Составитель Антон Олейников партизаны каратели - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1страница 2
Похожие работы
Составитель Антон Олейников партизаны каратели - страница №1/2

Составитель Антон Олейников ПАРТИЗАНЫ КАРАТЕЛИ

http://lib.rus.ec/i/72/184672/doc2fb_image_02000004.jpg

В 1941 году Германия оккупировала Грецию и Югославию, а затем захватила огромные пространства европейской части Советского союза. Боевые части скоро ушли вперед, но война на занятых территориях не прекратилась. Группы бойцов сопротивления и партизан начали вести свою войну и не прекратили ее до победы.

Есть несколько причин почему сопротивление на востоке началось раньше, активнее и в результате приняло форму партизанской войны. Прежде всего на востоке этому в большой мере способствовала территория. Балканы все изрезаны горными хребтами, а Россия изобилует густыми лесами и непроходимыми болотами. Кроме того, Греция, Югославия и Россия обладали гораздо большими людскими ресурсами, а история этих стран богата на примеры ведения партизанской войны. Наконец, условия оккупации на востоке были во много раз более жестокими, чем на западе, особенно на славянских землях. И если первые отряды немцев на Украине и в Белоруссии местные жители встречали как освободителей, то скоро дружелюбие и благодарность сменились открытой ненавистью.

http://lib.rus.ec/i/72/184672/doc2fb_image_02000005.jpg

Генерал-лейтенант Штейфон, командующий русским оборонительным корпусом, проводит смотр своим солдатам в Сербии, 1943 год. Мелкие детали униформы на снимке не различимы, но можно определенно сказать, что все солдаты и офицеры носят стандартную немецкую униформу.

Термин «партизанская война» ассоциируется прежде всего с прокоммунистическим течением движения сопротивления. Действительно, коммунисты контролировали значительную часть движения. На оккупированной территории СССР нашлось огромное количество самых фанатичных защитников коммунистического режима. На Балканах компартия долгое время была под запретом, поэтому югославские коммунисты умели действовать в условиях конспирации, что тоже сыграло свою роль. После начала войны с Советским Союзом задача югославских коммунистов была ясна — как можно больше мешать гитлеровцам вести войну на востоке. В пользу балканских коммунистов было и то, что они еще не были у власти и не могли запятнать себя. Таким образом коммунистическое партизанское движение перешагнуло национальные рамки.

Однако существовало и другое движение сопротивления, которое состояло из отрядов националистов и сторонников конституционного строя. Эти отряды ненавидели коммунистов едва ли меньше чем гитлеровцев и в некоторых районах шла сложная война с участием трех сторон. Националисты сражались то с оккупантами, то с коммунистами. Очень часто случалось, что идеология националистов мало чем отличалась от идеологии коллаборационистских формирований «самообороны» и ополчения. По мере нарастания коммунистической партизанской войны многие отряды националистов постепенно оказались в рядах союзников Гитлера.

http://lib.rus.ec/i/72/184672/doc2fb_image_02000007.jpg

Немецкая полиция действовала на оккупированных территориях, руководствуясь причудливой смесью фашистских догматов и здравого смысла. Славянский Восток находился под оккупацией. «Исконно немецкие» территории были включены в состав Рейха, а на остальных пространствах были созданы протектораты (генерал-губернаторство в Польше, рейхскомиссариат Остланд и рейхскомиссариат Украина). Армейское управление осуществлялось на территориях, непосредственно прилегающих к линии фронта. Подобная организация создавалась в качестве временной меры, но просуществовала до конца войны. Гражданская администрация уступала место армейской по мере отступления немецкой армии на запад. Территория Молдавии контролировалась румынским правительством. Кроме того, румынские, словацкие и венгерские войска осуществляли контроль над территориями, номинально входившими в немецкую зону.

Немцы не собирались включать в состав своих вооруженных сил антикоммунистические отряды, возникшие в Прибалтике, Белоруссии, на Украине и в России. Самое большее, на что были согласны гитлеровцы, это сформировать из этих отрядов силы самообороны и вспомогательные полицейские части. И только в 1944 году, когда немцам пришлось оставить захваченные территории на востоке, были созданы номинально независимые русская и украинская армии.

http://lib.rus.ec/i/72/184672/doc2fb_image_02000006.jpg

Штурмшарфюрер СС Акерман (Ackermann), служба СД. Обратите внимание на его полицейские погоны, плетеные из серебряных и черных прядей, положенные на зеленую подкладку. Такие погоны использовались в период 1942-45 годов. Одновременно с введением новых погон старшим унтер-офицерам было позволено носить офицерские фуражки с серебряным подбородочным шнуром. Цвет рода войск (Waffenfarbe) у этого унтер-офицера — белый, как в Allgemeine-SS, а не ядовито-зеленый, как в SD. В этом подразделении СС часто допускались отклонения униформы от требований устава. Например, китель с открытым воротником, белой сорочкой и черным галстуком напоминает о том, что СД была скорее полувоенной организацией. Известны фотографии, на которых унтер-офицеры СД запечатлены в таком же открытом кителе, но с воротником, украшенным серебряным галуном (Tresse).

Ситуация на Балканах отличалась еще большей сложностью. Первоначально Гитлер предполагал передать Балканы в ведение Италии, и итальянцы перебросили туда около 30 дивизий по сравнению с немецкими шестью. Контролируемые немцами территорий находились под военным управлением. Фракия и Македония вошли в состав Болгарии. Кроме того, болгары направили в Сербию оккупационный корпус, помогавший немцам осуществлять контроль. В Греции, Албании и Сербии были созданы коллаборационистские правительства, которым было позволено сформировать собственные силы охраны правопорядка. Получившая «независимость» Хорватия начала формировать собственную армию и ополчение, надеясь поддержать порядок на своей территории без помощи извне.

