Реализация государственной образовательной политики в казанской губернии во второй половине XVIII века - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1страница 2
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Военная наука. Военное дело 355 а 93 2 472.53kb.
Билет 7Б. Вопрос: Культура Беларуси во второй половине XVIII в. 1 20.33kb.
Реализация государственной политики по организации 1 109.27kb.
Программа спецкурса «Латинская Америка во второй половине XX века... 1 155.31kb.
Дипломная работа «Иран во второй половине XX века. Исламская революция... 2 684.61kb.
Промышленность в пореформенной России во второй половине XVIII века 1 78.72kb.
Монастыри и церковная власть в вологодской губернии в конце XVIII... 1 421.22kb.
««Лёгкая» поэзия во Франции и России» 1 239.11kb.
Развитие крестьянского землепользования в Западной Сибири во второй... 3 736.82kb.
Реализация комсомолом государственной функции политического контроля... 1 268.9kb.
Нерчинская уголовная каторга во второй половине х1х века 1 370.6kb.
Социокультурные основания и законодательное оформление сети закрытых... 2 493.67kb.
- 4 1234.94kb.
Реализация государственной образовательной политики в казанской губернии во второй - страница №1/2

На правах рукописи


Кинзябулатова Гульназ Рамилевна


РЕАЛИЗАЦИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ

ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ

В КАЗАНСКОЙ ГУБЕРНИИ

ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII ВЕКА

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Казань – 2013

Работа выполнена на кафедре истории России и стран ближнего зарубежья отделения «Институт истории» Института международных отношений, истории и востоковедения ФГАОУ ВПО «Казанский (Приволжский) федеральный университет»

Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор

Ибнеева Гузель Вазыховна (Институт международных отношений, истории и востоковедения КФУ)

Официальные оппоненты:

Комиссаренко Аркадий Иванович доктор исторических наук, профессор, специальность 07.00.02 – отечественная история (г. Москва, Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации)

Ислаев Файзулхак Габдулхакович – доктор исторических наук, профессор, специальность 07.00.02 – отечественная история (г. Казань, Институт развития образования Республики Татарстан).

Ведущая организация: ГУ «Институт Татарской энциклопедии Академии наук Республики Татарстан» (г. Казань)
Защита состоится «19» декабря 2013 г. в 10.00 часов на заседании Диссертационного совета Д 212.081.01 по защите докторских и кандидатских диссертаций при ФГАОУ ВПО «Казанский (Приволжский) федеральный университет» по адресу: 420111, г. Казань, ул. Пушкина, д. 1/55, аудитория 502 (корпус Института международных отношений КФУ).

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке им. Н.И. Лобачевского ФГАОУ ВПО «Казанский (Приволжский) федеральный университет» (г. Казань, ул. Кремлевская, д. 35, читальный зал №1).

Электронная версия автореферата размещена на официальном сайте Казанского (Приволжского) федерального университета htpp://www.kpfu.ru и на официальном сайте Высшей аттестационной комиссии Министерства образования и науки РФ http://vak.ed.gov.ru

Автореферат разослан « __ » ноября 2013 г.


Ученый секретарь

Диссертационного совета,

кандидат исторических наук Д.Р. Хайрутдинова



ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Постановка проблемы. Складывание государственной политики в сфере образования в XVIII веке являет собой длительный процесс, характеризующийся своей многогранностью, сложностью и противоречивостью. Особое место в нем занимает образовательная политика российской власти во второй половине XVIII века, поскольку она охватывает время становления и развития государственной системы средних и начальных учебных заведений в Российской империи. Именно тогда произошла институционализация системы школьного дела, способствовавшая в целом созданию государственной системы образования.

Успех социально-экономических преобразований, проведённых правительством Екатерины II, был невозможен без создания массовой общеобразовательной и всесословной школы. Ко второй половине XVIII века возникшие еще при Петре I профессиональные школы, а также созданные в 30-50-е гг. немногочисленные закрытые сословные учебные заведения и Московский университет с подведомственными ему гимназиями в столице и Казани, не соответствовали требованиям времени. Учреждение же общеобразовательной школы во второй половине XVIII века являлось частью и необходимым условием всеохватывающего реформирования страны, курс на который был взят Екатериной II.

Исследователи, изучающие различные факторы формирования системы общенародного образования второй половины XVIII века, как правило, рассматривали их преимущественно в контексте законодательного оформления образовательной политики. При этом вне объекта их внимания оставались проблемы преемственности законодательных усилий власти в 1770–1780-е гг. и образовательных проектов 60–70-х гг. XVIII века, т.е. идей циркулировавших в общественно-политическом дискурсе того времени. С другой стороны, их интерес ограничивался во многом изучением становления народных школ в столицах Российской империи.

Актуальность темы исследования. Обращения к истории проведения государственной политики в области образования на региональном уровне позволит восполнить ряд пробелов в истории становления образования и просвещения в России, выделить общее и особенное в реализации екатерининской школьной реформы на местах. Существуют ряд немногочисленных работ, освещающих данный сюжет на материалах Юго-Восточной губернии Европейской России, г.Тобольска и г.Воронежа. Вместе с тем, следует отметить, что отсутствуют труды, изучающие проблему реализации государственной образовательной политики на уровне крупных губерний.

Обращение к вопросу реализации государственной образовательной политики во второй половине XVIII века на материалах Казанской губернии обусловлено значимостью данного региона как крупного административного и экономического центра, как важного полиэтнического региона и как возможного плацдарма для культурной экспансии на Восток. Рассмотрение этапов проведения образовательной политики в Казанской губернии позволит показать общее и особенное в утверждении новых общеобразовательных учреждений, даст возможность проанализировать те сложности, с которыми встречалась местная администрация в деле создания и развития народных училищ.

