Святитель Григорий Двоеслов Собеседования о жизни италийских отцов и о бессмертии души - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Святитель Григорий Двоеслов Собеседования о жизни италийских отцов и о бессмертии - страница №1/7

Святитель Григорий Двоеслов

Собеседования о жизни италийских отцов и о бессмертии души


(Книга 4)

Содержание.



Глава 1. Вечному и духовному люди плотские не верят, потому что не знают по опыту того, что слышат о духовном 3

Глава 2. О том, что и неверующий имеет веру 3

Глава 3. О том, что сотворены троякого рода духи жизни 4

Глава 4. О словах Соломона: случай (конец) сынов человеческих и случай скотский, случай един им 4

Глава 5. Существует ли душа, когда ее нельзя видеть при исходе из тела? 5

Глава 6. Как жизнь души, находящейся в теле, познается из движения членов, так жизнь души по смерти тела святых познается из чудес 6

Глава 7. Об исходе души 7

Глава 8. Об исходе души инока Специоза 7

Глава 9. О душе некоего узника 7

Глава 10. Об исходе души настоятеля Спеса 8

Глава 11. Об исходе души нурсийского пресвитера 8

Глава 12. О душе Проба, епископа города Реаты 9

Глава 13. О смерти Галлы, служительницы Божией 9

Глава 14. О кончине Сервула, разбитого параличом 10

Глава 15. О кончине Ромулы, служительницы Божией 11

Глава 16. О кончине монахини Тарсиллы 12

Глава 17. О кончине отроковицы Музы 12

Глава 18. О том, что некоторым детям родители худым воспитанием закрывают вход в Царствие Небесное, и о богохульном отроке 12

Глава 19. О кончине благочестивого мужа Стефана 13

Глава 20. О том, что заслуги души иногда ясные открываются не во время кончины, а по смерти 13

Глава 21. О двух монахах настоятеля Валентия 14

Глава 22. О кончине игумена Сурана 14

Глава 23. О кончине диакона Марсийской Церкви 14

Глава 24. О смерти святого мужа, который был послан в Вефиль 14

Глава 25. Принимаются ли на небе души праведных прежде воскресения тел? 15

Глава 26. Каким образом умирающие нечто предсказывают? О монахах Геронтии и Меллите и об отроке Арментарии 15

Глава 27. О смерти правителя Феофана 17

Глава 28. Должно верить, что как души совершенных находятся на небе, так души грешников, по разлучении с телом, находятся во аде 18

Глава 29. Каким образом представить, что бестелесные души могут содержаться в вещественном огне? 18

Глава 30. О смерти царя Феодорика арианина 19

Глава 31. О смерти Репарата 19

Глава 32. О смерти куриала, которого могила была сожжена 20

Глава 33. Узнают ли добрые добрых в Царстве Небесном и злые злых во аде? 20

Глава 34. Об одном благочестивом муже, который при смерти видел пророков 21

Глава 35. О том, что даже не известные одна другой души, но имеющие получить или одинаковое наказание за грехи, или одинаковые награды за добродетели, узнают одна другую при смерти; также о кончине Иоанна и Урса, Евморфия и Стефана 21

Глава 36. О тех душах, которые как бы по-видимому только изъемлются из тела; об успении и оживлении монаха Петра, о смерти и воскресении Стефана, также о видении некоего воина 22

Глава 37. Что значит построение дома в прекрасных местах. О Деусдедите, дом которого, по видению, строился только в субботу, и о казни содомлян 24

Глава 38. О душах, которые, находясь еще в теле, видят часть будущих наказаний; об отроке Феодоре; о смерти Хрисаория и одного иконийского монаха 25

Глава 39. Есть ли очистительный огонь по смерти? 26

Глава 40. О душе диакона Пасхазия 27

Глава 41. Почему в последнее время открывается столь многое о душах, что прежде не было известно? 27

Глава 42. Где должно полагать ад? 28

Глава 43. Один геенский огонь или несколько различных? 28

Глава 44. Всегда ли будут гореть грешники, вверженные в геенну огненную? 29

Глава 45. Каким образом душа называется бессмертною, когда известно, что она осуждается на смерть? 30

