Семинар «Педагогика общей заботы вчера, сегодня, завтра» - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Семинар «Педагогика общей заботы вчера, сегодня, завтра» - страница №1/1

МАТЕРИАЛЫ УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКОГО СЕМИНАРА

Этот раздел сборника содержит материалы обучающего семинара по методике коллективного творческого воспитания И. П. Иванова, который проходил 22–25 июля 2013 г. в лагере «Формула Единства». Семинар вела доцент кафедры педагогики и педагогических технологий АОУ ВПО ЛГУ им. А. С. Пушкина Светлана Михайловна Платонова.



Учебно-методический семинар

«Педагогика общей заботы вчера, сегодня, завтра»

Светлана Михайловна ПЛАТОНОВА

Международный многопрофильный лагерь для школьников «Формула единства» организаторы работы лагеря стремятся строить по методике академика Игоря Петровича Иванова. Почему именно по методике Иванова? Любое социальное сообщество характеризуется тремя компонентами:



  • совместной деятельностью,

  • способами её организации,

  • системой существующих между людьми отношений.

Какими должны быть эти три компонента жизнедеятельности лагеря? Нам бы хотелось, чтобы в деятельности активно и творчески проявлял себя каждый участник лагеря, то есть деятельность должна быть коллективной и творческой, придуманной нами самими. Нам бы не хотелось, чтобы организаторами выступали взрослые, которые всё делают для детей и за детей, как это теперь принято, и приучают детей быть потребителями чужого творчества. Важно, чтобы организаторами были сами дети, которые придумывают, планируют, организуют, отвечают за результат, анализируют, то есть нам нужна коллективная организация деятельности. Всё это возможно, лишь если взрослые и дети, старшие и младшие ребята доверяют друг другу, уважают друг друга, умеют взаимодействовать на равных, то есть когда между всеми членами коллектива складываются отношения товарищества, сотворчества. Только в такой системе участники лагеря будут развиваться как думающие творческие ответственные личности.

Но данная характеристика этих трёх составляющих жизнедеятельности детско-взрослого сообщества – это и есть характеристика компонентов методики И. П. Иванова. Игорь Петрович не был кабинетным учёным, он выращивал свою методику через кипение судеб реальных людей, живых детских коллективов. И сама его методика – это, прежде всего, образ жизни. Это может быть образ жизни не только летнего лагеря, но и семьи, и студенческого сообщества, и производственного коллектива взрослых людей.

Важным для распространения методики И. П. Иванова является не только накопление образа жизни по ней, но и осмысление этого опыта, чтобы затем иметь возможность сознательно организовывать жизнь творчески и демократично, когда в организационно-управленческой деятельности участвует каждый. Чтобы помочь педагогам, которые привозят детей в лагерь, разобраться в методике, мы предложили им поучаствовать в работе семинара. Часть участников семинара приехала на него специально.

Учебно-методический семинар, обучающий методике И. П. Иванова, не может проходить как совокупность лекционных и практических занятий. Он должен сам проходить по-ивановски, то есть на основе метода погружения в предлагаемый методикой образ жизни, систему отношений. Проживание предлагаемых в методике И. П. Иванова форм работы позволит не просто понять основные идеи методики, но прочувствовать их, прожить, сформировать необходимые для её реализации умения.

В ткань семинара были включены игры на знакомство, общие сборы, огоньки, коллективные творческие дела и праздники, на которых участники накапливают опыт диалога, сотрудничества, работы в коллективе, в органах самоуправления и т.д. Сама жизнь временного сообщества взрослых осуществлялась по методике И. П. Иванова: комплектование микроколлективов, сбор-рождение микроколлективов, сбор-рождение коллектива, сбор-старт, коллективная подготовка по экипажам под руководством Совета Дела, коллективное проведение КТД, праздника, сбор-огонек и пр.

Проведение программы в условиях выезда и параллельно с участием детей в творческом сборе позволило создать условия для непосредственного участия в событиях детского сбора и для наполненной событиями жизнедеятельности группы участников программы, которые протекали с утра до очень позднего вечера.

Сама программа семинара стала результатом коллективного планирования. Каждый день вечером мы подводили итоги дня и вносили коррективы в план следующего дня. Интерес к личности каждого участника семинара побудил нас включить в программу выступления или практикумы каждого участника, так что итоговая программа является уникальной и неповторимой, значимой именно для данной группы участников. Преподавателями в рамках наших занятий стал каждый участник семинара. Предлагаем Вам для ознакомления план работы нашего семинара.
План семинара

22 июля
12.00 Оргсбор, цели и задачи семинара.

12.20 Вводная лекция «И. П. Иванов: жизнь и педагогический поиск. История личности и история развития педагогики общей заботы». Светлана Платонова

13.30 Знакомство участников семинара

14.00 Обед

15.00 Лекция «Забота как цель и условие воспитания». Светлана Платонова

16.30 Проведение игр на знакомство. Дарья Гоянкова, Наталья Патрушева

18.30Ужин

19.30 Комплектование микроколлективов, сбор-рождение микроколлективов. Выбор дежурного командира завтрашнего дня и командиров экипажей завтрашнего дня.

Испытание экипажей.

Введение системы чередования традиционных творческих поручений: хозяева, веселята, песенники.

22.00 Вечерний огонёк –подведение итогов
23 июля

10:00 Лекция. Односторонне-дробный и комплексный подходы к воспитанию. Комплексные средства воспитания. Светлана Платонова

12:00 Игры на общение: «Как здороваются на планете» и др. Дарья Гоянкова

12:40 Выступление о матричной методике преподавания языков. Валерий Федотов


14.00 Обед

15.00 Лекция Андрея Лишневского о развитии наших знаний о внеземных цивилизациях и поиску контакта с ними.

16.30 Представление опыта работы Испании со способными детьми. Ana Martin Caraballo

18.00 Ужин

19:00 Сбор-старт коллективного творческого дела: проблема, которую хотим решить и форма, в рамках которой будем вести решение проблемы. Коллективное планирование творческого дела (познавательного, педагогического - по выбору участников).

20:20 Коллективная подготовка по экипажам под руководством Совета Дела, коллективное проведение коллективного творческого дела «Путешествие по лечебным и педагогическим учреждениям».

Коллективное подведение итогов КТД: Были ли решены поставленные задачи, благодаря кому, чему? Что не получилось и из-за чего?

22.30 Сбор-огонёк. Подведение итогов дня. Обсуждение дежурного командира дня, выбор нового дежурного командира.


24 июля

8.45 Завтрак

9.30 Лекция: Типы воспитательных отношений. Светлана Платонова

10.30 Теоретико-практические занятия «Игрология». Дарья Гоянкова

12.00 Выступление «Что такое Формула Единства». Игорь Жуков

13.00 Верёвочный курс. Наталья Патрушева

14.00 Обед

15.00 Практикум «Стимулирование математически одарённых детей в Испании». Lola Ariza

16.00 Лекция «Методы и виды управления»

16.30 Вводное занятие «Международный язык Эсперанто». Оксана Буркина

17.30 Помощь ребятам в проведении Тропы доверия

18.30 Ужин

19.00 Семинар «Военные игры: содержание, варианты, способы организации». Михаил Чекмарёв

20.00 Просмотр фильмов Кинофестиваля

21.30 Вечер песни
25 июля
8.45 Завтрак

9.00 Заполнение адресной книги

9.30 Лекция по управлению. Демократическое и бюрократическое управление. Самоуправление. Методика коллективной организаторской деятельности. Светлана Платонова

11.00 Лекция-беседа о системе работы в вузах Испании. Cesáreo Jesús González Fernández

12.00 Час игры. Дарья Гоянкова

13.00 Час сложных педагогических ситуации. Светлана Платонова

13.30 Коллективное планирование вечернего праздника

14.30 Обед

15.30 Дискуссия «Будущее человечества»

16. 40 Игра на умение работать в группе «Фермеры». Светлана Платонова

17.40 Круглый стол о семейных клубах. Валерий Хилтунен



18.30 Ужин

19.00 Лекция по управлению №2. Андрей Костенков

19.30 Практикум по разработке тематического периода. Светлана Платонова

20.30 Коллективная подготовка к празднику

22.00 ПРАЗДНИК «Формула Единства через века!!!!»
26 июля

Завтрак

Отъезд

Жизнь и педагогическое творчество Игоря Петровича Иванова
(По материалам воспоминаний Л. А. Ивановой, И. Д. Аванесян)

Светлана Михайловна ПЛАТОНОВА

Грузия. Батуми. 5 ноября 1923 года в семье Ольги Константиновны и Петра Константиновича Ивановых родился мальчик. Назвали его Игорем.



Петр Константинович, сын петербургского рабочего-столяра и матери-прачки, рано осиротел и вынужден был уже в десятилетнем возрасте начать работать учеником слесаря. В неполные пятнадцать лет добровольцем пошел на фронт, где стал пулеметчиком лейб-гвардии Финляндского полка. Воевал смело, был награжден четырьмя Георгиевскими крестами и четырьмя Георгиевскими медалями, т.е. был полным Георгиевским Кавалером. Годом позже добровольно вступил в Красную Армию. Был послан защищать Советскую власть на Северный Кавказ. Воевал пулеметчиком под Владикавказом и Грозном (на броневике «Варяг»), где познакомился с Серго Орджоникидзе. Там стал членом Коммунистической партии. В 1920 году был направлен Грозненским комитетом ВКП(б) на работу в органы ВЧК на Кавказе и в Закавказье.

Мать Игоря, Ольга Константиновна, была дочерью военного врача Константина Завиновского и учителя литературы Нины Николаевны Мацкевич. Выйдя замуж, Ольга Константиновна стала не только женой, но и другом, помощницей Петру Константиновичу.

В 1924 году Петр Константинович по состоянию здоровья уволился из органов ВЧК и вместе с семьей возвратился в Ленинград, где жили его братья и мать. Таким образом, Игорь в возрасте одного года стал ленинградцем и остался им до конца жизни.

Когда Игорьку было полтора года, у него появилась сестра Оля, ставшая неразлучной спутницей его детских и школьных лет. Оля очень быстро превратилась в Уфу, Уфочку (пытаясь поднять маленькую сестренку, Игорек от натуги говорил: «Уф, уф». С тех пор все родственники называли ее только так).

Пётр Константинович учился в Москве, затем в Ленинграде на Металлургическом заводе, затем в Гарвардском университете США. После окончания учёбы он стал Главным металлургом, заместителем главного инженера завода им. Ворошилова в Ленинграде.

Чтобы занять детей вечерами в свое отсутствие, родители часто посылали детей в театр, Книги и театр стали любимыми друзьями Игоря. Он сам пробовал писать и принял участие в конкурсе среди школьников Ленинграда на лучшее произведение к столетию со дня смерти А.С.Пушкина. Апрельский номер литературно-художественного журнала «Резец» открывался его работой «Случайно уцелевшая часть записок Швабрина, написанная им в тюремной камере Казанской крепости перед своей казнью в 1774 году». Спустя год, будучи учеником 8-го класса, Игорь написал для школьного спектакля одноактный водевиль «Однажды перед выходным...», положив в его основу реальные эпизоды и разговоры между ним и Уфой во время их подготовки к урокам.

Игорь принимал участие в спектаклях школьного драмкружка. Вершиной актерского успеха Игоря в школе была роль Павки Корчагина в спектакле «Юность Павки Корчагина» по роману Н.Островского «Как закалялась сталь». В своём дневнике Игорь писал: «Я так сжился с Павкой, что и в жизни разговариваю с Мусей, которая играет Тоню, так: «А вам то что до моей роли; Вы бы, барышня, ушивались в свой 10-й класс...»

