Стихи Елены Александровны Благининой в чтении ребенку дошкольного возраста - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Программа муниципального автономного дошкольного образовательного... 20 6579.17kb.
Программа муниципального автономного дошкольного образовательного... 20 6720.8kb.
Развитие элементарных естественно научных представлений у детей старшего... 1 312.38kb.
«Анализ методов воспитания детей младшего дошкольного возраста в... 1 205.26kb.
Решением педсовета №6 от 01декабря 2011г. Содержание образовательной... 9 4316.88kb.
«Эстетическое воспитание средствами искусства детей дошкольного возраста» 1 37.52kb.
Занятие «Страна волшебная балет» 1 57.59kb.
Особенности развития креативности у детей младшего дошкольного возраста 1 158.67kb.
Приобщение детей раннего и дошкольного возраста к чтению художественной... 1 61.76kb.
Тематическое планирование по развитию речи детей дошкольного возраста... 1 79.81kb.
«Развитие отечественного рынка анимационной продукции для детей дошкольного... 9 1740.3kb.
Е. А. Благинина. «Посидим в тишине» 1 27.89kb.
- 4 1234.94kb.
Стихи Елены Александровны Благининой в чтении ребенку дошкольного возраста - страница №1/1

Стихи Елены Александровны Благининой в чтении ребенку дошкольного возраста.

Прекрасное лицо – строгое, правильное и взгляд такой, что сразу и не объяснишь: в нем и смелость, и страсть, и мечтательность, и веселый ум; волосы причесаны на прямой пробор и убраны в косы «короной». Эта красавица – Елена Александровна Благинина. Можно найти одну-единственную эту фотографию поэтессы и множество пестрых обложек ее детских книг. Открываю книжку и читаю:

А у нас есть девочка, Звать ее Аленушка, Девочка-припевочка, Круглая головушка…

Это же мое детство! Так и слышу ласковый голос мамы , которая читает-напевает:

Как у нашей дочки Розовые щечки. Как у нашей птички Темные реснички. Как у нашей крошки Тепленькие ножки…

И все счастливы, потому что не придумать ничего лучше этих приговоров-причитаний-припевок, когда возишься с ребенком: купаешь, одеваешь, кормишь, спать укладываешь… Родилась Елена Александровна Благинина под Мценском, в селе Яковлево. В семье было много детей, и работы хватало: Елена мыла, стирала, стряпала, ухаживала за маленькими. Со временем семья переехала в Курск, где Елена училась в гимназии и окончила уже советскую «трудовую школу». Потом поступила в институт народного образования, начала писать стихи, публиковалась в местных альманахах и газетах. Когда же узнала, что в Москве есть специальный литературно-художественный институт им. В.Я. Брюсова, в 1922г. Сбежала туда. Училась на заочном, служила в экспедиции газеты «Известия». Писала стихи. Стихи заметили многие критики и поэты, те, кто умел оценить простоту и прозрачность слова, непринужденность лиризма, самобытную мысль. Но в идеологический стандарт 20 -30-х годов они, видимо, плохо укладывались – Благинину печатали мало. Книжки ее «взрослых» стихов вышли только в 1966 и 1973г.г. Она занялась стихами для детей. И все получилось! Народный язык, свобода и естественность интонации, юмор для детского поэта оказались бесценными качествами. Сколько написано за эти годы, сколько переведено!.. Она работала с «радостной энергией» , обитая на таких высотах патриотизма, каких мы не можем даже вообразить. Устоять же в этой действительности Благининой помогает работа, творчество. И сильный характер. Когда ее принимали в Союз писателей, кто-то сказал: «Рано, Благинина еще ничего не сделала». Она поднялась, побледнев от гнева, и стала читать стихи и переводы, один за другим. И читала , пока в зале не зааплодировали. Аплодировали, как писал Лев Озеров, за ее чистый, «образцовый» русский язык, где царила полная свобода в обращении со словом, свойственная детям и фольклору, озорство, юмор, неожиданный поворот мысли. Да, этим отмечены и «взрослые», и «детские» стихи Благининой, и ее устное творчество, о котором вспоминали многие знавшие поэта. Некоторые даже записывали за ней ее экспромты . У Елены Александровны было две страсти. Одна из них – кошки. Они жили и в Голицине, и в Москве. Принимали картинные позы, мурлыкали волшебные песни и, конечно, становились героинями стихов своей хозяйки. Таких, например, как «Мадригал Мурке».

Мурка-обнимурка, Атласная шкурка, Лапки-царапки, Позы-грациозы. А ум, как у Спинозы.

