Sos: бомба замедленного действия! Ситуация по заболеваемости бруцеллезом в Кыргызстане сложилась критическая - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Sos: бомба замедленного действия! Ситуация по заболеваемости бруцеллезом в Кыргызстане - страница №1/1

SOS: БОМБА ЗАМЕДЛЕННОГО ДЕЙСТВИЯ! Ситуация по заболеваемости бруцеллезом в Кыргызстане сложилась критическая


В Кыргызстане сложилась сложная ситуация по заболеваемости людей и домашнего скота бруцеллезом. Это признают специалисты Республиканского центра карантинных и особо опасных инфекций (РЦКООИ) и республиканской противоэпизоотической экспедиции Департамента госветеринарии. Об этом говорят и цифры.

Например, за весь прошлый год по республике бруцеллезом заболел 2861 человек, а за 9 месяцев этого года уже на 365 человек больше (3226). Очевидно, что до конца года этот показатель будет еще выше.

По интенсивным показателям Кыргызстан опережает некоторых соседей. В прошлом году в республике эти показатели на 100 тыс. человек составили 56,5. Это в два с лишним раза выше, чем например, в Казахстане (23,1) и Таджикистане (21,5). За 9 месяцев этого года для Кыргызстана показатель вырос до 62,8 на 100 тыс. человек.

По словам заместителя директора РЦКООБ Татьяны Самсоновой, самые высокие интенсивные показатели по стране дают три области: Таласская (на 100 тыс.человек – 131,1), Нарынская (142,3) и Баткенская (100).

Тенденция к ежегодному росту заболеваемости бруцеллезом среди людей подтверждается цифрами. Согласно данным РЦКООИ, например, в 1984 году число заболевших бруцеллезом среди людей составило 409 человек. Спустя 10 лет, в 1994 году уже заболело 827 человек, а за 9 месяцев этого года - 3226 человек. Таким образом, за 22 года заболеваемость бруцеллезом среди людей выросла в 7 с лишним раз!

Чтобы вылечить одного больного с острым диагнозом, говорит заведующий эпидемиологическим отделом РЦКООБ Кубанычбек Бектурдиев, «потребуется от 6 до 6,5 тыс.сомов. Курс  лечения составляет 45 дней. Как правило, подавляющее большинство больных не соблюдают предписаний врача и не доводят до конца курс лечения. Поэтому примерно у 60 процентов переболевших болезнь переходит в хроническую форму. Для мужчин это чревато бесплодием, а у беременных женщин провоцирует выкидыши».

Одной из основных причин столь высокой заболеваемости людей бруцеллезом, по мнению К.Бектурдиева, является рост заболеваемости бруцеллезом среди домашнего скота. Здесь также отмечается тенденция к ежегодному увеличению.

К сожалению, госветеринария сослалась на отсутствие данных за 80-е и 90-е годы прошлого столетия. А вот статистика за 2002- 2006 г.г. показывает тенденцию к росту заболевания.

Согласно информации начальника отдела животноводства и ветеринарии министерства сельского, водного хозяйства и перерабатывающей промышленности (Минсельхоз) Сулаймана Мамаева, за 10 месяцев этого года животных, больных бруцеллезом, выявлено 7 тысяч 336 голов. А за 9 месяцев 6 тысяч 275 голов. То есть, только за один месяц прибавилось 1061 больных животных. В то время как за весь 2005 год число заболевших составило 7402 головы. Что, в свою очередь, больше на 1 тысячу 513 голов по сравнению с 2004 годом. А в 2002 году было отмечено 5686 случаев.

По данным республиканской противоэпизоотической экспедиции (РПЭЭ), общее поголовье скота по республике составляет 4 млн. 950 тыс. голов (для сравнения: в начале 90-х годов в Кыргызстане только овец насчитывалось 10 миллионов голов). Из них крупнорогатого скота (КРС) - 1 млн. 74 тыс., а мелкорогатого скота (МРС) – 3 млн. 876 тыс. голов.

Как признают эпидемиологи и ветеринары, есть несколько причин роста заболеваемости бруцеллезом как людей, так и домашнего скота. Например, по словам Т.Самсоновой, это «отсутствие паспорта у животных, их неконтролируемая миграция, неполный охват домашнего скота обследованием и вакцинацией, несвоевременный убой заболевших животных, низкая санитарная культура населения».

