Соотношение корпоративного и трудового законодательства при регулировании правового статуса единоличного и членов коллегиального исп - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Кодекс корпоративного поведения ОАО «сибур холдинг» 1 283.5kb.
Статья 71. Ответственность членов совета директоров (наблюдательного... 1 32.33kb.
Семинар «Особенности правового статуса автономных образовательных... 1 111.9kb.
Порядок исчисления сроков при проведении аттестации руководителей... 1 83.07kb.
Фарукшин А. М. Об определении конституционно-правового статуса республик 1 126.09kb.
Перечень государственных услуг оказываемых Многофункциональными центрами... 1 127.64kb.
Закон брянской области о видах избирательных систем и условиях их... 1 31.95kb.
Перечень приоритетных выставок (выставок-ярмарок) на 2009-2011 годы... 1 347.52kb.
Соотношение правового и религиозно-православного регулирования общественных... 1 311.69kb.
Концепция развития территориального общественного самоуправления... 1 98.26kb.
Контрольное управление информационный 1 369.72kb.
Рыцарь кадош 1 159.89kb.
- 4 1234.94kb.
Соотношение корпоративного и трудового законодательства при регулировании правового - страница №1/1

Опубликовано в журнале «Хозяйство и право», 2007 год, 2

Соотношение корпоративного и трудового законодательства при регулировании правового статуса единоличного и членов коллегиального исполнительных органов

Вопрос о соотношении норм корпоративного и трудового законодательства в регулировании правового статуса единоличного и членов коллегиального исполнительного органов хозяйственного общества остается дискуссионным среди ученых и специалистов1. Представляется интересным рассмотреть эту проблему с учетом опыта применения корпоративного и трудового законодательства, а также в свете изменений, внесенных в Трудовой кодекс Федеральным законом от 30 июня 2006 г. № 90-ФЗ2.

Общим правилом, установленным в Федеральном законе «Об акционерных обществах», и применяемом по аналогии к регулированию соответствующих отношений в обществах с ограниченной ответственностью, является положение, что на отношения между обществом и единоличным исполнительным органом, а также членами коллегиального исполнительного органа действие законодательства Российской Федерации о труде распространяется в части, не противоречащей положениям акционерного закона (п. 3 ст. 69 Закона об АО). При этом Закон об АО четко не разграничивает предмет правового регулирования: какие именно отношения между обществом и директором (членами коллегиального исполнительного органа) должны быть подчинены акционерному, а не трудовому законодательству?

Обоснованной представляется позиция об отраслевой подчиненности отношений директора и организации, высказанная В.М. Пашиным: «Там, где физическое лицо выступает в ипостаси органа хозяйственного общества, его отношения с обществом регулируются гражданским правом, а там, где физическое лицо выступает в качестве работника – наемного менеджера, - трудовым правом. …Гражданское и трудовое право регулируют в данном случае два разных типа правоотношений между физическим лицом и хозяйственным обществом…». Этот принципиальный тезис, по мнению цитируемого автора, порождает ряд важнейших правовых последствий. Так, необходимо разделять понятия «единоличный исполнительный орган» и «руководитель организации», а значит в ТК РФ необходимо внести соответствующие коррективы. Нетождественными являются также понятия «образование исполнительного органа» и «прием на работу руководителя организации», «прекращение полномочий единоличного исполнительного органа» и «увольнение руководителя организации»3.

Особенности регулирования труда руководителя и членов коллегиального исполнительного органа организации установлены главой 43 Трудового кодекса РФ. В соответствии с п. 1 ст. 281 ТК РФ положения главы 43 ТК РФ распространяются на членов коллегиального исполнительного органа, заключивших трудовой договор, если это предусмотрено федеральными законами или учредительными документами организации.

Согласно нормам указанной главы права и обязанности руководителя в области трудовых отношений определяются, в том числе, учредительными документами организации, локальными нормативными актами, трудовым договором.

Проведем анализ отдельных положений корпоративного и трудового законодательства в регулировании отношений с руководителями организации, осуществляющим функции единоличного исполнительного органа.


  1. Об образовании единоличного исполнительного органа и заключении трудового договора.

