Сергей Александрович Коротков о возвращении забыть Пилигримы Мёбиуса – 1 Коротков Сергей - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Сергей Александрович Коротков о возвращении забыть Пилигримы Мёбиуса – 1 Коротков - страница №1/10

Сергей Александрович Коротков

О возвращении забыть
Пилигримы Мёбиуса – 1

Коротков Сергей.

О возвращении забыть
Автор выражает особую благодарность ООО "Искра Нефтегаз Компрессор" и, в частности, его генеральному директору Олегу Витальевичу Бычкову за помощь, оказанную в издании книги!

Отдельное спасибо моему брату Денису за предоставление фотоматериалов сталкерской тематики!

Благодарю:

  Дмитрия Солоп за компьютерный дизайн макета обложки книги;

  писателей, работающих в жанре фантастики: Андрея Левицкого, Виктора Ночкина, Александра Шакилова, Дмитрия Силлова, Василия Орехова   за веру в нерушимую мужскую дружбу и солидарность, за вдохновение и позитив, полученные от прочтения их замечательных книг;

  братьев Стругацких (светлая память!) за блестящую прозу, которой мы обязаны рождением сталкерской темы, нашедшей впоследствии воплощение в произведениях многих авторов;



  компанию GSC Game World за игры серии S.T.A.L.K.E.R., ставшие культовыми, уникальными ролевыми шутерами XXI века.  

Ступай, пилигрим, дорогой иной,

на этой земле ты точно чужой!

Товарищи здесь уже не друзья!

И верить никому нельзя!

На сей территории больной

ты всем чужой! И сам слепой!

Слушай сердце своё. Но всё же иди,

и скоро узнаешь, что впереди...

Автор 

Пролог
  А а а а! Мля я я!   отчаянный крик, перешедший в хриплый мат, огласил ложбину. Только это может вырваться из глотки орущего бойца, падающего спиной на валун. И не только от боли в лопатках! Когда на тебя прёт волна тварей и, казалось бы, вся Зона супротив человека (гон перед Выбросом штука абзацная!), очень неприятно и плохо, если заклинивает затвор оружия. Смертельно плохо!

Обречённый, еще не успев почувствовать боль от падения на камни и хруст в позвонках, последнее, что успел сделать,   наотмашь садануть прикладом пулемета метнувшуюся к нему тень...

Прыжок крысиного волка сбился, он отлетел к кустам, но цунами серых корявых тел потоком ниспало на бойца в черной униформе наемника.

Последний матерный вопль, короткий и сухой, как выстрел. И больше ни стонов, ни предсмертных криков   спецы зачастую погибают молча, мужественно принимая конец.

Только звериный рык, чавканье и визг тихим эхом пронеслись по длинной извилистой ложбине. Но крысы не устраивали пир и поедание. Потому что нет силы страшнее и больнее, чем надвигающийся Выброс! Не до охоты, не до еды!

Крысы волной стекли с разорванного тела и валунов и, подгоняемые следующей лавиной мутантов, устремились дальше по низине. К ним присоединился прихрамывающий вожак, бег ускорился. Армада зверей за две минуты миновала это место.

Выброс! Ни для одного существа Зоны нет ужаснее явления, чем это!

Выброс! Он начался...
Глава первая.

Чечня. Шатойский район. Апрель 2006 года
В штабную палатку, стоящую в центре мобильного лагеря в/ч N, Никита вошел за минуту до назначенного времени. Отогнув один полог маскировочного шатра, затем другой, он оказался в душной прокуренной "комнате" площадью аж на пару общевойсковых отделений. Убранство палатки командования армейской разведки было обыкновенным, почти ничем не отличающимся от быта полковой и даже его, майора Топоркова Никиты, спецназовской конуры. Так же все просто и скупо необходимо   в углу блок аккумуляторов, раскладной стол посередине с картами и ноутбуками, по краю топчан скамейка, рация, сейф цвета хаки, вентилятор, разгоняющий дым, духоту и тоску офицеров. Все это опутано проводами, ширма из брезента, отделяющая "греческий зал" генерала от общего, да люди. И конечно, все в камуфляже. Потому как присутствующие здесь были офицерами высшего звена ГРУ и ФСБ, а в/ч N расположилась в пятнадцати километрах от Шатоя, в предгорьях Северного Кавказа, на границе лесного массива и бушующей реки.

Уровень безопасности был настолько высокий, что ему могли бы позавидовать силовики ФСО президента. Сигнальные и поражающие растяжки, пункты визуального и электронного оповещения, "егоза", скрытые посты, две линии охраны, не считая у командного пункта, спутниковое сопровождение и так далее. Ну и сама конфиденциальность и секретность сбора.

Обыденность и привычность обстановки нарушала только инвалидная коляска, стоящая у ширмы. Явно импортная, со всеми наворотами и прибамбасами. Дорогая! На пять порядков лучше тех, на которых шарахались по закоулкам великой страны наши ребята из Афгана и с Кавказа.

Среди нескольких офицеров Никита не узнал только двоих. Один этак лет сорока пяти, седой, в черно зеленой "спецовке" без погон, коренастый   впрочем, как и все остальные здесь.

Второй   тоже без знаков войсковой принадлежности, но звёзды полковника. Модельная прическа зачес наверх в отличие от коротких стрижек всех остальных. Очёчки в золотой оправе, папка в руках спереди, пальцы розово белые, почти аккуратные, явно ухоженные в салонах. Ну, может, московская любовница умеет делать не только м...т, но и маникюр в VIP spa.

В том, что этот хлыщ... опс, пардон, офицер   из москалей, Топорков не сомневался. Сюда "таких" типов заносит только из столицы либо из контингентов якобы дружественных стран. Или якобы дружественных контингентов! Ну да а! Как звучит? Дружественный милитари   контингент войск особого назначения НАТО в "абсолютно безопасном" районе проведения контртеррористической операции (КТО) России! О как!

Никита отмахнул, как муху, несуразные мысли и доложился о своем появлении.

Все взоры устремились на него. Еще бы не еще бы, но личность его не оставляла в равнодушии не только девушек на гражданке, но и комсостав любой в/ч.

Странно, но как раз особенным или выдающимся Никита сам себя не считал. Да, послужной список с перечнем регалий и характеристик хоть и превышал три страницы печатного текста формата А4 двенадцатым кеглем, но такая "карьера" за десять лет службы в силовых органах родной страны присуща и не чужда любому настоящему офицеру своей страны! Офицеру! Своей родной страны!

  Бери, майор!   генерал толкнул пачку "Кента" по карте масштаба 1:50000. Ого! Подробная, гибридная. Спутниковая. Никаких стрелок синего и красного цвета, кружков, цифр, как в фильмах про войну. Просто карта. Но очень неплохая карта такая! И наводящая на очень понятные выводы   предстоит не просто операция федералов или зачистка. Будет рейд! Походик такой! Особого назначения, понятно! Особой важности! И карта без значков, и чужие в расположении части особого назначения, и глаза генерала   необычные, глубоко задумчивые, строго серьезные, и гробовая тишина, и пулемет "Печенег" в углу стоймя рядом с РПГ 18 ("мухой"). Мда а! Никогда Топорков оружия на КП, в шатре штаба, не видел. Но черт возьми! При чем тут коляска и кто из них инвалидом то стал?! Хотя аналитический ум майора спецназа ГРУ Топоркова направил, подсказал верно   ответ там, за ширмой.



Точно! Колыхнулась "занавеска", как сказали бы в шпионских романах. Рука с печаткой, нехилой такой печаткой, штук на пятнадцать зеленью, взялась за спинку коляски. Движение, шорох. Теперь все повернулись в ту сторону.

  Вам помочь?   полковник москаль дернулся было подсуетиться.

  Сам!

Блин, как выстрел из 12 миллиметровой дальнобойки. Зычно, громко, твердо.

Тридцать секунд. Взору десятка офицеров предстал пожилой, достаточно пожилой, мужчина в дорогом сером костюме от Славы Зайцева, но без галстука. Очки, сухие ноги под штанинами, артритные кисти рук   вот что первое бросилось в глаза. Старичок что то там нажал едва уловимым прикосновением кривого тонкого пальца, и коляска с тихим жужжанием выкатила к столу. Инвалид положил руки на край столешницы и поправил очки, так похожие на те, что закрывали глаза полковника. И если последний выглядел на все сто именно московским чином, то старику трудно было присвоить географическую привязку. Он мог быть иностранцем из Лондона, Парижа, а мог и жить в Барвихе, катаясь по одному маршруту: туалет   камин   веранда   туалет. Но туалет тот очень дорогой и веранда шикарная!

