«Свободная мысль». 2009.№3. С. 5-20. Конец воображаемого советского благополучия фомин дмитрий Александрович - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Анализ результатов итоговой аттестации учащихся 11-х классов в форме... 1 57.91kb.
Дмитрий Сергеевич Лихачёв, Борис Александрович Рыбаков, Алексей Александрович... 1 107.7kb.
Дмитрий Алексеевич Бакуров Герой Советского Союза – учащийся Крутихинской... 1 116.51kb.
Каменев Дмитрий Николаевич Карташов Олег Александрович 1 99.35kb.
№ дела Дата Начало Конец 1 52.76kb.
Дмитрий Александрович, сколько еще книг ожидается в сериях «Таня... 1 31.85kb.
Дмитрий калюжный русские горки: конец российского государства 17 7277.88kb.
5. Белов Дмитрий Владимирович ООО сто новгород Лада\"\" автослесарь... 1 143.5kb.
Программа всероссийской политической партии «свободная россия» 1 143.97kb.
Конкурса «Звёздный глобус» 1 91.52kb.
Учебное пособие харьков, хаи -2010 Часть теория искусства тема Определение... 8 2654.58kb.
Развития аудиовизуальной культуры и кинематографии в красноярском... 1 247.46kb.
- 4 1234.94kb.
«Свободная мысль». 2009.№3. С. 5-20. Конец воображаемого советского благополучия - страница №1/1

«Свободная мысль».-2009.-№3.- С.5-20.
Конец воображаемого советского благополучия
ФОМИН Дмитрий Александрович,

старший научный сотрудник Лаборатории моделирования и анализа

экономических процессов Института экономики и организации промышленного

произ­водства (ИЭОПП) СО РАН, кандидат экономических наук.


ХАНИН Григорий Исаакович,

профессор кафедры экономической теории Новосибирского

государственного технического университета (НГТУ), профессор,

доктор экономических наук.


Кризис 2008 года: долгосрочное прочтение
В разворачивающейся сейчас дискуссии о нынешнем кризисе практи­чески исключительным является подход к нему как к циклическому и по­этому относительно краткосрочному. Гадают, когда кризис достигнет дна. Спорят, является ли кризис заимствованным или вызван внутренними причинами. Обсуждают меры, предложенные государством для его прео­доления. Очень много говорят и пишут о сроках и издержках выхода из кризиса. Характер кризиса в большинстве дискуссий согласуется с миро­вой исторической практикой, а его продолжительность рассчитывается по традиционным временным циклам: от пика подъема до дна кризиса.

Общность признания кризиса и совместное существование в кризисе, разумеется, не могут являться поводами к согласию. Наша точка зрения ис­ходит из того, что более чем очевидный с осени 2008 года кризис имеет не столько циклический, связанный с динамическими закономерностями экономического воспроизводства, сколько системный характер, основу которого составляют исчерпанность существующих источников развития общества, несоответствие системы потребностей общества его возможно­стям*. Чтобы наиболее полно оценить кризис, мы не только изучали совре­менные макроэкономические показатели, но и анализировали их динами­ку. При таком долгосрочном подходе иначе выглядят и причины кризиса, и способы его преодоления.

Ответ на вопрос, что собой представляет кризис, мы искали во всей позднесоветской и постсоветской истории. В официальной экономиче­ской статистике и альтернативной. В макроэкономике и отраслевых иссле­дованиях. Самое главное, что отличает современную российскую экономи­ку от советской, — это ярко выраженная потребительская направленность.
Общество потребления: экономика и идеология
Статистически потребление домашних хозяйств выражается через роз­ничный товарооборот (покупка потребительских товаров), объем оказан­ных услуг (потребление платных услуг) и накопление населением капитала (жилищное строительство). Рассмотрим статистические изменения совре­менного потребления в сравнении с 1990 годом.

Розничный товарооборот. По официальным оценкам, розничный то­варооборот на протяжении всех 1990-х годов был ниже уровня 1990-го. Максимум падения пришелся на 1999 год, достигнув 87,4 процента физического объема товарооборота 1990 года1. Затем начались восстановление товарооборота и его рост. К началу 2008 года физический объем товарооборота увеличился в 2,1 раза по сравнению с дореформенным уровнем. Годовой прирост товарооборота увеличился с 9 процентов в 2000 году до 16 процентов в 2007-м2.

Наши расчеты, проведенные по розничной торговле с использованием статистики национальных счетов и макроэкономических таблиц «Затраты — Выпуск», показали заниженность официальных данных товарооборота. По этим расчетам, дореформенный уровень товарооборота был восстановлен уже в середине 1990-х годов* Динамику развития отрасли мы оценивали несколькими альтернативными методами3. Все они показали более высокие темпы роста отрасли по сравнению с данными официальной статистики. Как официальные, так и альтернативные оценки свидетельствуют о кратном рос­те товарооборота и высокой динамике увеличения продаж в последние годы.