В соответствии с п. 1 ст. 53 ГК РФ органы юридического лица назначаются или избираются, и порядок их образования определяется законом и учредительными документами. Назначение – это возможность какого-либо органа или должностного лица поставить другое лицо на должность; в этом случае имеет место безальтернативность, то есть кандидатуры для выбора отсутствуют. Напротив, при избрании должен происходить выбор уполномоченными лицами одной кандидатуры из нескольких предложенных. К выборным органам в самом законодательстве непосредственно относятся совет директоров, ревизионная комиссия акционерного общества (п. 1 ст. 66, п. 1 ст. 85 Закона об АО), единоличный и коллегиальный исполнительные органы общества с ограниченной ответственностью (п. 1 ст. 40, п. 1 ст. 41 Закона об ООО). В других случаях в законодательстве используется правовая конструкция «образование органа»: применительно к исполнительным органам акционерного общества – п. 3 ст. 69 Закона об АО, к совету директоров общества с ограниченной ответственностью – п. 2 ст. 32 Закона об ООО. В этом случае порядок образования органа (назначение или избрание) должен быть предусмотрен в самом уставе хозяйственного общества.

На практике нормы закона и уставов о порядке образования органов очень часто не соблюдаются. Например, при том, что законом предусмотрена процедура избрания совета директоров в его состав выдвигается число кандидатов, равное численному составу этого органа. При кумулятивном голосовании4все выдвинутые кандидаты в совет директоров станут его членами. Таким образом, в этом случае фактически происходит назначение членов совета директоров. Это же касается и единоличного исполнительного органа в случае, если баллотируется только один кандидат, а уставом общества предусмотрен порядок избрания единоличного исполнительного органа. Какие правовые последствия могут наступить для хозяйственного общества в случае, если орган общества, который должен быть избран, по сути является назначенным? С.Д. Могилевский, рассматривающий эту ситуацию, задается вопросом: «При отсутствии легальной процедуры формирования единоличного исполнительного органа, соответствующей положениям устава этого акционерного общества, может ли данное физическое лицо осуществлять полномочия органа акционерного общества как юридического лица?»5 Из контекста приводимых ученым рассуждений получается, что этот орган, с его точки зрения, легитимным не является и, таким образом, получается, что все принятые им решения могут быть признаны недействительными.

Представляется возможным не согласиться с этим мнением по следующим обстоятельствам. Во-первых, в законодательстве во избежание нестабильности предпринимательского оборота не предусмотрены подобные последствия. Судебная практика исходит из того, что последующее признание судом решения общего собрания об избрании директора недействительным само по себе «не влечет недействительности всех юридически значимых действий, совершенных директором от имени юридического лица в период выполнения своих уставных обязанностей, в случае, если на момент их совершения его полномочия не оспаривались»6. Во-вторых, действующее законодательство, к сожалению, не делает четкого смыслового различия между назначением и избранием. Так, например, как понимать при процедуре избрания совета директоров акционерного общества положения п. 1 ст. 53 о том, что акционеры могут выдвинуть кандидатов в состав совета директоров, число которых не может превышать количественного состава этого органа и п. 7 ст. 53 о том, что в случае недостаточного количества кандидатов, предложенных акционерами для формирования совета директоров, совет директоров вправе включить кандидатов в список кандидатур по своему усмотрению? В-третьих, представляется, что право на избрание органа управления – это некое потенциальное право выбрать из нескольких кандидатов или не делать этого, если уполномоченными на избрание лицами не предложено альтернативных кандидатур. Например, если в уставе АО предусмотрен порядок избрания директора, акционеры могут предложить несколько кандидатур, но даже если они предложили одну-единственную кандидатуру, и решение по этому вопросу было в надлежащем порядке принято, то это не делает единоличный исполнительный орган нелегитимным.

Таким образом, представляется, что нарушение предусмотренного уставом порядка образования (назначения или избрания) органов хозяйственного общества в ситуации ныне действующего законодательства не влечет признания их необразованными, а совершенные ими сделки недействительными. Необходимо в самом законодательстве провести четкое разграничение между назначением и избранием органов хозяйственного общества и установить правовые последствия нарушения установленных норм.

