Сборник материалов по итогам конференции. Ульян обл б-ка для детей и юношества имени С. Т. Аксакова. Ульяновск, 2011. 94 с - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Сборник материалов по реализации мегапроекта создание условий для... 15 5205.76kb.
Конкурс для детей и юношества «Космос и Я», открытый городской конкурс... 1 24.37kb.
Сборник материалов Международной научно-практической конференции... 17 2004.26kb.
Федеральная целевая программа развития образования на 2011 2015 годы. 1 31.11kb.
Литература для детей и юношества для студентов 4 курса заочного отделения... 1 62.6kb.
Сборник материалов научно-практической конференции преподавателей... 7 3274.95kb.
Председатель отдела религиозного образования и катехизации екатеринбургской... 1 33.32kb.
Сборник материалов IV всероссийской интернет-конференции 9декабря... 6 2448.01kb.
Роль Малой академии наук «Дослідник» в развитии рационализаторських... 1 52.49kb.
Сборник материалов VII международной конференции по риторике (Выборочно) 7 1364.02kb.
Показ в сети гбук г. Москвы «Московские кинотеатры для детей и юношества»... 1 96.48kb.
Контрольная работа №2 по английскому языку ( IX класс) Инструкция... 1 91.82kb.
- 4 1234.94kb.
Сборник материалов по итогам конференции. Ульян обл б-ка для детей и юношества имени - страница №1/3

11

Опасности цивилизации” : сборник материалов по итогам конференции. – Ульян. обл. б-ка для детей и юношества имени С. Т. Аксакова. – Ульяновск, 2011. – 94 с.





Содержание
От составителя…………………………...………………................4
Ценностные ориентиры современного подростка: православие и русская классическая литература. Взгляд из современности

(Рылина Ирина Сергеевна)………………..………………………….....5
НЕчтение – проблема современного общества,

или Почему дети перестали читать?

(Неверова Наталья Васильевна)…….……………………………….11
Детский палаточный лагерь и его значение

в формировании личности ребёнка

(Сабанов Игорь Михайлович)……………….……………………...…21
Молодёжные субкультуры в современной России:

Взгляд православного психолога

(Миронычева Наталья Николаевна)…………………………………23
Семья как фактор социализации личности

(Рябчикова Светлана Алексеевна)…...………………………………39
Школьная библиотека как среда формирования

нравственной позиции подростка

(Тимербаева Мария Ивановна)……………………...………………..44
Православная смена в детском оздоровительном

лагере (Григорьева Людмила Алексеевна)…….………………......50
Значение духовности в жизни человека

(Настоятель Арских храмов отец Алексей)................................53
Духовно-нравственные проблемы информационного

общества (Макаров Денис Владимирович)…………...……………60
Дети и интернет: проблемы информационной

безопасности, задачи педагогов, библиотекарей

и родителей (Гаянова Тамара Ивановна)…………………..……...64
Периодические издания и методы воздействия,

способствующие духовно-нравственному

развитию личности (Уколова Валентина Ивановна)……......…89


Уважаемые коллеги!
Вашему вниманию предлагается сборник материалов, составленный по итогам Областной межведомственной научно-практической конференции “Опасности цивилизации”, которая состоялась в Ульяновской областной библиотеке для детей и юношества имени С.Т. Аксакова 13 октября 2011
года. Конференция была приурочена к годовщине создания Центра духовно-нравственного развития детей и молодёжи Ульяновской области и проходила в рамках III Арских чтений.


В ходе конференции был рассмотрен ряд вопросов по трём проблемно-тематическим направлениям: 

  1. особенности социализации современного подростка;

  2. подростковая субкультура в системе информационно-техногенного общества;

  3. ценностные ориентиры современного подростка.

В конференции приняло участие более 160 человек: педагоги, библиотекари, психологи, социологи, руководители молодёжных общественных организаций, представители духовенства.

Сборник материалов адресуется библиотечным специалистам и всем заинтересованным пользователям.
Ценностные ориентиры

современного подростка:

Православие и русская классическая

литература. Взгляд из современности





Рылина Ирина Сергеевна, заведующая отделом искусств Ульяновской

областной библиотеки для детей

и юношества имени С.Т. Аксакова


Считаю, что русская классическая литература – это непререкаемый ценностный ориентир современного человека вообще, и подростка в частности. В своём выступлении постараюсь доказать почему.

Основным своеобразием русской классической литературы, являющимся одним из важнейших в отечественной словесности, но, в то же время, мало изученным многочисленными исследователями и критиками, является её православное миропонимание, религиозный характер отображения реальности. Об этом говорит в своей книге “Православие и литература” Михаил Михайлович Дунаев – профессор Московской Духовной Академии, доктор богословия, доктор филологических наук.

Автор исходит из того, что религиозность литературы проявляется не в связи с церковной жизнью, не во внимании к сюжетам Священного Писания, а в особом способе воздействия на мир. У Православия есть своя философия, своё понимание человека, мира и Бога. И без знания основ православной культуры многое в русской литературе останется непонятым или понятым неправильно.

“Особое понимание человека” в русской литературе


М.М. Дунаев связывает с новым типом гуманизма, сформировавшимся в нашей литературе. На это обратили внимание ещё в XIX веке не только наши, но и зарубежные исследователи. Так Стефан Цвейг писал: “Раскройте любую книгу из пятидесяти тысяч ежегодно производимых в Европе. О чём они говорят? Женщина хочет мужа или некто хочет разбогатеть, стать могущественным и уважаемым. У Диккенса целью всех стремлений будет миловидный коттедж на лоне природы, у Бальзака – замок с титулом пэра. Кто из героев Достоевского стремится к этому? Никто. Ни один”. А вот что об этом писал Иван Франко: “Если произведения литератур европейских нам нравились, волновали наш эстетический вкус и нашу фантазию, то произведения русских мучили нас, задевали нашу совесть, пробуждали в нас человека”.

Как не хватает нам сегодня таких произведений, согласитесь?

Русская литература XIX века укрепляла в европейском сознании идею новой человечности, истоки которой были освещены идеалами Православия. Понятие совести диктовалось нашими писателями как основная мера всех вещей. И отнюдь не частные, а всеобщие вопросы волновали сознание и душу творцов русской литературы.