Глава 46. Об одном святом муже, который трепетал при смерти 30

Глава 47. О том, что некоторых откровения укрепляют против страха смерти; также о монахах Антонии, Меруле и Иоанне 30

Глава 48. Должно ли наблюдать за сновидениями и скольких родов бывают сны? 31

Глава 49. Об одном муже, которому во сне была обещана продолжительная жизнь, но в скором времени прервана смертию 32

Глава 50. Полезно ли для душ, если тела умерших будут погребены в церкви? 32

Глава 51. Об одной монахине, погребенной в церкви св. Лаврентия, половина тела которой явилась в видении сожженною 32

Глава 52. О погребении патриция Валериана 32

Глава 53. О теле Валентина, вынесенном из церкви после погребения 33

Глава 54. О теле красильщика, погребенном в церкви и после не найденном 33

Глава 55. Что может принести пользу душам умерших? О пресвитере Центумцелленском и о душе монаха Иуста 33

Глава 56. О жизни и смерти Кассия, епископа Нарнского 35

Глава 57. О некотором муже, взятом в плен врагами, оковы которого спадали в час жертвоприношения за него; и о кормщике Вараке, спасшемся от кораблекрушения посредством Спасительной Жертвы 35

Глава 58. О силе и тайне Спасительной Жертвы 36

Глава 59. О сокрушении сердца во время Св. Таинства и о бодрствовании ума после Причастия 36

Глава 60. О прощении грехов другим, чтоб и наши были прощены нам 37


Книга 4


Глава 1. Вечному и духовному люди плотские не верят, потому что не знают по опыту того, что слышат о духовном



Григорий. Праотец человеческого рода, за вину свою лишенный райских наслаждений, стал терпеть несчастие слепоты и изгнания, в котором и мы теперь находимся; через грех он вышел из себя самого и не может вкушать тех радостей небесного отечества, которыми прежде наслаждался. В раю человек привык слушать слова Самого Бога; по чистоте сердца и высоте созерцания находился в кругу блаженных духов - Ангелов; но после того как ниспал сюда, лишился умственного света, которым был исполнен. Рожденные от плоти его, во тьме сего изгнания, мы хотя и слышим о небесном отечестве, о гражданах его - Ангелах Божиих, слышим о сожителях Ангелов - душах праведных и совершенных, но как невидимых вещей нельзя знать опытом, то плотские люди сомневаются, есть ли на самом деле то, чего не видят телесными очами. Конечно, этого сомнения не могло быть в прародителе нашем; лишенный райских наслаждений, он сохранил воспоминание о том, что потерял, потому что видел это. Плотские же люди не могут чувствовать и вспоминать о том, о чем слышат; они не знают сего по опыту, как знал прародитель, по крайней мере, как прошедшее. Если бы, например, беременная женщина была заключена в темницу и родила там сына, который потом воспитался бы в темнице и вырос, и мать стала бы рассказывать своему сыну о солнце, луне, звездах и полях, о летающих птицах и бегающих конях, сын, рожденный и воспитанный в темнице, ничего не видевший, кроме темничного мрака, вероятно, не поверил бы тому, что слышал, потому что не знал бы сего на опыте. Так и люди, рожденные во тьме своего изгнания, когда слышат о предметах высших и невидимых, не доверяют, действительно ли они существуют, потому что знают только предметы низшие, видимые, между которыми рождены. Вот почему Сам Творец видимых и невидимых, Единородный Сын Отца пришел для искупления рода человеческого и послал в наши сердца Св. Духа, дабы, оживотворяемые им, мы верили и тому, что еще не можем знать опытом. Посему, если мы сколько-нибудь получаем сего Духа, залог наследия нашего (Еф.1,14), то уже не сомневаемся в бытии невидимого. А кто нетверд еще в этой уверенности, без сомнения, должен верить словам совершеннейших людей, которые уже по опыту знают о невидимом, чрез Св. Духа, подобно как неразумен был бы тот отрок, который почел бы рассказы матери о свете лживыми, на том основании, что сам ничего не видел, кроме темничного мрака.