Каким то малозаметным знаком (Никита что то уловил) инвалид дал слово генералу.

  Господа офицеры?!   генерал подавил некоторую слабую нервозность и волнение и постарался выдержать традиционный стиль   ту манеру поведения и речи, которой следовал всегда.   Прежде всего хочу представить вас друг другу, потому как прибывшие последующие не слышали ранее появившихся.



"Витиевато!   мелькнула мысль в голове у Никиты.   Точно что то из ряда вон!"

Генерала Топорков знал уже два года, и не столько по штабу и штабным встречам, сколько по пяти "командировкам". И все особого назначения!

Генералу еще было под 50, но известности в узких кругах силовиков хоть отбавляй. Федералы знали хуже, понаслышке, но оно и лучше. Офицеров ГРУ вообще не должно быть видно и слышно! Они   мозг и меч армии страны. Когда остальные   пушечное мясо, санитары и уборщики. Не в обиду будь сказано общевойсковым частям и федеральным органам!

Генерал нравился не только офицерам его ведомства. Добрым словом его вспоминали и потный сержант контрактник, карабкающийся по козьей тропе с тройным боекомплектом (БК), и лейтенант, проверяющий список всех вернувшихся с зачистки бойцов своего взвода, редко "трехсотых", и комбат мотострелковой части срочников, приданных в распоряжение армейской разведке, в очередной раз удостоверяющийся в правильной стратегии и тактике генерала.

И конечно же, мало у генерала полевика было настоящих друзей в штабе, в министерстве, в Москве. Но все таки были!

"Все! Аллес цузаммен!"   Никита отбросил посторонние мысли и сконцентрировался на монологе начальника, чуть расслабив осанку.

  Начну от входа,   генерал кивком головы указал на стоящего в невольно образовавшейся шеренге капитана,   капитан Полозков. Андрей Георгиевич. Военврач из округа. Кандидат медицинских наук. Центр Бурденко. Две командировки на Кавказ.



Все кивнули в знак приветствия. Кивнул и Никита   с медиком он познакомился еще в прошлом году, когда работали по Урус Мартану. Тогда военврач во второй своей командировке ловко и вовремя выудил с того света Никитиного второго номера   Витьку Пузырянова, подорвавшегося на мине висячке. Витек этой зимой после госпиталя, куда тоже помог разместиться военврач, подарил спасителю трофейный "Мачток" с лезвием длиной 22 см, титановым сердечником и стволом в рукоятке типа нашего НРС 1.

  Капитан Будынник. Петр Несторович. Первоклассный сапёр, минёр, инженер взрывотехник и прочий спец по тротилам. Червона Украина!   генерал слегка улыбнулся, в ответ ему зардел крепкой шеей и круглой шайбой лица Петро. Так ребята по свойски, с чувством называли капитана (кстати, недавно еще был старлеем). С ним и Топорков уже три года лазил по этим чертовым горам.

  Киевлянин. Те два абрека в Эмиратах   работа его группы!   с подчеркнутым уважением продолжил генерал.   Прошу любить и жаловать! Любить на гражданке... если разрешит!

Улыбки, шорох, крякнул офицер сапер.

  Майор Топорков. Никита Сергеевич. Тоже наш в доску. Разведка. Снайпер, рукопашник. Сибиряк. У нас переводом от эфэсбэшников. Кому нужно надежное прикрытие жопы,   генерал даже не ёкнул, только мгновенный взгляд на инвалида в коляске и снова на шеренгу офицеров,   зачистка или морду на ту же жопу натянуть   это к нему!



Кажется, все, не говоря уже про незнакомца амбала в темной униформе, оценивающими взорами прокачали Никиту. И, видимо, с сомнением. Ну да, не качок, как, например, этот седой или как Никитин пулеметчик Семен по прозвищу Балон. Обыкновенный рост, метр восемьдесят, среднее телосложение, ничего нигде не бугрится, не лопаются рукава от мышц, как у Балона   бывшего борца вольника.

Но почти все здесь знали или слышали, как бывал крут и горяч Топорков   что в бою, что в спарринге на тренировках, что на гражданке в клубах. Особенно по молодости. Да и сейчас, в свои 35, хоть и не танцор уже, но любитель пошнырять по злачным местам, городским тусовкам. Бабки есть, ксива тоже, фэйс нормальный   незлая морда, но серьезная, прищур мудрый и глубокий. Насквозь рентгеном может просветить. Прокачает, оценит. Если лох или черт   и здесь не полезет, не бычится. Повернется с легкой кривой усмешкой, пойдет прочь. Что то не нравится кому то? Повернется вертушкой, с разворота. Ноги   оружие. Сават! Ну и руки не промахи, не культи. "Извини, чудило!"   и все равно пойдет прочь. Зачем светиться, к чему проблемы? Все путем, пацаны! Гуляем!

Выдержав немигающий взгляд переглядок седого, Никита перевел взор на генерала.

  Майор Семаков! Тоже наша контора. Но малость профиль иной   военный химик. В прошлом ракетчик. С Волги мужик. Полевик, а не штабной!   генерал зыркнул на полковника в очках. Тот ответил тем же.   Четыре ходки по Кавказу и Сербии. Прошу не считать майора Семакова Станислава Всеволодовича ботаником или рохлей. Повторяю, он свой! Идем дальше...



Грузно переступил с ноги на ногу Петро, прокашлялся старичок в коляске, внимательно изучая лица офицеров, переложил под мышку папку москаль, и чиркнула по затянутому москитной сеткой окошку палатки птичка. Вспорхнула, словно колибри, и улетела восвояси.

  Полковник Рогожин. Глеб Романович. Из Питера. Как и у майора Топоркова,   генерал ежесекундно переводил взгляды на офицеров,   более двадцати командировок только на Кавказ, не считая другие интересные уголки нашей Родины...



Опять ухмылки по шеренге комсостава.

  Но называть все достоинства Глеба Романыча я не буду, как и перечислять его регалии! Скажу одно   он командир последних трех операций Центра. Исполнительный боевой командир! И успешных операций! В прошлом замкомоперблока ЦСО ФСБ. И что их, медом в нашу контору тянет?!   улыбнулся генерал, но, заметив смущенный взгляд Рогожина, продолжил:   Шучу, шучу! Таких мужиков нормальных, офицеров от Бога, побольше бы нам, а не в охрану и комструктуры. Спасибо, что вы с нами, полковник!..



"Ого!   отметил Никита.   Нехило! Хорош комплимент генерала мужчины подчиненному мужчине".

  И еще! Он назначен командиром будущей операции. Рейда. Вашим командиром! Вы уже догадались, конечно, что намечается такая, иначе не были бы спецами и моими лучшими офицерами?! Вопросы есть?



Почти все отрицательно мотнули головами. Генерал посмотрел на инвалида будто на маршала. Тот тоже жестом показал: типа вопросов нет. Вопросов пока и не было. А если и были, то не резон глупые задавать. Ждем дальше.

  Вопросов нет! Теперь о гостях наших,   генерал взглянул на ординарца капитана, стенографирующего нужные протоколу моменты и сидящего у батарей аккумуляторов тише воды, ниже травы,   не для записи, капитан! Полковник... гм м... МЧС Егоров Родион Евгеньевич. Из Центра. Один из кураторов операции. Наблюдатель генштаба. Соруководитель и соорганизатор нового важного задания. Его...   генерал поймал взгляд москаля, замялся и добавил:   Прошу обращаться к нему "полковник"!



"Ага, МЧС, ёпрст!"   мелькнуло в голове у Никиты, да и не у одного его.

  Э э... подполковник в отставке... подполковник службы безопасности Украины (СБУ) наших земляков... э э...   опять взгляды, недомолвки, вздох,   Станислав Сигизмундович. Специалист по всем видам вооружения, тактике, секретным операциям внутри и извне страны, короче, военконсультант. Он в составе группы особого назначения (ГОНа) и участник предстоящей операции. И, наконец, следующий инкогнито...