В начале было слово...” – эту истину повторяли русские писатели. Вера в силу слова давала огромную мощь русской литературе. Русский писатель подхватил Библейское: “Не хлебом единым жив человек, но всяким словом Божьим”. Именно русская литература почувствовала, как это ёмко и глубоко: не хлебом единым – то есть хлебом тоже, но не только им. Словом Божьим – именно так, словом истины, потому что слово может быть и дьявольским, лживым. Пушкин удивительно точно выразил эту мысль: “Веленью Божию, о муза, будь послушна...”

Литература в России – основа духовной жизни общества, писатель – это не профессия, а великое служение. Писатель является мучеником и провидцем, и об этом прекрасно сказал Пушкин в стихотворении “Пророк”. Здесь совмещаются три главные идеи: святость поэтического слова, которое поднимается до уровня божественного откровения, долг поэта говорить истину не только народу, но и владыке, а также готовность на самопожертвование, потому что только такой ценой даётся право на проповедь.

Смысл своего существования русская литература видела в поддержании духовного огня в сердцах человеческих. В России не было героя, замыкающего ценности мира на себе. Онегин, Печорин, Базаров, князь Болконский – как жадно ищут они... Но чего? Денег, чинов, званий? Нет, они без конца мучают себя, чтобы понять своё предназначение, своё место в жизни, свой путь в этом мире Божьем.

Для русского писателя, для русского героя невозможно произнести: “Я, Жюльен Соррель, Я, Растиньяк, Я, Наполеон – высшая ценность мира, мои желания – это главное!” Едва Раскольников приходит к этой идее, как начинается страшное... Наша литература словно вооружилась словом Нагорной проповеди: “Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут, но собирайте себе сокровища на небе...” В этой заповеди – суть русской культуры, ставящей на первое место духовный поиск, стремление к высшим, вечным ценностям.

Конечно, герой русской литературы знаком с противоборством двух разъедающих разум и душу стремлений: к сокровищам земным и сокровищам небесным, потому что любой человек обречён на выбор между добром и злом. Но наша великая литература высветила это борение духа, открыв читателю такие терзания совести, такие бездны душевных мук, которые были недоступны западной литературе. Нет, не потому что человек запада хуже, просто мы другие.

Целью русского героя является не внешний успех, не безбедная жизнь, которая часто фигурирует в качестве идеала стремления людей в западной литературе, а Совесть – основа основ всего бытия человеческого. Рассмотрим, к примеру, героя Джека Лондона – сильного, смелого золотоискателя Смока Беллью. Он находится в трагическом тупике: кончились продукты, иссякли силы, мороз и ледяное безмолвие побеждают. Что может помочь? И герою является видение: “Он увидел город своих грёз... речные пароходы, в три ряда стоящие на якоре... лесопилки на полном ходу... игорные дома, банкирские конторы, биржи, крупные ставки... Обидно всё-таки, подумал он, упустить своё счастье. От этой мысли жизнь встрепенулась в нём”.

И этот храбрый человек, представив, что он никогда не сделает ставку в рулетке, не сорвёт куш на бирже, начинает с удвоенной силой бороться за жизнь. И бессмысленно спрашивать, кто лучше, Андрей Болконский или Смок Беллью. Они совершенно разные, потому что русская литература видела свой смысл в поддержании духовного огня, и эта традиция имеет глубочайшие корни.

Так открывается ещё одна, чрезвычайно важная сторона духовной сути русской литературы – это литература христианская, православная по своему восприятию мира и человека. Это очень точно сформулировал Н. Бердяев: “Вся наша литература XIX века ранена христианской темой, вся она ищет спасения, вся она ищет избавления от зла, страдания, ужаса жизни для человеческой личности, народа, человечества, мира”.

Причём очень важно отметить, что русская литература остаётся христианской и тогда, когда в сознании своём писатель отступал или даже отказывался от христианской веры. Пример? Пожалуйста. Одна из самых пронзительных повестей В. Быкова о войне, “Сотников”, формально не несёт никаких религиозных идей. Формально. А по сути своей это книга, восходящая к Библейским образам: святость жертвы, ненапрасность страдания, искупление... Даже страшный путь героя к виселице и смерти мы осознаём как его крестный путь на Голгофу, через смерть в вечность. Так православие повлияло на всю духовную наполненность нашей культуры и, в первую очередь, литературы.

Отсюда утверждение нашими писателями совести как основной меры всех поступков. А совесть – это голос Бога в нашей душе. Именно поэтому нам приходится отказываться сейчас от многих привычных, ставших цитатами, взглядов и суждений о произведениях XIX века.

В качестве наиболее яркого примера того, как отсутствие восприятия православных корней творчества искажает понимание его духовной основы, можно привести драму Островского “Гроза”.

Хрестоматийное произведение, знакомое каждому: Кабаниха, Дикой – “тёмное царство”, Катерина – “луч света”, её смерть – “вызов самодурной силе”. Кажется, ещё немного, и в школьном (да и не только в школьном) толковании Катерина будет бросаться в омут с пением “Варшавянки”. А.Н. Островский написал первую в истории России психологическую драму: в обществе возникают вопросы о новой нравственности (это так понятно – рубеж двух эпох, рушится крепостничество, рождаются новые идеи). Островский отвечает: нет никакой новой нравственности, есть одна, единственная, вечная, потому что душа живёт по вечным законам. Бессмысленно искать в пьесе внешний конфликт, он весь – в душе Катерины. Она замужем, но полюбила. Полюбив, согрешила. Теперь перед ней два пути: упасть в пропасть греха или раскаяться. Любовь её огромна, она открыла ей счастье, но это измена долгу жены, русской женщины. А возвращение в семью, к мужу – это измена любви. Перед нами конфликт, но не социальный, а нравственный, который привёл Катерину в трагический тупик.

А в театре играют по-прежнему, как дурное общество погубило хорошую женщину, т. е. играют не Островского, а Добролюбова. И даже финальный крик души – крик Тихона: “Это вы её, маменька, погубили!” – продолжает восприниматься как победа (посмертная победа) Катерины. Ещё бы, Тихон, тишайший Тихон, взбунтовался – вот результат смелого порыва Катерины, пробуждение народных масс! А ведь перед нами прямое подтверждение той мысли, что только осознав православные истоки творчества русского писателя, мы поймём его замысел. Крик Тихона – это выкрик слабого, духовно нищего человека, не способного понять свой грех! Он свою слабость, своё безволие (“муж да будет пастырем жене своей” – а он не был пастырем, водочку слишком любил!) стремится переложить на мать. Не дано ему раскаяние (а значит очищение, постижение истины, просветление).