Помимо увеличения общего объема товарооборота можно отметить и ко­личественное ассортиментное насыщение, связанное с открытостью России и ее интеграцией в мировой потребительский рынок. Большие изменения про­изошли в потреблении бытовой техники, электроники, средств связи и ком­муникаций. Их появлению Россия обязана научно-техническим достижениям Запада, а широкому распространению — дешевизне производства Азии.

Увеличилось число автомобилей, которые с 1960-х годов в СССР и до сих пор в России рассматривались как особо престижное средство потребления и артикулятор статуса его владельца. В 1990 году на тысячу человек в РСФСР приходилось 59 легковых автомобилей4. В 2007 году это количество выросло более чем в 3 раза и составило 188 автомобилей на тысячу человек.5

Ввиду отсутствия надежного интегрального показателя несколько слож­нее оценить изменения в потреблении населением услуг. В общественном питании, ПО официальным статистическим данным, достигнутый уровень 2007 года составляет 78,4 процента от уровня 1990 года6. По нашим оценкам, уровень 1990 года был достигнут еще в 2001-м, а к 2007-му вырос более чем в 2 раза7.

Существенно выросли услуги высшей школы — традиционно наиболее престижного и дорогого образования. В 1989/1990 учебном году в вузах на всех формах обучались 2861 тысяча человек8. В 2007/2008-м тот же показатель стал равным 7461 тысяче9. Разумеется, большая часть высшего образования является плат­ной. Но численность студентов, обучающихся за счет средств государствен­ного бюджета, не сократилась и даже несколько выросла. В 2006 году в вузах было 2989 тысяч бюджетных мест10.

Широко распространенными стали международные поездки россий­ских граждан. В 2007 году число выездов россиян в страны дальнего зарубежья составило 18,7 миллиона поездок11. Снизились в 1,5—2,0 раза объемы пассажирских перевозок железнодорожным транспортом, авиацией, междугородными ав­тобусами. Но в значительной степени снижение было компенсировано рос­том частного автотранспорта. Существенное изменение претерпели услуги связи. Сократились в 3—4 раза почтовые отправления, передачи телеграмм, факсов. Вместе с тем существенно расширилась проводная связь, появились принципиально новые виды мобильной связи и интернет-коммуникаций.

В области бытовых услуг произошло значительное сокращение. В на­стоящее время объем услуг по ремонту и пошиву одежды, обуви, ремонту бытовой техники составляет 35—40 процентов от уровня 1990 года. Связано это главным образом с ростом благосостояния населения, относительной дешевизной промышленных товаров массового спроса. При дешевизне товаров и высоких потребительских доходах проще купить новые товары, чем ремонтировать старые. Например, маркетинговые исследования тор­говых компаний показывают, что жители крупных мегаполисов меняют крупную бытовую технику раз в 5—7 лет, мелкую — раз в 2—3 года, цифро­вые устройства служат в среднем 1,5—2,0 года.

Колоссальные предпринимательские усилия в строительном комплексе последних лет привели к восстановлению объемов жилищного строительства. В 1990 году в РСФСР в эксплуатацию было введено 61,7 миллиона квадратных метров жилья12, а в 2007-м ввод составил 61 миллион квадратных метров, то есть практически столько же.13

Некоторые достижения современной рыночной экономики, осо­бенно десяти последних лет, несомненны. Насыщение потребитель­ского рынка разнообразными товарами и услугами, относительно высокая по сравнению с советским временем культура обслуживания, правовая защищенность потребителей, удобная или даже круглосу­точная работа магазинов, заведений общественного питания и досу­га — это атрибуты общества, основанного на массовом потреблении. В целом с точки зрения потребления российское общество за годы ре­форм выиграло.

Разумеется, это не означает, что выиграл каждый член общества и все социальные группы. Резкая дифференциация доходов населения привела к тому, что плоды рыночных реформ распределены в обществе крайне не­равномерно. Появились целые группы (пенсионеры, работники бюджет­ной сферы, ученые и преподаватели, военнослужащие, сельские жители), для которых ценность рыночных преобразований весьма сомнительна, если вообще не отрицательна, о чем неустанно говорят оппоненты власти. Если посмотреть на товарные фонды (производство плюс импорт минус экспорт), то по сравнению с советским периодом душевое потребление товаров повседневного спроса (продовольствие, одежда, обувь) выросло несущественно. Очень сильно возросло потребление элитарных товаров и услуг (потребителями которых являются около 20 процентов населения): автомобили, бытовая электроника, мебель, иностранный туризм, другие дорогостоящие услуги.

Тем не менее не следует преувеличивать значение этого фактора. От­сутствие внятной и влиятельной оппозиции, низкий уровень протестного настроения в обществе, оглушительные итоги выборов парламента и президента свидетельствуют о том, что население в своем большинстве пока одобряет существующую модель общественного развития, движу­щей силой которого являются стимулирование потребления и рост бла­госостояния. Сказывается здесь, вне сомнения, и влияние средств массо­вой информации, практически не обсуждающих важных общественных проблем.