  Товарищ генерал, разрешите вопрос?   прервал Никита начальника. Скажем так, осмелился прервать!

Атмосфера в палатке вмиг зарядилась, как подача ленты в пулемет. Седой прищурился, стреляя бесшумными в Никиту, генерал недовольно крякнул, офицеры вдруг не за себя покраснели, а старик за столом улыбнулся. Да да, улыбнулся один раз и искоса созерцал Топоркова изучающим, епрст, особо изучающим и проницательным взором. Никита отдал бы руку на отсечение, что инвалид наперед знает, что будет дальше... Провидец, мля!

  Хм! Ну... слушаю,   генерал поёрзал шеей, типа разминая.

  Прошу прощения за глупости, но кто то должен их задать! Господин военконсультант имеет фамилию? По операциям какой страны он является специалистом? Что делает СБУ здесь, в Чечне? И каковы полномочия его в рейде, в российской группе особого назначения?

Наступила пауза. Нехорошая пауза! Взгляды присутствующих переводились со скоростью ходьбы эстонской черепахи. Суть взора подпола была очевидна и понятна   разве что не загорелись брезентовые стены КП.

  Майор...   начал было генерал, задумав, шельма, отругать офицера, но не находя подобающих слов для одного из любимчиков армии, да и всей конторы.



Но его прервал хриплый голос старика. Тот, сидя в прежней позе, боком ко всем, и перебирая сухими пальцами края секретной карты, вдруг молвил:

  Генерал, а ведь майор прав! Резонные вопросы, дельные. Донесите смысл до каждого здесь человека! Пожалуйста!



Генерал опять поерзал шеей, типа позвонки ни к черту, якобы затекли, и, поочередно оглядывая офицеров шеренги, вымолвил:

  Подполковник Ковальский. Подполковник в о т с т а в к е,   по буквам выговорил генерал,   никакую СБУ и другие страны он здесь не представляет. Он консультант с опытом работы не только на Украине, но и в Хорватии, Эфиопии и Кувейте. В вашем ГОНе он будет выполнять функции только специалиста по местности, ориентированию и вопросам инструктажа. В руководство ГОНа он не вхож. У него имеются дополнительные директивы и задания, не пересекающиеся с вашими. Кстати, как я уже отметил, командиром вашей группы назначен полковник Рогожин. Его замом в непредвиденном случае   майор Топорков. С этим ясно? Еще имеются вопросы по первой части вводной?



Никита слегка удивился назначению его замом. Непредвиденные случаи в ГОНе на рейде   это только переход командира в разряд "двухсотого" либо тяжкого "трехсотого"   с потерей всех конечностей, рассудка или предательством с бегством. До сих пор на памяти Топоркова таких случаев не было. Но приказ есть приказ, а план есть план!

  Еще один вопрос, товарищ генерал! Исключительно по первой части вводной!   неожиданно для себя выпалил Никита.

  Еп! Слушаю,   генерал надул щеки и долго, тяжело выдохнул.

  А что, у нас в ущельях Чечни подсолнухи днепровские появились или арбузы крымские?



По шеренге даже хохоток пробежался. Один Ковальский уже как то гневно, с лиловым румянцем на щеках испепелял Топоркова укоризненным взглядом.

  Да а, майор! Сработаетесь, смотрю!   вынес вердикт генерал, но, пересилив негодование, добавил:   Ваш острый ум и смекалка, майор Топорков, уместны в зеленке, а когда встрянете, не дай Бог, и ответ будет только у Ковальского, то пеняйте на себя. Какая разница, майор, откуда он, куда, что и кем?! Да хоть из стройбата, хоть из кремлевского полка маршевый. Ваше дело   выполнить приказ, который я озвучить, майор, не имею возможности по той причине, что вы отвлекаете меня и всех нас ненужными, пустыми вопросами и...



Генерал начал распаляться, нехорошая пена стала выступать на его губах, а костяшки кулаков побелели. "Опс! Перегнул ты, Никита!". И тут произошло то, что в армии называется "прекословие вышестоящему руководству" или "неординарное поведение подчиненного".

  А что за инкогнито, товарищ генерал, прячется за ширмой в вашей комнате?   как гром прозвучало очередное нахальство Топоркова.

  Е...ть ту Люсю!   генерал стукнул кулаком правой руки в ладошку левой.

Дальнейшую тираду не дал озвучить старик в коляске.

  Сергей Иваныч, дорогой! Успокойтесь. Надо спокойно и доступно объяснить чересчур зарвавшемуся майору, что и как! Его ретивость весьма понятна, он молодой, смелый, но посмотрите, каков орел, а?! Нервы, генерал, надо беречь, а своим солдатам вносить ясность в поставленные задачи и планы,   инвалид на этот раз повернулся ко всем и, в частности, к Никите. Вид его явно стал заинтересованным и внимательным. Даже по его мимике стало всем понятно, что он симпатизирует Топоркову. Явно!

  Генерал, явите уже инкогнито своим орлам!

Генералу, опешившему от всего происходящего, не удалось даже дойти до "греческого зала" КП. Ширма сама отодвинулась, скрипя кольцами по проволоке, и миру явился еще один гаврик.

Сразу стало очевидно, что мужчина с залысиной, неохватной талией шире оплывших плеч, в очках с толстыми линзами и в мешковидной одежде из свитера, мятых брюк и потертых полубот   не военный. Но сидел он за ширмой сычом искусней снайпера в зеленке. Виновато улыбаясь, он смущенно бочком придвинулся к столу.

  Здравствуйте!..   пробубнил очкарик и поправил, о ужас, указательным пальцем очки на носу.



"Пипец! Ботаника нам только не хватало!   подумалось Никите.   Лузер на рейде   капец группе".

  Мешков Юрий Степанович. Доктор технических наук, профессор академии... мм... всяких наук. Действительный член кафедры...   генерал повернулся к ботанику,   простите, Юрий Степанович, я не перепутал ничего?

  П пере... п утали, Сергей Иванович! Я...   запинаясь, промямлило чудо.

"Точно, Мешков!   сконфузился Никита про себя.   Атас мне на голову! Нам всем, ёптеть!"

  Итак, господа офицеры! Вторая часть вводной. Прошу вашего внимания,   генерал указал на стол,   подходите ближе.

  Генерал, а вы меня представить не считаете нужным? Или я так и кану в века призраком сидячим?   вдруг спохватился старичок в коляске.

  Прошу прощения, Михаил Федорович!   генерал, еще не догоняя, шутит старик или нет, выпрямился от стола.   Я хотел как раз в конце вводной вас представить, когда будет подходящий момент!

  Можно и сейчас, а то майор Топорков силится снова задать вопрос и разрешить свои непонятки! Да, майор?   старик аж привстал с коляски.

  Так точно!   Никита улыбнулся инвалиду и перевел уже серьезный взгляд на генерала.   Как решит товарищ генерал!

  Ох ты! Ух ты! Топорков, Топорков! Влепить бы тебе как рядовому пару нарядов, но звание не позволяет твое. Ладно, проехали! Прошу познакомиться,   генерал указал рукой на инвалида,   Михаил Федорович. Мозг операции, соруководитель, организатор, стратег. Не наших служб, но утвержден Центром. Почему, станет ясно позже. Сейчас мне трудно объяснить, а вам понять. Итак...

Кажется, все удовлетворились туманными объяснениями генерала и сомкнули ряды у стола с картами, топосъемками, фотографиями. Один Никита почесал в раздумье бритый затылок, но, поймав дружеский взгляд старика, прильнул к плечам сослуживцев.

  Буду предельно краток. Инструкции все вы получите лично в конвертах плюс общий конверт у командира   полковника Рогожина. Вскрыть его можно будет строго по времени, указанному на нем. Задание особой важности и секретности. Код допуска   А. Шифр   ОС1. Ясно? Далее. Состав группы: полковник Рогожин   командир ГОНа; майор Топорков   замком ГОНа; майор Семаков; капитан Полозков; капитан Будынник. Полковник Рогожин, соберете с Топорковым толковых ребят   ну там из своих, конечно! Никакой утечки за пределы части. Никаких федералов! Состав группы   не более десяти бойцов. Список согласовываю я лично. Плюс в ГОНе двое гражданских   Ковальский и Мешков. Связь отсюда осуществляет КП. Состав КП: я; полковник Селезнев (прибудет позже, инструктаж проведу лично); радист оператор и капитан Мохов. Это те, кто посвящен в подробности операции. Внеоперационные силы составят до десяти человек   пилоты, водитель механик, начоружейки и, в случае провала рейда, дубль группа выручки.