Искреннее, тёплое, идущее от сердца чувство любви к людям движет поступками героев Н.С. Лескова. “Народ не расположен жить без веры” – уверенно заявлял Лесков. В его произведениях много сложных ситуаций, требующих нравственного выбора. Герой повести “Человек на часах” за несколько минут должен сделать выбор между человеческим долгом по отношению к ближнему и долгом служебным, воинским. Солдат бросает свой пост, понимая, чтó его за это ждёт, и спасает тонущего человека. Правильный ли это выбор? Почему же героя за это наказывают? Что хотел подчеркнуть в поступке героя автор фамилией Постников? На каком посту стоит герой произведения? Вспомним “иерархию ценностей” православного человека. Разумеется, ни о какой интерпретации здесь и речи не может быть. Верен только один ответ – духовное значение слова “пост”. Человек по Лескову обязан всю жизнь стоять на посту, “на часах”. Только тогда он может быть человеком в истинном смысле слова.

Какое отношение в русской классической литературе к человеческим чувствам, к любви, а также к вопросам, которые в первую очередь волнуют подростков? Здесь просто не обойтись без величия женских образов Пушкина. В стихах поэта заключён своеобразный эталон нравственного чувства. Любовь у Пушкина – светлое и радостное чувство. Любимая должна быть счастлива, даже если она выберет другого либо же вовсе не отвечает взаимностью:

“…Я вас любил так искренно, так нежно,

Как дай вам Бог любимой быть другим”.

Это жертвенная любовь. Единственно возможная. Что может быть страшнее и несчастнее любви эгоиста? Любовь призвана созидать, а если она разрушает, несёт зло, смерть, значит, это не любовь, а несчастье. В произведениях Пушкина, Гоголя, Тургенева, Достоевского подчёркиваются нравственные традиции народа, приоритет православных ценностей в отношениях юношей и девушек. Современному молодому человеку трудно понять, почему пушкинская Татьяна отказывается от счастья. И здесь так уместны книги русских классиков об истинном счастье, которое невозможно без целомудрия, без чувства долга, без высших нравственных начал. Эти нравственные начала полностью развиваются у человека только к 24-27 годам. До этого они “регулировались”, поддерживались всегда Божьей благодатью в Церковных Таинствах. Поэтому так безукоризненно правильно поступают в сложных жизненных ситуациях героини Пушкина. Была бы счастлива Татьяна, если бы тогда ушла к Онегину, если бы бросила мужа?


Ф.М. Достоевский в очерке “Пушкин” считает такой итог взаимоотношений героев просто невозможным. Онегин не любит так, как Татьяна, её выстраданное чувство выше, прочней. Поражённый переменами, произошедшими в ней, Онегин за короткий срок влюбился в “законодательницу зал”. “Русская душою”, т. е. воспитанная национальным духом своего народа, Татьяна не может быть счастлива “за чужой счет”. Она не согласна принести в жертву счастье своего мужа. Христианин может пожертвовать только своим счастьем.

Прекрасные героини русской литературы! Ярославна, “полная печали”, Лиза Калитина, Татьяна Ларина, Маша Миронова, Елена Стахова, княжна Марья.

Русская классическая литература является православной, христианской по своей сути, по осмыслению мира, по отношению к человеку и обществу. Она стремится к вечной гармонии в жизни личности, мира и Бога, ставила вопросы философского постижения мира, смысла человеческого существования. Именно поэтому русская литература XIX века является вершиной художественного, философского, нравственного развития человечества. Она несёт вечные ценностные ориентиры, так необходимые современной молодёжи. Её глубины, по выражению А.И. Солженицына, ещё не познаны и не раскрыты. Раскрывать и познавать их – важнейшее дело современных подростков и юношества. А для того, чтобы познавать, надо обязательно читать литературные произведения мастеров слова. Поэтому призываю вас: читайте сами и давайте своим детям читать русскую классическую литературу.

В ней есть всё самое главное.


НЕчтение – проблема современного общества,

или Почему дети перестали читать?





Неверова Наталья Васильевна,

заместитель директора

по библиотечной и инновационной деятельности Ульяновской

областной библиотеки для детей

и юношества имени С.Т. Аксакова


Добрый день, уважаемые участники конференции!

Мне, как специалисту библиотеки, сегодня хотелось бы коснуться нескольких вопросов. “Не угрожает ли чтению в России опасность? Если да, то каким социальным группам? В чём именно она заключается? Каковы причины и какими будут последствия, если наши дети станут меньше читать? И вообще, какие книги читает наше подрастающее поколение, и безопасны ли эти книги?”

Подростки и книги… Сегодня это словосочетание навевает тревожные размышления, так как чтение в жизни современных тинейджеров просматривается весьма призрачным контуром. Сами подростки признают, что читают “редко и мало”, “только по необходимости” и чтение не входит в число любимых занятий. Любопытно, что, мотивируя своё охлаждение к читательской деятельности, подростки апеллируют к понятию “мода”: “чтение стало не модно”, “старые книги становятся немодными”, “сейчас это уже не в моде”, “идёт поколение компьютеров”. Подростки охотно идентифицируют себя с “фанатом улицы”, “подростком в Сети”, “девочкой-мальчи-ком с плеером”, “телеманом” и только в последнюю очередь – с “книгочеем”. Об этом говорят результаты исследования “Читающий подросток в фокусе разнообразных представлений”, которое недавно было проведено кафедрой детской литературы ЧГАКИ.

Избалованные калейдоскопичностью впечатлений, даваемых современной индустрией развлечений, подростки тяготятся чтением как занятием трудным, требующим слишком больших усилий: “читать трудно и долго”, “читать долго и лень”, “не хочется париться над книгами”. Невольно вспоминаются слова Виктора Пелевина: “Ценность книги определяется не тем, сколько человек её прочтёт. У величайших книг мало читателей, потому что их чтение требует усилия. Но именно из-за этого усилия и рождается эстетический эффект. Литературный фаст-фуд никогда не подарит тебе ничего подобного”. Но, тем не менее, многие из подростков предпочитают именно этот литературный продукт.

Среди негативных процессов, происходящих в современном подростковом чтении, – интенсивное вхождение в репертуар подростков продукции современной западной массовой культуры низких художественных достоинств – “кича” (“китча”), “чтива”, “паралитературы”. Речь идёт о триллерах, детективах, фантастике, приключениях, ужасах и мистике. Свойственный подросткам интерес ко всему необычайному и загадочному по большей части удовлетворяется именно такой литературой. Причём значительное место отдаётся литературе весьма сомнительного характера, пропагандирующей насилие, культ денег, страх, пессимизм. Многие детские книги, вместо реальной жизни, дают ребенку её имитацию, уводят в иные миры, где силы добра и силы зла приравнены друг к другу. Читая такую литературу, ребёнок в своём нравственном развитии, в лучшем случае, буксует. А в худшем – деградирует.

