Специфика жанра романа в творчестве маргерит юрсенар - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Специфика жанра романа в творчестве маргерит юрсенар - страница №1/1

На правах рукописи

СОБОЛЕВА Надежда Владимировна

СПЕЦИФИКА ЖАНРА РОМАНА В ТВОРЧЕСТВЕ

МАРГЕРИТ ЮРСЕНАР

(«МЕМУАРЫ АДРИАНА», «ФИЛОСОФСКИЙ КАМЕНЬ»)

Специальность 10.01.03 – литература народов стран зарубежья

(западноевропейская литература)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Москва – 2012

Работа выполнена на кафедре всемирной литературы

филологического факультета

Московского педагогического государственного университета




Научный руководитель:
доктор филологических наук,

профессор ЖАРИНОВ Евгений Викторович



Официальные оппоненты:
доктор филологических наук,

профессор БОНДАРЕВ Александр Петрович


кандидат филологических наук,

РУБАН Алла Александровна



Ведущая организация:
Московский государственный университет печати

Защита состоится «19» марта 2012 года в 16.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.154.10 при Московском педагогическом государственном университете по адресу: 119991, Москва, Малая Пироговская ул., д. 1, ауд. 304.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского педагогического государственного университета 119991, г. Москва, Малая Пироговская, д. 1.

Автореферат разослан «……» ____________ 2012 г.


Ученый секретарь диссертационного совета Кузнецова А.И.


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Диссертация посвящена исследованию романного творчества Маргерит Юрсенар (Marguerite Yourcenar, 1903-1987) в аспекте жанровой специфики. Новое осмысление задач литературы М.Юрсенар нашло отражение в существенных изменениях жанровой природы ее исторических романов.

Категория жанра изменчива в исторической динамике. Границы, отделяющие жанр от жанра, в свою очередь, отмечены подвижностью, при этом периоды относительного постоянства внутри художественных систем чередуются с переходными периодами, характеризующимися жанровыми «смещениями», высвобождением из жанровых канонов и созданием новых, гибридных форм в литературе.

Особенную сложность представляет жанровая ситуация в литературе ХХ века, когда роман выходит на главные позиции в европейском литературном процессе и вбирает в себя черты других форм, стремясь выйти за пределы собственно литературы, художественного высказывания и освоения реальности. Роман становится гетерогенным, сложным и неоднородным по своей жанровой природе.

Следует сказать, что вопрос соотношения и разграничения понятий роман - исторический роман, уже сформировавший собой отдельную критическую литературу, до сих пор носит дискуссионный характер. Правомерно говорить о самостоятельной истории вопроса по проблеме данного жанрового разграничения, которая, начиная с середины ХХ века, носит не только локальный, сугубо литературоведческий характер, но и выходит на междисциплинарный уровень общих гуманитарных вопросов (литературоведение – литературная критика – историография – культурология – философия и др.).

Большая часть ученых сходится во мнении, что проблема исторического правдоподобия не может быть решена в художественном произведении путем точного следования факту. Степень объективности исторического анализа зависит, в первую очередь, от места и функции истории в авторской концепции романа.

В центре новых исканий и новых подходов к жанру исторического романа в середине ХХ века находится творчество одного из ярчайших французских авторов этого периода, обладательницы многочисленных литературных премий (премия Фемина, премия королевской Бельгийской Академии языка и литературы и т.д.), первой женщины, ставшей в 1980 году «бессмертным» членом Французской Академии – Маргерит Юрсенар (М.Клинверк де Креянкур, Marguerite Yourcenar, М.Cleenewerck de Crayencour, 1903-1987). Особое восприятие романисткой культурно-исторического контекста прошлого определяет феномен творчества Маргерит Юрсенар, вызывающий обширный, многоаспектный и бурный интерес в современном литературоведении разных стран.

На сегодняшний день в западноевропейском и американском литературоведении сложился целый ряд школ юрсенароведения со своими традициями, принципами и методами анализа. В Европе существует два крупных центра исследований творчества Маргерит Юрсенар: Международное общество юрсенароведения (La Société Internationale d’Études Yourcenariennes, SIEY) в Клермон-Ферране (Франция) и Международный центр исследований М.Юрсенар (Centre international de Documentation Marguerite Yourcenar, CIDMY) в Брюсселе (Бельгия), где регулярно выходят в свет неизданные ранее произведения М.Юрсенар, готовятся новые исследования, сборники материалов научных конференций и т.д. В июле 2006 года в знаменитом и авторитетном научном центре в пригороде Парижа Серизи проходил коллоквиум Серизи-ля-Саль (Cerisy-la-Salle) «Маргерит Юрсенар. Диагонали времени», посвященный проблемам творчества романистки. В нем приняли участие крупные ученые-юрсенароведы из разных стран: Л.Бриньоли, Ж.-П.Кастеллани, Б.Депре, Э.Дезон-Жон, К.Годан, Р.Пуаньё и многие другие.

Большая часть работ зарубежных исследователей связана с биографическим аспектом творчества романистки (М.Госляр, Ж.Савиньо, Ж.Жакёман, М.Пейру и др.), а также - с психологическим анализом авторского феномена М.Юрсенар в духе принципов психоанализа (Ж.Бло, К.Годан, Б. Несс, П.Вылгович и др.), что является в целом отражением общих тенденций в методологии современного западноевропейского литературоведения.

Существует целый ряд работ, посвященных анализу специфики нарратива, организации повествования в романах «Мемуары Адриана» и «Философский камень»: А.-И.Жульен «Мемуары Адриана» Маргерит Юрсенар, М.-К.Кербра «Литературоведческое изучение автописьма», Р.Пуаньё «ORATIO TOGATA в романе «Мемуары Адриана» и др.

Кроме того, есть отдельные, комплексные исследования-комментарии к романам «Мемуары Адриана» (Г.Левиллэн) и «Философский камень» (Ф.М.Коцисвили).

Среди работ по проблеме жанра следует выделить крупное исследование голландской исследовательницы П.Хёрман «Биография как литературный жанр. «Мемуары Адриана» М.Юрсенар», а также, посвященные комплексу проблем, исследования К.Гуслевиц, А.Труве, Ж.-М. Пакета, Т.Портман и др.