Теперь по срокам, цели рейда и задачам! Срок и время операции   начало в 1:00 25 апреля, на выполнение одни сутки, то есть 24 часа. Никаких продлений и форс мажоров. Никаких выходов в эфир и контактов с цивилизацией! Предельная секретность, молчание в эфире, максимальная скорость и точное беспрекословное выполнение задач!   генерал бросил укоризненный взгляд на Топоркова.   И никаких обсуждений и отсебятины! За невыполнение приказа считайте, что вышка! Ясно? А приказ такой...

Группе особого назначения 10 й отдельной бригады специального назначения ГРУ Генштаба Российской Федерации под командованием полковника Рогожина с приданными ей военконсультантами Центра спецопераций в срок до часу ноль ноль местного времени 26 апреля 2006 года скрытным марш броском явиться в точку с координатами... и доставить в целости и сохранности груз "Z". Поставленные задачи боевой части ГОНа следующие.

Первая. Скрытный рейд в точку назначения.

Вторая. Доставка груза в точку назначения.

Третья. Доставка военконсультантов Мешкова и Ковальского в точку назначения.

Четвертая. Обеспечение охраны и безопасности груза и военконсультантов по маршруту рейда и в точке назначения.

Пятая. После доставки груза   обеспечение полной его маскировки.

Шестая. Обеспечение успешной скрытной доставки военконсультантов по маршруту отхода.

Генерал обвел строгим взором всех присутствующих, записывающих основные сведения в ежедневники. Один Топорков в стойке "вольно" угрюмо впитывал информацию на слух. Хотя нет! В кулаке Никита сжимал диктофон. Чтобы потом не раз прослушать, подумать, оценить. Составить ПДД (план дальнейших действий).

  Непосредственное исполнение задач с первой по четвертую возлагаю на полковника Рогожина,   продолжил генерал, глядя на ручные часы,   пятая задача группе для выполнения по личным распоряжениям Мешкова и Ковальского. План решения шестой задачи в конверте Рогожина. Подлежит вскрытию только после выполнения всех пяти предыдущих задач, по устному сигналу Ковальского. Как понято?

  Так точно! Есть! Понятно, товарищ генерал!   отозвались офицеры вполголоса, каждый уже соображая и прокачивая условия приказа.

  Все остальное по уставу! Идем дальше, господа офицеры!   генерал провел крепкой ладонью по короткой прическе.   Вооружение, амуниция, пайки   на выбор каждого. Я отдал соответствующие распоряжения начальнику оружейки. Запас БК по три единицы. Обязательно по два комплекта средств химзащиты и радиации, аптечек "Оса 2", комплектов серии SuperM. БК и средства защиты определяю неподотчетными. Ясно?



Офицеры вздохнули как то облегченно и одобрительно. Ого! Не часто можно набрать боевых комплектов на складе ГРУ сколько и каких хочешь! Да еще и "не подотчет"   то есть не нужно возвращать и отчитываться до нервотрепки и седьмого пота. Браво, генерал, подарок всем! Все закивали в знак согласия, как дети малые. Один Мешков переминался неуклюже и "не догонял" смысла трети сказанного.

  Приятные новости еще имеются! По окончании... замечу... успешном окончании операции,   генерал искоса взглянул на инвалида в коляске,   я лично буду ходатайствовать там о внеочередных званиях каждому, отпусках на месяц   понятно, в пределах Родины   и продвижении очередей на квартиры.



Почти все довольно заулыбались. Будынник вообще ощерился и стал похож на борова. Ковальский остался невозмутимым, видимо, у него были другие интересы и "сахарки".

  Разрешите?   старик в коляске прищурился, но как то искренне, добро обвел взглядом всех и продолжил:   Кроме того, накануне, ровно 23 апреля, всем участникам операции на их зарплатные карточки в банке будет переведен аванс   половина от того, что переведут всем в течение 10 банковских дней после завершения рейда. Чтоб не было обидно, всем офицерам будет выплачено вознаграждение в размере их годового заработка. Это касается и рядовых бойцов. Они же у вас контрактники, не так ли, генерал?

  Так точно! Но не рядовые, уважаемый Михаил Федорович! У нас здесь младшее звание   прапорщик. Ребята бывалые, проверенные, горячие! Ну, вы в курсе, наверное?!

  Да да! Наслышан и видел! Вот поэтому лично и прилетел. Так сказать, убедиться самому в правильности вашего выбора, генерал! Ну, смотрю, ребятки четкие!   старик пробежался цепким взором по офицерам, чуть задержавшись на Топоркове, но остановившись на Рогожине.   Полковник, как считаете, операция предстоит сложная? Справитесь?

  Товарищ генерал, разрешите обратиться к... мм... уважаемому меценату?!   Рогожин аж каблуками клацнул.

Генерал кивнул, скрывая легкий румянец.

  Наше вам уважение, Михаил Федорович! Разрешите вопрос лично вам?

  Конечно, полковник!

  Вы, я так понимаю, раз представляете интересы не министерства, не ведомства... Вы из этих?..

  Полковник Рогожин!   генерал чуть подался вперед, но его остановил жест старика.

  Этих?!   инвалид улыбнулся, секунду решая что то, но без напряга.   Да, господа офицеры! Моя фамилия слишком известная, как сказал герой одной нашей комедии! Я являюсь председателем совета директоров холдинговой группы "Альянс". Сфера деятельности нашей компании, как и её учредители, известны каждому второму жителю России и стран ближнего зарубежья. Я не буду загружать вас лишней информацией, но хочу сказать одно! Хотя мы и не имеем ничего общего с военными ведомствами нашей страны, но очень позитивно настроены на инновационно внедренческие решения и технологии в области науки. Точнее, новые модификации, ноу хау и смарт инновации в химии, электротехнике, атомной энергетике и так далее.

  Насколько я понимаю в куклах,   Рогожин взглянул на карту мельком,   указанные координаты определяют место, удаленное от ближайших объектов глобального производства энергии, химии и радиоэлектроники кэмэ так на тыщу полторы! Или я ошибаюсь?

Это надо было видеть! Топорков аж селезнем крякнул, услышав подкол командира, о смысле которого и сам только что задумался. Остальные в группе тоже дернулись. А вот Ковальский и Егоров напряглись и заерзали, выдавая нешуточное волнение. Старик снял очки, протер пальцем глаза, надел очки снова и пристально, с еще большим интересом впился взглядом в полковника.

  Отставить, полковник!   генерал шагнул к записям капитана спецсвязи Мохова и положил ему руку на плечо.   Не для записи, капитан! А вы, Рогожин, постарайтесь свои доводы, шутки и наблюдения направлять в нужное русло! А то плотину прорвет!



Тишина. Семь секунд. Десять.

  Приказ есть! Задачи поставлены. Остальное,   генерал поправил кобуру и портупею,   в личных конвертах. И еще. На складе получите допприпасы. Там разное. Все сложено в спецрюкзаки и разгрузки. Брать все, что там есть! В том числе КПК   такие небольшие телефоны компьютеры. Типа игры "Ну, погоди   лови яйца". Пригодятся. И имейте в виду, что кроме личного снаряжения и БК всем еще тащить по цинку   детали груза "Z". Все ясно? Тогда разойтись.



Офицеры недружно ответили. Вопросов было море, но разрешения задавать их не поступало. Хотя в разведке перед рейдом можно и нужно спрашивать все и устранять непонятки на берегу. Да уж ж! Что то новенькое!..
  * * *
Весна на Кавказе приходит раньше, чем в Сибири. И почти стремглав. Апрель в горной местности на этих широтах практически полностью окрашивает все вокруг в хаки, но при этом добавляет гамму всевозможных запахов и звуков. Нет, конечно, это не разнообразие фауны и флоры   зверье здесь давно истреблено голодными федералами либо местными: остатками бандформирований и вечно недоедающим коренным населением, а растительный мир богат, но еще пока рановато для вызревания фруктов и благоухания цветов.