Однако все предпринятые меры оказались неэффективными. Оккупантам удалось подавить сербскую революцию 1941 года, но ликвидировать движение четников и партизан гитлеровцы уже не смогли. После высадки союзников в Италии они получили возможность установить прямой контакт с движением сопротивления на Балканах. Вскоре Италия вышла из войны и немцам пришлось разоружать итальянские оккупационные гарнизоны и заменять их собственными войсками, которых так остро не хватало на фронте. Большие надежды немцы возлагали на коллаборационистские силы на Балканах, но эти войска были укомплектованы одним сбродом и практически не имели боевой ценности, что подтвердилось, когда в 1944 году Красная Армия пришла на Балканы.

Силы самообороны представляли собой невообразимую мешанину. Основу их составляла местная полиция, которая с большей или меньшей охотой сотрудничала с оккупантами. Полицию дополняли разношерстные отряды самообороны, находившиеся на разных стадиях организации. Немцы терпели существование этих полубанд, поскольку они худо-бедно, но боролись с партизанами. Отряды самообороны укомплектовывались, по возможности, фольксдойче — этническими немцами, проживавшими на оккупированных территориях — и представителями национальных меньшинств (например, влахов в Греции или крымских татар). Наконец силы самообороны дополнялись коллаборационистскими отрядами жандармерии (например, сербской государственной гвардией), марионеточными подразделениями полиции и командированными немецкими частями.

http://lib.rus.ec/i/72/184672/doc2fb_image_02000008.jpg

Украинские крестьяне с нескрываемой радостью встречают немецких солдат (1941 год). Если бы гитлеровцы должным образом использовали антисоветские настроения, распространенные среди населения оккупированных территорий, то все могло бы пойти совсем по-иному.

Положение немецких частей было особенно сложным. Теоретически, различие между военным и гражданским управлением было достаточно очевидным. Армейские части осуществляли военное управление, а части СС и полиции — гражданское. Однако сферы деятельности этих учреждений часто пересекались, особенно это становилось заметно при проведении крупномасштабных карательных операций. На территориях, находящихся под контролем армии, армия отвечала за порядок. Но вся полнота власти оказалась разделенной между местными армейскими командирами и генерал-квартирмейстером. Если армейские командиры подчинялись ОКХ, то генерал-квартирмейстер — ОКВ. Ситуацию осложняло и то, что на этих территориях часто находились большие силы полиции и СС. Теоретически они должны были подчиняться армейскому командованию, но в действительности они действовали самостоятельно. Дело несколько упростилось в 1942 году, когда Гиммлера (Himmler) назначили ответственным по борьбе с партизанами на территории протекторатов, а начальник генштаба отвечал за борьбу с партизанами в прифронтовой зоне. На должность координатора контрпартизанской деятельности на Востоке был назначен генерал СС фон дем Бах-Залевски (Bach-Zalewski). Однако путаница с зонами контроля продолжалась. И не только на Востоке, но и на Балканах, где система, дублирующая обязанности СС и армии, часто приводила к напрасной трате сил.

http://lib.rus.ec/i/72/184672/doc2fb_image_02000009.jpg

Сержант (справа) и рядовой польской Армии Крайовой во время Варшавского восстания, 1944 год. Оба носят довоенную польскую армейскую униформу.

Теоретически, войска СС должны были выступать в роли элитарной жандармерии, охраняя захваченные территории (попутно осуществляя расовую политику, провозглашенную фашистским руководством). Так дело обстояло в Польше, но с началом oпeрации «Барбаросса» почти весь личный состав СС оказался на передовой, поэтому кроме печально известных Einsatzgruppen, безопасность осуществляли всего пара бригад и кавалерийских полков. Постепенно полицейские формирования оказались разбавленными солдатами, набранными в Прибалтике и на Украине. Тем не менее СС продолжало осуществлять общий контроль в тыловых районах через высшие штабы СС, полиции и СД.

Немецкая военизированная полиция взяла на себя роль мобильной жандармерии. Каждый высший штаб СС и полиции располагал по меньшей мере одним полком, в том числе в Греции и Сербии. Со временем полиция тоже оказалась разбавленной местными добровольцами. В 1943 году полицию разделили на SS-Polizei и Schutzpolizei. Но территории, контролируемые полицией, были столь обширны, что полиции часто требовалась дополнительная поддержка. В первое время после оккупации какой-либо территории, в поддержку немецкой полиции придавались местные полицейские части и отряды ополченцев. В России многие из таких отрядов, известных под названием Schutzmanschaften (или коротко «Schuma») укомплектовывались жителями Прибалтики, казаками и украинцами. В составе Schuma выделялись «фронтовые» и «караульные» части. В Сербии, Хорватии и Черногории полицейские добровольческие полки были сформированы на базе Volksdeutsche Hilfspolizei.

Хотя на территориях, контролируемых армией, действовали части СС и полиции, армия формировала собственные полицейские части. Сначала в России дислоцировалось всего девять полицейских дивизий, каждая из которых состояла из одного линейного и одного ополченского (Landeschuetzen) полков, мобильного полицейского батальона и минимального количества артиллерии. Перед этими малочисленными и плохо оснащенными частями поставили совершенно нереальную задачу, тем более, что многие солдаты дивизий были отправлены на фронт. Поэтому начиная с 1942 года к оккупационным обязанностям стали привлекать резервные и полевые учебные дивизии, дислоцированные на оккупированных территориях. Недостаток в живой силе привел к тому, что армейские полицейские части стали укомплектовывать местными добровольцами. Несмотря на запрет Гитлера, были сформированы «восточные отряды» (Osttruppen), которые вскоре стали основной боевой силой полицейских дивизий.