Выявление специфики в реализации государственной образовательной политики в Казанской губернии предопределило рассмотрение проблемы в сравнительном контексте с другими губерниями Российской империи (Саратов, Пенза, Симбирск).

Изучение проведения образовательной реформы в Казанской губернии предполагает обращение к проблеме формирования правительственной политики в области образования. В данной диссертационной работе определяется преемственность идеологического образовательного дискурса 1760–1770-х гг. и законодательных актов в сфере образования Екатерины II в 80-х гг. XVIII века.



Степень изученности темы в исторической литературе остается недостаточной, хотя в исследовательской литературе предпринимались отдельные попытки изучения правительственной политики в области образования второй половины XVIII века. Вместе с тем в этих работах часто преобладает идеологическая заданность в оценках проведения екатерининской образовательной реформы. Вне поля зрения исследователей осталось изучение истории образовательной политики на уровне крупных губерний. Практически отсутствуют работы по реализации образовательной реформы 1780-х гг. в Казанской губернии. Обращение к различным историографическим пластам, в которых были осуществлены подходы к изучению проблемы, определило необходимость анализа литературы в специальном параграфе первой главы.

Источниковая основа диссертационного исследования представлена совокупностью как опубликованных, так и неопубликованных источников. В ходе диссертационного исследования были привлечены различные виды исторических источников: делопроизводственные материалы; актово-законодательный материал; источники личного происхождения, произведения художественной литературы. При разработке проблемы были привлечены архивные источники, отложившиеся в фондах Российского государственного исторического архива (РГИА) и Национального архива Республики Татарстан (НАРТ). Характеристике источниковой основы и выявлению их значимости для изучения темы посвящен отдельный параграф первой главы.

Объектом диссертационного исследования является становление системы народного образования Российской империи во второй половине XVIII в.

Предмет диссертационной работы – изучение особенностей реализации образовательной политики в Казанской губернии во второй половине XVIII века.

Хронологические рамки исследования охватывают период с 1760 г. по 1802 г. Нижняя дата изучения связана с началом поиска образовательной модели для Российской империи. В конце царствования Елизаветы Петровны куратор Московского университета И.И.Шувалов, внес в Сенат предложение о создании системы общенародного российского образования. Следствием этого стало появление различных образовательных проектов ведомственных учреждений, Уложенной комиссии и отдельных государственных деятелей, сыгравших важную роль в становлении правительственной концепции образования.

Важным этапом в формировании образовательной политики Екатерины II стали 80-е гг. XVIII века, явившиеся временем становления общенародной школьной реформы в Российской империи. На эти годы приходится создание Комиссии об учреждении училищ (сентябрь 1782 г.), долженствующей подготовить сеть общеобразовательных учебных заведений, а также утверждение «Устава народным училищам в Российской империи» (август 1786 г.), законодательно оформившего систему начальных и средних школ в рамках государства и его отдельных территорий. Именно на вторую половину 80-х гг. XVIII века приходится реализация правительственных мероприятий на всей территории Российской империи, в том числе и в Казанской губернии.

90-е гг. XVIII века позволяют рассмотреть второй этап екатерининской образовательной реформы, прежде всего, в контексте организации малых народных училищ в Казанской губернии.

Верхняя дата изучения (1802 г.) ознаменована принятием Александром I законодательных актов последующей реформы народного образования.



Территориальные рамки исследования охватывают Казанскую губернию – одну из самых обширных административных единиц Среднего Поволжья. Казанская губерния в административно-территориальных границах областного деления, существующих с середины XVIII века, с учетом изменений, сделанных во второй половине XVIII века охватывала 13 уездов: Казанский, Арский, Козьмодемьянский, Лаишевский, Мамадышский, Свияжский, Спасский, Тетюшский, Царевококшайский, Цивильский, Чебоксарский, Чистопольский, Ядринский уезды.

Изучение реализации образовательной политики на территории Казанской губернии обусловливает необходимость сравнительного анализа социального состава учителей и учащихся, материального положения Главного и малых народных училищ в Казанской губернии, позволяющего сопоставить ресурсы и условия их деятельности.



Целью диссертационной работы является исследование разработки и реализации государственной политики в области образования на примере Казанской губернии во второй половине XVIII века.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:



  • выявить и охарактеризовать корпус источников и совокупность исследовательской литературы по теме диссертации;

  • изучить процесс формирования правительственной политики Екатерины II в сфере образования и показать ее эволюцию;

  • рассмотреть этапы и результаты становления общенародной школы в Казанской губернии во второй половине XVIII века.

Методологической основой диссертации является диалектический подход к изучению исторических процессов, который включает в себя принципы объективности и историзма.

Изучение процесса становления общенародной школы, проблемы ее материального положения, преподавательского состава, а также контингента учащихся Главного и малых народных училищ заставило использовать различные специальные методы исторического исследования. Главным из них является сравнительный метод, позволивший выявить особенности функционирования новых учреждений в Казанской губернии с подобными учебными заведениями в других губерниях Российской империи.



Историко-генетический метод дал возможность последовательно раскрыть изменение правительственной концепции в рамках проводимой государственной политики в сфере образования верховной власти во второй половине XVIII века.

