Соната для скрипки и фортепиано в отечественной музыке второй половины ХХ века - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Программа концерта Ж. М. Леклер. Соната для скрипки и фортепиано... 1 48.97kb.
Поэма для тенора и баса с фортепиано, 1950), Р. Бёрнса (цикл песен... 1 65.34kb.
1962г. Русское искусство второй половины 19 века. Московская типография... 1 101.92kb.
Литература второй половины ХХ века. Контрольные вопросы 1 28.7kb.
Русское искусство второй половины XIX века 1 220.75kb.
Рабочая программа предназначена для студентов 3 курса отделения журналистики... 6 1024.31kb.
«ты меня никогда не забудешь…» Одному из самых ярких поэтов второй... 1 45.74kb.
Лекции Т. А. Шарыпиной «Миф как смыслопорождающая модель в европейском... 1 23.58kb.
Общая характеристика истории и литературы первой половины XX века 1 194.37kb.
Братья для скрипки и фортепиано 1977 1 39.99kb.
"Культура россии второй половины 19 века" 1 15.99kb.
Программа Малых Грантов (пмг) Глобального Экологического фонда (гэф) 1 377.51kb.
- 4 1234.94kb.
Соната для скрипки и фортепиано в отечественной музыке второй половины ХХ века - страница №1/1




На правах рукописи
МАТЮШОНОК Ирина Александровна

Соната для скрипки и фортепиано
в отечественной музыке
второй половины ХХ века

Специальность 17. 00. 02 – музыкальное искусство

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата искусствоведения

Нижний Новгород

2011

Работа выполнена на кафедре теории музыки



Нижегородской государственной консерватории (академии)

им. М.И. Глинки


Научный руководитель: доктор искусствоведения,

профессор



Сыров Валерий Николаевич
Официальные оппоненты: доктор искусствоведения, профессор

кафедры истории русской музыки

Московской государственной

консерватории им. П.И. Чайковского



Савенко Светлана Ильинична

кандидат искусствоведения, доцент

кафедры истории музыки

Нижегородской государственной

консерватории (академии) им. М.И. Глинки

Зароднюк Оксана Михайловна
Ведущая организация: Саратовская государственная

консерватория (академия) им. Л.В. Собинова

Защита состоится “ ” декабря 2011 г. в ______ часов на заседании диссертационного совета К 210.030.01 при Нижегородской государственной консерватории (академии) им. М.И. Глинки по адресу: 603005 г. Нижний Новгород, ул. Пискунова, 40

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Нижегородской государственной консерватории (академии) им. М.И. Глинки

Автореферат разослан “______ ” ноября 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

к


андидат искусствоведения Бочкова Т.Р.

Общая характеристика работы

Музыка отечественных композиторов второй половины ХХ века – Б.Чайковского, А.Шнитке, Э.Денисова, Р.Щедрина, Б.Тищенко, Н.Каретникова – притягательна и одновременно сложна для исполнения. Важное место в ней занимают камерные жанры, которые вызывают большой исполнительский и исследовательский интерес. За последние десятилетия в отечественном музыкознании появилось много работ, посвященных творчеству этих композиторов. Среди них книги А.Ивашкина («Беседы с Альфредом Шнитке»), К.Корганова («Борис Чайковский. Личность и творчество»), Ю.Холопова и В.Ценовой («Эдисон Денисов»), ряд статей о Валентине Сильвестрове. В перечисленных работах каждый автор делает выход и в область камерной музыки. Но никто не прослеживает общие тенденции в развитии жанра камерной сонаты, не акцентирует внимание на его специфике. Таким образом, интерес к скрипично-фортепианной сонате обусловлен желанием проследить его эволюцию в ХХ веке, а также связать эту эволюцию с интерпретацией, исполнительскими задачами и особенностями звучания. Такой подход обуславливает актуальность работы.



Цель данной диссертации – выявление специфики в трактовке жанра скрипично-фортепианной сонаты в творчестве отечественных композиторов второй половины ХХ века. Особое внимание уделено исследованию звукового образа, инструментально-звуковой палитры и связанных с ними особенностей интерпретации сонат Б.Чайковского, А.Эшпая, Л.Пригожина, А.Шнитке, Э.Денисова, Р.Щедрина, Н.Каретникова, В.Сильвестрова и др., которые стали материалом исследования. Именно звуковая сторона, приёмы звукоизвлечения составляют основу интерпретации сочинений, каким является ансамбль скрипки и фортепиано, где два исполнителя, два инструмента ведут непрерывный «диалог». Этот диалог активизирует момент преподнесения музыки, определяет особые условия её восприятия, выявляет стилистические особенности композиторской техники.

Важнейшая особенность музыки рассматриваемого в диссертации периода – усиление роли интерпретации музыканта-исполнителя в сонатах для скрипки и фортепиано. Поэтому в диссертации уделено специальное внимание рассмотрению камерно-инструментальных партитур композиторов с точки зрения раскрытия инструментально-звуковой стороны музыки исполнителем.



Методологической основой диссертации послужили труды, раскрывающие различные аспекты темы: а) эстетические, психологические, теоретические проблемы камерного стиля, отраженные в работах Б.Асафьева, М.Зильберквита, Т.Адорно; б) проблемы жанра, разработанные в трудах Т.Поповой, Е.Назайкинского, О.Соколова; в) проблемы исполнения, интерпретации камерной музыки, представленные в исследованиях Л.Раабена, А.Готлиба, С.Рихтера, Г.Нейгауза, Б.Маранц; г) проблемы, раскрывающие закономерности музыкального текста и особенности его восприятия (Е.Назайкинский, М.Арановский); д) проблемы формирования отечественной музыки ХХ века, раскрытые в трудах С.Савенко, В.Холоповой, Т.Левой.

Кроме того, научную базу диссертационного исследования формируют труды Б.Асафьева, Е.Назайкинского, В.Медушевского, которые, затрагивая камерно-инструментальные сочинения отечественных композиторов ХХ века, касаются и их инструментально-звуковой палитры.