На протяжении многих лет фигура Маргерит Юрсенар была совершенно неизвестна отечественному читателю, что было связано с отсутствием переводов ее романов на русский язык, а также с недостаточным вниманием советского литературоведения к творчеству романистки.

Впервые произведения М.Юрсенар на русском языке появляются только в 1984 году. Это издание перевода романов «Воспоминания Адриана» («Mémoires d'Hadrien», 1951, пер.М.Ваксмахера) и «Философский камень» («L’Œuvre au Noir», 1968, пер.Ю.Яхниной), сопровождающееся предисловием Юрия Давыдова «Послевоенные романы Маргерит Юрсенар» и примечанием Г.С.Кнабе к роману «Воспоминания Адриана».

В настоящее время в отечественном литературоведении существует только две кандидатские работы, посвященные романному творчеству Маргерит Юрсенар: диссертация Полторацкой Н.И. «Романы М.Юрсенар. История и современность» (Ленинград, 1981) и работа Жиронкиной С.Д. на тему «Проблема самопознания и формирования личности в романах М.Юрсенар» (Воронеж, 2006). Следует также отметить диссертацию В.И.Фесенко «Идейно-художественное новаторство французского исторического романа 70х гг. ХХ века», статьи О.Б.Вайнштейн, С.Завадовской, Н.Мавлевич, В.Ерофеева, А.Макушинского и др. Исследователи обращаются к различным аспектам художественного творчества М.Юрсенар: диалог с культурной традицией прошлого, нравственно-философские искания и духовная эволюция героев, поэтика и проблематика произведений и многое другое. Следует отметить, что, как в западном, так и в отечественном литературоведении, жанровая специфика романов М.Юрсенар до сих пор еще не получила однозначной трактовки. Проблемой также является разграничение сферы функционирования романов М.Юрсенар.



Актуальность исследования. Тема исследования находится в центре исканий современного литературоведения, связанных с изучением переходных эстетических явлений в литературе, проблемам жанра и специфики романной природы художественного произведения. Романы Маргерит Юрсенар в историко-литературном аспекте до настоящего времени не получили отдельного, комплексного рассмотрения. Отсутствует также и четко сформированный подход к концепции жанра писательницы.

Новизна исследования заключается в системном исследовании концепции жанра романа М.Юрсенар в соотнесении с ее художественным воплощением в романах писательницы в единых параметрах (функция романного повествования, типология художественных образов, пространственно-временная организация произведения).

Предметом исследования является рефлексия романного жанра в нефикциональной прозе М.Юрсенар и жанровое своеобразие двух романов писательницы.

Объектом исследования являются два романа М.Юрсенар: «Мемуары Адриана» (1951) и «Философский камень» (1968), которые, исходя из всего творческого наследия писательницы, являются наиболее репрезентативными и представляют две универсальные художественные модели в творческом мире автора. В ходе исследования привлекаются и другие произведения М.Юрсенар, как художественной, так и нефикциональной прозы, которые рассматриваются и в контексте творчества романистки, и в общем контексте литературного процесса 40х -60х годов ХХ столетия.

Основная цель работы – определить специфику жанра романа в эстетике и художественном творчестве М.Юрсенар, обозначить вклад писательницы в развитие жанра. Указанная цель обуславливает ряд следующих задач:

1) Выявить и охарактеризовать существенные этапы в становлении исторического романа на рубеже XIX – XX вв., подготовившие и определившие пути развития жанра в середине ХХ века;

2) Рассмотреть генезис жанра романа в творчестве М.Юрсенар в контексте европейской традиции;

3) Представить и описать жанровую модель романов М.Юрсенар;

4) Проанализировать концепцию жанра романа в автокритике М.Юрсенар;

5) Соотнести концепцию романа М.Юрсенар, представленную в нефикциональной прозе, с художественными произведениями писательницы;

6) Определить и исследовать наиболее существенные особенности поэтики романов «Мемуары Адриана» и «Философский камень», оформляющие специфику их жанровой природы;

7) Выявить и обозначить доминанты системы жанрового мышления М.Юрсенар в контексте всего творчества писательницы.

Методологическая основа работы опирается на концепцию переходных эстетических явлений, сформированную научной школой кафедры всемирной литературы МПГУ (Б.И. Пуришев, М.Е. Елизарова, Н.П. Михальская и др.), в центре которой лежит сравнительно-исторический подход. Специфика исследования также обосновывает привлечение типологического, историко-литературного, семиотического, структурно-лингвистического, биографического и культурно-антропологического методов.

Теоретическую базу работы представляют труды отечественных и зарубежных ученых по теории и истории литературы (А.Н.Веселовского, М.М.Бахтина, С.С.Аверинцева, Ю.М. Лотмана, Л.Г.Андреева, М.Эпштейна, Е.М. Мелетинского, Г.С.Кнабе, Ж.Лукача, Б.Г.Реизова, Г.Косикова, Б.Крюлиц, Ж.Жана, Ж.Молино, Н.Т.Рымаря, В.А.Пестерева, М.И. Никола, Е.В.Жаринова, В.П.Трыкова и др.), по общим проблемам гуманитарных наук (А. Косарева, А.Гуревича, Ж.Ле Гоффа, У.Эко, П. Гайденко, Н.Е.Копосова, Ф.Арьеса, Й.Хейзинга, Вал.А.Лукова и В.А.Лукова, М.Элиаде, У.Эко, Г.Гачева и др.), по творчеству Маргерит Юрсенар (М.Гослар, Ж.Савиньо, Р. Пуаньё, Ж. Бло, Т. Портман, П. Хёрман, К. Андерссон, Г. Спенсер-Ноэль, А. Труве, П. Ричиюлли, Б. Несс, О.Б. Вайнштейн и др.)

Научно-практическая значимость работы заключается в том, что материал, содержащийся в диссертации, может быть использован в ходе проведения последующих исследований по творчеству М. Юрсенар, при создании учебников, подготовке спецкурсов и спецсеминаров по истории западноевропейской литературы второй половины ХХ века.