О предпочтениях и идеалах любого общества можно судить по его кумирам. В середине
2008 года влиятельный журнал «Forbes» составил рей­тинг 50 наиболее популярных личностей современной России. Основой его помимо доходов явился общественный интерес к этим персонам, кото­рый выявлялся по частоте их упоминания в газетах с большим тиражом и частоте запросов в сайтах Интернета (см. табл. 1).

Сферы деятельности людей, наиболее

популярных в российском обществе


Сфера деятельности

Количество, человек

Спорт

20

Поп-музыка

18

Классическая музыка

3

Телевидение

3

Юмор

2

Кино

2

Литература

1

Модельный бизнес

1

Источник: «Знаменитости-2008». - «Forbes». 2008. Август. С. 84.
Нетрудно заметить, что наиболее популярны (потому высокооплачи­ваемы) в российском обществе люди, занятые исключительно в сфере потребления и развлечений. Люди, не создающие материальных благ, но при этом активно участвующие в их потреблении. И наоборот, в рейтинге нет ни одного ученого, культурного деятеля, инженера, мыс­лителя, конструктора, военного. Люди, от которых зависят процветание страны, ее безопасность, нравственное здоровье и будущее, общество не интересуют.

В нем сформирован настоящий потребительский тоталитаризм, то есть система взглядов, при которой любое общественное явление и каче­ства личности оцениваются исключительно с точки зрения его способно­сти приносить доход и тем самым участвовать в потреблении. При этом качества, в принципе не имеющие рыночной стоимости и не являющиеся товаром (патриотизм, профессионализм, честность и порядочность, ин­теллект и т. д.), обществом вообще никак не оцениваются. Иных, альтер­нативных шкал оценки и критериев успеха наше общество не признает и не приемлет.

Доминанту экономического потребления и его высокую социальную значимость легко понять, если рассмотреть существующие экономическую политику и идеологию, под воздействием которых она формируется. На чем основано современное, столь высокое по сравнению с советским пе­риодом потребление? Конечно же, на производстве и изменении распреде­лительных экономических отношений. Рост доходов населения в период рыночных реформ имеет несколько причин. Рассмотрим официальную макроэкономическую статистику.

Период, по которому нами были рассчитаны важнейшие макроэко­номические показатели, стартует с 1987 года — с начала экономических реформ, провозглашенных на июньском пленуме ЦК КПСС. С 1987-го по 2007 год официальный объем ВВП вырос в 1,13 раза*. С 1999 года офици­альная статистика фиксирует значительный прирост ВВП — в среднем за 1999—2007 годы на уровне 6,8 процента в год.

Огромное значение для роста уровня доходов имели внешнеэкономи­ческая конъюнктура, высокие мировые цены на энергоносители и металлы, то есть на основные экспортные товары России. Если верить официальным данным, укрепилась материальная база экономики. На протяжении все­го периода рыночных реформ, за исключением 1997 года, коэффициент обновления фондов (отношение стоимости введенных фондов к общей стоимости фондов) превышал коэффициент выбытия фондов (отноше­ние стоимости выбывших фондов к общей стоимости фондов). Это при­вело к увеличению объема фондов. По официальным данным, с 1987-го по 2007 год фонды в физическом выражении выросли в 1,4 раза. В струк­туре использования ВВП валовое накопление основного капитала зани­мает высокий удельный вес. Последние пять лет (2003—2007) удельный вес накоплений составлял 21,5 процента, что не ниже нормы накопления, сложившейся в развитых странах, и даже на несколько процентных пунктов превышает ее14.

Что значительно сократилось в период рыночных реформ, так это расходы государства на индивидуальные и коллективные услуги. В кол­лективных услугах снизились расходы на оборону. Нормализация отно­шений со странами Запада является большим достижением внешней по­литики России за последние 20 лет, позволившим резко сократить тяжесть военного бремени**. В настоящее время удельный вес военных расходов в структуре ВВП составляет только 2,2—2,7 процента15. Недостаточность государственного финансирования индивидуальных услуг в значительной степени удалось компенсировать развитием частного и коммерческого секторов в образо­вании и медицине.

В последние 20 лет кардинально изменилась государственная идеоло­гия. Как и экономику, ее с полным правом можно назвать потребительской. Достаточно вспомнить государственные призывы к построению рыноч­ного (бездефицитного) общества в конце 1980-х годов, обещания начала 1990-х сделать всех людей собственниками, догнать по уровню душевого ВВП Португалию в конце 1990-х, лозунги начала XXI века об удвоении ВВП за 10 лет. Ну и наконец о четырех национальных проектах — середины те­кущего десятилетия.