Научная новизна диссертации заключается в изучении одной из важных жанровых областей камерного творчества отечественных композиторов. Исследуемые опусы рассматриваются в контексте общих творческих поисков, а также на фоне сочинений-«спутников» из других камерных жанров, что очень важно для выявления разнообразных внутритворческих связей. Это даёт более полное представление об облике композитора, его стиле, музыкальном языке. Ряд произведений таких авторов, как Л.Пригожин, Л.Ауэрбах, А. Кара-Караев проанализирован в диссертации впервые.

Объектом стали камерные сочинения отечественных композиторов второй половины ХХ века.

Предметом исследования является жанр сонаты (концепция сочинения, трактовка цикла, сонатной формы, соотношение инструментальных партий, инструментально-звуковая палитра).

Задачи исследования состоят в рассмотрении логики развития жанра сонаты для скрипки и фортепиано в исторической перспективе, рассмотрении инструментально-звуковой палитры в камерной музыке в контексте тенденций развития музыкального искусства в ХХ веке, в анализе сонат с точки зрения трактовки жанра и выявления в них исполнительских особенностей.

Положения, выносимые на защиту:

– большая устойчивость положения жанра сонаты для скрипки и фортепиано в отечественной музыке второй половины ХХ века по сравнению с западной;

– разнообразие трактовок структуры цикла и сонатной формы при общей ориентации на жанровый инвариант;

– своеобразие отражения в жанре общей для музыки ХХ века тенденции к обогащению инструментально-звуковой палитры (большая свобода по сравнению с симфоническими произведениями и, напротив, большая строгость по сравнению с камерными миниатюрами);

– формы коммуникации скрипки и фортепиано в рамках камерного ансамбля, которые имеют существенное значение для трактовки жанра.

Практическое значение диссертации заключается в том, что ее материалы могут послужить основой для работы в классе камерного ансамбля. Кроме того, они могут быть использованы в вузовских курсах анализа музыкальных произведений, истории отечественной музыки, истории камерного исполнительства.

Диссертация прошла апробацию в ходе обсуждения на кафедре теории музыки Нижегородской государственной консерватории (академии) им. М.И. Глинки. Основные ее положения отражены в публикациях, а также в ряде докладов, в частности «Особенности фонизма камерно-инструментального ансамбля Б.Чайковского на примере сонаты для скрипки и фортепиано А-dur», «Звуковой образ в камерно-инструментальных сочинениях А.Шнитке» на международных научно-теоретических конференциях «Актуальные проблемы высшего музыкального образования» в Н.Новгороде в 2009, и 2010 гг.




Структура работы

Диссертация состоит из Введения, трех глав, Заключения, библиографии (164 наименования) и нотного приложения. В первой главе представлены основные вехи в развитии жанра скрипично-фортепианной сонаты. Вторая глава посвящена исследованию инструментально-звуковой палитры сочинений. Третья глава представляет собой аналитическое рассмотрение сонат для скрипки и фортепиано отечественных композиторов второй половины ХХ века. Рассмотрение это направлено на раскрытие художественного своеобразия каждого сочинения с точки зрения специфики его инструментально-звуковой стороны и исполнительских особенностей.



ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ

Во Введении обосновывается актуальность темы диссертации, обозначаются ее цели и задачи, очерчиваются затрагиваемые проблемы и методология анализа.

В Главе I. «Из истории жанра» обозначаются некоторые важнейшие характеристики жанра сонаты.

Несмотря на существование ряда исследований, посвященных теории жанра в целом и проблемам камерных жанров, в частности, специальных работ, выявляющих специфику жанра сонаты для скрипки и фортепиано, в музыкознании не так много. В то же время множество трудов посвящено камерно-инструментальному творчеству отдельных композиторов от барокко до ХХ века.

Путь формирования жанра можно обозначить следующим образом: от трио-сонат и сонат для клавира эпохи барокко через аккомпанированную сонату, получившую широкое распространение в Европе с 1735 по 1835 год и в которой главенствует клавир, к камерной сонате1, где партии инструментов приобретают равноправие. Следует заметить, что это равноправие инструментов было предвосхищено уже Бахом.

Как известно, в эпоху барокко, кроме соло-сонат, существовали произведения для двух, трех и более инструментов. Ярко выделялась среди них трио-соната для двух солирующих инструментов с аккомпанементом клавишного инструмента.

Следующим этапом в развитии жанра стала так называемая аккомпанированная соната. Ее истоки и особенности на примере эволюции жанра в творчестве В.Моцарта прослеживает в своей диссертации В.Есаков2. Так, исследователь указывает, что в ней главенствовал не струнный, а клавишный инструмент.

Новый этап становления жанра сонаты для скрипки и фортепиано открывается творчеством Гайдна и Моцарта, где она эволюционирует в одном ряду с такими разновидностями камерно-инструментального сонатного цикла, как сольная соната, трио и квартет3.

Именно поэтому особое значение для определения жанра в этот период имеет структура произведения, состоящего из трех частей, первая из которых написана в сонатной форме. Классическая модель такой структуры складывается в творчестве К.Ф.Э.Баха, затем активно развивается Гайдном. Она впитала в себя разновидности инструментальной музыки эпохи барокко, откуда заимствовала менуэт и рондо. Однако эталоном сонатно-симфонического цикла стали произведения Гайдна и особенно Моцарта.

Л.В.Бетховен создал 10 сонат для скрипки и фортепиано. Его новаторство проявляется, прежде всего, в структуре цикла, драматургии, тематизме и фактуре. Несмотря на то, что принципиальных изменений в соотношение партий композитор не вносит, его творчество создает предпосылки для новой трактовки жанра за счет технического усложнения линий обоих инструментов. Бетховен осуществляет также переход жанра из сферы «обиходной» музыки в сферу музыки «преподносимой», насыщая его драматизмом и симфонизируя.