Апробация работы осуществлялась в рамках научного взаимодействия автора с Международным центром исследований творчества М.Юрсенар (CIDMY) (Брюссель 2008-2011), международных научных конференций «Пуришевские чтения» (Москва 2007, 2009, 2010), Поволжский научно-методический семинар по проблемам преподавания и изучения дисциплин античного цикла (Н.Новгород 2007, 2009), «Филологическая наука в ХХI веке: Взгляд молодых» (Москва 2008, 2009), «Кирилло-Мефодиевские чтения» (Москва 2007, 2009), на конференции «Векторы развития современного литературного процесса» в Одесском государственном университете им.И.И.Мечникова (Одесса 2011). Основные положения диссертации обсуждались на аспирантском семинаре и заседаниях кафедры всемирной литературы МПГУ (2006-2011).

Структура работы. Диссертация общим объемом 246 страниц состоит из введения, двух глав, заключения и списка литературы, который включает 294 наименования, из них 99 на французском языке. Выбор данной структуры работы определен целью и задачами исследования.

В основе структуры диссертационного сочинения лежат принципы: хронологический («Мемуары Адриана», 1951 – «Философский камень», 1968, то есть, от более раннего романа к более позднему), и категориальный принцип (жанр – герой – время). При этом едиными параметрами системного анализа романов являются форма произведения, система образов, временная организация текста.

В ряде случаев структурные особенности жанра представлялось уместным оформить в виде графиков, которые введены в работу.

Основные положения, выносимые на защиту.

1) Два направления исторического романа, сложившиеся ко второй половине XIX века (роман высокой, элитарной традиции и роман, тяготеющий к беллетристике, с занимательным сюжетом), предваряют основные тенденции развития жанра исторического романа в середине ХХ века.

2) Интеллектуально-исторический роман становится в середине ХХ века одной из продуктивных моделей жанра исторического романа, что является следствием таких общих тенденций в литературном процессе этого периода, как жанровая гетерогенность, открытость жанровых систем, интеллектуализация повествования, тяготение к мифу, трансформация исторического дискурса и т.д. Во французской традиции такой тип романа представлен, прежде всего, в творчестве Маргерит Юрсенар.

3) Роман в концепции М.Юрсенар является оптимальным способом актуализации новых эстетических потребностей в художественном опыте литературы ХХ века. Роман оказывается для писательницы жанром, способным стать проводником для любой другой формы, но проводником, опосредующим предшествующие смыслы, сосредоточенные и закрепленные в памяти этой формы. При этом интонация становится ведущим принципом в концепции романа Юрсенар. Воссоздание той или иной исторической эпохи осуществляется с точки зрения писательницы через оживление языка, живой речи.

4) Понятие ментальности в авторском восприятии Юрсенар сближается с понятием археологии сознания, внутренней реальности прошлого, представленной в перспективе истории интеллекта, мышления. При этом в романном творчестве прием «остранения» позволяет писательнице интегрировать формы иных информационных систем (живопись, скульптура, архитектура, театр, музыка) в языковое поле художественной литературы.

5) Главным элементом в процессе создания образов персонажей для Юрсенар становится эмпатия, «симпатическая магия», что определяет «антропоцентрический» характер концепции героя у Юрсенар. Адриан и Зенон являются универсальными героями-протагонистами в художественном мире М.Юрсенар и воспринимаются писательницей не только в границах романного творчества, но и в расширенном контексте жизненных, морально-нравственных установок романистки. Соединение реалистического и мифологического элементов в образе протагониста позволяет Юрсенар достигнуть жизнеподобия в изображении Человека.

6) Романы М.Юрсенар «Мемуары Адриана» и «Философский камень» являются вершинами ее романного творчества и представляют собой две модели в контексте всего художественного наследия писательницы, что проявляется на тематическом уровне этих романов: обращение к судьбам европейской цивилизации, к эпохе Античности, Средневековья, Ренессанса, в типологии героев: герой-философ, герой странствующий, а также в способе организации повествования: роман «монодический»/ «полифонический» и др.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во Введении поставлена основная проблема диссертационного исследования, дается обоснование выбора темы, раскрывается ее актуальность и научная новизна, определяются цель и задачи исследования, формулируются положения, выносимые на защиту, представлена методологическая база и теоретическая основа работы, научно-практическая значимость полученных результатов.

Первая глава «Генезис романа и концепция романного жанра в творчестве М.Юрсенар» диссертации состоит из двух частей.

Первая часть «Традиция французского исторического романа: метаморфозы жанра на рубеже XIX – XX вв.» посвящена исследованию генезиса романной формы в творчестве Маргерит Юрсенар, рассмотрению литературного контекста середины ХХ века, описанию различных моделей исторического романа этого периода, представленных в творчестве ряда французских авторов.

В начале XIX века на фоне обострения интереса к прошлому своей культуры, фактам истории, истокам национальной самобытности, во французской литературе в контексте романтической эстетики начинает формироваться жанр исторического романа (А.де Виньи, В.Гюго, П.Мериме и др.). Историзм, репрезентация и воссоздание колорита места и времени в литературе являются новаторским открытием в романтической эстетике, оказавшим принципиальное влияние на последующий ход развития европейской литературы. Стремление романтиков к синтезу искусств, художественной разомкнутости родов и жанров как внутри литературы, так и за ее пределами, во многом определило судьбу исторического романа, его жанровую специфику на этапе развития литературы уже в ХХ столетии.

Установка на национальную культурную идентификацию, связанную со спецификой самобытности исторического колорита, бывшая основной в романтическом повествовании, была преобразована и переосмыслена во второй половине XIXв. Г.Флобером в романе «Саламбо» (1862). Направление, заданное Флобером в этом произведении, где прошлое мыслится не второстепенным, а самоценным «вневременным» элементом, предвосхитило целый ряд тенденций в развитии жанра исторического романа в конце XIX – в первой половине XX вв.

Впоследствии А.Франс внес существенный вклад в формирование и развитие интеллектуального компонента как доминирующего в художественной системе произведения на историческую тему (роман «Таис» 1890) и косвенно оказал влияние на последующее развитие жанра исторического романа.

Тенденция к абсолютизации культурно-исторической реальности через интеллектуализацию художественной образности усилилась и нашла свое воплощение в ряде произведений разных авторов первой трети XX века (произведения М.Барреса, А.Жида и др.)

Смещение в литературе акцента в сторону индивидуального, субъективного, возникающее как реакция на объективную установку реалистической эстетики, преобладающей в культуре середины XIX века, отразилось, в том числе, и на поэтике жанра исторического романа.