Их природа, что бы о них ни думали интеллектуалы, чрезвычайно де­мократична. Национальные проекты просчитывались не экономистами, а политтехнологами, правильно понявшими сущность современного рос­сийского обывателя и, соответственно, выстроившими государственную идеологию. Власть говорила о простых, приятных и понятных каждому гражданину России вещах. Устами политических лидеров она выражала мысли и чаяния большинства людей, говорила то, о чем они давно меч­тали и что хотели услышать. Государство преодолело патетическую возвы­шенную риторику и избавилось от трансцендентальных ценностей, требо­вавших от человека самоограничения, подвига, жертвенности. Впервые за долгие годы люди не услышали о покорении космоса, освоении Севера и целины, создании оборонного щита, расширении государства и экспансии национальных ценностей, фондовом накоплении и о капитальных вложе­ниях. На этот раз речь шла о земных ценностях — хлебе, крове, здоровье и знании. Государство не ставило перед гражданином никаких целей и задач, но верно обязывалось служить ему и удовлетворять его основные потреби­тельские инстинкты.

Еще один компонент современной идеологии связан с оправданием сло­жившегося порядка распределения материальных благ в обществе. Оно не­равномерно, и потому ему объективно необходима идеология, которая бы оправдывала эту неравномерность, доказывала ее справедливость и эффек­тивность. Культ потребления связан с культом богатства, тогда как послед­ний — с культом успеха. В многочисленных глянцевых, деловых и обще­ственных журналах описываются трогательные истории успешных людей. О девушке—продавщице из фруктового киоска, сумевшей очаровать англий­ского лорда и сделать блестящую (во всех смыслах) карьеру на мировых по­диумах. О женщине с двумя детьми, брошенной мужем, эмигрировавшей в США и впоследствии обнаруженной на вершине отечественного строитель­ного бизнеса. О юноше из провинции, прошедшем путь от мелкого спеку­лянта сотовыми телефонами до владельца крупнейшей торговой сети. Эти рассказы, в которых немного правды, выхвачены из общего социального контекста и не дают целостного представления о социальной и экономиче­ской сущности российского капитализма. Вместе с тем они обосновывают чудовищное социальное расслоение и легитимируют колоссальные состоя­ния. А самое главное — они рождают современную мифологию, согласно которой в основе жизненного успеха лежат трудолюбие, высокие интеллектуальные и деловые способности, предприимчивость, целеустремленность. Разумеется, эта мифология, как ей и положено, груба, схематична и ущербна. Она рассчитана на самые необразованные и дремучие слои населения. К та­ковым сейчас и относится большая часть российского общества.

Рожденная в начале 1990-х годов общественная идеология, направленная на возрождение капиталистического строя, как и обслуживающая его макро­экономическая статистика имеют мало общего с реальностью. Ну а с тем, что собой представляет последняя, мы разбирались все последние годы.


О чем говорят альтернативные оценки
Даже официальные статистические данные несут массу противоречий и порождают массу вопросов при их внимательном рассмотрении. Как могла вырасти, по официальным данным, стоимость фондов, если, по тем же дан­ным, размер годовых инвестиций сократился в 4-5 раз? Могли прирастать годовой ВВП на 7-8 процентов при росте потребления энергии, топлива и железнодорожных перевозках промышленных грузов всего на 2-3 про­цента в условия неизменности структуры экономики?

Что накопление фондов является недостаточным, очевидно даже из официальных данных статистики. Важный показатель, не замеченный и не оцененный большинством экономистов, - накопление основного капи­тала в структуре ВВП. Официальная отечественная статистика определяет средний за пять последних лет размер этого накопления, о чем написано выше, в 21,1 процента. Иные результаты дает расчет доли накопления по международным статистическим стандартам. Последний раз международ­ные сопоставления были проведены в 2005 году по двум временным точ­кам: 1999 и


2002 годам (см. табл. 2).
Таблица 2
Удельный вес валового накопления основного капитала

в использовании ВВП (по паритету покупательской способности), процентов


Страны

Валовое накопление основного капитала 1999 2002

ЕВРО, 12

18,2

16,6

ЕС, 15

17,7

15,9

ОЭСР, 30

19,8

17,7

Россия

9,4




Рассчитано по: «Международные сопоставления валового внутреннего продукта за 1999-2000 и 2002 годы: Стат. сб.» M., «Росстат», 2005. С. 24, 36.
Может ли при столь низкой норме накопления воспроизводиться и даже прирастать основной капитал? Разумеется, нет.

Для выявления реального положения в экономике мы произвели аль­тернативный расчет ряда макроэкономических показателей за 20 лет и со­поставили их с официальными данными. Период 1987-2006 годов разбит на три подпериода, для каждого определены рассчитанные общие макро­экономические итоги. Первый подпериод охватывает 1987-1991 годы и характеризуется апогеем экономического кризиса советской экономики и началом падения производства. Во втором подпериоде (1992-1998) про­исходили демонтаж прежней системы экономики, интенсивное развитие рыночных отношений и реформирование собственности. Это было вре­мя значительного ухудшения всех основных экономических показателей. Наконец третий подпериод, начавшийся в 1999 году и продолжающийся до настоящего времени, можно охарактеризовать как восстановительный. В его основе лежат экстенсивные факторы развития экономики и ресурсы, доставшиеся рыночной экономике от плановой.



