным проблемам, а у Третьякова была небольшая экономическая работа «Рассуждения о причинах изобилия и медлительного обогащения государств, как у древних, так и нынешних народов» (1772), название которой очень близко названию основной книги Смита, вышедшей четыре года спустя. Экономические взгляды Третьякова и Десницкого были близки ранним взглядам Смита, но в отличие от него они, не являясь сторонниками «экономического либерализма», выступали за протекционизм во внешней торговле и стимулирование отечественного производства со стороны государства, а также уделяли больше внимания вопросам денежного обращения, кредита и финансов. Кроме того, Десницкий в 1781 г. выдвинул концепцию общественного развития, в рамках которой дал схему истории экономики, состоящую из четырех стадий: охотничьей, скотоводческой, земледельческой и коммерческой. Последняя подразумевала капиталистическую экономику. Эта схема предвосхитила аналогичные схемы исторической школы, появившиеся в Германии с середины XIX в.

В начале XIX в. идеи Смита уже получили в России широкое распространение, тем более что в 1802—1806 гг. «Богатство народов» Смита было переведено на русский язык за государственный счет. Это было связано с тем, что с начала XIX в. политическая экономия вошла в состав университетской программы. Кроме того, в России были открыты пять новых университетов, где изучение экономики было обязательным.

Новую дисциплину читали вначале в основном иностранные профессора. Среди них можно выделить Христиана Шлёцера, профессора Московского университета и автора первого учебника политэкономии, переведенного на русский язык; Людвига Якоба, профессора Харьковского университета, писавшего работы по экономике России, и Михаила Балугьянского, украинца из Австро-Венгрии, первого ректора Петербургского университета и помощника известного российского реформатора М. Сперанского.

Поскольку это были в основном немецкие преподаватели, они преподавали классическую политэкономию с элементами идей немецкой исторической школы и государственного управления (читавшейся в XVIII в. в немецких университетах). Другими словами, они не были полными сторонниками концепции «экономического либерализма».

Первые двадцать лет российская политэкономия преподавалась под непосредственным влиянием теории Смита, но постепенно Смит отодвигался на некую высоту как символ общего направления, а в конкретных вопросах российские экономисты все больше опирались на работы Сэя, Мальтуса, в меньшей степени на Рикардо, а также на работы менее крупных западных экономистов. С 20-х гг. XIX в. главным авторитетом окончательно стал Сэй, который оставался в этом качестве до начала 40-х гг. XIX в.

В России в это время наиболее крупным экономистом и первым российским академиком по политической экономии был Генрих Шторх (1776—1835). Он родился в Риге, учился в Германии и затем преподавал в Первом кадетском корпусе в Петербурге и служил в Министерстве иностранных дел. Основной труд Шторха «Курс политической экономии», принесший ему европейскую известность, вышел в 1815 г. на французском языке. По поводу этой работы у Шторха возник конфликт с Сэем, обвинившего Шторха в плагиате. Тем не менее, у других европейских ученых было иное мнение. Так, ближайший друг и последователь Рикардо Мак-Куллох, считал, что это сочинение «имеет много превосходных разысканий о предметах, которые мало привлекали внимание английских и французских экономистов». Своим важнейшим вкладом в экономическую теорию Шторх считал концепцию цивилизации, которая, по его мнению, дополняла теорию Смита.

Следующий экономист, которого, без сомнений, можно отнести к классикам, будущий президент Вольного экономического общества адмирал Николай Семенович Мордвинов (1754—1845) фактически сформулировал проблему индустриализации страны. В книге «Некоторые соображения по предмету мануфактур в России и о тарифе» (1815) В другой своей работе «Мнение о способах, коими Россия удобнее может привязать к себе постоянство кавказских народов» (1816) ученый выдвинул весьма спорный тезис о том, что Кавказ можно победить не штыками, а торговлей.

Экономические идеи декабристов в лице П.И. Пестеля и П.Г. Каховского не шли дальше освобождения крестьян и создания фонда общественных земель.

В работе Николая Ивановича Тургенева (1879—1871) «Опыт теории налогов» (1818) можно найти идеи относительно необходимости соблюдения принципа всеобщности при взимании налогов, аргументы в пользу отмены натуральных повинностей, а также рассуждения относительно сбалансированности расходов и доходов государства.

Профессор политэкономии различных российских университетов, Иван Васильевич Вернадский (1821—1884) являлся издателем и редактором журналов «Экономический указатель» (1857—1861) и «Экономист» (1858—1864). В работе «Очерк истории политической экономии» (1858) ученый разделил все экономические школы на две группы: к первой группе (поддерживающей фритредерство) он относил физиократов и классиков, ко второй группе (выступающей за вмешательство государства в экономику) причислялись меркантилисты и социалистические учения.