Новое восприятие истории во многом было подготовлено и связано с новыми принципами и методами в историографии, которые сформировались в русле направления, получившего название «Школа «Анналов» (‘École des Annales’). Центром исследования «Новой исторической науки» становится не отдельное событие, или явление, а человек, его бытие во времени.

Две модели, наметившиеся в становлении жанра исторического романа ко второй половине XIX века: роман развлекательный с доминирующей событийной канвой и роман «концептуальный», где на первый план выступает философское осмысление исторического материала, можно представить как два пути, по которым шло развитие этого жанра в литературе ХХ века.

Первая модель углубляется в сферу большей интеллектуализации, мифологизации, эссеизации повествования. В начале 50х гг. самым ярким примером произведений такого типа во французской литературе является роман М. Юрсенар «Мемуары Адриана» (‘Mémoires d'Hadrien’, 1951), исторический компонент оказывается здесь прочно связан с компонентом интеллектуальным. Такой тип романа в настоящей работе будет обозначаться как интеллектуально-исторический роман.

Вторая модель, исторический роман с занимательным сюжетом, восходящий к традиции А. Дюма, в середине 50х гг. наиболее полно воплощается в цикле из семи романов М. Дрюона «Проклятые короли» (‘Les Rois Maudits’, 1955-1977), впоследствии, в конце 50х – начале 60х гг., эту традицию воспримет сначала Анри Труайя в цикле из пяти романов «Свет праведников» (‘La Lumière des justes’, 1959-1963), посвященных судьбе декабристов, а затем Роббер Мерль в цикле «Судьба Франции» (‘Fortune de France’, 1977-2003).

Интеллектуально-исторический тип в большей степени был призван отразить новые художественные потребности литературы и искусства, с одной стороны, основываясь на модели и категориях исторического романа романтического типа, с другой – вбирая в себя опыты литературы современной (философская литература экзистенциализма, интеллектуальный роман, новый роман, новая католическая литература и т.д. и т.п.). Это сопряжение и взаимодействие различных литературных потоков и техник выразилось в интеллектуально-историческом романе, представляющим собой переходную, пограничную форму между историческим романом флоберовской модели, интеллектуальным типом романов А. Франса, М. Барреса, А. Жида и постмодернистским романом 70 – 90х гг. (М. Турнье, П. Киньяр и др.).

Вторая часть «Оценка жанра романа в нефикциональной прозе М.Юрсенар» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «М.Юрсенар о своеобразии жанровых функций романа» анализируется становление взглядов автора на задачи литературы и писательского труда, рассматривается точка зрения Юрсенар на историю.

Здесь подчеркивается тесная взаимосвязь биографического компонента, мировоззренческих установок писательницы, ее авторской модели творчества с пониманием жанровых функций романной формы. Некоторые вехи биографии Юрсенар во многом сформировали и определили творческую манеру романистки, для которой характерно расширенное, тотальное восприятие реальности, синтез личного и всеобщего, универсального бытийного опыта.

Особая черта творческой манеры М.Юрсенар – тенденция к расширению, постоянному совершенствованию, переработке, корректировке уже опубликованных произведений или неосуществленных ранее, но давно задуманных литературных проектов. Тексты Юрсенар словно «дорастают» с течением времени вместе с развитием дарования самой романистки, восходя при этом к единому, глобальному литературному замыслу универсальной Книги.

Эти черты, характерные для писательской работы Юрсенар, позволяют говорить о совершенно особом интеллектуальном типе романного творчества автора, которое всегда как бы сосуществует в двух параметрах, являющихся в понимании Юрсенар взаимопроникаемыми, это стихия жизни, сфера непосредственно данных феноменов и мир книжной культуры, как воплощение порядка, системы, логического анализа, гармонии интеллекта.

Пристальное внимание, сосредоточенное отношение к жизни, как к внутренней, так и к внешней, обуславливают стиль творческой работы Юрсенар. Процессу творчества в разных его проявлениях Юрсенар всегда уделяла большое внимание, придавая ему мистический статус.

Всякий писатель в трактовке Юрсенар – это переводчик, интерпретатор, медиум, оживляющий образы и факты реальности посредством проникновения в них с помощью симпатической магии. Восприятие образа и задач романиста у Юрсенар носит амбивалентный характер: с одной стороны – он лишь скриптор, посредник, с другой – творец, свободно и непринужденно создающий свое детище. Ониризм, мир сновидений, грез, галлюцинаций в концепции Юрсенар оказывается тождественен мнемотизму, образам памяти, как личной, так и общечеловеческой, культурно-исторической. Процесс воссоздания, «пересмотра», оживления (‘revoir’, ‘faire revivre’) сополагается с процессом припоминания (‘remémorer’), одновременно предполагающим работу с документами, данными истории, произведениями искусства, литературы и т.д. Писательница в своих романах в большей степени ориентируется на прошлое, историю как на сферу чистых знаний, «отстоявшихся» от бурь современности. Для Юрсенар принципиальная разница заключается между журналистом, который лишь пунктирно фиксирует события настоящего, историком, мыслящим и исходящим из современной ему концепции прошлого, и романистом, соизмеряющим всякое событие в масштабах вечности, видя в его специфических чертах и частностях проявление общих закономерностей мироздания. Писатель, в концепции Юрсенар, работающий с историческим материалом, должен придать застывшим формам прошлого утраченную гибкость, вчувствоваться в образы, ощутить текучесть жизни, влиться в поток истории и «визуализировать» ее (‘visualiser l’histoire’). И в этом смысле история может стать для романиста «школой свободы» (‘école de liberté’), позволяющей выйти за границы собственных предубеждений. По мнению М.Юрсенар, нет никакой целостной, всеобщей Истории, она распадается на множество отдельных интерпретаций, личных воспоминаний, История становится категорией индивидуального опыта, который теперь оказывается равноправным опыту общечеловеческому.

Роман, в концепции Юрсенар аккумулирует черты и функции иных форм словесности, втягивая эти формы в свою сферу, преобразует и переосмысляет их. С точки зрения М.Юрсенар, роман как таковой в ХХ веке становится жанром историческим. Он совершает своеобразную археологию литературных форм, открывает в обратном порядке перспективу истории человеческой культуры, образов интеллекта, мышления через их текстовое воплощение, которое подразумевает синтез документального и художественного.

