Сергей Александрович Коротков о возвращении забыть Пилигримы Мёбиуса – 1 Коротков Сергей - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Сергей Александрович Коротков о возвращении забыть Пилигримы Мёбиуса – 1 Коротков - страница №2/10


Глава вторая.

Зона. Янов   ЧАЭС. Апрель 2016 года
Вот уже полчаса все клиенты бара "Тёплый стан" вместе с хозяином заведения Кузбассом и его помощником Творогом прямо в центре зала распекали в пух и прах тщедушного забулдыгу. Матерная ругань, угрозы, критика и даже плевки и оплеухи сопровождали диалог двух десятков людей с каким то бомжем, ссутулившимся на грязной табуретке, будто приговоренным к казни. Вокруг него, как инквизиторы возле голгофы, столпились приверженцы долга и чести, свободы и отваги из одноимённых группировок, вольные сталкеры и представители "Правопорядка", сомнительные личности из бандгруппировок и пришедшие в эти дни в Зону новички. Почти все буквально глумились над беднягой   чумазым, обросшим, вонючим сталкером по прозвищу Бродяга, только что вернувшимся с ЧАЭС. И только троица гостей за ширмой VIP почти не проявляла интереса к происходящему и не принимала участия в общей потасовке и поругании. Их непринужденные беседы, манеры, дорогой прикид, а также новенькие РЗК защитного цвета а ля НАТО внушали, наверное, уважение, неподдельное удивление и волнение, некую весомость в обществе извне, но никак не здесь. Поэтому на них здесь особо никто не обращал внимания, как, впрочем, и они на окружающих. Хотя уши их отлично настроились на волну заведения и впитывали всю информацию разве что не под запись. Изысканная дорогая закуска за их столом явно не нравилась женщине, но голод   штука неразборчивая! Она морщилась, но ела и пила наравне со своими спутниками   двумя мужчинами.

Последние лет десять, как повелось еще с Янова, представителям всех группировок, кроме военных и, конечно, "Монолита", разрешалось посещение двух баров Зоны (из пяти существующих). Даже наемники иногда захаживали сюда, зная, что их никто не терпит и не хочет. "Монолит" был вне закона всю историю Зоны, ну а военных боялись, точнее, избегали все. Прежде всего, из за того, что они представляли власть и законы стран "НовоАльянса", разделившего Зону на сферы влияния   украинскую, белорусскую, российскую и натовскую. Ребята в оранжевой униформе из "Правопорядка" представляли силу, власть и какой никакой порядок внутри Зоны. Понятно, что втихаря и неофициально от "НовоАльянса", но, говорят, связи и блат у них были и извне. Короче, местная полиция. Никто их не игнорировал, но и по струнке не ходил   "Правопорядок" в силу существования исключительно за счет местных налогоплательщиков и отсутствия своих боевых формирований по мозгам не стучал, на пятки не наступал. Так, по мелочи, но так необходимой в Зоне: грабеж в "мирной" полосе, драки, ущерб, умышленное нарушение покоя и жизнедеятельности, должники, отморозки и так далее. Не вернул задолженность и не оформил отсрочку   "Правопорядок" найдет, стрясет или доставит к заемщику. Или какой то обезбашенный, просто крыша съехала, давай мочить всех, кто попадется, или жечь Зону, крошить собственность   это во власти тоже "Правопорядка".

Итак, шум и гам вокруг сталкера, вернувшегося из центра Зоны, начали утихать, рой вокруг него распадаться, а негатив исчезать в дыму курева и полусумерках заведения. Причиной столь резкой перемены настроя народа к нему явились вполне вразумительное и правдоподобное изложение его злоключений в сердце Зоны и хотя и не вполне доверительное, но осмысливание рассказа. Какой то страшной сказки!

Потревоженный улей ещё гудел неопределенное время, а интерес сталкеров к бедолаге пропал. Все разошлись, продолжив трапезу и распитие и обсуждая услышанное.

  Что скажешь, Творог? Можно верить этому бедняге?   спросил Кузбасс, занимая своё место за стойкой бара.

  Да вроде похоже на правду матку, хозяин! Не е, не брешет! Вижу насквозь! Вот только ужасы какие бачит, это напрягает! Не слышал такого еще! Со времён всех трех Вспышек,   помощник лениво протирал стаканы видавшей виды тряпкой,   всяко бывало, но чтоб потерять весь отряд опытных сталкеров, достичь Исполнителя желаний и так глупо и херово подставиться?! Не знаю, хозяин! С таким проводником, как Зональщик, и нехилым матерым Корсаром так влипнуть?! Хрен его знает!

  Вот вот! А выбрался с ЧАЭС только дрищуган этот, ещё недавно в отмычках бродивший! Как так то? Плохо мне, Творог, верится в концовку этой истории. Ой, плохо! Ты вот что...  Кузбасс прищурился, глядя в зал и раздумывая,   дуй к Пятерне, расскажи ему вкратце... нет, подробно расскажи всё. Пусть покумекает, чё почём, хоккей с мячом! Знаю, заинтересуется он этим! Любит такие клубки распутывать. Выйдет на меня, обмозгуем, чё да как! Понял?

  Не а, хозяин!

  Ёп...! Во тупорылый! Короче, не твоё дело мысли швырять да планы строить! Чеши к Пятерне!

  А если спросит, почему именно к нему?

  Не спросит! Он у нас головоломщик, ему мозговать!

  Ага. Понял, хозяин! Лечу...

Творог исчез за перегородкой, оттуда послышались шум возни и лепет.

  И давай пулей, ёп! А то к ночи Выброс ожидаем. Намордник прихвати, чучело!   добавил через дощатую стену Кузбасс.   И подарок для Пятерни. Бомбу пива возьми. "Арсенальное" бери, слышь, Творожок! Оно ещё не просроченное...

  Понял, хозяин! Всё, я убег!

  Лады,   шепнул Кузбасс, вытер волосатым кулаком рот, хлебнул воды, пополоскал, проглотил и уже в зал крикнул громко:   Бродяга, цоб цобе ко мне!



Через десять минут замученный, грязный, полуживой сталкер, держа горящую свечку в одной руке, а ключ от каморки второго этажа в другой, попер к лестнице.

  И номер мне там не спали, чучхелла!   бросил ему вдогонку Кузбасс, барабаня пальцами по столешнице стойки.



Снова бар огласил его бас, извещающий о свежих колбасках, холодном пиве, золотой вобле и самых низких ценах в Зоне.
  ***
Пятерня сидел на бочке, закрыв один глаз, а крупной мозолистой пятерней почесывая серую щетину на шее и щеках. Татуировка на тыльной стороне кисти в виде сжатого кулака говорила о кличке главаря наёмников, о его праве и кредо сама за себя. Спортивного телосложения атлет немногим за 50, в прошлом преподаватель физкультуры в одном из универов Киева сколотил группу "диких гусей" численностью пять человек вместе с ним, шефом. Их визитной карточкой являлась тату на кисти правой руки каждого, а на деле   жестокость, сравнимая с долговцами, и бескомпромиссность принятия решений, чаще всего через трупы. Даже бандюки побаивались эту пятерку наемников. Они не слыли искателями удачи, легкой наживы и прямых открытых операций. Пятерня и его парни зачастую действовали с изъяном, запутанно, но рьяно, дерзко, жестко. Месяц назад, например, "Правопорядок" объявил тендер на поиск двух туристов из Сербии, пропавших в Зоне. Богатой пожилой пары, тратившей свои миллионы на туры по миру и посещение необычных мест на планете. Наняли через Кузбасса проводника, неплохо оплатили все услуги и снарягу, набросали маршрут в Припять и ушли. Что то, видимо, ценное оставили в сейфе на "Тёплом стане". Проводник слыл далеко не новичком. Но... Прошла неделя вместо запланированных трех дней   от них ни слуха. Ещё через три дня "Правопорядок" засуетился. Выполняя свои прямые обязанности, занялся их поиском, попытками связи с отдалёнными постами и смежными группировками   короче, объявил шухер. По окончании второй недели (КПК туристов молчали) тендер на их поиск выиграл Пятерня, хотя, например, у Султана и у "Силы" были свои виды. Десяток известных сталкеров тоже закинули удочку. Короче, наёмники не без отката получили карт бланш и зелёный светофор. На кону светились 50 тысяч зелёными, артефакт "Ночная звезда" и проценты "сколько не жалко" с благодарности от потерпевших. Конечно, в случае их возвращения на базу. Живыми!

