Сценарий литературно- музыкальной композиции «Гимн Серебряному веку…» - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Сценарий литературно- музыкальной композиции «Гимн Серебряному веку…» - страница №1/1

Сценарий литературно- музыкальной композиции « Гимн Серебряному веку…»

1 ведущий.

 Мне б родиться не здесь, а в другой России – 
Где Серебряный век серебром сорил,
Где пролетки в бессмертие уносили
Звонких гениев – бабников и кутил!
Где в элегию скрипок врывались бубны,
Где металась в горячке хмельной страна,
Где гремел Маяковского голос трубный

И стонала цветаевская струна.


Звучит вальс Е. Доги из кинофильма «Мой ласковый и нежный зверь»; на экране слайд «Поэзия серебряного века»
2 ведущий.
Сегодня мы собрались в этом зале, чтобы поговорить об удивительном явлении в русской литературе – поэзии «серебряного века» - поэзии первых двух десятилетий 20 столетия.
1 Ведущий.
Начало 20 века вобрало в себя столько, сколько могла вобрать вся история иного государства. Два десятилетия вместили в себя три революции и гражданскую войну – драмы и трагедии мирового масштаба.

Конец девятнадцатого века…Начало двадцатого…Рубеж веков… Ощущение кризиса, потрясений, катастрофичности…


Ученик читает стихотворение.
Двадцатый век…еще бездомней,

Еще страшнее жизни мгла,

Еще чернее и огромней

Тень Люциферова крыла.

И отвращение от жизни,

И к ней безумная любовь,

И страсть, и ненависть к отчизне…

И черная земная кровь

Сулит нам , раздувая вены,

Все разрушая рубежи,

Неслыханные перемены,

Невиданные мятежи…



Звучит грустная музыка, на экране слайды демонстрирующие события начала 20 века: буржуазный мир, первая мировая война, революции, гражданская война, гостиные, поэтические кафе.
1 ученик.
Листва закипает, как годы двадцатые,

Когда Маяковский с Асеевым в дружестве

Писали стихи о любви и о мужестве,

Неугомонные и угловатые;

Когда Пастернак в бормотанье восторженном,

Стремительном, миротворяще -встревоженном,

Слагал свои строки и тут же выбрасывал,

Сквозь жизнь пробираясь движением брассовым;

Когда над Есениным рдяными красками

Пылали все зори рязанские истово,

И Хлебников числа свои перелистывал

И впроголодь пел, детворою обласканный.

Листва закипает, как годы начальные,

Уже отдаленные дымкой забвения,

И новые к жизни идут поколения,

Но листья кипят, будто годы те дальние,

Те годы начальные, годы двадцатые:

Мы нищие были, мы были богатые.


1 ведущий.

- Начало века дало такое количество талантливых поэтов, что их число можно было бы сравнить с россыпью сотен звезд на черном бархате ночного неба и каждого назвать Моцартом стиха. Поэты образуют множество литературных направлений.



Звучит музыка Моцарта, на экране «Литературные направления поэзии серебряного века»
2 ведущий.

- Каждый из них хотел быть великим, хотел быть лучшим, каждый обладал неизменным божественным поэтическим даром. Стремление их к самоутверждению, самовозвеличиванию и самовосхвалению не может не вызвать улыбки.


Вальяжно выходит на сцену исполнитель стихотворения Северянина, на экране портрет поэта.

Северянин :

Я выполнил свою задачу.

Литературу покорив,

Бросаю сильным на удачу

Завоевателя порыв.

Отныне плащ мой фиолетов,

Берета бархат в серебре.

Я избран королем поэтов

На зависть нудной мошкаре.

Лишь мне восторг и поклоненье

И славы пряный фимиам.

Моим – любовь и песнопенье –

Недосягаемым стихам.

Я так велик и так уверен,

В себе настолько убежден,

Что всех прощу и каждой вере

Отдам почтительный поклон.

В душе - порывистость, приветов

Неисчислимое число.

Я избран королем поэтов-

Да будет подданным светло.



«Игорь Северянин», - представляется чтец и садится на стул.
Свист, на сцену нагловатой походкой, вразвалочку входят «футуристы», на экране их портреты (Маяковский и Хлебников), слайд Манифест футуристов «Пощечина общественному вкусу»
Маяковский :

- Читающим - наше Новое, Первое, Неожиданное.

Только мы – лицо нашего времени. Рог времени трубит нами в словесном искусстве.