В основе восприятия и понимания М.Юрсенар стиля художественного произведения лежит «интонационный» принцип. Причем интонацию в данном случае следует понимать достаточно широко, как совокупность семантически значимых, репрезентативных элементов текста. В поисках подлинного звучания Юрсенар избирает для своих романов форму, наиболее полно отражающую интонационно-смысловые акценты определенной историко-культурной эпохи. В этом заключается принципиальная новизна подходов Юрсенар к восприятию и изображению прошлого, функциям и задачам исторического романа, предполагающим установку на приоритет этого прошлого, вживание в эпоху через жанр, как способ выстраивания иной, исторически детерминированной, интеллектуальной системы мировоззрения, позволяющей увидеть привычные категории под другим углом зрения.



Во втором параграфе «От Адриана к Зенону: концепция автора и героя М.Юрсенар» рассматривается система воззрений романистки на категорию автора и героя.

В центре произведений М.Юрсенар всегда находится человек, герой, воплощающий, зачастую через личное и субъективное начало, определенную картину мира, социокультурную модель того или иного этноса. Для М.Юрсенар всякий герой есть человеческое бытие (être humain), погруженное во время, имманентное своей эпохе, образ мира, преломленный в образе человеческого сознания, памяти, интеллекта. Направление работы над произведением для Юрсенар определяется своеобразием личности той фигуры, которая избрана центральной для этого произведения. Таким образом, в понимании писательницы замысел создания романа оказывается пропорционален замыслу создания героя. Герои, созданные Юрсенар, приобретают для романистки статус близких ей людей, друзей, родственников, становясь частью ее духовного мира, они как спутники сопровождают ее на протяжении всего жизненного пути. Это позволяет говорить о своеобразном восприятии Юрсенар категорий автор-герой, о нивелирование границ между собственно литературным, художественным и внелитературным началом, близким к сфере повседневной жизни. Персонажи, созданные писательницей, будучи закрепленными в рамках романного замысла, одновременно преодолевают свою закрепленность, встраиваются в общий универсум этико-эстетических координат М.Юрсенар. Именно поэтому основные духовные идеалы романистки, спроецированные и сосредоточенные в ее героях (в Адриане и Зеноне, прежде всего), оказываются, таким образом, персонифицированными, явленными в эмблематической форме, воплощающей различные стороны человеческого бытия.

Адриан и Зенон представляют собой две главные модели протагониста и, таким образом, две основные культурно-исторические модели, по которым выстраивается вся система художественного мира М.Юрсенар. В автокритике романистки герои Адриан и Зенон выступают своеобразными универсальными мерилами двух основных противоположных друг другу типов личности, воплощением двух идеалов, полярных начал европейской ментальности (порядок, покой – хаос, движение и т.д.). Представляется возможным говорить об определяющей роли Адриана и Зенона в типологии героев в творчестве романистки.

Понимание живого образа М.Юрсенар основывается на восприятии сложности (complexité) и многомерности человеческой личности, уникальной индивидуальности каждого человека. Сама эта сложность (complexité), синтетичность, объемность человеческого бытия выстраивается в тексте на основе взаимодействия двух неотъемлемых компонентов образа героя-протагониста: компонента идеального, сущностного, постоянного (essence) и существующего, живого, подвижного (existentielle). Сущностное, постоянное проявляется на уровне архетипической модели образа, существующее – на внешнем, сюжетном уровне произведения.

Архетипическая модель образа Адриана восходит к античному аполлоническому началу, для которого характерно преобладание рационального, ясного и гармоничного порядка универсума. Фаустовский тип культуры с его динамикой, устремленностью вперед воплощает Зенон.

Стремление к жизнеподобию, к передаче существа, естества образа характеризуется установкой на изображение конкретных, портретных черт героя. Такой принцип вчувствования Юрсенар определяет как попытку внутренней археологии человеческой жизни со всеми ее особенностями и перипетиями.

Категория героя в концепции М.Юрсенар порой определяет не только выбор нарративной техники повествования в романах писательницы, но и формирует специфические жанровые черты ее художественных произведений.

В третьем параграфе «Концепция художественного времени в авторской рефлексии М.Юрсенар» анализируются взгляды Юрсенар на категорию времени. Переживание времени, эстетическая чувствительность к категории темпоральности являются центральными проблемами в системе художественных воззрений М.Юрсенар. Главной особенностью этого осмысления является субъективизация времени, его предельная соотнесенность с категориями человеческого бытия. Понятие времени у писательницы выстраивается на основе трех компонентов: память, история, миф. При этом три этих компонента могут быть представлены на внешнем уровне как составляющие творческого метода романистки: личный опыт (память), исторический опыт (история), архетипы (миф). Таким образом, по трем этим осям (память, история, миф) организуется объемная модель авторской концепции времени Юрсенар, где память, история и миф могут быть взаимосвязанными, взаимодополняющими элементами, либо, наоборот, вступать друг с другом в отношения оппозиции. Трехчастная модель времени Юрсенар типологически соотносима с тремя основными линиями интерпретации и осмысления категории времени в Философии жизни. Это психологическая трактовка времени А.Бергсона, культурно-историческая интерпретация В.Дильтея и мифологическое восприятие времени в философии О.Шпенглера.

Реконструкция и сохранение смыслов прошлого, являясь духовными устремлениями М.Юрсенар, определяют роль и значимость памяти в системе ценностей романистки.

Наряду с памятью, значимым компонентом в концепции времени М.Юрсенар является история. Осознание своего внутреннего «Я», своих истоков, национальная и культурная идентификация невозможны без осмысления себя частью всеобщей человеческой истории. И в данном случае основным способом такого познания оказывается путешествие, как реальное перемещение в пространстве, так и по миру воображения и памяти. В трактовке Юрсенар перемещение в пространстве и времени являются тождественными.

Для Юрсенар, познание вечности, вневременной чистоты форм сопряжено с познанием истории культуры, движения человеческого времени, так как, с точки зрения романистки, именно в разнообразии эстетических поисков смысла бытия можно усмотреть проявление единства жизни человеческого духа.

В понимании М.Юрсенар принципиально важно то, как время меняет «очертание» вещей и предметов, когда события истории и культуры оказываются явленными в длительности, в моменте их «исторического становления» как действительность событий, имен, произведений искусства и т.д.