Петр. Я согласен с тем, что ты говоришь. Но кто не верит невидимому, тот совершенный невер; а кто совершенный невер, тот ищет не веры в то, в чем сомневается, а доказательства на то.

Глава 2. О том, что и неверующий имеет веру



Григорий. Смело скажу, что и неверующий имеет веру. Если этого невера я спрошу, кто у него отец, кто мать, он, без сомнения, ответит тот и та. Если я потом буду спрашивать его, знает ли он, когда зачался, видел ли, когда родился, то сознается, что не знает и не видел; однако ж верит тому, чего не видел, потому что, не сомневаясь, указывает, кто его отец и кто мать.

Петр. Признаюсь, доселе я не знал, что и неверующий имеет веру.

Григорий. И неверы имеют веру, но, - о, если бы в Бога! Если бы имели сию веру, не были бы неверами. Но то самое осуждает их неверие, то самое призывает их к вере, что они верят относительно своего видимого тела тому, чего не видели, и не верят невидимому, которого и не могут видеть телесными очами.

Глава 3. О том, что сотворены троякого рода духи жизни

О том, что душа живет по смерти тела, свидетельствует разум, но в соединении с верою. Всемогущий Бог сотворил троякого рода духов жизни: один из них не сопрягается с плотию; другой сопрягается с плотию, но не умирает с нею; третий, наконец, сопрягается с плотию и умирает с нею. Дух, который не сопрягается с плотию, есть дух Ангелов; дух, который сопрягается с плотию, но не умирает с нею, есть дух человеков; наконец, дух, который сопрягается с плотию и умирает с нею, есть дух скотов и всех животных. Итак, человек поставлен как бы в средине: ниже Ангела и выше скота, имеет нечто общее с высшим и нечто общее с низшим, т.е. бессмертие духа с Ангелом и тленность плоти со скотом, доколе слава воскресения не отнимет тления у самой плоти, когда плоть, сопряженная с духом, во веки сохранится от истления, как и самый дух, сопряженный с плотию, сохраняется в Боге. Посему ту плоть (воскресшую) даже в отверженных не истребят самые мучения; она будет существовать в вечных мучениях, дабы согрешившие духом и плотию бесконечно умирали и духом и плотию, оставаясь всегда живыми (по бытию).



Петр. Уму верующих понятно, что ты говоришь. Но если ты делаешь такое различие между душами людей и животных, то скажи, пожалуйста, что значат слова Соломона: Рех аз в сердцы моем о глаголании сынов человеческих, яко разсудит их Бог: и еже показати, яко сии скоти суть. Ибо и тем якоже случай сынов человеческих и случай скотский, случай един им (Еккл.3,18-19)? Для тончайшего определения мысли своей, он прибавляет: якоже смерть того, тако и смерть сего, и дух един во всех, и что излишше имать человек паче скота (Еккл.3,19)? И потом присоединяет общее объяснение на слова свои: всяческая суета. Вся идут во едино место: вся быша от персти и вся в персть возвращаются (Еккл.3,19-20).

Глава 4. О словах Соломона: случай (конец) сынов человеческих и случай скотский, случай един им