Книжный и журнальный рынок работают таким образом, чтобы тиражировать то, что обязательно вызовет интерес. Спекулируя на возрастных особенностях подростков и юношества, идёт тенденция на “понижение вкуса”. Подобная литература широко издается и распространяется. В больших количествах издаются разные серии детского детектива, среди которых есть абсолютно примитивные, плохо написанные произведения. Сегодня издаётся множество книг, не имеющих никакого отношения к реальной жизни и проблемам, с которыми могут столкнуться юные граждане нашей необъятной планеты. Для детей также издаются широкими тиражами и книги, которые опасны и несут в себе деструктивные модели поведения. Потребности и интересы детства расходятся с существующей моделью книгоиздания: есть “разрывы” в предпочтениях подростков и репертуаре книгоиздания (подростки хотят читать книги о сверстниках, приключенческую литературу, тогда как издательствами им навязываются детективы, триллеры и комиксы). В жанрово-тематическом репертуаре чтения подростков произошёл “перекос” в сторону литературы “лёгких”, развлекательных жанров.

Картина подросткового чтения в современной России отражает реальные направления и тенденции развития личности подростка. Сегодня особенно необходимы фундаментальные, междисциплинарные исследования процесса чтения, функциональной грамотности (и неграмотности) подростков, изучение различных аспектов читательской деятельности.

Однако в последнее десятилетие читающий ребёнок буквально “выпал” из сферы академической науки и стал объектом прикладных исследований. Сложившуюся ситуацию необходимо внимательно изучать: без системного анализа детского чтения и оценки происходящих процессов библиотекарям и учителям крайне сложно выстроить новую стратегию взаимодействия с юными гражданами. И если чтение взрослых и молодёжи всё же исследуется учёными, то чтение детей остаётся практически вне поля зрения социологов. По сути, исследователями детского чтения являются детские библиотекари, изучающие разные аспекты взаимодействия детей с информацией: детское чтение и литературу для детей, чтение в семье, информационные потребности детей, их отношение к библиотекам, роль “руководителей детским чтением” – учителей, воспитателей, а также библиотекарей, и многое другое.

В 2010–2011 гг. наша библиотека на базе экспериментальной площадки по продвижению чтения так же проводила такое исследование, в котором приняли участие 44 ученика из пяти классов школ города Ульяновска.

Первые результаты проведённого анкетирования среди подростков, направленные на изучение мотивации, потребности и читательских предпочтений, в очередной раз подтвердили наши предположения и опасения. В структуре любимых занятий – чтение пока остаётся на 3-ем месте, пропустив вперёд обыкновенное прослушание музыки и общение с друзьями. Радует, что в ответах на вопрос: “Почему ты читаешь?” – лидирует ответ: “Получаю удовольствие”. Однако огорчает то, что чтение у наших респондентов преимущественно развлекательного характера. Лидируют такие жанры, как: приключения, детективы, фантастика. Данные анкетирования подтверждаются ежедневными наблюдениями за читателями – подростками, как младшими, так и старшими. Это соответствует общероссийским данным. Большинство исследователей детского чтения констатирует факт приоритета развлекательной литературы в круге чтения не только детей, но и взрослых. В связи с тем, что и современное книгоиздание, и телевидение ориентированы на остросюжетные произведения массового спроса, то не удивительно, что в чтении подростков доминирует остросюжетная развлекательная литература, а также произведения, написанные по сценариям сериалов и кинофильмов (кинороманы). Художественную литературу лёгких жанров дети читают регулярно, серьёзную – время от времени по заданию учителя. Выбор, сделанный нашими респондентами в пользу научно-популярной литературы невелик – всего 7 %, а в отношении исторической литературы и того меньше – 2,3 %.

Для того чтобы “реформировать” читательские предпочтения подростков и переключить их с лёгких жанров на серьёзные, обратить внимание на книги, заставляющие задуматься над тем, что пишет автор, научить анализировать текст и уметь высказывать своё мнение о прочитанном, библиотекарям нужно постоянно работать индивидуально с каждым подростком, наблюдать за ним и помогать ему сформировать круг чтения, состоящей из лучших образцов литературы, как классической, так и современной.

Любимые книги. Наше исследование показало, что любимыми писателями пятиклассников остаются классики: А.С. Пушкин – вне конкуренции – на первом месте, далее идёт С.Т. Аксаков со своей сказкой “Аленький цветочек”, Л.Н. Толстой, М.Ю. Лермонтов, А.П. Чехов. Среди современных писателей лидируют: Е. Вильмонт, В. Роньшин, С.Майер, Д. Роулинг. У подростков 11–12 лет много любимых произведений. В числе названных есть писатели, произведения которых в своё время читали и считали любимыми их родители. Это: Н. Носов, В. Каверин, В. Драгунский, А. Линдгрен, Ж. Верн, Д. Дефо и т. д. Интересно, что не назвали любимые книги всего несколько человек. Либо не смогли вспомнить, либо таковых не оказалось.

В мотивации чтения обеих групп преобладает познавательный аспект. Большинство ребят считает, что главная функция чтения – познавательная. Дети настроены на получение новой информации из книг. Но, тем не менее, ребята отмечают в своих анкетах, что чтение увлекает их, а сам процесс чтения интересен. Во второй фокус-группе один ученик отметил психотерапевтический эффект книги. Он написал, что расслабляется от чтения. А вот испытывают радость и получают удовольствие от чтения всего 2 респондента.

Отрадно отметить то, что по результатам исследования все дети воспринимают чтение как положительный процесс.

Они пишут, что находят в книгах способы решения сложных проблем, учатся тому, как строить отношения с другими людьми, грамотно читать и писать. Однако учебные нагрузки, зачастую формальное, схоластическое преподавание литературы вкупе с другими факторами приводят старшеклассников к отторжению. Поэтому, чем старше становится школьник, чем больше растёт список книг для обязательного чтения по школьной программе, тем меньше остаётся времени на чтение любимых книг.