Миф является третьим значимым компонентом в модели времени М.Юрсенар. Именно он становится связующим звеном между памятью и историей в осмыслении романистки. Соотнесенность, единство этих трех компонентов в субъективном времени, переживаемом человеком, можно представить в образе параболы, где точкой соприкосновения двух разнонаправленных линий (история – память) будет миф, уравнивающий, нивелирующий оппозицию «время линейное – время циклическое».

В творчестве Юрсенар устанавливаются отношения равноправия между прошлым-настоящим-будущим, происходит трансформация категории времени; время становится подчинено культурному пространству, пространству интеллекта.

Вторая глава «Художественное воплощение авторской концепции жанра в поэтике романов М.Юрсенар «Мемуары Адриана» и «Философский камень» состоит из трех параграфов.

Первый параграф «Традиция и ее роль в формировании своеобразия жанровой природы романов М.Юрсенар «Мемуары Адриана» и «Философский камень» исследует взаимодействие романов Юрсенар с литературной традицией, выявляет значение и функцию компонента традиции в текстах автора.

Установка на традицию определенной художественной системы становится значимым и самоценным структурообразующим и смыслообразующим элементом в поэтике жанра романов Юрсенар. Жанровая неоднородность, синтетичность большинства эпических произведений Юрсенар обуславливается, по преимуществу, спецификой восприятия и освоения писательницей традиции в романной прозе.

Представляется правомерным говорить о двух уровнях функционирования компонента жанровой традиции в романах «Мемуары Адриана» и «Философский камень»: это внешний уровень типологических жанровых моделей романной формы, закрепленных в исторической памяти литературы, и уровень внутренний, предполагающий использование конкретных жанровых образцов-прототипов из художественной и документальной сферы, имманентных воссоздаваемой в романе эпохе. Для «Мемуаров Адриана» это прототипы, восходящие к античной биографической традиции, для «Философского камня» - к традиции ученой и городской литературы позднего Средневековья и Ренессанса.

Роман «Мемуары Адриана» (‘Mémoires d'Hadrien’)1 рассказывает о жизни римского императора II века н.э. Адриана (76-138гг н.э.). Созданный в эпистолярной форме, роман имеет указание на жанровый прототип произведения уже в заглавии, - мемуары, что изначально создает читательскую установку, связанную с жанровым ожиданием.

Можно говорить о жанровом моделировании античных биографических/автобиографических форм в романе «Мемуары Адриана». Как отмечает М.М. Бахтин: «В основе этих античных форм лежит новый тип биографического времени и новый специфически построенный образ человека, проходящего свой жизненный путь»2. Такая установка в римской автобиографии позволяет Юрсенар при рецепции этой формы в «Мемуарах Адриана» решить важную эстетическую задачу – сделать свой текст «современным», связать через речевую стихию эпоху II века н.э. с XXв. Композиционно роман состоит из нескольких блоков (рубрик), но в отличие от четкого тематического разграничения по рубрикам, Юрсенар, используя различные и разновременные типы источников о жизни Адриана, синтезирует принципы аналитической биографии с более поздними приемами организации материала в автобиографических текстах.

Для замысла М.Юрсенар было принципиально важным выстроить роман «Мемуары Адриана» от первого лица. В этом проявляется стремление романистки создать модель повествования, наиболее полно отражающую ритм и атмосферу бытования слова в римской Античности. Но наряду с этим стремлением Юрсенар при осуществлении подобного художественного замысла реализуется еще одна задача: выстроить биографию живого человека в оппозиции официальным биографическим сведениям о жизни Адриана, зачастую сужающим многообразие жизни и характера императора. Установка на личное, субъективное начало в романе определяет структуру повествования, которая организуется образом рассказчика, тем самым сообщая произведению «антропоцентричность», «человеческий градус» художественного высказывания (изложения). Структура нарратива «Мемуаров Адриана» во многом связана и с типом автобиографической прозы литературы ХХ века, с характерным для нее эссеизмом и устойчивым кругом тем (время-память, жизнь-смерть и т.д.).

В романе «Философский камень» (1968) изображается эпоха XVI века, идейно-эстетическая ситуация описываемого в романе времени характеризуется «полифоничностью», «многоголосицей». Представляется правомерным сопоставить полифонический принцип построения мотета с принципом, определяющим организацию повествовательной структуры романа «Философский камень». Повествование в «Философском камне» строится от третьего лица, повествователь в романе переходит от одного «речевого» фона к другому. Различные коммуникативные ситуации генерируют разнообразные жанровые ситуации, восходящие к прототипам моделируемой в романе эпохи. На внешнем уровне функционирования компонента жанровой традиции «Философский камень» содержит элементы романа воспитания. Внутренний уровень компонента жанровой традиции представлен в «Философском камне» во взаимодействии элементов, восходящих к письменным, ученым или культовым (трактат, алхимический рецепт, проповедь, мотет, видение, житие, паломничество и др.) и устным, народным жанровым прототипам (черты мистерии, фарса, фаблио и др.). При этом следует отметить, что моделирование жанровых черт или указание конкретного прототипа («жанровые сигналы») определяется в романе конситуацией, сообщает образу или сюжетной линии в целом дополнительную смысловую нагрузку.

Обращение к вопросу генезиса европейской ментальности, универсалий культуры ХХ века в романах М.Юрсенар осуществляется в многоуровневом взаимодействии произведения с текстовой традицией посредством синтезирования жанровых форм, выражающих специфику исторического и национального мировоззрения.



Во втором параграфе «Протагонист в системе образов романов М.Юрсенар «Мемуары Адриана» и «Философский камень» рассматриваются и вычленяются доминанты системы образов романов писательницы, определяется их роль в преобразовании романной поэтики произведений Юрсенар.

«Антропоцентрический» характер концепции художественной формы Маргерит Юрсенар отражается на организации образной системы романов писательницы. Продуманная, «проработанная» модель мира в произведении напрямую соотносится с образом героя-протагониста, фигура которого осмысляется как Центр этого мира-текста, своеобразный Axis mundi. Принципы построения образной системы в романах Юрсенар сближаются с принципами образности немецкого «интеллектуального романа» с характерным для него философским, мифологическим обобщением образа. При этом Юрсенар часто обращается к образному арсеналу той или иной национальной культуры, создавая картину мира, модель мира в своих романах на основе топосов данной культуры.