Наёмники отсутствовали четверо суток. На пятый вернулись. Одни. Фотовидеосъемка исчерпывающе доказала "Правопорядку" и всем остальным любопытным насильственную смерть обоих туристов от лап псевдогиганта. Проводника вообще не нашли. Полусъеденные чернобыльскими аскаридами трупы, как утверждали поисковики, были кем то обобраны   ни одного ценного предмета и мало мальски полезной вещи. Хотя необычный америкосовский фотик сербов засветился вскоре на черном рынке, на Скадовске. Дело замяли (здесь, в Зоне, это было привычным!), заказчики поисковой операции расплатились с Пятерней.

История эта пополнила багаж сказок, легенд и таинственных происшествий Зоны. Ходили слухи, что головорезы Пятерни нашли туристов необычным способом, да и обшмонали трупы тоже они, но поди там разберись, докажи. Да и зачем? Хабар мертвеца в Зоне   это твоя добыча, если ты первым нашел и, как говорят дети, прикоснулся тоже первым.

Да и связываться с наемниками Пятерни никто не торопился! Тем более разборки учинять. Иногда делал ему заказы Кузбасс, да и заказчики извне подкидывали работёнку.

  Ступай, Творог. Разберемся. Передай Кузбассу наш сенк за биир и до завтра, увижусь с ним, обмозгуем эту хреновость! Всё, вали отсель!   сказал как отрезал Пятерня и потерял интерес ко всему.



  Хорошо, Пятерня! Меня уже нет!

Творог пробежал на всех парах половину Янова, озираясь на сгустки туч над Зоной.

Возле ж/д складов чуть не попался в лапы клешни одинокой заблудшей псевдоплоти, снующей по помойке в поисках гнилой еды прямо под советскими пиар плакатами о трудовых целях пятилеток КПСС.

Мчался как ошпаренный и в "Тёплый стан" влетел пулей, тяжело выдохнул. Он дословно рассказал Кузбассу про свою встречу с Пятерней, чем приятно удивил его, и поплелся на задворки. Нужно было подключить скважину, герметично запереть блок бокс её устья и пройтись проверить периметр здания. Скоро Выброс, щелей и дыр быть не должно.

В бар перед стихией начал прибывать народ, чему хозяин заведения всегда радовался. Хлопали двери, лязгали засовы и петли, клацали подошвы по кованым ступенькам, бренчала посуда, шумели голоса   заведение заполнялось гамом новых посетителей.

Надвигался Выброс. Наверное, уже скоро тысячный со времен Первой Вспышки.
  ***
Бродяга помылся, закинул в общаковскую стиралку свои тряпки, глотнул из банки джина и завалился на койку. Убранство каморки не отличалось от быта других комнат в этом бывшем административном здании градирни и не блистало изыском. Просто, серо, экономно. Койка советских времен, ржавая и скрипучая, как жизнь Бродяги. Табурет. Вместо окна   фотообои лазурного берега моря с пальмами и синим небом. Шкафчик. Картонная коробка. Хочешь для мусора, хочешь для своей снаряги и барахла. Сейф. Допотопный и сгораемый (получше были на первом этаже). И вешалка в углу. Для одежды или оружия. Всё. Ни ковров, ни бытовой техники, ни осветительных приборов, ни зеркал   ничегошеньки. Точно, каморка! А возвращенцам из Зоны   грязным, полумертвым, голодным и уставшим сталкерам ничего другого, по большому счету, и не нужно было, учитывая размеры платы за проживание. Тишина и угол. Безопасно и тепло. Типа хлеб без масла и икры, но хлеб же! Хочешь масла   плати в два раза больше, а если в три раза   дадут номер с микроволновкой, морозилкой, зеркалом, мольной ковровой дорожкой и страшной раковиной с желтой водой из ржавого крана. Ну а если уж на икру рассчитывать, брат, это только, как говорится, вали из Зоны на фиг со своими заработками. Там ты покушаешь, оторвёшься! Только вот выбраться из Зоны сложно будет, а уж обратно вернуться   и подавно! Блат, связи, бонусы, мзда высокая, уголовная и административная ответственность. Естественно, наказуемая! Риск для жизни, нервы, время. А ведь вернуться захочется! "Полюбасу", как говорят местные. Невозможно долго и спокойно жить вне Зоны, без Зоны! Тянет. Рвет душу и мозг. Да, были и боль, и страхи, и голод! Там. Но стоит без всего этого дерьма, без адреналина побыть в неге, тишине и покое, как изнутри начинает чесаться, резать, рвать, зудеть в мозгу и во всех конечностях. Наркотик какой то! Зона там, Зона внутри тебя! Комплекс привыкания.

Бродяга задремал, иногда вздрагивая. Полуснились, полувспоминались отдельные моменты последней недели и их рейда...

...Шли группой от Рыжего леса в сторону Лиманска. Цель   ЧАЭС. Хороший бонус   пачка евро каждому и собранные "местные игрушки" в придачу к А Сертификату на право вывоза их из Зоны. Снаряга, оружие, отличные опытные спутники   сталкеры Бастурма, Зональщик, Корсар со своими друганами, братьями Желе и Пузо. Ванька Мокрый. Ещё десяток бравых парней из "Чести" и вольных ходоков. Всё шло ровно и удачно! Мелкие стычки со зверьём, бандиты кучками да всё большее с каждым километром количество аномалий не смущали и не тормозили отряд. В Лиманске началось, ёпрст! Да а, Лиманск! Город призрак, город пустошь. От той же Припяти отличается какими то несуразностями, неформальностью бытия, волшебством, колдовством и вечными сумерками. Если в Припяти всё понято и знакомо   твари, аномалии, группировки и владения "Монолита" и даже архитектура, то в Лиманске всё это быстро переменчиво, неординарно, лживо и фальшиво. Здания сегодня есть, завтра их нет на этом месте, аномалии блуждают от Выброса к Выбросу, а не прикованы к одному месту, как в остальной Зоне. Мутанты часто неубиваемы, их так много и они так дики и хитры, что вне Лиманска их сородичи   так просто лузеры и шавки какие то. Зомби и призраки, наоборот, медлительны, но живучи, как нигде. Ни одна группировка не имеет в Лиманске своих баз   там попросту нет людей! Один "Монолит", точнее его гвардия, в экзоскелетах, как страшные часовые смерти, дежурит в этом небольшом городке. Говорят, Лиманск   призрак города ученых Славутича, только его тыльная, кошмарная, серая сторона. Тень!

Шли быстро, точнее бежали. Специально выбрали дневное время суток, чтобы ночь скоротать в порту, у границы Рыжего леса. Днем в Лиманске не так убого и ужасно, да и опасность видна издалека. Хотя, какое там издалека, если из соседнего дома, из окна второго этажа с воем паровоза вылетел десяток призраков и стометровку по воздуху преодолел за пять сек! Атас! Фугасные и прочие огневые методы обороны не успели обеспечить должного эффекта   призраки растаяли, погибая или удирая, но прихватив одного брата близнеца Желе, а другому просто оторвав голову с банданой из красного шёлка.

Ступор оставшихся в живых длился недолго   Корсар заорал благим матом, призывая чесать дальше. И чесали, мля! Подгоняемые жуткой картиной смерти товарищей, недалеким воем стаи оборотней и усилившимся вдруг ветром (это в абсолютном то безветрии города!). Самыми слабыми оказались двое парней из "Воли". Чуть приотстав, они неожиданно попадали от резкого шквала, смерчем десятиметровой высоты сбившим их наземь. Крики ужаса и боли раздались за спинами бегущего отряда, но обернулся лишь Ванька Мокрый, видавший ужасы и раньше. Всякие. Но такие е?!