Итак, в начале XXI века подростки, безусловно, читают, но иначе и не те произведения, которые пользовались популярностью у их родителей. Меняются практически все характеристики чтения: его длительность (время чтения на досуге), характер, способ работы с печатным текстом, круг чтения подростков, мотивы и стимулы чтения, предпочитаемые произведения. Меняются также источники получения печатной продукции (интернет), информации в целом. Происходит развитие ряда тенденций в подростковом чтении, а также происходит процесс изменения классической модели освоения подростками книжной культуры на новую.

Главным становится вовремя получить информацию, поэтому, начиная с подросткового возраста, чтение носит всё более функциональный, инструментальный характер.

А ведь именно возможность поразмышлять над новой книгой, получить радость от чтения по собственному выбору очень важно в период становления личности. У человека, “вступающего в жизнь”, есть две серьёзных проблемы: определить своё место в окружающем мире (или в принципе свою значимость в нём) и найти смысл жизни, цель своего существования. Вопросы эти по плечу не каждому взрослому, и далеко не каждый взрослый их себе задаёт. У растущего человека мало жизненного опыта. Заканчивая школу, он, в сущности, не получает знаний о сложностях человеческой психики, духовной жизни людей. Школа, к сожалению, ещё далека от подобного подхода в преподавании литературы. Между тем, именно художественная литература является прекрасным источником, который в состоянии “проявить, высказать правду о человеческой душе” (Л.Н. Толстой). Специалисты, работающие с подростками, и родители, имеющие детей этого возраста, знают, насколько сложен и труден период взросления. С одной стороны – подросток с присущей его возрасту рефлексией, потребностью в общении, попытками разобраться в жизни и самом себе. С другой – художественная литература, способная стать источником духовного развития, сыграть значительную роль в естественном процессе самопознания юной личности. Но в реальной жизни имеет место противоречие между психологическими потребностями подростка и неумением или нежеланием обратиться для их удовлетворения к художественной литературе.

Специфика подростковой читательской группы заключается именно в том, что книга нужна им “здесь и теперь”, дети не могут, как взрослые, отложить на будущее свои нереализованные потребности, они просто переключаются на иные средства коммуникации и способы проведения досуга. Происходит падение интереса подростков и юношества к свободному чтению.

За редким исключением подростки совсем не знают произведений современных авторов (не считая авторов приключенческих и фантастических книг). Одна из причин – крайне мало издаётся талантливых произведений, вводящих ребёнка в современный мир (так называемой “социально-критической” детской литературы). В то же время читатели 10–15 лет остро нуждаются в современных книгах о своих сверстниках, которые помогают им познавать окружающий мир, учат адаптироваться к проблемам современной жизни. Эти книги практически не издаются сегодня, а та малая часть, которая выходит в свет, почти не попадает в провинцию. И это обстоятельство обусловливает повышенный интерес подростков к тем книгам западных писателей, где фигурируют подростки. Именно поэтому очень популярными у детей и подростков стали книги серии Д. Ролинг о Гарри Поттере.



В последние годы появились издательства, стремящиеся перевести и издать новую и лучшую мировую литературу для подростков.

Самые интересные и необходимые книги для подростков выпущены издательством “Самокат”, которое издаёт сегодня лучшую западную и российскую литературу для подростков. Это издательство держит лидерство по выпуску нестандартных книг нестандартных авторов с нестандартными картинками о нестандартных подростках. Книги, в настоящее время издаваемые в “Самокате”, начали появляться в Европе в 70-годы прошлого века, когда на Западе столкнулись с тем, что количество читающих детей резко сократилось. Литературы для подростков не хватало, книги были либо морализаторские, либо взрослые, либо детские. Но постепенно стали появляться новые книги, в которых затрагиваются проблемы общие, как для подростков западных стран, так и для наших детей. Энде Люнд Эриксон, Турмуд Хауген, Ульф Старк, Мари-Од Мюрай пишут о жизни современных подростков: о разводах и новых браках родителей; о взаимоотношениях поколений, детей с родителями, бабушками и дедушками и со взрослыми вообще; о поиске друзей, преодолении одиночества. Эти книги помогают подросткам выжить, справиться с трудностями и повзрослеть!

В отличие от книг Р. Стайна, имеющих миллионный тираж (только за прошлый год тираж составил около 500 тыс. экз.), эти книги издаются тиражом 5–7 тыс. Причина этого в том, что в 1990-е гг. государство практически устранилось от процесса поддержки детской литературы и детских писателей. Сегодня эта ситуация стала чуть лучше, но проблема не решается. Решить её смогут только созданные государством специальные механизмы, отвечающие за поддержку литературного разнообразия, написание, издание, распространение и рекомендацию лучшей детской литературы.

Надо сделать все, чтобы лучшие писатели, создающие книги для детей и подростков, обрели в обществе высокий статус, а их книги издавались большими тиражами и были доступными для детей. Издание детской литературы нуждается в государственной поддержке. Требует развития и система экспертирования издаваемой книжной и журнальной продукции для детей (как это делается в развитых западных странах).

И в первую очередь, детям необходимы детские и школьные библиотеки – это фундамент, который даёт возможность вырастить читающего ребёнка. Сегодня очень важно, чтобы роль библиотек оценили по достоинству. Библиотека должна быть укомплектована всеми лучшими и необходимыми для развития личности книгами и журналами.

В библиотеках должны работать образованные консультанты – детские библиотекари, а сегодня соответствующие специальности отсутствуют во многих вузах культуры. Необходимо восстановить в этих вузах кафедры, готовящие специалистов по детско-юношескому чтению. Именно библиотекарь – педагог и психолог – может развить читательский вкус ребёнка, увлечь чтением того, кто прибежал в библиотеку за книжкой для доклада, выслушать и дать совет, как помириться с другом или понять родителей. Библиотека должна быть местом общения, местом, где находят друзей и единомышленников.

Библиотека – уникальный институт, который способен “заразить” подростка литературным “человековедением”, научить его видеть в книге судьбы людей, сложность их взаимоотношений, действительность с её противоречиями и, тем самым, стимулировать, углублять процессы самопознания и психологического развития. А сделать это можно только путём знакомства с хорошей литературой. Одно, второе произведение – и они станут камертоном для выбора. Вкус отточится, и плохие тексты будут вызывать отвращение.

Библиотечные специалисты всегда отбирали лучшее из издательского потока. Поэтому в библиотеках накоплен богатый опыт привлекательного для детей представления рекомендуемых изданий (часто в игровой форме). Одновременно работа по формированию эстетических критериев оценки прочитанного, литературного вкуса у юных читателей всегда почиталась у библиотекарей-профессионалов одной из главных.