На Балканах армия сформировала несколько так называемых «легких дивизий» с номерами, начинающимися с 700. Эти дивизии, состоящие из двух полков, укомплектовывались пожилыми людьми. Становилось ясно, что подобные формирования не могут остановить партизанского движения, поэтому дивизии усиливались случайными фронтовыми частями, оказавшимися в распоряжении. Например, для борьбы с партизанами одно время использовали 1-ю горнострелковую дивизию.



http://lib.rus.ec/i/72/184672/doc2fb_image_0200000a.jpg

Офицер Армии Людовой (второй слева) в компании советских солдат. Офицер носит довоенную польскую гимнастерку с петлицами.



http://lib.rus.ec/i/72/184672/doc2fb_image_0200000b.jpg

1: Leutnant, полиция Галиции, польское генерал-губернаторство, 1942 год

Украинцы, служившие в галицкой полиции носили униформу из того же синего материала, что и польские полицейские, но заметно отличающуюся по покрою. Вместо фуражки украинцам полагалась Bergemuetze с V-образным вырезом спереди и золотой кокардой с синим трезубцем. Клапаны карманов были трехконечной формы, а не прямоугольные, как на польской полицейской униформе. Манжеты украинской униформы были округлые, в то время как на польской униформе — заостренные. Петлицы с рисунком типа зигзаг (плоские у унтер-офицеров и с золотым кантом у офицеров) походили на петлицы солдат армии Западной Украины, использовавшиеся в 1918–1920 годах. Знаки различия выполнены в немецком стиле. Красную манжетную лента с зеленым кантом и надписью «GENERAL-GOUVERNEMENT» серебряными буквами носили и поляки и украинцы. Кроме полиции, в Галиции были сформированы 14-я дивизия СС, а также 4-7полки СС



2: Wachtmeister, батальон немецкой полиции, 1942 год

В состав немецкой полиции, реорганизованной в 1936году, входили военизированные части Schutzpolizei — мобильные батальоны (в дальнейшем полки), оснащенные стрелковым оружием и даже легкой бронетехникой и обеспечивающие внутреннюю безопасность. Молодых и здоровых мужчин направляли служить в 4-ю полицейскую дивизию СС, а также в новые полицейские батальоны, действовавшие на оккупированных территориях. Этот унтер-офицер носит легкую полевую форму одежды. Униформа — старого образца зеленоватого оттенка с коричневым воротником и манжетами. Головной убор — пилотка, а не применявшаяся обычно в таких случаях фуражка. В боевых условиях полицейские носили стандартные немецкие каски с полицейской эмблемой на левой стороне (серый рисунок на черном поле). В 1943 году полиция получила кители армейского покроя, но пошитые из все той же материи зеленоватого оттенка. Жандармы и сельские полицейские носили похожую униформу, но с оранжевым кантом и нарукавной эмблемой.



3: SS-Untersturmfuehrer, SD-Einsatzgruppe, Россия, 1941 год

СД(Sicherheitsdienst — служба безопасности) представляла собой ветвь общей СС и контролировала полицию как на территории Рейха, так и вне ее. СД никогда не входила в состав Waffen-SS. Однако члены СД не были кабинетными военными, поскольку многие из них служили в печально известных Einsatzgruppen (карательных отрядах), участвовавших в операциях по уничтожению партизан и мирных жителей. Офицер, изображенный на рисунке, обмундирован в серую униформу предвоенного образца. На воротнике кителя — серебряный кант, который получил большое распространение в годы войны, вытеснив прежний кант черного цвета. Первое время СД использовала погоны армейского образца, однако в январе 1942 года СД получила полицейские погоны серебристо-черного цвета. Службе СД полагалось носить зеленый кант на фуражке, однако многие предпочитали носить белый кант общей СС. Обратите внимание, в правой петлице ничего нет — отличительная черта униформы СД.



http://lib.rus.ec/i/72/184672/doc2fb_image_0200000c.jpg

Командир 35-го эстонского полицейского батальона (слева) и его адъютант. Оба носят немецкие полицейские знаки различия на кителях свободного образца. Обратите внимание на эстонскую нарукавную эмблему.

Сателлиты Германии или аннексировали предложенные им территории или устанавливали на них военную форму правления, вводя туда резервные и оккупационные дивизии. Эти дивизии напоминали по структуре фронтовые дивизии, но были малочисленнее, имели меньше артиллерии и транспорта и укомплектовывались резервистами и нестроевиками. Личный состав полицейских дивизий был очень плохо оснащен и вооружен, часто случалось, что у партизан оружие было лучше.

Партизанское движение, конечно, вызывало большую тревогу у немецкого руководства, но не настолько, чтобы снимать с фронта большое количество частей и перебрасывать их в тыл. Следует заметить что общая численность немецких полицейских и эсэсовских частей, занимавшихся борьбой с партизанами, не превышала численности немецкой группировки в Норвегии и составляла от силы 200000 человек, многие из которых были малопригодны для службы на фронте. Полицейские силы не могли уничтожить партизанское движение, но они могли успешно защищать важнейшие линии коммуникаций. Некоторые источники сообщают, что в 1944 году югославские партизаны сковывали силы более 20 немецких дивизий. Да это так, но не следует забывать, что эти дивизии находились на Балканах в ожидании возможной высадки союзников, кроме того, почти все из этих дивизий были слабыми частями второй линии. Несмотря на все заявления, вряд ли можно утверждать, что партизанская война заметно повлияла на ход войны.

Спекуляции на тему партизанской войны вызваны не военными, а политическими соображениями — ведь коммунистические правительства Югославии и Албании, сформированные после войны, ведут свою историю от партизанского движения в этих странах. Однако термин «после войны» следует уточнить. Националистические отряды продолжали боевые действия с коммунистическими войсками еще долго после того, как в мае 1945 года немецкая армия сложила оружие. Поэтому в действительности партизанская война закончилась не в 1945, а где-то в 50-х годах.

