Сотрудничество Ф. А. Щербины с педагогическими - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Сотрудничество Ф. А. Щербины с педагогическими - страница №1/1

Сотрудничество Ф.А. Щербины с педагогическими

журналами «Кубанская школа» и «Школа и жизнь»

(1906–1916 гг.)



Е.Г. Дворцова,

соискатель кафедры истории

и музееведения Краснодарского

государственного университета

культуры и искусств.

Средняя общеобразовательная

школа № 42, Краснодар

В процессе сотрудничества с журналами, названными в заголовке этой статьи, Федор Андреевич Щербина выступил не только как педагог, общественный деятель, журналист и историк, но и как благотворитель, автор учебного пособия для школ.


Практически с первых шагов журнала «Школа и жизнь» Ф.А. Щербина оказывал ему поддержку и покровительство. В 1906 г. в № 4 он опубликовал статью «В каком направлении развивается сейчас казачье образование». Статья очень емкая по содержанию: в ней проведен анализ распространения образования в Кубанской области от самых корней – от просветительства протоиерея Кирилла Васильевича Россинского и до 1906 года, определены перспективы и тенденции развития народного просвещения1.
Ф.А. Щербина отмечал положительные сдвиги с того момента, когда гимназия как высшая школа была достоянием лишь высшего, правящего в войске класса, а масса людей оставалась ни при чем. Господствовавшие классы по праву сильного получали львиную долю в просвещении. Казачья старшина, заняв лучшие земли, воспользовалась лучшими условиями просвещения. Во всё время своего существования в гимназиях учились дети привилегированных сословий и горожан.2
Щербина считал, что в начале ХХ в. сами казаки, народ, иначе стали смотреть на дело образования: «Живее стало относиться к делу просвещения само казачье население».3
Статья Щербины о казачьем образовании пропитана оптимизмом. Федор Андреевич считал, что «в настоящее (1906 г.) время народными школами покрыта вся Кубанская область, и есть станицы, где школьное обучение становится уже всеобщим. Казачество пошло далее, его не удовлетворяет начальная школа. Станичники казаки заявили, что гимназия должна существовать главным образом для трудящейся части населения».4
Постепенно продвигалось, хотя и не равномерно, народное просвещение. «Дети пришлого иногороднего населения оставались пасынками школьного дела».5 С особым удовлетворением Щербина приводил положительные примеры: «В станице Павловской отстроено великолепное училищное здание, в котором жители желали бы разместить прогимназию. Казаки готовы жертвовать на среднее образование собственные средства. Когда прогимназия будет находиться в станице, смогут получать образование и дети бедных казаков».6
В условиях проводимой в 1906 г. реформы образования оптимизм Щербины был вполне объясним. Журнал «Школа и жизнь» регулярно помещал информацию об открытии новых школ, параллельных классов, постройке училищных зданий, начиная с 1907 г.7 Впрочем, в том же журнале и столь же часто печатались сообщения об отказах в приеме в школу.8
Федор Щербина был далек от идеализации существовавшего в образовании положения: он не считал, что образовательная система должна охватывать исключительно казачество. «Необходимо, чтобы начальная школа и вообще образование были в станицах всеобщим достоянием, – утверждал он. – Пожелаем же, чтобы демократизирующееся казачье образование широко развивалось по всей области и для всего населения, чтобы оно удовлетворяло потребности всех без исключения и в таком виде послужило бы основою для великого освободительного движения».9
Таким призывом заканчивается статья. Эта цитата в высшей степени характерна для Ф. Щербины. Объективно говоря, у Щербины был повод для положительной оценки переустройства системы просвещения, так как в то время, когда он начинал учебу в Новодеревянковской, там были одна школа, единственный учитель и три ученика.
Школа помещалась в горнице пономаря Харитона Захаровича, учительская регалия которого состояла из ременной тройчатки, висевшей на гвозде. Она нередко ходила по спинам учащихся, у одного из них краснели надранные уши, как лапки у гуся в мороз, у другого болели иные части тела, третий усердно отсчитывал поклоны.10
Трудный путь к собственной образованности заставлял Федора Андреевича высоко ценить успехи, достигнутые в образовании народа.
В 1914 г. Ф. Щербина с гордостью отмечал: «Теперь в той же Новодеревянковской несколько хорошо сорганизованных и обставленных народных училищ с параллельными отделениями и целыми штатами учителей, учащихся считают не единицами, а сотнями, есть мужские и женские училища, и фактически почти осуществлено уже всеобщее обучение. В станице умственный кругозор жителей расширился, потребность в знании, в духовном просвещении стали злобою дня».11
Таков был основной мотив большинства работ Щербины: вера в осознание народом необходимости образования, в то, что путем всестороннего образования дети бедных могут стать независимыми и сами удовлетворять потребности жизни.