Альтернативный расчет показателей мы производили несколькими мето­дами, которые дали схожие результаты. Эти подходы были апробированы еще в 1980-е годы для анализа динамики развития советской экономики. Смысл расчета заключался в том, что в статистической информации мы отобрали ряд показателей (главным образом натуральных), достоверность которых не вызывает сомнений. Затем, используя различные соотношения, пропорции и зависимости мы рассчитали по нескольким вариантам укрупненные мак­роэкономические показатели. Методика расчета и сам расчет опубликованы нами ранее, здесь мы приводим только итоговые значения (см. табл. 3).
Таблица 3
Сопоставление официальной и альтернативной оценок динамики

экономического развития России в 1988-2007 годах, в процентах к началу периода


Индекс

1991/1987

1998/1992

2007/1998

2007/1987

1. ВВП

87,9/98,3

67,2/58,4

148,1/182,0

87,4/104,5

2. Занятость

98,5/98,5

79,1/79,1

158,0/131,8

123,8/102,8

3. Производительность труда (п.1/п.2)

89,2/99,8

85,0/73,8

93,7/138,1

71,0/101,7

4. Основные фонды

94,4/121,8

69,9/98,6

89,2/110,7

58,5 /132,9

5. Фондоотдача ( п. 1 / п. 4

93.1/80,7

96.1/59,2

166,0/164,4

149,4/78,6

6. Фондовооруженность (п.4/п. 2)

95,8 /123,6

88,4/124,6

56,4/83,9

47,2/ 129,3

7. Стоимость основных фондов

9,08 /1,92

59,6 / 14,4

190,0/42,4



Примечание. В числителе указана альтернативная оценка, в знаменателе - оценка ФСГС. Восстановительная и балансовая стоимости приведены для 1990 (миллиарды рублей), 1995 (мил­лиарды деноминированных рублей) и 2002 (триллионы рублей) годов. Индекс основных фондов определен и по альтернативным, и по официальным оценкам с учетом реальных норм их износа по остаточной стоимости (по оценке Росстата - по полной стоимости).

Источник Г. И. Ханин, Д А. Фомин. 20-летие реформ в России: макроэкономические итоги - «ЭКО». 2008. №5.
Выполненные расчеты показывают, что, вопреки официальным дан­ным, российская экономика не достигла уровня конца 1980-х годов. Ры­ночная экономика оказалась менее эффективной по сравнению с поздней советской экономикой, отнюдь не блиставшей экономическими успехами. Менеджеры новой формации по своим деловым качествам и способностям оказались значительно хуже советских руководителей. Тот факт, что эко­номика не сумела достичь своего исходного уровня за более чем 20 лет, яв­ляется свидетельством неверного общественного выбора экономической модели развития.

Колоссальны различия (практически в 75 процентных пунктов) в оцен­ке динамики основных фондов. Если, по официальным данным, стоимость фондов выросла практически на треть, то, по нашим, она сократилась более чем на 40 процентов. Сокращение национального богатства на ко­лоссальную величину - это главный экономический итог уходящего двад­цатилетия и колоссальная опасность для будущего страны. Потери матери­ального богатства в постсоветское время превосходят потери СССР в годы Великой Отечественной войны (тогда они достигли около трети фондов). Единственный положительный момент - рост фондоотдачи, по нашим оценкам, практически на 50 процентов, что говорит о более рациональном использовании производственного аппарата.

Столь стремительное сокращение основных фондов помимо повыше­ния фондоотдачи экономика последних лет компенсировала и преодоле­вала за счет дополнительного массового вовлечения рабочей силы. Совре­менная рыночная экономика является более экстенсивной по сравнению с поздней советской. Она основана на использовании имеющихся фондо­вых и кадровых ресурсов, игнорировании научно-технического прогресса и других интенсивных факторов.

Еще один фактор, предопределивший кризисное состояние россий­ской экономики, связан с официальным и «теневым» оттоком капитала за границу. Речь идет об образовании Стабилизационного фонда, размер которого к середине 2008 года оценивался в 240 миллиардов долларов. «Теневая» утечка капитала за 20 постсоветских лет составила около трил­лиона долларов. Если рассчитывать экономические потери по современ­ному официальному курсу, то размер вывезенных за границу средств приблизительно соответствует годовому объему ВВП 2008 года. Не очень понятно, как вывезенные средства и в каком объеме могут быть возвраще­ны в Россию?

Экономический строй современной России не является капитализмом в прямом, политэкономическом смысле этого слова. Да, в стране создан рынок, преобладает частная собственность на средства производства, есть наемные работники и собственники, существует колоссальная разница в доходах. Но все эти черты характерны и для других некапиталистических обществ. Ведь основная черта капитализма - это способность к наращива­нию капитала в исторически короткие сроки, основанная на стремитель­ном развитии производительных сил в условиях интенсивной обществен­ной эксплуатации.