Решение компетентного органа управления или собственника имущества юридического лица является основанием для заключения с ним трудового договора. Согласно ТК РФ трудовой договор с руководителем организации заключается на срок, установленный учредительными документами или соглашением сторон. То есть с внесением изменений в ТК РФ Федеральным законом № 90-ФЗ от 30 июня 2006 г. законодатель отказался от заключения с руководителями организации срочного трудового договора во всех случаях, предоставив решение о сроке заключения договора участникам (собственнику имущества) организации при утверждении учредительных документов или передав его на согласование сторон – работодателя и физического лица, исполняющего обязанности единоличного исполнительного органа. Трудовой кодекс устанавливает, что законодательством или учредительными документами организации могут быть установлены процедуры конкурсного отбора руководителя, избрания, назначения на должность (ст. 275).


  1. О правовой природе и порядке утверждения условий договора с единоличным исполнительным органом.

Законы о хозяйственных обществах (п. 3 ст. 69 Закона об АО, п. 1 ст. 40 Закона об ООО) к числу документов, регулирующих права и обязанности единоличного исполнительного органа, относят договор, заключаемый с ним обществом. При этом правовая природа указанного договора не раскрывается и не указывается полномочный орган хозяйственного общества, который должен разработать условия этого договора.

По поводу правовой природы договора представляется, что это комплексный договор, который может регулировать как трудовые, так и корпоративные отношения между единоличным исполнительным органом и хозяйственным обществом. При этом к трудовым правоотношениям применяются нормы трудового законодательства, к корпоративным – корпоративного законодательства. Например, в договоре с директором могут (хотя не обязательно должны7) быть перечислены его полномочия как единоличного исполнительного органа в соответствии с законодательством и уставом хозяйственного общества. Что касается органа, уполномоченного на утверждение условий договора, в текстах законов лишь указывается лицо, которое может от общества подписать (но не заключить, не определить его существенные условия) договор между обществом и лицом, осуществляющим функции единоличного исполнительного органа8.

При этом договор с единоличным исполнительным органом каждого конкретного акционерного общества может содержать в рамках действующего законодательства специфические права и обязанности сторон, а также иные существенные условия (оплаты деятельности по руководству обществом, предоставления лицу, выполняющему функции единоличного исполнительного органа дополнительных гарантий и т.д.), и эти условия от имени общества должен кто-то определить.

Представляется правильной передача полномочий по утверждению условий договора с единоличным исполнительным органом совету директоров хозяйственного общества. Компетенция общего собрания акционеров (участников) ограничена только вопросами, перечисленными в самих законах о хозяйственных обществах, а председатель совета директоров АО или лицо, председательствующее на общем собрании участников ООО не являются органами общества, они только подписывают, но не определяют условия договора с единоличным исполнительным органом.



3. О возможности совместительства и участия в органах управления других организаций.

Руководитель организации может занимать оплачиваемые должности в других организациях только с разрешения компетентного органа юридического лица (ч. 1 ст. 276 ТК РФ). Закон об АО коррелирует с указанной нормой Трудового кодекса и в п. 3 ст. 69 определяет, что совмещение9 лицом, выполняющим функции единоличного исполнительного органа, и членами коллегиального исполнительного органа общества в органах управления других организаций возможно только с согласия совета директоров.



4. О невозможности членства в составе ревизионной комиссии.

Руководитель организации не может входить в состав органов, осуществляющих функции надзора и контроля в данной организации (ч. 2 ст. 276 ТК РФ). Это положение Трудового кодекса нашло отражение в п. 6 ст. 85 Закона об АО, в соответствии с которым члены ревизионной комиссии не могут занимать должности в органах управления обществом.



5. О материальной ответственности.

Руководитель организации несет полную материальную ответственность за прямой действительный ущерб, причиненный организации, независимо от того, предусмотрена ли полная материальная ответственность трудовым договором с ним (см. ч. 1 ст. 277 ТК РФ в сочетании со ст. 243 ТК РФ10). В случаях, предусмотренных федеральным законом, руководитель возмещает организации убытки, причиненные его виновными действиями (абз. 2 ст. 277 ТК РФ). При этом расчет убытков осуществляется в соответствии с нормами, предусмотренными гражданским законодательством (ст. 15 ГК РФ). Представляется, что к числу таких особых случаев как раз относится правовое регулирование ответственности единоличного и членов коллегиального исполнительных органов хозяйственного общества в федеральных законах об АО (п. 2 ст. 71) и об ООО (п. 2 ст. 44).