Административные реформы, проводимые правительством Екатерины II в течение 1775–1785 гг., сосредоточили образовательные учреждения между городами и уездами. Изучение соотношения Казани как центра губернии, места размещения Главного народного училища и уездных городов, в которых действовали малые народные училища, сделало необходимым обращение к концептуальным подходам современной урбанистики.

При открытии народных училищ власть придавала большое внимание мероприятиям, имеющим важное значение для легитимации новых образовательных учреждений. Поэтому при рассмотрении церемониалов открытия народных училищ, анализе приветственных речей духовенства и местной власти в работе использовался семиотический метод. Данный подход дает возможность рассмотреть символическое пространство данных текстов, выявить идеологический смысл легитимации нововведений в области образования.

Системный метод, использование приемов количественного и статистического анализа позволяют выявить и оценить элементы системы образования как части более сложной общественной системы, обнаружить механизм и закономерности взаимодействия этих элементов.

Научная новизна состоит в том, что реализация государственной образовательной политики в Казанской губернии во второй половине XVIII века разрабатывается в исторической науке как самостоятельная проблема.

В процессе исследования были проанализированы архивные комплексы, хранящиеся как в центральных (г. Санкт-Петербург), так и региональных архивах (г. Казань). На основе комплексного изучения архивных источников (полугодовые ведомости о состоянии народных училищ в Казанской губернии, делопроизводственные материалы канцелярии попечителя Казанского учебного округа) реконструирована система создаваемого общенародного образования в регионе. Впервые рассмотрен кадровый состав главного и малых народных училищ Казанской губернии, прослежена динамика изменений численности преподавательского персонала и уровня его профессиональной подготовки, выявлена и обобщена информация о количестве и социальном составе учащихся. Значительная часть документов вводится в научный оборот впервые.

В диссертационном исследовании была разработана и обоснована периодизация становления общегосударственной системы народного образования в Казанской губернии (1786–1802 гг.).

На защиту выносятся следующие основные положения:

1. Комплексное рассмотрение источников, отложившихся в центральных и в местном архивов позволил сформировать корпус источников по теме.

Правительственная политика в области образования рассматривалась преимущественно на законодательном уровне. Практически отсутствуют работы по реализации образовательной реформы 80-х гг. XVIII века на уровне такой крупной губернии как Казанская.

2. Констатируя особое влияние европейского опыта на становление образовательной доктрины Екатерины II, все же, следует отметить, что выстраданная ею школьная реформа 80-х гг. XVIII века определялась также идеями, циркулировавшими в проектах российской элиты и ведомственных учреждений в 1760–1770-е годы. В работе показано, что между образовательными проектами 60–70-х гг. XVIII века и законодательным оформлением образовательных реформ Екатерины II прослеживается явная преемственность.

3. Предложена авторская периодизация осуществления образовательной реформы на уровне Казанской губернии, состоящая из двух этапов. Характерной чертой первого этапа (1786–1790 гг.) стало открытие Казанского Главного училища (1786 г.) и Чебоксарского малого народного училища (1789 г.), обеспечение их педагогическими кадрами, основными учебниками и пособиями.

В процессе исследования был проанализирован социальный состав учащихся в новых учебных заведениях Казанской губернии. При этом возможно говорить о вполне позитивном восприятии образовательной реформы представителями различных социальных слоев Казанской губернии.

4. Характерной чертой второго этапа в реализации екатерининской школьной реформы (1790–1802 гг.) стало открытие малых народных училищ в уездах: Чебоксарах (1789 г.), Ядринске, Козмодемьянске (оба в 1791 году) и в Чистополе (1796 г.). Их более позднее открытие по сравнению с другими губерниями обусловлено небольшими материальными возможностями городских обществ. Малые училища были включены в общую систему школ губернии, что доказывалось постоянным контролем за их деятельностью и со стороны губернской власти.

5. В ходе работы было доказано, что основным источником финансирования училищ являлись немногочисленные средства Приказа общественного призрения, городского общества и местных благотворителей. Отдельные пожертвования носили единичный характер.

6. Особенностью становления народного образования в Казанской губернии явилась специфика контингента учащихся Главного народного училища, который вначале рекрутировался из состава учащихся гимназий. В работе показано благожелательное отношение дворянства Казанской губернии к созданию новых учебных заведений, что наблюдалось далеко не во всех губерниях Российской империи.

7. По итогам реализации школьной реформы Казанская губерния выходит на лидирующие позиции по сравнению с соседними губерниями по численности учащихся.



Научно-практическая значимость исследования связана с решением важных исследовательских, преподавательских и просветительских задач. Результаты исследования помогут глубже понять специфику государственной политики в области образования в Казанской губернии во второй половине XVIII века. Материалы и выводы диссертации могут быть использованы в обобщающих трудах по истории России и отечественной культуры, по истории педагогики, а также по региональной истории и в краеведческих исследованиях.

Апробация исследования. Основные положения диссертационного исследования были апробированы на итоговой научно-практической конференции КФУ (г. Казань, 2011 г.), на X международной научно-практической конференции «Этнодидактика народов России» (г. Нижнекамск, 2012), на международной научной конференции «Окраины Московского государства и Российской империи: инновационные подходы в изучении имперской истории России» (г. Казань, 2012 г.). Результаты и выводы исследования изложены в научных публикациях автора, среди которых имеются статьи в ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК РФ.

Структура исследования. В соответствии с поставленной целью и задачами диссертация состоит из введения, трёх логически взаимосвязанных глав, заключения, списка использованных источников и литературы, приложений.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ
Во введении раскрывается и обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, определяются объект и предмет, хронологические и территориальные рамки исследования, формулируются цель и задачи, обозначены методологические основы исследования, оцениваются научная новизна исследования, его теоретическая и практическая значимость.