По вопросам об организации российского хозяйства и роли в его развитии крестьянской общины в середине века вели дискуссии славянофилы. Они ратовали за сохранение крестьянской общины в прежнем, патриархальном виде, другие мыслители (западники) выступали за промышленное развитие по европейским образцам, усиление роли товарно-денежных отношений, в том числе в деревне.

Весьма существенный вклад в развитие отечественной политэкономии внес и Н. Г. Чернышевский (1828—1889). Главная его заслуга состоит в переводе с английского «Принципов политической экономии» Дж. С. Милля. Кроме этого им собственноручно написан ряд работ на экономические темы: «Капитал и труд» (1860), «Примечания к «Основам политической экономии» Д.С. Милля» (1860), «Очерки политической экономии (по Миллю)» (1861). В последней работе писатель утверждает, что меновая ценность предмета определяется его способностью быть годным для употребления и быть относительно редким. Относительно тягости труда демократ-разночинец заявляет, что «сам по себе труд есть деятельность приятная... так что если отстраняется внешняя неблагоприятная для труда обстановка, он составляет наслаждение для трудящегося». По поводу разделения труда, Н. Г. Чернышевский заявляет, что оно, безусловно, необходимо, но весьма полезно заниматься разнообразными видами трудовой деятельности. Разница между работником, выполняющим различные виды труда и узким специалистом, по его мнению, такая же, как между заядлым путешественником и человеком, не высовывавшим носа из своего дома.

В статье «Политическая экономия перед судом науки» (1874), представляющей очередной «тщательный анализ «Основ» Милля»

Чернышевский критикует английского классика за смешение понятий физического и денежного капитала.

Во второй половине растет поток российских курсов политической экономии. Можно выделить следующие работы: «Публичные лекции по политической экономии» (1860) И. К. Бабста; «Основания политической экономии» (1870) Н. X. Бунге; «Лекции по политической экономии» (1875) А. И. Чупрова; «Опыт о народном богатстве, или О началах политической экономии» (1877); «Основания политической экономии» (1890) Д. И. Пихко.

В книге Д.И. Пихно, например, определяются факторы, влияющие на спрос (потребности, степень годности продукта и трудность его приобретения) и предложения (цели и организация производства, трудность реализации готового продукта).

В работе А. А. Антоновича «Теория ценности: критико-эко-номическое исследование» (1877) дана интересная классификация экономистов, в которой в качестве критерия используется отношение ученых к проблемам ценности. Так, в одну группу попали А. К. Шторх, П. Прудон, Б. Гильденбранд, В. Рошер и Дж. С. Милль, поскольку все они, по мнению автора классификации, анализировали ценность с точки зрения потребления; к экономическим деятелям, подходившим к ценности со стороны распределения, А. А. Антонович относил Т. Мальтуса, Г. Маклеода, Г. Торнтона и Ф. Бастиа; с точки зрения производства подходили к ценности Д. Рикардо, Г. Кэри и К. Маркс.

Профессор кафедры политической экономии и статистики Киевского университета Николай Иванович Зибер (1844—1888) является автором работ «Теория ценности и капитала в связи с позднейшими дополнениями и разъяснениями» (1871), «Очерки первобытной экономической культуры» (1883) и «Давид Рикардо и Карл Маркс» (1885). Известность получило высказывание ученого о том, что экономическое благоденствие в стране наступит лишь после того, как «каждый мужик выварится в фабричном котле».

В книге Александра Ивановича Чупрова (1842—1908) «История политической экономии» (1892) особый интерес представляет глава «Преобразования в формах обмена», где анализируются влияние на развитие экономики появление векселей, банковского дела, банковских билетов и акционерных обществ.

Современниками Чернышевского были представители классической политэкономии — И. Горлов, И. Вернадский, В. Безобразов и др. Профессор Московского университета Иван Вернадский (1821—1884) опубликовал первое в России фундаментальное исследование по истории экономических учений «Очерк истории политической экономии» (1858). Этот ученый выступал за развитие в России промышленного капитализма и фермерского пути развития сельского хозяйства. Его деятельность совпала с периодом реформ в России, главная из которых — отмена крепостного права в 1861 г. — существенно стимулировала развитие капитализма в России. С 60-х гг. XIX в. наконец совпали две линии развития российской политической экономии — сфера капиталистического производства стала предметом изучения как ее теоретической, так и практической линии. Но парадокс заключался в том, что в мировой экономической науке классическая политэкономия уже в основном завершила свое творческое развитие.

