Проблема советского гражданства для эмигрантов в послереволюционный период - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Проблема советского гражданства для эмигрантов в послереволюционный период - страница №1/1

Бочарова З. С. Алексеев В.В.

ПРОБЛЕМА СОВЕТСКОГО ГРАЖДАНСТВА ДЛЯ ЭМИГРАНТОВ В

ПОСЛЕРЕВОЛЮЦИОННЫЙ ПЕРИОД

Проблема юридического положения беженцев-россиян для отечественной исто-риографии относительно нова. Но в последнее время к ней все активнее обращаются исследователи занимающиеся историей русской эмиграции. Это вполне закономерно по-скольку от ее решения зависела жизнедеятельность российского зарубежья: расселение трудоустройство возвращение на родину и пр. Частью этой проблемы а также иных проблем связанных с реэмиграцией является вопрос о российском гражданстве эмигран-тов. В государственной практике большевиков гражданство являлось инструментом политики направленной на раскол и дробление белой эмиграции решение задач развития экономики за счет привлечения необходимых специалистов из за рубежа в какой-то мере преодоление дипломатической изоляции.

Под гражданством понимается юридически оформленная принадлежность лица к данному государству следствием чего является распространение на него прав и обязанностей установленных законодательством этого государства с обеспечением государственной защиты его прав1. В СССР гражданская принадлежность прежде всего регулировалась последовательно проводимым в жизнь классовым принципом разделением народонаселения на “трудящихся” и “буржуев-эксплуататоров”. Поэтому в 1920-х годах понятие советского гражданства строилось “на совершенно особых основаниях отличных от оснований буржуазного мира”. “В соответствии с классовой природой советского государства” политических прав лишалась буржуазия и в то же время ими наделялись трудящиеся иностранцы2.

Создавая институт советского гражданства большевистскому правительству за рубежом приходилось применять его в отношении нескольких групп населения: поддан-ных Российской империи оказавшихся за границей до октября 1917 г. русских военно-пленных и интернированных в ходе первой мировой войны гражданских лиц остатков белой армии и беженцев ушедших на территорию иностранных государств послереволю-ционной эмиграции.

Фактические основания для введения института гражданства в Советской России были заложены вскоре после взятия большевиками власти свои руки. Прежде всего это выразилось во введении в декабре 1917 г. паспортно-визового режима при въезде-выезде из РСФСР что вытекало из стремления установить тотальный контроль за всеми связями советской республики и заграницы3. Вместе с тем советское правительство всячески ста-ралось привлекать на свою сторону всех сочувствующих делу социализму за рубежом для чего процесс получения советского гражданства для иностранцев всемерно облегчался. Первые законодательные акты на эту тему – декрет ВЦИК “О приобретении прав россий-ского гражданства” от 5 апреля 1918 г. и развивающий его “О принятии иностранцев в российское гражданство” от 22 августа 1921 г. а также Конституция РСФСР 1918 г. – пре-доставляли широкие возможности для вступления в советское гражданство трудящимся иностранцам. О гражданах же бывшей Российской империи оказавшихся после револю-ции за границей в них не говорилось. Относительно них был издан декрет от 13 июля 1918 г. которым беженцам и эмигрантам предлагалось в течение месяца со дня издания декрета возбудить перед НКВД ходатайство о выходе из российского подданства. Две недели спустя новым законом все беженцы не воспользовавшиеся предоставленным им данным правом и не заявившие о выходе из русского гражданства были объявлены под-данными РСФСР 4. Впрочем Ю.Фельштинский полагает что этот закон не имел реальной силы поскольку по сути дела был отменен декретом от 16 августа 1918 г.5.

Декрет ВЦИК и СНК РСФСР от 28 октября и заменивший его декрет от 15 декабря 1921 . г. “О лишении прав гражданства некоторых категорий лиц находящихся за грани-цей”6 создавали новую юридическую ситуацию для российской эмиграции. Пункт а) пер-вой статьи декрета устанавливал что лица пробывшие за границей беспрерывно более 5 лет и не получившие от советских представительств загранпаспортов или соответствую-щих удостоверений до 1 июня 1922 г. лишаются права российского гражданства. (В при-мечании к этому пункту говорилось о нераспостранении этих сроков на иностранные го-сударства где нет представительств РСФСР). Гражданства также лишались лица выехав-шие из России после 7 ноября (по новому стилю) 1917 г. без разрешения советской власти и добровольно служившие в армиях сражавшихся против советской власти или участво-вавшие в какой бы то ни было форме в контрреволюционных организациях. Но и они мо-гли при собственном желании и наличии дипломатических представительств РСФСР в странах-реципиентах стать гражданами советской республики7. Одновременно с этим на основании декрета СНК от 4 июля 1923 г. “О регистрации находившихся за границей русских военнопленных и интернированных и возвращении их в РСФСР” бывшим рос-сийским подданным предлагалось зарегистрироваться в полномочных советских пред-ставительствах за рубежом а лицам призывного возраста - под страхом уголовного нака-зания немедленно вернуться в СССР8.

