Справка по результатам обобщения практики рассмотрения судами Челябинской области вопросов, связанных с исполнением приговоров - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Справка по результатам обобщения судебной практики по гражданским... 1 58.85kb.
Справка о результатах обобщения судебной практики рассмотрения гражданских... 1 129.29kb.
Справка по результатам обобщения надзорной и кассационной практики... 3 1017.6kb.
Справк а по результатам обобщения дел о возмещении вреда, причиненного... 3 1170.08kb.
Справка по результатам обобщения практики применения статьи 128 1 375.22kb.
Изучение практики назначения и изменения судами Мурманской области... 1 161.55kb.
Обобщение практики рассмотрения дел, связанных с применением Федерального... 3 1289.85kb.
Vi межвузовская студенческая ассамблея 10 декабря в развлекательном... 1 18.87kb.
Анализ состояния преступности и правонарушений на транспорте, повлекших... 1 113.91kb.
Закон пензенской области об административно-территориальном устройстве... 2 682.9kb.
Обобщение практики рассмотрения судами дел, возникающих в связи с... 1 425.38kb.
Справка по результатам обобщения надзорной и кассационной практики... 3 1017.6kb.
- 4 1234.94kb.
Справка по результатам обобщения практики рассмотрения судами Челябинской области - страница №1/4




СПРАВКА

по результатам обобщения практики рассмотрения судами Челябинской области вопросов, связанных с исполнением приговоров

(глава 47 УПК РФ)
Общие положения
Вопросы, разрешаемые судом в стадии исполнения приговора, многообразны и разнородны. Надлежит четко различать процессуальную деятельность суда в стадии исполнения приговора и фактическое исполнение приговора.

Многообразие вопросов, разрешаемых судом в стадии исполнения приговора, влечет за собой различия в характере действий судьи, необходимых для их разрешения. Осуществляемые в связи с этим действия суда (судьи) можно разделить на три группы.

1. Действия «процессуально-административного» характера, связанные с обращением приговора к исполнению (отправка распоряжения об исполнении приговора вместе с его копией тому органу, на который возложена обязанность приведения приговора в исполнение); отслеживание судом приведения в исполнение приговора, определения или постановления этими уполномоченными органами.

2. Вторая группа действий связана с установлением, исследованием и оценкой различных по своему конкретному содержанию фактов, абсолютно не связанных с обстоятельствами самого преступления и вынесенного по нему приговора, но прямо указанных законами (УК РФ, УИК РФ, УПК РФ), которые должны решаться в стадии исполнения приговора. К таковым законодатель относит вопросы об отсрочке исполнения наказания, об условно-досрочном освобождении от наказания, о переводе осужденного из воспитательной колонии в исправительную колонию и многие другие.

3. Третья группа действий уже связана с «вторжением» судьи в сам приговор. Это разрешение в стадии исполнения приговора всякого рода сомнений и неясностей, возникающих при приведении его в исполнение, включая применение уголовного закона, имеющего обратную силу. Однако если в приговоре имеются какие-либо неясности или ошибки, решение которых не затрагивает существо приговора и не ухудшает положение осужденного, суд, постановивший приговор, должен устранить возникшие сомнения. В законе круг таких сомнений и неясностей не обозначен.В связи судебной практикой выработана две типичные группы такого рода недостатков1.

Первая группа судебных действий – это действия, осуществляемые во внепроцессуальном порядке. Они не сопровождаются принятием процессуально значимых решений и не требуют своего процессуального оформления постановлением судьи, определением суда или иным решением. Распоряжение об исполнении приговора итоговым процессуальным документом в уголовном процессе считать нельзя.

Действия второй и третьей групп – это действия, осуществляемые в порядке, предписанном уголовно-процессуальным законом, и требующие от судьи принятия итогового процессуального решения. Оно выражается в самостоятельном процессуальном документе – в постановлении судьи. А поскольку по итогам всестороннего, полного и объективного изучения и разрешения по существу того или иного вопроса судьей (судом) выносится итоговый процессуальный документ в виде постановления или определения, отвечающих требованиям законности, обоснованности и мотивированности, то здесь с полным правом можно вести речь об отправлении правосудия.2

Если говорить о разграничении предметной и территориальной подсудности вопросов, связанных с исполнением приговора, мировым и федеральным судьям, то судьями Верховного Суда РФ высказана следующая позиция.3

Компетенция судов по разрешению вопросов, связанных с исполнением приговора, регулируется в основном ст. 396 УПК.