В первой главе «Историография и источники» характеризуется комплекс использованных в исследовании источников и анализируется степень изученности темы.



§ 1. «Источники». В результате проведения исследования сформировался корпус источников, включивший следующие виды документов: делопроизводственные материалы; актово-законодательный материал; источники личного происхождения, художественно-публицистических произведений.

Важные комплексы делопроизводственных документов, связанные с реализацией государственной политики в сфере образования в Казанской губернии во второй половине XVIII века, отложились в фондах Российского государственного исторического архива (РГИА) и Национального архива РТ (НАРТ).

Среди данной группы источников большой интерес представляют исторические записки об училищах, а также полугодовые ведомости за вторую половину XVIII века. Проверить достоверность всех приведенных материалов достаточно сложно. Тем не менее, делопроизводственные документы остаются ценнейшим источником, поскольку позволяют выявить основные черты и тенденции становления и развития школьного дела на местах.

Историческая записка как источник содержит уникальную фактическую информацию. Она должна была составляться местным училищным начальством в двух экземплярах ежегодно, один из которых отправлялся в Санкт-Петербург, другой – хранился в фонде главного народного училища. Значение их состояло в том, что содержание записок помогало центральной власти контролировать деятельность местных властей в деле реформирования образовательной системы на местах.

Полугодовые и годовые ведомости, составляемые директором народных училищ, содержали сведения, которые были продиктованы по Уставу 1786 г. Важность данного источника определяется тем, что он дает возможность установить время открытия училищ, численность учеников и учителей, их социальный состав, количество учебных предметов, жалованье учителей, поведение учащихся, их пол и возраст, списки «прилежания» по результатам открытых экзаменов.

Источниковая основа изучения реализации правительственной политики в области образования в начале XIX века выглядит более широкой по сравнению со второй половиной XVIII века. Так, в фонде попечителя Казанского учебного округа (НАРТ, Ф. 92) имеются ведомости о состоянии училищ Казанской губернии за период 1801–1803 гг., позволяющие существенно расширить представление о главных и малых народных училищ в Казанской губернии.

При рассмотрении образовательной политики в Казанской гимназии во второй половине XVIII века использовались ведомости о количестве учащихся и учителях на 1785 год, прошения о переводе из главных народных училищ в гимназии и другие источники из фонда Первой Казанской гимназии (НАРТ, Ф.87).

К данной группе делопроизводственной документации можно отнести материалы Уложенной комиссии, изданные в Сборнике Русского исторического общества. Наказы, рассмотренные в ходе работы Уложенной комиссии, свидетельствуют о значительном внимании различных слоев общества к проблемам развития образования в России. Решение верховной власти развернуть систему всесословного и массового народного образования, стало важным поворотом в образовательной политике.

Другим важным источником является актово-законодательные материалы, отражающие этапы развития образовательной политики Екатерины II. Обширный комплекс законодательных источников был опубликован в Полном собрании законов Российской империи. Среди них – акты и указы правительства Екатерины II, принятые в процессе реализации школьной реформы. Общим при исследовании этих источников является установление исторических условий их создания. В ряде случае анализ указов императрицы предполагал изучение тех образовательных проектов, которые по разным причинам либо не были воплощены в жизнь, либо смогли воплотиться в ряде принятых законов правительством Екатерины II.

Рассмотрение проблемы формирования государственной политики в сфере образования предполагало обращение к такому значимому источнику как донесения губернаторов и генерал-губернаторов императрице Екатерине II. Среди этого ряда источников выделяются донесения Г.А.Потемкина. Переписка Екатерины II с Г.А.Потемкиным служит дополнительным источником по изучению становления многоступенчатой системы российского образования.

Отдельный вид данной группы источников образуют рескрипты, повеления, распоряжения Екатерины II как различным ведомствам, так и отдельным лицам. Изучение реализации образовательной политики на местах предполагало рассмотрение её распоряжений Казанскому генерал-губернатору П.С.Мещерскому, П.А.Румянцеву о подготовке народных училищ на местах.

Аспекты формирования государственной политики Екатерины II в области образования представлены в документах личного происхождения. Среди эпистолярного наследия важными представляются письма Екатерины к её иностранным корреспондентам – Вольтеру, барону М.Гримму, Д.Дидро. Переписка с европейскими просветителями свидетельствуют о приоритетах, которые ставила императрица при выборе образовательной модели для Российской империи.

Представляют интерес и мемуары, записки современников Екатерины II, являющихся свидетелями реформирования государственной политики в сфере образования во второй половине XVIII века. Записки А.Т.Болотова, Г.Р.Державина, Л.Н.Энгельгардта, И.М.Долгорукого, С.Н.Глинки, Д.И.Фонвизина, И.В.Лопухина дают возможность осознать проблемы и недостатки российских образовательных учреждений на протяжении XVIII века.

Важными для нас явились источники, которые входят в группу художественно-публицистических произведений. Группа публицистических источников включает сочинения М.М.Щербатова, И.М.Шадена, Н.И.Новикова, Д.И.Фонвизина. Анализ публицистических источников екатерининской эпохи формирует представление о педагогических воззрениях российской элиты в целом и об ее отношении к проблемам развития российского образования в частности.