В 14 лет летом на даче Игорь познакомился с «Педагогической поэмой» А.С.Макаренко. Книга была прочитана им на одном дыхании, она буквально потрясла его. Он перечитывал «Поэму», перебирал в памяти отдельные эпизоды, анализировал поступки колонистов, размышлял над мыслями и действиями самого Макаренко и думал, почему, если Макаренко показал людям, как надо жить и действовать, описал это, почему люди не создают свою жизнь по образцу коллективов Макаренко. «Поэма» послужила первым толчком к будущему увлечению педагогикой.

В июле 1938 года по ложному доносу органами НКВД был арестован Петр Константинович. Ни Петр Константинович, перенесший унизительное подозрение в шпионаже, побои, пытки, тюремное заключение, ни Ольга Константиновна не настраивали детей против советской власти, против коммунистической партии, считая все происшедшее тяжелой, но случайной ошибкой, спровоцированной подлым доносчиком. О подлинном размахе репрессий тогда мало кто догадывался.

В том же 1939 году Игорь стал комсомольцем. По словам его товарища Жени Травникова, Игорь — катализатор действия: там, где он появлялся, тотчас начинались какие-то завихрения, мгновенно возникали новые идеи, все бросались что-то творить, исполнять, выдумывать... Вокруг него «сколотилась» дружная семья товарищей, друзей, в которую входила и Уфа.

Незаметно подошли выпускные экзамены. В предвоенные июньские дни по радио сообщили: «Сейчас выступят выпускники 1-й образцовой школы Ленинграда». Послышались шум, говор, шутки... Парни и девушки весело говорили о будущей профессии. Последним выступил Игорь, который вдохновенно и эмоционально говорил о том, что хочет глубоко изучить различные философские системы, чтобы понять законы развития природы и человеческого общества, затем передать эти знания людям и помочь им строить жизнь по законам науки.

Планы по поступлению в вуз прервала война. Игорь страдал сильной, быстро прогрессирующей близорукостью, к моменту окончаний школы — началу войны она достигла — 11,5 диоптрий. В армию Игоря не взяли. Осталось одно — идти работать на военный завод. Завод был эвакуирован в Уфу.

Игоря сразу же избрали комсоргом цеха при отделе главного металлурга как образованного (окончил десятилетку) и активного комсомольца. Кроме плановой работы по 12 часов в день — прием новых членов, уплата взносов, организация комсомольско-молодежных бригад, соцсоревнование, оборонно-физкультурная работа и агитационная работа.

В Нижнем Новгороде, куда была переведена семья Иванова для работы на новом авиационном заводе, он при посадке в трамвай, который приходилось брать почти штурмом, познакомился со своей будущей женой Любовь Александровной. Она так вспоминает об этом: «Я стояла на остановке, когда туда пришел Игорь: он ездил в библиотеку (в «город») и теперь ему тоже предстояла ночная смена. С трудом втиснулись в вагон и оказались тесно прижатыми друг к другу. Разговор между нами возник естественно: вопрос — ответ, вопрос — ответ... Ба, да мы оба ленинградцы! Ходили в одни и те же театры, восхищались одними и теми же артистами, оба... и т.д. Дорога до завода показалась нам мигом. Дальнейшие встречи стали неизбежными.

Война заканчивалась и Игорь поступает в строительный институт, считая, что теперь главное – восстанавливать страну из руин. Но, успешно проучившись там полгода, забирает документы и возвращается к своей юношеской цели - помочь людям строить свою жизнь по законам науки.



Ленинградский государственный университет, философский факультет. Игорь Петрович слушал лекции Мясищева, Ананьева и других выдающихся психологов и педагогов.

В 1949 году и в университетской газете Игорь поместил заметку «Я думаю о будущем». Вскоре комсомольская «тройка» разбирала его антисоветское дело. Главное обвинение заключалось в том, что автор заметки позволил себе опубликовать такую фразу: «Как смеешь думать ты, когда думает ОН. ОН - наш вождь и учитель» Игорь Петрович рассказывал о долгом и мучительном периоде раздумий после того, как ему едва удалось избежать ссылки, о том, как шарахались при встрече люди, считавшиеся до того близкими друзьями.

За время учебы в университете Игорь по всем предметам имел оценку «отлично». Поэтому среди выпускников был первым претендентом на учебу в аспирантуре, получил несколько приглашений от местных кафедр.

Однако Игорь проявил здесь твердый мужской характер: идти в аспирантуру при любой кафедре философского факультета — отказался, поскольку ни одна из них не занималась педагогическими вопросами. «Пойду к Ананьеву!», заявил он, и 4 октября 1949 года был зачислен в штатную аспирантуру Ленинградского научно-исследовательского института педагогики АПН РСФСР, которым руководил Б. Г. Ананьев.

Игорь пришел в аспирантуру с готовым вопросом — Цель и пути воспитания. Итак, начать решил с практики. С этой целью Игорь берет уроки логики и психологии в десятых (выпускных) классах двух школ: 210 и 202 Одновременно Игорь взял классное руководство 10а классом 202 школы. Поручая Игорю руководство, директор школы поставила перед ним конкретную задачу — переломить состояние в 10а; ибо:... «10а, «правофланговый» класс школы, проявлял, казалось, полное равнодушие к учебе. «Двойки» появлялись в дневниках большинства учениц. На уроках процветали занятия посторонними делами, подсказки, разговоры... О 10а пошла дурная слава по всей школе» (Из записей Игоря от 11.01.53 г.).

«Давайте вместе подумаем и решим, что будем делать во второй четверти, в ноябре-декабре. Именно вместе.

Вот некоторые пункты этого плана на ноябрь-декабрь 1949 г.

Провести семинар на тему: «Организация умственного труда советской школьницы».

Провести три заседания клуба Юных Энциклопедистов. Провести два специальных монографических вечера. Провести вечер, посвященный А.С.Макаренко.

Устроить поход по Кировским местам.

В анкете девушки отмечали: «... Раньше нас только ругали. И учителя, и воспитатель, и директор говорили нам только о том, что мы «катимся вниз по наклонной плоскости». Вы говорили немного, но сказали все, что было нужно. Нам говорили, что у нас нет совести — Вы сказали, что у нас есть совесть; нам говорили, что у нас нет чести, Вы сказали, что у нас есть честь; нам говорили, что мы испорченные, гадкие, неисправимые, Вы нам сказали, что мы можем быть хорошими. И Вы первый нам сказали, что нужно для этого, первый Вы твердо и решительно произнесли слово — коллектив. Своими словами Вы вселили в нас надежду и веру в себя, в свои силы».

Сам И.П. писал в своём дневнике, что тогда в работе допускал еще много педагогических «грехов» и, пытаясь разобраться, перечитал десятки статей из педагогических журналов, брошюр, монографий.

Игорь Петрович пишет о своих правилах работы со школьниками, его опыт становится известен. Ему предлагают работу в сначала в Ленинградском обкоме комсомола, затем приглашают в ЦК комсомола. В начале октября 1952 г. Игорь уехал в Москву и стал работать заведующим сектором педагогических учебных заведений Отдела по работе среди школьной молодежи. О такой карьере мечтал каждый, но увидев, что его идеи не проходят в верхах власти, Игорь Петрович добровольно отказывается от работы в ЦК и возвращается в Ленинград к написанию и защите кандидатской диссертации.

Игорь Петрович стремился найти пути сохранения и развития инициативы и самодеятельности пионеров. Для поиска путей развития личности школьника на практике, он объединил наиболее активно работающих пионервожатых в единый коллектив «Союз энтузиастов» (СЭН). В этот союз входило около 20 человек, «Союз энтузиастов» действовал в 1956—1958 годах, собираясь еженедельно в Институте педагогики или в одной из школ. Члены союза изучали классиков советской педагогики, современную педагогическую литературу и сообща искали пути решения актуальных вопросов воспитания, прежде всего — развития инициативы и самодеятельности. У каждого члена «Союза...» была особая тема для углубленной разработки: у М.Жежко — «Пионерские звенья как микроколлективы», у Л.Борисовой — «Совет дружины как коллективный руководитель всех пионерских дел», у Н.Сыч — «Соревнование между отрядами» и т.д. Работа в дружинах под руководством вожатых-СЭНовцев показала, что включение пионеров в активную организаторскую деятельность развивает у ребят способность согласованно взаимодействовать, думать над тем, «что», «как» и «для кого» делать; умение строить собственную жизнь в коллективе, проявлять инициативу и ответственность. Дети хотят и могут быть созидателями, улучшающими свою жизнь и жизнь окружающих!

Главным открытием Иванова в период работы с СЭНом стала коллективная организаторская деятельность (КОД), то есть такой способ организации жизни, когда в планировании, в организации дел и в подведении итогов активно участвует каждый. Способом включения каждого стал микроколлектив, то есть группа от 5 до 13 человек, в которой ребята выслушивают друг друга и принимают решение, учитывая мнение каждого. Общее решение складывается из решений микрогрупп. Работа перестаёт быть формальной, когда ребята чувствуют, что от них всё зависит, что их мнение учитывается. В этот период были придуманы такие формы КОД, как разведка дел и друзей, сбор-старт, сбор-огонёк, чередование традиционных творческих поручений и пр.

Дальнейший педагогический поиск требовал целостного исследования методики на одном коллективе. Ведь каждый вожатый работал в своей школе один и физически не мог всю работу организовать по-новому. Экспериментальной площадкой был выбран Фрунзенский район Ленинграда, так как там работали старшими вожатыми и методистами несколько членов «Союза энтузиастов». Решено было начать с обучения выборного пионерского актива в школе и вне школы.

В Доме пионеров Фрунзенского района, где методистом работала Фаина Яковлевна Шапиро, а заведующей учебной частью — Людмила Глебовна Борисова, при активном участии старших вожатых И. А. Новогрудской (школа №323) и И. В. Лавровой (школа №316), после соответствующей подготовки 24 марта 1959 г. был проведен первый лагерный сбор, который и стал временем рождения Коммуны юных фрунзенцев. Было создано 10 отрядов, каждый из которых состоял из трех звеньев. В звено входило по 10–15 представителей от каждой школы: председатель и члены совета дружины школы, члены комитета ВЛКСМ, ответственный за пионерскую работу, отрядные вожатые. Таким образом, лагерный сбор объединял весь пионерско-комсомольский актив района.

Итоги первого лагерного сбора были впечатляющие. Подводя их, Фаина Яковлевна Шапиро сказала: «Да, теперь я верю, что с ребятами можно работать по-другому, совсем не так, как я работала раньше. И нужно...».

О сборе в Вырице в 1960 году Игорь писал: «Дождь нас мучает, но жизнь кипит — с каждым часом все дружнее ребята, и все активнее. Взрослая компания подобралась хорошая, живем на юморе. Занят я ужасно. Ложимся в час и позже (штаб), а встаем в 7 — 7.30. Все значительно лучше, чем в прошлом году». На сборах КЮФа отрабатывались новые формы работы: «Город веселых мастеров», «Творческий суд» — литературный диспут в форме ролевой игры, осудивший отрицательных персонажей из произведений А.С.Пушкина, «Вечер разгаданных и неразгаданных тайн», Защита фантастических проектов, пресс-конференция и т.д.

Успешность работы и жизни КЮФа привела к необходимости передавать накопленный опыт. С 1 сентября 1961 г. Игорь стал сотрудником Ленинградского государственного педагогического института им. А. И. Герцена, проработав там до выхода на пенсию, т.е 23 года. Он выбрал работу на факультете начальных классов, так как на этой ступеньке роль педагога в воспитании детского коллектива особенно высока. Игорь постепенно вживался в педагогическую среду, не порывая связи с Коммуной.

