Рубрика «Теория сми» Марговская Марианна Григорьевна - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Рубрика «Теория сми» Марговская Марианна Григорьевна - страница №1/1

Рубрика «Теория СМИ»
Марговская Марианна Григорьевна
аспирантка кафедры философии гуманитарных факультетов философского факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, margovskaya@mail.ru

Гендерная социализация школьников в научных исследованиях и СМИ
Аннотация

Гендерный подход в школьном образовании является инновационной методикой, требующей тщательного исследования и серьезной доработки. В России гендерология является новым научным направлением, которое еще не заняло устойчивой позиции ни в академической среде, ни в массовом сознании. В связи с этим на СМИ возлагается задача разъяснить широкой аудитории роль гендера в формировании личности и осветить современные гендерные подходы в системе школьного образования. В данной статье анализируется метод раздельного обучения мальчиков и девочек и варианты его освещения в российских СМИ. Также статья содержит ряд предложений по разработке новой гендерной методики обучения школьников.



Ключевые слова: гендерная социализация, раздельное обучение, гендерный подход, школьное образование.
Abstracts

The gender approach in school education is an innovative technique that requires careful study and serious improvement. Gender studies are a new scientific direction in Russia. This direction still has no stable position in the scientific community, nor in the public mind. In this regard, mass media should explain the role of gender in formation of personality and cover modern gender approaches in the school system. This article provides an analysis of the method of separate education for boys and girls in school and content analysis of the Russian media, dedicated to this issue. This article also contains a number of proposals to develop new gender methods of teaching students.



Key words: gender socialization, single-sex education, gender approach, schooling.

Несмотря на то, что гендерные исследования играют все большую роль в современном мире, такие понятия, как гендерная социализация и гендерный подход в педагогике являются новшеством в структуре российского образования. В России гендерное сообщество еще не стало влиятельной силой гражданского общества, поэтому за пределами феминистской аудитории гендерной тематике не уделяется должного внимания ни в академической среде, ни в СМИ. Даже в изданиях, целиком посвященных проблемам российского образования, процент публикаций, посвященных гендерному воспитанию, крайне низок. Тем не менее, даже этот небольшой процент публикаций представляет интерес, поскольку адекватно отражает уровень разработанности темы и отношение к новым гендерным методикам в российском обществе. Публикации, посвященные гендерной педагогике можно найти не только в узкоспециализированных изданиях, как, например, «Учительская газета», но и в СМИ, рассчитанных на широкую аудиторию («Аргументы и факты», «Частный корреспондент», РИА «Новости»), в региональных СМИ («Дагестанская правда», «Вятский край» и пр.), в газетах и на интернет-порталах религиозной направленности.

Как известно, по мнению критических педагогов, задачей существующей школы является не выявление врожденных талантов каждой отдельно взятой личности, а воспитание среднестатистического, «нужного» человека. До сих пор традиция в сфере образования играет основообразующую роль, а сама система образования является малоподвижным, консервативным социальным институтом. В России на сегодняшний день преобладает бесполая система школьного обучения с элементами скрытой дискриминации, которая, например, была выявлена в школьных программах в результате исследований, проведенных по заказу ЮНЕСКО.