Зеленка. Это слово, понятие прочно въелось в мозги каждого индивидуума в регионе, будь то военный или гражданский. Лесные массивы   не важно, кустарниковые покрытия пологих предгорий, чащобы деревьев по долинам и ложбинам или просто поросшие сочной травой ущелья бушующих рек и лысых горных высоток,   все это зеленка. Местный жаргон. Но жаргон, давно уже известный далеко за пределами Кавказа. Потому как сленг этот характеризует и раскрывает смысл одного из самых опасных мест на планете   района боевых действий и проведения КТО в Чеченской Республике. Смертельно опасных.

...Район боевых действий. Регион страны, где неспокойно, где уже десяток лет взрывают, убивают, похищают. Где взрывать, убивать и похищать   в крови местных смуглых аборигенов уже сотни лет. Пятачок земли в четверть миллиона квадратных километров, где льется кровь, стреляют и громыхают не только грозы. Где вращаются большие деньги, крутятся большие и малые "дела" и мозг работает в одном направлении   что еще можно украсть, продать, на чем заработать, как выжить и куда вложить.

Часть России, но не России. Кусочек мира, но не мира! Пятно земли, но не земли, а каменистой опоры... зеленки.

Именно в зеленке больше всего стреляют и взрывают. И убивают! Сюда не ходят пасти овец местные или собирать дары природы, как делали это столетия, здесь больше не проходят известные с советских времен туристические маршруты, походы и слеты друзей. В этих местах гор, с апреля по сентябрь покрытых зеленым покрывалом, страшно и зябко даже летом, в жару, и ослепительный свет кавказского некогда гостеприимного солнца не радует. Потому что это всё еще место владений чеченских бандформирований. Проще говоря, чехов. Только здесь они еще могут укрыться и отсюда наносить свои жалящие удары. Трусливый героизм? Геройская боязнь? Или партизанство, мать их?..

В зеленку никто не совался! Ни местные коренные, ни федералы, ни многочисленные наблюдатели ООН и прочих всемирных мирных организаций.

Сюда могли только забрести ГОНы   группы особого назначения. Либо отряды спецподразделений МВД, ФСБ и ГРУ. Чтоб истреблять этих лесных бандитов   чеченов, ингушей, арабов, негров и прочий бородатый сброд, убивающий за деньги и за веру.

Конца не было этой партизанской войне. И работы ГРУ здесь непочатый край! Боевиков тут кучковалось море, как мух на дерьме. Иностранная разведка, шпионская и диверсионная деятельность, незаконные военные формирования, продажа и применение всех видов вооружения, терроризм, захват заложников и пленных (и из военных также) и многое другое.

Работы разведкам и спецназу силовых органов страны было и сейчас, после обеих чеченских войн, невпроворот.

А еще и военные инновации, испытания, спецоперации...
  * * *
Полог палатки отделения разведчиков слегка подрагивал от ветерка, в это утро особенно рьяно шмыгающего по закоулкам ущелья. Аргунь в этом месте за тысячелетия прорезала неплохой каньон, где скапливались влажные взвеси мириад капелек и облаками застилали русло реки. Горный ветер частично выгонял влагу и свежесть из ущелья и кружил по местности.

Никита отрешенно созерцал паучка, крадущегося по брезенту не хуже любого спецназовца. Здесь все были разведчики. И даже этот паучок, выбирающий себе невидимую тропинку по ровной внутренней поверхности палатки. Было еще темно, и взгляд человека полусонен, но глаза неотрывно следили за черной букашкой на почти черном фоне палатки.

Да и тишина стояла почти идеальная. Не считая монотонного глухого гудения реки в каньоне да ровного храпа в дальнем углу Балона.

Зато мыслей в башке было немало! Что за странный состав ГОНа? Почему химик и консультант с Украины здесь, в Чечне? Что за установку тащить всем на себе в глушь приграничья с Ингушетией? Союз ГРУ вдруг с какими то олигархами?! Этот академик ученый?! Непонятно. Конечно, все выяснится по пути рейда либо на конечной точке, на месте. А может, и нет! Заместителю командира ГОНа и положено знать истину операции, и не положено. Поставлены боевая цель, задачи, есть приказ. Казалось бы, что еще?! К исполнению. Нет! Что то в затылке налилось и уже вторые сутки не отпускало. Интуиция пилила ржавым лобзиком: "Мимо! Мимо! Не то! Не так!" А своей интуиции, второму голосу, Топорков доверял. Разведчик должен слушать внутренний голос, анализировать, сомневаться, оценивать и уметь решать в короткие сроки.

Епрст! Да что не так?! Что не то?

Никита поерзал на топчане, вытащил онемевшие руки из под головы, скрестил на груди, ноги вытянул. Тихонько, чтоб ребят не потревожить   им еще отсыпаться перед операцией. А ему не спалось почему то.

Вчера мило посетили склад оружейку. Получили всю снарягу. Любой настоящий мужик от счастья в аут ушел бы, попав сюда и набирая столько, сколько сможет унести!

Подобное чувство эйфории испытывал и Никита, очутившись в оружейной каптерке. Довольным восклицаниям остальных бойцов тоже не было предела.

  Э э, пацаны, вы потише, потише! Хлебало сильно не разевайте!   попытался было осадить пиратский пыл спецназовцев начоружейки, но какое там.



  Слышь, прапорщик?! Ты занимайся своими обязанностями и исполнением поручения генерала! Лады?   прервал на корню его ворчание Топорков, расписываясь в ведомости за очередную огнестрельную побрякушку.

Начоружейки вздохнул, будто прощаясь с собственностью, и, молча кивнув, продолжил выдачу амуниции и оружия.

Топорков привел только троих бойцов: своего первого номера, снайпера Дена по прозвищу Холод; крепыша пулеметчика Балона; здоровяка гранатометчика Орка. Остальные пока еще обедали в столовой и должны были подойти позже, чтоб не создавать толчею. Остальные   это Рогожин со своим стрелком радистом по прозвищу Пыть Ях (он и правда был родом с севера) и офицеры ГОНа: военврач Полозков; сапер Будынник; Ковальский и майор химзащиты Семаков. Гражданскому Мешкову оружие не полагалось, но Никита вечером сунул ему ПММ в кобуре с тремя запасными магазинами, чем привел ботаника в помешательство. Добавив пару нужных фраз, Топорков похлопал по плечу ученого и с улыбкой удалился, а последний долго еще стоял истуканом, держа оружие поперек ладоней и боясь шелохнуться.

Оружие и снаряжение получили сноровисто и привычно быстро. Спешно, но четко проверяя боевое оружие, бойцы клацали затворами, рамами и обоймами, пичкали жилеты разгрузки запасными магазинами, гранатами, ножами, средствами оказания первой помощи (СОПП) и прочими допкомплектами выживания, такими необходимыми в бою.

Каждый профессионально и обдуманно подошел к выбору личного оружия.

Топорков по привычке выбрал специальный автомат "Вал" с оптикой и полторы дюжины обойм под спецпатроны СП 5 и ПАБ. Непочатые пачки с дорогими бронебойными СП 6 в количестве пяти штук сложил в рюкзак десантника (РД). Туда же аккуратно уложил сухпайки на трое суток, флягу с водой, прибор ночного видения (ПНВ), противогаз с маской "Панорама М" и фильтрами впрок, как подсказал накануне Семаков. Туго уложенная пропитка РЗК с вшитыми в нее смарт датчиками угодила туда же. Затем батарейки, запасная оптика в футляре, счетчик Гейгера модели "Рад 2У", аптечки с анаболиками и стероидами, спички, четыре гранаты РГО без запалов (отдельно), коробка патронов к пистолету, набор сигнальных ракет, моток веревки на 30 м и проволока, пара носков, трусы х/б, вторая тельняшка (одна на себе), бандана, набор инструментов и... рулон туалетной бумаги. Что что, а это Никита никогда не забывал! Засранец, ептеть!

"Гюрзу" в нагрудный отсек разгрузки, нож разведчика стреляющий НРС 2 в пазуху рядом, средства первой помощи по наплечным карманам. Обоймы от "вала", спецкраску, гранаты Ф 1 и РГН   все это Никита рассовал по спецжилету цвета хаки. Все мыслимые и тайные карманы и закрома штанов и маскхалата также не остались пустыми. Отдельно планшет офицера и КПК, выданный генералом, который почему то не показывал ничего. Пока ничего.