Отдельную группу источников составляют сочинения европейских просветителей, среди которых особое место занимают педагогические трактаты И.И.Фельбигера, произведения Дж.Локка, Ж.-Ж.Руссо. Рассмотрение этих работ представляется важным в контексте выявления европейского влияния на образовательную реформу второй половины XVIII века в России.

Таким образом, оснащённость темы солидным корпусом источников, отражающих различные аспекты правительственной образовательной политики Екатерины, позволила сформировать необходимую источниковую основу для проведения исследования.



§ 2. «Историография». Многообразие различных специфических аспектов изучения государственной политики в сфере образования предопределило обращение к различным пластам историографии.

Образовательная политика Екатерины II стала объектом дискуссий среди современников. Начало обсуждения данной проблемы связано с именем князя М.М.Щербатова, отразившего свои взгляды в знаменитом памфлете «О повреждении нравов в России»1. Начавшиеся со времен Щербатова критические выпады против екатерининской школьной реформы стали традиционными в историографии второй половины XIX – начала XX вв. Это было характерно, например, для труда А.Г.Брикнера, который оценивал закрытые сословные учебные заведения эпохи И.И.Бецкого как «кое-какие меры для народного образования»2.

В трудах отечественных историков XIX – начала XX столетия, был накоплен важный фактический материал3. Однако, представляя общий ход развития народного образования, исследователи, всё же, не создали определённой концепции. Обращая внимание преимущественно на законодательную основу, авторы не затронули процесс реализации государственной политики в сфере образования и результаты правительственной политики Екатерины II в этой области. Особое место в отечественной историографии занимает исследование С.В.Рождественского «Очерки по истории систем народного просвещения в России в XVIII – XIX веках»4. С.В.Рождественский первым отметил, что, помимо проекта Бецкого, в это время разрабатывались и другие проекты, предлагавшие повсеместно учреждать «воспитательные училища».

Говоря об отечественной историографии советского периода, следует отметить, что проблема создания системы школьного образования во второй половине XVIII века не находила достойного освещения в научной литературе. Эпоха правления Екатерины II вообще не была в объекте пристального внимания историков, что обусловливалось политическими приоритетами нового государства. Изучение истории России второй половины XVIII в. хотя и продолжалось, но преимущественно в рамках изучения социальной истории. В силу этого в трудах И.А.Федосова, Н.А.Константинова оценка реформы в области образования носила классовый характер1. В то же время в исследованиях по социальной истории России обращалось внимание на распространение грамотности и образования в различных слоях русского общества2.

В конце 80-х – начале 90-х гг. XX в. в российской исторической науке возобновляется интерес не только к личности Екатерины II, но и к ее государственным преобразованиям. Труды А.И.Комиссаренко3, Н.И.Павленко4, А.Б.Каменского5 и др. отразили многогранность её политической деятельности.

Особое внимание на школьное образование эпохи Екатерины II стали обращать специалисты по педагогическому образованию. Вышел ряд статей, посвященных педагогическим взглядам Екатерины II (В.В.Пономарева, Л.Б.Хорошилова6, Г.Романова7).

Исследование проблем, поставленных в диссертационном сочинении, повлекло за собой изучение специальных работ по проблеме в целом. Особое место в ряду работ по проблемам воспитания и образования второй половины XVIII века занимают труды П.М.Майкова8, А.С.Лаппо-Данилевского9, посвященные деятельности одного из самых крупных реформаторов екатерининского окружения Ивана Ивановича Бецкого. Вместе с тем, следует отметить, что в советской историографии деятельность И.И.Бецкого и его роль в системе воспитания стала объектом монографического исследования только в 1989 г. в работе А.Н.Ерошкиной10. Новизна исследования состоит в том, что в работе впервые на основании комплексного анализа документов рассматривается общественно-политическая и административная деятельность Бецкого в 60–90-х гг. XVIII в.

Особое направление образовательной политики императрицы Екатерины II в историографии – создание учебных заведений для взращивания сословия третьего чина, что было обусловлено как идеологией просвещенного абсолютизма, так и потребностями развития страны. Особо следует отметить статью А.М.Болговой и А.В.Калачёва. По мнению авторов, новый социальный слой, целенаправленно подготовленный сверху, должен был стать не просто опорой режима, но движущей силой реформ 1.

Другим важным исследовательским аспектом изучение работ, является развитие просвещенческих воззрений императрицы. Среди первых подобных работ можно выделить монографию Я.К.Грота «Заботы Екатерины II о народном образовании»2, который выявил причины разочарования императрицы в педагогических принципах просветителей и рассмотрел мотивацию ее обращения к австрийской образовательной модели. Среди современных исследователей выделяется диссертационная работа А.М. Болговой3.

Влияние западноевропейских просветителей на создание образовательной концепции Екатерины II рассматривалось исследователями как в указанных обобщающих трудах, так и в отдельных работах. Анализируя программу европейских просветителей, авторы отмечают их роль в формировании педагогических взглядов элиты российского общества4. Советская историография в отличие от дореволюционной науки отрицала значительное влияние зарубежной идеологии на становление российской системы образования XVIII столетия. Среди этих исследований можно выделить работы Е.Н.Медынского5.

В историографии рассматривалась также роль деятелей Академии наук и членов Комиссии народных училищ6 в реализации образовательной политики. Среди работ в этой области стоит отметить исследование Г.И.Смагиной «Академия наук и Российская школа (вторая половина XVIII в.)»7. Автором были проанализированы многочисленные проекты академиков И.А.Брауна, И.Э.Цейгера, К.Ф.Модераха, И.Э.Фишера, Я.Я.Штеллина, Г.Ф.Миллера. Вместе с тем, автор рассматривает результаты деятельности народных училищ, открывавшихся в Санкт-Петербурге и Москве.