Хлебников :

- Прошлое тесно. Академия и Пушкин непонятнее иероглифов.

Бросить Пушкина, Достоевского, Толстого и проч., и проч. с Парохода Современности.


Маяковский :

- Вымойте ваши руки, прикасавшиеся к грязной слизи книг,

написанных этими бесчисленными Леонидами Андреевыми.
Хлебников :

- Всем этим Куприным, Блокам, Черным, Буниным и прочим нужна лишь дача на реке. Такую награду судьба дает портным

Вместе, С высоты небоскребов мы взираем на их ничтожество.
Садятся в первый ряд.
1.Ведущий.

- Но никогда этот век не был бы назван серебряным, если был бы характерен только стремлением поэтов назвать себя лучшими и неповторимыми, призывающими сбросит поэзию прошлого с «корабля современности». Поэты серебряного века, яркие индивидуальности, много работали над формой стиха, добились небывалого художественного совершенства. Бесспорно, звездой первой величины в этом созвездии был Александр Блок. Представитель самого первого и значительного из модернистских течений- символизма. Символисты придали поэтическому слову подвижность и многозначность. Научили русскую поэзию открывать в слове дополнительные оттенки и грани смысла.



Слайд. Созвездие серебряного века.

Под звуки мелодичной музыки на сцену выходит Блок, гордо и задумчиво смотрит вдаль. На экране его портрет.

Ученик читает стихотворение стихотворение Блока.
2. Ведущий.

-Трудно было представить себе женщину, которая бы не влюбилась в него.


На сцену выходят поэтессы Ахматова и Цветаева, звучит лирическая музыка «Лунная соната» Бетховена. На экране портреты поэтесс вместе с Блоком.
Ахматова: ( ученица садится напротив Блока, читает)

Я пришла к поэту в гости.

Ровно в полдень. Воскресенье.

Тихо в комнате просторной,

А за окнами мороз

И малиновое солнце

Над мохнатым сизым дымом,

Как хозяин молчаливый,

Ясно смотрит на меня.

У него глаза такие.

Что запомнить каждый должен,

мне же лучше, осторожной,

В них и вовсе не глядеть.

Но запомнится беседа,

Дымный полдень, воскресенье

В доме сером и высоком

У морских ворот Невы.
Появляется девочка в школьной форме.

Ведущий.


Марина Цветаева посвятила Блоку 16 стихотворений. Вот первое из них ,юношеское.

Ученица читает.

Имя твое – птица в руке.

Имя твое – льдинка на языке.

Одно-единственное движенье губ.

Имя твое – пять букв.

Мячик, пойманный на лету.

Серебряный бубенец во рту.

Имя твое – ах, нельзя!

Имя твое поцелуй в глаза,

Ключевой, ледяной, голубой глоток.

С именем твоим – сон глубок.


Ведущий.

Правда, печальным, обиженным и даже чуть-чуть презрительным голосом читал поэт свои стихи о любви.



Блок

Влюбленность расцвела в устах

И в ранней грусти глаз,

И был я в розовых цепях

У женщин много раз.
Романс Цветаевой «Мне нравится что вы больны не мной…»
Ведущий . Вы уже познакомились с некоторыми гениальными поэтами серебряного века. А вот и остальные. Знакомьтесь - акмеисты. Они отказывались от мистической туманности символизма, принимали мир во всем его многообразии, звучности, яркости; четкости образов;

Звучит красивая музыка, входят поэты, представляются, садятся.

Ученик читает стихотворение Н. Гумилева

Ученик читает стихотворение Осипа Мандельштама.
Голос из зала от футуристов

- Какая пошлость! Томная сливочная тянучка.


Гумилев ( обращаясь к Мандельштаму) - Не обращайте внимания на этих творцов «Пощечины общественному вкусу». ( обращаясь к футуристам) Господа футуристы, успокойтесь, среди нас дамы. Вы занимаете свое, не менее почетное место среди поэтов. Хотя, признаюсь, трудно принять ваше отрицание всех традиций в литературе.

Поэты – футуристы читают свои стихи.

В. Маяковский «А вы могли бы…».

В. Хлебников «Заклятие смехом».


Северянин:

- Позвольте вам представить скромного, но очень талантливого крестьянского поэта Сергея Есенина.

Маяковский:

- Почему вы таскаетесь по салонам, Есенин?

Есенин:

Глядишь, понравлюсь, и в люди выведут.