К лету 1962 г. идеи и дела Коммуны юных фрунзенцев стали пробиваться на Всесоюзную тропу. Помогла в этом газета «Комсомольская правда», точнее, ее сотрудник Симон Львович Соловейчик. 10 января 1962 г. он опубликовал статью «Фрунзенская Коммуна», посыпались отклики, и спустя две недели газета объявила о создании заочного «Клуба юных коммунаров» (КЮК) и призвала комсомольцев-старшеклассников, учеников ремесленных училищ создавать секции клуба из первичных комсомольских организаций классов и групп. Позднее, по предложению ЦК ВЛКСМ КЮК был преобразован в заочный клуб «Алый парус», который содействовал распространению по всей стране идей творческой заботы молодежи о своей и окружающей жизни.

Практическое освоение методики осуществления этих идей было реализовано летом 1962 г. во Всесоюзном пионерском лагере «Орленок». В течение 46 дней там прошли полноценную школу 50 представителей лучших секций клуба юных коммунаров из различных городов Советского Союза. Они разделились на три сводных отряда: «Труд», «Свобода» и «Братство». Ведущую роль, в каждом из них играли представители КЮФ — Виктор Малов, Ирина Леонова и Люба Балашкова. Вернувшиеся после смены в свои города ребята стали создавать свои коллективы, живущие по коммунарской методике, объяснять взрослым, как надо работать. Так возникла школа Караковского в Челябинске, отряд «Алый парус» в Свердловске и пр.

Игорь Петрович работал деканом факультета начальных классов, хотел разработать оптимальную организацию педагогического процесса на факультете. Но главная мечта — распространить идеи Коммуны на весь город, на весь Ленинград. Идею эту он вынашивал давно, это была его мечта, будущее его концепции. Совсем не случайно, последним пунктом в плане предполагаемого 5-го летнего лагерного сбора он поставил: «День Мечты и Будущего».

Любовь Александровна вспоминает: Игорь, полный надежд и решимости претворить мечту в реальность, отправился на очередное заседание ревкома. Вернулся в ужасном состоянии, подавленный, бледный, глухо сказал: «Ни о чем не спрашивай. Я ушел из Коммуны...». Я обмерла... Знала, что Коммуне он отдавал все: время, знания, надежды, здоровье, мечты и помыслы. Что же произошло?

На следующий день рассказал, что на заседании руководителей Коммуны он предложил перейти от работы в районе к работе в масштабе всего города. Идея эта уже имела практическое подтверждение высокой эффективности и жизненности. Она не декларативна, подкреплена хорошо отработанной системой средств коллективной организаторской деятельности младших и старших. КЮФ может развиваться, лишь решая новые, всё более сложные задачи. Предложение Игоря Петровича натолкнулось на яростное сопротивление взрослых. Фаина Яковлевна заявила, что она не допустит растворения Коммуны в общегородских делах, что лично она не может и не хочет работать на весь город. Игорь утверждал, что своевременность его предложения подтверждается и работой самой Коммуны, которая стала обрастать «дочерними» объединениями — «Спутниками» и «Ракетами», и летней работой в «Орленке», что нельзя топтаться на месте, надо идти дальше. Доводы его остались безответными. Тогда он принял очень трудное для себя решение расстаться с Коммуной. Руководить ею стали Ф.Я.Шапиро, А.Зуев, М.Г. Казакина. Игоря о своей работе они не информировали.

Летом 1965 г. Дзержинский райком партии предложил Игорю двухгодичную командировку на Кубу, для которой требовалось медицинское обследование. Врачи сказали: «У Вас был инфаркт, довольно обширный, разрешить поездку на Кубу не можем».



О зарождении Коммуны имени Макаренко (КиМа) Игорь рассказывал так: «И вот пришло время, когда я стал преподавателем Ленинградского педагогического института имени Герцена и получил возможность раскрывать перед будущими учителями красоту и мудрость жизни настоящего коллектива, бесконечную силу его воспитательных воздействий. Но первый результат этих лекций оказался неожиданным и острым. Ко мне пришла делегация от студентов всего курса для «очень серьезного разговора». Оказалось, мои слушатели, приняв близко к сердцу вывод о том, что только в настоящем коллективе может успешно идти воспитание новых людей, ощутили беспокойство и тревогу. Как же быть: ведь почти ни у кого из них в школьные годы такого коллектива не было, нет такого коллектива и в вузе. Смогут ли они создать подобный коллектив, когда станут педагогами? Возможно ли вообще работать с современными школьниками в «обычных» школах так, как работал А.С.Макаренко со своими воспитанниками? И мы приняли единственно достойное решение: создать такой коллектив и на собственном опыте учиться жить и работать по-макаренковски.

Так в марте 1963 г. зародилось новое педагогическое объединение. В него вошло сначала 16 человек: Инесса Аванесян, Юрий Афанасьев, Тамара Кучеренко, Лида Шевелева, Валя Ночевкина, Оля Молочникова, Люда Воробьева, Алла Масленикова, Лариса Корикова, Вера Животовская и другие. Сначала они назвали себя «Союз впередсмотрящих», но вскоре изменили название.

Официальным днем рождения Коммуны имени Макаренко считается 3 ноября 1963 г., когда секретарь комитета ВЛКСМ ЛГПИ имени Герцена на торжественной линейке у стен Пискаревского мемориала вручил Красное Знамя первому дежурному командиру КиМа. Кимовцы начали свою работу с простых дел: в школе под Павловском организовали зимнюю игру «ракетчиков» и «десантников», в которой участвовали все ребята школы — от первоклассников до восьмиклассников, пионервожатые и молодые учителя; в Пушкине в воскресный день приготовили для малышей детского сада сюрприз — чудесный зоопарк из снежных зверей и ледяных горок; тогда же одну из пушкинских школ превратили в волшебный Гайдарград с районами «Веселое настроение», «Мечты», с «Дворцом сказок» и «Фабрикой подарков». Постепенно дела усложнялись, вырабатывалась конкретная методика проведения коллективных творческих дел.

Кимовцы создавали методические рекомендации по проведению различных форм КТД — «Памятку», так началась работа над книгой «Коллективные творческие дела Коммуны имени Макаренко». В этом сборнике даны рекомендации по подготовке и проведению 50 коллективных творческих дел: организаторских, трудовых, познавательных, спортивных и приведены очерки членов Коммуны по опыту проведения отдельных дел. Вслед за разработкой КТД стали создаваться коллективные творческие праздники, эта работа закончилась выходом сборника «Школьные праздники» в издательстве Ленинградского Дворца пионеров в 1975 г. Затем члены КиМ стали разрабатывать тематические периоды, в которых события коллективной творческой жизни объединялись общей идеей, темой. Так постепенно создавалась методика коллективного творческого воспитания.

Методика была создана. Но почему она так медленно внедряется? Почему в некоторых местах она при внедрении изменяется до неузнаваемости? Игорь Петрович сказал о книге «Пятьдесят коллективных творческих дел» - «Какую опасную книгу мы написали!». Он увидел, что педагог может использовать описанные дела как сценарий и организовывать его, по-прежнему спуская указания сверху. Встала проблема личностной готовности педагога работать по-новому. Игорь Петрович определил основным условием способность педагога строить товарищеские отношения с ребятами. Именно этому он посвятил свою докторскую диссертацию, к работе над которой притупил в сентябре 1971 г. Тема «Творческое содружество поколений как условие воспитания юных общественников». Получился солидный труд в 446 страниц.

Работа состояла из двух частей — теоретической и экспериментальной. В первой части — «Воспитательные отношения как педагогическая проблема» — Игорь Петрович рассмотрел развитие воспитательных отношений: авторитаризма, «свободного воспитания», разумной опеки, творческого содружества поколений. Во второй части — «От чрезмерной педагогической опеки к творческому содружеству поколений в воспитании юных общественников» изложил опыт практической работы со старшеклассниками, подростками и малышами. Решение ученого совета было единогласным.

В начале семидесятых произошло создание ещё одного движения, теперь уже студенческого – движения макаренковских студенческих педагогических отрядов. Официальный запрет в 1969 году детского коммунарского движения (как противопоставляющего себя пионерии) и преследование взрослых, использующих коммунарскую методику, побудил искать защиту. Такой защитой стало имя Макаренко, членство в педагогическом обществе, в студенческом научном обществе. Позднее оно получило название «Коммунарского макаренковского содружества» (КМС) Педагогические отряды разных городов и КиМ входили в состав макаренковских секций местных отделений Педагогического общества РСФСР и других республик. На ежегодных слетах КМС происходил обмен опытом воспитательной работы и овладение ее методикой.

Было решено создать в ряде городов мемориально-методические макаренковские центры, уголки, кабинеты. Материалы, необходимые для выполнения этого решения, должны были собираться и создаваться на местах, а также добываться в экспедициях по Макаренковским местам Украины и Москвы.

Первую такую научно-практическую экспедицию Коммуна имени Макаренко вместе со своими друзьями-единомышленниками провела по местам, связанным с жизнью и работой А.С.Макаренко и В.А.Сухомлинского, в августе 1973 г. Работа экспедиции охватила Белополье, Кременчуг, Полтаву, Ковалевку, Харьков, Куряж, Павлыш. Какая обстановка царила в этой экспедиции, видно из письма Игоря Петровича родным: «Дорогие Любик и Олюша! Еле пришел в себя, чтобы вам написать. Варится грандиозная каша. В слете участвует 70 человек из 18 городов: обстановка, естественно, напряженная». (07.08.73).

Вдохновленная и обогащенная результатами экспедиции, Коммуна создала на базе Герценовского института первый в стране Макаренковский мемориально-методический центр.

В августе 1974 г. Игорь вместе с 36 кимовцами отправился во вторую научно-практическую экспедицию по Макаренковским местам Украины. Остановились сначала в Белополье (родине А.С.Макаренко), где приняли участие в X слете делегатов Коммунарского макаренковского содружества (КМС). Там собралось около 140 последователей Макаренко, в том числе К.С.Кузнецова, глава макаренковской секции Педагогического общества РСФСР, Г.К.Калабалина, Б.П.Никитин, В.Ф.Карманов, директор первого в стране экспериментального завода-школы.

Собравшиеся жили по макаренковским традициям: утренняя линейка, трудовая деятельность, дискуссии по вопросам воспитания, беседы с учителями Белополья. Кимовцы разбились на три группы и направились по маршруту (Киев - Одесса — Херсон, Полтава (Ковалевка) — Кременчуг Крюков), Павлыш — Харьков (Курядская ВТК). Во время этой экспедиции был осуществлен обмен опытом освоения, использования, пропаганды Макаренковского педагогического наследия с делегатами пединститутов, педучилищ, школ, внешкольных учреждений 27 областей, краев, автономных республик страны — Приморского края, Якутии, Татарии, Башкирии, Бреста, Гродно, Москвы и Московской области, Калуги и Калужской области, Тобольска, Полоцка, Иркутска, Баку и других.

Белопольскому музею А.С.Макаренко коммунары подарили разнообразные методические материалы. Состоялись встречи с воспитанниками и сотрудниками А.С.Макаренко, записаны их воспоминания, сняты кинофильмы об этих встречах, о Макаренковских местах Украины.

Третья экспедиция на Украину состоялась в августе 1976 г., она предусматривала встречу в Киеве с воспитанниками и соратниками А.С.Макаренко, посещение Полтавы, села Ковалевки.

Приглашение в Новосибирск, встречи с учёными Академгородка показали интерес к сделанному Игорем Петровичем, высокую оценку со стороны ученых и практиков, и ощущение (и сознание) необходимости писать. Игорь Петрович постоянно писал и организовывал выпуск (за счёт своих личных средств) машинописных сборников творческих работ студентов и практиков: «Родник», «ТЭМП», «Пробы». Обдуманный, осмысленный, сугубо теоретический материал был оформлен только в виде машинописного текста и знаком узкому кругу коммунаров и лицам, посещающим мемориально-методический центр Макаренко в Герценовском институте.