Следует отметить неудачность в сочетании с приведенной нормой Трудового кодекса формулировок законов о хозяйственных обществах в части определения размера ответственности руководителя и членов коллегиального исполнительного органа организации. В тексте законов об АО и об ООО также содержится оговорка о возможности установления для этих лиц федеральными законами иных оснований и размера ответственности, чем ответственность за убытки, установленная этими законами. К числу федеральных законов, конечно, относится и Трудовой кодекс, в котором в качестве общей нормы предусмотрена ответственность руководителя за прямой действительный ущерб. То есть нормы Трудового кодекса и федеральных законов о хозяйственных обществах как бы исключают друг друга.

Учитывая приоритет распространения на лиц, исполняющих обязанности единоличного исполнительного органа, и членов коллегиального исполнительного органа норм корпоративного законодательства, а также общий смысл законодательства представляется правильным понимать установление ответственности единоличного и членов коллегиального исполнительного органов хозяйственных обществ за убытки, рассчитываемые в соответствии с нормами гражданского законодательства.

Рассматривая тему имущественной ответственности лица, исполняющего функции единоличного исполнительного органа, следует отметить, что ФЗ № 90-ФЗ от 30 июня 2006 г. в трудовое законодательство впервые внесена норма, предусматривающая материальную ответственность руководителя организации независимо от его вины: за задержку выплаты заработной платы и других выплат, причитающихся работнику (ст. 236 ТК РФ).

6. О возможности досрочного прекращения полномочий единоличного исполнительного органа и основаниях увольнения руководителя.

В соответствии с законами о хозяйственных обществах полномочия единоличного исполнительного органа могут быть прекращены досрочно (подп. 8 п. 1 ст. 48 Закона об АО, подп. 4 п. 2 ст. 33 Закона об ООО). При этом не требуется указания причин досрочного прекращения полномочий. Это может быть воля акционеров (участников), не связанная с наличием вины в действиях лица, исполняющего обязанности единоличного исполнительного органа.

Трудовой кодекс РФ предусматривает дополнительные основания расторжения трудового договора с руководителем организации:


  • в связи с отстранением от должности руководителя организации-должника в соответствии с законодательством о несостоятельности (банкротстве) (ст. 278);

  • в связи с принятием уполномоченным органом юридического лица либо собственником имущества организации, либо уполномоченным собственником лицом (органом) решения о прекращении трудового договора (ст. 278 ТК РФ);

  • в связи со сменой собственника имущества организации11 (п. 4 ст. 81 ТК РФ);

  • в связи с принятием необоснованного решения руководителем организации, повлекшего за собой нарушение сохранности имущества, неправомерное его использование или иной ущерб имуществу организации (п. 9 ст. 81 ТК РФ);

  • в связи с однократным грубым нарушением руководителем организации своих трудовых обязанностей (п. 10 ст. 81 ТК РФ);

  • в связи с основаниями, предусмотренными трудовым договором с руководителем организации, членами коллегиального исполнительного органа организации (п. 13 ст. 81 ТК РФ).

Возможность досрочного расторжения договора с лицом, выполняющим функции единоличного исполнительного органа хозяйственного общества была предметом рассмотрения Конституционного суда РФ12, который, в частности, указал, что «…правовой статус руководителя организации (права, обязанности, ответственность) значительно отличается от статуса иных работников, что обусловлено спецификой его трудовой деятельности, местом и ролью в механизме управления организацией: он осуществляет руководство организацией, в том числе выполняет функции ее единоличного исполнительного органа, совершает от имени организации юридически значимые действия... В силу заключенного трудового договора руководитель организации в установленном порядке реализует права и обязанности юридического лица как участника гражданского оборота, в том числе полномочия собственника по владению, пользованию и распоряжению имуществом организации, а также права и обязанности работодателя в трудовых и иных, непосредственно связанных с трудовыми, отношениях с работниками, организует управление производственным процессом и совместным трудом.