Предметная подсудность определенного перечня этих вопросов прямо закреплена за судьями судов, которые постановили приговор (ч.1 ст.396 УПК). Поэтому вопросы возмещения вреда реабилитированному, восстановления его трудовых, пенсионных, жилищных и иных прав; замены наказания в случае злостного уклонения от его отбывания; освобождения от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора; исполнения приговора при наличии других неисполненных приговоров; зачета времени содержания под стражей; снижения размера удержания из заработной платы осужденного к исправительным работам; разъяснения сомнений и неясностей; освобождения от наказания несовершеннолетних с применением мер воспитательного воздействия; передачи гражданина иностранного государства, осужденного к лишению свободы, для отбывания наказания в государство, гражданином которого он является, рассматриваются судом, постановившим приговор. Из буквального толкования термина «суд, постановивший приговор» следует, что мировой судья вправе разрешить указанные выше вопросы по приговорам, постановленным им. Если же приговор постановлен районным судьей, в том числе при апелляционном рассмотрении уголовного дела, то указанные вопросы должен разрешать федеральный судья районного суда, а не мировой судья, приговор которого был отменен.

Предметная подсудность целого ряда вопросов, возникающих при исполнении приговора, законодателем разрешена не совсем удачно. Положения ч. 2 ст. 396 УПК о разрешении судам того же уровня или вышестоящим судам рассматривать вопросы исполнения приговора, если он исполняется на иной территории, применяются только в отношении строго определенного законом перечня вопросов, закрепленного в ч. 1 ст. 396 УПК. Так, например, замена наказания в случае злостного уклонения от его отбывания по делам, рассмотренным мировыми судьями, когда его исполнение производится на территории иного судебного участка, может быть произведена мировым судьей этого участка.

Возникают разночтения при определении компетенции судей по вопросам, отраженным в ч. ч. 3 - 5 ст. 396 УПК, когда приговор исполняется в месте, на которое не распространяется юрисдикция суда, постановившего приговор. Различна компетенция мирового и федерального судьи при рассмотрении вопроса об условно-досрочном освобождении от отбывания от наказания, разрешаемого в соответствии со ст. 79 УК. В отношении лиц, осужденных приговором мирового судьи, в одних случаях эти вопросы разрешают мировые судьи этих или иных судебных участков, в других случаях – федеральные судьи по месту отбывания осужденным наказания.

Определяя территориальную подсудность при рассмотрении в ходе исполнения приговора тех или иных вопросов, законодатель использовал следующие термины: 1) «по месту отбывания наказания осужденным» (ч. 3 ст. 396 УПК); 2) «по месту применения принудительных мер медицинского характера» (ч. 3 ст. 396 УПК); 3) «по месту жительства осужденного» (ч. 4 ст. 396 УПК); 4) «по месту задержания осужденного» (ч. 4.1 ст. 396 УПК); 5) «по месту жительства лица, отбывшего наказание» (ч. 1 ст. 400 УПК).

Законодатель разграничил компетенцию судей в зависимости от того, какой конкретно возник вопрос при обращении приговора к исполнению или в ходе фактического его исполнения. Вопросы компетенции мирового судьи в стадии исполнения приговора напрямую регулируются лишь ч.1 ст.396, ст.398, ст.400 УПК. Уголовно-процессуальный закон наделил правом рассмотрения определенного перечня вопросов суд, постановивший приговор, в том числе мирового судью. Представляется, что перечень этих вопросов следует признать исчерпывающим.