Игоря пригласил в Москву президент АПН СССР, академик В.Н.Столетов и предложил ему написать для педагогических вузов страны учебник по педагогике на основе собственных идей, учебник, лишенный формализма, демагогии и мнимой учености. Игорь ликовал! Все лето на даче в Усть-Нарве, сидя за столиком во дворе, писал и писал...Подготовил подробный проспект самого учебника и практикума, осенью повез эти материалы в Москву, но получил отказ: авторы существующих учебников встали за них горой, даже не потрудившись познакомиться с работой Игоря Петровича. Самодовольство и амбиции на этот раз победили.

Несколько лучше, но тоже с издержками, обстояло дело по изданию книги Игоря в издательстве «Педагогика». Материал согласно договору, был готов своевременно, но редактор Ирина Николаевна Баженова попросила Игоря приехать в Москву для сокращения объема книги в три раза. Когда сокращение материала было завершено, издательство вдруг заявило, что оно согласно на увеличение объема материала вдвое, однако выход книги при этом задержится на год. Такой вариант Игоря не устраивал. В результате вместо книги вышла брошюра «Воспитывать коллективистов». Она разошлась мгновенно, то есть стала «работать», что вызвало у Игоря чувство удовлетворения. А вскоре посыпались письма с благодарностями за хорошую, нужную книгу, с просьбами прислать ее, хотя бы во временное пользование.

Были публикации в журнале «Вожатый», в «Учительской газете». Игорю Петровичу писали письма. Большинство писем заканчивалось просьбой прислать методическую литературу или помочь приобрести ее. Игорь отослал все, что имел дома, а затем составил список наиболее важных журнальных статей, рекомендовал их почитать. «Мы переписываем от руки чудом сохранившиеся Ваши книги. «Коллективные творческие дела» - маленькая, скромная книжка, а какая умная!» (Из письма учителя из Брянской области).

В рабочей обстановке «писательской» работе мешали текущие дела. Важнейшее из них — предстоящее 20-летие КиМа.

Беда пришла неожиданно. Утром 7 января, в субботу, после прочтения накануне текста Государственной реформы в области образования, для которой Игорь Петрович готовил и отправлял предложения и которые никак не вошли в реформу, Игорь Петрович перенёс инсульт. Восстановиться после инсульта полностью не удалось.

«Учительская газета» сообщила о предстоящих выборах в АПН СССР. Друзья стали уговаривать Игоря Петровича участвовать в них. Особенно настойчиво доказывала необходимость этого шага Людмила Глебовна: Игорь Петрович — наиболее достойный кандидат в академики за его огромный вклад в науку, его педагогическое открытие, за его неоценимую помощь учителям-практикам. Все это так, но... здоровье...» Отбросьте сомнения, Игорь Петрович, Вы же работаете, издаете книги, Вы более продуктивны, чем многие из академиков».

Игорь долго колебался, но, в конце концов, принял решение подать документы на конкурс.

Выборы состоялись 16 января 1989 года. Представлять педагогическую концепцию Игоря и отстаивать его интересы на выборах в Москву поехала ученица Игоря Петровича Надежда Павловна Царева. С задачей этой справилась отлично, закончив свое выступление словами: «Действенность созданного им настолько объективно независима от дискуссии, здесь происходящей, что...» (Аплодисменты прервали ее).

Напряженная умственная деятельность в сочетании с малоподвижным образом жизни отрицательно сказывались на сердце, оно постепенно стало сдавать. 9 августа 1992 года, в воскресенье, в 8 часов утра сердце Игоря остановилось.

Похоронен он в Ленинграде, на Волковском кладбище. На памятнике высечены портрет и скромная надпись: «Иванов Игорь Петрович. 1923—1992»

Биография Игоря Петровича – яркий путь учёного, который всю свою жизнь подчинил своей научной идее и логике её развития.

Симона Львовича Соловейчика, автора книг об Игоре Петровиче и его методике, заинтересовала не только новая, такая плодотворная педагогическая концепция, но и личность автора, ее породившего: «Да и он сам, этот пятидесятилетний человек, которого увидишь то на профессорской кафедре, то среди ребят — концы пионерского галстука смешно топорщатся на широкой груди, он и сам, этот человек, с тяжело больным сердцем, философ по образованию, теоретик по складу ума, фантазер по душевным своим свойствам, — он и сам представляет собой повод для размышления о том, что может один человек, как может он рассеивать около себя красивую жизнь...»

Круг: искусство жить и умирать

Валерий Рудольфович ХИЛТУНЕН
член Союза журналистов РФ с 1976 г.

Впервые о коммунарах я услышал в декабре 1963-го. С тех пор уже сбился со счёта — на скольких сборах довелось побывать. Десятки, сотни... Впрочем, это всё не про математику. Иногда приезжаешь, видишь, что всё делается вроде чистенько "по Иванову", но не покидает ощущение, что под правильной с виду оболочкой происходит какое-то иное, совсем не коммунарское действо. Впрочем, точных критериев, что Сбор, а что так себе — в общем, до сих пор нет. Остаётся довериться собственному нутру и вопросу: "Если бы мой первый сбор был вот таким, как этот — надолго ли бы меня зацепило?"

Из классики жанра понимаю, что правильный сбор — это как запуск спутника ракетой-носителем. Но парадоксальной — её ступени отнюдь не сгорают в плотных слоях атмосферы, а сжигают то, что мешают человечку трансформироваться (или, говоря языком более торжественным, совершить преображение) во что-то более достойное. Типа — из гусеницы в бабочку. Первый "пожар" — это снятие всех предрассудков, налипших на древнюю максиму, гласившую, что "Человек на горизонте — хороший!". Что от него вовсе не надо ждать каверзы и подлянки — он послан к тебе как гость (это как минимум), а то и как учитель.

На первом этапе снимаются страх, боязнь насмешки, когда отпадает за ненадобностью всё, что служило тебе боевым оборонным арсеналом. Это происходит у кого в первые часы сбора, у кого — через сутки, особо болезных лечит последняя сборовская ночь перед личным рождеством... Я был свидетелем того, как двое малолетних убийц в виде эксперимента (фильм снимался, у сценаристки был сверхблат в генпрокуратуре СССР) привезли из тюрьмы на сбор в сопровождении бригады операторов, которые с камерами за этими парнями всюду, как на привязи, ходили, но так и не сумели ни заснять, ни понять, что же именно перевернулось в этих заскорузлых душах, что уже к обеду второго дня они "рот-фронт" в строю держали, как испанские республиканцы, и на вечерних "огоньках" лопотали вполне разумные слова...Сима Соловейчик, лучше которого в сути коммунарства шестидесятых вряд ли кто разбирался, руками разводил сокрушённо: сбор описанию не поддаётся, понятно, что тут речь о чём-то музыкальном, философском, сакральном, но как это переложить на бумагу, если даже кинокамера пасует...

Сбор "снаружи" оценить нельзя. Я не раз честно пытался вставать в позицию нейтрального эксперта, включать аналитические всякие механизмы... Чушь, в общем, получалась. Как в той песне: "Я смотрю на Москву через призм у поэзии, через призму фантазии, призму любви... Просто так на Москву смотреть бесполезно — просто так ничего не увидите вы". "Просто так" — это когда с термометром и регламентами. Помню, на каком-то старом хорошем сборе в Обнинске, когда на глазах, как из пены морской, рождались в буйстве раскрепощённой фантазии фантастически красивые гэги, скетчи, сценарные ходы, коллективные экспромты, бегала за мной какая-то старательная аспирантка пединститута, всё записывала в тетрадочку и спрашивала, наивная: "А откуда Вы всё это берёте, это же, наверное, годами какой-то методкабинет разрабатывал, мы такого не проходили!" И я с умным видом указывал ей направление по диагонали — вверх и налево...

Родовое проклятье многих как бы сборов — очень быстрое создание Круга, в котором тебе и психологически комфортно, и творцом ты себя чувствуешь, примеряя на вырост множество ещё вчера немыслимых ролей — трибуна, мыслителя, певца, актёра, коменданта, дипломата — но человечество со всеми его бедами остаётся где-то там, за спинами крепко обнявшихся друзей твоих, которые тебе кажутся полубогами, ради общения с которыми ты будешь готов коптить небо в промежутках между сборами, а если их долго не будет, то испытаешь подобие ломки... Главное таинство правильного сбора, первый и самый важный навык комиссара — умение учуять ту минуту, когда Круг уже ПОЧТИ готов — и сломать его через колено, чтобы в мире появилась ещё одна спираль воинов света — бесконечная, мощная, амбициозная — "мы про всех и для всех". Таким искусством обладают единицы — но я их встречал. Этот навык передаётся только из рук в руки. Груз этой ответственности лежит на нас, последних динозаврах "Алого Паруса" (а он ведь задумывался, по сути, как всесоюзная стенгазета Фрунзенской коммуны), доразгромных смен "Орлёнка" (я был в одной из последних, в августе 1965-го), на тех, кто своими глазами видел, как Игорь Петрович Иванов часами в позе гессевского Магистра Игры мучительно размышлял над каким-нибудь "пустячным", как казалось другим, завитком в живой сборовской ткани.

Сбор — это очень прочный микроскоп, им вполне можно и орехи колоть, только жалко, тем более, что это ещё и телескоп, сквозь который хорошо вглядываться в день После Завтрашний. И из всех подобных телескопов, возможно, самый выверенный и настроенный на правильную войну. По крайней мере, а Ауровиле, Дамангуре и других местах, где живут-обитают самые продвинутые люди-человеки уж и не знаю, в каком из будущих веков прописанные, в коммунарский, сборовский контекст все въезжают с ходу.

Принципы успешного планирования КТД

Ирина Павловна ОЛЕНЬЧИВА

 заместитель директора областного героико-патриотического


центра "Долг", г. Вязьма

Для работы порой недостаточно бывает планов, сценариев. Необходимо мыслительно и эмоционально настроить коллектив на дело. А как это сделать правильно?

При успешном планировании КТД , участники превращаются единомышленников, переживающих за результат, за участников КТД. Все должны быть настроены на заботу:

- об интересах коллектива;

- о чести коллектива;

- об авторитете и популярности традиций коллектива.

Для этого акцентируются такие понятия, как ответственность, внимание, благодарность, милосердие.

Для тренировки планирования КТД распределяется определенный набор ролей: Председатель (или дежурный командир, Лидер), Разведчик, Формирователь, Коллективист, Формирователь, Исполнитель, Мыслитель, Оценщик.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ (дежурный командир, лидер) – ВЕДУЩИЙ. Организует слаженную работу коллектива, наилучшим образом распределяет ресурсы команды, отслеживает этапы выполнения дела каждого. Без этой роли результативная работа над общим делом невозможна.

РАЗВЕДЧИК. Активно исследует полезные для коллектива возможности, появляющиеся во внешнем окружении. Хорошее исполнение этой роли, позволяет команде быстро приспосабливаться к меняющимся обстоятельствам, форс-мажорным обстоятельствам и извлекать наибольший результат из того, что складывается вокруг.

ИСПОЛНИТЕЛЬ. Стремится к тщательному, своевременному выполнению всех дел, которые должны быть выполнены. В любой деятельности неизбежно появляются дела, выполнение которых не приносит удовольствия. Поэтому в команде должны быть люди, которые просто делают то, что нужно сделать, с пониманием необходимости выполнения дела.

Кроме этого, желательно, чтобы члены команды могли выполнять еще ряд полезных ролей:

ФОРМИРОВАТЕЛЬ. Активно дискутирует, стремясь к тому, чтобы команда принимала действительно продуманные и оптимальные решения

КОЛЛЕКТИВИСТ. Поддерживает "командный дух", помогает сглаживать возникающие между членами команды разногласия.

МЫСЛИТЕЛЬ. Глубоко обдумывает происходящее и помогает находить новые, нетрадиционные решения

ОЦЕНЩИК. Критически оценивает достигнутые результаты и помогает двигаться вперёд в поисках новых решений.