Очень похоже на ее малышовые стихи про девочку-припевочку. Да, собственно, это и есть вполне детское стихотворение, даже «ум, как у Спинозы» этому не помешает, наоборот, потешит любознательность ребенка. А в детских стихах особый поворот «кошечьей темы» выдает автора с головой – как кончается традиционно-фольклерная песенка про кота-воркота. Обычно этого кота приглашают «деточку качать» и дают ему в награду что-нибудь вроде «куска пирога» да «кувшина молока». Здесь все не так.

У кота-воркота Шерстка бархат-мягкота, Глазки с искорками, Ушки с кисточками. Наш коток-воркоток Укатил клубок-моток. Клубок катится, Нитка тянется… Уж коту-воркоту И достанется Будут гладить-миловать, Спать положат на кровать!

Двойное наказание за размотанный клубок, каждый с этим согласится! Может, заласканный красавец – это тот самый котенок, который в другом стихотворении, брошенный в ненастье во дворе, мяукал «тонко-тонко»? конечно, героиня

…взяла его домой, Накормила досыта… Скоро стал котенок мой Загляденье просто Шерсть – как бархат, Хвост – трубой… До чего ж хорош собой!

О роли этих мистических животных в своем доме она писала с восторгом и юмором. Но, конечно, не только эти усатые божества волновали ее сердце: собаки, лягушки, гуси, синицы – все становилось предметом стихов, все воспитывало чувства маленьких читателей: в мороз надо укутать рогожей яблони, натаскать сена в конуру Жучки, накормить воробышков и галок – и тогда все будут спасены от холода. Сад на окошке, вполне реальный, перенесенный в стихи, радует не только свою хозяйку, но и птиц: им ведь приятно

Посмотреть на это Милое окно, Где зимою – лето, Где цветов полно.

Все детские книжки наполовину состоят из стихов о природе – маленькому человеку надо научиться узнавать в лицо синичку, рябину, корову, муравья, одуванчик, понимать их, любить. Елена Благинина общается с живностью непринужденно и весело, и почти всегда ее стихи поются, их так и хочется протянуть на какой-нибудь незатейливый мотив, вроде «Ах вы сени мои, сени!..». Вот девочка собирает малин у «самой крупной крупноты! самой красной красноты!», а когда возвращается домой, отмечает: «Солнце бродит в вышине, хорошо ему и мне». Вот она рассказывает об удивительных событиях прошедшего дня:

Я видала, как растут Острые травинки, Я видала, как цветут Синие барвинки,..

Бесхитростные строчки, звонкие рифмы передают незабываемые впечатления ребенка от впервые увиденного мира. Это может быть черемуха, расцветшая в честь Первомая, а может – куст лилий. Кажется, что «угли разожгли и клумба распылалась». Удивительное стихотворение «Журавушка» поражает чистотой песенного лиризма. Так же напевно и пронзительно стихотворение об осени. «Улетают, улетели» - повторяется в каждой строфе. Улетают журавли, аисты, грачи, и кажется, что вместе с ними улетают и листья, и «солнца редкие лучи», и само лето. Другая половина детских книжек – это обычно дом и игрушки. В игрушки Благинина играет так же вдохновенно, как и собирает малину. Конечно, это девичьи игры: заштопать чулки, погладить белье, одеть малыша-голыша, накормить кукол обедом, подмести двор: «Приходите, поглядите, хоть сориночку найдите!» . Хорошее такое трудовое воспитание, которое не давит маленького слушателя-читателя назиданием благодаря очень живой ребячьей интонации, такой органичной для Благининой. Особенно хороша она в «Букварике». Стихотворные буквари есть у многих поэтов. У Благининой это просто собрание небольших стихотворений, эмоционально выстроенных, сюжетно законченных, совершенно различных по форме, ритму и размеру. Их можно читать, запоминая буквы, а можно просто так. Стихи Благининой можно квалифицировать по временам года: весна, лето, осень; по жанрам: лирика, скороговорки, поэмы; по возрасту: для малышей, для средних дошкольников; оп темам: дом, лес, игра… Тема семьи – пожалуйста: вот она, мама – «золотая прямо», вот бабушка-забота, а вот дедушка, старенький-старенький, которого «и курица обидит». Семья – это любовь, уют и хлопоты, в первую очередь вокруг детей. Но маленький читатель не должен забывать и про «обратную связь». Мама стирает, очень красиво и пышно описано это занятие, обшивает дочку, моет ее в бане, а когда, утомившись, вдруг засыпает, дочка отказывается от всех своих игр, от волчка и мячика и смирно сидит в тишине. А как же? Бабушка пляшет над своими внуками, угощает их, баюкает, лелеет…