Преобразования композитора затрагивают и структуру камерной сонаты. Так, цикл расширяется до четырехчастного (сонаты № 5, 7, 10). Однако Бетховен не создает единого типа структуры, демонстрируя неисчерпаемую изобретательность при решении композиционных задач.

На классической стадии формирования жанра камерная соната еще не выделяется из группы родственных жанров клавирной сонаты, трио и квартета. Структура цикла, его жанровая и тематическая основа в этот период достаточно типизированы. Наиболее существенная специфическая черта – это состав ансамбля. Дуэт исполнителей ближе к сольному музицированию (особенно заметно это в аккомпанированной сонате с ведущей ролью клавира), нежели взаимоотношения музыкантов в трио или квартете. Это отражается на фактуре сонат, где значимость каждой партии попеременно меняется: ведущая сменяется аккомпанирующей и наоборот.

Жанр сонаты стал для венского классицизма таким же показательным, как малый барочный цикл для эпохи барокко. Поэтому его дальнейшее развитие композиторами последующих поколений было так или иначе связано с обращением к классическим традициям.

Как указывают исследователи, в эпоху романтизма интенсивность обращения к жанру инструментального ансамбля существенно снижается, на первый план выходят опера и произведения для симфонического оркестра. Камерно-инструментальные ансамбли создаются в основном ценителями совместного музицирования, особенно многочисленными в Германии. Среди таких авторов – Шуберт, Мендельсон, Шуман. И.М.Храмова выделяется две ветви ансамблевого музицирования в этот период: камерную, ставшую следствием активного увлечения домашним, любительским музицированием, и концертно-эстрадную (ансамбли-концерты, ансамбли-симфонии), т.е. ансамбли, написанные виртуозами или для виртуозов (например, вторая скрипичная соната Шумана), что является продолжением тенденции, намеченной в «Крейцеровой» сонате Бетховена4. Исследователь отмечает, что характерная для романтизма идея программности, несмотря на наличие отдельных образцов, с трудом приживается в этой области, и композиторы ориентируются на раннеклассические версии жанра. Сонатный цикл в этом смысле оказался самым ясным и удобным для освоения.

Говоря о первой половине ХХ века, следует заметить, что в этот период обновление жанра связано с крупными стилевыми сдвигами. Тем не менее, творчество таких западных композиторов, как, Дебюсси, Равель, Хиндемит, Барток, Яначек претворяет тенденции позднего романтизма, импрессионизма, неоклассицизма, неофольклоризма.

Обращаясь к отечественным авторам, отметим, что они не имели возможности опираться на разработанную жанровую традицию, которая существовала, например, в области симфонии или оперы. Как известно, жанр сонаты для скрипки и фортепиано не стал магистральным в русской музыке XIX века. Идея сонатности вообще довольно долго "приживалась" на почве нашей культуры, для которой были более естественными песенность и вариационность. Поэтому этап значительной творческой переработки жанра начинается сравнительно поздно – в ХХ веке, с сонат Прокофьева, открывшего самобытный путь развития камерного жанра, лучшие черты которого преломились впоследствии и в творчестве его последователей, в результате чего соната для скрипки и фортепиано приобрела в отечественной музыке второй половины столетия положение более значительное, нежели соната в музыке западной.

Вторая половина ХХ века стала периодом нового переосмысления сонатной формы в целом. В камерно-инструментальной сфере рождаются масштабные, крупные сочинения с элементами вариантного развертывания. Возникает проблема сонатного жанра, которая заключается в вопросе: исчезает ли сонатная форма (наиболее показательная для определения жанра) или она преломляется, модернизируется?

Камерные сонаты отечественных композиторов, таких, как Шостакович, Уствольская, Борис Чайковский, Шнитке, Сильвестров, Каретников, синтезируют в себе выход за рамки камерности, стремление к сжатости формы, масштабность жанра сонаты и включение в нее элементов концертности. В музыке этого времени возникают два направления в обновлении сонатной формы. Первое связано с изменением внешних признаков, таких, как наличие определенного количества тем и их контраста; второе – с процессуальностью формы и динамикой ее развития, т.е. с признаками более глубинными. Важные стороны данной концепции рассматривает в своем труде «Основные проблемы музыкальной формы» Ю.Тюлин, выявляя сущность сонатности в динамическом аспекте, в самом процессе развития и особом качестве тематизма. В связи со скрипично-фортепианной сонатой происходит значительное обновление инструментально-звуковой палитры, выразительные элементы которой берут на себя тематические функции. Этот аспект рассматривается во Второй главе.



Глава II. «Инструментально-звуковая палитра». Это понятие введено в диссертации для обозначения таких выразительных средств, которые используются для усиления красочно-фонической стороны музыкального образа произведения. Ее можно представить себе в виде системы музыкальных средств или приемов, заданных композитором или инициированных исполнителем.

Поэтому в работе предложено условное разделение элементов звуковой выразительности на композиторские и исполнительские. Во втором случае большое значение имеют звукофонические особенности инструмента (скрипки и фортепиано), т.к. различны не только их тембр, но и манера звукоизвлечения того или иного артиста, его туше, артикуляция.

Описание композиторских средств в теоретическом ракурсе, выявление их особенностей в музыке рассматриваемого периода составляет содержание первого раздела главы.

Средства эти, в свою очередь, также разделены на две группы: «основные» и «дополнительные». Первые задумываются композитором как специальные звуковые эффекты: сонорика, штриховые особенности, фактура, динамика, специфические исполнительские приемы. В течение длительного периода они считались второстепенными по сравнению с мелодией, гармонией и ритмом, однако в ХХ веке их роль существенно возрастает. Дополнительными в данном контексте можно считать такие средства инструментальной палитры, которые создают контекст основным. Например, фонические свойства гармонии, лада, ритма.