Роли при разработке КТД могут чередоваться, развивая в воспитанниках необходимые характерные черты лидера.

Из истории дистанционных олимпиад «Третье тысячелетие»

Валерий Павлович ФЕДОТОВ
к.ф.-м.н., доцент НИУ ИТМО

В конце 2-го тысячелетия весьма популярными среди российских школьников и учителей были Соросовские олимпиады, которые проводились тогда по математике, физике, химии и биологии. Но внезапно Сорос объявил о прекращении своей спонсорской поддержки тому проекту. Причин было несколько, включая финансовые и политические.

Так как в оргкомитете и жюри Соросовских олимпиад трудились вменяемые люди, то они сразу же объявили о закрытии проекта. Это решение вызвало мощный резонанс среди учительской общественности России и СНГ. Будучи с 1995г. российским куратором проекта «Международный заочный математический кружок», я оказался в роли концентратора многочисленных бумажных и электронных писем с лозунгом «Олимпиада нужна нам, а не Соросу». Переписка и обмен мнениями с их авторами сформировали стартовый состав организаторов новой олимпиады школьников по математике, первое проведение которой произошло в марте 2001г. Дата первой олимпиады отразилась на выборе названия – «Третье тысячелетие».

Отсутствие не только сверхбогатого, но и вообще какого бы то ни было спонсора, послужило мощным стимулом к выбору сетевой организационной структуры, а интернета – в качестве основного средства связи жюри с кураторами (организаторами олимпиады в школах, городах и регионах). Жюри в Санкт-Петербурге взяло на себя функции подбора задач, комплектования вариантов заданий, их рассылки кураторам по электронной почте и заключительной проверки лучших работ. Кураторам на местах было предложено взять на себя столько функций, сколько кому по силам. Если в роли куратора выступал учитель информатики (администратор школьной сети) или родитель участника олимпиады, то его роль была чисто информационной. Но учителям математики жюри дало право провести предварительную проверку работ олимпиады, что позволяло сократить почтовые расходы.

Особо хочу отметить тех кураторов, кто взял на себя организационные функции (включая поиск спонсоров местного уровня) в целом регионе или даже стране (где дополнительно возникает проблема перевода текста заданий). На протяжении всех лет в таком качестве сотрудничают с жюри А.Б.Кондратович (Витебская обл.), С.А.Селянгина (Камчатка), А.Немсадзе (Грузия), К.А.Рыб (Петропавловск, Казахстан), Д.Д.Гущин (СПб). Несколько лет посвятили олимпиаде покойный В.Л.Ильин (СПб), О.И.Фуксон (Нью-Джерси, США), Е.И.Ибраимова (Крым), О.В.Анисимова (Йыхви, Эстония), Н.И.Мерлина (Чувашия), Т.В.Дедюлькина (Ростов-на-Дону), М.В.Исупов (Киров), О.И.Шпунтенко (Молдова), В.В.Мочалов (Московская обл.), В.Г.Дудник (Алтай), С.З.Могилевская (Тверская обл.), Л.Наркявичус (Литва), И.А.Лачинян (Польша), М.А.Капашне (Венгрия), С.П.Павлов (Луга), А.П.Забарная (Смела, Черкасская обл.), С.А.Сташкевич (Силламяэ, Эстония), Л.В.Рождественская (Таллинн), Е.В.Герасимова (СПб), М.В.Беккель (Омск), О.И.Южаков (Курган), И.Х.Касимов (Удмуртия), Г.В.Шилова (Екатеринбург), Н.Шареева (Мехико), А.В.Сеслер (Красноярский край), Н.Н.Мельникова (Харьков), И.М.Ильковская (Саратов), А.В.Столяров (Уфа), Н.Э.Фролова (Новосибирск), В.М.Гусева (Ярославль), Ю.Л.Кюналь (Челябинск), Е.В.Ямкина (Ульяновск) и многие другие.

Вслед за Соросовскими, олимпиада «Третье тысячелетие» заняла очень важную нишу. Это единственное весьма массовое (около миллиона участников из полуста стран) математическое соревнование школьников, свободное от многоступенчатых отборов.

Полную противоположность в этом смысле представляют собой «официальные» олимпиады, которые в России проводятся под эгидой министерства образования и науки. Чтобы попасть в команду России для участия в ММО, школьник из российской глубинки должен сначала победить на школьном, районном, региональном, зональном и финальном (российском) этапах олимпиады. А в некоторых регионах к ним добавляются городские и дополнительные отборочные туры. Несколько в лучшем положении находятся школьники Москвы и Петербурга. Так как эти города по своему административному статусу приравнены к регионам, то у них на заключительном туре российской олимпиады собственные команды. Однако итоги нашей олимпиады показывают, что более сильные команды могли бы выставить не только такие областные центры как Киров, Новосибирск или Челябинск, но даже некоторые малые города – Ангарск, Луга, Протвино, Тихвин, Электросталь и др. Невозможность пройти несколько этапов отбора в условиях жесткой конкуренции со своими земляками приводит к тому, что в старших классах интерес к предметным олимпиадам у ребят из таких городов резко снижается, а в сборную России на ММО попадают уступающие им столичные школьники.

Итоги олимпиады «Третье тысячелетие» позволяют делать сравнительные выводы об уровне школьного математического образования в разных странах и регионах, а также выделить школы и города, где заметно лучше других организована кружковая работа. В особенности наглядно сравнение достижений бывших советских республик, стартовавших в 1991 г. от общих стандартов и примерно равных условий. Заметно уступая в численности населения, Беларусь на равных соревнуется с Россией, а Казахстан – с Украиной. Кроме этих стран, победителями олимпиады «Третье тысячелетие» становились представители США, Эстонии, Грузии, Молдовы, Польши. В списках призеров отметились также Индия, Узбекистан, Кыргызстан, Румыния, Вьетнам, Канада.


Что такое «Формула Единства»

(выступление на семинаре)



Игорь Борисович ЖУКОВ

профессор математико-механического факультета СПбГУ,
вице-президент Фонда Эйлера

…Началось всё несколько лет назад с моих научных контактов с испанским математиком Антонио Кампильо. Он приехал в Санкт-Петербург на алгебраическую конференцию, и обнаружилось, что у нас есть общие интересы не только в математике, но и в околоматематической общественной деятельности — связанной со школьниками, со студентами, с популяризацией математики. Он очень активный человек в научно-организационной области, и к тому же недавно стал президентом испанского Королевского математического общества. Его заинтересовала возможность сотрудничества между математическим обществом Испании и Фондом Эйлера в плане обмена идеями и, может быть, каких-то совместных проектов. Заинтересовали формы работы с одарёнными школьниками, которые есть у нас: кружки, лагеря, математические школы, заочные математические школы… а у испанцев есть свои формы работы, о которых сегодня будет рассказывать Лола. Одна вещь испанским коллегам была абсолютно незнакома — лагеря… мы постепенно пришли к той идее, что можно попробовать организовать лагерь с участием российских и испанских ребят, или же пригласить группу испанских школьников в какой-то из многочисленных существующих у нас лагерей. В конце концов решили, что будем делать новые лагеря, совместные, по очереди в России и Испании. Первый лагерь решили организовать, естественно, в России, поскольку тут больше людей, которые понимают, как это делается.

С другой стороны, я в течение многих лет очень интересовался тем, что составляет предмет нашего семинара — коммунарской методикой; в частности, участвовал в организованной Галиной Владимировной Ковтун экспедиции «Экология общения». Наш лагерь не был бы возможен ни без «прообраза» — «Экологии общения», ни без педотряда «Перемена», созданного 10 лет назад Светланой Михайловной Платоновой и с тех пор работающего над реализацией и развитием методики И. П. Иванова. Педотряд «Перемена», собственно, и взял на себя вожатскую работу в нашем лагере. Ничего не было бы без наших испанских друзей и ничего не было бы без математических кружков — то есть той традиции, в Питере очень богатой, которая здесь в полной мере реализуется, и тех конкретных людей, которые приехали сюда вести кружки. Последнее было достаточно непросто в контексте иных забот — у большинства из них есть ещё свой математический лагерь; например, Андрей Теслер после этого лагеря поедет ещё в лагерь ЮМШ — той системы, в которой он постоянно работает. Ну и ничего не было бы без моих друзей, которые помогают нам как переводчики — это Борис Андраде и Алина Патрушева, в прошлом году Маша Новикова, ну и ещё несколько человек.

Наш первый лагерь был во многом похож на этот лагерь, но он проводился в городе, в здании Академической Гимназии. Он был чуть короче и поменьше — 70 участников вместо 83; не было гуманитарного кружка — только математические. Состав участников также определённым образом отличался. Что касается испанцев, существенных отличий не было — были делегации из Андалузии и из Вальядолида, примерно такого же или сопоставимого размера. А вот российские участники были в большинстве своём из двух регионов — из Карелии и из Краснодара. Из Краснодара — это были люди из «Экологии общения», которым был уже знаком этот тип отношений, участники, на которых мы могли опереться. Карелия была выбрана как близкий к нам регион, с которым мы планировали долгосрочное сотрудничество. И тут важно (в полной степени это ещё не реализовалось, но у меня и моих друзей давно была такая идея), что Карелия — это один из регионов России с очень давними коммунарскими «корнями». Там есть много людей, которые через это прошли. (Может быть, через час об этом подробнее расскажет Валерий Хилтунен, который сейчас к нам едет.) То есть многие люди знакомы с методикой, и это создаёт почву для возможного сотрудничества в будущем.

Дальше, поскольку у нас возникла ситуация «открытых дорог», мы задались вопросом «почему только эти регионы, давайте приглашать всех, кому это может быть интересно» — и пошли по традиционному пути организации олимпиады. Мы организовали международную олимпиаду, в которой, впрочем, из примерно 1000 участников более 900 составляли российские ребята. Из-за рубежа участвовали в основном партнёрские организации — ESTALMAT Андалузии, дружественный мне математический кружок из Израиля; также казахи подключились (благодаря контактам И. Ж. Ибатулина с Фондом Эйлера) и несколько отдельных участников со всего мира. Мы провели олимпиаду в два тура, но мы не хотели приглашать ребят прямо в лагерь, потому что для нас было важно выявить учеников не просто способных, а мотивированных. У нас также постоянно присутствовала идея дать больше возможностей именно тем ребятам, у кого возможностей дополнительно заниматься математикой меньше — то есть, прежде всего, в сельской местности, в малых городах. Мы вообще не популяризировали олимпиаду в Петербурге и Москве, а также в других местах, где есть свои мощные математические школы (например, в Кирове, где работает знаменитая Летняя математическая школа). Наоборот, мы делали, что могли, используя имеющиеся контакты в маленьких городах, в отдалённых областях. Поскольку мы не хотели набирать ребят непосредственно по олимпиаде, мы сделали дистанционный математический кружок. У нас был не просто аналог существующих заочных математических школ, когда ребята присылают решения задач; у нас также были и онлайн-занятия с использованием системы Blackboard. Это потребовало больших организационных усилий, поскольку нужны были решения на уровне университета (создание новых структурных единиц, утверждение программ); в результате кружок удалось открыть только к концу марта. Тем не менее, какое-то разумное время кружок занимался, прошло 5–6 онлайн-занятий, и было выдано аналогичное число домашних заданий, каждое из которых ребята выполняли в течение двух недель и высылали решения. Затем мы сформировали новый лагерь — в основном из участников дистанционного кружка, пригласив также успешных участников прошлого лагеря. Кроме того, дали возможность ещё нескольким ребятам, которые вышли на контакт с нами позже, тоже поехать в лагерь — но уже без финансовой поддержки, за полную стоимость.