В связи с этим мировые судьи в порядке исполнения приговора вправе рассматривать по делам, отнесенным к их предметной подсудности, лишь следующие вопросы:

1) о возмещении вреда реабилитированному, восстановлении его трудовых, пенсионных, жилищных и иных прав в соответствии с ч. 5 ст. 135 и ч. 1 ст. 138 УПК;

2) о замене наказания в случае злостного уклонения от отбывания: а) штрафа в соответствии со ст. 46 УК; б) обязательных работ в соответствии со ст. 49 УК; в) исправительных работ в соответствии со ст. 50 УК; г) ограничения свободы в соответствии со ст. 53 УК;

3) об освобождении от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора в соответствии со ст. 83 УК;

4) об исполнении приговора при наличии других неисполненных приговоров, если это не решено в последнем по времени приговоре в соответствии со ст. 70 УК;

5) о зачете времени содержания под стражей, а также времени пребывания в лечебном учреждении в соответствии со ст. ст. 72, 103, 104 УК;

6) о снижении размера удержания из заработной платы осужденного к исправительным работам в соответствии со ст. 44 УИК в случае ухудшения материального положения осужденного;

7) о разъяснении сомнений и неясностей, возникающих при исполнении приговора;

8) об освобождении от наказания несовершеннолетних с применением принудительных мер воспитательного воздействия, предусмотренных ч. 2 ст. 92 УК;

9) о передаче гражданина иностранного государства, который осужден к лишению свободы судом Российской Федерации, для отбывания наказания в государство, гражданином которого осужденный является;

10) об отсрочке исполнения приговора при осуждении лица к обязательным работам, исправительным работам, ограничению свободы, аресту или лишению свободы: а) в случае болезни осужденного, препятствующей отбыванию наказания, - до его выздоровления; б) в случае беременности осужденной или наличии у нее малолетних детей - до достижения младшим ребенком возраста 14 лет; в) в случае тяжких последствий или угрозы их возникновения для осужденного или его близких родственников, вызванных пожаром или иным стихийным бедствием, тяжелой болезнью или смертью единственного трудоспособного члена семьи, другими исключительными обстоятельствами, - на срок не более шести месяцев;

11) об отсрочке или рассрочке уплаты штрафа на срок до трех лет, если немедленная уплата его является для осужденного невозможной;

12) вопрос о снятии судимости в соответствии со ст. 86 УК. Постановления мирового судьи по этим вопросам в силу положений ст. 401 УПК подлежат пересмотру не в апелляционном, а в кассационном порядке.

Вопросы, связанные с улучшением положения осужденного в части исполнения назначенного наказания, решаются судом по месту отбывания осужденным наказания. По смыслу ч. 3 ст. 396 УПК мировой судья не относится к судам по месту отбывания наказания или применения принудительных мер медицинского характера, поскольку эти места связываются с административно-территориальным регионом, а не с территорией судебного участка. В связи с этим представляется, что мировой судья не вправе рассматривать в стадии исполнения приговора вопросы, перечисленные в ч. 3 ст. 396 УПК. Эти вопросы находятся в компетенции только федеральных судей районных судов.

По аналогичным основаниям нельзя считать, что уголовно-процессуальный закон (ч. ч. 4, 4.1 ст. 396 УПК) относит мировых судей к судам по месту жительства осужденного или по месту задержания осужденного. Представляется, что мировой судья не вправе разрешить вопрос о заключении под стражу на срок до 30 суток осужденного, скрывшегося в целях уклонения от отбывания наказания. Хотя вопросы замены наказания в случае злостного уклонения от его отбывания в силу положений п. 2 ст. 397 и ч. 1 ст. 396 УПК в определенных случаях могут находиться в компетенции мирового судьи.

Не должен мировой судья разрешать вопросы: об отмене условно-досрочного освобождения; об отмене условного осуждения или о продлении испытательного срока; об отмене либо о дополнении возложенных на осужденного обязанностей; об отмене отсрочки отбывания наказания. Эти вопросы независимо от родовой (предметной) подсудности уголовных дел рассматриваются в районных судах.


Согласно ч. 3 ст. 396 УПК РФ вопросы, указанные в пунктах 3, 4, 5, 6, 12, 13 и 19 ст.397 УПК РФ, разрешаются судом по месту отбывания наказания осужденным либо по месту применения принудительных мер медицинского характера.