Все произведения Щербины согреты горячей любовью к народу. В них – искренняя радость успехам в любых сферах народной жизни: «Мы переживаем чреватое историческими последствиями время. Россия занесла большой – большой шаг вперед».12 С таким обращением выступил он перед читателями начавшего издаваться в Екатеринодаре в 1914 г. журнала «Кубанская школа».
Поместив свою статью «Привет «Кубанской школе» во втором номере, Щербина призвал кубанское учительство «направить все усилия на укоренение чистых, как кристалл, понятий о человеке, как о существе разумном, свободном и своими нравственными свойствами близком к образу и подобию Божьему».13
Автор отмечал: на народном учителе лежит обязанность не только дать начатки образования, но и указать пути к самообразованию, а журнал должен прийти в этом на помощь учителю, помочь уяснить жизненные явления с точки зрения прав и достоинств человеческих существ.14
Изданием педагогических журналов в Екатеринодаре на протяжении ряда лет занималось Общество взаимовспомоществования учащим и учившим в начальных училищах Кубанской области и Черноморской губернии (Общество взаимопомощи). В 1906 г. Федор Андреевич пожертвовал ему свой труд «Естественно-исторические условия и смена народностей на Кубани»: от его издания правление Общества ожидало не менее 1000 рублей чистой прибыли. Своим постановлением общее собрание Общества 4 января 1907 года в благодарность за щедрое пожертвование присвоило Щербине звание Почетного члена Общества.15
По предложению деятеля по народному образованию Ф.С. Сушкова, (бывшего инспектора народных училищ Кубанской области) первая глава «Истории Кубанского казачьего войска» Ф.А. Щербины в виде очерка должна была быть помещена в «Сборник», который предполагалось издать Обществом взаимовспомоществования. Позже, когда издание сборника не состоялось, у Ф.С. Сушкова явилась мысль выпустить сборник особым изданием – как пособие по родиноведению. Автор согласился дать такое назначение своему труду и напечатать текст без загромождения его многочисленными ссылками на источники, чтобы придать изданию возможно меньший объем. Научный труд упрощался и адаптировался к школьному курсу родиноведения; издание удешевлялось для большей доступности. В интересах широкой публики и народных школ принималась форма, способствовавшая общей удобочитаемости текста.16
Задачу очерка, «обнимавшего некоторые выдающиеся черты истории как природы, так и людей на Кубани», автор видел в том, чтобы: «Дать общий, цельный и, по возможности, рельефный взгляд на природу и проникновение к ней человека на Кубани».17 Очерк освещал наиболее характерные особенности родного края, пытался остановить у внимание читателей на затронутых вопросах родиноведения. Издание – книга небольшого формата, в 155 страниц, с предисловием автора.
При напечатании «Истории Кубанского казачьего войска», глава первая «Естественно-исторические условия и смена народностей на Кубани» вышла, обставленная ссылками на научные и литературные труды, фотографиями и картами. Автор не только пожертвовал свой труд Обществу взаимовспомоществования, но и безвозмездно переработал его в пособие по родиноведению. Этот пример характеризует Федора Андреевича как человека не только деятельного, но и не жалевшего сил и времени на благое дело.
Общество взаимопомощи получало различные пожертвования. В том числе – и в виде литературных и научных трудов. Например, сын писателя Н.Л. Наумова Н. Наумов передал в журнал «Школа и жизнь» очерк «Горная идиллия». Печатался он в четырех номерах.18 П.А. Зажаев предоставил свои работы «Прошлое и настоящее кубанской начальной школы»19 и «Народное образование в казачьих войсках».20 Подарил свою брошюру врач И. Скачко.21 Были и другие жертвователи. В редакциях педагогических журналов сотрудники зачастую работали бесплатно. Федор Андреевич считался почетным автором. Почетных членов в Обществе взаимопомощи было пять; среди них – Б.М. Городецкий, получивший это звание за бесплатную редакторскую работу в «Кубанской школе»22 и Ф.А. Щербина, неоднократно предоставлявший свои труды Обществу взаимовспомоществования.
В 1914 г. еще одна из глав «Истории Кубанского казачьего войска» в виде статьи «Краткая история народного просвещения на Кубани» публиковалась частями в трех номерах «Кубанской школы». Почетный автор передал эту главу в распоряжение журнала.23