Что происходит в лагере, слушатели уже знают. Утром идут занятия; математическая программа достаточно традиционная по форме и содержанию, то есть лежит в русле традиции питерских математических кружков и лагерей, за исключением части занятий старшего русскоязычного кружка, где Ибрагим Жоржевич опробует свой новый курс. Ну а во второй половине дня мы живём сборовской жизнью.

Теперь несколько слов об идеях, которые мы стремимся постепенно воплощать. Прежде всего, это собственно идея того, чтобы с методикой коллективных творческих дел — методикой Игоря Петровича Иванова — прийти в новую среду, в ситуацию профильного лагеря. Ради чего? Есть ощущение, разделяемое большинством членов нашего коллектива, включая и вожатых, и «математиков», что здесь мы, по крайней мере, пытаемся создавать островки человеческих отношений таких, какими они должны быть — неотчуждённых, настоящих, искренних, основанных на заботе друг друге. И попробовать с тем, что люди явно научились делать (а в педотряде «Перемена» этому научились), выходить в некую новую среду. Мне хорошо знаком контекст именно летнего математического лагеря, я организовывал другие лагеря порядка десяти раз. Соответственно, возникла идея попробовать воссоздать этот тип отношений — модель гуманистического общества в миниатюре — в условиях профильного лагеря.

Ещё немного о том, почему хочется соединять профильные кружки с методикой коллективных творческих дел. Есть ощущение, что у ребёнка, который участвует в коммунарских лагерях и сборах, растёт в этой среде и развивается, рано или поздно должен настать момент противоречия между его желанием жить этой жизнью, развиваться и расти в этом направлении — что будет выражаться в том, что он постепенно будет всё больше участвовать в сборовских делах, становиться организатором всё более сложных дел, возможно, захочет стать педагогом — и некой реальностью, которая состоит в том, что не всем суждено быть педагогами, есть другие профессии, соответственно у многих ребят есть профессиональные интересы, которые тоже требуют всё больше и больше времени. Ведь мы фактически стремимся воспитать социально активного человека — способного рельефно видеть мир вокруг себя, видеть тех, кто нуждается в заботе, и эту заботу проявлять. Но если всё «идёт как идёт», разворачивается в полную силу — то, что будет происходить с людьми, которые растут в этой системе, которым она нравится и они хотят её воспроизводить? Во-первых, у них может быть какая-то своя общественная деятельность. Во-вторых, они могут присоединиться к той же системе в новом качестве — в качестве или вожатого, или помощника в какой-либо деятельности, или же стать профессиональными педагогами. Но профессиональными педагогами не могут быть все, люди стремятся развиваться в своей профессии, и в то же время хотят активно поддерживать систему — возникает момент «разрыва». То есть надо и успевать делать что-то в своей профессии, и успевать делать то, во что веришь, где понимаешь, что создаёшь «мир, каким он должен быть». Настоящий, подлинный мир, ты увидел один раз его кусочек, тебе открыли глаза на него… Я люблю цитату из Леонардо да Винчи — по крайней мере, ему её приписывают — «Если вам довелось летать, то впредь вы будете ходить по земле, обратив глаза к небу, ибо там вы были и туда вы будете стремиться всегда». Эту случается со многими, кто прошёл через такие отношения: их зажгли… и что делать дальше? Хочется воспроизводить этот новый мир — но есть «обычная жизнь».

И мы, таким образом, пытаемся работать с этим противоречием. Готового решения нет, но давайте, по крайней мере, приведём эти две стороны жизни, профессиональную и социальную, в соприкосновение. Коммунарский сбор или лагерь рассматривается как «ситуация-образец» — мы нарабатываем то, что потом должны, по идее, суметь перенести в повседневную жизнь. Но какой же это образец, если жизнь в лагере полностью завязана на отдых и развлечения? «Реальный мир» ведь не так устроен, и полученный опыт не вполне применим. То есть мы делаем шаг в сторону обычной жизни, создаём нечто более воспроизводимое. В жизни мы должны балансировать между разными видами деятельности — так давайте здесь учиться балансировать. Пусть это напряжение будет у нас здесь, «in vitro»; тогда потом, может быть, нам легче будет жить «там». Если Вы счастливо провели медовый месяц в 5-звёздной гостинице, то, вернувшись в маленькую квартирку, Вы можете обнаружить проблемы, о которых даже не подозревали…

Одна из особенностей того, что мы делаем — в том, что мы хотим создавать не просто лагерь, а открытую, по возможности растущую систему: чтобы каждый, кто эти идеи разделяет, кому кажется важным то, что мы делаем, мог так или иначе присоединяться. Делать у себя, делать совместными усилиями, друг у друга учиться. Поэтому мы не замыкаемся на математике, не замыкаемся на те страны и города, которые уже участвуют, на уже сложившиеся формы работы — такие как летний лагерь. Мы думаем о том, чтобы проводить мини-лагеря, сборы, зимний лагерь, запускать сетевые проекты. В каком-то смысле большие проекты делать проще: взаимодействуя с большим количеством людей, чувствуешь себя более уверенно, понимая, что эти дела и идеи важны для многих. И получаешь больше обратной связи, больше критики; более застрахован от того, что твоё дело не превращается в своего рода «секту», дистанцирующуюся от всех, которые не разделяет те или иные догмы. Для нас неприемлем принцип «кто не с нами — тот против нас». Для сотрудничества достаточно разделять очень простые, базовые ценности: забота, отсутствие отчуждения, искренность, ответственность, доверие…

Наконец, если говорить более конкретно о планах, мы хотим продолжать начатое, то есть делать многопрофильные лагеря, постепенно добавляя новые профили. Сейчас есть потенциал к тому, чтобы в следующем году добавились информатика и химия; есть люди, которые готовы этим заниматься, и есть организационная поддержка со стороны Академической гимназии. Также уже практически можно считать реально запланированным лагерь в Испании; университет Севильи официально объявил о намерении его организовать. На самом деле всё зависит от наличия людей, которые готовы делать нечто похожее, и с кем мы могли бы действовать вместе. Команда из Питера тоже растёт, но достаточно медленно, так что развитие программы сводится к вопросу о партнёрах — о людях в других городах и странах, кому предлагаемое нами близко.

Матричный метод преподавания иностранных языков

Валерий Павлович ФЕДОТОВ
к.ф.-м.н., доцент НИУ ИТМО

Сравнительно давно было известно, что изучение иностранных языков (именно во множественном числе по отношению к одному человеку!) попутно позволяет достичь как весьма высокого общекультурного уровня, так и более узко – развития математических и логических способностей. Здесь достаточно сослаться на хрестоматийные примеры: в русской истории это Славяно-греко-латинская академия, Царскосельский лицей или опыт семьи Ульяновых. А лично на меня еще в конце 1960-ых гг. огромное впечатление произвело общение с тогдашним президентом Ленинградского математического общества профессором С. М. Лозинским. Потомственный граф и сын известного переводчика рассказывал, как его воспитанием занимались сразу шесть гувернанток: по понедельникам к нему приходила немка, по вторникам – француженка, по средам – итальянка и т.д. (и лишь в воскресенье – по-русски – в православную церковь).

Открытыми оставались лишь два обстоятельства: когда начать такое обучение и как сделать его более эффективным. Ответ (как можно раньше!) на первый вопрос возник в ходе методологических исследований автора еще 1970-ых гг. Второй же решился, как говорят математики, «методом от противного» – из анализа отрицательного опыта (в том числе, и на примере обучения собственных детей).

Как преподаватель математики и информатики (а не языков), я сначала стремился оптимизировать обучение именно математике. Оказалось, что для оптимального развития математических способностей занятия самой математикой на ранних этапах обучения лучше сократить до разумного минимума, высвободив время на упражнения совершенно иного характера. Причина в том, что обучение математике малоэффективно, если ему не предшествует подготовительная работа по структурной организации мозга ребенка. Сама же математика не является для этого удачным средством. Несопоставимо более высокий эффект дает изучение иностранных языков по специальной методике, которую я назвал матричным методом, так как в результате ее применения мозг ребенка, в конечном счете, структурируется подобно многомерной матрице, допускающей быстрый покоординатный поиск нужной информации.

Несколько КЛЮЧЕВЫХ фраз о сути метода. Наиболее принципиальным является тезис об одновременном обучении нескольким языкам (не менее трех, наивысший эффект достигается в случае пяти-семи). Языки изучаются ПАРАЛЛЕЛЬНО, то есть каждый текст повторяется сразу на всех языках. Наряду с переводом с иностранного языка на родной и обратно, систематически используются упражнения по переводу с одного иностранного языка на другой, а также сравнение грамматических норм различных языков. Наконец, важное место занимает авторская система оригинальных упражнений.

Весьма существенным для матричного метода преподавания является то, что новые слова появляются не поодиночке, а обширными хорошо структурированными массивами. Структура возникает, прежде всего, за счет смысловых связей между новыми словами, а также из аналогий в строении и звучании слов. Первым источником связи служит повторение одного и того же слова на родном и всех изучаемых языках. Связи внутри каждого языка возникают между однотипными, либо противоположными по смыслу словами, при стандартных преобразованиях и т.п. Например:



Рыба

плывет

корабль

Птица

летит

самолет

Змея

ползет

электричка

(желательно, чтобы как в этой, так и в многочисленных других аналогичных ситуациях, все связанные по смыслу слова появлялись блоками, то есть, во-первых, одновременно или почти одновременно, либо группами в несколько этапов, и, во-вторых, их следует использовать в качестве ответов на одни и те же вопросы).

Наряду с выявлением аналогий, следует акцентировать всевозможные выпадения из общего правила, а также межъязыковые конфликты, получившие название «ложных друзей переводчика». Например, собрав в одну табличку названия для ягод на нескольких языках, стоит обратить внимание на то, что в русском языке корень слова «черника» явно указывает на черный цвет этой ягоды, тогда как по-английски она – blueberry – синяя (есть в английском и «черная» blackberry, но это – ежевика). Полезным для развития (русской!) речи служит упражнение по переводу английского слова driver: как называются водители различных видов транспорта?

Матричный метод весьма универсален в том смысле, что он может применяться к различным категориям обучаемых. Однако соответствующие конкретные методики могут быть весьма далеки друг от друга в зависимости от возраста, подготовки, степени и характера заинтересованности аудитории. При этом вполне соблюден известный принцип Гиппократа "Не навреди": применение метода не только не дает никакого отрицательного побочного эффекта, но и оказывается небесполезным практически в любой ситуации. Но если говорить именно о последующем развитии математических способностей, то начать обучение нужно как можно раньше (в идеале – как только ребенок начнет говорить, хотя и принцип «Учиться никогда не поздно» также сохраняет свою силу). Ниже, если не оговаривается иное, речь идет об обучении детей 4-8 лет.

В отличие от традиционной (школьной) методики, не предполагается заучивание детьми сразу всех появляющихся новых слов. Более того, в первые полгода обучения учитель должен интенсифицировать включение новых слов до такого уровня, при котором дети успевают сразу запомнить только около 5% новых слов на каждом уроке. В конечном счете эта цифра будет заметно выше – до 20-40% , так как многие слова повторяются из урока в урок в разных контекстах (темах, сюжетах). Наконец, в письменном курсе во второй год обучения все эти слова будут записаны, что позволит достичь усвоения базового лексического материала на уровне от 80% и выше. Повторение одних и тех же тем и упражнений сначала в разговорном, а затем (возможно, спустя год-два) и в письменном варианте служит источником дополнительной эффективности метода.

Вторичность изучения языков приводит к определенным особенностям в освоении грамматики и фонетики языков. Учитывая возраст детей, систематическая отработка правил грамматики предусмотрена лишь не ранее третьего года обучения (после того, как дети ознакомятся с соответствующей терминологией в родном языке). В первые же два года делаются лишь сравнения строения фраз на иностранных и родном языках. Кроме того, учитель не должен оставлять без внимания грамматические ошибки детей, хотя их коррекция и не предполагает на начальном этапе ссылок на четкие правила.