При этом под местом отбывания наказания следует понимать место расположения указанного в статье 16 УИК РФ исправительного учреждения, в котором фактически отбывает наказание осужденный, в том числе переведенный из исправительной колонии, воспитательной колонии или тюрьмы в следственный изолятор на основании ст. 77.1 УИК РФ (п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.04.2009 г. №8).
Постановлением районного суда от 18 апреля 2008 года было оставлено без рассмотрения ходатайство осужденного К. о приведении ранее состоявшихся в отношении него приговоров в соответствие с изменениями, внесенными в УК РФ, в связи с тем, что Учреждение ИЗ-74/2, где содержался К., не является местом отбывания наказания.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Челябинского областного суда данное постановление было отменено с направлением материала на новое рассмотрение, поскольку при рассмотрении ходатайства осужденного К. судом первой инстанции было оставлено без внимания обстоятельство, имеющее существенное значение для правильного разрешения ходатайства: то, что К. обвиняется в совершении преступления, по которому в отношении него избрана мера пресечения в виде содержания под стражей, исчисляемая с 23 апреля 2007 года, и определением судебной коллегии по уголовным делам областного суда от 11 апреля 2008 года приговор в отношении К. был отменен с возвращением уголовного дела в районный суд на новое рассмотрение с оставлением меры пресечения без изменения.

При таких обстоятельствах суду необходимо было учесть причины нахождения К. в Учреждении ИЗ-74/2, длительность его пребывания в следственном изоляторе, рассмотрение уголовного дела в отношении К. в том же районном суде, и с учетом этого принять по ходатайству законное и обоснованное решение, отвечающее положениям п. 4 ст. 7 УПК РФ.

(кассационное определение №22-3865/2008)


Верховным Судом РФ также было разъяснено следующее: если после поступления в суд ходатайства об условно-досрочном освобождении или представления о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания (в том числе, после отмены судебного решения с направлением дела на новое судебное рассмотрение) осужденный переведен в другое исправительное учреждение, дело рассматривается судом по месту фактического отбывания им наказания. При этом ходатайство или представление, а также представленные материалы суд, в который эти документы поступили, должен направить в суд по месту фактического отбывания осужденным наказания (п.13 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.04.2009 №8).
В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 399 УПК вопросы, связанные с исполнением приговора, рассматриваются судом по ходатайству осужденного – в случаях, указанных в пунктах 4, 6, 9, 11-15 ст. 397 и частях 1 и 2 ст. 398 УПК РФ.

При этом согласно правовым позициям Конституционного Суда РФ положение п. 2 ч. 1 ст. 399 УПК РФ в его конституционно-правовом истолковании не освобождает уполномоченные государственные органы и должностных лиц от обязанности независимо от наличия ходатайства осужденного инициировать перед судом рассмотрение вопроса о приведении вынесенного по уголовному делу приговора в соответствие с новым уголовным законом, устраняющим или смягчающим ответственность за преступление (Постановление Конституционного Суда РФ от 20.04.2006 №4-П).

Кроме того, положение пункта 2 части первой статьи 399 УПК РФ в его конституционно-правовом истолковании, вытекающем из сохраняющего свою силу Постановления Конституционного Суда РФ от 26.11.2002 №16-П, не препятствует осужденному обращаться в суд с ходатайством о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания и предполагают обязанность суда рассмотреть такое ходатайство по существу в установленном законом порядке (Определение Конституционного Суда РФ от 20.10.2005 №388-О).

А также положение пункта 2 части первой статьи 399 УПК РФ в его конституционно-правовом истолковании, вытекающем из сохраняющего свою силу Постановления Конституционного Суда РФ от 26.11.2002 №16-П, не препятствует осужденному обращаться в суд с ходатайством об изменении вида исправительного учреждения, назначенного по приговору суда, и предполагает обязанность суда рассмотреть данное ходатайство по существу (Определение Конституционного Суда РФ от 18.11.2004 №363-О).