Общество взаимовспомоществования напечатало в типографии «Основа» 2000 экземпляров книги «Естественно-исторические условия и смена народностей на Кубани».24 Книга была написана превосходно, удивительно образно, доступно и увлекательно. По отзыву Б.М. Городецкого, помещенному в «Очерках по Кубановедению» в 1915 г. среди ценных трудов по истории образования Кубанского казачьего войска наших местных историков есть в «высшей степени подробная «История Кубанского казачьего войска» Ф.А. Щербины.25 Таким образом, пособие – часть «Истории» – было в своем роде единственным и наилучшим. Но при всех своих достоинствах расходилось оно слабо, к сентябрю 1907 г. было продано всего 248 экземпляров.26 Как это нередко случалось, – из-за запоздалой, недостаточной публикации о продаже и слишком высокой цены, которая даже после снижения составила 60 коп.27 Для сравнения – брошюра П.А. Зажаева стоила 10 коп.28 Общество взаимовспомоществования не сумело вполне рационально использовать пожертвование, но от издания работ Щербины продолжало получать деньги вплоть до 1916 года.29
Работы Ф.А. Щербины содержали большое количество справочного материала. Корреспонденты педагогических журналов неоднократно обращались к ним для сравнительного анализа. В. Курдюмов в работе «Народная школа и народные бедствия» приводит цифры расходов в крестьянской семье на питание – из исследований Ф. Щербины по Воронежской губернии.30 Цитировались труды историка и другими авторами.
В журнале «Школа и жизнь» нашла отражение деятельность Щербины как депутата казачьей рады и II Государственной думы. В 1907 г., в № 1, автор, подписавшийся «не учитель», дал высокую оценку работе народных учителей в казачьей раде. Он выражал особое доверие учителям – истинным общественным деятелям, защитникам народных интересов. «Двадцать народных учителей, среди которых депутат от Абинской – господин Щербина в самый разгар деятельности «рады» с должной честью выполнили свою роль радетелей общественных интересов и интересов всего войска».31
В том же году в № 5 помещено несколько статей о Государственной думе. Среди них статья Я. Борисова «Открытие Государственной думы», статья Ф. Щербины «Из Государственной думы». После разгона первой Государственной думы в июле 1906 г. и семимесячного перерыва до созыва второй в феврале 1907 г. настроение в обществе изменилось. Переменился и тон печатных публикаций.
И все-таки Федор Андреевич не отступил от своей обычной традиции письма, вносившего в общество надежду, умиротворение, стремление к стабильности. «В России опять есть Дума. Такими успокоительными словами было встречено открытие Государственной думы 20 февраля. Ожидания народа осуществлены, и одно уже это обстоятельство служило залогом лучшего будущего, надежды на успокоение страны. Открытие Думы сопровождалось знаменательными признаками, указывающими на страстное желание лучшей части депутатов дать покой и политические свободы народу».32
Ф. Щербина считал: «Оппозиционные, не мирящиеся с настоящим положением вещей в России группы депутатов действовали в первый день работы Думы точно один, а не триста с лишним человек, несмотря на крайне разнообразный состав оппозиции, она своим поведением показала желание работать на пользу страны и народа, избегая напрасных столкновений с правыми и охраняя достоинство Думы и депутата».33
В завершении статьи член Государственной думы Ф. Щербина высказал пожелание народным избранникам, искренне желавшим «исчерпать все средства, чтобы дать успокоение стране», проявить объединение и выдержку «в области законодательной работы по важнейшим вопросам, выдвинутым на первый план русской жизнью».34
В сложных ситуациях, складывавшихся на политической сцене, Федор Андреевич оставался верен себе, ни разу не отступив от патриотических принципов.
Депутаты от казаков Кубанской области – Ф.А. Щербина, П.Г. Кудрявцев и К.Л. Бардиж были во второй Государственной думе в числе тех, кто добивался «народной воли и улучшения жизни на новых началах», – считал бывший депутат первой Государственной думы Я.В. Борисов.35
Сотрудничество Щербины с педагогическими журналами «Кубанская школа» было разноплановым и весьма плодотворным. Более всего оно прослеживается в 1906, 1907, 1914, 1915 гг., когда были опубликованы статьи за его подписью. В 1907 г. он принимал участие в издании «Школы и жизнь»36; на 1908 г. так же обещал публикации; и указан в числе авторов № 1.37 Установить точно, какие статьи принадлежат лично ему, сложно: в 1908 г. многие из них не имеют подписи.
Тесные контакты связывали Щербину с редакторским коллективом журналов: И.А. Билый, Ф.К. Воропинов, Б.М. Городецкий, А.Н. Крылов, Г.Д. Чернышев работали с ним в газете «Кубанская мысль».38
С 1916 г. статей, подписанных Федором Андреевичем, в «Кубанской школе» не публиковалось. Возможно, он печатался под псевдонимами? Этого пока не установлено. Вероятно, работа над третьим томом «Истории Кубанского казачьего войска» и участие в редакции «Кубанской мысли» полностью его занимали. С августа 1917 г. он стал еще и редактором газеты «Вольная Кубань»39, вел активную общественную работу.
Кубанские педагогические журналы были в свое время удостоены чести печатать статьи великого историка и краеведа, во многом повлиявшего на становление этих изданий и их идейную направленность. Тот факт, что у истоков кубанской педагогической журналистики стоял Ф.А. Щербина, обеспечил ей высокий уровень на многие годы.