Закричав на всю вселенную, он припустил так, что обогнал в своей снаряге и амуниции даже молодых здоровых бойцов "Силы". Никто и никогда уже не сможет спросить его у костерка на привале или за картёжным столом, что он тогда увидел и куда подевались парни из "Воли". И вопросы задавать и отвечать на них некому!

...На выходе из Лиманска Ваньку Мокрого из за полога старой торговой палатки сразил выстрел гаусс винтовки монолитовца. От заряда этой штуковины не спасает ни один бронежилет мира, а у сталкера одиночки и его не было. Корсар с Бастурмой припали на колено и шквальным огнем уничтожили всю палатку. Кто бы мог знать, что там прячется этот гад! А в Зоне, да ещё в Лиманске знать всё и догадываться обо всём невозможно! Некогда было зариться на снарягу и отвлекаться на шмон мертвого монолитовца, дали дёру, но гаусс винтарь прихватили. Понеся потери и душевный срыв, отряд на ночь забаррикадировался в заводском цеху полигона деревообработки, что на окраине города. Ночь прошла ужасно   не спали, блевали какой то желчью, пытались согреться от дымной бочки под какофонию всяких уродов местной фауны за стенами и воротами цеха.

Утром, бледные, обезвоженные и уставшие, бросили по гранате за ворота и ретировались из цеха, расстреливая на ходу псевдопсов. Отбились от крупной стаи кое как. Без потерь, но с планкой удовлетворения ниже плинтуса и дикой растратой патронов отряд миновал Пустоши и вышел к западной части Юпитера.

То, что предстояло группе смельчаков дальше, не входило ни в какие рамки осознания и мировоззрения!..

...Бродяга поёжился, принял позу эмбриона, лёг на бок. Сквозь полудрему слышались отдельные голоса посетителей бара, раскаты Выброса, через полуприкрытые веки в темноте каморки различался силуэт старинного шкафа с обшарпанными, некогда лакированными дверцами и латунными ручками. Рядом на табурете стоял огарок потушенной свечи, возле него кулёк ванильных сухарей.

Сталкер вздохнул, отгоняя тревогу былых дней и остатки усталости, прикрыл веки и снова впал в забытье...

...Корсар, отдав распоряжения о привале, охране и осмотре снаряги после марш броска и долгой стрельбы, уселся с бывшим долговцем Порохом и принялся с ним что то обсуждать по КПК и замусоленной бумажной топокарте.

...Братва в отряде подобралась не хилая   ни ботаников, ни отмычек, ни нытиков. Все бывалые, опытные. Кто из "Силы" и "Чести", кто из "Долга" и бандитов. Но все пришли в сводный отряд чистые помыслом, разумом и верные одному делу   дойти до ЧАЭС, найти секретный бункер лаборатории Х 9 и военно научное изделие в нём. Так объяснил Корсар, фильтруя состав группы, и некий Спонсор   пожилой очкарик с Большой земли. Барыш был очень большой, задачи   очень заманчивые, но самое главное   идейное вдохновение. Смешно, но народ проникся целью и темой операции   сделать что то стоящее, великое, памятное для всей Зоны, для себя! Полезное для науки и, может быть, для человечества. Каждый представлял себя героем, почетным сталкером Зоны, спасителем и защитником, овеянным славой и добрыми слухами.

И, казалось бы, всего то   сходить в чрево Зоны, к Исполнителю желаний, найти, вынести и свалить восвояси! Конечно, район ЧАЭС боялись и обходили стороной большим радиусом, зная про летальность походов туда и сумасшествие тех, кто редко возвращался оттуда. Но вооруженным скопом, в составе отряда таких мэтров и асов Зоны операция выглядела заранее успешной и недолгой.

Помнится, компоновали отряд на границе зоны отчуждения, под всевидящим оком "НовоАльянса". Прошли у инструкторов проверки на вшивость, подобрали и подогнали снарягу, БК, амуницию. Наелись, наспались, набухались, намылись в сауне. Дождались в укрытии окончания Выброса, собрались, набились в ЗИЛ 131 и как груз 200 на "машине смерти" направились в центр Зоны. В районе АТП аномалия "зыбь" забрала грузовик. Все спаслись, но дальше попёрли пешеходами...

Три дня пути, и вот сейчас они уже не все оказались у старых госпиталей на окраине Юпитера.

Мнения мужиков разделились   одни предпочитали заночевать здесь, в госпитале, и в утро двинуть на ЧАЭС, другие   побыстрее пройти до Большой Ограды и засесть на ночь в первом же здании станции. Спорили, гудели. Слово взял Корсар:

  Народ! Если всё тихо, мирно в округе, ночуем здесь. Гнать пургу не будем! Нужны свежие силы, настроение утром и последний марш бросок до сердца ЧАЭС. Как командир рейда, предлагаю следующее. Ты, Порох, с гаусс пушкой дуй на верхний этаж, выбирай удобный сектор обзора, веди наблюдение. Связь со всеми по рации.

  А чё, связь заработала?   спросил кто то.

  Да. Только связисты провели,   пошутил Корсар,   достаём свои портативки, настраиваем на волну Д 3, как учили на сборе, и быть всё время на связи всем! Если что то не так или рация заткнётся, КПК хватаем и связь через КПК. Чую, на ЧАЭС рации сдохнут! Так. Порох! Понял?

  Да, Корсар, так точно!

  Бастурма, найди в госпитале помещение надёжное от всякого дерьма, и чтоб отход из него запасной был. Всех туда. Там ночлег. Эй вы! Парни. Вы вдвоем с биноклем в южную часть здания. Чтоб ни одна крыса не проскочила незамеченной! И не забывайте, что я перекрываю весь первый этаж сигналками и растяжками. Туда никто не суётся, всем ясно?



Народ закивал.

  Бродяга, поможешь мне, возьми вон тот мешок. Всё! Остальным час на гигиену, заготовку дров, костра и ужина. Хаваем общаком. Разбежались.



Сталкеры согласно, одобрительно закивали и стали выполнять поручения авторитетного командира. Все в Зоне, да кое где и за её пределами знали, что Корсар   мужик уважаемый, бывалый и везучий. Настоящий сталкер!

Бродяга с командиром за полчаса обошли все закоулки первого этажа госпиталя. Забаррикадировали некоторые входы мебелью, другие просто закрыли на замки ржавыми ключами из завалявшейся связки. Главные центральные двери Корсар замкнул артефактом "батарейка", соединив ее с висящими сверху "ржавыми волосами" и бросив пороху из раскуроченного патрона. Отскочили. Образовалась искусственная аномалия "электра", намертво перекрывшая вход в здание.

  Учись, Бродяга, пока я живой!   бросил с усмешкой Корсар и повел напарника дальше.   Если надо будет убрать "электру"   выбей батарейку выстрелом ружья наружу. Усёк?

  Ого! Конечно, командир!   обалдевший Бродяга живо вскинул мешок и зашоркал вслед Корсару по коридору в северное крыло госпиталя.

Вскоре растяжки с Ф 1 и петардами из китайских новогодних фейерверков опутали все оставшиеся проходы, а сталкеры соорудили приставную лестницу со второго этажа для спуска на улицу, чтоб была наготове. Отряхнулись и присоединились на пятом этаже к остальным ребятам в облюбованном Бастурмой зале. Их ждал веселый костерок с вытяжкой в верхнюю фрамугу крайнего окна, походный ужин и больничные матрасы вдоль стен.

Ночь прошла без ЧП. Народ, устав и напереживавшись от кошмаров, бега и потери товарищей в Лиманске, после принятия вовнутрь водки вырубился до зорьки.

Серое туманное утро с пасмурным небом и накрапывающим дождиком ссыкуном началось с глухого взрыва на первом этаже. Тотчас во дворе госпиталя вспыхнули разноцветными сигналами фейерверки.