Помимо этого, положения части первой статьи 399 в ее конституционно-правовом истолковании, вытекающем из сохраняющего свою силу Постановления Конституционного Суда РФ от 26.11.2002 №16-П, не препятствует условно осужденному обращаться в суд с ходатайством об отмене условного осуждения и снятии судимости и предполагают обязанность суда рассмотреть это ходатайство по существу, независимо от наличия представления органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного, по данному вопросу (Определение Конституционного Суда РФ от 04.11.2004 №342-О).

Пункт 5 части первой статьи 399 УПК РФ в его конституционно-правовом истолковании, вытекающем из сохраняющего свою силу Постановления Конституционного Суда РФ от 26.11.2002 №16-П, также не препятствует осужденному обращаться в суд с ходатайством об изменении вида исправительного учреждения, назначенного по приговору суда, и предполагает обязанность суда рассмотреть данное ходатайство по существу (Определения Конституционного Суда РФ от 18.11.2004 №363-О, №364-О).


Если говорить о процедуре рассмотрения ходатайств, то согласно ч. 6 ст. 396 УПК РФ вопросы, связанные с исполнением приговора, судья разрешает единолично в судебном заседании.

Исходя из требований ч. ч. 1, 6 ст.259 УПК РФ в ходе судебного заседания ведется протокол, который должен быть подписан председательствующим и секретарем судебного заседания.


В виду нарушений уголовно-процессуального закона кассационной инстанцией было отменено постановление районного суда об отказе в удовлетворении ходатайства М. о замене неотбытой части наказания в виде лишения свободы более мягким видом наказания, поскольку протокол судебного заседания не был подписан председательствующим по делу.

(кассационное определение №22-9496/2008)


В случае, когда постановление отменяется и материал направляется на новое рассмотрение, судья, первоначально, рассмотревший данный материал, не вправе рассмотреть его вторично, даже если в отменяющем документе не указано о направлении дела на новое рассмотрение в ином составе суда.
Так судья районного суда П. 14.11.2007 принял решение об исполнении приговора при наличии других неисполненных приговоров в отношении осужденного Б.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Челябинского областного суда от 28.02.2008 данное постановление было отменено как незаконное и не обоснованное с направлением материалов на новое судебное рассмотрение в тот же суд.

04.04.2008 судьей районного суда П. вновь было принято решение об исполнении приговора при наличии других неисполненных приговоров в отношении осужденного Б., то есть по тому же предмету.

Кассационным определением от 06.06.2008г. данное постановление судьи П. от 04.04.2008г. вновь было отменено, материал был направлен на новое судебное рассмотрение в ином составе суда, так как хотя в кассационном определении областного суда при отмене постановления судьи П. от 14.11. 2007г. и не было указано о направлении дела на новое рассмотрение в ином составе суда, однако судья П. не мог вторично рассматривать это дело и должен был руководствоваться требованиями закона, а именно требованиями ст. ст. 381, 63 УПК РФ.

(кассационное определение №22-4046/2008)


При проведении обобщения также было выявлено, что часть судей при поступлении к ним ходатайства по рассмотрению и разрешению вопросов, связанных с исполнение приговора, выносят постановление о назначении судебного заседания, однако в ряде материалов такое постановление отсутствует. Поскольку в соответствии с ч. 6 ст.396 УПК РФ вопросы, связанные с исполнением приговора, судья разрешает единолично в судебном заседании, в соответствии с ч. 2 ст. 399 УПК РФ в судебное заседание вызывается представитель учреждения и иные лица, то решение судьи о назначении судебного заседания с указанием места, даты и времени судебного заседания должно быть оформлено в виде постановления судьи.

В соответствии со ст. 399 УПК РФ, при рассмотрении вопросов, связанных с исполнением приговора в порядке ст. 397 УПК РФ, решение об участии осужденного в судебном заседании принимает суд. При этом осужденный может осуществлять свои права с помощью адвоката.
Согласно позиции Конституционного Суда4 предоставление реальной возможности довести до сведения суда свою позицию относительно всех аспектов дела является одной из необходимых гарантий судебной защиты и справедливости судебного разбирательства; во всяком случае, лицо – вне зависимости от его уголовно-процессуального статуса (подозреваемый, обвиняемый, подсудимый или осужденный), - если оно изъявляет желание участвовать в судебном заседании, не может быть лишено возможности заявлять отводы и ходатайства, знакомиться с позициями выступавших участников судебного заседания и исследованными судом дополнительными материалами, давать объяснения по рассматривавшимся в судебном заседании вопросам.