Помочь ребенку овладеть социальными ролями в соответствии с его полом – чрезвычайно важная задача, так как от этого в немалой степени зависит его будущее. Таким образом, необходимость гендерного подхода в образовании становится все очевиднее, так как наряду с другими агентами социализации институт образования развивает в человеке гендерную идентичность и помогает сделать личный, гражданский и профессиональный выбор. Однако нельзя забывать об индивидуальных особенностях и врожденных способностях каждого человека, которые необходимо сохранять и развивать. Сейчас вместо двух гендерных идентичностей психологи выделяют минимум четыре основных типа, не зависящих от биологического пола индивида: маскулинный, феминный, андрогинный и недифференцированный. Самым сильным и жизнеспособным считается андрогинный тип людей, у которых одинаково сильно развито как мужское, так и женское начало, а самым слабым – недифференцированный, характеризующийся отсутствием каких-либо полоролевых ориентиров, а также эмоциональным отвержением всех видов деятельности. В своей практике учитель постоянно сталкивается с такими явлениями, как маскулинные девочки, феминные мальчики и т.д., но, как правило, не замечает этого или не знает, как правильно влиять на их развитие. Более того, даже полоориентированные подростки часто попадают в группу риска из-за того, что они слишком подвержены воздействию рекламы, СМИ, общественным стереотипам, постороннему мнению, что, в свою очередь, ограничивает их эмоциональное и интеллектуальное развитие. Для того, чтобы благоприятно влиять на школьника и незаметно корректировать его поведение в случае возникновения опасного воздействия извне, необходимо правильно идентифицировать его тип личности, учесть неповторимые особенности каждого. Такой подход к ученикам невозможен без гендерного воспитания.

В редких публикациях, посвященных гендерному образованию школьников, отечественные СМИ рассматривают плюсы и минусы раздельного обучения мальчиков и девочек – метод, который является самым распространенным в области гендерной педагогики во всем мире. За рубежом научные исследования данной методики проводятся с конца 1970-х гг., однако до сих пор и в академической среде, и в СМИ идут жаркие споры между сторонниками и противниками однополого обучения. Пожалуй, главным предметом спора является социальная и академическая составляющая школьного образования. Исследователи, предающие большое значение социализации школьников, как правило, не одобряют раздельного обучения, так как в обществе оба пола сосуществуют вместе. Другие же утверждают, что в школе на первом месте должна стоять успеваемость, следовательно при выборе типа обучения надо исходить из когнитивных показателей. Но этим споры далеко не ограничиваются. Результаты исследований в области раздельного школьного обучения мальчиков и девочек часто разнятся и даже противоречат друг другу1. Например, лишь единичные исследования подтверждают распространенное мнение о том, что у девочек при раздельном обучении повышается общая самооценка. Австралийские исследования не обнаружили существенного различия в уровне общей самооценки девочек в зависимости от гендерного состава класса, зато общая самооценка мальчиков при раздельном обучении была выше. Результаты же исследований в 60 бельгийских школах не показали какой-либо существенной разницы в уровне общей самооценки школьников обоего пола в результате раздельного обучения, однако выявили, что на самооценку мальчиков негативное влияние оказывает излишне феминизированный преподавательский состав. Хотя многие исследования подтверждают, что при раздельном обучении повышается успеваемость у школьников обоего пола, есть также масса исследований, которые не выявили никакой значимой разницы в уровне подготовки школьников в смешанных и раздельных классах. К тому же противники раздельного обучения находят положительным показателям другое объяснение. Например, в статье, опубликованной на сайте РИА «Новостей» осенью 2011 г., приводятся выводы исследователей Дайаны Халперн из колледжа имени Маккенна в Клэрмонте, штат Калифорния, и Ричарда Фэйбса из университета штата Аризона: более высокий уровень обученности в раздельных классах и школах объясняется элитарным характером школ, в которых проводятся подобные эксперименты2. Чтобы попасть туда, школьники проходят отбор, а чтобы остаться там им необходимо хорошо учиться. Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что исследования не дают однозначного ответа, какой эффект однополое воспитание оказывает в целом.

Противоречивые данные исследований можно объяснить тем, что на успеваемость и психологическое состояние детей, помимо гендерного состава класса, влияет множество факторов: национальность и связанные с ней культурные традиции, социально-экономический статус, образование и профессия родителей, особенности школьной программы, уровень подготовки преподавателей, способ подачи материала и т.д. Такой же точки зрения придерживаются исследователи Патриция Кемпбелл и Эллен Валь. «Можно предположить, что большинство родителей предпочтут отдать своего ребенка в хороший однополый математический класс, чем в плохой смешанный»3, − отмечают они. Результаты исследований напрямую зависят от факторов, присутствующих в образовательном процессе помимо гендерного состава учеников, а также от того, учитываются ли эти факторы исследователями.