Польша

После поражения в сентябре 1939 года Польша оказалась разделенной. Большие территории были включены в состав Рейха, а остальная часть страны была разделена между генерал-губернаторством и рейхско-миссариатами «Остланд» и «Украина». Немецкая полиция действовала самым решительным образом. В Польше началась самая настоящая расовая война. Немцы пытались как можно быстрее германизировать захваченные территории, при этом полякам отводилась роль рабов. Эта политика продолжалась до самого конца. Даже когда в 1944 году Красная Армия дошла до Польши и многие немецкие офицеры предлагали Гитлеру использовать антирусские настроения поляков в своих целях, фюрер остался непреклонным. В вермахте не было организованных польских частей.

Эта жестокая политика требовала мощных сил по поддержанию порядка. Первоначально этим вопросом занимались СС и СД, но затем их перевели дальше на восток, а обеспечение безопасности было возложено на плечи 12 немецких полицейских полков («Krakau», «Radom», «Lublin», «Warschau», 4, 10–12, 22–25). Немцы сохранили и польскую полицию, но очень быстро взяли ее под контроль. Следуя принципу «разделяй и властвуй», в гитлеровцы сформировали в Галиции независимые полицейские отряды галицких украинцев. Было сформировано 12 батальонов Schuma (с 201 по 212), одиннадцать из них были украинскими и только один — 202-й — польским, что специально подчеркивалось в названии части. Полицейские силы в Польше были очень многочисленны — в разное время они насчитывали от 400000 до 600000 человек.




http://lib.rus.ec/i/72/184672/doc2fb_image_0200000e.jpg

Советские партизаны на параде. Многие вооружены вездесущим ППШ-41. Человек в фуражке и кожаной куртке (и фуражка и куртка — символы советской власти), по-видимому офицер НКВД, выполняющий обязанности командира или комиссара отряда.



http://lib.rus.ec/i/72/184672/doc2fb_image_0200000d.jpg

Солдаты из эстонского полицейского батальона носят немецкую полицейскую униформу образца 1936 года. На рукаве кителя виден эстонский герб, а на фуражках, эстонская кокарда образца 1936 года. Слева в переднем ряду стоит сирота — «сын батальона».

Тем не менее поляки организовали вооруженное сопротивление захватчикам. В конце 1939 года возникла подпольная повстанческая организация, которая в 1942 году получила название Армии Крайовой. В отряды Армии Крайовой вступали поляки, имевшие разные политические взгляды, однако некоторое время АК сохраняла единство и подчинялась польскому правительству в Лондоне, прежде чем в 1942 году от организации откололось правое националистическое крыло (NSZ — национальные вооруженные силы) и левое прокоммунистическое крыло (Армия Людова).


http://lib.rus.ec/i/72/184672/doc2fb_image_0200000f.jpg

Офицер СС вручает награду кандидату в офицеры (Virsnieka Vietnieks) латвийского батальона «Шума». Кандидат носит латвийскую армейскую униформу с нарукавной эмблемой.

Несмотря на раскол, АК оставалась самой крупной повстанческой армией в Польше, насчитывая до 400000 членов. Первое время АК воздерживалась от ведения активных боевых действий, опасаясь ответных репрессий со стороны оккупантов в отношении мирного населения. Это дало Армии Людовой возможность заявить о себе, как о единственной боевой силе. Однако в 1942-43 году АК начала войну и заставила фашистов отказаться от осуществления планов по немедленному выселению поляков.

Планы АК предусматривали как ведение локальных боев, так и организацию широкой революции по всей стране. Местные восстания начались на востоке Польши, где 3-я, 9-я и 27-я дивизии АК (названные так в честь дивизий, существовавших до войны) начали наступление на гитлеровцев, в ожидании прихода Красной Армии. После прихода русских, офицеры АК были арестованы, а личный состав партизанских частей включен в состав Войска Польского. АК продолжала действовать и в августе 1944 года начала Варшавское восстание. Поляки рассчитывали на то, что Красная Армия скоро войдет в город, однако советские войска не смогли или не захотели прийти на выручку восставшим. Поэтому фашисты сумели разгромить восстание, нанеся тем самым удар АК, от которого она уже не смогла оправиться и в январе 1945 года было объявлено о ее расформировании. Группы АК, НСЗ, украинских партизан, дезертиров и обычных бандитов продолжали действовать, но как единая сила польское повстанческое движение больше не существовало. После прихода Красной Армии, советские войска завершили ликвидацию АК.

Советский Союз

На рассвете 22 июня 1941 года немецкая армия, насчитывавшая 3400000 солдат, начала боевые действия с частями Красной Армии, насчитывавшей 4700000 человек. Несмотря на численное превосходство, русские отступали, а части вермахта неуклонно продвигались на восток. Оккупированные территории первое время находились под армейским управлением, а по мере продвижения фронта переходили в подчинение гражданским органам власти. Гитлер планировал оккупировать всю европейскую часть Советского Союза и создать на захваченных пространствах четыре рейхскомиссариата: «Остланд» (Эстония, Латвия, Литва, Белоруссия), «Украина» (Украина и южная Россия), «Москау» (Северная Россия) и «Кауказус» (Закавказье). Рейхскомиссариаты должны были осуществлять гражданское управление, а армейские части планировалось расположить вдоль Уральского хребта.



http://lib.rus.ec/i/72/184672/doc2fb_image_02000010.jpg

Похороны солдата из латвийского батальона «Шума», 1943 год. Караул обмундирован в латвийскую армейскую униформу и носит чешские армейские каски образца 1934 года.