Во второй половине XIX в. классическая политэкономия в России, как и во всем мире, формально сохраняла свое господство, преподавалась в университетах, но творческий потенциал ее уже иссяк. В 1870—80-е гг. она постепенно вытесняется идеями исторической или, как ее еще называли, реальной школы

И, наконец, в 90-е гг. XIX века в России под влиянием бурного промышленного подъема и становления капитализма получает массовое распространение марксизм. Среди экономистов-марксистов этого времени следует упомянуть, прежде всего, П. Струве, М. Туган-Барановского, В. Ульянова (Ленина), С. Булгакова и др. Российские марксисты в этот период вели теоретические споры с другой группой российских социалистов — народниками о перспективах капитализма в России. Народники (В. Воронцов, М. Даниельсон) разделяли, по сути, теорию реализации Сисмонди и утверждали, что развитию капитализма в России препятствует сокращение рынка (спроса), марксисты же, опираясь на теорию общественного воспроизводства Маркса, доказывали, что за счет растущей специализации производителей затруднений для реализации их продукции не возникает. На рубеже XIX и XX вв., марксизм в России раскололся на критический и ортодоксальный. (Из указанных выше четырех ведущих теоретиков-экономистов на позициях ортодоксального марксизма остался только Ленин). А в начале XX в. критические марксисты перешли на совершенно другие теоретические позиции.

12.3. Развитие и судьба маржинализма в России в 20 – 30 годах XX века


Первые маржиналистские работы появились в России в 90-е гг. XIX в. Здесь можно отметить статью М.И. Туган-Барановского, бывшего в это время в основном на марксистских позициях, «Учение о предельной полезности хозяйственных благ как причине их ценности» (1890), в которой он предлагал синтез теории предельной полезности и теории трудовой стоимости. (Позднее идеи Туган-Барановского математически оформил Н. Столяров в работе «Аналитическое доказательство предложенной г. М.И. Туган-Барановским политико-экономической формулы: предельные полезности свободно произведенных продуктов пропорциональны их трудовым стоимостям). Затем были две монографии: В.Ф. Залесского «Учение о происхождении прибыли на капитал», (1893), и «Полезность и цена» (1895). По содержанию они были близки к теориям первого этапа «маржиналистской революции». Однако эти публикации не привлекли к себе широкого внимания, так как российская общественность в это время была поглощена дискуссиями марксистов и народников.

Более массовое распространение маржинализма в России началось уже в XX в. Следует сказать, что на рубеже XIX—XX вв. российская наука перестала быть «догоняющей» и вышла на мировой уровень. Это означало, что российские экономисты, наряду с экономистами ряда других стран, стали выдвигать оригинальные теории, пополнявшие мировую экономическую науку. Примером может служить монография Владимира Дмитриева (1868—1913) «Экономические очерки. Опыт органического синтеза трудовой теории ценности и теории предельной полезности». Она выходила отдельными выпусками с 1898 г. и затем вся полностью вышла в 1904 г. В этой работе было два оригинальных положения, которые не были замечены современниками, но затем мировая наука признала за ними приоритет Дмитриева. Первым положением были межотраслевые коэффициенты, являющиеся одним из ключевых положений современной теории межотраслевого баланса. Второе положение входит в современную теорию монопольных цен. Его краткое содержание в том, что монополизация рынка ведет к росту не только цен, но и издержек.

В начале XX в. маржиналисты были уже почти во всех российских университетах. По своим теоретическим позициям одни из них были ближе к первому, а другие — ко второму этапу «маржиналистской революции». Помимо продолжавшихся исследований Залесского и следует назвать фундаментальную работу студента Петербургского университета Владимира Войтинского (1885—1960) «Рынок и цены» (1906) (потом Войтинский «ушел в революцию» и к научной работе вернулся только после 1917 г.), работу Николая Шапошникова (1878—1939) «Теория ценности и распределения» (1912). «Киевская школа» политической экономии в XX в. также переключилась на маржиналистскую теорию. Лидером ее стал Александр Билимович (1876—1963), основной работой которого была монография «К вопросу о расценке хозяйственных благ» (1914). Войтинский и Билимович уделяли основное внимание теории спроса, Шапошников был ближе к проблематике Д.Б. Кларка.