В нагрузку боевой снаряги Никита взял пару легких гранатометов РПГ 18 ("муха") и один "Шмель М". Чечня все таки! С ее пещерами, склонами и скалами.

Прикинул, что до максимальной нагрузки килограммов десять сможет еще взвалить   ведь нужно тащить еще этот таинственный груз "Z". И прихватил, сунув в полный рюкзак, запасной ствол глушитель от "вала". Вроде на сутки идем, но интуиция вела четко   бери больше, живи дольше!

На подготовку, отъедание, отсыпание, личные дела (это в зоне то проведения КТО!) дали двое суток, чем личный состав ГОНа из десяти бойцов и одного штатского и занялся.

Никите не спалось. Он ворочался, думал, думал, гадал. Сопоставлял. На пятый раз включил диктофон и через наушники прослушивал весь позавчерашний диалог.

Многое не срасталось никак. Не клеилось и не понималось. Фигово! Не должно так быть, когда собираешься в горы, в зеленку. Всегда все рейды проходили более менее успешно, ну хотя бы по сценариям штаба разведки. Согласованным с командующим объединенной группировкой сил по проведению КТО и с региональным оперативным штабом КТО. И конечно, с ГРУ Министерства обороны там, в Первопрестольной.

А здесь? Какой то олигарх инвалид, офицер МЧС и подпол Украины в отставке. Точнее, спецслужб Украины. И при чем тут рейд к границе Ингушетии, в Аргунское ущелье? А украинский специалист, ученый из московского НИИ и недоговорки родного генерала?

Писец какой то!

Никита не курил, но захотелось. Он был почти единственным, кто не курил, в разведке армии. Баловался семечками, барбарисками, но не курил.

Он тихонько прокрался на свежий воздух и до хруста потянулся. Сразу стало полегче от ночной прохлады чернеющих вокруг гор, недалекой гудящей реки и шелеста ночного леса.

Но на душе не ладилось. И в голове. Глаза, привыкнув еще в темной палатке, теперь без труда цепким взором снайпера разведчика выделяли всю местную топографию и детали мобильного лагеря в/ч N. Посты охраны, палатки там и сям, вагончики, технику, зигзаги линий колючки, отливающей металлическим блеском при свете луны. Снующие по территории лагеря фигуры часовых и сонных бойцов, курящих или выскочивших по нужде.

Неожиданно справа показался силуэт с тлеющим окурком в кулаке. Прямо мимо палатки спецназа. Начальник штаба.

"И чего полковнику не спится? С нами вроде не идет в рейд!" Полосатого в тельнике Топоркова, засунувшего руки в карманы спортивных штанов, начштаба тоже приметил и узнал в темноте.

  Товарищ полковник?!   Никита вытянулся, руки вдоль тела.

  Вольно, майор!   Селезнев, не спеша, чуть вальяжно подошел к Топоркову, пожал ладонь.   Чего тельником сверкаешь? Мишень для чеха?

Оба улыбнулись, но нырнувшая за сгусток облака луна скрыла мимику обоих. Офицеры встали рядом, почти вплотную, наслаждаясь свежестью ночи. От Селезнева пахнуло дымом вперемешку с одеколоном.

  Не спится, Никита Сергеевич?   вдруг как то не по военному спросил начштаба.   Завтра в рейд?!

  Так...   Никита спохватился,   в рейд, в горы, туда!

Оба машинально взглянули в сторону черного бесформенного горизонта, на юг.

  И что? Много вопросов, гаданий обуревают твою светлую голову, разведчик?!

  Да уж, товарищ полковник, не мало! Трещит башка прям по швам!

  Да ладно уж, по швам. Ты у нас заговоренный какой то! Шов, поди, один   от аппендицита?   Селезнев улыбнулся.

  Да есть маленько! Аппендицитов пять имеется!   Никита чуть сморщился от облачка сигаретного дыма, но это была последняя затяжка начштаба. Тот затушил окурок и неуловимым движением распрощался с ним, словно фокусник.

  Много ты там, на КП, майор, наговорил лишнего! Ты ж разведка, сам должен понимать, угадывать, да к тому же еще и офицер! Что за позволения, перебивания и шутки?   Селезнев не корил, не ругал, не третировал, видно было, что так, для проформы, напомнил.   Нельзя так, майор Топорков!

  Есть, товарищ полковник! Только я уже критику от вышестоящего командования два раза получил! Пока что без взысканий!

Тишина. Где то вспорхнула лесная птица да брякнуло чем то железным.

  И все равно!   вдруг обратное заговорил начштаба.   Понимаю вас, ребята! Непонятки, вопросы есть, и при этом резонные! С туманом в голове идти в туман зеленки не пристало бойцу российской армии. Понимаю, хоть и не вылажу из штаба, как крыса, ей богу! А за вас, пацанов твоих, за выполнение приказа и задания постоянно переживаю, словно сам ползаю там, рискую и терплю и...

  Товарищ полковник! Ну что вы? Понимаю вас! И, честное слово офицера, никто из моих так не думает и не считает вас ни крысой, ни тряпкой! А как вы бегаете по утрам и полсотни отжиманий на кентусе   так это только в плюс начальнику штаба. Радуемся за вас!

  Да? Ну ладно, ладно, Никита! Хорошо,   полковник аж грудью вырос и приободрился от правдивой похвалы.



Селезнев помолчал, пожевал ус и малость сломался.

  Майор! Задание на самом деле очень и очень непростое! Принести   донести   уйти? Да нет, майор! Не все там так легко и просто, мне кажется...   Селезнев чуть замешкался, но, вздохнув, продолжил:   Не все знаю, не ведаю истинной цели рейда и всех задач операции. Тех, что в конверте Рогожина. Его строго открыть по времени "Ч". Но сдается мне, Никита Сергеевич, что очень тяжко может статься там! Одних офицеров в рейд! Раз. Часто ли вам приходилось таким составом уходить? Нет. Состав группы странный   с майором химиком, ученым из НИИ да с неизвестной установкой. Типа спутниковое слежение, новая модель. Какие тогда, к черту, химик и гражданские?



Селезнев сплюнул, прислушался. Видно, и его терзали те же мысли, что и Топоркова. И ему не спалось!

  Товарищ полковник! Юрий Владимирович! Так вы, серьезно, тоже не владеете всей инфой?!   Никита нахмурился и попытался разглядеть черты лица собеседника.

  Так! Ладно. Проехали, майор,   полковник вдруг снова стал начштаба.   Я тебя не видел, не говорили, никаких мыслей! Как понял?

  Слушаюсь, товарищ полковник! Мои мысли   только мои скакуны!

  Вот так, майор!   Селезнев оглянулся, поправил портупею и прильнул на секунду к Топоркову.   Будь осторожней, майор! Береги группу и думай! Понятно? Думай!

  Есть, това...

  Все, а теперь отдыхай и не морочь голову!   Селезнев пошел, обернулся и шепотом добавил:   Будь осторожен, майор!
  * * *
Последний перед рейдом апрельский день ушел действительно на отдых и помывку. Лопали от пуза (благо столовка разведки армии умела кормить вдоволь и вкусно), кто то даже пробовал выпивать. Никита сам приговорил полторашку разливного чешского нефильтрованного. Мм! Боги отдыхали! Помимо трапез два раза спускались на реку, к порогам. Принять холодные ванны Аргуни. Раз посетили баню с местными дубовыми вениками (хотя здесь, под Шатоем, в апреле еще нет свежих). Отсыпались даже днем, особенно Балон, который любил пожрать да покемарить.

Начальство не видели. Только с Рогожиным пересекались пару раз, да майор Попов   начальник приданной разведке воздушной кавалерии пробегал мимо, поздоровались. Через него разведчики часто доставляли и получали гуманитарку   алкоголь, деликатесы, посылки, видео, просто передачки с Большой земли, и, бывало, даже телок привозили. Страшных, как война! Но все же долгожданных! Обратно, на "землю", вертушки уносили баранину, овощи, фрукты, травку, трофеи войны и прочее барахло, изъятое зачистками, рейдами или нелегальной скупкой.