Особый, диалогический статус имеют образы времени и эпохи. Античность, Средневековье, Ренессанс в романах Юрсенар «Мемуары Адриана» и «Философский камень» в образном аспекте предстают как модель мира, картина мира через универсализацию образов человека и пространства как реализации категорий макрокосма и микрокосма, существующих в различных культурах в разных типах соотношения и взаимодействия.

Привлечение интермедиального контекста3 в ткань романного повествования также способствует расширению границ восприятия и осмысления художественной образности произведения. Интермедиальный контекст реализуется в романах в словесном воплощении произведений изобразительного искусства, экфрасисе. При этом заимствуются принципы и техника художественного изображения той или иной изобразительной системы. Вследствие этого образная система осложняется еще и интермедиальными связями (произведения античной пластики, привлечение контекста североевропейской живописи XV-XVIвв.). Экфратические включения конкретизируются в сюжете романов, получая тем самым иной статус и приобретая новую интерпретацию.

В то же время, произведение осложняется комплексом мифологем: храм, вилла, корабль, умирающий-воскресающий бог, лабиринт, бездна, путь, тюрьма и т.д., сообщающих произведению дополнительный тип прочтения, близкий к логике мифа.

В «Мемуарах Адриана» пространственные вертикаль и горизонталь обретают единство в символическом центре, который воплощен мифологическим архетипом Бога Саваофа. Этот архетип в романе реализуется в многомерности и символическом параллелизме, сцепленности образов императора Адриана и города Рима. Юрсенар моделирует в этом произведении аполлоническую модель античной культуры. В соответствии с античным переживанием «телесности» мирозданья одной из главных оппозиций романа, зримо преломляющихся на образном уровне, является оппозиция жизнь/смерть. В «Мемуарах Адриана» тело «всеобъемлюще»: это и «тело» текста, который заканчивается смертью Адриана, и, изможденное сердечной волчанкой, тело шестидесятидвухлетнего императора, и тело Вечного Города.

Оппозиция жизнь/смерть, воплощенная в романе в дихотомии умирания – воскресения, является отражением мифа об умирающем и воскресающем Боге. На микроуровне архетип умирающего-воскрешающего Бога в романе связан с сюжетной линией взаимоотношений Адриана и Антиноя, возлюбленного юноши императора. Это вызывает целый ряд ассоциаций и культурных параллелей: египетский культ Осириса, греческие элевсинские мистерии, орфический культ, христианская схема Бог Отец – Бог Сын и т.д. Образ Адриана и образ Антиноя оказываются амбивалентно взаимосвязанными.

В романе «Философский камень» представлена иная эпоха, а, следовательно, историко-культурная модель мира (фаустовский тип культуры), выраженная в универсализации такого типа пространства, где соотношение и взаимодействие макро- и микрокосма организуются не по принципу тождественности, а, наоборот, явлены в конфликтных, антитетических отношениях.

Алхимическая символика оказывается определяющей для образной поэтики романа «Философский камень». Черный, красный и белый - цвета алхимического творения, а также цвет золота, совершенный цвет, являются доминирующими для цветопоэтики произведения. Пейзаж, описание интерьера, внешности человека, костюма, внутреннего состояния героя и другие элементы образной системы становятся связаны с алхимическим образным контекстом. Образ золота приобретает в романе многоплановость и многозначность: золото – это солнце, свет, оно и конкретно, и метафизично. Золото является предметом поисков практически всех героев романа, маркирует характер этих поисков и определяет тип личности героя. Уподобление человеческого тела элементам процесса алхимического творения частотно возникает в «Философском камне». Зенон, подобно алхимическим преобразованиям в течение разных стадий процесса делания, предстает в романе в последовательной смене ипостасей, на различных стадиях своего совершенствования, он все время меняется. Кроме этого в «Философском камне» имплицитно часто возникает параллель Зенон-Одиссей. Странствия античного героя в данном случае трактуются в символическом смысле, как поиски собственной идентичности в поступательном движении истории.

Многоуровневость образной системы, усиление архетипической составляющей образа протагониста и образной модели эпохи позволяют говорить о существенных изменениях в подходах Юрсенар к созданию художественного образа и, следовательно, значительных преобразованиях, как на уровне образной системы текста (генезис, функционирование и т.д.), так и на уровне жанра произведения.



В третьем параграфе «Специфика и типология художественного времени в романах М.Юрсенар «Мемуары Адриана» и «Философский камень» намечается типология художественного времени в романном наследии М.Юрсенар.

В романах Маргерит Юрсенар усматривается тесная связь временной организации произведения с типологической моделью жанра, положенной романисткой в основу повествования (внешний уровень функционирования компонента жанровой традиции). Специфика художественного времени в романном творчестве Юрсенар определяется авторской концептуализацией категории темпоральности (память-история-миф), проявленной как в нефикциональной прозе, так и реализованной в поэтике романов и в малой прозе писательницы. Типология времени, таким образом, обнаруживает взаимосвязь с типологией художественной формы, с жанром.

Так, роман «Мемуары Адриана» представляет собой одну из главных моделей в творчестве Юрсенар – это роман, написанный в эпистолярной форме, роман мемуарный. Художественное время «Мемуаров Адриана» - это время биографическое, предполагающее наличие таких признаков, как обратимость, многомерность, дискретность. Роман представляет внутреннее бытие императора Адриана, а, значит, деление времени в произведении подчиняется субъективной организации. Время предельно субъективизируется и выстраивается в тексте по законам человеческой памяти.

Временная многослойность романа достигается за счет переключения темпоральных регистров текста, что позволяет Юрсенар создать у читателя ощущение относительности времени, когда прошлое-настоящее-будущее смыкаются и переходят в статус надвременности. Временные смещения реализуется в тексте романа на уровне соотношений разных типов грамматического времени в предикативных формах глагола.

Ретроспективная направленность большинства художественных произведений романистки осуществляет своеобразное возвращение к исходному, изначальной ситуации, определившей впоследствии судьбу отдельного человека, семьи, города, государства, культуры, цивилизации и т.д., с другой стороны – ретроспекция являет «пролог» к настоящему, меняет качество этого настоящего уже за пределами текста.

«Философский камень» соотносится на внешнем уровне с типологической жанровой моделью романа-воспитания, что определяет тип временной организации этого произведения. Время в романе организуется как линейная структура с последовательным событийным рядом. Повествование в «Философском камне» строится от третьего лица, что создает в тексте плоскость «условного настоящего» времени повествователя.