Второй раздел посвящен исполнительским аспектам инструментально-звуковой палитры, к которым можно отнести а) особенности самих инструментов, на которых исполняется произведение; б) манеру звукоизвлечения и артикуляцию. В главе осуществлен краткий исторический экскурс, посвященный эволюции скрипки и фортепиано с точки зрения звукового облика этих инструментов. На примере исполнения сонат разными музыкантами показано, как влияют на качество звучания различные интерпретации произведений рассматриваемых авторов.

Особое внимание в главе уделено конкретным исполнительским приемам. Рассмотрены приемы традиционного туше, а также новые приемы: эксперименты со звукоизвлечением, игра с зажатыми струнами, игра смычком по струнам фортепиано и т.д. Их применение описано на примере сонат Люциана Пригожина (игра пианиста по открытым струнам с правой педалью, удары скрипача по корпусу инструмента) и Альфреда Шнитке (прижатие свободной рукой звучащих струн для достижения эффекта сухого отрывистого звучания).

Возвращаясь к инструментально-звуковой палитре можно отметить то, как благодаря ей по-новому звучат в музыке ХХ века ритм, лад и гармония. Композиторы выявляют их нереализованные акустические возможности. Так, жесткость, акцентность и нерегулярность ритма влияет на качество звучания инструментов, поскольку заставляет исполнителей менять атаку звука и, следовательно, делать его более концентрированным.

По-новому трактованные композиторские средства обогащаются целым спектром исполнительских красок, что ярко отразилось на инструментально-звуковой палитре сочинений. В условиях широких возможностей в сфере выбора инструмента (от единичных раритетных образцов скрипок до современных роялей премиум класса, собранных вручную из ценных пород дерева), музыканты способны внести неповторимый колорит в «истолкование» одних и тех же произведений благодаря индивидуальности и неповторимости тембра. Наконец, свободно интерпретируя авторский текст, они экспериментируют именно с теми элементами музыкального целого, которые трудно зафиксировать в нотах, но которые вносят необходимую «изюминку» в исполнение. Относительно дуэтного жанра можно говорить о разных вариантах соотношения инструментов, а также об артикуляции и фразировке, рожденных замыслом исполнителя, его эстетическими установками и индивидуальной интерпретацией замысла композитора



Глава III. «От обновления в рамках традиции – к альтернативным решениям жанра в творчестве отечественных композиторов второй половины ХХ века». Рассматриваются звуковые и интерпретационные особенности камерных сонат отечественных композиторов второй половины ХХ века. Анализ осуществлен на основе изучения структуры произведения, особенностей трактовки сонатной формы, характеризации инструментально-звуковой палитры сочинения. Отмечены исполнительские проблемы, возникающие при интерпретации произведения ансамблем. Анализ сонат предваряется краткой характеристикой творчества композитора в целом и камерно-инструментального наследия, в частности.

Первыми рассматриваются фигуры Б.Чайковского, А.Эшпая и Л.Пригожина. В их сонатах очевидно жанровое обновление, осуществляемое на уровне языка (в тональной и ладовой переменности, гармонической свежести, ритмической пластике, богатстве яркой тембровой колористичности) и на уровне драматургии (в тяготении к слитности цикла, сжатости формы). Соната Б.Чайковского более традиционна и ясна по звукообразам, фактурным особенностям и приемам голосоведения. Напротив, соната Л.Пригожина, находясь во многом в рамках канона, является более новаторским сочинением: она компактна и сжата во времени, ее звуковой мир отличается большим разнообразием. Находясь на стыке жанровой традиции и эксперимента, она приближается к сонатам, альтернативным канону. Промежуточное положение между ними занимает Вторая соната А.Эшпая.

Творчество Бориса Чайковского представляет собой самобытное явление музыкальной эпохи второй половины ХХ века. В камерно-инструментальной музыке Б.Чайковского угадывается продолжение традиций Прокофьева.

Избранная для анализа Соната для скрипки и фортепиано A-dur (1959 год) Б.Чайковского двухчастна. Сонатные принципы преломлены автором в целом традиционно. Контраст-конфликт тем достигает здесь большой драматической силы. Обе части сонаты воспринимаются как единое целое за счет сквозного развития и тематических связей. Налицо процессуальность, обогащенная приемами полифонической техники. Важнейшей формообразующей идеей является завершение сочинения динамическим нарастанием к кульминационному аккорду с последующей короткой кодой.

Особое внимание уделено ладово-фоническим элементам музыкальных образов сонаты (характерный тетрахорд, ладовая переменность, моноаккорды терцовой структуры). Отмечена преимущественная консонантность, способствующая созданию светлого, прозрачного звучания. Показаны тембровые и фактурно-ритмические особенности, существенно видоизменяющие звучание основных тем.

Среди композиторов своего времени выделяется фигура Андрея Эшпая. Его творчество сконцентрировало богатый музыкальный опыт, характеризуется самобытностью музыкального языка и, безусловно, заслуживает пристального внимания со стороны исполнителей и исследователей.

Из сочинений интересующего нас жанра в диссертации рассматривается Вторая соната (1970). Сонатные принципы этого одночастного произведения сочетаются с элементами романтической поэмности и концертности. На эту традиционную основу накладываются отмеченные во Второй главе стилевые особенности музыки ХХ века: диссонантность гармонических последований, ритмическая активность. В системе образов произведения доминирует личностно-психологическое начало, воплощенное, прежде всего, в партии скрипки. Музыкальная драматургия основана на характерном для автора противопоставлении динамической активности и тонкой лирики. Огромную роль в развитии основных тем произведения играет разнообразие средств инструментально-звуковой палитры.

Говоря о фонической стороне музыки, отметим обращение к элементам серийного письма, положенным на тональную основу, что напоминает позднего Шостаковича, когда он использует двенадцатитоновый ряд и помещает его в тональный контекст (14 симфония). Интересные звуковые эффекты дает противопоставление хроматически-усложненной и «элементарной» (пустые квинты) гармонии.