Что собой представляют наши предприниматели, легко понять из про­смотра деловых журналов, этих каталогизированных рекламных постеров престижных средств потребления, разбавляемых деловыми новостями, идеологическими манифестами и аналитическими выкладками. По сути, вся психология современного российского общества - это психология плохо одетых и постоянно голодных людей, генетически переданная пре­дыдущими поколениями. И наиболее успешные люди общества не явля­ются здесь исключением. Дикие хватательные рефлексы, более не ограни­ченные неудобной «красной верой» и не сдерживаемые никакими иными корректирующими общественными установками, - вот природа грязи, из которой все они вышли в князи.

Разгульное поведение и криминальная практика новых русских бизнес­менов не имеют ничего общего с протестантской этикой, основанной на трудолюбии, аскетизме и религиозном фанатизме первых предпринимате­лей. Равно как приватизация и залоговые аукционы близко не напоминают условия первоначального накопления капитала развитых стран. Сходство можно увидеть лишь во внешних жестоких и криминальных формах, но не в содержательных механизмах. На Западе первоначальный капитал (до­бытый действительно неправедным, а часто и преступным путем) служил для последующего накопления и приумножения. В России капитал не на­капливался - перераспределялись советские производственные активы, которые впоследствии были использованы на цели потребления. Условия формирования капитализма в России не были капиталистическими. Стоит ли удивляться тому, что современная российская экономика, все годы свое­го существования уменьшающая капитал, не имеет ничего общего с эконо­микой капитализма?

По большому счету российская экономика последних 20 лет является экономикой трофейной - ее современная Россия не создавала, а получила в качестве наследия от РСФСР. Благодаря этому подарку последние 10 лет 25-30 процентов населения жили весьма неплохо, а остальные - доста­точно терпимо. Но проблема заключается в другом: в стране нет воспро­изводства - материального, демографического, интеллектуального, кад­рового. Советский базис экономики окончательно приходит в негодность. И соответственно, высокое потребление последних лет не имеет никакой экономической основы. Кризис, начавшийся в стране в конце 2008 года, — это результат противоречия между слабой, разрушенной материальной базой экономики и гипертрофированно высоким потреблением. Он не­избежно снимет это противоречие, гармонизирует накопление и потреб­ление последних лет, доведет примитивную экономику до такого же при­митивного общественного и личного потребления. Чтобы лучше понять природу наступившего кризиса, рассмотрим отраслевые особенности сов­ременной российской экономики.


Участники кризиса
Эти особенности позволяют выявить роль внутренних и внешних причины кризиса, а также получить частные свидетельства сформулиро­ванного общего противоречия между потреблением и накоплением. Рас­смотрим наиболее значимые отрасли российской экономики, в которых накопленные к 2008 году противоречия определили общий масштабный кризис.

Промышленность. По официальным статистическим данным, мы рас­считали для указанных периодов показатели динамики производствен­ных мощностей, изменений уровня их загрузки. Динамика среднегодовой мощности была рассчитана по статистическим данным об объемах выпус­ка видов продукции и уровне использования производственных мощнос­тей. По каждому виду продукции были рассчитаны погодовые динамичес­кие изменения, затем — средняя динамика изменений. При исчислении динамики загрузки мощностей определены погодовые средние значения использования мощностей и на этой основе рассчитана средняя динами­ка (см. табл. 4).
Таблица 4
Динамика производственных мощностей промышленности и их

средней загрузки (в процентах к началу периода)


Индексы

1987-1991

1991-1998

1998-2006

1987-2006

Производственных мощностей

101

84

97

81

Загрузки мощностей

88

57

165

83

Средний уровень загрузки 1

83

42

69




Примечание: 1 - Средний уровень загрузки мощностей за 1987,1998 и 2006 годы.

Источник: расчет произведен по статистическим сборникам «Промышленность РСФСР и России» за соответствующие годы.
В 1987-1998 годах падение объемов производства характеризовалось не только сокращением производственного материального потенциала, но и частичной консервацией и недоиспользованием имеющихся производ­ственных возможностей. Накопленные в прошлые десятилетия запасы мощностей являлись избыточными в условиях стагнации экономики. Увеличение объемов производства в 1998—2006 годах не сопровождалось ростом производственных мощностей. Это позволяет утверждать, что ис­точником роста объемов производства последнего времени явились дей­ствующие мощности, а не массовый ввод новых.

Рассчитанный нами средний уровень использования мощностей со­ставил в 1987 году 83 процента, к 1998-му он опустился до 42 процентов, к концу изучаемого периода вырос до 69 процентов. За последние девять лет уровень загрузки вырос на 27 процентных пункта, ежегодный прирост составил 3 процентных пункта. Некоторые отрасли (электроэнергетика, металлургия, химическое производство, обработка древесины, стройиндустрия) к началу 2007 года по уровню загрузки своих мощностей вышли на дореформенные показатели или были близки к ним.