Корсар, казалось, спавший в обнимку с автоматом, вскочил и привел отряд в боевой порядок. Раздался скрипучий голос Пороха по рации, извещающий об атаке мутантов. За соседним зданием наметился и их вдохновитель   полуголый, толстый, грязный, уродливый Контролер. Он хитро выглядывал из за кирпичной кладки и снова прятался. Порох заметил, что Контролер в шортах по колено, тапочках и широкополой рваной панаме. Усмехнулся. И выстрелил. Гаусс винтарь, малость покоцанный от взрыва в Лиманске, но за ночь подшаманенный новым владельцем, выплюнул электромагнитный импульс в сторону врага. Контролеру по плечо оторвало левую руку и опалило голову. Панама на нём загорелась, он утробно зарычал, отвалившись в укрытие. Ментальная волна сбилась, мутанты ослабли и начали разбегаться от шквала свинца и огня с верхних этажей госпиталя. Пара подраненных кровососов, несколько собак, стая крыс и десяток псевдоплотей шарахнулись прочь. Казалось бы, победа уже была на плечах. Но очнувшийся Контролер собрался с мыслями и силами и теперь направил свое психическое оружие на Пороха...

Расправившись с мутантами без потерь, сталкеры бодро обсуждали нападение, собираясь вместе и приводя себя в порядок. Ну и зарядочка с утра! В зал подошли все, в том числе дозорные. Не явился только Порох. Рация молчала. КПК тоже. Корсар послал за ним опытного Бастурму. Ждали десять минут   ничего и никого! С КПК точка, определяющая Бастурму, исчезла на четвертой минуте ожидания.

  Мля! Оружие к бою! Быстро,   скомандовал Корсар и первым устремился на выход. За ним потянулись цепочкой остальные, клацая затворами, шурша одеждой и топая ботами.



...Порох сидел на корточках возле лужи расплавленного гудрона на крыше здания и держался руками за голову.

  Порох! Эй? Ты чего?   Бастурма осторожно шагнул из лифтовой будки наружу и оглянулся.   Эй, чё молчишь, друган?



Ни звука, ни шороха. Только недалеко взвилась в серое небо ворона, каркая и шелестя крыльями. Бастурма перевел взгляд на спину товарища, затем на дымящее пятно толи возле его левой ноги.

  Странно!   сталкер большим пальцем перевернул флажок предохранителя в положение к стрельбе.   Порох! Аллё, гараж?!



Порох поднялся, выпрямился, что то пробурчал. Из за его широкой спины не видно было, что он держит в руках и куда смотрит.

  Не понял. Что ты гово...



Бывший долговец резко повернулся, и навороченный ствол гаусс пушки направился к Бастурме. Лицо Пороха, бледное как смерть, не проявило никаких эмоций, а тонкие синие губы прошептали:

  Минус один!

  Порох...

Заряд, посланный чудо оружием, снёс Бастурму. Тело сталкера швырнуло метров на пять и влепило в оголовок крышного вентилятора. Он умер сразу.

Порох постоял пару минут, печально созерцая труп недавнего друга, затем выронил оружие прямо в смолу толи, повернулся истуканом вправо и зашагал к краю крыши.

Контролер, брызжа пеной изо рта и бормоча что то нечленораздельное, вывалился из за укрытия и уставился наверх. Панама, сгоревшая дотла, сожгла ему остатки волос и кожу на черепе. Видок у мутанта был схож с куском свинины после мясорубки. Он завыл, напрягся, повышая волну за волной искаженного импульса в фигуру на крыше, но только трясся и рычал в бессильной злобе.

Порох тупо посмотрел вниз, затем на дергающегося Контролера, сухо и натянуто усмехнулся и сделал шаг в пустоту...
  ***
Выброс вовсю громыхал за стенами заведения, а полста человек в зале негромко беседовали и трапезничали. Некоторые одиночки молчаливо жевали свои заказы, кто то выпивал. Туман от курева с примесью травки окутал все закоулки здания. Вентиляцию на время стихии вырубали в целях безопасности, поэтому становилось душно и прогоркло. Особенно некурящей женщине за ширмой VIP кабинки.

  Думаешь, все таки правда то, что рассказал этот бедолага?   спросила она одного из мужчин, поедающего подошву отбивного мяса.

  Похоже на то. Я, как вы знаете, не попал тогда в отряд Корсара, не прошёл проверку на вшивость. Проклятый "Правопорядок". Это ж надо, сидеть в Зоне и ещё пользоваться компьютерами! Как у них это работает, не знаю! Пробить по базе мои штрафы и нарушения, выявить отклонения, запороть мне выход в рейд. Ёшкин кот! Не попал в группу, но кое что услышал и увидел! Примерный состав, задачи, слухи о гонорарах, ориентировочный маршрут. Бродягу там видел в числе новобранцев. Странно, но почему Корсар отклонился от запланированного пути? Не через Радар, Припять, а через Рыжий лес, Лиманск, Юпитер! Да, безусловно, короче, но опасней же!

  Может, страховался? От лишних ушей и утечки инфы. Говорят, не только "Монолиту" они встали костью в горле! А люди Султана? А долговцы? Да и военные там чё то мутили, дёргались! Не зря внезапно на ЧАЭС появилась вертушка?! Как она, блин, пролетела половину Зоны и аэроаномалии?   второй мужчина в одежде, не определяющей какой либо статус и приверженность к группировке, медленно жевал картошку фри.

  Ёшкин кот! Почем знать? Скажите лучше мне, как...   неизвестный заговорил шепотом,   как мы туда попадём и кого в проводники возьмём? Тут такой сброд, гляньте! Рожи одна другой страшнее и хитрее!

  Может, этого... как его... Бродягу и нанять?

  Кстати! Точно. Что скажешь, Герда?

Женщина весьма средних внешности и обаяния сидела неподвижно, отогнув шторку и разглядывая зал, но при этом слушая товарищей. Её белые волосы, стриженные под каре, закрывала бандана черного цвета. Эффектно! Маникюр средней длины скрывали ленты лейкопластыря на каждом пальце. Ни колец, ни сережек, ни пирса. Цветная тату в виде розочки на плече, майка темно зелёного цвета, пятнистые военные штаны "двухцветка" заправлены в высокие боты на шнуровке. Широкий ремень с бляхой "серп и молот". Красная шерстяная нитка через запястье. Рюкзак рядом на полу. Ветровка хаки на спинке стула.

  Он не согласится снова пройти всё это дерьмо!   сухо и сжато рубанула блондинка.

  Ну у... так это... гонорар можно и...

  Можно и перетереть с ним, но вряд ли получится задобрить его материально!   перебила собеседника Герда.

  О о! Ну и как тогда, дорогая?!   спросил мужчина постарше, делая глоток виски из одноразового стаканчика и ехидно замысловато улыбаясь.

  Не смешно, Роман! Не так, как подумал и мечтаешь ты!   парировала блондинка.   Нужно надавить на его моральные качества, на душевные мозоли! Он сейчас в состоянии нестояния, аффекта от провала операции, потери друзей, непонятной ситуации с этим Корсаром. Боль, тоска и чувство вины гложут, должно быть, его! Я уверена, предательством тут и не пахнет! Прямой ответственности за гибель отряда и провал рейда нет. Я видела его глаза! Там переживания, горечь утраты, усталость и сожаление. Но не хитрость, ложь и фальшь! А мы насядем, щипнём, намекнём. Типа, пусть искупит свою вину и долг перед погибшими! Ещё увидите, снова туда побежит, да еще и впереди нас!

  Ну ты, Герда, прям мо о озг! На сто баллов! Уважаю!

  Молодец, девка!   пробубнил второй, моложе, видимо русский.

  Так, всё. Хватит лясы точить, а то время идет, а дыма здесь столько, что онкология скорее разовьется от него, чем от радиации! Жратва   дерьмо! Я пошла в номер. И вам советую. Гроза еще эта на мозги давит, чёрт побери!

  Эта гроза здесь Выбросом называется, мадам Герда!