Календарное и событийное время определяют линейность, прямую последовательность в представлении и «развертывании» событий, тогда как внутреннее время допускает иные условия протекания времени в романе (бесконечное, безграничное время). Дихотомия конечность/бесконечность времени в «Философском камне» строится на идее непрерывности, поступательности исторического времени и, вместе с тем, закономерной повторяемости, цикличности внутри этой линейности.

Художественное время в «Философском камне» связано с хронотопом дороги, пути. Странствия, путешествия Зенона знаменуют начало романа, его экспозицию, путешествие героя, переходя в метафизический план, не заканчивается и после смерти. При этом реальные странствования Зенона предстают в тексте романа косвенно, «подвергаются монтажу». Внешний временной план и внешняя реальность романа, сосуществуя параллельно с миром герметическим, тайным, в финале оказываются связаны и обусловлены внутренним течением времени. Использование грамматического условного времени подчеркивает вариативность, множественность путей развития поступательного хода истории и, вместе с тем, его относительность.

Организация художественного времени и пространства в романах М.Юрсенар «Мемуары Адриана» и «Философский камень» определяется выбором темы, типом повествования, сюжетной направленностью и позволяет говорить о многофункциональности категории темпоральности в произведениях романистки. Два разных типа художественного времени, представленные в этих романах, являют собой типологию двух основных темпоральных моделей в художественном творчестве Маргерит Юрсенар.
В заключении подводятся итоги исследования.

Своеобразие творчества М.Юрсенар выражается в существенных переменах жанровой поэтики романа, связанных с перемещением акцента в сторону большей аналитичности художественной формы.

Жанровая специфика интеллектуально-исторического романа, представленного художественным творчеством Маргерит Юрсенар, проявляется в гибридности, неоднородности этой жанровой модели, ее генетической взаимосвязи с романом историческим и, в то же время, в особой ее чувствительности к магистральным тенденциям и явлениям литературного процесса на синхронном срезе. Интеллектуально-исторический роман выражает определенную идею времени, эпохи что прослеживается и в характере повествовательной структуры текста, и на уровне системы образов произведения, и в сфере пространственно-временного континуума романа.

Таким образом, значительность вклада Маргерит Юрсенар в общее развитие жанра исторического романа в середине ХХ века можно определить тем важным положением, которое занимает интеллектуально-исторический роман, широко представленный в творчестве писательницы, в становлении новых жанровых форм на последующих этапах литературного процесса ХХ века.


Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора:
1. Соболева Н.В. Жанровые рецепции Античности и Средневековья в романах М.Юрсенар «Мемуары Адриана» и «Философский камень» // Обсерватория культуры. – М.: Издательство Российской государственной библиотеки, 2009. - №5. – С. 129-135 (0,7 п.л.).

2. Соболева Н.В. Интеллектуально-исторический роман М. Юрсенар «Мемуары Адриана»: моделирование жанрово-тематического комплекса // Знание. Понимание. Умение. – М.: Издательство Московского гуманитарного университета, 2011. - №1. – С. 168–172 (0,5 п.л.).

3. Соболева Н.В. Традиция французского исторического романа: метаморфозы жанра на рубеже XIX – ХХ вв.// Преподаватель XXI век. – М.: Издательство «Прометей» МПГУ, 2011. - №1, часть 2. – С. 331 – 336 (0,5 п.л.).

4. Соболева Н.В. Роль мифа в романе М.Юрсенар «Мемуары Адриана» //XIX Пуришевские чтения: Переходные периоды в мировой культуре и литературе. – М.: МПГУ, 2007. – С. 217-218 (0,1 п.л.).

5. Соболева Н.В. Образ Рима в романе М.Юрсенар «Мемуары Адриана» // EXPERIMENTA LICIFERA: Материалы V Поволожского научно-методического семинара по проблемам преподавания и изучения дисциплин античного цикла. – Н.Новгород: Изд. Ю.А. Николаев, 2007. – С. 78 – 81 (0,3 п.л.).

6. Соболева Н.В. Христианская тема в романе М.Юрсенар «Мемуары Адриана» («Mémoires d’Hadrien», 1951) // Вопросы языка и литературы в современных исследованиях: Материалы всероссийской научно-практической конференции «Славянская культура: истоки, традиции, взаимодействие» VIII Кирилло-Мефодиевских чтений. – М. – Ярославль: Издательство «Ремдер», 2007. – Выпуск №3. – С. 133 – 135 (0,2 п.л.).

7. Соболева Н.В. «История как Роман» в эстетической концепции М.Юрсенар // Филологическая наука в XXI веке. Взгляд молодых: Сборник статей. – М.: Издательство «Прометей» МПГУ, 2008. – С.191 – 196 (0,3 п.л.).

8. Соболева Н.В. Североевропейская живопись XV – XVI веков в романе М.Юрсенар «Философский камень» (“L’Œuvre au Noir”) // XXI Пуришевские чтения: Взаимодействие литературы с другими видами искусства. – М.: МПГУ, 2009. – С. 30 – 31 (0,1 п.л.).

9. Соболева Н.В. «Чужое слово» в романе М.Юрсенар «Философский камень» (“L’Œuvre au Noir”) // Диалог культур: Россия – Запад – Восток: Материалы международной научно-практической конференции «Славянская культура: истоки, традиции, взаимодействие». Х Юбилейные Кирилло-Мефодиевские чтения. – М. – Ярославль: Издательство «Ремдер», 2009. – С. 221 – 225 (0,3 п.л.).

10. Соболева Н.В. Концепция автора и героя в автокритике М.Юрсенар // Вектори розвитку сучасного лiтературного процессу: Збiрник наукових праць. – Одесса: Издательство «Астропринт», 2011. – С. 78 – 87 (0,5 п.л.).



1 В русском переводе романа также встречается вариант заглавия «Воспоминания Адриана», что представляется не совсем корректным для понимания авторской задачи и анализа жанровой специфики произведения. По этой причине в данной работе используется вариант «Мемуары Адриана».

2 Бахтин М.М. Эпос и роман. - СПб., 2000. – С.58.

3 Под интермедиальным контекстом в данной работе понимается особый тип внутритекстовых взаимосвязей в художественном произведении, основанный на взаимодействии художественных кодов разных видов искусств.