Аналогично следует отнестись и к фонетике. Учитель только демонстрирует детям нормативное произношение и акцентирует внимание на определенных отличиях в произнесении тех отдельных звуков, которые специфичны именно для этого языка (например, английские r и t, французские r и n и т.п.). Кроме того, особо нужно выделить звуки, которые вообще отсутствуют в русском языке. Однако в первые два года достаточно ограничиться лишь тем, чтобы дети различали произносимые звуки (а во второй год обучения – правильно подбирали нужные буквы и буквосочетания), но не следует переусердствовать в постановке произношения (тем более, пока многие из детей не достигли еще чистого произношения в родном языке).

Темп занятий (в частности, объем изучаемых новых слов и грамматических конструкций) постоянно корректируется учителем в зависимости от особенностей группы (возраста детей, ходят ли они в школу, степени их общего развития и т.п.). Как правило, на каждом уроке учитель вводит не менее 5-12 существительных, 2-8 прилагательных и/или 2-6 глаголов из очередной сюжетной темы, 2-3 числительных (либо правило конструирования числительных очередного десятка или сотни), местоимения и т.п., не более 2 новых грамматических конструкций (типовых фраз). С буквами алфавита детей постепенно знакомят только во второй половине первого года обучения, однако ни чтение, ни письмо на этом этапе не предполагаются.

Матричный метод может весьма успешно сочетаться с большинством из новых современных технологий обучения. В частности, с применением информационных технологий, компьютеров и соответствующих методик, с идеями В.В.Давыдова и его школы, системами развивающего обучения и т.д. Он не требует никакого отбора детей, а подбор учителей должен удовлетворять лишь двум ограничениям: достаточно уверенным знанием преподаваемого языка (по крайней мере, в пределах детской лексики) и элементарной дисциплинированности.

Прежде, чем рассказать о проведенных экспериментах, следует подчеркнуть, что описываемый метод был выработан в результате продолжительного и глубокого методологического исследования. В противоположность основанной на частном опыте (и представляющей собой скорее искусство, а не науку) методике, методология базируется на аналитических рассуждениях, что позволяет получать универсальные выводы, то есть доступные для реализации любым, а не только особо одаренным педагогом. Это, в частности, сохраняет возможность избежать массовых экспериментов с предсказуемо провальным результатом, каковых немало проводилось даже в масштабе всей страны (особенно в последние полтора десятилетия существования СССР). Более того, методологический подход позволяет, вообще не проводя не только развернутых, но даже и малых экспериментов, делать достоверные выводы о результатах внедрения конкретных методик. В частности, в отношении матричного метода, еще до начала эксперимента было доказано, что его применение не только не даст никакого побочного отрицательного эффекта, но и обеспечит достижение поставленных целей (как в части знания языков, так и для последующего интенсивного изучения математики).

Первый эксперимент был проведен в 1994/95 учебном году в «школе иностранных языков», специально для этого организованной на базе одной из детских библиотек города Иванова. Две группы детей изучали английский, немецкий и французский языки и еще одна группа – английский, немецкий и испанский. Численность групп – от 7 до 17 человек, средний возраст детей на начало учебного года – 6 лет (с разбросом от 4 до 8 лет). Занятия проводились в режиме факультатива (кружка), то есть параллельно дети могли посещать школу или детский сад. Никакие предварительные знания не предполагались.

Для этого эксперимента была разработана специальная программа, рассчитанная на двухгодичное обучение – по 34 недели в течение учебного года. Планировались также еще два года обучения с дифференциацией программы по двум специализациям. В течение каждой недели – три учебных дня по три урока продолжительностью 35 минут. Первый год – чисто разговорный курс трех иностранных языков, а во второй год – письменный, причем по тем же самым темам в той же самой последовательности. Кроме иностранных языков, проводились занятия по истории мировой художественной культуры, введению в информатику, изобразительному искусству, музыке. Все они так или иначе увязывались с языками и авторской концепцией.

Результаты превзошли даже оптимистические прогнозы. В частности, оказалось, что дети, изучавшие три языка в экспериментальных группах, к концу года овладели английским языком в большей степени, нежели их сверстники, изучавшие (в других группах в этой же школе) только один английский язык по стандартной методике с использованием известных учебников И. Н. Верещагиной и Т. А. Притыкиной. Здесь нелишне уточнить, что в чисто английских группах уроков этого языка было в полтора раза больше, чем в трехъязыковых, а занятия вел более опытный учитель.

В последующие годы этот эксперимент был повторен в разных регионах России. Далеко не во всех случаях автор сумел настоять на строгом соблюдении методики, и отклонения от нее сразу же приводили к заметному снижению эффективности занятий. Так произошло, например, в частной школе «Гуманитарий» в Пушкине, где попытались ограничиться только двумя языками. А в другой частной школе Санкт-Петербурга – «Дипломат» – источником проблем стала слишком высокая квалификация учителей: каждый демонстрировал целый арсенал собственных методических достижений, но в итоге это разрушило синхронность их работы.

К сожалению, до сих пор не удалось организовать многоэтапный эксперимент, в котором математический блок следовал бы за языковым. Более того, мною детально разработаны разнообразные сценарии и следующего этапа. В совокупности это примерно соответствует двенадцатилетнему курсу средней школы. Однако на выходе должен получиться качественно иной результат: среднему выпускнику школы (к семнадцати годам) вполне реально дать уровень подготовки примерно соответствующий сразу пяти российским дипломам о высшем образовании (математического, филологического, юридического, экономического и технического профиля).

Чуть подробнее об этой программе.

В младших классах основу составляет параллельное преподавание 3-5 иностранных языков матричным методом. Дифференциация обучения вводится не ранее 5 класса. При этом сначала проводится грубое профилирование: общеобразовательные, математические, филологические классы.

На этом этапе, вне зависимости от профиля класса, смежные дисциплины объединяются в концентры и ведутся одним учителем. Например, учитель математики ведет также информатику, физику, биологию и т.п., демонстрируя широту применения математических методов. На следующий год все эти же предметы ведет учитель физики, подчеркивающий именно "свою" их сторону и т.д.

В старших классах рутинные упражнения уступают место значимым по содержанию и результатам практическим работам. Например, учащиеся составляют план городского микрорайона, в беседах с родственниками и соседями восстанавливают историю своего города (села), изготавливают игрушки и сувениры, просчитывают целесообразность какой-либо коммерческой операции и т.д.



=== Из газеты “Formulo de Integreco” ===

Чебанова Алина, 16 лет, 4 отряд

Параллельный мир

Кроме работы детей, в лагере по отдельному графику работали взрослые – участники международного семинара по методике И.П. Иванова. На обучающем семинаре присутствовали все педагоги лагеря и те, кто специально приехали на семинар. Много собралось интересных людей. Руководила семинаром С. М. Платонова. Платонова Светлана Михайловна. Кандидат педагогических наук по специальности общая педагогика, история педагогики, доцент. В ЛГУ им. А. С. Пушкина преподает с 1993 г. Сфера профессиональных интересов: воспитание демократической личности школьника, коллективная организаторская деятельность. Член ассоциации исследователей детского движения Санкт-Петербургской общественной организации «Педагогика социального творчества». Является руководителем студенческого педагогического отряда факультета психологии «Перемена». Педагогический отряд является организатором лагерных сборов, ролевых игр для студентов факультета, направленных на сплочение студенческих групп, повышение социальной активности студентов. Ежегодно педагогический отряд под руководством С. М. Платоновой проводит Всероссийский творческий слёт педагогических отрядов «Дорогу Весне», Всероссийский сбор детских делегаций образовательных учреждений «Звёзды дарят надежду», региональные сборы для учащихся школ. (Большинство наших вожатых — из «Перемены».) На нашем семинаре были лекционные и практические занятия по педагогическим дисциплинам (педагогика, социальная педагогика, управление социальными системами, педагогическая диагностика, современные образовательные технологии и т. д.).



Один день семинара:

8:45 — завтрак

9:30 — лекция «Типы воспитательных отношений»

10:30 — лекция «Игрология» (+практика)

12:00 — выступление И. Б. Жукова «О проекте «Формула Единства»

13:00 — участие в организации организационно-ролевой игры «Веревочный курс»

14:00 — обед

15:00 — выступление Лолы Арисы «Стимулирование математически одаренных детей в Испании»

16:00 — лекция С. М. Платоновой «Методы и варианты управления»

17:00 — час педагогических ситуаций

18:30 — ужин

19:00 — выступление М. М. Чекмарёва «Военные игры»

20:00 — просмотр фильмов детского кинофестиваля

21:30 — Вечерний огонёк



=== Отзывы участников семинара ===
Надежда Викторовна КАСЬЯНОВА

учитель физики МОУ СОШ №8 г .Кондопога, Республика Карелия

Дыхание коммунарского наследия

Очень рада, что мне посчастливилось принять участие в работе семинара по коммунарской методике. Четыре дня провела в этом творческом, активном, эмоциональном и интернациональном поле. Лично я много получила и поняла про себя, коллег и свою деятельность в целом. Всего так много, очень хочется этим делиться и чтобы то, что получила использовать дальше, делая богаче жизни тех, кому это нужно.

Одна из фраз, услышанных мною на семинаре «Добро по секрету», к его окончанию начала жить во мне какой-то своей жизнью. А ведь действительно, добро творится весело, когда ты несёшь радость людям, делаешь это бескорыстно, заботишься о себе, как о товарище других людей… И живёшь свою жизнь, смотря с любовью вперёд и передавая это дальше.

Спасибо организаторам и участникам семинара.



Сесарио Хесус ГОНСАЛЕС ФЕРНАНДЕС

руководитель математического кружка,
г. Вальядолид (Испания)


Идеи и впечатления о педагогическом семинаре

Во-первых, должен признаться, что несмотря на моё недостаточное образование в области педагогики, беседы и идеи, высказываемые на этом семинаре, мне показались очень интересными.

Я не был знаком с работами Игоря Иванова, а также и с методом Макаренко, но столкнуться с этим методом для меня было интересно.

Как и во всех вещах, с которыми мы имеем дело, в этой методике есть некоторые особенности, которые, как мне кажется, по-настоящему эффективны, но также есть и черты (особенности), которые мне кажутся нереализуемыми в западном обществе, в котором мы живём.

Например, могу сказать, что делить учеников на группы, чтобы каждый чувствовал себя нужным, и мог поучаствовать в улучшении учебного процесса, мне видится, наиболее интересным в этом методе, и будет одним из изменений, которые я внесу в свою преподавательскую деятельность.

Несмотря на то, что игры мне казались очень интересными, но из-за способа проведения я их нахожу достаточно далёкими для испанских учащихся, и они не уделят играм необходимого внимания.

Объединение коммунарского движения со школьным мне кажется замечательной стороной методики, и хотя кажется довольно трудно осуществимым, это наилучшая цель, которую можем обрисовать нашим учащимся.

Другая идея, которая мне кажется, по-настоящему правильной, это делать так, чтобы ученик чувствовал себя наравне с учителем. В этом случае он будет чувствовать себя более связанным с тобой и последует твоему примеру, чем в случае, когда ты для него только человек, который даёт указания. Вместе с этим, мне кажется, необходимо содействовать учащимся в осуществлении своих собственных проектов и мыслей, а не только в осуществлении тех проектов и мыслей, которые им предлагает учитель. Таким образом, попытаться избежать фразы столько раз сказанной детьми и учениками «Т.к. я не просился на этот свет…»

Как я уже сказал выше, почти все идеи, озвученные на семинаре, мне показались прекрасными настолько, что я начал применять их на моих учащихся.