Инструментально-звуковая палитра складывается из сбалансированного звучания скрипки и фортепиано, без доминирования какого-то одного инструмента. Для музыки характерны гибкое сочетание штрихов (arco, staccato, pizz., non vibrato) как в последовательном, так и в одновременном звучании, а также ритмическое разнообразие, выразительное использование регистров, частая смена фактурных планов.

В отличие от Б.Чайковского и А.Эшпая, Люциан Пригожин – представитель петербуржской композиторской когорты. Его сочинения отличают масштабность музыкальных форм, мужественный, жёсткий характер, саркастический тон. Все эти качества во многом воплотились и в Сонате-бурлеске для скрипки и фортепиано (1967).

Соната двухчастна. Первая часть – Camminando risoluto, монологически насыщенная, с преобладанием солирующей скрипки, представляет собой прелюдию ко второй части – Moderato a bruscamente, где царят свойственные бурлеске ирония и гротеск.

На трактовку Сонаты здесь явно влияют черты музыкального жанра бурлески, близкого по своей природе каприччио и юмореске. Парадоксальная природа жанра Сонаты-бурлески обнаруживается в драматургическом решении первой части, когда певучий монолог скрипки все время обрывается мягко звенящими репетициями в высоком регистре. Возникает ощущение попытки развития темы в духе философско-углубленной лирики, которая, однако, никак не может реализоваться (вспомним идею «Прерванной серенады» Дебюсси).

Развитие второй части основано на остинатном повторении по принципу динамического и темпового крещендо основного квартового синкопированного мотива, который постоянно окрашивается в новые тона. Автор изобретательно воплощает здесь и безудержное веселье, и, словно задавшись целью постоянно нарушать ожидания слушателей, в момент предполагаемой кульминации внезапно модулирует в сферу мистики с помощью звучащего почти нереально тихо (на грани слухового восприятия) перебора открытых струн фортепиано и флажолетов скрипки.

Таким образом, драматургия сочинения выстраивается, прежде всего, с помощью средств звуковой палитры. Это делает сочинение столь новаторским, что ставит его на стыке жанровой традиции и эксперимента. В этом смысле Соната Пригожина примыкает к камерным сонатам таких авторов, как А.Шнитке, Э.Денисов, Н.Каретников, В.Сильвестров и Р.Щедрин, творчеству которых посвящен отдельный раздел третьей главы.

Камерные сонаты перечисленных авторов отмечены отходом от канона традиционной сонаты и утверждением индивидуального решения жанра. Это связано, прежде всего, с разнообразием драматургических решений, нестандартностью форм, оригинальностью систем звуко-фонического мышления. У Шнитке это проявляется в игре со стилями, сочинения Щедрина и Денисова отличают многообразие в использовании звуковой палитры и тембровых возможностей инструментов, для Каретникова характерны сжатость и свобода формообразования, для Сильвестрова – строгость, классичность письма.

Музыка Альфреда Шнитке уникальна. В ней отражено восприятие проблем как философских, так и жизненных, чувствуется беспокойная атмосфера его времени. В произведениях композитора всегда два плана, его музыка насыщена символическим подтекстом.

Три сонаты, рассмотренные в диссертации, обладают высокой степенью «откровенности» и в то же время являются своеобразной творческой лабораторией автора. Они появились в моменты стилевых переломов: начало «додекафонного периода» (Первая соната), этап полистилистики (Вторая), поздний период (Третья).

Соната для скрипки и фортепиано №1 относится к экспериментальному периоду в творчестве автора, где проявил себя синтез додекафонии со свободными элементами письма. Она представляет собой четырёхчастный цикл. Вступительное Andante, где господствует покой, раздумье, очень компактно. Вторая часть – Allegretto, с чертами скерцозности и жёстким чеканным ритмом, грациозна и подвижна. Третья, Largo, представляет собою вариации на остинатную аккордовую тему в духе пассакалии. Четвёртая часть – Allegretto scherzando, по характеру танцевальная и ритмичная. Таким образом, соотношение «Медленно – Быстро – Медленно – Быстро» вносит в цикл черты свободно трактованной барочной формы. Поскольку анализ сочинения уже достаточно подробно представлен в научной литературе, каждая часть рассмотрена с точки зрения выявления в ней особенностей инструментально-звуковой палитры.

Фоническая сторона произведения характеризуется использованием додекафонной техники, трактованной весьма свободно. Серийность здесь сочетается с тональностью, в Сонате не одна, а четыре серии. С точки зрения гармонии отмечаются сложно-диссонантные полифункциональные аккорды, использование кластеров, специфических созвучий в духе Веберна (три звука серии с полутоном – a-f-as, h-d-b). Драматургия сочинения во многом выстраивается благодаря фоническим контрастам. Так, хроматически-диссонантной сфере противопоставляется «чистый» до мажор Пассакалии.

Существенно возрастает в Сонате роль современных штрихов, динамики и фактуры. Как оригинальное отмечено сочетание стаккато, акцента и вибрато в партии скрипки (главная тема). Характерна тонкая детализация оборванных, дискретных фраз темы штрихами стаккато, акцент, тенуто, легато, быстро сменяющими друг друга на коротком расстоянии. Темы проанализированы и с исполнительской точки зрения, в частности, отмечено использование внепозиционной игры.

Одним из ярких образцов полистилистики стала Соната для скрипки и фортепиано №2. Она представляет собой одночастную композицию. Дополняя авторское название комментарием «quasi una sonata» и другими, композитор выявляет смену ориентиров в трактовке жанра с конкретных образцов на некую эфемерную классическую структуру, существование которой словно ставится под сомнение в условиях радикального обновления музыкального языка.