Уровень российских маржиналистов был высоким. Немецкий историк экономической мысли Х.-Ю. Серафим писал: «Теоретическую концепцию Билимовича по ее внутренней законченности и логической отточенности можно сравнить с лучшими образцами западноевропейских теоретических исследований». Но мировую известность приобрел со временем другой представитель «киевской школы» Евгений Слуцкий (1880—1948), который в 1915 г. в одном итальянском экономико-статистическом журнале опубликовал статью «К теории сбалансированного бюджета потребителя». В ней он впервые сформулировал условие равновесия полезности и бюджета потребителя как равенство предельных норм замещения соотношению цен соответствующих благ, известное теперь в мировой экономической науке как «уравнение Слуцкого». Статья прошла незамеченной, но в 1934 г. ее обнаружили английские экономисты Р. Аллен и Дж. Хикс и показали, что Слуцкий сделал первый крупный шаг вперед после «маржиналистской революции». В предисловии к своей классической работе «Стоимость и капитал» (1939) Хикс писал: «Работа Слуцкого сильно математизирована, в ней мало рассуждений о важности его теории. Возможно, это и объясняет, что столь долгое время она не оказывала влияния на развитие экономической мысли. Настоящий труд представляет собой первое систематическое исследование «территории», впервые открытой Слуцким».

Таким образом, в начале XX в. маржиналистская теория была представлена в России широко (выше перечислены далеко не все ее представители) и на всемирно высоком научном уровне.

После прихода к власти большевиков судьба маржинализма в России стала неблагоприятной. Правда, самые молодые лидеры партии были знакомы с маржиналистской теорией. В частности, Н. Бухарин во время обучения в Московском университете занимался в семинаре Шапошникова, в эмиграции посещал лекции Бём-Баверка в Венском университете, следил за современной ему экономической литературой. Известна дискуссия Бухарина с Лениным, когда он пытался доказать возможность синтеза марксистской и маржиналистской экономических теорий. Но авторитет Ленина перевесил в этом споре. Отношение большевиков к маржинализму было отрицательным; правда, в 1920-е гг. маржиналистов еще терпели, но лишь до прихода в 1929 г. к власти Сталина.

Судьба упомянутых выше российских маржиналистов, сложилась следующим образом. Билимович и Войтинский эмигрировали и продолжали научную работу за рубежом, имея достаточно высокий авторитет. Особенно был известен Войтинский как предшественник (по проблеме использования инфляции в качестве антикризисной меры), а затем сторонник кейнсианства и исследователь проблем занятости. Юровский и Шапошников работали в 1920-е гг. в Наркомфине и затем стали жертвами сталинских репрессий. Слуцкий в 1920-е гг. работал в Конъюнктурном институте в Москве, и его исследования в области математического моделирования конъюнктуры вызывали интерес в мировой экономической науке. Но после ликвидации в 1929 г. института и ареста ряда его сотрудников во главе с директором Н. Кондратьевым Слуцкий вынужден был оставить экономическую науку и стать чистым математиком. С приходом в 1929 г. к власти Сталина маржинализм, как и все немарксистские экономические теории, а также основанные на нем экономико-математические методы были, по сути, запрещены. Лишь на рубеже 1950—60-х гг. математические методы в экономической науке СССР были реабилитированы, но лежащая в их основе маржиналистская теория критиковалась вплоть до «перестройки».

12.4. Экономическая мысль в России в 20-30 годах XX в.


В 1920-30-е гг. российская экономическая наука имела свои последние достижения мирового уровня. В 1920-е гг. ряд крупных экономистов – немарксистов еще работали в России, хотя другие крупные экономисты эмигрировали после 1917 г, некоторых выслали в 1922 г. Экономисты-немарксисты в 20-е годы критиковали советский партийный и хозяйственный аппарат, но начиная с конца 20-х годов, часть из них оказалось в тюрьме, для остальных был выбор – либо осваивать новую профессию, либо становиться марксистом.

Теория больших циклов Н. Д. Кондратьева: обоснование, практическая значимость.

Заслуга Николая Дмитриевича Кондратьева (1892–1938) состоит в том, что он, впервые в мире, разработал теорию больших циклов (длинных волн) экономической коньюктуры.

Ученый обосновал наличие наряду со среднесрочными (8–11 лет) и короткими (3–4 года) продолжительных циклов, длящихся 48 – 55 лет. Он осуществил статистическое исследование длительных циклов, показал взаимосвязь циклических колебаний различной продолжительности, выявил факторы, лежащие в основе длительных конъюнктурных колебаний.

По Кондратьеву, колебания «относительной конъюнктуры» не случайность, а закономерное развитие.

Концепция больших циклов, разработанная Кондратьевым (см., рисунок), позволяет представить общие закономерности социально-экономического развития, присущие как отдельным странам, так и общемировому процессу.





Рис.: Кривая больших циклов (условно-теоретическая).

Переходы от одной фазы большого цикла к другой связаны с техническими переворотами и структурными преобразованиями экономики. Теория больших циклов лежит в основе понимания качественных сдвигов в экономике, в сфере социально-экономических и взаимосвязанных с ними процессов. Ряд авторов усматривают взаимосвязь между фазами циклов Кондратьева и этапами развития капиталистического общества, начиная с периода свободной конкуренции (продолжавшегося примерно до 90-х гг. прошлого столетия) и кончая его транснациональной формой (с начала 70-80-х гг. нынешнего столетия).