Это в полной мере относится и к тем случаям, когда на стадии исполнения приговора судом решается вопрос о замене на более строгое назначенного осужденному наказания в связи со злостным уклонением от его отбывания. В таких случаях осужденный, если он не участвует в судебном заседании, лишается возможности ознакомиться с имеющимися в деле материалами и представить суду, который должен принять мотивированное решение, основанное на всей совокупности фактических обстоятельств, свои возражения на представление о замене назначенного ему наказания, следствием чего может стать нарушение как права осужденного на судебную защиту, так и конституционного принципа состязательности и равноправия сторон.

Следовательно, самим по себе положением части третьей статьи 399 УПК РФ, согласно которому решение об участии осужденного в судебном заседании принимает суд, конституционные права заявителя не нарушаются, поскольку в силу приведенных правовых позиций оно не может истолковываться как допускающее пониженный уровень гарантий прав на свободу и личную неприкосновенность лица, осужденного за совершение преступления, в процедуре принятия судом решения об изменении ранее назначенного ему наказания на более тяжкое, связанное с лишением свободы и сопряженное с существенным ограничением его прав.

При этом часть третья статьи 399 по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования предполагает предоставление осужденному возможности участвовать в рассмотрении судом вопроса об условно-досрочном освобождении, изложить свою позицию и представить в ее подтверждение необходимые доказательства, при этом при наличии соответствующей просьбы осужденного суд обязан обеспечить его участие в судебном заседании для изложения своей позиции и представления необходимых доказательств (Определение Конституционного Суда РФ от 11.07.2006 №351-О, Определение Конституционного Суда РФ от 11.07.2006 №406-О).


В тоже время, Т., подавший ходатайство о внесении изменений в приговор районного суда от 18 августа 2003г., не был даже извещен о месте и времени рассмотрения его заявления.

Согласно телефонограммам, поступившим в суд кассационной инстанции, каких-либо извещений о месте и времени рассмотрения заявления осужденный Т. не получал.

Указанное обстоятельство явилось основанием для отмены постановления районного суда с направлением материала на новое рассмотрение.

(кассационное определение №22-1773/2009)


Или, кассационным определением было отменено постановление районного суда в отношении К. с направлением материала на новое рассмотрение.

Из представленных материалов было видно, что в ноябре 2008 года осужденный К. обратился в районный суд с ходатайством о пересмотре и приведении в соответствие с действующим уголовным законом приговора от 28 декабря 2001 года. При этом в ходатайстве осужденный заявлял о своем желании лично участвовать в судебном заседании, а также представил суду заверенную в установленном законом порядке доверенность, выданную им К.В., для представления его интересов в судебных учреждениях.

Перед протоколом судебного заседания (л.д.44) в материалах дела представлены два документа: на л.д. 42 сообщение на имя начальника учреждения ФБУ ИК о назначении судебного заседания по ходатайству К. на 19 декабря 2008 года, данных о вручении этого извещения осужденному не представлено, исходящего номера на сообщении также нет; на л.д. 43 справка, составленная секретарем судебного заседания, о назначении рассмотрения ходатайства К. на 22 декабря 2008 года из-за занятости судьи в другом процессе. Таким образом, сведения о надлежащем извещении осужденного о дате рассмотрения дела, о предоставлении ему возможности направить письменные материалы и высказать свою позицию по делу в материалах дела отсутствуют.

Кроме того, согласно протоколу судебного заседания ни одно из ходатайств осужденного К. судом не исследовалось и не разрешалось, что свидетельствовало о нарушении права осужденного на защиту.