Отсутствие ресурсного мощностного воспроизвод­ства как следствие недостаточной инвестиционной активности неизбежно должно было сказаться на эко­номическом развитии страны. Отчетливо симптомы при­ближающегося кризиса проявились к концу 2007 года16. Выйдя на предельный пик загрузки мощностей и практически полностью исчерпав трудовые и материальные источники экономического роста, предприятия максимально взвинтили цену на свою продукцию. Именно дефицит мощностей привел к росту цен. Перегрев рынка выразился в росте оптовых цен на 27 процентов и увеличении заработной платы на 30 про­центов в 2007 году по сравнению с предыдущим.

Катастрофический обвал акций российских компаний и сокращение в 3—4 раза их капитализации осенью 2008 года, конечно же, не являют­ся случайностью. По данным официальной статистики, средний возраст промышленного оборудования в 2007 году превышал 21год. По данным той же статистики, уровень износа основного капитала достиг 50,5 процента17, по нашим данным, — не менее 75 процентов* Эти показатели характерны для «конченых стран». Такими же они были в СССР в конце нэпа, что и вынудило от нее отказаться в пользу командной экономики. Акции наших промышленных предприятий, которые, по сути, превращены новыми хозяевами в никому не нужный хлам и груду железа, объективно не могут являться привлека­тельными и высоковостребованными на фондовых рынках.

Ну и конечно, экономический кризис в значительной степени был обусловлен падением цен на нефть и сырьевые ресурсы. Разумеется, он предопределен не мировой конъюнктурой как таковой, а критической за­висимостью российской экономики от мирового рынка и сырьевой ниши страны на нем. О необходимости преодоления сырьевой зависимости и переходе на новую инновационную экономику очень много говорили в последние десятилетия, но мало что сделали для этого.

Банковский сектор. Если говорить о влиянии мировых кризисных явле­ний на российские, то помимо падения цен на сырье в качестве второго фактора можно назвать и финансовую зависимость российской экономи­ки от заемного иностранного капитала. Эта зависимость объясняется глав­ным образом слабостью отечественной банковской системы.

Ее характерная особенность проявляется в значительной разнице меж­ду покупкой денежной массы и ее продажей. Банковская маржа в среднем за последние девять лет составила 8,96 процентных пункта*. Помимо спеку­ляции денежной массой важным источником доходов российских банков является комиссионное вознаграждение за расчетно-кассовое обслужива­ние клиентов.

Например, по итогам 2007 года, в крупнейшем банке России — Сбе­регательном — удельный вес доходов, связанных с получением маржи между кредитами и депозитами составил 66,2 процента; удельный вес ко­миссии от расчетно-кассовых операций, операций по оформлению кре­дитов, кассовых операций и операций с банковскими картами в общих доходах составил 17,1 процента; 13,5 процента доходов принесли спекуляции ценными бумагами, в том числе на мировых фондовых рынках18. Столь высокая оплата банковских услуг характеризует низкую производительность труда ра­ботников банковской системы, одновременно объясняя высокий уровень их доходов.

Банки, минимизируя свои финансовые риски, свели кредитование предприятий и организаций к пополнению оборотных средств, а насе­ления — к обслуживанию покупок потребительских товаров и ипотеке. В качестве залога использовалось имущество предприятий. В потреби­тельском кредитовании помимо высоких процентных ставок, предусмат­ривающих возможные потери от недобросовестных заемщиков, широко использовались инструменты залога и поручительства. Не было до по­следнего времени рискованным и ипотечное кредитование, основанное на высоких темпах роста цен на недвижимость и увеличивающихся до­ходах заемщиков. Банковский сектор сосредоточил все свое внимание на спекулятивно-расчетных операциях, которые, несмотря на их явную недостаточность, позволяли банкам весьма комфортно существовать все последнее время.

Кредиты отечественных банков, направленные на формирование основного капитала экономики России, равнялись в 2003—2007 годах в среднем всего 6,8 процента от общего объема кредитования предприятий и организаций. Неудивительно, что удельный вес кредитов российских банков в структуре отечественных инвестиции составили в этом периоде за пять лет в среднем 8,1 процента19. Собственно говоря, в России инвестиционного и коммерческого кредитования, свя­занного с выдачей среднесрочных и долгосрочных кредитов, практиче­ски нет.

А потребность в этом у любой экономики колоссальная. Неразвитость отечественной банковской системы корпоративный сектор компенсиро­вал с помощью иностранных займов. На начало предкризисного III квар­тала 2008 года долг России составил 524,8 миллиарда долларов США. Основная часть долга приходилась на крупные российские корпорации (293,1 миллиарда долларов). Банки получили кредитов на сумму 192,8 миллиарда долларов20. Иностранные кредиты, более дешевые по сравнению с отечественными депозитными вкладами и кредитами Цен­тробанка, были использованы банковской системой преимущественно для краткосрочных спекуляций.