И все же свободное преломление принципов сонатности можно усмотреть в противопоставлении двух образных сфер, контраст которых осуществлен с помощью полистилистики. Это тема ВАСН и соль-минорный («бетховенский») аккорд, которому противопоставлена остродиссонантная с элементами сонорики сфера современного музыкального языка. Интересно, как композитор, используя только фонические, динамические и ритмические (в широком смысле слова) средства, выстраивает драматургию коды сочинения. Она основана на неоднократном сопоставлении соль-минорного аккорда (sfff) с диссонирующими полифункциональными созвучиями (sub pp). Его постепенное вытеснение, а затем мощное утверждение определяет драматургическое развитие раздела. Интенсивность фонических и динамических контрастов при этом подчеркнута неравномерностью ритма гармонических смен (7 т. – 8 т. – 4 т. – 6 т. – 5 т. и т.д.)

Соотношение инструментов ансамбля разнообразно. И скрипка, и фортепиано выступают на протяжении Сонаты в трех ипостасях: как инструменты аккомпанирующие, инструменты, вступающие в равноправный диалог с партнером и как инструменты солирующие. Эта постоянная смена функций существенно разнообразит звучание сонаты.



Третья соната (1994) предлагает еще один вариант трактовки жанра. Произведение было написано в поздний период творчества композитора, когда обнаруживается постепенный отход от полистилистики к собственному авторскому языку. Это четырехчастный цикл, основанный на уже известном по Первой сонате чередовании частей по принципу «медленно – быстро – медленно – быстро». При этом первая часть воспринимается как вступление ко второй с характерным противопоставлением монологичного, философского раздумья и скерцозно-гротескного движения. Еще один раз подобный контраст проведен на уровне третьей части и финала. Заканчивается произведение кластерным созвучием, символизирующем у Шнитке хаос. Таким образом, можно говорить о трагической окраске идейной концепции сонаты.

Музыкальный язык этой сонаты усложнен по сравнению с предыдущими. Помимо уже известных диссонирующих созвучий и кластеров, здесь используется микроинтервалика. Богат и изобретателен штриховой план произведения. В соотношении инструментов доминирует скрипка с характерной для нее «исповедальностью» звучания.

Одной из ярких фигур «русского авангарда» стал Эдисон Денисов. Наследие композитора многогранно, богато представлено оно и камерно-инструментальной сферой. Отмечено влияние на творчество композитора музыки Стравинского, Прокофьева, Шостаковича, Рославца.

В своей трактовке жанра скрипично-фортепианной сонаты (1963) Денисов опирается на традицию только в плане обращения к структуре цикла: он трехчастен, первая часть представляет собой Allegro moderato. Однако написанная в период становления авторского стиля, Соната отражает новаторские устремления автора, прежде всего в области музыкального языка.

Среди звуковых особенностей сочинения отмечено использование разнообразных сонорных эффектов: «стрельба», «уколы», остроритмизованные «точки» в партии фортепиано, «шорохи», «гладкие нити» в партии скрипки. В области гармонии это «соноры-дублировки» (Ю.Холопов, В.Ценова): параллельные трезвучия в партии фортепиано, создающие красочный объем, в основе которого «высокая» чистота звучания. Широко представлена в сонате идея остинатности в сочетании со сложным метроритмом и частой сменой размера. В анализе затронуты технические аспекты исполнения сочинения.

Николай Каретников – еще одна значительная фигура в отечественной музыке второй половины ХХ века. Выбор ее в контексте данного исследования оправдан и особым отношением Каретникова к музыкальному наследию прошлого. Как справедливо отмечает А.Селицкий, все новаторские искания композитора осуществлялись им на базе «широко понимаемой классической традиции».5 Кроме того, особое место в творческом наследии Каретникова занимают камерные жанры, причем каждое такое сочинение значительно по своему содержанию и замыслу. В диссертации предложен анализ Сонаты для скрипки и фортепиано с точки зрения инструментально-звуковой палитры и исполнительских особенностей.

По справедливому наблюдению А.Селицкого, основная идея сонаты демонстрирует желание композитора подчеркнуть различие тембров фортепиано и скрипки. Структурно это выражено в диалогичности инструментальных партий, моделирующей «разговор» двух инструментов.

Напомним, что диалогичность лежит в основе ансамблевых жанров. Эта инвариантная черта жанра (диалог участников коммуникации) здесь многократно усилена, по-новому актуализирована. Именно скрипка открывает произведение, задает и все время поддерживает концептуальное направление «разговора» (ее мотивы подхватывает фортепиано, однако они постоянно звучат в обращении — диалог как разностороннее обсуждение одной проблемы подчеркивается и тематическим материалом).

Соната двухчастна, причем первая часть медленная, а вторая – быстрая. Подобное решение цикла напоминает о Сонатах Б.Чайковского и Л.Пригожина. С медленной части начинают свои сонаты также А.Шнитке (четырехчастные циклы Сонат №1, 3) и В.Сильвестров (трехчастная Соната). В этом можно усмотреть своего рода рефлексию композитора второй половины ХХ века на тему самого жанра сонаты: он воспринимается и преподносится как принципиально серьезный, концептуальный. Каретников сохраняет в первой части и сонатные закономерности, основанные в данном случае на контрасте «плавных линий и импульсивных вспышек». Тем самым удельный вес инструментально-звуковых средств в создании сонатной формы существенно возрастает.

Темброзвуковая трактовка инструментов в первой части, в соответствии с заданным контрастом, представляет собой, с одной стороны, варианты глубоко насыщенного звучания у скрипки и фортепиано в низком и среднем регистрах (скрипичное вибрато и фортепианный исполнительский прием «погружения пальца в клавишу» усиливают это впечатление), с другой стороны, стаккатные всплески в рамках некоего штрихового спектра: от легкого четкого стаккато до жесткого диссонирующего аккордового звучания. Вторая («тихая») кульминация части (31–34 такты) реализует еще одну тембровую грань инструментов: звучание утончается и просветляется, благодаря флажолетам скрипки и истаивающему звуку рояля. Интересно, что флажолеты скрипки с их дополнительным «шипящим» призвуком вызывают ассоциации со звучанием флейты, а легкое звучание фортепиано напоминает клавесин. Так из глубин исторической памяти жанра на мгновение на поверхность извлекается его раннеклассический вариант в виде аккомпанированной сонаты, когда в качестве дополнительного для клавесина инструмента мог выступать любой, в том числе и флейта. Впрочем, диалогичность сохраняется и здесь, что делает намек на аккомпанированную сонату почти неуловимым.