(кассационное определение №22-1371/2009)


По материалам производства по разрешению вопросов, связанных с исполнением приговора, в отношении С., было установлено, что суд 10 сентября 2008 года направил извещение в ИК для сообщения осужденному С. о рассмотрении материалов дела по его ходатайству о приведении приговора в соответствие с действующим законодательством, назначенное к слушанию на 15 сентября 2008 года. Однако в материалах дела отсутствовали данные о надлежащем извещении С., поскольку согласно сообщению колонии извещение о рассмотрении ходатайства осужденного С. ими было получено только 24 сентября 2008 года.

(кассационное определение №22-8595/2008)


По делу в отношении П. судом 15.03.2008, в не рабочий день, было направлено извещение о рассмотрении 20.03.2008 ходатайства П. о пересмотре приговора. При этом копия имеющегося извещения не позволяла однозначно установить адрес, по которому оно было направлено, каких-либо сведений о получении П. до судебного заседания данного извещения в материалах также не имелось, что и явилось основанием для отмены данного постановления в кассационной инстанции с направлением материала на новое рассмотрение.

(кассационное определение №22-4517/2008)


Также Конституционный Суд РФ разъяснил, что часть 4 ст. 399 УПК РФ сама по себе не исключает участие в рассмотрении судом вопросов, связанных с исполнением приговора, лица, которое ранее было допущено судом к участию в деле в качестве защитника.5

В тех случаях, когда ходатайство об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания подано адвокатом по соглашению с родственниками осужденного или другими лицами, суд в судебном заседании обязан выяснить у осужденного, поддерживает ли он данное ходатайство. В случае его отказа от ходатайства суд своим постановлением прекращает производство.6


В соответствии с ч. 6 ст. 399 УПК РФ при разрешении вопросов, связанных с исполнением приговора, в судебном заседании вправе участвовать прокурор.
Согласно ч. 4 ст. 231 УПК РФ стороны должны быть извещены о месте, дате и времени судебного заседания не менее чем за 5 суток до его начала. Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении №8 от 21.04.2009 г. разъяснил, что судье следует извещать осужденного, его законного представителя, адвоката, а также представителя учреждения или органа, исполняющего наказание, прокурора о дате, времени и месте рассмотрения ходатайства об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания или представления о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания.
Однако, как видно из материалов об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания К., в том числе журнала телефонограмм Челябинской прокуратуры по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях, прокурор не был извещен о дате, времени и месте рассмотрения ходатайства осужденного К.

Судебной коллегией постановление в отношении К. было отменено с направлением материала на новое рассмотрение, поскольку данное обстоятельство явилось существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену судебного решения, так как прокурор – участник уголовного судопроизводства, был лишен возможности осуществлять права, гарантированные ему УПК РФ.

(кассационное определение №22-6675/2008)


Должностное лицо учреждения или органа, исполняющего наказание, может быть представителем в суде при наличии доверенности от начальника этого учреждения или органа, исполняющего наказание. Однако такое должностное лицо не вправе обжаловать постановление судьи в кассационном или надзорном порядке, так как в соответствии с законом (главами 43, 45, 48 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации) право обжалования судебного решения принадлежит осужденному, его законному представителю, адвокату и прокурору.

При рассмотрении вопроса об условно-досрочном освобождении осужденного от отбывания наказания или замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания судья по просьбе осужденного обязан обеспечить ему личное участие в судебном заседании либо посредством видеоконференц-связи для изложения своей позиции и представления в ее подтверждение необходимых сведений.7


В соответствии со ст.15 УПК РФ уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон. Функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо.
По материалу о порядке исполнения приговоров в отношении осужденного К. из протокола судебного заседания было видно, что защиту интересов осужденного в суде первой инстанции осуществлял адвокат Б.

Согласно пояснениям в судебном заседании К., он был не согласен с удовлетворением данного представления и тем сроком наказания, который государственный обвинитель просил ему назначить.

В прениях сторон адвокат Б. при защите интересов осужденного фактически поддержал позицию государственного обвинителя и не высказал своего мнения по сроку окончательного наказания осужденного, который был предложен суду первой инстанции государственным обвинителем.

Данная позиция адвоката вошла в противоречие с позицией его подзащитного К., который в прениях сторон возражал против удовлетворения данного представления.

следующая страница >>