Сегодня специалисты определили круг взращивающего душу чтения, или, говоря другими словами, желательного репертуара книг, чтение которых пробуждает чувства любви и сострадания, а обсуждение помогает понять себя, обрести нравственные ориентиры, сформировать моральное отношение к миру, к людям. Поэтому в традиции библиотек – создание пособий рекомендательной библиографии для юных читателей, родителей, учителей. Эти пособия служат ориентиром в выборе лучших книг. Например, осуществлённое РГДБ в 1998–2000 годах издание уникального трёхтомного биобиблиографического словаря “Писатели нашего детства” (Изд-во “Либерея”), отражающего рекомендуемый круг чтения для детей и подростков 5–15 лет. Словарь включает оригинальные очерки творчества трёхсот отечественных и зарубежных авторов, списки литературы о писателях и лучших изданий их произведений, сведения об иллюстраторах, экранизациях, переводах и др.

Крупнейшие детские библиотеки накопили богатый опыт распространения информации о книгах, формирования читательского интереса к конкретному автору или произведению. В современных условиях для этого, наряду с традиционными способами, используются и новейшие достижения педагогики, педагогической психологии, применяются новые информационные технологии. Так, “главная” детская библиотека России (РГДБ) в течение ряда лет поддерживает и развивает интернет-сайт “Библиогид”. Судя по отзывам пользователей (в том числе, родителей, школьных библиотекарей, профессиональных критиков) сайту удаётся не только решать задачу обеспечения информацией в области детской литературы, но и способствовать развитию информационных потребностей и формирования информационно-библиографической культуры юных читателей.

Социальная роль рекомендательной библиографии неоспорима. Сотрудники нашей библиотеки создают разные типы библиографических пособий, стимулирующих читательскую активность. Как никогда сегодня актуально представить для подрастающего поколения весь спектр выходящей лучшей художественной литературы о детстве и об особенностях проживания нелёгких отроческих лет на переломе эпох, в трудное время становления новых социально-экономических отношений в стране. Рекомендательно-библиографический аннотированный путеводитель “На пороге взросления…”, созданный Михайловой З.Б, отражает большой пласт литературы о детях и для детей конца XX-го – начала XXI века. Нашей библиотекой подана заявка на издание рекомендательно-библиографического аннотированного путеводителя “На пороге взросления…” и направлена в Министерство культуры Российской Федерации в Совет по грантам Президента Российской Федерации. Это новый вид авторской библиографии и новая форма заинтересованного диалога с потенциальным читателем. При создании путеводителя использована инновационная методика рекомендательной библиографии: панорамность отражения литературы, глубокий анализ произведений и литературоведческих документов, отражающих процессы, происходящие в детской литературе на современном этапе. В динамике показаны тенденции развития современной литературы для детей и её жанровое разнообразие.

Рекомендательный библиографический путеводитель снабжён расширенными аннотациями. Он призван значительно расширить круг чтения художественной литературы современных подростков, сформировать устойчивый интерес к чтению новинок детско-юношеской литературы, публикуемых, в том числе и на страницах литературно-художественных журналов.

И в заключение, мне хотелось бы сказать, что Библиотеки всех типов, работающие для детей и руководителей детского чтения – родителей, воспитателей, педагогов, специалистов в области издания и распространения книги и других, всегда могут быть грамотными и эффективными помощниками, союзниками и партнёрами для всех тех, кто озабочен проблемами детского чтения. И наша главная задача сегодня – отнестись к этим проблемам серьёзно и решать их сообща, объединяя наши усилия.


Детские палаточные лагеря

и их значение в формировании

личности ребёнка





Сабанов Игорь Михайлович,
секретарь Ульяновского филиала международного Фонда славянской письменности и культуры

Детский палаточный лагерь в районе Старомайнского залива Симбирское отделение фонда организовывает 7-й год подряд.

Лагерь по количеству детей небольшой – от 20 до 30 человек.

Проживание в палатках. Пища готовится на костре самими детьми под руководством взрослых педагогов.

Подчас суровые погодные условия (например, продолжительные дожди) заставляют некоторых покинуть лагерь (в этом году таких было 3 человека). Но те, кто прошёл испытания погодой, несомненно, получили определённую закалку. Как говорили ветераны лагеря – дети, которые ездят в лагерь от 3-х до 5-ти лет: “Мы знаем, что если дров не принесёшь и не разведёшь костёр, то и чаю не напьёшься. Но это и хорошо. Ведь мы едем в этот лагерь, чтобы чему-то научиться”.

“Изюминкой” каждой смены лагеря является военно-тактическая игра “Зарница”. Правда, в каждой смене всякий раз разрабатываются свои испытания. Так же проводятся соревнования по стрельбе, туристическо-военная полоса препятствий.

Особенностью лагеря являются утренние и вечерние чтения православных молитв для всех желающих. Кроме того, ежедневно проводятся беседы на духовно-нравственные темы, связанные с православием.

Цель этого лагеря (ныне он называется “Русский


берег”) – показать детям образ православного проживания в полевых условиях. Давая военно-спортивные и туристические навыки, мы проводим профилактику вредных привычек, что в свою очередь способствует правильному формированию личности детей.

Большим плюсом в этом летнем сезоне стало то, что ребята лично могли пообщаться с батюшкой. Причём не только во время службы в церкви, но в самой непосредственной обстановке: у костра, за чашечкой чая.

На мой взгляд, немалый вред в этом году мы получили от сотовых телефонов. Точнее, не от них самых как таковых, а от дикого нашествия западной рок-музыки, дозы которой некоторые воспитанники лагеря умудрялись получать и в лесу.

Те ребята, которые, не выдержав нагрузок, уехали до окончания смены, говорили, что если бы у них под рукой был компьютер, то они бы в лесу и месяц смогли прожить.

И всё-таки палаточные лагеря нужны: они закаливают детей как духовно, так и физически.
МолодЁжные субкультуры

в современной России:

Взгляд православного психолога





Миронычева Наталья Николаевна, руководитель службы практической психологии ППМС центра “Росток”, педагог-психолог высшей квалификационной категории


Молодёжь составляет численно огромную часть людей современного общества. Она не только отличается и от взрослых, и от детей, но ещё и всячески подчеркивает это. Для неё очень важно быть оригинальной и неоднозначной, другими словами, такой, чтобы на неё обращали внимание. Она создаёт свои особенные стили жизни, одежду, организации, журналы, музыку.