Ученик читает стихотворение С. Есенина.

Звучит тревожная музыка, на слайде кадры времен Октябрьской революции.

Маяковский: (обращаясь к сидящим )

Пока вы выкипячиваете,

рифмами пиликая,

Из любвей и соловьев

какое-то варево,

Улица корчится

безъязыкая,

Ей нечем кричать

и разговаривать.

(Обращаясь к залу)

Выньте, гулящие,

руки из брюк,

Берите камень,

нож или бомбу,

А если у которых нету рук –

Пришел чтоб и бился лбом бы.
На слайде кадры хроники «Выстрел «Авроры», штурм Зимнего дворца» Звучит фонограмма «Варшавянки»

2-й ведущий. Уже прозвучал революционный набат, разгорался пожар революции и гражданской войны. Судьба этих мастеров поэзии трагична, трагична тем, что Родина, которую они любили страстно, самозабвенно, перестала их понимать, она не хотела их понимать, но, несмотря на это, эти люди отдали себя до капельки, до последнего дыхания, своей прекрасной Отчизне. И родная земля забрала их, порой грубо, жестоко. Но зла на землю свою, на народ свой никто из них не таил, наоборот, они молили Бога прояснить ум России и умирали со словами жалости на устах, не к себе, нет, а к своим недругам.


/ Звучит «Реквием» Моцарта. Выходит девочка с горящей свечой, читает стихотворение, написанное в ночь пред расстрелом, одной из членов семьи царя Н. Романова, княжной Ольгой Романовой: “Молитва”/

Пошли нам, Господи, терпенье


В годину бурных мрачных дней
Сносить народное гоненье
И пытки наших палачей.
Дай крепость нам, о Боже правый,
Злодейство ближнего прощать
И крест тяжелый и кровавый
С твоею кротостью встречать.
И в дни мятежного волненья, 
Когда ограбят нас враги,
Терпеть позор и оскорбленье,
Христос Спаситель, помоги!
Владыка мира, Бог вселенной
Благослови молитвой нас,
И дай покой душе смиренной
В невыносимый страшный час.
И у преддверия могилы
Вдохни в уста твоих рабов
Нечеловеческие силы – 
Молиться кротко за врагов.
Пауза. Звучит «Реквием» Моцарта. Участники по мере того как уходят, зажигают свечи.

1.Ученик: Николай Гумилев. Расстрелян в 1921г.

2.Ученик: Игорь Северянин. Умер на чужбине.
3. Ученик: Марина Цветаева. Покончила с собой в г. Елабуге в 1941г.
4. Ученик: Александр Блок. Умер от нервного истощения в 1921г.
5. Ученик: Анна Ахматова. Муж расстрелян, сын узник ГУЛАГа, сама подверглась гонениям после статьи Жданова в 1948г. в журналах «Звезда» и «Ленинград».

6. Ученик: Сергей Есенин. Повесился. Возможно был убит, а уж потом повешен . 1925г.

7. Ученик: Владимир Маяковский. Застрелился в 1930 г.

8. Ученик: Осип Мандельштам. Сгинул в ГУЛАГе в 1938 г.

«Реквием» смолкает.

С двух сторон выходят поочередно ученики, представляющие поэтов.
Ведущий.
- Серебряный век, казалось, он навсегда погрузился в пучину забвения. В новой социалистической действительности ХХ века ему не было места даже в памяти историков культуры. Его страсти, духовные поиски, прозрения и уж тем более ошибки скрылись под волной ненавидящего безразличия. 

Ведущий.

- Век, выразивший мечту и боль смятенной души России, ее ожидания и страхи, надежды и сомнения, всю ее нежность и трепетность, был оплеван и опозорен, изъят из библиотек и с полок книжных магазинов, запрятан в запасники и архивы спецхрана, снят с репертуара и исключен из образовательных программ. Вышвырнут в безвременье эмиграции. Стерт в лагерную пыль.
В его возвращение трудно было поверить. Но он вернулся. Воскрес. И вот уже наш молодой современник с ностальгией восклицает:

(На фоне торжественной музыки)
Ведущий.

 Мне б родиться не здесь, а в другой России – 


Где Серебряный век серебром сорил,
Где пролетки в бессмертие уносили
Звонких гениев – бабников и кутил!
Где в элегию скрипок врывались бубны,
Где металась в горячке хмельной страна,
Где гремел Маяковского голос трубный
И стонала цветаевская струна.