Исследования по истории начальной и средней школы XVIII–XIX вв. рассматриваются в монографиях Г.К.Шмида1, С.Григорьева2, A.A.Кизеветтера3. В данных работах рассматривается система учебных заведений, анализируется подготовка учителей и учебных пособий для этих учреждений.

Еще в дореволюционный период были обработаны и опубликованы статистические данные о количественном составе учебных заведений по стране в целом4. Методы статистического анализа были реализованы в работе советского исследователя П.А.Лепской, которая показала социальный состав учащихся московских училищ, где их основу составили городские сословия5.

В начале XXI века появились диссертационные работы по истории реализации школьной реформы в отдельных регионах России, в том числе в Симбирской губернии6, в г.Тобольске7, и г.Воронеже8. Среди них выделятся работа Л.М.Артамоновой, которую она впоследствии опубликовала в виде монографии9. В ней автор привлекла разнообразные комплексы делопроизводственных документов: доклады и рапорты Комиссии об учреждении училищ, ее текущее делопроизводство, другие неопубликованные материалы, как общероссийского содержания, так и содержащие сведения по школам отдельных губерний.

Зарубежная историография не внесла в исследуемую проблему существенного вклада, повторяя временами выводы, озвученные в отечественной историографии10. Однако зарубежные авторы осуществили собственные подходы к изучению государственной политики в сфере образования. Среди зарубежных работ, посвященных правлению Екатерины II, выделяется монография И.де Мадариага «Россия в эпоху Екатерины Великой»1. Автор высказала мнение о том, что в царствование Екатерины II в России была основана система просвещения, отличительной чертой которой являлись унификация и полный государственный контроль.

Сравнительно небольшой пласт дореволюционной литературы по проблемам образования представлен в работах собственно по истории отдельных учебных заведений Казанской губернии, вышедших на рубеже XIX–XX вв. История возникновения и развития гимназий в Казанской губернии привлекала внимание исследователей. В частности это работы, посвященные первым казанским гимназиям, выполненные В.В.Владимировым, А.Артемьевым2. Существует ряд работ в виде исторической записки, очерка или справки, которые носят в основном описательный характер. К ним следует отнести работу Д.Васильева3.

В начале 1990-х годов появился ряд новых исследований, знаменующих расширение методологической базы по историко-педагогической проблематике. В тоже время наблюдается усиление общественного интереса к данным проблемам, что отразилось в работе И.П.Ермолаева и А.И.Ермолаева «Предшественница Казанского университета»» посвященная истории первой казанской гимназии4. В ней в контексте общественно-политического развития Российской империи в XVIII веке рассматривается роль Московского университета в создании и функционировании Казанских гимназий, а также организационно-педагогическая деятельность первых директоров, формирование учительского коллектива, состав учеников, особенности организации учебного процесса.

Состояние историографии позволяет сделать вывод о том, что интерес исследователей к проблеме становления российской системы образования в правление Екатерины II ограничивался во многом изучением законодательной основы становления общенародного образования. Фактически вне поля зрения исследователей осталась деятельность народных училищ функционировавших в таком крупном административном регионе как Казанская губерния.

Во второй главе «Образовательные проекты «просвещенного» абсолютизма в 1760–1780-х гг. XVIII века» анализируются идеологические принципы, сформулированные правительством во второй половине XVIII века; рассматривается история разработки проектов учебной реформы 1760–1780-х гг.; показывается специфика образовательных проектов представителей ведомственных учреждений, Уложенной комиссии и отдельных государственных деятелей 60–70-х гг. XVIII века. Объектом анализа являются концептуальные основы, особенности и механизмы реализации модели школьной реформы, избранной Екатериной II в 1780-е годы.



§ 1. «Складывание государственной идеологии в сфере образования». В диссертационной работе особое внимание уделяется рассмотрению политических аспектов образовательной концепции власти, которая начала формироваться в 60-е гг. XVIII века. В силу этого в работе анализируются такие важные ключевые понятия как «новая порода» людей, «безупречный гражданин», «общее благо», «верный подданный», которые с одной стороны определяли во многом основу образовательной модели власти, с другой стороны, будущий результат образовательной политики правительства Екатерины II.

Исходным пунктом планов и проектов 60–70-х гг. служат идеи совершенствования общества посредством его просвещения, «исправления нравов», создания «идеального человека и безупречного гражданина». В диссертации определяется значение слова «гражданин» как житель города (града), а также рассматривается в социальном аспекте.

Близким по смыслу понятию «гражданин» в лексиконе образованной части российского общества было слово «гражданство». Ряд исследователей по истории русского языка считают, что оно возникло значительно раньше понятия «гражданин» и обозначало определенную общность людей, имевших свои правила поведения, этические нормы.

Одновременно с отождествлением гражданина с городским жителем на рубеже XVIII – начала XIX в. было распространено и более широкое по смыслу значение: гражданин – как «подданный». К началу XIX в. в неофициальных текстах понятие «гражданин» активно использовалось и все чаще обозначало не только жителя города, но и любого подданного, проживающего на территории Российской империи. В работе рассматривается указ императрицы от 19 февраля 1786 г. «Об отмене употребления слов и речений в прошениях на Высочайшее имя». Согласно указу, подпись верноподданный раб трансформировалась в посланиях на высочайшее имя в понятие «верный подданный».