Но этим планам не суждено было воплотиться. В декабре 1941 года суровая русская зима и заново созданная Красная Армия смогли остановить продвижение гитлеровцев в ближних пригородах Москвы, а катастрофа под Сталинградом, разразившаяся в конце 1942 года, заставила фашистское руководство отказаться от планов захвата Кавказа и Закавказья. Были созданы только два рейхс-комиссариата — «Остланд» и «Украина», которые контролировали часть предполагавшейся территории. Остальная оккупированная территория Советского Союза осталась в ведении армейской администрации. Вермахту пришлось вести войну и на фронте и в тылу.

http://lib.rus.ec/i/72/184672/doc2fb_image_02000011.jpg

Литовский батальон «Шума» на земляных работах. Обратите внимание на смесь литовской армейской и немецкой полицейской униформы.

Ожидавшие быстрой и решительной победы немцы не готовили свою армию к выполнению оккупационных функций в России. Когда же потребность в оккупационных войсках стала очевидной, для этого было решено использовать резервные части, поскольку боевые дивизии находились на фронте. Начиная с марта 1941 года было сформировано девять (в дальнейшем 14) дивизий (52, 201,203, 207,213,221, 281,285,286, 390,391, 403, 444 и 454). укомплектованных резервистами средних возрастов. В каждой дивизии было по два полка внутренних войск, «восточный батальон» и батальон немецкой полиции. На западе Украины действовал венгерский оккупационный корпус, насчитывавший пять (в дальнейшем 14) дивизий. На юге Украины оккупационные функции выполняли румынские и словацкие части.

Разумеется, эти наспех созданные формирования не смогли сдержать роста партизанского движения, поэтому в 1942 году к ним присоединились пять резервных дивизий (141, 143, 147, 151 и 153). Эти дивизии укомплектовывались необученными призывниками, которые проходили военную подготовку, ведя борьбу с партизанами. Затем к этим силам добавили семь учебных дивизий (52, 154, 381, 382, 388, 390 и 391), личный состав которых уже был достаточно обучен. Но сил все равно не хватало, поэтому при необходимости к антипартизанским операциям привлекались 18-летние юнцы, отбывавшие полугодичную трудовую повинность в рядах Reicharbeitsdienst.

В июне 1942 года немецкие полицейские батальоны были сведены в моторизованные полицейские полки (в феврале 1943 года превращенные в полицейские полки СС). В каждом полку было по три-четыре батальона, а также роты связи, бронеавтомобилей и истребителей танков. 14 полицейских полков служсило в России (2, б, 9-11,13–17,22,24,26 и 38). Семь полицейских стрелковых полков было укомплектовано как немцами, так и русскими (31, 33–38).

Служба безопасности (СД) Гейдриха (Heydrich) сформировала четыре действующие группы (Einsatzgruppen A-D). Каждая группа насчитывала около 1000 человек, была укомплектована кадрами СД и дополнена немецкими и русскими полицейскими, а также эсэсовцами. Каждая группа подразделялась на несколько айнзатцкоманд. Эти команды печально прославились своей жестокостью.



http://lib.rus.ec/i/72/184672/doc2fb_image_02000012.jpg

1: Virsserzants, латвийский батальон «Schuma», 1941 год

После того, как в 1940 году Красная Армия заняла территорию прибалтийских республик, их национальные армии были включены в состав РККА «как есть», была даже сохранена прежняя униформа, заменили лишь знаки различия. После прихода немцев, многие солдаты армий Эстонии, Латвии и Литвы поступили на службу в батальоны «Schuma». Первое время «Schuma «представляла собой пеструю смесь полиции, сил самообороны и националистического ополчения. Стандартной униформы не предусматривалось. Изображенный на рисунке старший сержант носит униформу латвийской армии со стандартными знаками различия. На пилотке литовская армейская кокарда, подобную эмблему в дальнейшем носили латыши из латвийской дивизии СС. Петлицы и кант на кителе малинового цвета (пехота). Цветом артиллерии был темно-синий, а кавалерии — желтый. Офицерский китель застегивался на шесть пуговиц и имел манжеты типа «френч». Некоторые латыши из «Schuma» носили чешские каски, вместо немецких касок образца 1916 года.



2: Korporal, украинские батальоны «Schuma», 1942 год

В 1942году немцы наконец-то взялись обеспечить батальоны «Schuma» единой униформой, тем более, что армейские «восточные батальоны «уже получили стандартную серую униформу. Полицейские получили лишнюю униформу общей СС, хотя многие прибалты продолжали носить свою довоенную униформу. Броская униформа хорошо подходила для обычных полицейских обязанностей. Устав требовал, чтобы с униформы были спороты все знаки различия СС, а манжеты, лацканы, погоны, клапаны карманов отделаны зеленой тканью. Кокарда на головном уборе не регламентировалась, поэтому украинцы носили традиционный «трезуб», а прибалты — старые армейские кокарды. В мае 1942 года на униформе появились знаки различия, унтер-офицеры носили их на левом предплечье.



Schutzmann нет

Unterkorporal серебряная планка

Vizekorporal серебряные шеврон и планка

Korporalсеребряные шеврон и две планки

Vizefeldwebel шеврон и три планки

Kompaniefeldwebel шеврон и четыре планки

Офицеры носили стандартные немецкие полицейские погоны:



Zugfuehrer (Leutnant — в Прибалтике) Oberzugfuehrer (Oberleutnant)

Kompaniefuehrer (Hauptmann) Bataillonsfuehrer (Major) Bataillonsfuehrer mit dem Range eines Oberstleutnants (Oberstleutnant) плоский серебряный погон погон с одной золотой «шишечкой» погон с двумя золотыми «шишечками» витой серебряный погон плетеный погон с одной золотой «шишечкой»