После образования СССР на 2-й сессии 2 созыва ЦИК 29 октября 1924 г. было утвер-ждено “Положение о союзном гражданстве” которое в сответствии со Ст.7 Конституции СССР вводило единое союзное гражданство9. Статья 8 данного Положения предусматри-вала специальный т.е. устанавливаемый особым законодательством льготный порядок принятия в гражданство СССР сельскохозяйственных и промышленных иммигрантов “репатриантов реэмигрантов и лиц возвращающихся в Союз ССР на основании догово-ров с иностранными государствами”. Утратившими гражданство СССР признавались “ли-ца которые выехав за пределы территории Союза ССР как с разрешения органов Союза ССР или союзных республик так и без такового разрешения не возвратились или не воз-вратятся по требованию соответствующих органов власти”10. Кроме того советские граж-дане могли быть лишены гражданства по приговору суда причем данное положение зад-ним числом распространялось на советских подданных уже высланных ранее за пределы советских республик11. Постановление Президиума ЦИК от 13 ноября 1925 г. окончатель-но определило что лица находящиеся за границей и пропустившие установленные сроки регистрации без уважительной причины – бывшие военнопленные интернированные во-еннослужащие царской и красной армий амнистированные т.е. служившие в белых ар-миях и принимавшие участие в контрреволюционных выступлениях- считаются утратив-шими советское гражданство и всякие ходатайства их о приеме в таковое рассматривают-ся в общем порядке существующем для иностранцев12.

Параллельно уточнялась соответствующая юридическая терминология. Иммигран-тами именовались лица являющиеся иностранцами или натурализовавшиеся за границей репатриантами – эвакуируемые в силу межгосударственных договоров под реэмигран-тами имелись в виду лица сохранившие или восстановившие российское (советское) гражданство13.

Постановление ЦИК от 20 октября 1924 г. было отменено в результате утверждения 13 июня 1930 г. нового “Положения гражданстве Союза ССР” которое в свою очередь было заменено Положением от 22 апреля 1931 г.14 Отныне лица утратившие гражданство СССР или лишенные его могли быть восстановлены в нем лишь по постановлению Президиума ЦИК СССР. Ради привлечения квалифицированной рабочей силы из-за за рубежа допускалось приобретение гражданства СССР в упрощенном порядке в том числе за границей по постановлению полномочного представителя СССР.

Таким образом была создана необходимая правовая база регулирующая вопросы об-ретения советского гражданства и все эмигранты-россияне кто желал и имел возмож-ность его принять могли сделать это. Однако вне поля действия советских законов о гражданстве оставались россияне в тех странах с которыми СССР не установил диплома-тические отношения а также ярые “антисоветчики” не принимающие Россию советскую и по-прежнему считающие себя гражданами Российской империи.

“Полоса признания” СССР на рубеже 20-30-х годов расширила возможности для рос-сиян принять советское гражданство и вернуться на родину. В это время Советский Союз установил дипломатические отношения с 11 странами в которых имелись официальные представительства могущие рассматривать вопрос о предоставлении советского гражданства. Более сложной была проблема с эмиграцией вне евразийского континента. Дело в том что самое большое число “старых” эмигрантов т. е. выехавших из России до октября 1917 г. находились в США с которыми дипломатические отношения были установлены только 16 ноября 1933 г. И формально-юридически они продолжали счи-таться российскими гражданами. В Новый Свет (преимущественно в США) основная масса эмигрантов из России стала переселяться начиная с 90-х годов XIX столетия численность их в начале XX в. достигла 2900 тыс. Правда в этническом отношении большая их часть являлась поляками евреями литовцами финнами т.е. жителями бывших западных окраин Российской империи ставших после революции суверенными государствами и уже не имеющих отношения к Советской России. Число собственно русских украинцев и белорусов в США составило к 1915 г. примерно 300 тыс.15 Канадский ценз 1921 г. зафиксировал их в количестве 100 тыс. Эти эмигранты приехали в основном с целью заработка и с намерением возвратиться в Россию. Но многие из них смогли реализовать это стремление только после окончания Великой войны т.е. после окончательного утверждения советской власти. В 20-30-е годы многие русские американ-цы стали возвращаться в качестве специалистов в рамках всемерно поощряемой советским правительством трудовой промышленной и сельскохозяйственной иммиграции по договорам с различными хозяйственными советскими органами или в качестве туристов. На основании декрета 15 декабря 1921 г. а также пункта 3 “Положения о союзном гражданстве” от 22 апреля 1931 г. каждое лицо находящееся на территории Союза ССР признавалось гражданином СССР если не была доказана его принадлежность к гражданству иностранного государства. Таким образом бывшие российские граждане прибывшие из США рассматривались законодательством СССР как советские. Это укладывалось в российскую традицию: ни в царское время ни в Советском Союзе не признавалось автоматического выхода из русского позже советского гражданства. Вот почему эмигрировавшие за границу в частности в Америку если даже они приобретали американское гражданство продолжали рассматриваться в России как русские поддан-ные. Поэтому такого рода американские граждане в дореволюционную Россию ездить избегали и на этой почве было много конфликтов между царским правительством и Соединенными Штатами.