В России сегодня раздельное обучение существует на уровне эксперимента. Мальчики и девочки учатся в смешанных школах, но в раздельных классах. Раздельно-параллельная форма выигрывает по сравнению с раздельной, так как сглаживает проблему коммуникации между полами и сохраняет при этом все предполагаемые достоинства однополого обучения. Например, в республике Коми, по последним данным, в эксперименте участвуют порядка 400 школ, около 100 в Ставропольском крае, в Москве – порядка 10.

Подобный эксперимент, например, проводился на протяжении шести лет в средней общеобразовательной школе № 343 г. Москвы (с 2004 по 2010 гг.). Здесь был введен принцип раздельного обучения мальчиков и девочек для 1, 5−7 и 9 классов с учетом их полоролевых и психофизических особенностей. При этом были созданы условия для полноценного общения мальчиков и девочек вне урока: на переменах, во время продленного дня, при подготовке к школьным мероприятиям и т.д. Методы и формы преподавания в классах мальчиков были направлены на снижение статического утомления, энергетическую разрядку и более высокий темп подачи материала с минимальным количеством повторения пройденного. Закрепление знаний проводилось в форме соревнований, диспутов, выставок личных достижений и т.д. Материал преподносился путем логических обоснований. В классах девочек была предпринята попытка создать уютную атмосферу сотрудничества, групповой работы. Занятия велись с учетом стремления девочек к вербальности, методика предполагала снижение уровня робости в восприятии новых знаний. В процессе обучения девочек преобладал объяснительно-иллюстративный метод подачи материала. Также в школе уделялось внимание расширению кругозора и развитию в учениках обоего пола традиционных гендерных качеств и способностей. В этих целях, например, курс истории был изменен с учетом гендерных особенностей на 20% по сравнению с государственной программой, в результате чего возникли курсы «мир женщины в классической литературе» и «военная история». Также школьникам были предложены такие факультативы, как этикет, риторика, хореография, введение в физику, спортивные игры, кулинария для мальчиков.

Согласно отчетам школы, в результате эксперимента было выявлено, что степень обученности и качество знаний учащихся в раздельных классах были на 20% выше, чем в смешанных (кстати, такой же процент назвали австралийские исследователи). Также исследование установило, что в классе мальчиков частота утомления и неблагоприятных изменений артериального давления составляла от 80% до 30%, что заметно меньше, чем в начале учебного года (от 64% до 90%). Также, согласно результатам исследования, у мальчиков в результате раздельного обучения произошла оптимизация динамики эмоционального состояния и снижение невротизации. В девичьих классах специалисты отметили стабильность состояния здоровья и значительно более высокий уровень воспитанности по сравнению со смешанными классами.

СМИ, выступающие на стороне раздельного обучения, приводят похожие данные, полученные в результате других экспериментов. В частности, «АиФ» опубликовал статью, в которой приводятся следующие аргументы в пользу раздельного обучения: нормализация кровяного давления и пищеварения у детей, более интенсивный рост, минимальные перепады в весе4. Это тем более важно, поскольку, говоря о раздельном обучении, в российских школах имеют в виду и здоровьесберегающую технологию, которая предполагает помимо раздельного обучения смену динамических поз (часть урока ученик сидит за партой, а другую часть − стоит за конторкой), моторную свободу, «экологический букварь» и др.