В целом, жанр сонаты трактован автором в русле отмеченной выше тенденции к концентрации музыкального высказывания, создающегося путем акцентирования третьего (помимо горизонтали и вертикали) измерения музыкальной ткани — глубины и значимости звука. В этих условиях тематический контраст заменяется тембровым, а репетиционное повторение звука с определенной артикуляцией приобретает значение важного драматургического события, что в целом позволяет существенно сократить временные масштабы сочинения. Дополнительное смысловое значение приобретает и сама трактовка жанра, актуализирующая его скрытые исторические пласты (отмеченные выше установки на серьезность и диалогичность, намек на элементы аккомпанированной сонаты, реализованный путем тембровой метаморфозы инструментов).

Одной из ярких композиторских фигур современности является Валентин Сильвестров. Его стиль отражает авангардное мышление с характерным использованием новых техник композиции, таких, как классическая нововенская додекафония и пуантилизм, алеаторика и «наивное» письмо.

Многие из этих особенностей отразились и в камерных сочинениях композитора, в частности в Сонате «Post scriptum» (1990). Соната трехчастна. Первая часть – Misterioso, вторая часть – Andantino, третья – Allegro vivace, con moto.

Уже в названии сонаты раскрылась идея постлюдийности, так свойственная Сильвестрову. Эта черта закономерно воплотилась в материале первой и второй частей.

В музыке третьей части обращает внимание такая характерная черта, как остановки в развертывании музыкального материала во времени. Особенно отчетливо это прослеживается в партии скрипки. Фортепиано лишь вторит ей, внося динамические оттенки, благодаря широким мазкам педали, в аккордовую фактуру. Мелодия на время замирает, и на первый план выходит звукофонический феномен, связанный с любованием звучностью рояля и тембра скрипки. Этим композиторским приемом автор пользуется при экспонировании тем, что наглядно выражено в первой и третьей частях цикла.

Говоря о стиле произведения, необходимо отметить, что весь музыкальный материал тяготеет к раннеклассическому прототипу. Но воссоздан он не через цитаты или коллажи, как это мы видели у Шнитке, а через тонкие аллюзии. Это проявляется в прозрачности фактуры, лаконичности, минимизированности динамических нарастаний или явных контрастов.

Камерные сочинения Родиона Щедрина разнообразны. Однако единственным образцом жанра сонаты для скрипки и фортепиано стала «Менухин-соната» (1999).

Звуковой стиль «Менухин-сонаты» можно отнести к академической новой музыке, где новизна выражается в особой гармонии, с характерной остротой и напряженностью интонации, в артикуляционно-фактурных, ритмических, пространственно-акустических и темброво-сонорных элементах, создающих особую ауру музыки – философски-загадочную, выразительно-переменчивую.

В завершении главы рассматривается еще один музыкальный пласт, где скрипка и фортепиано проявляют себя не менее ярко. Речь идет о жанрах сюиты и миниатюры. Среди сочинений подобного рода – «Сюита в старинном стиле» Альфреда Шнитке, «Две прелюдии» и «Лирический танец» Кара-Караева, «Каприччио для скрипки и фортепиано» Бориса Тищенко, «Rag-Gidon-Time» Гии Канчели, «September 11» Леры Ауэрбах. Все они, каждый по-своему, подтверждают тенденцию к расширению инструментально-звуковой палитры.

В Заключении подводится общий итог исследования. Прежде всего, отмечается стабильность интереса отечественных композиторов и исполнителей к камерно-инструментальной жанровой сфере. По сей день многие музыканты воспринимают ее как высшую ступень музицирования, требующую не только высокопрофессиональной исполнительской и композиторской техники, но и особой музыкантской чуткости, тонкости, чувства ансамбля. Камерное музицирование отражает духовное единение артистов, дарит высшую радость многостороннего творческого общения композитора, исполнителя и слушателя.

Сказанное в большой степени относится и к жанру сонаты для скрипки и фортепиано, ставшей не просто традиционным «знаком качества» композиторской и исполнительской выучки, но и своего рода символом высокого искусства. Особенно рельефно это обнаруживается при сопоставлении трактовок камерной сонаты и миниатюры (или цикла миниатюр) для аналогичного состава. Написанные «по случаю» (в качестве пьесы для «биса» или как реакция на трагическое событие), часто для определенных исполнителей, они более красочны, эффектны и рассчитаны на менее искушенную публику. Сонаты же (даже самые новаторские) звучат более строго, они гораздо сложнее по структуре, их авторы более щепетильны в выборе средств инструментально-звуковой палитры, хотя степень композиторской изобретательности и тонкой детализации в них весьма высока.

Для жанров чистой музыки, к которым относится камерная соната, определяющим фактором, как известно, является их структура (часто совпадающая с названием жанра). Для сонаты – это циклическая форма и сами сонатные принципы. Размышляя о специфике сонатности, отметим, что в своем подходе к жанру Б.Чайковский, А.Эшпай, Л.Пригожин опираются в большей степени на классические структурно-драматургические принципы (контраст-конфликт тем, интонационные связи между частями), осовременивая их усилением контраста «по вертикали» (побочная партия 1 части у Б.Чайковского, 1 часть сонаты для скрипки и фортепиано Л.Пригожина). Сонатность при этом может проникать и в другие части цикла. Иными способами обновления жанра в этом случае становятся отмеченные в анализе многочисленные тембровые модификации тем, существенно изменяющие их облик, а также фактурно-ритмические и ладово-гармонические средства, часто использованные в их взаимодействии.