  Не язви, Кот! Всё, отдыхаем, пока стихия бушует да Бродяга дрыхает. И не задирайтесь здесь ни с кем, ясно?! Особенно, Кот, тебя касается! Понятно?

  Есть, мэм!



  Сукин сын!

Женщина холодно улыбнулась и стала собираться. Мужчины последовали за ней. Со стороны без труда понималось, ху из ху в этой троице.
  ***
После глотка воды из эмалированного чайника с обгрызенным носиком Бродяга снова провалился в полудрёму...

...Оплакав двух лучших бойцов   двух опытнейших сталкеров и похоронив их способом замуровки под плитой полуразрушенного гаража, поредевший отряд снова двинул в путь. Новый маршрут пролегал через пустырь за госпиталем, затем русло сухого канала, карту намыва и отстойник и далее, через полигон радиохимиспытаний и Ограду вокруг ЧАЭС 1 и ЧАЭС 2. Промзона Чернобыльской атомной электростанции занимала несколько квадратных километров, и, чтобы найти в хитросплетении построек с повышенной радиацией нужный полигон с секретным бункером, надо было постараться. Да ещё во владениях "Монолита"!

Появились первые сомневающиеся, шепот разногласий, страх и отлынивание. Корсар напомнил о гонорарах, близости конечной точки похода, о предстоящей славе и героизме всей группы и пообещал скорый исход операции. Со счастливым окончанием! Типа, возможно, потом всех заберёт вертушка. Народ вроде воодушевился и поуспокоился. Тем более путь до самой Ограды прошел без приключений и мытарств. Раз спугнули стаю тушканов да миновали останки двух наёмников месячной давности. Расстояние до ЧАЭС от госпиталя топали в противорадиационных комбезах со специальными шлем масками "Панорама" либо противогазами, вколов по шприцу и съев по горсти капсул антирада каждый.

Семь человек очутились перед знаменитой Оградой. Сплошная железобетонная стена высотой 5 метров и толщиной в полметра опоясывала территорию ЧАЭС по кругу, как частокол крепость. Старая спираль по верху, отключенная от тока, дополняла неприступность периметра. Колючка кое где обвисла и затянулась "ржавыми волосами" и "жгучим пухом". Аномалии, через которые до сих пор искусно вели Корсар и Зональщик, густо облепили Ограду и усугубляли ее преодоление.

Все в ожидании умного приказа уставились на командира. Видно, не просто давалось Корсару принятие верного решения! Безопасно и желательно быстро перебраться на ту сторону, придумать как и где   нужно было постараться.

Минут десять он сидел на корточках, поскрипывая резиной РЗК и утробно дыша в стекло маски. Сталкеры, борясь с желанием покурить и спрятаться куда нибудь от взгляда Зоны, с надеждой ждали ответ и следили за старшим группы. Полосатая труба ЧАЭС почти отчётливо просматривалась сквозь пелену дождика и серость дня, привлекая косые взгляды людей. Мало кто видел её так близко, как они сейчас. И уж никто из них ни разу не посещал территорию ЧАЭС, кроме Корсара и Зональщика. Последний, усевшись на мокрую зараженную землю прямо пятой точкой, вертел в руках пояс контейнер для артефактов, набитый уже до отказа по пути сюда. Искал что то конкретное, думал.

  Так. Все сюда!   встал Корсар и помахал рукой в перчатке.   Зональщик, ты пройди вдоль Ограды влево, надо поискать место с наименьшим количеством аномалий. Будь осторожен! Тут аскариды чаэсовские после дождя с полигонов лезут как ненормальные. Всё, ступай!



Зональщик поднялся, закинул поясной контейнер за спину, стянул лямку потуже и направился вдоль стены на запад. Медленно параллельно Ограде, метрах в трех от неё, он двигался, прощупывая посохом землю и изредка бросая вперёд гайку на резинке. Итальянская пятизарядка висела на плече, снятая с предохранителя.

  Остальным максимально облегчить своё тело и упрятать всё барахло, снарягу, гранаты и патроны в рюкзаки. Не влазит в один   значит в два. На себе только РЗК и "слоников" оставить. Дальше. У Пороха был штык нож калашовый. Кто прихватил? Надо резать колючку.

  Вот штык Пороха,   один из сталкеров достал и протянул оружие в оранжевых грязных ножнах,   только я не полезу на Ограду, Корсар!

  Мля, я полезу сам! Короче, делаем так. Щас Зональщик найдёт местечко попроще, идём туда, тащите рюкзаки. Перекидываем всю снарягу и вообще всё через Ограду, затем налегке сцепкой делаем живую лестницу   и наверх. Ясно?



Мужики отрицательно помотали противогазами и масками.

  Что не ясно вам, мои слоники?!   натянуто улыбнулся Корсар, хотя толпа и вправду выглядела смешно.   Я сделаю спайку артефактов, нейтрализую аномалии, перекидываем шмотки, тут на полкилометра никого. Я первым на Ограду, освобождаю от колючки стену, проход готов. За мной остальные, Зональщик на шухере, замыкает. Вытягиваем веревками и шестом последнего, самого здорового. Теперь всё ясно понятно?



Народ согласно закивал. "Ха, артисты погорелого театра!"

  Всё. Давай облегчаться!



Корсар засунул штык нож от АК 47 в глубокий наружный карман РЗК, принял от одного из сталкеров моток нейлоновой верёвки и стал комплектовать свой рюкзак. Все последовали его примеру.

Вскоре вернулся Зональщик. Махнул рукой. Пошли гуськом за ним. Через двести метров остановились. Корсар с Зональщиком что то обсудили, глядя на Ограду. В этом месте промежуток между "зыбью" возле стены и маревом "жарки" был метра три.

  Может, и без спайки обойдёмся?   спросил Корсар, изучая место предстоящего прохода.

  Сомневаюсь, командир! Как "зыбь" возьмет да перетечет под ноги Гудвину или "жарка" сместится   вот номер будет!   ответил Зональщик.

  И то верно!



Минут пять они молча обдумывали детали. И вдруг сам Бродяга выпал с предложением.

  Командир. Так, может, "зыбь" просто сначала разрядить и лезть наверх спокойно?!

  Опс. Ого! Красавец мужчина!   приободрил старший, похлопав одобрительно Бродягу по плечу.   И давно мысля такая в голову светлую пришла?

  Да так... только что...   замялся Бродяга.

  Лады, действуем.

Корсар достал из рюкзака патрон, подошел ближе к аномалии и швырнул его в серое пятно величиной с добрую лужу. "Зыбь", срабатывающая от любого инородного предмета, кроме снега и дождя, мгновенно схватилась, поглотив патрон, и превратилась в большое твердое пятно бетона. Зональщик посохом постучал   надежно. Народ восхищенно загомонил, хваля Бродягу. Тот аж зардел от прилива крови к лицу, но под маской ГП 5М никто не заметил этого.

Амбал по кличке Гудвин, поняв, что от него требуется, встал к стене и уперся руками в колени. На него залез следующий, а по тому вскарабкался Корсар и начал кромсать ржавую колючку. Верзила Гудвин, кряхтя и охая, выдержал вес двоих товарищей достойно любого олимпийского тяжеловеса. В две минуты проход был готов. Корсар оседлал Ограду и дал минуту на отдых и подготовку, а сам разглядывал местность за преградой.

  Ну, парни, давай кидай мне рюкзаки по одному,   пробубнил сверху старший,   только не торопись! Аккуратно.



Он ещё раз оценил пятачок земли на той стороне, куда бросил гайку, и начал скидывать туда рюкзаки, подаваемые сталкерами. Перекантовав все вещи, снова встал в позу Гудвин, затем на него ещё один. Корсар спрыгнул на территорию ЧАЭС.

Полезли.

Гудвин выдержал всех по очереди. Подсадил Зональщика, которого наверху приняли руки. Затем, ухватив веревку и посох, подпрыгнул и сам пополз по стене. Ему тоже протянули четыре руки и еле еле вытащили семипудового здоровяка.