3: Korporal, украинские батальоны «Schuma», 1943 год

По мере нарастания партизанского сопротивления яркую униформу признали непрактичной, особенно в полевых условиях. Поэтому в 1942 году в полицейские части «Schuma «начла поступать полевая униформа. Вероятнее всего это была серая армейская униформа, а на рисунке изображена полицейская униформа, имеющая зеленоватый оттенок. В 1943 году зеленоватая униформа стала единой для всех немецких полицейских частей. На кокарде цветной нитью (цветрода войск) по темно-зеленой подкладке вышита свастика и венок. Нарукавная нашивка та же по стилю, но гораздо крупнее. Кроме того, на нарукавной нашивке имеется надпись: «Treu-Tapfer-Gehorsam «(«Верность — Храбрость — Послушание»). Вдоль края темно-зеленых погон (для рядовых и унтер-офицеров) проходил кант цвета службы, кроме того, на погоне алюминиевой нитью была вышита свастика. Цветом службы для городской Einzeldienst был светло-зеленой, для сельской Einzeldienst — оранжевый, а для Feuerschutzmannschaft — малиновый. Эти цвета совпадали с цветами немецкой городской полиции (Schutzpolizei), полевой жандармерии (Feldgendarmerie) и пожарной службы (Feuerschutzpolizei). Co временем ношение канта отменили и весь личный состав батальонов «Schuma» носил черные погоны с серо-зеленой вышивкой. Офицеры вместо цветного канта носили нарукавные нашивки с эмблемой службы, выполненные алюминиевой проволокой. На новой униформе продолжали носить старые знаки различия (планки и шевроны), однако полицейский, изображенный на рисунке, носит знаки различия в петлицах. Подобные знаки различия не определялись уставом, однако они очень похожи на знаки, введенные в армейских «восточных батальонах», «восточных легионах» и других подобных формированиях. Хотя образцы подобных знаков различия опубликованы, известна только одна фотография, доказывающая, что эти знаки использовали на практике. Может быть, подобные знаки использовались только в одной части. (Нарисунке замечена ошибка: правая петлица должна также нести серебристый галун вдоль передней и нижней кромки.) организовывая массовые убийства евреев, советских руководителей и других «нежелательных лиц».

Хотя Советский Союз имел богатый исторический опыт ведения партизанской войны, Сталин был против организации партизанского движения, считая это пораженчеством, а также опасаясь народного восстания. Тем не менее перед войной в рядах НКВД были сформированы небольшие по численности подрывные батальоны, однако личный состав этих батальонов нес караульную службу и не был подготовлен к проведению диверсионных операций. 3 июля, спустя 11 дней после начала войны, Сталин в радиообращении призвал народ начать партизанскую войну и формировать партизанские отряды на всех оккупированных территориях. Обычно такие отряды насчитывали от 200 до 1000 человек мужчин и женщин, отставших солдат, беглецов из концлагерей, милиционеров, комсомольских и партийных активистов и некоторого числа крестьян и рабочих. Члены ВКП(б), которым грозил неминуемый расстрел, составляли до 40 процентов от числа партизан. Однако партизанское движение возглавила не партия, а армия.

Предложенная Сталиным территориальная система формирования партизанских отрядов оказалась малоэффективной. Например в Прибалтике, где антисоветские настроения были почти повсеместными, сформировать партизанские отряды так и не удалось. На Украине, где был силен национализм, а также практически отсутствовали леса, партизанское движение тоже не обрело должного размаха. Большую мощь партизанское движение обрело в центральной России, Ленинградской области и особенно в Белоруссии, где население симпатизировало советской власти, а густые леса и непроходимые болота были идеальным местом для ведения партизанской войны. Более 80 % партизан действовали именно там. Первое время действия партизан были сравнимы с комариными укусами. К декабрю 1941 года многие из первых партизанских отрядов, даже из числа созданных на базе подрывных батальонов НКВД или были разгромлены или самораспустились. Зимой 1941/42 года действовало всего около 30000 плохо вооруженных и оснащенных партизан.



http://lib.rus.ec/i/72/184672/doc2fb_image_02000013.jpg

Литовский полевой батальон «Шума». Солдаты носят смешанную униформу. У некоторых на голове черные пилотки батальонов «Шума», но большинство сохранило литовские армейские фуражки.

Но в 1942 году партизанское движение начало резко набирать обороты. В тыл противника было направлено большое количество отрядов регулярной армии, которые или просачивались через линию фронта или забрасывались на парашютах. Это вливание повысило боеспособность уцелевших отрядов. Командование Красной Армии наладило регулярное снабжение партизан по воздуху и из секретных хранилищ, в то время как немецкие оккупационные войска были крайне скудно оснащены. Действия партизан становились все более и более успешными, поэтому на борьбу с ними немцы направили части стран-сателлитов, в первую очередь Словакии. К весне 1942 года выделилось три типа партизанских отрядов. Лучшими из них были военные отряды, возглавляемые кадровыми офицерами и укомплектованные солдатами регулярной армии. Далее шли гражданские или нерегулярные отряды, руководимые комиссарами и коммунистами, на их боеспособности серьезно сказывалось отсутствие боевого опыта. Наконец отряды самообороны представляли собой зачаточные формирования, призванные защитить жителей сел. Эти отряды состояли из ополченцев и не могли эффективно бороться с противником.

30 мая 1942 года в Москве был сформирован Центральный штаб партизанского движения (ЦШПД), возглавляемый армейскими командирами, но находящийся под пристальным партийным контролем. Партизанские штабы были сформированы при каждом фронте. В подчинении штаба фронта находились местное командование партизанским движением. Каждое местное командование располагало силами, численность которых равнялась примерно бригаде (около 1000 человек). Эти отряды так и назывались бригадами, но не имели номера. Бригады были основными тактическими формированиями партизан. Бригаду возглавляли командир и комиссар. В состав бригад входили штабная рота (с отделением НКВД), рота поддержки численностью до 400 человек (обычно первоначальный отряд) и три стрелковые роты численностью до 100 человек, состоявшие из двух-трех взводов.



http://lib.rus.ec/i/72/184672/doc2fb_image_02000014.jpg

Минск, начало 1944 года. Полицейский из батальона «Шума» носит стандартную униформу, но без кокарды на пилотке. Справа стоят два офицера белорусского отделения «Гитлер Югенд».