Поэтому федеральный законодатель вправе, исходя из объективно существующих особенностей характера и содержания труда руководителя организации, выполняемой им трудовой функции, предусматривать особые правила расторжения с ним трудового договора, что не может расцениваться как нарушение права каждого свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию…». Таким образом, были признаны соответствующими Конституции РФ положения п. 2 ст. 278 ТК РФ и абз. 2 п. 4 ст. 69 Закона об АО.

Для обеспечения прав руководителя в случае досрочного расторжения с ним договора по решению уполномоченного органа или собственника имущества юридического лица руководителю при отсутствии виновных действий (бездействия) с его стороны должна быть выплачена компенсация в размере, определяемом трудовым договором, но не ниже трехкратного среднего месячного заработка (ст. 279 ТК РФ с изменениями, внесенными ФЗ от 30 июня 2006 г. № 90-ФЗ).

Заметим, что увольнение руководителя по основаниям, установленным трудовым договором (п. 13 ст. 81 ТК РФ), не влечет за собой необходимость выплаты компенсации. Это делает особо важным определение в трудовом договоре с лицом, выполняющим функции единоличного исполнительного органа, оснований для досрочного расторжения договора. Например, в интересах хозяйственного общества основанием для досрочного расторжения договора с единоличным исполнительным органом может быть недостижение организацией запланированных показателей: нормы рентабельности, объема выручки, производительности труда13, а также невыполнение руководителем конкретных обязанностей, возложенных на него учредительными документами, или превышение полномочий, установленных этими документами.

Резюмируя сказанное, следует выделить следующие особенности регулирования отношений с лицом, исполняющим обязанности единоличного исполнительного органа, а также членами коллегиального исполнительного органа хозяйственного общества, если в отношении последних сделана соответствующая оговорка в учредительных документах:


  • трудовой договор заключается с ними, как правило, на определенный срок, возможно по результатам конкурса;

  • эти лица не могут занимать оплачиваемые должности и быть членами органов управления в других организациях без согласия на это уполномоченного органа общества (правления, совета директоров – в зависимости от предусмотренного уставом);

  • указанные лица не могут входить в состав ревизионной комиссии общества;

  • они несут материальную ответственность за причиненные их виновными действиями обществу убытки в полном размере, рассчитываемом по нормам гражданского законодательства (ст. 15 ТК РФ);

  • трудовой договор может быть прекращен с этими лицами досрочно, в том числе в связи с досрочным прекращением полномочий соответствующего органа;

  • о своем увольнении указанные лица должны уведомить общество заблаговременно – за 1 месяц до даты увольнения (ст. 280 ТК РФ).

Очень важным для правоприменительной практики является определение позиции по поводу статуса так называемого временно исполняющего обязанности единоличного исполнительного органа. В деловом обороте сложился обычай, что на период временного отсутствия (в связи с отпуском, временной нетрудоспособностью, командировкой и пр.) руководитель организации назначает своим приказом временно исполняющего обязанности директора. Каков статус этого лица, является ли он легитимным органом и соответственно вправе ли представлять организацию в отношениях с третьими лицами?

Если исходить из логики и буквы закона, то на этот вопрос следует ответить отрицательно. Согласно п. 1 ст. 53 ГК РФ порядок назначения и избрания органов юридического лица определяется законом и учредительными документами организации. Действительно, назначить временно исполняющего обязанности единоличного исполнительного органа вправе тот орган управления, который уполномочен на это законодательством и уставом организации. Таким образом, получается, что если законом и учредительными документами не предусмотрен институт временного исполнения обязанностей единоличного исполнительного органа и не определен порядок назначения временно исполняющего обязанности, то лицо, действующее в таком качестве, выполняет функции руководителя неправомерно. Исходя из этого, все юридически значимые действия временно исполняющего обязанности не могут расцениваться как совершенные от имени организации.