Воздействие мирового кризиса на российскую финансовую систе­му выразилось в сокращении возможностей западных кредитных ор­ганизаций. Не имея надежных внутренних источников, российские компании к началу осени 2008 года столкнулись с нехваткой оборот­ных активов и потому возникшим кризисом ликвидности. Российские банки, которые сами находятся в критической зависимости от запад­ных партнеров, не смогли обеспечить компании необходимыми фи­нансовыми средствами. Отсутствие собственных кредитных ресурсов, а также массовый отток финансовых средств из России на спасение финансовых систем развитых стран объясняют вклад банковского сек­тора в кризис.

Пожалуй, только двумя факторами — падением цен на сырьевые ре­сурсы и оттоком заемного капитала — и ограничивается все воздействие мирового финансового кризиса на российскую экономику. Влияние их было бы минимальным, если бы экономика Россия была более дивер­сифицированной, а ее развитие опиралось на внутренние финансовые возможности. Звучащие сейчас обвинения российских лидеров в адрес развитых стран, прежде всего США, ставят своей целью снять ответ­ственность за происходящее в экономике. Являясь элементом идеологии и политики, эти обвинения, погруженные в рассуждения о мировом фи­нансовом кризисе, уводят российское руководство и общественность от понимания истинных причин, определяющих современную экономиче­скую катастрофу.



* Обоснованию преимущественно системного характера нынешнего кризиса посвящена наша статья: Г. И. Ханин, Д. А. Фомин. Экономический кризис 2008 г.: причины и последствия. — «ЭКО». 2009. № 1.

1 См. «Российский статистический ежегодник. 2005 год: Стат. Сб.» М., «Росстат», 2006. С. 537.

2 Рассчитано по: там же. С. 537; информация об индексах физического объема оборота розничной торговли официального сайта Росстата. – www. Gks.ru.

* Методика расчета и сам расчет опубликованы в работе: Г. И. Ханин, Д. А. Фомин Розничная торгов России: состояние и перспективы. - .Проблемы прогнозирования, 2005. № 6.

3 См. Г. И. Ханин, О. И. Полосова., Н. В. Иваченко. Российская экономика в 2001-2004 годах: альтернативная оценка. – «Эко». 2007. №6.

4 См. «Народное хозяйство Российской Федерации. 1992 год. Стат. Сб.» М., 1993. С. 187.

5 См. «Smart Money. Автомобильная Россия в цифрах». 2008. №23.

6 См: информация с официального сайта Росстата. – www.gks.ru

7 См. Г. И. Ханин, Д. А. Фомин. Общественное питание России: характеристика, рентабельность, динамика. – «Проблемы прогнозирования». 2008. №1

8 См. «Образование и культура в РФ. Стат. Сб.» М., 1992. С. 199.

9 См. www.gks.ru

10 См. «Образование в РФ: 2007». – «Стат. Ежегодник». М., 2007. С. 108.

11 См. «Россия в цифрах. 2008. Краткий стат. Сб.» М., «Росстат», 2008. С. 158.

12 См. «Народное хозяйство Российской Федерации. 1992 год. Стат. Сб.» М., 1993. С. 218.

13 См. «Россия в цифрах. 2008. Краткий стат. Сб.» С. 263.

* Определен по цепным годовым индексам физического объема ВВП; рассчитан по статисти­ческим сборникам: «Национальные счета России», «Российский статистический ежегодник».

14 См. www.gks.ru

** В 1987 году удельный вес военных расходов составлял 8,8 процента в официальной ретро­спективной структуре ВВП РСФСР (см. А. Н. Пономаренко. Ретроспективные национальные счета России: 1961-1990. М, 2002. С. 181,221). Но эти оценки не учитывали заниженность цен на ресур­сы и материалы, использовавшиеся в военно-промышленном комплексе. С учетом ценовой разни­цы доля военных расходов составляла не менее 20 процентов ВВП (см. Г. И. Ханин. Экономическая история СССР в новейшее время. Т. 1. Новосибирск, 2008. С. 401-402).

15 См. «Россия в цифрах. 2008. Краткий стат. Сб.» С. 365.

16 Об этом см.: Г. И.Ханин, Д. А. Фомин. 20-летие экономических реформ в России: макроэкономические итоги. – «ЭКО». 2008. №5.

17 См. «Россия в цифрах. 2008. Краткий стат. Сб.» - Росстат. М., 2008. С. 209.

* Причины недостоверности официальной статистической оценки износа и альтернативный расчет приведены в работе: Г. И. Ханин, Д А. Фомин. Оценка воспроизводства основного капита­ла экономики России. — «Вопросы статистики». 2006. № 10.

* Расчет произведен по статистическим сборникам «Финансы России».

18 См. «Годовой отчет ОФО «Сбербанк России» за 2007 год». – http://www.cbr.ru.

19 Рассчитано по: «Финансы России. 2006: Стат. Сб.» М., «Росстат», 2006. С. 324; «Россия в цифрах. 2008: Краткий стат. Сб.» С. 418,419.

20 См. «Внешний долг Российской Федерации в январе- сентябре 2008 года. Информация ЦБ РФ». - http://www.cbr.ru. Рубрика «Статистика. Статистика внешнего сектора».