В работе также анализируется понятие «общее благо» как основание легитимности монархической власти в России. Целью власти провозглашалось «общее благо» всех подданных. Екатерина II пыталась объяснить подданным цели и намерения своего правительства. воспитание «гражданина», внедрения в сознание поданных концепции «общего благо» являлась составной частью государственной политики в области образования.

Вышеуказанные понятия являлись важным аспектом общественного воспитания. Идея «создания идеального человека и гражданина», «верного подданного» на пользу государства являлись значимой частью концепции реформирования школьного образования.



§ 2. «Становление системы народного образования (1760–1770 гг.)». Успех любых преобразований зачастую определяется как наличием социальной опоры, так и поддержкой общественного мнения. Выстраданная Екатериной II школьная реформа 80-х гг. XVIII века во многом определялось идеями, циркулировавшими в проектах российской элиты и ведомственных учреждений в 1760–1770-е годы. В силу этого представляется важным дать анализ данных проектов, показать степень влияния европейских просветителей.

Проекты школьных преобразований, составленных представителями ведомственных учреждений, Уложенной комиссии и отдельных государственных деятелей, освещает состояние образования Российской империи на протяжении XVIII в. Образовательные проекты объединяет, прежде всего, понимание важности проведения реформ в сфере образования. В проектах авторы выдвигали идею создания сети или системы школьного образования: определяли типы учебных заведений – низшие школы, гимназии и университеты; рассматривали организационную структуру учебных заведений и содержание образовательных программ.

В диссертационной работе определяется преемственность идеологического образовательного дискурса 60–70-х гг. и законодательных актов об образовании Екатерины II в 80-х гг. XVIII века. Заслуга деятелей в системе реформирования образования состоит в четкой постановке вопроса о создании специального органа по руководству школьным делом в стране и внесению рациональных, конструктивных предложений по решению частных вопросов. В свою очередь эти вопросы способствовали выработке новых подходов верховной власти в образовательной политике. В середине 1770-х гг. правительство приходит к решению стимулировать и поддержать создание общенародных школ, как в городах, так и в уездах.

Одним из общих признаков образовательных проектов являлось то, что проекты школьного реформирования составлялись по определенной структуре. В них были поставлены вопросы о преемственности обучения, о создании трехступенчатой системы образования, включавшей начальную школу, гимназию и университет. Проекты изучаемого времени следует рассматривать как одну из первых ступеней целенаправленной деятельности российской власти по созданию концептуальных основ образовательной реформы.



§ 3. «Формирование организационных принципов политики государства в области образования (1780–1786 гг.)». В данном параграфе анализируется интенции выбора Екатерины и ее правительства образовательной модели для Российской империи в начале 80-х гг. XVIII века. Практическое значение данного периода определилось судьбой предшествующих проектов учебных реформ 1760–1770-х годов.

В середине 1770-х годов Екатерина II вновь обратилась к проблемам образования в связи с разработкой законодательного акта «Учреждения для управления губерний» (7 ноября 1775 года). Взятый курс на централизацию и унификацию Российской империи должен был неизбежно привести к созданию единой массовой системы образования. Согласно «Учреждениям…» 1775 года в России впервые появился орган местного управления, ответственный за развитие образования, социальной защиты и здравоохранения – Приказ общественного призрения. По мере того как новые институты постепенно вводились в губерниях, Приказам общественного призрения, поручалось открывать школы и училища в городах и провинциях. Предполагаемая массовая школа должна была стать общеобразовательной и всесословной.

Решительные действия были предприняты императрицей после знакомства с опытом школьной реформы в Германии и особенно австрийской системы образования. В связи с этим в работе акцентируется внимание на существование европейских моделей образования (австрийская, немецкая школа) и реконструируются позиция императрицы о возможной адаптации одной из них к условиям Российской империи.

Важным аспектом становления государственной системы образования стало издание законодательного акта «Устава народным училищам в Российской империи» (5 августа 1786 г.). Сравнительный анализ «Устава народным училищам в Российской империи» и образовательных проектов 60–70-х гг. XVIII века выявил преемственность правительственной политики по отношению к образованию. При рассмотрении концепции общенародной системы образования анализируется роль государственных деятелей, сыгравших важное значение в ее формировании. Таких как академик Франц Ульрих Теодор Эпинус, сенатор, тайный советник П.В.Завадовский, сербский просветитель Ф.И.Янкович де Мириево.

Практическое значение Устава 1786 г. в истории народного образования определялось тем широким пониманием задач и объёма просвещения, на котором строились все предшествующие проекты образовательных реформ. Одним из их общих признаков было то, что характеристика школ и школьного реформирования составлялись по определённой схеме. В Уставе 1786 г. присутствовало понятие типа школы, определялась продолжительность обучения в ней, излагались основы учебного плана, перечислялись общеобразовательные предметы.

В третьей главе «Создание и развитие народных училищ в Казанской губернии (1786–1802 гг.)» рассматривается процесс реализации государственной политики в сфере образования на территории Казанской губернии. В главе анализируется численность учеников и учителей, их социальный состав, количество учебных предметов, жалованье учителей, пол и возраст учащихся, а также материальное положение Главного и малых народных училищ (1786–1802 гг.). Среди вопросов, поставленных в этой главе, важным является выявления результатов проведения образовательной реформы в Казанской губернии за 1786–1802 гг.