Так, Федеральный арбитражный суд Московского округа в Постановлении от 9 января 2004 г. по делу № КГ-А41/10211-03 счел невозможным принятие отказа от кассационной жалобы, подписанного исполняющим обязанности генерального директора закрытого акционерного общества, действующим на основании приказа генерального директора, так как руководитель назначается решением общего собрания, а полномочия и случаи исполнения его обязанностей уставом общества не предусмотрены14.

Заметим, что судебная практика по этому вопросу не является единодушной. В ряде Постановлений Президиума Высшего арбитражного суда РФ содержится позиция, абсолютно противоположная вышеизложенной15. В частности, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 24 марта 1998 г. № 6813/97 указано, что назначение директором на время своего отпуска другого работника исполняющим обязанности директора не противоречит ни уставу, ни закону.



Такая позиция судебных органов является следствием сложившегося еще со времен социалистического хозяйствования делового обычая. Но, если для социалистических предприятий, по сути, не занимавшихся коммерческой деятельностью и не рисковавших вкладами участников, такая практика не была критичной, то для современных хозяйственных обществ она не является приемлемой. Действительно, к кандидату для избрания в исполнительные органы в конкретном хозяйственном обществе могут быть выработаны определенные требования. Принимая решение об избрании или назначении конкретного лица, участники общества выражают свое доверие этому лицу. Законно избранный (назначенный) директор может быть привлечен к ответственности за виновное причинение хозяйственному обществу убытков. Заметим, что в ст. 71 Закона об АО и ст. 44 Закона об ООО не упоминается о возможности привлечения к ответственности лиц, временно исполняющих обязанности единоличного исполнительного органа. Более того, законы о хозяйственных обществах вообще не упоминают о временно исполняющем обязанности единоличного исполнительного органа16.

Какой выход возможен в сложившейся ситуации? Во-первых, для участия в гражданском обороте от имени временно отсутствующего единоличного исполнительного органа любому дееспособному лицу может быть выдана доверенность. Использование института представительства не ущемляет прав участников (акционеров) хозяйственного общества, так как не снимает ответственности с законно избранного ими единоличного исполнительного органа, выдавшего доверенность. И, во-вторых, возможен вариант включения в устав хозяйственного общества положений, детально регламентирующих порядок передачи единоличным исполнительным органом своих полномочий на период временного отсутствия. Представляется, что право назначать временно исполняющего обязанности должно быть предоставлено уставом общества не самому единоличному исполнительному органу, а совету директоров, призванному обеспечивать соблюдение прав акционеров (участников). Следует заметить, что при государственной регистрации юридических лиц в соответствии с Приложением № 4 к Постановлению Правительства РФ от 9 июня 2002 г. № 439 «Об утверждении форм и требований к оформлению документов, используемых при государственной регистрации юридических лиц, а также физических лиц в качестве индивидуальных предпринимателей»17 необходимо, в частности, указывать сведения о лицах, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности. К этим сведениям относится информация, индивидуализирующая это лицо – фамилия, имя, отчество, паспортные данные, адрес местожительства и пр. Таким образом, получается, что организация либо заранее должна предполагать, кто из должностных лиц будет исполнять обязанности единоличного исполнительного органа, либо в каждом случае сообщать в регистрирующий орган сведения о соответствующих изменениях. Представляется возможным для удобства в Заявлении о государственной регистрации юридического лица при создании указать сведения сразу о нескольких лицах (например, заместителях директора), на которых могут быть временно в установленном уставом порядке возложены обязанности единоличного исполнительного органа.

И. С. ШИТКИНА,

доктор юридических наук,

профессор кафедры предпринимательского права

МГУ имени М. В. Ломоносова

Управляющий партнер компании «Шиткина и партнеры»

legalservices@shitkina-law.ru

1 См., напр., Карабельников Б.Р. Трудовые отношения в хозяйственных обществах. М. 2003; Пашин В.М. Правовой статус единоличного исполнительного органа хозяйственного общества: мнимый конфликт гражданского и трудового права // Законодательство. 2006. № 5.

2 «О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации, признании не действующими на территории Российской федерации некоторых нормативных правовых актов СССР и утратившими силу некоторых законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» // СЗ РФ. 2006. № 27. Ст. 2878.

3 См.: Пашин В.М. Указ. соч. С.35-36.