Через полчаса группа шагала внутрь территории ЧАЭС, мимо первых строений комплекса охладителя станции и ТЭЦ, хорошо сохранившихся за десятки лет...

...Замеры радиации напрягали, конечно, но все были готовы к тройной дозе превышения ПДК. Особенно трещали датчики, касаясь зданий, брошенной техники и строительных материалов. Всё это приходилось преодолевать медленно, осторожно, чтобы не зацепить ткань РЗК или не влипнуть в аномалии. Конечно, костюмы, уколы и проглоченные антирады вносили свой вклад в живучесть и безопасность, но стало как то мрачнее и печальнее.

К тому времени, когда нашли нужный спецполигон, начали сгущаться сумерки. Вообще в Зоне день не был похож на день, а лето на лето! Сплошная осень круглый год, а ночи и вечера как на Крайнем Севере   длинные и серые. А весна сейчас в Зоне и подавно выглядела больной, изможденной и убогой, будто кожа старухи Смерти.

Жрать хотелось неимоверно, да и спрятаться от радионуклидов тоже, поэтому все торопились и участвовали в поиске активно и шустро.

Но только стоило Корсару озвучить приятную новость, что они возле полигона и замаскированного входа в бункер, как случилась новая беда.

С башенного крана, примыкающего к корпусу полигона, раздался выстрел, предназначавшийся, видимо, старшему группы. Шаг вперед сталкера Пыжа из "Чести" спас командира, но умертвил спасителя. Пыжа рвануло, завалило на Корсара, на котором он тут же и умер. Мгновенно все попрятались вдоль стены цеха, хотя укрытие было так себе. Ещё два выстрела с крана. Мимо, но обидно и страшно.

Корсар крикнул Гудвину, чтоб тот прикрыл огнём пулемёта, а сам проскочил десяток метров, выбил окно цеха и позвал остальных. Пока Гудвин посылал с РПК короткие очереди по будке крановщика, группа перекочевала через окно в цех. Затем пулемётчик и сам, прихватив рюкзак Пыжа, скачками метнулся к спасительному окну. Оттуда его приняли руки, но пуля калибром 12,7 мм из снайперки "Корд" все же оказалась проворнее и разорвала икроножную мышцу здоровяка. Рана оказалась нешуточная! Верзила стонал как бык на бойне, пока Бродяга оказывал ему медпомощь. Зональщик и Корсар принялись отстреливать мелких мутантов по цеху, а двое ребят из "Силы" мерили фон позади них и трясли датчики аномалий, настраивая их на рабочий режим.

Ещё полчаса ушло на зачистку цеха, его обследование и помощь Гудвину. У окна натянули растяжку. Люк в центре здания завалили рухлядью, предварительно бросив гранату.

  Всё, ищем секретную дверь в бункер. Он где то в этом здании. "Силовики", вы прикрываете. Гудвина тянет Бродяга. Мы с Зональщиком   в поиск.

  "Монолит"?   коротко спросил Зональщик, устремляясь вслед старшему.

  А кто, мля, ещё то здесь? Они, сволочи! Сторожа Зоны, етить их налево!



Разбежались. Не заметили крысу, шмыгнувшую по кровавому следу раненого сталкера. Она впилась клыками в ногу бедняги рядом с красным бинтом. Заорал матом Гудвин, дергая ногой, закричал от испуга и злости Бродяга, завизжала, не размыкая челюстей, крыса. Верзила, опередив удар товарища, руками схватил тушку мутанта и буквально разорвал её, при этом головка зверька осталась висеть, вцепившись в плоть человека. Зрелище не для слабонервных!

Хотелось надеяться и верить, что на этом беды кончились, но, похоже, всё только начиналось!

Бункер с замаскированным под железный шкаф стеллаж для электроприборов входом нашли ближе к ночи, но как открыть бронедверь   никто не знал. Кодов и ключей у Корсара не оказалось, он объяснил это тем, что в целях безопасности ему их не дали заранее, а должны сообщить по связи. Рации здесь не работали, КПК шалили, мигая и попискивая как от магнитной аномалии.

Забаррикадировали все, что можно, благо материалов и оборудования в цехе хватало с избытком. Корсар, взяв в помощники Бродягу и Зональщика, полез через стеллажи к пожарной лестнице, оборванной на середине. Она душераздирающе скрипела и грозила отвалиться в самый неподходящий момент. Снаружи слышалась возня и какофония мутантов. Откуда то сверху, с 4 го энергоблока, со свистом выходил пар или стравливался воздух, оглушая округу паровозным гудком. Иногда узнавалась речь монолитовцев   короткие сухие переклички и команды.

  Ночка будет атас!   с горечью и грустной обреченностью заключил Корсар.

  И, может статься, для многих последней!   подытожил Зональщик.

Пока Бродяга фиксировал лестницу, они доползли до мини площадки и ударами прикладов вышибли замок и пристывший люк.

  Есть, сюда, сталкер,   позвал командир Бродягу, и все трое тотчас вскарабкались на второй, якобы не существующий этаж цеха. Внизу остались "силовики" и мученик Гудвин. Последний прижал пулемёт, направив его в сторону ворот, и откинул голову к ящику за спиной.



Наверху оказался просторный пыльный зал без окон и с одной дверью в сторону главного корпуса ЧАЭС. Лабораторные и письменные столы вдоль стен, шкафы, чертежи, плакаты, в центре помещения огромный стол с миниатюрой аппликацией ЧАЭС с высоты птичьего полета. И вот чудо! В углу, в стеклянной будке аквариуме два на два метра   узел связи типа "Ангары 1" и щит с телефонными ячейками.

  Так мы это искали? И никаких запасных вариантов?!   ошарашенно спросил Зональщик, измеряя фон в зале.

  Типа того,   Корсар с вожделением бросился к рации,   но меня заверяли, что на ЧАЭС, на верхних уровнях, эфир чист и связь должна быть. После отключения Радара и Осознания, ты же сам знаешь, связь появилась везде по Зоне! Хоть и не совсем качественная!

  Ну да, ну да! Тока здесь её ни черта нет!   Зональщик протер стекла противогаза и, удостоверившись в показаниях счетчика, воскликнул.   Опачки! Здесь чисто. Фон в норме, но на границе. Снимаем?

  Давай!

Все сняли "слоников" и маски, осторожно задышали. Корсар закинул в рот ещё пару капсул антирада. Потом будет тошнота, жажда, сухость, но зато организм отторгнет радионуклиды.

  Бродяга, проверь дверь, крикни, наших успокой и пошарьте тут везде. Не зря они спрятали этот зал от всех!



Пока сталкеры изучали этаж, фонариками подсвечивая себе в помощь, Корсар разобрался с аппаратурой, пролистал журналы и начал щёлкать тумблерами и кнопками.

Через несколько минут зал прорезал тонкий неприятный писк, командир рванулся и наглухо закрыл дверь аквариума. Сразу стало тихо, и последующий его разговор звукоизоляционный плагиоклаз будки наружу не пропускал.

Вскоре довольный Корсар вышел из узла связи, нашёл лучом фонарика нужный шкаф и вскрыл его.

  Получается, командир?   подошёл к нему Зональщик.

  А то! Всё путём, дружище!

Стало ясно и ежу, что новости хорошие. Настроение выше. Надежда на скорый удачный исход стала расти.

Он что то переписал себе на личку в КПК, сохранил, запаролил и закрыл шкаф, содрав в нём простой лист требований и правил по технике безопасности. Сжёг бумагу. Повернулся к товарищам:

  Ишь, шпионы! Устроили игры детского возраста, етить их налево! Пошли, парни!



Они направились к люку, но Корсар остановился и лучом высветил дверь.

  Бродяга, что там внутри?

  А леший его знает! Закрыто. Вон и табличка предупреждающая!

  Внимание! Вход только сотрудникам ИЛ Х 9,   прочитал Корсар вслух.   О о, так, поди, это тоже вход в их секретную лабораторию?! Надо зазырить! Ломай, Бродяга.