Как было сказано выше, раздельное обучение не может быть везде одинаковым процессом с одинаковыми результатами, поэтому в одном городе в одно и то же время могут функционировать школы с раздельно-параллельным обучением, смысл и результаты которого кардинально противоположны. В частности, в Москве наравне с либеральным подходом можно встретить и консервативный, ориентированный прежде всего на взгляды русской православной церкви. Такой подход, в основном, приветствуется в СМИ религиозной направленности. Примером консервативного подхода может служить московская школа-лаборатория № 760 имени А.П. Маресьева. Здесь первостепенной задачей поставлено воспитание детей согласно патриархатным, традиционным представлениям о гендерных ролях. По словам директора школы В.Ю. Гармаша, классы мальчиков поделены на «моряков», «пограничников», «летчиков», «десантников». Ежедневно перед началом занятий мальчики поют песню Г. Струве «Моя Россия». Каждый год в канун Дня защитника Отечества мальчиков первоклассников принимают в союз «Богатырей земли Российской». «Мы хотим, чтобы наши мальчики в будущем не были инфантильным «средним» родом, а хотели и могли иметь хорошую крепкую здоровую семью и, если это потребуется, с честью могли защитить свою страну»5, − заявляет директор школы. Девочки здесь в первую очередь будущие матери и хранительницы домашнего очага, а не специалисты в той или иной области. В канун 8 Марта девочек первых классов посвящают и «Невестушки-лебедушки». Первоклассницам торжественно вручают белые веночки и белые цветы, они качают куклу, и передавая ее из рук в руки, поют колыбельную песню.

На базе результатов зарубежных и российских исследований можно сделать вывод, что раздельное обучение мальчиков и девочек имеет как положительные, так и отрицательные стороны. Также никто пока не может гарантировать, что результат однополого обучения будет всегда одинаковым. Как упоминалось выше, многое зависит от факторов, не имеющих к гендерной проблеме прямого отношения. В этом смысле опыт раздельно-параллельного обучения весьма интересен, так как в смешанных и однополых классах преподают одни и те же учителя по одному учебному плану. Также огромную роль играет сам подход к раздельному обучению и расстановка приоритетов в учебном заведении: методика преподавания, отношение к гендерным стереотипам, наличие или отсутствие индивидуального подхода к ребенку и т.д. Как уже говорилось, и в академической среде, и в СМИ мнения по поводу раздельного обучения разделились, и у каждого «лагеря» есть свои аргументы. СМИ, поддерживающие метод раздельного обучения, например, «Учительская газета», публикуют статьи, в которых утверждается, что мальчик и девочка – два разных мира, поэтому обучать их надо по-разному6. Однако масштабные исследования, проводившиеся по всему миру, выявили, что различия между мальчиками и девочками не превышают 10%. С одной стороны, это достаточный процент для того, чтобы оказать влияние на личность человека, а значит эти различия нельзя игнорировать. С другой стороны, 90% общего свидетельствуют, что между девочками как группой и мальчиками как группой разницы меньше, чем внутри половых групп. Эти факты тут же указывают на «подводные камни» раздельного обучения. Пожалуй, самым значительным из них является недостаточное внимание к особенностям и интересам подростков, гендерная идентичность которых отличается от полоориентированной. Таким образом, значительный процент учеников при раздельном обучении может оказаться в стрессовой обстановке, многие особенности их личности будут ущемлены. Даже сотрудники наиболее либеральных школ отмечают, что в раздельных классах попадались «трудные» дети, которым было очень тяжело учиться в однополом классе. Например, феминный мальчик при переводе в однополый класс попадает в более агрессивную среду, где ему сложнее встретить понимание и найти друзей. Также маскулинные девочки могут не прижиться в девичьем классе, где превалируют традиционные гендерные представления и ценности. В этом смысле наибольшую тревогу вызывает консервативный подход к раздельному обучению, так как в нем присутствуют весьма существенные минусы. Во-первых, такая система не смягчает гендерные стереотипы, а напротив, укореняет их, ограничивая тем самым свободу личного выбора. Также затруднителен индивидуальный подход к ребенку, так как, преувеличивая значимость маскулинности в мальчиках и феминности в девочках, школа сбрасывает со счетов всех детей, которые не относятся к полоориентированному типу личности. Не лишним будет упомянуть в связи с этим случай из практики профессора Калифорнийского университета Барри Торн: в классах, где проводилось исследование, традиционным гендерным стереотипам соответствовало меньше половины учеников, у других же наблюдались отдельные склонности, традиционно приписываемые другому полу7. То есть при консервативном подходе возникает опасность, что около 50% детей не смогут развиваться согласно особенностям и качествам, заложенным в них природой. Такой ребенок начинает воспринимать биологический пол как ограничение своим возможностям: он должен жить по навязанному сценарию, чувствует себя непонятым, поскольку вынужден скрывать и подавлять в себе особенности, которые не вписываются в «правильное» поведение. Побочным эффектом консервативного подхода может стать увеличение социального разрыва между полами и социальное неравенство людей. Например, в упомянутой выше московской школе № 760 за жестким гендерным разделением детей последовало внедрение системы детского самоуправления, где в каждом классе избирается свой президент, мэр и т.д. Начиная с пятого класса, ученики формируют уже школьный президентский совет, избирают представителей ученического Совета школы, совета «Мудрых и справедливых» и пр. Такая система школьного самоуправления помогает воспитать в школьниках правосознательность и выработать управленческие навыки, но при этом может сделать детей неравными между собой, ввести жесткую иерархию среди учеников.