Григорий. Книга Соломона, в которой написаны эти слова, называется Екклезиаст. Екклезиаст, собственно, значит проповедник. В проповеди обыкновенно предлагается мысль, которая останавливает волнение шумной толпы. Слово проповедника приводит к единомыслию многих, которые различно думают. И эта книга потому названа проповедник, что в ней Соломон как бы себе усвояет мысли волнующейся толпы, дабы после рассмотрения их сказать то, на что согласилась бы, вникнувши, и неопытная толпа. Ибо сколько мыслей приводит в движение (проповедник) чрез рассмотрение, столько же различных лиц представляет в своем лице. И истинный проповедник как бы простертою рукою останавливает волнение всех и заставляет их соглашаться на одну мысль; подобно как говорит он же в конце этой книги: Конец слова, все слушай: Бога бойся и заповеди Его храни, яко сие всяк человек (Еккл.12,13). Ибо если в речи, помещенной в этой книге, он не представляет в своем лице многих, то для чего призывает всех вместе с собою к выслушанию конца речи? Итак, кто говорит в конце книги: все будем слушать, тот сам свидетельствует, что, представляя в себе многия лица, он как бы не один говорит. Поэтому в сей книге некоторые мысли высказаны только для рассмотрения их, другие удовлетворяют уму; одни принадлежат духу человека колеблющегося и еще преданного удовольствиям мира сего; другие, согласные с умом, предлагаются для того, чтобы удержать душу от этих удовольствий. Так, Соломон говорит в сей книге: Се, видех аз благое, еже есть изрядно, еже ясти и пити и видети благостыню во всем труде своем (Еккл.5,17); а гораздо ниже прибавляет: Благо ходити в дом плача, нежели ходити в дом пира (Еккл.7,3). Если хорошо есть и пить, то лучше, по-видимому, ходить в дом пира, нежели в дом плача. Отсюда видно, что первое говорится от лица несовершенных, а последнее прибавляется от разума. Излагая разумные причины, он далее показывает и пользу, какую получает человек в доме плача: понеже сие конец всякому человеку, и живый даст благо в сердцы его (Еккл.7,3), т.е. в доме плача указывается конец всех людей, и живой размыслит, что с ним будет. Опять там написано: Веселися, юноше, в юности твоей (Еккл.11,9), и немного спустя прибавлено: яко юность и безумие удовольствия суета (Еккл.11,10). Если он обличает как суету то, к чему прежде, по-видимому, побуждал, то ясно показывает, что первые слова сказаны как бы от лица плотского человека, а последния прибавлены по суду истины. Так выражая прежде удовольствие плотских людей, преданных заботам, возвещает, что хорошо есть и пить, тоже самое потом, по суду разума, отвергает, когда говорит, что лучше идти в дом плача, нежели в дом пира; также и о веселии юноши в юности его предлагает как бы от лица плотских людей, а потом, после объяснения мысли, и юность и веселие называет суетою. Точно также наш проповедник предлагает мысль от лица несовершенных умом, когда говорит: якоже случай сынов человеческих, и случай скотский, случай един им: якоже смерть того, тако и смерть сего, и дух един во всех, и что излишше имать человек паче скота (Еккл.3,19), ибо, по разуму, он предлагает другую мысль, говоря: кое изобилие (человеку) мудрому паче безумнаго; понеже нищь позна ходити противу живота (Еккл.6,8). Итак, он говорит: что излишше имать человек паче скота, а потом сам объясняет, что мудрый имеет нечто более не только скота, но и глупого человека: именно то, что он стремится туда, где есть жизнь. Сими словами прежде всего показывает он, что не здесь собственно жизнь человеческая, а в ином месте. Имеет, значит, человек нечто более скота, потому что животные не живут после смерти, а человек тогда и начинает жить, когда со смертию плоти оканчивает сию видимую жизнь. Он же еще ниже говорит: Вся, елика аще обрящет рука твоя сотворити, якоже сила твоя, сотвори: зане несть сотворение и помышление и разум и мудрость во аде, аможе ты идеши тамо (Еккл.9,10). Каким же образом один конец человека и скота и одинаково назначение того и другого? Как же человек ничего не имеет более скота, когда животные не живут по смерти плоти, а души человеческие, низведенные во ад за злые дела свои по смерти плоти, и в самой смерти не умирают? Такие противоположные мысли показывают, что истинный проповедник говорит одно от лица колеблющихся плотских людей, а другое - от лица духовной истины.

Петр. Хорошо, что я спросил о том, чего не знал; теперь с такою точностию удалось мне выразуметь то, чего прежде я не знал. Но прошу тебя, потерпи великодушно, если и я, по примеру нашего Екклезиаста, приму на себя лицо несовершенных, чтоб им же принести пользы более, нежели сколько бы я мог принести чрез собственное исследование.

Григорий. Отчего же не терпеть великодушно тебя, снисходящего к немощи ближних, когда апостол Павел говорит: Всем бых вся, да всяко некия спасу (1Кор.9,22). Но как ты делаешь снисхождение по любви, то еще более заслуживаешь почтения, потому что подражаешь именитому проповеднику.


следующая страница >>