В два счёта сломали дверь, натянули "слоников", вошли по одному, страхуя стволами оружия боковые секторы. Коридор. Никого. Тихо, темно, затхло. Миновали две комнаты, затем лестницу вниз и... "Электра"! В полпролета. Блин, попали в тупичок! Корсар посветил ниже, осторожно пригнувшись через перила. Всмотрелся.

  Там тоже нехилая бронедверь с кодовым замком и под флеш карту! Артефакт вижу... даже два. "Батарейка" и... ого! "Душа"...



Сталкеры переглянулись, все три луча фонарей скрестились на пролете и аномалии.

  Не а, никак, чёрт!

  Жаль!

  Ага.

  Возвращаемся. Та скрытая дверь и есть запасной вход. Здесь амба! Не пройти.

  А если... спайку? Никак?

  "Электру" не а, не смогу. Новую родить   рожу, а убрать эту   никак! Тут даже выбить "батарейку" некуда. Тупик.

  Пошли тогда, х... ли тут торчать?!



Только все трое направились вверх по лестнице, как услышали дебильный истерический хохот, лязг железа, шорохи и глухой хлопок, но вместе с тем на секунду раньше   очередь из пулемёта. Гудвин!

Всё. Тишина. Причём мёртвая! Темень   выколи глаз.

  Гаси фонари, ёп! Кажется, влипли, етить их налево!   Корсар первым выключил фонарик и вздохнул.   Что фон?

  В норме фон,   ответил Зональщик, рассматривая при своем фонаре показания счетчика Гейгера,   только мы, кажись, влипли опять!

  Бродяга, глянь!

  Иду, командир.

Сталкер прошел коридор, осмотрелся, подергал ручку двери, надавил. Никак. Вроде же сломали замок, открытой оставили, обратно без услуги плотника или слесаря не закрыть. А тут как влитая! Наглухо.

  Крындец мышатам!   Корсар на ощупь и по памяти пошоркал вдоль левой стены.   Зональщик, вырубай, сказал! Бережём. Хватит одного Бродяги. Неизвестно, сколько тут торчать, ёп!

  У меня в рюкзаке ещё комплект.

  А рюкзак где, мля?

  В цеху, внизу.

  Вот вот! А х... ли тогда языком чесать?!

  Э э, не разводить тут психозы! Спокойно, братцы, нам пока ничто не грозит. А вот парням внизу, похоже, звиздец!

Все прислушались. Вроде тихо. Корсар вошел в боковую комнату коридора, лег на пол, ножом разрезал кусок линолеума. Откинул его, приник ухом к пыльному бетону, притих. Минуту спустя встал, быстро обернулся к товарищам. Луч света Бродяги лег ему на грудь, деликатно избегая слепить глаза.

  Там, судя по всему, бойня! Пальба. Утихает, но, боюсь, не в нашу пользу! Ядрен батон! И мы нашим не поможем никак...

  Стопудово это призрак был! Закрыл нас.

  С какого перепугу?!

  Ржал демонически. Так ржут только призраки в Зоне!

  Пи...ц!



Все угрюмо замолчали. Далекий глухой стук вывел из оцепенения.

  Какого стоим?! Оружие готовим, фугасные, огонь, факелы, всё, что горит, мля! Кто предупрежден   тот сами знаете! Живо!



Все трое бросились по углам, комнатам, в коридор. Собирали в картонные коробки бумаги, кальку, целлофановые пакеты, даже мусор бумажный из урн. Сухие с советских времен тряпки, коврик, халаты лаборантов, красное знамя. Всё для факелов, для поддержки огня. Древко флага, ножки стульев и чертёжные тубусы пошли в ход для держателей факелов. Корсар отломал деревянные перила для этих же целей. Мотали на них всё, что могло гореть. Закрепили скотчем, верёвкой, проводами, проволокой. Приготовили оружие   трассеры, дробь, ракетницу, гранаты.

  Так, парни! С гранатами аккуратней, себя ненароком завалим. Если это призраки, а это они, то появятся только из за двери. Больше им дороги нет! Внизу "электра"   там им не пройти, да и ваще никому. Значит, "электра"   наш надежный тыл! Спинами к ней, без оглядки. Держим лестницу и коридор. Первое   коридор. Зональщик, дуй туда   лепи растяжку у двери и в коридоре. У двери   "эфки", далее   сигналки. Надеюсь, понятно почему?! Так... обожди,   Корсар приостановил проводника одной рукой, другой притянул к себе за затылок Бродягу, вдруг обнял обоих секунд на пять,   други мои, братцы мои, все там будем! Это Зона! Если что   прощайте! Не казните себя, не материте меня   сами знаете, эта операция для добровольцев! Спасибо вам, друзья! Мне было ништяк с вами в Зоне! Всё, а теперь за работу, парни!



Трогательно. Даже мило! Бродягу аж слеза пробила.

  Вот на этой площадке, в углу, оставляем всё лишнее   хавчик, снарягу, "слоников". Короче, всё! Налегке примем этот бой! РЗК не снимать   немного бережёт от тока и разрядов. Головы облить водой. Вон в бутыли литров пять осталось от учёных этих! Свою воду в угол, где пайки с едой, про запас. Фонари лепим на лоб и к плечам. Если что, огонь по одному! Посменно, как в "двойке". Один перезаряжает, другой огонь. Третий на подхвате. Ясно? Коробки для костра в коридор   призраки и полтергейсты не терпят огня. Щит себе сделаем. Так. Что ещё?

  Я к двери побёг!   Зональщик зашагал по лестнице наверх, разгрузив на пролете свое барахло, а посох с оголовком из тряпок приставил к стене.

  Давай!



Бродяга выпрямился, попрыгал. Скрипела только прорезиненная ткань РЗК.

Корсар, прислушиваясь к нарастающему вою и хохоту мутантов и лихорадочно соображая, призвал сталкера и шепотом сообщил:

  Бродяга, дружище! Если мы накроемся и останешься один, выбирайся на хер отсюда, никаких операций и бункеров. Код к лаборатории на моем КПК, он вот здесь. Пароль   день рождения Зоны. Понял?

  Да, командир!   Бродяга закивал, глаза его повлажнели.

  Если выберешься   расскажи всё! Про маршрут, ловушки, засады и "Монолит" сраный этот. Скажи, вертушкой можно сюда, но только за день до очередного Выброса   так аномалий передвижек меньше. Ясно? Я на тебя надеюсь, Бродяга! Ну а если ты сгинешь   мне дальше одна дорога! Эх, паря, кажется, идут твари! К бою, сталкер!



Корсар засунул фугасный заряд в подствольную "обувку" своего АК 107, провел по бандане рукой в перчатке от РЗК, бросил на Бродягу прощальный взгляд и жестом указал следовать наверх.

Зональщик расставил петарды на коробках, натянул крестом проволоку сигналок и установил Ф 1 у двери, мотая проволоку от рамы к гранате и обратно. Только он согнулся, приседая и поворачиваясь спиной к двери, чтоб отползать, как вдруг дверь распахнулась, словно её не закрывали. Щёлкнула чека лимонки. Три секунды. Взрыв. Огонь, грохот, осколки. Ударная волна рванула на лестницу и опрокинула успевших пригнуться сталкеров. Перепонки чуть не лопнули вместе с глазами. Хохот призраков возобновился не сразу. Точнее, это был уже вой, истошный ор, огласивший здание.

Бродяга приподнял с пола командира, помогая ему встать. Лицо пылало и чесалось, глаза щипало. Тошнота подкатывала к гландам. В ушах звенело и стучало. Кровавые губы Корсара что то шептали, но нельзя было понять и услышать его.

Бродяга поднялся, огляделся. Настроил фонарик. Направил перед собой ствол "отбойника", висящего через плечо на широком ремне, поднял импровизированный факел из скрученного знамени, запалил его и стал карабкаться к проему коридора. Облако взвеси из пыли, штукатурки и дыма не спешило рассеиваться. Луч фонарика метался по периметру коридора, выхватывая очертания предметов. Разбросанные взрывом коробки, обвисшая проволока сигналок, обезображенное тело Зональщика, куски двери. Бродяга не стал лезть за границу сигналок, а ногой начал двигать коробки в одну кучу, фонарем пробивая серую пелену. Визг впереди.