Школы с более либеральными взглядами на раздельное обучение тоже пока не могут обеспечить индивидуальный подход к каждому ребенку, однако стремятся к этому. Например, школа № 343 после шестилетнего эксперимента в области раздельного обучения перешла на новый этап, к поддержке атмосферы толерантности к гендерной идентичности и этнокультурному своеобразию учащихся. Таким образом, школа сделала еще один шаг к индивидуальному подходу, так как вместо одной категории пола будет учитываться этнокультурный фактор каждого школьника.

В пользу раздельного обучения исследователи приводят весьма весомые аргументы. При раздельном обучении учитывается разница в уровне «зрелости» между мальчиками и девочками в начальный период полового созревания, составляющий около 2-х лет, снижается уровень усталости, повышается уровень дисциплины, трудоспособности и обученности школьников, используются здоровьесберегающие технологии. Кроме того, сокращается количество случаев нежелательной беременности, абортов и венерических заболеваний среди подростков. Однако у противников такого подхода есть не менее веские доводы, в частности, закрепление гендерных стереотипов, культивирование значимости биологического пола. Интересный довод, например, приводит Ольга Шнырова в своей статье, опубликованной «Частным корреспондентом». По ее мнению, истинное гендерное образование должно продвигать идеи равенства полов и толерантности, преодолевать гендерные стереотипы, формировать андрогинную личность, в которой присутствуют как феминные, так и маскулинные качества8. Такие задачи, по ее мнению, могут решаться только при смешанном обучении. Так или иначе, пока российское общество не готово принять данную методику: согласно данным фонда «Общественное мнение» за 2007 г., 76% россиян отрицательно относятся к введению раздельного обучения мальчиков и девочек в средней школе.

Само по себе раздельное обучение не может удовлетворить всем требованиям гендерного воспитания, так как понятие гендера не сводится к биологическому полу. К тому же система раздельного обучения в школах строится на консервативных гендерных представлениях, что ограничивает свободу личности школьника. Только в случае серьезной доработки и дальнейших исследований раздельное обучение сможет способствовать созданию системы воспитания, в которой в школьниках будет взращиваться адекватное отношение к своему полу и толерантное отношение к полу противоположному. Не менее важной задачей также является внесение коррективов, благодаря которым школа сможет сохранять и развивать в каждом школьнике его индивидуальные особенности, а не «вгонять» его в узкие рамки стереотипного мышления. Это вовсе не значит, что школа не должна пропагандировать такие вечные ценности, как укрепление института брака, ответственность перед семьей, уважение друг к другу. Но почему нельзя создать систему гендерного воспитания, в которой гармонировали бы деликатное просвещение в области взаимоотношения полов и сохранение морально-этических норм, уважение к традиции и раскрытие индивидуальных способностей учеников?