С другой стороны, надо отметить, что на семинаре собралась отличная компания, чувствовалось единство со всеми участниками, и мы так сдружились, что сейчас я очень по ним скучаю, мне бы так хотелось поделиться с ними идеями и впечатлениями.



Андрей Эрикович ЛИШНЕВСКИЙ

младший научный сотрудник НИИЯФ МГУ

Посвящение в коммунарство


В конце перестройки мне, тогда еще ребенку, попалась в руки небольшая книга: Андрей Нуйкин, «Посвящение в рыцари». Бумажный переплет, карманный формат. Эта книга и сейчас стоит у меня на полке…

Конец июля. Позади жаркий Крым, поезда, метеором промелькнувшая суетная, уже много лет чужая и злая, как мачеха, пьяная в дым от сумасшедших денег и гламура, Москва. На моей спине горный рюкзак, а за окном электрички, уносящей меня из города на Неве, проносится типичный карельский пейзаж. Я еду в лагерь «Формула Единства» на коммунарский слет-семинар. Чего жду? Не знаю. « — Не нервничай, это всего лишь возможность подышать неделю здоровым воздухом, и не более. — Да я и так спокоен…» Мысленный диалог прерывает остановка поезда. Нужная станция. Собственно, я уже был здесь полгода назад…

Первое знакомство с коллективом. Среди разношерстной компании, съехавшейся почти со всего бывшего Союза, я – один из молодых. Многих я, впрочем, давно знаю. Иностранцы, тоже участвующие в семинаре. Эх, ну сколько можно было учить английский и так его и не выучить, как бы он мне пригодился сейчас… Но главное — это даже не наша «семинарская» группа. Главное – это огромное количество детей, разных возрастов, языков и народностей, и умудряющиеся с ювелирной точностью ориентироваться в бесконечной суете и шуме, вожатые. Собственно, они сами не сильно старше многих из детей – я бы сказал, студенты где-то третьего курса, не более. И вся эта шумная компания детей и вожатых, чем-то смахивающая то ли на бурлящую стремнину горных карельских речек, то ли на лихие отряды Махно, ВСЕ ВМЕСТЕ И СООБЩА, умудрялась одновременно рисовать, учить языки, снимать и монтировать видеоклипы, осваивать эсперанто и математику… Но главное – КАК они это делали! С какой озорной искрой в глазах, желанием, выдумкой, и абсолютно нескрываемым удовольствием! Чуть позже я узнаю, КАК на самом деле ТАКОЕ делается, и что, оказывается, это – давно и хорошо отработанная, четкая, и, при всей кажущейся суете и анархичности, потрясающе сильная технология….

Начались занятия и у нашей «семинарской» взрослой группы. Обычное начало – так, в сущности, начинаются любые тренинги в любых клубах практической психологии. Стулья в круг, все на них сели, ничего нового. Как вас зовут, расскажите о себе, кто вы по профессии, чем занимаетесь, опишите себя в двух словах – образах, повторите, как зовут всех предыдущих людей, сидящих в кругу перед вами, вместе с их словами – образами… Конечно, все сбиваются после 2-3 попытки повторить «предыдущего оратора»… Кто-то весело дурачится, кто-то, наоборот, старается изо всех сил напрячь память, и запомнить всех «участников Куликовской битвы» поименно… В общем, «хорошее начало хорошей беседы». Когда доходит очередь до меня, коллектив оказывается крайне заинтересован моими познаниями в области SETI. Да, было дело, вел я детский кружок «Поиск внеземного разума» в бывшем Московском Дворце Пионеров – но «это было давно и неправда»… Выяснилось, что коллектив жаждет услышать мою лекцию на эту тему. А зря я в этот момент столь легкомысленно согласился…

Первый вечер. Кому вечер, кому ночь, а кому и заполночь. Перерытая вверх дном, в поисках нужных материалов, электронная переписка за 10 лет. Безрезультатный «звонок другу» (как потом выяснилось, с московского номера – из Ленинградской области – в Анапу). Потрясающе «шустрый» модем и феерично отрубающийся в самый неподходящий момент ноутбук. Вручную, с нуля и по памяти, созданная презентация в PowerPoint (сколько прошло? лет 10, с тех пор, как я последний раз читал этот материал? да, около того), перебитая (чудо Маниту!) фильмом бывшей коллеги по Дворцу Пионеров, кем-то заботливо выложенным на ютуб. Мучительный поиск видеоконвертера, позволяющего скачивать видео из сети Интернет, долгое и томительное ожидание окончания закачки… И чего вот я так упёрся – ведь они бы спокойно обошлись и без фильма… Вечный дурной мой характер – ну не могу я делать халтуру. Пять часов утра. Подъем – в семь.

Утро 23 июля я помню несколько смутно, хотя, как ни странно, усталости я тогда не чувствовал. Кажется, коллективу даже понравился мой фильм и презентация про поиск инопланетного разума (бедные иностранцы – не для слабонервных слушать синхронный перевод с русского с потерей половины информации из-за отсутствия пауз у говорящего: фильм есть фильм, его не замедлишь так запросто…). Гораздо лучше мне помнится вторая половина дня.

Все-таки чудесная игрушка – педагогический театр. Берем любую педагогическую проблему. Разбиваемся на группы. Каждая группа разрабатывает подходы к проблеме, ее причины и последствия, методы ее коррекции – в виде сценария, последовательности сцен, отработки по ролям… А чуть позже все группы, собравшись вместе, объединяют все свои наработки в единое целое, в единое театральное действо. Но снова не это главное. Не театр, не сцена, не декорации, не костюмы, не роли и даже не вживание в них. Главное – КАК люди, до этого едва лишь знакомые друг с другом, проявляют себя. Как сближаются. Как, – самые разные, – люди, открывают сами в себе (и в других) совершенно новые грани, причудливо раскрываясь в удивительных по теплоте отношениях РАВЕНСТВА. Нет начальников и нет подчиненных, нет режиссеров и нет актеров, а есть общая, одна на всех, задача, и если нужно, для ее выполнения КАЖДЫЙ может быть и руководителем, и исполнителем, – а все вместе, незаметно для самих себя, превращаются в подлинный КОЛЛЕКТИВ, хотя понимание того, что же с нами происходит на самом деле, «дойдет» до каждого из нас позднее...

Непривычная, неожиданно свалившаяся на меня в этой театральной постановке роль «главного». А началось-то все с того, что я кое-что знал из литературы о подходах, которые действительно используются для решения той проблемы, которую нам предстояло решить в нашей театральной сценке, и просто решил поделиться этими знаниями со всеми. Кто ж знал, что эта самопроизвольно проявившаяся во мне роль «сделает» мне весь оставшийся вечер, да и следующий день – тоже?

«Я кричал: "Вы что там, обалдели?

Уронили шахматный престиж.

А мне сказали в нашем спортотделе:

"Вот прекрасно, ты и защитишь"».

Эх, Владимир Семёнович… Вот так я и стал дежкомом.

В сущности, ничего страшного. С вечера нужно составить распорядок занятий и дел следующего дня, согласовать его со всеми, а собственно на следующий день — проконтролировать работу столовой (завтрак, обед и ужин) и обеспечить выполнение запланированных со вчерашнего дня дел. Ничего необычного – все то же самое с незначительными вариациями мне самому приходится проделывать каждый день в своей обычной жизни. Но есть мааааленькая тонкость…

Калейдоскоп –самое образное, но и самое точное описание того, что происходило со мной на следующий день. Но не обычный калейдоскоп, в который смотрят дети и в котором перекатывается битое цветное стекло. А такой калейдоскоп, какой бывает, если «словить» на свою голову (и армированная каска тут не поможет) все пороги и перекаты всех горных речек Карелии вместе взятых, когда (и если) сплавляешься по ним на байдарке. Отдающееся в левом ухе незримо-сталинской интонацией «Ни шагу назад! План должен быть выполнен!», отражаясь от барабанной перепонки, причудливым эхом сливается где-то посередине двух полушарий с «Андрей, тут у нас еще на полчаса смещается…», заливисто искрящимся из правого…

«Здесь я доподлинно узнал, почем она, копеечка…» Прочувствовав на себе, острее понимаешь сущностную разницу между руководителем и «боссом», между бойцом с передовой и «тыловой крысой», между вождем и «лидером», между организатором производства и «эффективным менеджером»… Но главное – опять не в этом. Не в смертельной усталости, не в издерганности от постоянных внезапных изменений, не в грузе ответственности за других людей. А в том, что в этой роли будет – каждый из коллектива. Нет несменяемых. Нет «вождей милостью божьей». Нет «профессиональных управленцев» и «быдла». А есть – люди. Равные. И каждый, если потребует ситуация, сможет и руководить, и исполнять распоряжения. Ибо это лишь роль – нужная, очень важная роль, служащая для того, чтобы было хорошо – всем. Ведь завтра кому-то еще выпадет жребий заботиться о благе других – забыв на время о собственном удобстве и поменяв его на роль руководителя…

Вечер. Песни под гитару. Далекое, забытое детское чувство тепла, защищенности, любви. И слёзы. Душащие, уже не удерживаемые никаким волевым усилием, слёзы. Неужели ЭТО можно было променять на двести сортов соевой колбасы? Эту дружбу, эту любовь, этот совместный труд, эту умиротворенную усталость вечера и тихую солнечную радость раннего утра завтрашнего дня, этот проблеск Мира Человечности? Как же ненавистна и мерзка вся эта опостылевшая «реальная жизнь», доносящаяся из ТВ с первого этажа, что под столовой…

Вот как… А ведь я и сам не заметил, как пусть не понял, но уже ПРОЧУВСТВОВАЛ, почувствовал на себе, что же такое коммунарская методика, и в чем ее сила….

«Специфика коллектива, создаваемого на основе «коммунарской» модели воспитания, проявляется, прежде всего, в естественной коллективистской направленности поступков на пользу и радость людям. Добро творится весело, без принуждения, как нечто само собой разумеющееся. В коллективах много песен, шуток, всевозможных розыгрышей и, в тоже время, напряженная работа мысли, интересные встречи, неожиданное открытие мира в том, что казалось привычным и обыденным.

«Коммунарская» методика требовала от педагогов незаурядной личности, и даже при всей её незаурядности, требовались фантастические усилия и нечеловеческая работоспособность, чтобы воплотить в жизнь «мечту». Именно поэтому многие признавали почти полную бесполезность книг без живого опыта. Эта методика давала трудно описуемый, но точно осознаваемый всеми эффект «мира будущего» — она создавала общество трудолюбивых, весёлых, добрых людей, мира, где взрослые и дети равны» ( http://altruism.ru/sengine.cgi/5/22/16/4/1).



Уже на следующий день я узнаю, что коммунарскую методику можно использовать не только в сугубо педагогических целях, при работе с детьми, но и при управлении взрослыми коллективами, предприятиями, производствами. Пусть не запомню, и почти ничего не сумею записать, но увиденного, услышанного, а главное – прочувствованного на себе окажется мне более чем достаточно. Это работает. И это ОЧЕНЬ СИЛЬНО работает.

В далеком 89-м году мне, тогда еще совсем ребенку, попалась в руки небольшая книга: Андрей Нуйкин, «Посвящение в рыцари». Бумажный переплет, карманный формат. Эта книга и сейчас стоит у меня на полке. Когда я сейчас открываю ее, я снова переношусь туда — в свое далекое детство. Объективно, оно не было безоблачным; а часто было и трудным, и тяжелым. Но я счастлив, что в этом детстве, столь не вовремя пришедшемся на перелом эпох, все-таки был последний, угасающий луч этого, теперь кажущегося какой-то фантастической Атлантидой, мира — Мира Человечности. И этот коммунарский слёт снова вернул мне свет этого, казалось, потерянного навсегда, мира. Спасибо вам, всем, кто был на этом семинаре, за то, что вы сделали его таким, каким он получился. Спасибо всем НАМ.