Ну, а вы? Каковы? Как там с бабушкой вы? –

попросту обращается поэт к «внукам», читающим это стихотворение. Дедушка, какой-то эпический, с седою бородой, почти не видит и не слышит, только сказки рассказывает – ему надо помочь, усадить на солнышке, укутать потеплее. Младшие тоже должны заботиться о тех, кто в этом нуждается. Как девочка, которая разглядывает нарядную елку и перевешивает игрушки, так чтобы всем было хорошо: стрекозу подальше от Деда Мороза, козу – подальше от волка, поближе к пастуху: «Коза и пастух – замечательно, да?». Назидание у Благининой всегда уравновешивается шуткой, а веселье – часто грустью. Это касается, конечно, не «малышовых» стихов, а уже более «взрослых». Впрочем, поди пойми , для кого писалась, например, прелестная сказка «Сорока-белобока»!.. безусловно, она ассоциируется с «Мухой-цокотухой» обожаемого Чуковского: Муха- именинница, у Сороки – новоселье; Муха созывает букашек и козявок, Сорока – пташек-канареечек; и у Мухи, и у Сороки праздник омрачается злодеянием, но все кончается хорошо. С очаровательной выдумкой описывает Благинина съезд гостей.

Журавель услышал – Из болота вышел, Сапоги начистил – Отправился… Утка разоделась, В лужу погляделась, – До чего нарядна! – Отправилась…

Кажется, перед нами герои русских народных сказок, лубочных картинок, – точные слова, чистые, радостные краски. Дальше описывается веселый пир, на котором Журавушка «очень скоро осовел, отодвинул кружку, хап! – и съел лягушку». Все возмущаются, нападают на журавля, спасают бедную лягушку, а его выгоняют:

– Уходи-ка, журавель, На свое болото! От таких гостей Не соберешь костей!

Лягушку отпаивают малиной, укрывают овчиной и сами продолжают песни и хороводы. А кончается история неожиданно.

Вышел месяц молодой, Осветил болото. Ходит-бродит над водой Длинноногий кто-то. Скучно, грустно одному Журавушке моему!

Оказывается, ему-то, непутевому, и принадлежит авторская любовь! Он ведь не нарочно лягушку, просто ток получилось. Он в гости собирался, сапоги начистил… Все веселятся, а Журавушка один, на болоте… Кажется, что какие-то очень конкретные чувства и образы связанны с этой сказочкой, которая порадует детей лихо рассказанной историей, а взрослых ценителей – свежестью народного языка. Недаром мэтр советского перевода, Юрий Озеров, оценивая отношение Благининой к слову, назвал ее «наставницей, хозяйкой, хранительницей огня». Так же блестяще, но совсем в другом стиле рассказана сказка о гусыне и осле – из цикла «Вольное переложение шварцвальдских сюжетов». Гусыня с ослом поженились, но им невозможно жить вместе.

Гусыня плавает весь день По озеркам лесным. Осел стоит, укрывшись в тень, Опять один-одним.

При этом, как часто бывает, они продолжают любить друг друга и отправляются за помощью к волшебнику-гному: сперва осел просит превратить его в гусака, а вслед за ним приходит гусыня и умоляет сделать ее ослицей. Вечером они встретились, взглянули друг на друга.



Превратностей своей судьбы Не в силах одолеть, Они стояли как столбы, Мечтая околеть.

Снова, уже вдвоем, бросаются к гному, чтоб тот исправил положение, но гном не может вернуть прежний облик ни одному из них и предлагает превратить их… в людей. «С тех пор, – горестно заключает автор, – среди людей живут гусыни и ослы». Очень человеческая, узнаваемая история любви. А это : «Вот какая мама – золотая прямо !» – про то, как мама одевала дочку, «по резинке пристегнула к каждому чулочку». Эти ностальгические чулочки на резинках тоже переносят читателя на 40 – 50, даже 60 лет назад. Но краски в стихах не потускнели, и чувства не потеряли свежести… Ничего удивительного: так и бывает с произведениями искусства, для детей они или взрослых – не важно. Книжки Елены Благининой издают, покупают и читают до сих пор. Многие родители считают, что ее малышовые стихи исключительно для девочек, мальчики на них мало реагируют. Да, героиня ее книжек, как правило, девочка – очевидно, лирическое, автобиографическое начало в них достаточно сильно. У Елены Александровны не было ни детей, ни внуков. Аленушка – это, конечно она сама. И она же – ласковая мама, и серьезная хозяйка, и учительница своих кукол, и хлопотливая бабушка-забота, и веселая затейница игр и беготни с «тараторками» и «дразнилками, и задумчивая созерцательница природы… Лирическая героиня стихов – это поэт, со всем, что было и чего не было в ее жизни.