В партизаны принимали всех, часто проводились насильственные призывы среди местного населения, так что бригады на 60 % были укомплектованы крестьянами, а остальную часть составляли военные. К декабрю 1942 года в составе партизанских бригад было уже 130000 человек. Партизаны контролировали большие территории в тылу противника и были вооружены пулеметами, противотанковым оружием и даже танками из числа брошенных при отступлении советских машин. В брянских лесах партизаны оборудовали аэродром, с которого действовали несколько партизанских самолетов. Основные силы партизанского движения были собраны в Центральной России. В августе 1942 года была предпринята попытка провести партизанские рейды на Украине, но она завершилась неудачей.

К 1943 году на оккупированной территории возникло несколько партизанских краев, полностью контролируемых партизанами. Была объявлена амнистия националистам, перешедшим на сторону партизан, поэтому к 1944 году многие отряды насчитывали до 20 % амнистированных. Хорошая связь с Москвой позволила партизанам наладить взаимодействие с советскими ВВС. К январю 1944 года численность партизанских отрядов достигла 200000 человек. Однако история партизанского движения близилась к концу. По мере освобождения оккупированных территорий партизаны переходили на службу в ряды регулярной армии. Постепенно партизанское движение сошло на нет, без того драматизма, что имел место на Балканах.

Антипартизанские формирования

С июне 1941 года к большому для себя удивлению гитлеровцы обнаружили, что многие советские граждане стремятся вступить в ряды немецкой армии (например, в Hilfswillige — вспомогательную невооруженную полицию) или формируют собственные полицейские отряды, как это имело место на Украине и в Прибалтике. Когда линия фронта стабилизировалась и немцы начали ощущать нехватку живой силы, оккупанты начали привлекать местных жителей к службе в рядах вспомогательных вооруженных полицейских частей. В зоне военного управления немецкая армия начала набор добровольцев в зоне рейхскомиссариатов приемом добровольцев ведала служба СС. Как обычно не обошлось без путаницы со сферами влияния. Шло формирование восточных батальонов (которые затем объединили в Русскую и Украинскую освободительную армии), казачьих дивизий и «Восточных легионов». Восточной пехотой было также укомплектовано пять боевых дивизий СС (Хотя эти дивизии и привлекались к борьбе с партизанами, их главной задачей была борьба на фронте, поэтому рассказ о них выходит за рамки данной книги).



http://lib.rus.ec/i/72/184672/doc2fb_image_02000015.jpg

1: Партизан, польская Армия Людова (АЛ), 1944 год

Этот рисунок интересен тем, что данный партизан носит на своей одежде все три типа знаков, использовавшихся в отрядах левого крыла польского повстанческого движения. В первое время Гвардия Людова использовала в качестве эмблемы красный треугольник с инициалами организации, выполненными в виде латунных букв или вышитых белой нитью. Треугольник можно было носить на головном уборе или рукаве. Когда Гвардия Людова была переименована в Армию Людову, знаки остались прежними, изменились лишь инициалы (любопытная деталь: польские коммунисты, в отличие от других восточноевропейских компартий, все время избегали использовать в качестве своей эмблемы красную пятиконечную звезду). Кроме того, в качестве эмблемы АЛ использовала польского национального орла, правда лишенного короны и дополненного щитом с буквами «AL». Изображенный на рисунке партизан, вероятно сражался в рядах АЛ с момента создания, поскольку он носит как старые, так и новые эмблемы организации. Кроме того, на рукаве партизана видна повязка цветов польского национального флага с буквами «AL». Партизан носит немецкий полевой китель со споротыми знаками различия. Остальные предметы одежды, в том числе и берет — гражданские.

2: Советский партизан, 1942 год

Связь между «малой» и «большой» землями была настолько хрупкой, что партизанам удавалось доставлять лишь самое необходимое. Униформа в список предметов первой необходимости не входила, поэтому партизаны носили каждый свое. Единственной форменной одеждой, доставляемой партизанам по воздуху, были предметы зимнего обмундирования — валенки и полушубки. Некоторые бывшие красноармейцы носили старую униформу, но многие из них сменили ее в первую же зиму. Обычно партизан носили гражданскую одежду. Некоторые партизаны из числа местных крестьян носили традиционные косоворотки и картузы, но большинство советских и немецких фотографий говорят о том, что партизаны предпочитали «пролетарскую» одежду: мешковатые пиджак и брюки с вездесущей кепкой. По соображениям безопасности, знаки различия не носили. Партизан обут в высокие сапоги, в остальном его одежда ничем не отличается от обычной одежды городского рабочего. Партизан вооружен эффективным пистолетом-пулеметом Шпагина (ППШ-41).

3: Партизан из Украинской повстанческой армии (УПА), 1943 год

Данный рисунок сделан на основе украинских источников. По-видимому, партизан носит итальянский китель, вполне возможно что партизанам иногда удавалось разжиться итальянским военным имуществом. Бриджи и картуз — местного производства. V-образный вырез на околыше — традиционный признак украинского военного головного убора. Этот вырез берет свое начало от выреза на головных уборах галицких стрелков прежней австро-венгерской армии. Фотографии говорят о том, что в отрядах УПА использовалась самая различная одежда, в том числе трофейная немецкая и старая польская униформа. Немецкая униформа была распространена шире другой униформы. Эмблемой УПА был синий «трезуб» князя Владимира, помещенный на желтом поле. Эту эмблему носили довольно редко, а знаки различия в УПА были введены лишь 26 января 1944 года.

http://lib.rus.ec/i/72/184672/doc2fb_image_02000016.jpg

Солдаты Украинской Повстанческой армии празднуют Пасху (1944год). Большинство носят советскую или польскую униформу, многие вооружены трофейными ППШ.