«После развала Советского Союза c переходом на рыночные отношения появились частные ветеринары, которые тоже проводят вакцинацию скота у частных владельцев. Крупные скотовладельцы часто отказываются от услуг ветеринара госдепартамента, объясняя тем, что они сами могут провести вакцинацию и что для этих услуг есть свой ветеринар», - отмечает А.Алымкулов. Однако, по его словам, вопрос заключается в качестве этих вакцин. Вызывают сомнение их происхождение, не говоря уже о нарушениях при их транспортировке и хранении. Кроме того, многие с наступлением весны и до глубокой осени выпасают скот на высокогорных джайлоо. Немногочисленный штат ветеринаров физически не в состоянии обойти все пастбища. Это такая же проблема, как и заставить хозяина единственной коровы – кормилицы семьи забить свою скотину, если у нее обнаруживают заразную болезнь.

Неполный и несвоевременный охват животного вакцинацией приводит к тому, что заражаются пастбища, а последние становятся источником заражения здоровых животных. Нередки также случаи, когда богатый скотовладелец, вместо того, чтобы забить больное животное, старается побыстрее сбыть его на базаре. А если даже животное забивается, то часто без соблюдения необходимых правил и норм.

Как объясняет А.Алымкулов, при забое скота не всегда соблюдаются требования, по одному из которых забой производится на убойной площадке. Площадка эта «представляет собой зацементированный участок, а рядом обязательно должен быть водопровод. Место забоя должно быть продезинфицировано 3% раствором каустической соды и хлорной известью». Сооружением площадок должны заниматься местные власти, но по разным причинам многим просто не до этого.  

Самая большая вероятность подхватить заразу, по словам специалистов, возникает в окотный период. Раньше, в бытность Союза, существовало строгое планирование рождаемости. Окотный период проходил 2 раза в году - весной и осенью. С обретением республикой независимости о планировании забыли и сейчас окотный период происходит стихийно, т.е. практически круглый год.

«Именно в околоплодной жидкости содержится большая концентрация бруцеллеза. Поэтому окотную кампанию владельцы скота должны проводить с соблюдением правил личной гигиены. Для этого им предписано иметь специальные инструменты и раствор с дезинфицирующим средством. Кроме того, к окоту нельзя допускать детей. В действительности же часто все происходит наоборот. Нередки также случаи, когда вместо обработки и закапывания в землю послед отдают собакам, которые также становятся источником заражения окружающих», - говорит К.Бектурдиев.

Отсутствие планирования окота объясняется достаточно прозаично: чем больше у скота будет приплод, тем выгоднее хозяину. При отсутствии стабильного заработка домашняя скотина для многих крестьян зачастую является главным подспорьем в семейном бюджете и единственным источником существования.

Существует еще одна проблема, связанная с забоем больного скота. Как пояснил А.Алымкулов, контроль по забою положительно реагирующих (т.е. зараженных) животных осуществляет комиссия, созданная при каждом айыл окмоту. В комиссию входят ветеринар, санитарный врач, участковый, староста села или один из работников айыл окмоту. Они должны обязать владельца скота забить больного животного и присутствовать при этом, следя также за соблюдением правил гигиены. Однако, как оказалось, такое происходит не всегда. А.Алымкулов это объясняет отсутствием понимания и поддержки со стороны глав айыл окмоту, которые устраняются от этой проблемы, считая, что это компетенция только ветврачей. «Контроль за забоем зараженного скота - это задача комиссии, а не компетенция ветеринара, которая заканчивается после выявления больного животного», - объяснил ветеринар.

Такие кивки ветеринаров и глав местного самоуправления в сторону друг друга выявляют не просто слабое взаимодействие между местными органами власти и государственными ветеринарными службами. Здесь проявляется и несовершенство законодательной базы, в которой должны быть четко расписаны обязанности госветслужб.

Сотрудники РЦКООБ и РПЭЭ низкую эффективность своей работы объясняют также  слабой материально-технической базой их служб, низкой заработной платой, недостатком специалистов – эпидемиологов и ветеринаров, несовершенством нормативно-правовой базы.