В основе больших циклов лежат процессы, связанные в обновлением долговременных элементов основного капитала (производственных сооружений, зданий, инфраструктуры), процессы, вызванные крупными переворотами в технике, созданием новых источников энергии новых видов сырья, разработкой принципиально новых технологических процессов. Обновление основных капитальных благ требует длительного времени и огромных затрат. Эти процессы протекают в известной мере скачками, циклически.

Н. Кондратьев выявил некоторые закономерности («эмпирические правильности») больших циклов. Характер, глубина среднесрочных циклов зависят от того, как они накладываются на фазы большого цикла. Понижательная волна большого цикла порождает особую длительность, остроту средних торгово-промышленных циклов. Повышательная волна, напротив, «сглаживает» различия; средние циклы в этом случае характеризуются «обратными чертами».

Н. Кондратьев разработал теорию относительной динамики и конъюнктуры народного хозяйства. Показал связь динамики цен с процессами возмещения и износа основного капитала, циклическим характером инвестиций. Изменения в механизме цен активно воздействуют на ход изменений и соотношение основных параметров национальной экономики.

Большие циклы хозяйственной конъюнктуры принято называть циклами Кондратьева. Разработанная им теория помогает яснее представить закономерности общественного развития. Она способствует изучению качественных сдвигов в развитии экономики, в сфере социально-экономических и взаимосвязанных с ними процессов.

Н. Кондратьев был директором Конъюнктурного института. При его непосредственном участии разрабатывались первые в стране перспективные планы. Работу над фундаментальным трудом «Основные проблемы экономической статики и динамики» Кондратьев продолжал находясь в заключении. Ему удалось реализовать лишь часть обширного замысла. Сохранившийся фрагмент капитального труда увидел свет полвека спустя после смерти ученого.

Следовало бы задуматься не только о параметрах и составляющих больших циклов, но и (не в последнюю очередь) о закономерностях и выводах, вытекающих из анализа:



  1. большие волны Кондратьева проявляют себя не только в развитых странах, они носят универсальный характер;

  2. они охватывают не только производство, но и другие сферы человеческой цивилизации – образование, культуру, социально-политическое устройство;

  3. они напоминают о невозможности «повторения» пройденных этапов, о действительно долгосрочной перспективе повсеместного движения к постиндустриальному обществу. Это движение займет не одно десятилетие, будет представлять обновление всех сфер жизни.

Леонид Наумович Юровский (1884–1938) – теоретик рыночной экономики и финансового хозяйства. Его имя связано с выпуском «золотого червонца», способствовавшего упрочению национальной валюты и успеху денежной реформы 1922–1924 гг.

Проблему стабилизации Юровский не сводил к задачам финансовой политики; важно было преодолеть образовавшиеся диспропорции, создать благоприятные условия для общего подъема экономики – промышленности и сельского хозяйства.

Узловые проблемы, рассматриваемые в трудах ученого: теория цены, проблема динамического равновесия, соотношение планового и товарного начал в народном хозяйстве и сегодня сохраняют свою значимость.


  1. Теория цены и проблемы несовершенной конкуренции рассматривались в книге «Очерки по теории цены». По мнению Юровского, цена как ведущая категория товарного хозяйства не нуждается в «подкреплении» конституирующих факторов. Цены всегда покоятся на ценах; для их определения надо исходить не из субъективных желаний, а из анализа двусторонней взаимосвязи между количеством товаров и их ценами. Динамическое равновесие охватывает не только спрос и предложение, но и отношение производства и дохода.

  2. Динамическое равновесие складывается применительно к конкретным условиям переходного периода. Государство располагает инструментами воздействия на потребительский рынок, но оно ограничено в своем влиянии на крестьянский и мировой рынок. Это важно учитывать при разработке экономической политики и составлении хозяйственных планов. Государственные программы призваны обеспечивать динамичное, подвижное равновесие, учитывая всю сложность взаимосвязей с основными хозяйственными секторами.

  3. Рассматривая природу товарно-социалистической системы, Юровский полемизировал с экономистами, игнорировавшими законы товарного хозяйства. Он напоминает о необходимости учитывать действие «закона ценности». Разрабатывая экономическую политику, важно научиться согласовывать противоречивое действие плановых и рыночных начал.

Глубокий анализ аграрных отношений и семейного крестьянского хозяйства был дан в трудах А. В. Чаянова.