Зона военного управления подразделялась на зону боев, армейскую зону и зон тылов. В тыловой зоне действовало 14 батальонов внутренних войск (Sicherungsabteilungen), укомплектованных, главным образом, эстонцами и небольшим количеством латышей, литовцев, русских и карельских финнов. Батальоны были подчинены армейским дивизиям внутренних войск.

В октябре 1942 года батальоны внутренних войск преобразовали или в восточные батальоны или в батальоны-Schuma. Тыловую зону контролировали армейские дивизии внутренних войск, немецкая полиция и Schuma. Хотя в немецкой армии было сформировано пять эстонских мобильных батальонов «Schuma», к середине 1942 года их всех преобразовали в батальоны вспомогательной полиции. В ведении армии оставались только роты и батальоны ополчения. В составе Группы Армий «Центр» назывались Einwohnerkampferbaende (части местной самообороны), в составе Группы Армий «Центр» — Ordnungsdienst (служба поддержания порядка), а в составе Группы Армий «Юг» — Hilfswachmannschaften (вспомогательная охрана). Подобные части пользовались мелкими льготами со стороны своих хозяев и верно им служили. Настолько верно, что после войны многие солдаты из состава вспомогательных частей были объявлены военными преступниками. Среди подобных личностей можно назвать Бронислава Каминского, который в 1942-44 годах заправлял всеми делами (а фактически был удельным князем) района Локоть (Брянская обл.). Каминскому удалось очистить район от партизан, но все его инициативы разбивались об упрямое немецкое начальство, которое не хотело даже пообещать Каминскому видимость политического самоуправления после войны.

В ноябре 1941 года все местные полицейские формирования, созданные на территориях обоих рейхскомиссариатов, были преобразованы в Schutzmannschaft der Ordnungspolizei (Вспомогательные части полиции охраны правопорядка), или коротко «Schuma». Во вспомогательную полицию шли служить многие из бывших полицейских и военнослужащих прибалтийских республик. Внутри «Schuma» выделялось четыре службы. Собственно полиция (Schutzmannschaft-Einzeldienst) следила за порядком в городах и сельской местности. Батальоны «Schuma» (Schutzmannschaft- Bataillone) использовались для борьбы с партизанами. Каждый батальон состоял из штабного взвода и четырех рот по 124 человека в каждой. В роте было три пехотныхх и один пулеметный взвод. Штатная численность батальона составляла 501 человек, но в действительности в батальонах нередко было и более 700 полицейских. Существовали фронтовые, караульные, саперные, строительные и резервные батальоны. Сфера деятельности батальонов не ограничивалась территорией рейхскомиссариатов, но распространялась и на зону, контролируемую армией. Прибалтийские батальоны возглавлялись эстонскими, литовскими и латышскими командирами, два немецких офицера обеспечивали связь. Командирами и адъютантами украинских и белорусских батальонов были немцы — всего в составе каждого такого батальона служило более тридцати немцев. Третьей службой «Schuma» была вспомогательная пожарная полиция (Feuerschutzmannschaft), состоявшая из добровольцев и профессиональных пожарных Наконец резервная вспомогательная полиция (Hilfschutzmannschaft) занималась охраной концентрационных лагерей и несла трудовую повинность. В составе СД также было несколько частей «Schuma» (Schutzmannschaft der Sicherheitsdienstpolizei), но об этих частях мало что известно. Кроме того, по всей оккупированной территории действовали отряды ополченцев (Selbstschutz).

В Эстонии было сформировано 26 батальонов «Schuma» (29–45, 50 и 286–293), которые действовали не только в Прибалтике, но и в Белоруссии и даже на Украине. В мае 1943 года этим батальонам официально присвоили название эстонских полицейских батальонов и позволили носить немецкую полицейскую униформу. В апреле 1944 года все эстонские части «Schuma» были преобразованы в эстонскую полицию, поскольку эстонцы смогли доказать свою благонадежность. Батальоны свели в полки: 286,288,291 и 292-й батальоны составили 1-й Эстонский полицейский полк, а остальные батальоны образовали эстонские пограничные полки. Нумерация пограничных полков шла с 1 по 6. В каждом полку было по три-четыре батальона. Для самообороны и борьбы с партизанами немцы восстановили существовавшую до 1940 года гражданскую оборону (Eesti Kaitseliit). Гражданская оборона действовала в 13 районах и имела дополнительную железнодорожную службу. Кроме того, гитлеровцы восстановили корпус самообороны (Omakiatse). Личный состав этого корпуса носил вариант эстонской армейской униформы. В сентябре 1944 года после освобождения Эстонии остатки этих формирований свели в три полка: «Fellin», «Pernau» и «Kivi».




http://lib.rus.ec/i/72/184672/doc2fb_image_02000017.jpg

Солдаты далматского партизанского батальона, 1941 год. Обратите внимание на то, что солдаты носят предметы итальянской и старой югославской униформы. Знаки различия старого образца, некоторые носят эмблемы в виде серпа и молота.



http://lib.rus.ec/i/72/184672/doc2fb_image_02000018.jpg

Тито совещается со свои штабом, 1944 год. 29ноября 1943 года Тито присвоил себе звание маршала Югославии, к которому полагались специальные знаки различия и эмблемы.



http://lib.rus.ec/i/72/184672/doc2fb_image_02000019.jpg

Унтер-офицеры Югославской национальной освободительной армии, 1944 год. По сравнению с 1941 годом молено отметить единообразие в униформе, более высокий боевой дух и воинскую выправку.



http://lib.rus.ec/i/72/184672/doc2fb_image_0200001a.jpg

следующая страница >>