Молодёжь также неоднородна и внутри себя. Многие молодые люди состоят в группировках, которые иногда принимают огромные масштабы. Одни из них известны по всему миру, другие – только в какой-то отдельной стране, городе. Сейчас такие группировки принято называть модным и красивым словом “субкультура”.

Субкультура (подкультура, лат. sub – под и cultura – культура) в социологии и культурологии – это часть общественной культуры, отличающаяся от преобладающей. В более узком смысле, термин означает социальные группы людей – носителей субкультуры. От понятия “контркультура” субкультура отличается тем, что не противоречит ценностям традиционной культуры, а дополняет её.

Субкультура может отличаться от доминирующей культуры языком, манерой поведения, одеждой и т. д. Основой субкультуры могут быть особый стиль музыки, образ жизни, определённые политические взгляды. Некоторые субкультуры носят экстремальный характер и демонстрируют протест против общества или определённых общественных явлений. Другие напротив замкнуты и стремятся к изоляции своих представителей от общества. Иногда субкультуры развиваются и входят как элементы в единую культуру общества. Они имеют свои периодические издания, клубы, общественные организации.

Все субкультуры можно разделить на несколько групп по некоторым признакам:


  • связанные с музыкой, музыкальные фанаты, последователи культуры музыкальных стилей: рокеры, металлисты, панки, готы, рэперы, транс-культура;

  • отличающиеся определённым мировоззрением и образом жизни: готы, хиппи, индианисты, панки, растаманы;

  • связанные со спортом: спортивные фанаты, роллеры, скейтеры, стрит-байкеры, байкеры;

  • связанные с играми, уходом в другую реальность: ролевики, толкиенисты, геймеры;

  • связанные с компьютерными технологиями: хакеры, геймеры;

  • враждебно или асоциально настроенные группы: панки, скинхэды, гопники, люберы, нацисты, футбольные фанаты и металлисты (последние две – периодически);

  • группы современного искусства: графиттеры, брейк-дансеры;

  • элита: мажоры, рейверы;

  • социально-активные: экологисты, пацифисты;

  • иные группы, в том числе связанные с туризмом и пу-тешествиями (диггеры, хитчхайкеры и те же скауты).


Романтико-эскапистские субкультуры

(ролевики, толкинисты, возможно байкеры)

Источником этого стиля является романтизированный и идеализированный образ другой цивилизации или культуры. Для молодёжных субкультур Запада источниками конструирования “культурных мифов” были буддистский Восток, Африка, культуры североамериканских индейцев и др.

Для России источником “мифов” стал Запад. Отечественные молодёжные движения, начиная со стиляг, создавали “свой Запад” в соответствии с представлениями и традициями российской культуры.
Толкинисты и ролевики
Толкинисты или толкиенисты (от Толкин или Толки-
ен) – изначально поклонники произведений профессора Джона Рональда Руэла Толкина, изучающие работы данного автора.

В молодёжной культуре 80-х гг. появились толкинистское движение и порождённая им же толкинистская субкультура. Известный английский филолог и писатель Дж. P.P. Толкин (на сленге толкинистов – Профессор) родился в 1892 и умер в 1973 г. Его книга “Хоббит”, “Властелин колец” и “Сильмариллион” относятся к жанру fantasy – сказочной фантастики. Толкин – мастер особой, завораживающей атмосферы повествования, так что читатель начинает отождествлять себя с героями его книг. Это стало одним из факторов, вызвавших к жизни неожиданный для самого автора социокультурный феномен – ролевые игры по книгам Толкина.

Ролевая игра (roleplaying) близка к импровизированной театральной постановке. Готовится реквизит (безопасное оружие, одежда, соответствующая толкиновскому условному средневековью). Мастера – режиссёры игры – распределяют роли, игроки проходят нечто вроде экзамена на знание фантастического мира Толкина и предыстории своего персонажа, намечается сюжетная линия.

В начале 90-х гг. толкинисты начинают появляться в России, прежде всего, в Москве и Санкт-Петербурге. Начало движения у нас приходится на 1995–1996-е годы. Толкинисты и ролевики активно участвуют во всероссийских слётах и фестивалях.

“Кто такие ролевики? Толкинистов роднила любовь к одному миру. Они могли вести бесконечные исследования одной-единственной книги и читать её всю жизнь. Писали подражания, продолжения и пародии. Ролевиков же породила та ситуация, что вписаться в мир толкинистов становилось всё труднее и труднее. Славные прозвища были разобраны, громкие звания расхватаны, по всем сложным вопросам лексики и генеалогии имелись специалисты – трудно стало завоевать авторитет. И чья-то мудрая мысль нашла выход. Кто-то вспомнил о существовании других книг, пусть не столь великих, как книга ПРОФЕССОРА, но ведь и на их основе можно было устроить хорошую “ролевуху”! Попрыгать с мечом, покричать громким голосом, взять то или иное славное имя”.

Сами толкинисты выделяют в структуре своей тусовки несколько типов людей, пришедших сюда, в соответствии с причинами, приведшими в толкинизм.

Во-первых, это люди, которые по какой-либо причине не сумели утвердить себя в большом мире, либо сумели, но то, что у них получилось, им не нравится. Они держатся за новый мир, как полярники за радиостанцию, поскольку потеря означает окончательное крушение жизни. Со временем такие люди составляют элиту толкинизма; они замыкаются в своём узком кругу, и тут уже действительно вырастает религия, но направленная внутрь.

Другая часть толкинистов – это те, кому просто нравится играть. Ролевая игра позволяет человеку оказаться в шкуре другого, оставаясь в то же время собою – а это интереснейший эмоциональный опыт. В отличие от театра, игра даёт практически неограниченную возможность для действия. В большинстве своём такие индивидуумы ведут нормальную “цивильную” жизнь, а игры рассматривают как хобби, средство отдохнуть от суровых будней.

Третья категория – это те, кому надо ощутить свою инаковость. В самом деле, толкинист с его причудливыми костюмами, мечами подмышкой, средневековым стилем поведения действительно привлекает внимание. Как правило, подобные личности увлекаются параллельно ещё уймой вещей и недолго, в целом, задерживаются в толкинистском обществе.
Эмо-киды
Эмо (англ. emo: от emotional – эмоциональный) – молодёжная субкультура, образовавшаяся на базе поклонников одноимённого музыкального стиля. Её представителей называют Эмо-киды (emo + англ. kid – молодой человек, ребёнок) или, в зависимости от пола: эмо-бой (англ. boy – мальчик, парень), эмо-гёрл (англ. girl – девочка, девушка).