§ 1. «Учреждение общенародной школы в Казанской губернии (1786–1790 гг.)». Успех любого законодательного акта во многом зависит от его реализации на всей территории Российской империи. В диссертационной работе показывается общее и особенное в утверждении новых общеобразовательных учреждений в Казанской губернии, а также сложности, с которыми встречалась местная администрация в деле создания и развития народных училищ. Исследование этих проблем предполагало рассмотрение состояния образовательной инфраструктуры Казанской губернии к началу екатерининской школьной реформы.

Важным этапом образовательной реформы следует считать указ «Об открытии народных училищ» от 12 августа 1786 года, с которого началась реализация широкомасштабной школьной реформы. Открытие Главного народного училища (г. Казань) состоялось 22 сентября 1786 года. Учреждение малого народного училища (г. Чебоксар) – 30 августа 1789 г.

В работе анализируется церемониал открытия народных училищ, долженствующих показать населению значимость нововведений в сфере образования. При этом особо рассматривались приветственные речи духовенства и учителей, способствовавшие утверждению легитимности новых учебных заведений. В данных речах Екатерина II наделялась свойствами чадолюбивой материи, что коррелировало с понятием «Матери Отечества». В работе проведен анализ понятия «Мать Отечества», отраженного в речах духовных лиц и местной администрации во взаимосвязи с понятием «общее благо».

Успех проведения школьной реформы зависит от наличия подготовленного кадрового состава. В силу этого в работе рассматривается преподавательский состав Главного (г. Казань) и малого народного училищ в Казанской губернии (г. Чебоксар). При этом выявляется социальное происхождение учителей, уровень образования, а также ставится вопрос о наличии педагогических кадров на момент учреждения народных училищ.

Первоначальный состав учителей народных училищ Казанской губернии сформировался из выпускников духовных семинарий, которые должны были пройти подготовку в Санкт-Петербургской учительской семинарии, как это было положено по Уставу 1786 г. В работе рассматривается квалификация преподавателей в малых народных училищах, где образование учителей ограничивалось обычно неполным семинарским курсом. В силу того, что кадровый состав не был полностью укомплектован, приглашались учителя из других наместничеств – Симбирского наместничества, из уездов Московской губернии.

Анализ проведения школьных реформ в Казанской губернии способствовал рассмотрению социального состава учащихся в новых учебных заведениях и позволил сделать выводы о положительном восприятии образовательной реформы представителями различных социальных слоев Казанской губернии. Среди учащихся народных училищ числились не только представители дворянства и городских сословий, но и крепостные (дворовые) люди.

Успешность школьной реформы, во многом, отражает успеваемость учеников. В связи с этим в работе анализируются результаты проведения публичных испытаний учащихся с участием архиепископа, генерал-губернатора, попечителя и гостей из дворян и купечества. Впервые публичные экзамены состоялись в Казанском Главном училище 3 февраля 1777 г. Торжественные мероприятия, публичные испытания были призваны также поддерживать общественный интерес к новой школе.

В работе анализируется материальное обеспечение народных училищ. В Уставе 1786 года, регламентировавшего учебный процесс, отсутствовали положения о средствах на содержание училищ. Рассматриваются те общественно-политические силы, которые способствовали финансированию народных училищ в Казанской губернии: Приказ общественного призрения, городское общество и частные благотворители.

На казанский Приказ общественного призрения возлагались обязанности распоряжаться денежными средствами, строительством и содержанием зданий училища, выплатой жалованья учителям и служащим училища, обеспечением училищ учебными книгами и пособиями. Однако Приказ общественного призрения не мог полностью обеспечить финансирование деятельности народного училища. С данной проблемой столкнулись почти все приказы, созданные в других губерниях Российской империи.

Основным источником финансирования училищ как Главного, так и малых являлись средства местных благотворителей. В работе рассматривается роль дворянства как местного благотворителя. Вместе с тем, местная администрация, добиваясь успехов в распространении образования, предпочитала обставлять пожертвования как проявление общественной активности в лице отдельных сословий.

Реализация образовательной реформы в губерниях во многом зависела от личного участия в этом процессе руководителей местной администрации. При изучении механизмов управления учебными заведениями особое внимание уделяется представителям местной администрации – губернаторам И.А.Татищеву, С.М.Баратаеву. В работе анализируются поездки этих лиц в ряд уездных городов – Свияжск, Цивильск, Ядринске, Козьмодемьянск, Чебоксары, целью которых было оказание финансовой помощи при открытии малых училищ.

Первые положительные результаты образовательной реформы в Казанской губернии (1786–1788 гг.) выразились в высоком росте учащихся в Главном народном училище на 1,6% (г. Казань).

При проведении школьных преобразований возник ряд проблем, связанный с формированием контингента учащихся, часть из которых рекрутировалась из состава гимназий. В работе ставится вопрос о том, почему господствующее сословие не видело для себя стимулов для продолжения обучения в новых учебных заведениях. В связи с этим анализируется отношение дворянства к качеству преподавания в училищах.

Результаты первого этапа реализации образовательной политики (1786–1790 гг.) выглядели следующим образом: во-первых, практически не изменился состав и количество учителей Главного и малого народного училища Казанской губернии. В Главном народном училище с момента открытия работали 4 учителя. Что касается малого училища в г.Чебоксары, то в связи с расходами Приказ общественного призрения вынужден был согласиться содержать в штате одного учителя вместо двух; во-вторых, наблюдается спад числа учеников на начало 1791 года на 21,4 %; в-третьих, численность обучаемых в малом училище г.Чебоксары в 1791 г. оказалось больше (43 чел.), чем в открытом ранее училище Пензенской губернии (36 чел.)




следующая страница >>