Никита уже не сильно терзался мыслями о мутном задании. Генерал своих никогда не подставит ни за какое бабло мира. И не бросит! Груз "Z", чем бы там ни оказался, будет доставлен в пункт назначения. Скорее всего, что то с опытами связано   либо с радиацией, либо с химией. А то налицо майор химик, ученый очкарик, да еще и балласт в виде противогазов, РЗК да аптечек. Хрен с ними, отведем, дотащим, скомпонуем! И свалим на базу. Пулей. Здесь, в Чечне, что только не испытывали за эти две войны, кого только не водили! А уж через горы и границы местных мини государств   и подавно!

Никита настроил связь, подкрутив нужные тумблеры и пощелкав по микрофону наушников. Денис махнул вдалеке рукой, сидя у валуна (прозвище Холод прикрепилось к снайперу еще с Пскова из за привычки шифровать нехитрые сигналы по принципу сленга: холодно тепло горячо соответственно как спокойно непонятно плохо).

  Хорош срать! Обгадил тут все   ступить негде, кругом твои мины да "егоза"!   шепнул в пуговку гарнитуры связи Никита.   Туалет тебе на что, засранец?

  Товарищ майор! Ну че вы, ей богу?! Туалет же не робит уже два дня, знаете же! Я аккуратно, щас разик, и все!   отозвался первый номер топорковской группы.

  Связь нормальная, отбой, минер!   Никита отключил гарнитуру связи и зашел в палатку.



Духота победила весь кислород в помещении и плотной невесомостью встретила вошедшего. Топорков быстро прошел к своей койке, положил гарнитуру на подушку, схватил бутылку "Архыза" и поспешил на выход. На солнце, стоящем в зените, палатка нагрелась как печка буржуйка, несмотря на масксетку и перистые облака, периодически затмевающие лучи светила.

Бойцы роты спецназа, которой командовал Топорков, дислоцировались рядом, в ста метрах, по нескольким палаткам. Те, что шли в этот рейд, отобранные командиром, временно "квартировали" в его палатке. Так распорядился сам Топорков.

Уже не раз Никита выслушивал вопросы ребят, их сомнения и гадания по поводу предстоящей операции. К своим тараканам в голове добавились новые, те, что ранее он и не усек.

Почему одни офицеры, да еще такого ранга? Тащить груз установку, совместив роль грузчиков и провожатых? Два лейтенанта, сержант, капитаны, майоры, подпол в отставке, полковник. Не жирно для чернорабочих то?! А пешеходами топать по горной зеленке целые сутки с грузом, да еще все время вверх? Без вертушек, без доставки воздухом! Почему?

Можно легко и быстро   одного "мишку" да пару "крокодилов" в прикрытие, бац, и через час на месте. Нет же, пешочком по пересеченке, почти с полцентнером за спиной, сквозь сферу влияния бандформирований президента ЧРИ Садулаева. А там и до басаевских владений недалеко. Писец!

Но, видимо, все эти спутниковые слежки, радиолокационное шунтирование и прочая шпионская дребедень мешали и ставили под удар успех операции с воздуха. Ясен перец, сотню кэмэ незаметно не пролететь над Чечней! 2006 год на дворе. Разгар второй чеченской прошел, режим КТО еще никто не отменял, хотя президент не раз заикался про его окончание. Заикался! Скоро тут все заиками станут либо третья образуется плавно! Тьфу, ёп!

Никита отпил из бутылки воды, смахнул пот со лба и направился в сторону отдельного ряда палаток. Навестить своих пацанов, попрощаться перед рейдом и дать ЦУ "замку" на время своего отсутствия.

С запада надвигалась синева, обещался быть дождик и, может статься, с грозой. Очень некстати, если затяжной в рейд, но такой нужный сейчас, в жаркий, душный день 24 апреля...
  * * *
  Отделение! Слушай вводную! Группе особого назначения, позывной "Шурави", в составе одиннадцати боевых единиц скрытым маршем выдвинуться в ноль часов ноль минут местного времени на грузовом тентованном "Урале" военмедчасти в район вертолетной площадки. В кузове расположиться по варианту "шпроты" для исключения возможного отслеживания техники и личного состава, а также дополнительного обеспечения конфиденциальности операции. По пути следования грузовика на борт будет принято отделение "трехсотых" с санинструктором. Это наши ребята срочники, бутафория. Видимость перевозки раненых до вертушки. В ноль часов тринадцать минут должны произойти перегрузка "трехсотых" в Ми 8 и его отлет в северном направлении.

Ваша первая небоевая задача   полная маскировка "шпротами", соблюдение строжайшей тишины и имитация порожнего транспорта. "Урал" убывает обратно, в расположение части. В ноль часов 55 минут при его остановке на повороте к трассе на Итум Кале после сигнала водителя произвести высадку группы и спешным марш броском покинуть транспорт путем внедрения в лесной массив на юго юго запад. Через четверть часа произвести передислокацию группы в боевой порядок и следовать по указанному маршруту. И далее...

Группе боевое задание! Выйти с грузом и подопечным гражданским лицом в точку назначения: Борзойский район, высота 1898 у границы с Ингушетией. Обеспечить безопасность сопровождения груза и штатского, помощь в монтаже и охране объекта, его маскировку и дальнейший вывод штатского с доставкой в лагерь. Избегать контакта с местным населением, в бой не вступать. При неизбежности демаскировки группы   действовать на уничтожение объекта угрозы. В случае силового прерывания рейда и угрозы группе   любым способом пресечь и ликвидировать объект угрозы. Использовать только бесшумные методы боя. Полная тишина в эфире; курение, принятие пищи и любые физиологические потребности без ведома командира запрещены. Привалов на рейде по плану два. Следов не оставлять.

Рогожин медленно обводил внимательным взглядом каждого в шеренге. В стороне стояли генерал, начштаба и полковник москаль. Такой же холеный и лощеный, как и по приезде. Тяжелое стрелковое оружие лежало на полотне дорнита перед бойцами, а элементы груза "Z", хорошо упакованные в цинки и блоки с мягкой обводкой, находились на земле позади шеренги. Члены ГОНа стояли в полной амуниции и снаряге, отчего казались толстыми фантастическими десантниками. Черно зеленые тактические шлемы сферы с усиками гарнитуры связи, темный камуфляж (на некоторых, включая Никиту, "афганки песочки"), разгрузочные жилеты, набитые до отказа, рюкзаки, армейские берцы (на Топоркове и у Холода   высокие, но легкие кроссовки, а рядом приготовленные маскхалаты типа "леший"). Будто парашютисты перед прыжком.

  Первым звеном в цепи идет снайпер   капитан Коробков. Это наш авангард. Следующим с отставанием в триста метров иду я. За мной радист, дальше пулеметный и гранатометный расчеты. Затем военврач, штатский, Ковальский, майор Семаков, замыкает группу капитан Будынник. Дистанция всем тридцать метров, но в пределах видимости впередиидущего. Вторым номером, зачисткой, на отставании 300 метров майор Топорков. Капитан Будынник! Не забываем про зад и согласовываем в обязательном порядке установку любых минных заграждений. Ясно?

  Есть!

  В связи с тем что по пути следования ГОНа местность сложнопересеченная и, по нашим предположениям, свободная от минно взрывных сюрпризов, Будынник идет замыкающим. Дальше. Я назначен командиром ГОНа и всей операции. В случае моего выбытия командование переходит к майору Топоркову, меняющему арьергард и место в цепи. Соответствующий инструктаж с ним проведен. Далее не по старшинству званий, а по опыту рейдов и знанию местности   капитан Коробков. Вопросы есть?

  Разрешите вопрос, товарищ полковник?   Будынник смахнул уже откуда то взявшийся до рейда пот.

  Да, кстати,   Рогожин обвел прищуренным взглядом группу,   никаких званий и фамилий в обращении и в эфире! Только псевдонимы и прозвища. Понятно?



Бойцы закивали.

  А у кого нет?   отозвался ученый, облаченный в камуфляж поверх своего свитера.

  У кого нет, сейчас присвоим!   шепотом пошутил Ден, улыбнувшись соседу по шеренге.

  Отставить смешки!   Рогожин окинул чуть сморщенным и жалостливым взглядом штатского.   Не возражаете, если на время операции позывной присвоим вам как производную от фамилии?



Холод и Топорков хохотнули, Ковальский скривился в усмешке. Ученый сначала выпрямил осанку, затем густо покраснел, поправляя очки.

  Как скажете... командир!   пробубнил Мешков.

  Отлично!   полковник сложил руки крестом на груди, на оттопыренной разгрузке.   Я просил вас очки сделать на резинке и взять запасные. Вы выполнили приказ?