Сонаты таких композиторов, как Шнитке, Сильвестров, Каретников, Щедрин, Денисов, отражают поиски новых путей в развитии жанра, поиски «альтернатив канону». Это связано с разнообразием драматургических решений, своеобразием форм и оригинальностью систем звуко-фонического мышления. Как уже говорилось, мышление это у А.Шнитке связано с полистилистикой, у Р.Щедрина и Э.Денисова – с детализированностью звуковой палитры, у Н.Каретникова и В.Сильвестрова – со свободой формообразования. При этом необходимо подчеркнуть большую суровость высказывания у Каретникова и мягкость у Сильвестрова. Примечательно при этом, что жанр сонаты оказался невероятно «вместительным»: ему подвластен любой стиль, изначально, казалось бы, далекий от классических установок.

Что же касается цикличности, то она, как правило, сохраняется (за редким исключением), хотя в зависимости от художественной задачи ее решение может быть различным. Так, драматизация приводит к сжатию цикла или усилению интонационно-тематических связей между частями. Более развернутые (трех-, четырехчастные) циклы актуализируют «жанровые» истоки сонаты, ее сюитное происхождение (вплоть до явно барочных аллюзий «медленно-быстро» в сонатах Шнитке). Это вызывает к жизни характерность частей, их контрастность, часто танцевальность или, напротив, певучесть.

В заключении еще раз подчеркивается роль исполнителя камерной музыки и уникальность современной ситуации в этой сфере. Действительно, конструкция современной скрипки и фортепиано доведена до совершенства, в то же время музыканты имеют возможность играть на старинных инструментах, обладающих богатыми тембровыми характеристиками. Поэтому инструментальная составляющая существенно дополняет авторский замысел, расширяя звукофоническую ауру произведения. Кроме того, манера артикуляции, туше, способы исполнения разнообразных штрихов и исполнительские приемы, умноженные на темперамент музыканта и своеобразие его личности, способствуют рождению новых вариантов реально звучащего (по сравнению с нотным текстом) музыкального опуса. Это, безусловно, в той или иной степени относится ко всем музыкальным жанрам. Но с особенной очевидностью это можно наблюдать в сонате для скрипки и фортепиано, сам способ музицирования в которой (дуэт или диалог двух индивидуальностей, тембров, звуковых миров) является основой ее существования.


СПИСОК ОПУБЛИКОВАННЫХ РАБОТ
Публикации в рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК:

  1. Матюшонок И.А. Полистилистика и звуковой образ музыки А.Шнитке (на примере Второй сонаты для скрипки и фортепиано) // Музыковедение. М.: Изд-во «Научтехлитиздат», 2010. №10.- С. 43-45. (0,2 п.л.).

  2. Матюшонок И.А. Миниатюры для скрипки и фортепиано в творчестве отечественных композиторов последней трети ХХ века. // Актуальные проблемы высшего музыкального образования. Н.Новгород: Изд-во Нижегородской государственной консерватории (академии) им.М.И.Глинки, 2011. № 18 . - С. 37-40. (0,3 п.л.).


Публикации в других изданиях:

  1. Матюшонок И.А. Особенности фонизма камерно-инструментального ансамбля Б.Чайковского на примере сонаты для скрипки и фортепиано А-dur // Актуальные проблемы высшего музыкального образования. Вып. 9. Н.Новгород: Изд-во Нижегородской государственной консерватории (академии) им. М.И.Глинки, 2008. – С.148-155. (0,5 п.л.).

  2. Матюшонок И.А. Стилевой аспект и его воздействие на фоническую сторону звучания музыки А.Шнитке (на примере сонат для скрипки и фортепиано №1, №2) // Современные проблемы науки, образования и производства. Т. 2. Н.Новгород: Изд-во НФ УРАО, 2008. - С. 363-366 (0,3 п.л.).

  3. Матюшонок И.А. Поиски новых тембровых возможностей (на примере сонаты для скрипки и фортепиано Эдисона Денисова) //Современные проблемы науки, образования и производства. Н.Новгород: Изд-во НФ УРАО, 2010. - С. 421-423. (0,2 п. л.).

  4. Матюшонок И.А. Некоторые аспекты преподавания в классе камерного ансамбля // Актуальные проблемы высшего музыкального образования. Вып. 10. Н.Новгород: Изд-во Нижегородской государственной консерватории (академии) им. М.И.Глинки, 2008. - С. 313-317 (0,3 п. л.).

  5. Матюшонок И.А. Звуковой образ в камерно-инструментальных сочинениях А.Шнитке // Актуальные проблемы высшего музыкального образования. Н.Новгород: Изд-во Нижегородской государственной консерватории (академии) им.М.И.Глинки, 2010. №2 (14). - С. 8-11. (0,3 п. л.).

МАТЮШОНОК Ирина Александровна


Соната для скрипки и фортепиано
в отечественной музыке
второй половины ХХ века

Aвтореферат

Подписано к печати 28.10.2011 г.

Формат 60×90 1/16. Бумага офсетная.



Усл. печ. л. 1,25. Тираж 100 экз. Заказ № 96(2011).
Отпечатано в типографии Института прикладной физики РАН,
603950 г. Нижний Новгород, ул. Ульянова, 46



1 В контексте настоящего исследования под «камерной сонатой» понимается соната для скрипки и фортепиано.

2 Есаков В.В. Сонаты для клавира и скрипки В.А.Моцарта: особенности жанра и исполнительской интерпретации. Автореферат диссертации…канд. иск. М., 2008. – С.7.

3 См.: Попова Т.В. Музыкальные жанры и формы. М.-Л., 1954.

4 Храмова И.М. Из истории камерно-инструментального ансамбля. Н.Новгород, 2005.

5 Селицкий А.Я. Николай Каретников. Выбор Судьбы: Исследование. – Ростов н / Д: ЗАО Книга, 1997. С. 164.