Выражение эмоций – главное правило для эмо-кидов. Их отличительные качества: потребность в самовыражении, противостояние несправедливости, особенное, чувственное мироощущение. Зачастую эмо-кид – ранимый и депрессивный человек. Он выделяется из толпы ярким внешним видом, ищет единомышленников и мечтает о счастливой любви.

Эмо характеризует основанный на эстетике прекрасного принципиально инфантильный взгляд на мир, интровертность, акцент на внутренних переживаниях.

Эмо часто сравнивают с готической субкультурой, что обычно вызывает яростный протест как у “готов”, так и у эмо-кидов. Один веб-сайт, посвящённый культуре эмо, так описал ключевое различие между этими категориями (готами и эмо): “Эмо ненавидят себя, готы ненавидят всех. Если эта ненависть к себе – правда, то можно предположить, что эмо имеют больший риск нанести себе вред, чем их ровесники готы.

Традиционной причёской эмо считается косая, рваная чёлка до кончика носа, закрывающая один глаз, а сзади короткие волосы, торчащие в разные стороны. Предпочтение отдаётся жёстким прямым чёрным волосам. У девушек возможны детские, смешные причёски – два маленьких хвостика, яркие заколочки – сердечки по бокам, бантики. Для создания этих причесок эмо тратят баллоны фиксирующего лака для волос.

Эмо носят одежду в розово-чёрных тонах с двуцветными узорами и стилизованными значками, хотя и другие шокирующе-яркие сочетания считаются допустимыми.

Сочетание такой цветовой гаммы является неслучайным.

Предпочтение чёрного цвета, преобладающего в образе эмо, может быть вызвано депрессией, несчастьем, отверженностью.

Яркие розово-пурпурные акценты отражают радостные моменты. Это вызов общей мрачности, отрицание связи стиля эмо с готической субкультурой и приближение к поп-панку.

В одежде тоже имеются свои предпочтения:


  • узкая обтягивающая футболка;

  • узкие джинсы чёрного или пепельно-синего цвета, возможно с дырками или заплатками;

  • чёрный или розовый ремень (часто из кожезаменителя по причине приверженности некоторых эмо-кидов к веганизму1) с заклёпками, провисающими цепями и большой бляхой с символикой;

  • кеды с яркими или чёрными шнурками, зашнурованными особым способом;

  • клетчатая косынка-арафатка на шее.

У девушек встречаются длинные платья, обычно чёрного цвета. Присутствуют ободочки с бантиком. Полосатые гетры на руках. Реже встречается одежда унисекс.

Для субкультуры эмо характерны следующие атрибуты:

  • почтовая сумка через плечо, покрытая заплатками и значками;

  • значки, прицепленные к одежде и, иногда, к обуви;

  • очки в широкой яркой или чёрной оправе;

  • яркие разноцветные (обычно силиконовые) браслеты на руках, особенно популярны снэпы или панк-атрибутика (напульсники с шипами);

  • крупные бусы ярких цветов на шее;

  • напульсники на руках;

  • мягкие игрушки в виде мишек, которым эмо-киды вспарывают животы и зашивают толстыми нитками. Такие игрушки играют роль своеобразных талисманов. Их берут с собой на прогулки, на занятия, с ними остаются дома и спят.

Характерные жесты:

  • стремление наклонить голову так, чтобы свисала чёлка, и приставить к виску два пальца на манер пистолета;

  • руки, сложенные вместе в виде сердца;

  • нарочное искривление ног ступнями вовнутрь, немного согнув колени;

  • фотографирование своего отражения в зеркале.


Готы
Как известно основной толчок к развитию готической (goth) культуры дал фильм “The Hunger” (фильм про двух современных вампиров). Композиция “Bela Lugosi's Dead” (посвящённая культовому венгерскому актеру – Bela Lugosi, исполнителю роли Дракулы) группы Bauhaus, вошедшая в саундтрэк фильма, приобрела огромную популярность. Да и в дальнейшем готический имидж и эстетика формировались под сильным влиянием вампирского образа. Так, символ готованкх – прижился благодаря использованию в уже упомянутом фильме “Hunger”. Среди гóтов культовую популярность приобрели многие вампирские фильмы – “Nadja”, “TheAddiction”, “Interviewwitha Vampire”, и многие вампирские романы таких писателей, как: Брэм Стокер, Анна Райс и др. Можно констатировать, что существует немало людей, называющих или даже считающих себя вампирами.

Готическое мировоззрение.

В целом готы характеризуют своё мировоззрение как “романтично-депрессивный взгляд на жизнь”.

Эталонному образу гота присущи: замкнутость, частые депрессии, меланхолия, повышенная ранимость, мизантропия, мистицизм, неприятие стереотипов поведения и стандартов внешнего вида.

Также характерной чертой большинства готов является восприятие смерти как фетиша. В контексте готической культуры часто употребляется слово “танатофилия”. Сами готы дают ему следующее толкование: “Этот термин (танатофилия) следует рассматривать как стремление индивида к использованию практик и сюжетов, связанных со смертью и умиранием, а именно посещение кладбищ и руин, заимствование некоторых элементов декадентской эстетики, игры в вампиров (не мёртвых и не живых). В исходном смысле “танатос” не есть стремление к смерти или стремление умереть, а скорее возможность разрушения и саморазрушения. Считается, что инстинкт смерти более развит у мужчин, чем у женщин, и тесно связан с понятием “эрос”.

Характерными чертами гóтов являются стремление к артистичности и самовыражению, чаще проявляющееся в работе над собственным внешним видом, в занятиях искусством.

Внешний вид.

В целом можно сказать, что преимущественно готы носят чёрные одежды, красят ногти, волосы и губы в чёрный цвет и подводят глаза. Хотя это описание подходит не ко всем готам, но большая часть выглядит именно так. Разнообразием во внешнем виде готы обязаны, в первую очередь, уже упомянутому стремлению к артистизму и самовыражению.



Атрибутика готического стиля:

  • кельтский крест, черепа, летучие мыши и др.;

  • египетская символика;

  • оккультная символика и символы смерти.


Байкеры
С определёнными оговорками байкеров и хакеров также можно отнести к романтическо-эскапистским субкультурам. Традиционно их относят к субкультурам спортивной и интеллектуальной направленности соответственно.

следующая страница >>