Рассказ записан Корниенко Е. Ю. со слов его сына Оглоблина Михаила Гавриловича - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Рассказ записан Корниенко Е. Ю. со слов его сына Оглоблина Михаила Гавриловича - страница №1/1

Оглоблин Гаврила Андреевич

1908-1941
рассказ записан Корниенко Е.Ю. со слов его сына

Оглоблина Михаила Гавриловича

(сторож д/с 445 Ленинского р-на г. Новосибирска в 2005 году)
«В начале войны мне было неполных пять лет, но я помню, как мой отец, придя с работы, склонялся над радиоприемником, слушая последние сводки с фронта. А они были тревожными. Фашисты рвались к Волге под Сталинградом, блокировали Ленинград, повсюду шли жестокие бои с большими потерями с нашей стороны. Жили мы в деревне Оглоблино, на севере Иркутской области. Отец наш, Гаврила Андреевич, работал в то время председателем большого колхоза, и имел бронь, несмотря на это он добровольно записался в Сталинскую дивизию. Помню, как мать со слезами собирала его на фронт, окруженная тремя ребятишками. А через два месяца после отъезда отца мама родила четвертого, брата Гену. А еще через три месяца на отца пришла похоронка: «Ваш муж геройски погиб, защищая Родину...»

Как мы выжили в то суровое время, одному Богу известно. Терпели и холод, и голод.



Но в деревне жили дружно, помогая друг другу, делились последним - ведь всех объединяла общая беда - война. Помню тот светлый майский день, когда все жители деревни собрались возле правления колхоза и дядька в погонах объявил, что война закончилась победой русских. Что было! И плакали, и смеялись, и обнимались.

Вскоре с войны стали возвращаться фронтовики - кто без ноги, кто без руки. Встречали их женщины с ребятишками. Первым вопросом было: «Нашего, не видел там?» И не редко на глазах закаленных бойцов навертывались слезы. Они чувствовали себя виновными в том, что они живые, а его товарищ уже никогда не вернется. Несколько фронтовиков уверяли маму в том, что видели отца живым. Сейчас я понимаю, что они, глядя на многодетную вдову, просто не могли говорить другое. Все реже и реже приходили фронтовики, а отца все не было, и наши детские сердца сжимались от горя и предчувствия. Что мы его больше никогда не увидим. Наш отец жил и погиб, неуклонно соблюдая принцип «Прежде думай о Родине, а потом о себе». Думаю, что мы, его дети, не посрамили честь отца и выросли достойными его памяти».