4 При кумулятивном голосовании число голосов, принадлежащих каждому акционеру, умножается на число лиц, которые должны быть избраны в совет директоров общества, и акционер вправе отдать полученные таким образом голоса полностью за одного кандидата или распределить их между двумя и более кандидатами (п. 4 ст. 66 Закона об АО).

5 Могилевский С.Д., Самойлов И.А. Корпорации в России. Правовой статус и основы деятельности. М. 2006. С. 70-71.

6 См., напр., Постановление ФАС Северо-Западного округа от 26 июня 2006 г. по Делу № А56-3691/2004, см. также Постановление ФАС Дальневосточного округа от 8 июня 2004 г. по Делу № Ф03-А59/04-1/1384, Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 29 ноября 2005 г. по Делу № Ф08-5560/2005 и др. А.А. Маковская справедливо полагает, что «… сама по себе недействительность решений общего собрания акционеров (совета директоров) независимо от того, признаны они таковыми по решению суда или не имели юридической силы изначально, автоматически не влечет и не должна влечь никаких правовых последствий для тех правовых отношений, которые возникли на основании конкретного решения. Этими отношениями общество оказывается связанным с огромным количеством участников оборота, которые не знали и не могли знать о недействительности решения общего собрания или совета директоров…». Маковская А.А. Оспаривание решений общего собрания акционеров // Хозяйство и право. Ежемесячное приложение. 2006. № 9. С. 45.

7 Поскольку вопросы компетенции – это предмет устава хозяйственного общества (п. 1 ст. 69 Закона об АО, п. 1 ст. 33 Закона об ООО), но не его внутренних документов или договора с единоличным исполнительным органом, которые недоступны для третьих лиц, вступающих с обществом в правоотношения.

8 От имени акционерного общества такой договор подписывается председателем совета директоров общества или лицом, уполномоченным на то советом; от имени общества с ограниченной ответственностью – председательствующим на общем собрании участников, на котором избрано лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа, или участником, уполномоченным на то общим собранием (п. 3 ст. 69 Закона об АО, п. 1 ст. 40 Закона об ООО).

9 Представляется, что более удачным было бы использование в данном случае не термина «совмещение», имеющего отношение к регулированию труда, а понятия «участие», применяемого в корпоративном праве для обозначения членства (состояния) в органах управления организации.

10 С учетом изменений, внесенных в ТК РФ ФЗ № 90-ФЗ от 30 июня 2006 г.

11 Заметим, что норма п. 4 ст. 81 ТК РФ имеет отношение фактически только к случаям приватизации или национализации имущества организации, поскольку именно в этих случаях происходит смена собственника имущества юридического лица. При переходе контрольного пакета акций (преобладающей доли в уставном капитале) хозяйственного общества смены собственника имущества организации не происходит, поскольку собственником имущества в этом случае было и остается само хозяйственное общество.

12 Постановление Конституционного суда РФ от 15 марта 2005 г. № 3-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 2 статьи 278 и статьи 279 Трудового кодекса Российской Федерации и абзаца второго пункта 4 статьи 69 Федерального закона «Об акционерных обществах» в связи с запросами Волховского городского суда Ленинградской области, Октябрьского районного суда города Ставрополя и жалобами ряда граждан // СЗ РФ. 2005. № 13. Ст. 1209.

13 Заметим, что порядок расчета этих показателей должен быть или общеизвестен либо определен в самом договоре, чтобы не допустить разногласий в оценке достижения полученных результатов.

14 СПС «КонсультантПлюс. Судебная практика».

15 См., напр., Постановление Президиума ВАС РФ от 30 марта 1999 г. № 488/99; от 9 февраля 1999 г. № 6164/98; от 24 марта 1998 г. № 6813/97.

16 Это понятие не следует путать с временным исполнительным органом акционерного общества, образуемым советом директоров на период до проведения внеочередного общего собрания о досрочном прекращении полномочий единоличного исполнительного органа и образовании нового исполнительного органа общества (п. 4 ст. 69).

17 С изм. на 1 августа 2006 г. // РГ. 2002. № 113; Экономика и жизнь. 2006. № 34.