  Где ты, уродина?   заорал сталкер.



На его крик отозвался хохотом мутант Зоны, считавшийся одним из самых редких и ужасных и при этом почти непобедимым.

  Покажись, тварь!   снова закричал Бродяга, выставив пылающий факел. Хорошо, что Корсар полил все набалдашники заготовок какой то вонючей жидкостью из пробирок и колб одной из лабораторных комнат. Горело весело. Зато на душе было погано!



От третьего боевого клича сталкера с примесью мата не только очнулся Корсар позади на лестнице и показалась в проходе белая размытая фигура кровососа, но и шевельнулась рука истерзанного Зональщика. Бродяга сначала подумал, что проводник превратился в зомби и пытается встать. Но его отвлек призрак, который оказался в коридоре не один.

За силуэтом кровососа плыли белесые очертания псевдоплоти и крысиного волка. Значит, и крысы рядом, мать их!..

Призраки гоготали и извивались в предвкушении наживы и потехи, переливаясь бледно розовыми и голубыми оттенками. Они заполнили своими полупрозрачными фигурами весь конец коридора, докатываясь уже до проводника. Тот запрокинул голову, точнее, то, что осталось от неё, и на мгновенье в луче фонарика очутился его блеснувший глаз. Один целый на всем кровавом месиве бывшего лица. И он моргнул. Точнее подмигнул. Да да, подмигнул!

Мурашки от ужаса у Бродяги дополнились непонятной, но теплой волной. Он увидел руку Зональщика, вытаскивающего из под себя гранату. Что то звякнуло.

Бродяга бросил факел и нырнул за угол коридора, на лестницу. В прыжке обхватил Корсара и завалился с ним на площадку. Рванул взрыв. Не слабее первого.

Снова Бродяга вскочил и побежал наверх, не обращая внимания на стоны командира. Фонарик высветил длинный коридор, клубы дыма, всполохи огня. Шипение мутантов вселило бодрость и воодушевление.

  Спасибо, друг!   сказал Бродяга и как молотобоем начал долбить пространство перед собой из барабанного ружья.   Это вам, гады, за Зональщика! Это вам за Бастурму! За Пороха! За Ваньку Мокрого! За Гудвина! А а а!



"Отбойник" выпустил тучу дроби в коридор, сталкер выдернул кольцо РГО и швырнул её вперед. Снова привычный уже прыжок на лестницу, Корсара под себя.

Взрыв. Бродяга махом стал заряжать "отбойник" патронами 12 го калибра. 15 секунд. Вперед.

Его контратака повторилась снова. Ураганный огонь из многозарядного ружья, бросок гранаты, отход. Взрыв.

И ещё один выпад. На этот раз "отбойник" заклинило на шестом выстреле, а в коридор полетела последняя граната.

Если бы там были люди или мутанты из плоти и крови, то они из этой мясорубки не выбрались бы живыми никогда.

Но эти оказались призраками!

Бродяга рванул наверх, стуча по барабану кулаком, выбивая заклинивший в прорези выбрасывателя капсюль. Ногами он начал сбивать коробки к центру коридора, заметив выплывающую из дыма химеру.

  Мля я!   только гаркнул сталкер, бросая "отбойник" и выхватывая вальтер. Опустевшая обойма не принесла результата, и Бродяга схватил потухший факел, чиркнул зажигалкой. Нет. Снова. Огонь охватил бывшее знамя вовремя   призрачная химера прыгнула. Угодив сначала в кусок проволоки, оставшейся от сигнальной растяжки, она чуть не зацепила её, но, попав в пламя факела, зарычала и откинулась снова на самодельное заграждение. Сработал детонатор, воспламеняя заряды пиропатронов. Бродяга бросил горящим копьем факел в химеру и привычно нырнул на лестницу. На этот раз Корсар оклемался вконец, а волна теперь оказалась не ударной, а огненной. Пламя во всю ширь коридора пронеслось в обе стороны, сжигая и испепеляя всё на своем пути. Лестницу обдало жаром и секундным огнём, подпалив сталкерам волосы на затылке.



Призраки полопались как мыльные пузыри. Вой утих и сошёл на нет. Разбросанные коробки горели по всему коридору, освещая помещение. Гарь, копоть, дым, вонь и смрад вызывали спазмы, рези в носоглотке и глазах.

  Ни хрена себе, Бродяга! Ну ты, паря, даё ёшь!   Корсар, мотая головой, приобнял товарища.   Зачёт тебе, боец!

  И Зональщику тоже... посмертно!   выдал сталкер, опускаясь вдоль стены на пол.

Корсар всё понял и даже вспомнил. И угрюмо сжал глаза и кулаки. Прошла минута. Командир спохватился, выходя из транса:

  Так, сталкер, посиди малость тут, отдышись!   Корсар глотнул воды из фляжки и протянул ее Бродяге.   Держи. Я наверх, разведаю кое что. Не теряй.

  Там это... проводника бы похоронить! А, командир?   прошептал Бродяга.   Давай я с тобой?

  Нет, я сам. Какой из тебя сейчас разведчик?! Отдыхай, оклемаешься   собирай шматье, БК подбей. Ну... а Зональщик... только... вряд ли мы его найдём там!   Корсар замялся на секунду, затем схватил автомат, заготовку факела и устремился наверх.



Прошли минуты. А может, вечность. Дыма стало меньше, огонь стих, звуков ноль.

Бродяга встал, отхлебнув воды, пытаясь понять, где он, что произошло и что делать дальше. Спохватился. Из оружия только нож охотничий да вальтер на полу. Ни гранат, ни серьёзного вооружения.

Внизу щёлкала, трещала разрядами "электра". Сталкер зажег факел, включил фонарь, в правую руку взял пистолет (проверив обойму), медленно зашагал наверх.

Коридор представлял собой закопчённый, разбитый, безжизненный туннель. Ни дверей, ни трупов, живых тоже никого. Ни звуков, ни страха, ни радости. "Где Корсар? Он же был со мной!"

  Корсар!   позвал хрипло Бродяга, прокашлялся и уже громче.   Командир!



В ответ тягучая мёртвая тишина.

  Корсар! Корса а р!



Без ответа. Плохо.

Сталкер обследовал комнаты, обошёл весь этаж до аквариума   никого. Стало жутко и очень одиноко. Ни дверей, ни окон.

"Люк!"   вспомнил Бродяга и нашёл, что искал.

Пройдя к крышке пожарного хода и взявшись за неё, сталкер дёрнулся, вскрикнул от боли в конечностях и спинном мозге и упал назад. Горящий факел чуть не спалил лицо. Бродяга матюгнулся и оглядел перчатки. Кожу под ними жгло, а резина вспучилась и потрескалась прямо на глазах. "Ни хрена се!"

Сталкер встал, осмотрелся. Возле двери в коридор лежало раскуроченное, обугленное взрывами и огнем ружьё Зональщика. Сразу подкатил ком к горлу. В висках застучало. Проводник! Он считался одним из лучших сталкеров в Зоне. Бывалым и опытным. Забрал его Чёрный сталкер! Навсегда забрал!

Бродяга попробовал поддеть люк ружьём, используя его в качестве ломика. Никак. Стучал, ковырял. Безрезультатно.

Откуда ему было знать, что люк запечатан снизу аномалией "магнитуда", собравшей всё железо цеха в кучу и разместившей всё это на потолке гирляндой вниз. И вдобавок "синий огонь", гуляющий по цеху, сожрал всё, что может гореть, даже тела мутантов и сталкеров. И только горевший остов пулемета Гудвина напоминал о недавнем скоротечном бое, проваленной операции и печальном конце спецотряда Корсара...
<< предыдущая страница   следующая страница >>