В рамках административной реформы, проводившейся в Кыргызстане, несколько раз происходило сокращение штата работников ветеринарных служб и эпидемиологов. Два года назад президент республики своим указом на 5% сократил ветеринарную службу. Последним Указом президента «Об оптимизации структур государственных органов» за №607, подписанным 30 ноября 2005 года, были упразднены областные управления ветеринарной службы, туда же попали и ряд районных служб. Например, в одном только Иссыкатинском районе было сокращено 13 ветеринарных специалистов. И так повсеместно. В результате малочисленный штат ветработников, как шагреневой кожей ужатый реформой, не в состоянии обеспечить необходимый контроль на своем широком участке. К тому же маленькая зарплата и нехватка техники, а также отсутствие социальных стимулов, которые были при СССР, не способствуют заинтересованной работе. В то время, как, например, президент Казахстана Н.Назарбаев на 1000 человек увеличил число ветработников и в несколько раз поднял им зарплату. Вот и налицо разность подходов государства к этой проблеме в двух соседних республиках.

Для оздоровления ситуации в стране и эффективной борьбы, в частности, с бруцеллезом, специалисты департамента госветеринарии и республиканского эпидцентра предлагают ряд мер. В числе которых – повышение зарплаты, увеличение штата специалистов, идентификация животных (бирка с номером на каждом животном), их паспортизация, увеличение финансирования на проведение эпизоотических мероприятий, внесение ряда поправок и дополнений в действующие законы и нормы.

«При выявлении больной скотины, обычно это корова, многие хозяева, если она у него единственная скотина, отказываются забивать ее, потому что она их кормит. Поэтому государству необходимо предусмотреть компенсацию за убой. Это предложение мы несколько раз вносили правительству», - отметил А.Алымкулов.

По словам Т.Самсоновой, разработаны две программы, одна по здравоохранению на 2007-2010 г.г., вторая по борьбе с бруцеллезом на 2007-2012 г.г. На реализацию первой программы потребуется 11 млн.сомов, второй – 84 млн.850 тыс.сомов. В программе, кстати, есть пункт, предусматривающий материальную компенсацию владельцу забитого скота.

Что на это ответит государство, пока сказать трудно, хотя догадаться можно, поскольку вопрос упирается в деньги. А их, как у нас повелось, всегда катастрофически не хватает. Вот так мы, стараясь сэкономить на одном, получаем затем гораздо более серьезную проблему, решение которой требует куда как более значительных затрат.

На отсутствие должной реакции со стороны государства ссылается и эксперт, к сожалению, пожелавший остаться не названным . По его мнению, «государство всегда ссылается на отсутствие денег, а ветеринары оправдывают свою слабую работу низкой зарплатой, нехваткой специалистов и т.д. А на самом деле необходимо проводить решительную реформу ветеринарных служб, которые в условиях давно действующих рыночных отношений все еще работают по старинке. В государственной ветеринарной службе нужны реформаторы, способные работать в новых условиях. Нужны новые законы. Необходимо развивать частные ветеринарные службы, а в законе четко расписать их обязанности, чтобы с них можно было спросить. Сегодня ни с кого нет спроса».

Не согласен с таким мнением начальник отдела животноводства и ветеринарии Минсельхоза С.Мамаев, который считает, что «государство держит ситуацию под контролем».

Однако в это почему-то верится с трудом. Потому что цифры и факты свидетельствуют об обратном. Они говорят о реальной тенденции к росту заболеваемости бруцеллезом среди людей и домашних животных. О том, что в республике давно отсутствует четкий механизм контроля за эпизоотической ситуацией в стране. Нет слаженного взаимодействия между всеми структурами, начиная от ветеринарных служб и заканчивая местными органами власти. Поэтому ветеринары и айыл окмоту никак не могут определить границы ответственности и компетенции, при этом каждый из них ссылаясь друг на друга.



Не трудно понять, что если государство и дальше будем вести страусиную политику и не займется выработкой эффективного механизма по улучшению эпизоотической ситуации в стране, все государственные программы по развитию животноводства останутся только на бумаге. И более того, уже в ближайшие годы мы получим глобальную проблему, которая в первую очередь ударит по генофонду нации. (Жылдыз Турусбекова)