Характеризуя развитие аграрных отношений в период распада помещичьего землевладения и реформирования российской деревни (начало XX в.), выдающийся экономист-аграрник Александр Васильевич Чаянов (1888–1937). Он поставил в центр анализа изучение условий и особенностей семейно-трудового крестьянского хозяйства.

В крестьянской стране прогресс и перспективы национальной экономики органично связаны с трансформацией многомиллионной массы крестьянских хозяйств. Вопреки мнению большинства специалистов о якобы неизбежном и однозначном преобразовании сельскохозяйственного производства в крупные «фабрики зерна и мяса» Чаянов придерживался другой позиции. Он обосновывал иной путь вовлечения крестьянских хозяйств в систему рыночных отношений, в национальное производство.

В своих трудах ученый развивал положение об относительной устойчивости семейно-трудовых крестьянских хозяйств. Его аргументы основывались на том, что эти хозяйства носят в определенной степени замкнутый характер. Их цель не извлечение прибыли, а обеспечение известного уровня потребления крестьянской семьи.

Крестьянское хозяйство – семейное хозяйство. Внутри него складываются довольно устойчивые корреляционные связи по разделению обязанностей и участию в производстве, по соотношению числа работников и едоков, наличию скота и инвентаря, по оптимизации трудовых усилий и насущных потребностей.

Один из принципов организации крестьянского хозяйства состоит в соблюдении соразмерности (равновесности) форм и условий работы, технических средств и ручного труда, занятости на протяжении сельскохозяйственного цикла, соответствия между валовым доходом и семейным бюджетом.

По мере увеличения годового дохода, добываемого трудом крестьянской семьи, его предельная полезность снижается . Тягостность первых десятков рублей относительно невелика. Постепенно трудовые усилия нарастают, а полезность дополнительного дохода по сравнению с затратами на его добывание снижается.

В случае повышения производительности труда новая точка равновесия «установится на более высокой степени удовлетворения потребностей».

Крестьянское хозяйство сохраняет жизнеспособность и в неблагоприятных условиях. По словам Чаянова, условия внутреннего равновесия семейного хозяйства «делают для него приемлемыми очень низкие оплаты единицы труда, дающие возможность существовать в условиях, обрекающих капиталистическое хозяйство на несомненную гибель».

Перспективы дальнейшего развития, перехода к применению прогрессивной техники и эффективных приемов ведения хозяйства Чаянов видел, прежде всего, в развитии кооперации. Участие в различных формах кооперации – «от рынка к полю» ~- рассматривалось как добровольный и постепенный процесс.

Судьба ученого, исследовавшего весьма непростые, но актуальные стороны аграрных отношений, сложилась трагично. Его работы и рекомендации, расходившиеся с официальной позицией, были отвергнуты, а сам он подвергнут необоснованным преследованиям и репрессирован.

12.5. Развитие российской экономической науки после второй мировой войны


В послевоенный российской политэкономии можно выделить лауреата Нобелевской премии по экономике 1975 г. Леонида Канторовича (1912-1986), выпускника Лениградского университета. Л. В. Канторович: разработал теории линейного программирования.

За разработку метода линейного программирования Леонид Витальевич Канторович (1912–1986) был (совместно с американским экономистом Т. Купмансом) удостоен Нобелевской премии в области экономики (1975 г.).

Заслуга Канторовича состоит в том, что он предложил математический метод поиска оптимального варианта распределения ресурсов. Решая конкретную задачу достижения наибольшей производительности при загрузке оборудования предприятия, производящего фанеру, ученый разработал метод, получивший название метода линейного программирования. Тем самым был открыт новый раздел в математике, получивший распространение в экономической практике, способствовавший развитию и использованию электронно-вычислительной техники.

Для решения задачи на оптимум Канторович использовал метод последовательных приближений, последовательного составления вариантов с выбором наилучшего в соответствии с условиями задачи. Линейное программирование – это программное распределение ограниченных ресурсов наилучшим способом в соответствии с поставленными целями.

Как найти этот наилучший способ? Как получить оптимальный результат и убедиться, что он действительно оптимален?

Предлагается построить математическую модель в виде формул, графика, таблицы. Затем подставить в модель конкретные числовые показатели и произвести вычисления. Многие взаимосвязи и процессы довольно схожи, однотипны. Это позволяет построить типовые модели, например модель транспортной задачи или распределительной задачи. При решении типовой задачи требуется найти такие значения нескольких вариантов, которые отвечают определенным условиям (ограничениям) и соответствующей цели.

Например, требуется с наименьшими затратами перевезти грузы от трех поставщиков к пяти потребителям. Задачу можно попытаться решить методом перебора многочисленных вариантов. Это потребует громоздких расчетов и немалого времени. Но мы не будем уверены, что избранный вариант оптимален.