Главная и, пожалуй, наиболее прогрессивная идея в гендерологии – это уважение к «инаковости», утверждение, что нет и не может быть какой-то одной устойчивой идентичности. Каждая личность неповторима, а сочетание в человеке черт, отнесенных культурой к традиционно мужским или традиционно женским, практически не зависит от биологического пола. Плодотворной окажется только та методика гендерного воспитания, которая будет ориентирована на индивидуальный подход к каждой отдельно взятой личности. Естественно, нельзя каждый раз «изобретать велосипед». Должна быть разработана общая программа, помогающая мальчикам и девочкам раскрыть собственный потенциал, выработать систему ценностей, сориентироваться в выборе будущей профессии с учетом гендерных особенностей. При этом данная программа должна быть достаточно вариативной для того, чтобы учитель мог выработать индивидуальный подход к каждому ребенку. И, безусловно, уважение к личностным особенностям и предпочтениям следует развивать как в педагогах, так и в школьниках. Новая система обучения должна учитывать следующее:

  • Разница между мальчиками и девочками в среднем составляет около 10%. Новая методика не должна преувеличивать значение данных различий, поскольку между половыми группами разницы меньше, чем внутри этих групп. Однако игнорировать такие особенности, как неравномерное развитие мальчиков и девочек в начальных классах, их физиологические и психологические особенности тоже нельзя.

  • Суть гендерной социализации не столько в том, чтобы разделить представителей обоего пола, сколько в том, чтобы научить их взаимодействовать и уважать друг друга. Раздельное обучение на определенном возрастном этапе может быть только частью методики, но истинное гендерное обучение заключается в воспитании в детях толерантности к «инаковости» каждого человека и в уважении к особенностям каждого ученика.

  • Методика должна учитывать все основные типы гендерной идентичности: маскулинный, феминный, андрогинный, неидентифицированный.

  • Из учебников и учебных материалов следует устранить скрытые проявления половой дискриминации. Гендерное воспитание школьников должно смягчать, а не укоренять в сознании подрастающего поколения традиционные гендерные стереотипы.

  • Воспитание уважения к вечным ценностям невозможно без уважения к свободе выбора и индивидуальным особенностям человека. Необходимо показать ребенку все разнообразие возможных путей развития как в профессиональной, так и в личной сфере и помочь ему выбрать наилучший путь с учетом особенностей его личности, не навязывая традиционную линию поведения.

Весьма важную роль в формировании и внедрении новых методик гендерного обучения в школах должны сыграть СМИ. Этап, на котором разбирались плюсы и минусы раздельного обучения уже пройден. Теперь необходимо предлагать и продвигать новые методики, которые помогли бы учителям находить индивидуальный подход к каждому гендерному типу личности, к каждому ребенку в отдельности. Научные статьи, как правило, публикуются в изданиях, которые читают внутри академической среды, поэтому на СМИ возложена ответственная задача: рассказать о новых технологиях обучения массовой аудитории и объяснить людям всю важность гендерного подхода в воспитании подрастающего поколения.

1 Haag P. Single-sex Education in Grades K-12 // The Jossey-Bass Reader on Gender in Education. San Francisco: 2002.

2 Раздельное обучение не делает школьников умнее, считают ученые // РИА «Новости», 22.09.2011 // http://www.ria.ru/science/20110922/442053040.html

3 Campbell P. B., Wahl E. What’s Sex Got to Do With It? // The Jossey-Bass Reader on Gender in Education. . San Francisco: 2002. P. 722.

4 Иванов О. Учимся раздельно? // Аргументы и факты. Здоровье. 04.09.2008 // http://www.aif.ru/health/article/20735

5 Гармаш В.Ю. Гражданское и патриотическое воспитание школьников в школе (лаборатории) № 760 имени А.П. Маресьева г. Москвы // Вера и время. 31.01.2007 // http://www.verav.ru/common/mpublic.php?num=37

6 Иванова И. Кто такой гендер? // Учительская газета. 14.10.2008 // http://www.ug.ru/archive/32200

7 Thorne B. Do Girls And Boys Have Different Cultures? // The Jossey-Bass Reader on Gender in Education. . San Francisco: 2002.

8 Шнырова О. Раздельное обучение: выгоды и риски. // Частный корреспондент. 03.03.2010 // http://www.chaskor.ru/article/razdelnoe_obuchenie_15672