  Да... Так точно, товарищ...   замялся ученый.

  Хорошо! Так. Капитан,   обратился командир к Будыннику,   какой вопрос был у вас? Слушаю.

  Растяжки везде ставим на тропе по ходу группы? Ну как обычно?

  Отставить, капитан, как обычно! За тобой Истребителю призраком маячить, а ты его подорвать уже хочешь? Этак он, пока твои ловушки вычислять да обходить будет, свои задачи собьет и профукает,   Рогожин взглянул на Топоркова,   да, Истребитель?

  Так точно, командир! Я сам понатыкаю, где посчитаю нужным. Специально взял датчики движения и заряды.

  Молодец, майор! Если что, у Будынника с собой тротиловые стержни, на привале соорудишь "ежиков",   полковник повернулся и медленно зашагал вдоль шеренги по фронту.

  Понял, командир!

  Итак. Прошу запомнить и не путать в рейде. Первый номер   снайпер дозора, капитан Коробков. Позывной в спецназе   Холод. Услышите в наушниках "холодно", "горячо", "тепло", как в той детской игре   это он ведет нас соответственно уровню опасности! Дальше. Мой позывной для всех в этом рейде   Запал. Стрелок радист Пыть Ях.   Рогожин рукой показал на бойца в строю.   Следующие в строю   наше тяжелое прикрытие   пулеметный расчет с РПК Балон и гранатометный расчет Орк. Нашему военврачу логично присвоим позывной Доктор, за ним... э э... Мешок, его прикрывает Ковальский.

Офицеры чуть не заржали, но хлопок в ладоши генерала, стоящего со свитой метрах в десяти справа, вмиг выключил смех и потеху.

  Ковальский! Вас там, в СБУ, как величали?

  Командир! Я уточню. Я из спецназа СБУ, а не аналитик с этажа повыше! Зовите меня Подполом, не обижусь!

  Хорошо! Все слышали? Идем дальше. За Подполом дистанция 30 метров   майор Семаков. Ваш позывной, майор?

  Ну у,   Семаков замялся,   можно Сема!

  Не пойдет! Отставить!   Рогожин осмотрел внешность химинженера и добавил:   Сема   есть уже такой в роте Топоркова. Предлагаю просто Химик. Согласны?

  Командир! И Химик не пойдет. Такой уже есть!   прервал Рогожина Ковальский.   Прошу не уточнять, но Химик   мимо.

  Странно! Ну, лады,   Рогожин удивленно выпятил нижнюю губу,   предлагайте вы.

  Фотон!

  Пойдет. Записали в мозжечках, бойцы? Фотон. Так. Капитан Будынник. Ну, капитан у нас фигура известная   Тротил. Объяснять не надо?



Улыбки по шеренге.

  Ну и мой зам, он же второй номер звена снайперов, наше прикрытие и зачистка   майор Топорков. Позывной   Истребитель.

  Ла 5 или МиГ?   съязвил Ковальский, ковыряясь языком в зубах, не глядя, но почувствовав, как Никита заиграл желваками.

  Истребитель всяких уродов на этой грешной земле!   твердо, жестко проговорил Рогожин, вперившись холодным взглядом в Подпола.   Кто то нечетко расслышал позывной моего заместителя по боевой части?!



"Вот так то, хохол! Получил?"   подумалось почти каждому в строю. И это было правильно. "Орел, командир!"

Сверив карту маршрута с картой каждого бойца ГОНа, убедившись в отсутствии телефонов и прочих электронных устройств, при этом отправив Мешкова отнести свой сотовый в палатку, полковник доложился о готовности отряда к выполнению боевой задачи. Штаб согласовал рейд. Генерал лично пожелал группе успеха, дал короткие напутствия и заверил, что связь независимо от погоды, форс мажора и времени суток будет стопроцентная и постоянная. Кстати, прошел дождь без грозы, снова стало душновато. Вечер приказал долго жить, и наступили сумерки.

Бойцы приободрились. Сытые, выспавшиеся, получившие оружие на выбор, круглые вознаграждения на счета и убежденные в легкости и непродолжительности операции, они шутили, курили и верили в обыденность похода.

Только не нравились Никите лица Ковальского, ученого и самого генерала. Скупые, строгие, озадаченные.

Ладно, посмотрим!

  Группа, на выход!


  * * *
Загрузка в тентованный "Урал", впритык друг к другу, оружие вдоль тела   поместились без проблем. Вариант "шпроты". Тряслись в позах "лежа" по грунтовке четверть часа и, когда уже ученого начало было мутить, остановились. К ним, точнее на них, санитары и военврач с погонами лейтенанта погрузили носилки "трехсотых"   отделение якобы раненых срочников. Стало душнее, тяжелее и теснее. Заранее продуманно колеса "Урала" перекачали сверх нормы давления, ночь сгущала все косяки и детали, а БТР сопровождения гудел впереди метров на двадцать, оставляя во мгле за собой грузовик. Еще полчаса езды, но уже половину по трассе. Стоп. Аэродром дислоцирования соседней дивизии. Проверка машины, документов. Все якобы тип топ. Сержант с размытыми очертаниями лица в капюшоне и плаще. Заглянул под тент. Кивнул. Хмыкнул. Соскочил с борта.

Проехали сотни две метров. Шум винтов. Судя по звуку   Ми 8. Санитарный. Куцее освещение. Специально от снайперов, ракет и лишних глаз.

Уф ф. Полегче стало, когда выгрузили "трехсотых". Летите, пацаны, на Большую землю, выздоравливайте, поправляйтесь!

"Урал" взревел, развернулся и, подцепив эскорт в виде бэтээра прикрытия, попёр с аэродрома прочь. В темень гор.
  * * *
  Товарищ генерал! Шурави отгрузились, вышли в зеленку, встали в цепь! Четко по времени, без эксцессов,   доложил Мохов, привстав с раскладного стульчика и зажав в кулаке усик гарнитуры связи.

  Хорошо, капитан!   генерал вскинул руку, глянул на командирские.   Час ноль ноль. Хорошо! Удачи, ребята!


  * * *
  Я Холод. На месте. Холодно. Готов.

  Истребитель на точке. Чисто. Готов.

  Вас понял! Принято. Пошли, парни!
  * * *
  Товарищ генерал, разрешите обратиться к товарищу полковнику?

  Разрешаю.

  Полковник! Вы до сих пор уверены, что ГОН не нужно было усилить отделением грузчиков? Тащить по пересеченке и горам ночью по 45 кэгэ   это утопия, чистой воды загон!

   Товарищ начштаба, я неоднократно докладывался и мотивировал всем членам оперативного штаба о причинах максимальной грузоподъемности и минимизации состава группы. Не вносите сомнения и сумятицу в ход операции! Э э... вот уже как час начавшейся операции. Спасибо за понимание!

  Я понял вас, полковник! И насчет огневой поддержки с воздуха тоже причины в минимизациях и максимизациях?

  Товарищ...

  Юрий Владимирович! Ну нельзя привлекать в район марш броска и точки назначения никакого внимания. Мы уже сталкивались ранее, да и вы знаете сами, какой аппаратурой, техникой, связью и видами огневого поражения зачастую обладает противник! Мы действительно свели до минимума привлечение внеоперационных сил, провели мероприятия по дезинформации, запутыванию и декорректировке, внедрению параллельных задач и контрдиверсионным действиям. И так в распоряжение группы привлечен штурмовой вертолет, готовый в течение нескольких минут оказаться там и поддержать огнем. Да, понимаю вас, только один раз и в самом худшем случае, но и вы поймите меня, им и выбраться оттуда нужно и должно тихо, скрытно, чтоб никто и никак не догадался, не узнал, не нашел установки и места ее закладки. А это в регионе проведения КТО, районе, подвластном бандформированиям Садулаева и Басаева. Вы должны понимать это в первую очередь как начальник штаба разведки армии!

  Гм... Ну... я понимаю! Хочу понять!



  Кстати, полковник! Что у нас с разработкой спецоперации по блокированию и ликвидации президента ЧРИ Абдул Халим Садулаева? Как идет подготовка? Внедрение агента прошло месяц назад, какие новости есть? А то ведь и группа "Шурави" ушла в тот район! Докладывайте...
следующая страница >>