Метод линейного программирования позволяет найти оптимальное решение. Линейным оно называется потому, что основывается на решении линейных уравнений. Неизвестные в них только первой степени; ни одно неизвестное не перемножается на другое неизвестное. Такие уравнения отражают зависимости, которые могут быть изображены на графике прямыми линиями.

На рисунке приведена транспортная задача: требуется определить план перевозок при минимальных затратах.



Рис.: Транспортная задача.

В данном случае имеются четыре потребителя (квадратики) и три поставщика (кружочки). Линии, соединяющие пункты, изображают маршруты поставок (транспортную сеть). Цифры внутри квадратиков показывают объемы спроса (со знаком минус), внутри кружочков – размеры предложения (со знаком плюс).

Несколько иной целевой критерий в задаче о диете (кормовом рационе). Задача сводится к поиску оптимального рациона для кормления скотины или птицы. При постоянном изменении рыночных цен на корма фермеры подбирают оптимальный рацион при минимуме затрат, производя соответствующие расчеты на компьютере.

Для любой задачи линейного программирования существует сопряженная ей, двойственная задача. Если прямая задача заключается в минимизации целевой функции, то двойственная – в максимизации.

При непосредственном участии Канторовича и его ближайших коллег – В. В. Новожилова (автора идеи продуктово-трудового баланса) и В. С. Немчинова (обосновавшего глобальный критерий функционирования экономики) – формировалась отечественная экономико-математическая школа.

Усилиями экономистов-математиков была разработана система оптимального функционирования экономики (СОФЭ); строились модели эффективного распределения и оценки ресурсов.

Научные школы складывались на базе ведущих научно-исследовательских центров. Роль центров играли крупные научно-исследовательские институты, университеты, высшие учебные заведения. Центры обычно издавали свой теоретический журнал или ученые записки.

Разработкой межотраслевого баланса занимались С. С. Шаталин, В.Новожилов, другие экономисты. Теория размещения производительных сил была предметом исследования Совета по изучению производительных сил при Госплане СССР и Новосибирского ИЭИОПП.

Коллектив Института мировой экономики и международных отношений, которым длительное время руководил Е. С. Варга, занимался проблемами мирового хозяйства, экономических кризисов, развития капиталистической экономики.

Одним из центров экономической науки был Институт экономики АН СССР (Москва). Его проблематика: общие проблемы политической экономии, проблемы оптимизации производства, теория хозрасчетных отношений, проблемы хозяйственного механизма.

В Ленинграде экономические силы концентрировались вокруг Университета и Экономико-статистического института, а также других учебных заведений и научных организаций. Необходимо отметить, что большинство ленинградских ученых выступали за развитие товарно-денежных отношений и развития хозрасчетных отношений в экономике СССР (С.Тюльпанов, А. Вознесенский, П. Павлов).

Научные школы в отечественной экономической науке 50-90-х-гг.


Примерно с середины 80-х гг. начался процесс, связанный с пересмотром традиционных взглядов на развитие экономических процессов. Меняются представления о предмете, исходных категориях, содержании политической экономии. Основное внимание теоретиков и практиков сосредоточивается на изучении проблем переходной экономики, механизма и особенностей рыночных отношений. Трансформация идей «государственного социализма»: дискуссии послевоенного периода.

Основной стержень обсуждений и споров в отечественной экономической мысли разворачивался вокруг оценки роли рыночных отношений в политэкономии «государственного социализма». Одни экономисты выступали за поддержку и стимулирование товарно-денежных категорий, другие – за всемерное ограничение и свертывание рыночных отношений. Эта сфера оставалась ведущей; причем позиции и трактовки, как правило, не выходили за пределы комментариев и обоснований официальной экономической политики.

Выделим главные рубежи дискуссий по экономическим проблемам в послевоенный период.


  1. Дискуссия 1951 г. по структуре и содержанию учебника «Политическая экономия». Она проходила под контролем ЦК КПСС на основе одного из «исправленных» вариантов. В ней участвовали авторы последнего макета учебника – И. Д. Лаптев, Л. А. Леонтьев, К. В. Островитянов, А. И. Пашков, Д. Т. Шепилов, П. Ф. Юдин – и практически все ведущие экономисты. В итоге были приняты предложения по улучшению представленного варианта учебника (вышел в 1954 г.). На основе материалов дискуссии была опубликована работа И. В. Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР» (1952 г.).

Работа над учебником и его выход практически закрепили «самоизоляцию» отечественной науки от западной экономической мысли и обозначили идеологические постулаты, которых были обязаны придерживаться преподаватели и научные работники.