Конференция «Ф.А. Щербина и народы Юга России. История и современность», 2006 год, февраль, Краснодар





1 Щербина Ф.А. В каком направлении развивается сейчас казачье образование // Кубанская школа. – Екатеринодар, 1906. – № 4. – С. 3.

2 Там же. С. 3.

3 Там же. С. 3.

4 Там же. С. 3.

5 Там же. С. 4.

6 Там же. С. 4.

7 Открытие новых школ // Школа и жизнь. – Екатеринодар, 1907. № 16. С. 14.

8 Отказы в приеме в школу // Школа и жизнь. – Екатеринодар, 1907. № 14. С. 30.

9 Щербина Ф.А. В каком направлении развивается сейчас казачье образование // Кубанская школа. – Екатеринодар, 1906. № 4. С. 4.

10 Щербина Ф.А. Привет «Кубанской школе» // Кубанская школа. – Екатеринодар, 1914. № 2. С. 78.

11 Там же. С. 79.

12 Там же. С. 80.

13 Там же. С. 81.

14 Там же. С. 80.

15 Протокол очередного собрания Общества взаимовспомоществования // Школа и жизнь. – Екатеринодар, 1907. № 9. С. 34.

16 Щербина Ф.А. Естественно-исторические условия и смена народностей на Кубани. – Екатеринодар, 1906. С. 5.

17 Там же. С. 6.

18 Наумов Н.Л. Горная идиллия // Школа и жизнь. – Екатеринодар, 1907. № 6. С. 22.

19 Зажаев П.А. Прошлое и настоящее кубанской начальной школы // Школа и жизнь. – Екатеринодар, 1907. № 6. С. 2.

20 Зажаев П.А.Народное образование в казачьих войсках // Школа и жизнь. – Екатеринодар, 1907. № 18. С. 1.

21 Отчет о деятельности Общества вспомоществования // Кубанская школа. – Екате-ринодар, 1916. № 3. С. 122.

22 Протокол заседания общества взаимовспомоществования от 3 января 1916 г. // Кубанская школа. – Екатеринодар, 1916. № 1. С. 31.

23 От редакции // Кубанская школа. – Екатеринодар,1914. № 3. С. 123.

24 Протокол заседания общества взаимовспомоществования от 30 сентября 1907 г. // Кубанская школа. – Екатеринодар, 1907. № 18. С. 25.

25 Городецкий Б.М. Очерки по кубановеденью // Кубанская школа. – Екатеринодар, 1915. № 2. С. 106.

26 Протокол заседания общества взаимовспомоществования от 30 сентября 1907 г. // Кубанская школа. – Екатеринодар, 1907. № 18. С. 26.

27 Там же. С. 33.

28 Объявление // Школа и жизнь. – Екатеринодар, 1907. № 14. С. 68.

29 Отчет о деятельности Общества взаимовспомоществования // Кубанская школа. – Екатеринодар, 1916. № 3. С. 125.

30 Курдюмов В. Народная школа и народные бедствия // Кубанская школа. – Екатеринодар, 1915. № 7. С. 65.

31 Не учитель. Народные учителя в «казачьей раде» // Школа и жизнь. – Екатеринодар, 1907. № 1. С. 8.

32 Щербина Ф.А. Из государственной думы // Школа и жизнь. – Екатеринодар, 1907. № 5. С. 8.

33 Там же. С. 8.

34 Там же. С. 9.

35 Борисов Я.В. Открытие Государственной думы // Школа и жизнь. – Екатеринодар, 1907. № 5. С. 24.

36 Объявление // Школа и жизнь. – Екатеринодар, 1907. № 19. С. 1.

37 От редакции // Школа и жизнь. – Екатеринодар, 1908. № 1. С.  52

38 Объявление // Кубанская школа. – Екатеринодар, 1915. № 10. С. 238.

39 Цветков В.А. Федор Щербина // Научно-творческое наследие Федора Андреевича Щербины и современность. – Краснодар, 2004. С. 145.