Решетова К. Е. Савелий-плотник - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Решетова К. Е. Савелий-плотник - страница №1/1

Решетова К.Е.

Савелий-плотник

Давно-давно это все было. Лес вокруг деревни нашей стоял – в небо дыра. Барский был лес когда-то.

Посреди леса заимка была – изба рубленая, банька по-черному, конюшня да псарня. Барин-то наш зайца по чернотропу погонять любил, на уток после Петрова дня хаживал. Собак знатных держал, все породистых, русских гончих, легавых. Дороже работников псов своих ценил.

Жил на заимке лесник Анисим – нелюдимый, серьезный всегда. Борода черная, густая, глаза из-под мохнатых бровей не смотрят – насквозь пронизывают, ну чисто леший.

Дочка Анютка с ним жила. Мать родила ее, да отдала Богу душу. Думали, не выживет малая без матери, ан нет, выходил Анисим единственную радость свою, на ноги поставил.

Вольно росла Анютка, все ей отец дозволял. Верхом на любом коне еще несмышленышем носилась она по лесным дорожкам, из ружья не хуже парня палила, собаки за ней хвостом бегали, не обижала она и лесное зверье. И для домашних дел время было. Печь истопит, щей да каши наварит, пирогов, хлеба напечет. Если надо и свяжет, и поштопает, и баньку сготовит как надо, не смотри, что без женского глазу выросла.

Барин, бывало, на охоту соберется, посыльного Анисиму пришлет, чтоб банька готова была. Анютка все справит, да в лес уйдет. Не велел ей отец на глаза барину попадаться, а тои до греха недалеко.

Красивая да ладная выросла девчонка, вся в мать: глаза, как небо весеннее, ясное, нос чуть курносый, губы алые, только волос отцов, черный, как смоль, густой да непослушный, все из косы освободиться норовит, сладу нет.

С версту от заимки была у лесника землянка уделана, так, для случая. Там и скрывалась Анютка от барских глаз. Знал, конечно, барин, что дочь у лесника на выданье, да приврал Анисим, что на лице у нее пятно родимое, большое очень, вот барин и не интересовался особо.

Приснился как-то Анютке сон: стоит она в лесу, недалеко от землянки, а рядом косули парой, лось с лосихой и вяхирь на березе со своей голубкой, а с опушки к ней парень молодой подходит, улыбается, руки развел, будто обнять хочет.

Проснулась и сон понять не может, не знаком ей тот парень с синими глазами. С раннего утра посыльный барский явился, собирается барин на охоту утиную, да не один придет – плотник с ним. Лес с зимы заготовлен, баню новую рубить будет, дней за десять управится, молодой плотник-то, расторопный.

Проводил отец Анютку в землянку: «Схоронись там, я здесь без тебя управлюсь, да на заимку искоса носа не кажи от греха подальше».

Собралась Анютка, а самой на плотника взглянуть бы хоть одним глазком. Ушла вроде, а затаилась недалеко. «Успею, – думает, – уйти-то».

Подъехали, сошел с телеги работник, инструмент снял, к избе пошел. Анютка так и ахнула – из ее сна парень оказался, а глаза синие-синие.

Как она думала – отец и барин с вечера на охоту ушли и сночевой. Плотник-то сруб завел, а сумерки спустились – умылся из кадки и на сеновал собрался, да так и застыл где стоял. Вышла из леса девушка, как из сказки, глаз не отвести. Поздоровалась, назвалась Анюткой, а плотник стоит, слова сказать не может, будто онемел.

Очнулся, Савелием назвался. Так и познакомились. Всю ночь напролет проговорили Анютка и Савелий, горевали, что крепостной он, а значит, не отдаст вольный Анисим дочку за него.

Предложил Савелий бежать за Дон, но Анютка отказалась: «Не дело всю жизнь в бегах скитаться, да и отца одного бросать – тоже грех».

Так с рассветом и разошлись ни с чем.

С рассвета дотемна рубил баню Савелий, а ночами с Анюткой встречался, как сил только хватало. Таились от отца.

Пришел последний день работы, и ночь тоже последняя…

Проводил парень Анютку до землянки, обратно шел, земли под собой не видел, тоска-кручина навалилась, в глазах темно.

Споткнулся, да упал в родник. Вода в роднике студеная, аж ноги свело. А когда выбирался – зацепился рукой за камень, а камень тот будто сам в руку лег, да в ней и остался – тяжелый, холодный. А напротив родника – как сквозь туман монашка показалась.

Говорит: «Возьми, Савелий, самородок этот, только в злые руки, чтоб не попал. А что дальше делать – сердце подскажет…» Тут и пропала, как и не было.

Когда совсем рассветало, увидел Савелий, что кругом ключи бьют, слабенькие, но много их. Вычистил, расширил 5каждый ключ и зажурчал веселый ручеек. А плотник завернул в рубашку самородок и домой отправился. Шел долго, умаялся, присел отдохнуть, да уснул, как в омут провалился. Не то снится ему, не то видится – лес стоит черной стеной , ни лучика не пробивается, а идти надо. Самородок вдвое отяжелел, к земле тянет.

Медленно, тяжело пробирается Савелий сквозь чащу непроходимую, кусты колючие руки, лицо царапают, глаза норовят захлестнуть.

Долго шел парень, из сил выбился, но вышел на опушку, дорогу увидел. А солнышка и здесь не видно, все-все как дымом застило. И стая стоит на самой дороге. Волки странные: огромные, черные, а взгляд осмысленный, злобой дышат.

Некуда деваться, идти надо. Помолился Савелий и двинулся прямо на вожака, смотрит в глаза злые, не сворачивая, идет.

Расступились волки, только оскалились вслед.

А дальше дорога в пропасть привела без дна, вместо моста дуб старый перекинут, а снизу огонь полыхает. Хочешь – не хочешь, идти надо. Помолился Савелий Богородице и пошел по дубу. Один раз только оступился, чуть брови подпалил, а до края пропасти дошел, – и пропало все.

Проснулся Савелий и понять не может – где сон, где явь?

А лицо и сейчас огнем пылает. Умылся да домой пошел. Самородок в монастырь отдал в село соседнее на новый храм.

Выкупил настоятель батюшка Савелия у барина, вольную дал, да на строительство храма подрядил.

Посватался вольный Савелий к Анютке. По душе пришелся работящий парень Анисиму, не только за руки умелые, но и за сердце золотое. Обвенчались Савелий и Анютка в новом храме. Стали в деревне жить дружно и весело, Анисим к ним перебрался внуков нянчить.

На доброе дело золото пошло, а из ключей тех, что Савелий чистил, речка течет – самородка называется. Через всю деревню бежит.

И деревня наша по сей день на все Поволжье плотниками умелыми славится.



Вот и все.

Историческая справка

Новая деревня – деревня Барышского района Жадовского городского поселения, в 20 км к юго-западу от районного центра, стоит на реке Самородка.

Река Самородка – левый приток р. Барыш. Длина 13,3 км, ширина 5-6 м, глубина – около 0,5 м, падение русла около 100 м.