  1. В начале 60-х гг. наметился поворот в сторону поиска более эффективных методов управления экономикой. В условиях постепенного исчерпания возможностей экстенсивного роста требовалось найти новые источники, использовать более действенные стимулы.

Одним из инициаторов дискуссии 1962–1965 гг. явился экономист Е. Либерман, выступивший с предложениями повысить роль прибыли, пересмотреть доводимые до предприятий плановые нормативы. Участники дискуссии предложили ввести фонды экономического стимулирования.

Дискуссия по совершенствованию хозяйственного механизма была связана с решением практических задач по проведению экономической реформы, названной реформой Н. Косыгина. Реформа осталась незавершенной.



  1. Проблемы совершенствования планирования, вопросы теории управления оставались предметами дискуссий и в 70-х гг. За схоластическими спорами об исходной «клеточке» «развитого социализма» («планомерность» или «товар при социализме»), о природе товарно-денежных отношений порой было непросто разглядеть неоднозначность подходов к решению назревших проблем ценообразования, совершенствования форм оплаты труда, методов стимулирования технического прогресса.

Экономисты математической школы разработали систему оптимального функционирования экономики (СОФЭ) и выдвинули идею перехода от концепции оптимального планирования к теории оптимального функционирования народного хозяйства. Работы старшего поколения были продолжены в работах С. С. Шаталина, Н. Я. Петракова, О. С. Пчелинцева и др.

  1. Исследования и дискуссии по проблемам перехода к рыночной экономике активизировались с середины 80-х гг. Были выработаны исходные положения концепции «ускорения» (Л. И. Абалкин, А. Г. Аганбегян, А. И. Анчишкин). Затем на первый план была выдвинута проблема реформирования экономики. В 1988 г. издается новый учебник по политэкономии, в котором нашли отражение некоторые требования «перестройки».

Постепенно назревало представление о необходимости более радикальных перемен. Разрабатываются программы «400 дней» и «500 дней» (С. С. Шаталин, Г. А. Явлинский, коллектив разработчиков).

Радикальные преобразования, начавшиеся с либерализации цен (1992 г.), не имели под собой четкой теоретической концепции. Реформаторы отвергли промежуточные программы и заявили о движении к «чистому капитализму». Отсутствие концептуальной основы преобразований и стратегической программы – одна из причин трудностей и ошибок, допущенных руководителями реформ.


Выводы


  1. Процессы первоначального накопления капитала в России послужили началом развития экономической мысли - меркантилизма;

  2. Развитие классической экономической науки в России развивалось в двух плоскостях: академической и практической;

  3. Самое большое влияние на классику в России оказали А.Смит и Д. Рикардо;

  4. Идеи народничества, а в последствие марксизма, были сформированы под влиянием социалистов-рикардианцев и основоположников марксизма;

  5. Маржинализм в России зародился не только под влиянием Запада, но и раньше идей зарубежных экономистов;

  6. В СССР самыми признанными экономистами были представители экономико-математической школы экономики.

Вопросы для самопроверки


  1. Почему теоретическая и практическая линии в экономической мысли России первой половины XIX в. имели различную тематику?

  2. Какое научное общество было создано в Петербурге под влиянием школы физиократов?

  3. Чем отличались взгляды Третьякова и Десницкого от теории Смита?

  4. Какие западные экономисты были популярны в России в начале XIX в.?

  5. В чем заключалась теория цивилизации Г. Шторха?

  6. Кто был автором первого русского учебника политэкономии и к кому из западных экономистов он был близок?

  7. Как называлась экономическая теория, разрабатываемая Н. Чернышевским?

  8. Какова была основная тематика исследований «киевской школы»?

  9. В чем связь вопроса о возможностях развития капитализма в России и теории реализации в спорах народников и марксистов 90-х гг. XIX в.?

  10. С чем связано присуждение Л. Канторовичу Нобелевской премии по экономике?

  11. Роль Н. Вознесенского в развитии экономической мысли
    в России.

  12. Экономические проблемы социализма И. Сталина.

  13. Проблема собственности в советской экономической литературе.

  14. Проблема товарно-денежных отношений в советской экономической литературе.

  15. Проблема планирования в советской экономической литературе.

Библиография


    1. Белоусов В.М., Ершова Т.В. История экономических учений. Учебное пособие.- Ростов-на-Дону: «Феникс»,1999

    2. История экономических учений. Учебное пособие. (под ред. Шмарловской) – Мн.: ООО «Новое знание», 2000

    3. История экономических учений. Учебное пособие. (под ред. В.Автономова и др.) - М.: Инфра-М, 2000.

    4. Ядгаров Я.С. История экономических учений.- М.: «Экономика»,2005.