С началом индустриализации советское руководство стало поощрять возвращение в СССР тех кто мог быть полезен в качестве квалифицированных специалистов для реше-ния народохозяйственных задач. Этот процесс был поставлен на организованную основу. Контроль за сельскохозяйственной и промышленной иммиграцией возлагался на Посто-янную Комиссию СТО по иммиграции и реэмиграции. В нее входили представили пред-ставители НКИД НКЗема ВСНХ ВЦСПС генеральный инспектр НКПС. В заседаниях Комиссии также принимал участие постоянный представитель ОГПУ.

Официально в 1920-е – начале 1930-х годов из США в Россию можно было попасть только через Общество технической помощи Советской России. Однако массы нелегалов прибывали на кораблях в Гамбург пытаясь здесь получить разрешение на въезд от совет-ского представительства16.

По прибытии же российских американцев в Советский Союз в рамках промышленной и сельскохозяйственной реэмиграции через НКИД и хозяйственные органы они нередко оказывались в сложной ситуации порождавшей многочисленные протесты с их стороны. Дело в том что советская администрация требовала от прибыв-ших получить советский паспорт дабы решить тем самым утилитарные задачи экономии средств на оплату труда и содержание заграничного специалиста более жесткого контроля за ними и т. п. Об этом достаточно откровенно заместитель председателя ВСНХ СССР Павлуновский говорил в письме (10 августа 1931 г.) заместителю ОГПУ Акулову: “Безработица в САСШ повлекла за собой новый вид интуризма  который связан с поиска-ми у нас работы. Т.к. в первую очередь с американских предприятий увольняются эми-гранты то к нам в Союз стали приезжать выходцы из бывшей России. Среди них мы име-ем возможность отобрать высоквалифицированных рабочих и использовать их на наших новых заводах с оплатой их полностью в советской валюте. Расходов на проезд их мы также никаких не несем и в отношении их не принимаем обязательств с которыми связа-но приглашение иностранных рабочих из заграницы в порядке вербовки. … Но админист-ративные отделы как правило отказывают выходцам из бывшей России в выдаче видов на жительство в СССР до принятия ими совгражданства. В то же время при заключении договоров с иностранными рабочими указанной категории на месте – в САСШ виды на жительство им выдаются хотя они и не принимают советского гражданства. Мы просим … не делать ограничения в разрешении жительства в СССР тем выходцам из бывшей России которых по своей квалификации и специальности целесообразно использовать на работе в Союзе”17. Но власти сталкивались с регулярными отказами от совпаспортов т.к. при получении разрешения на въезд реэмигрантов никто не предупреждал о том что на территории Союза они будут считаться советскими гражданами. НКИД в 1931 г. по вопросу о практикуемой Административным отделом Моссовета (а также ВСНХ НК РКИ) системе принудительной натурализации американских граждан из бывших русских подданных приезжающих в СССР по американским паспортам дал следующее за-ключение. Было отмечено что власти “ни в какой мере не заинтересованы в том чтобы увеличивалось число проживающих на территории СССР иностранных граждан пользу-ющихся в некоторых отношениях известными преимуществами перед гражданами СССР и могущих прибегать к защите иностранных миссий ”. Особенно нежелательным отмечалось являлось бы увеличение числа проживающих в СССР иностранцев – бывших выходцев из России. Существовала давняя практика не разрешать въезда в СССР бывшим эмигрантам из России или разрешая въезд обуславливать его тем что въезжающий соглашается чтобы его рассматривали в СССР не как иностранного – в частности не как американского гражданина а как гражданина СССР.

Это прежде всего относилось к тем слоям иностранцев из русских выходцев в приезде которых власти не были заинтересованы. Кроме того рассмотрение их как советских граждан считалось возможным лишь в том случае если при выдаче въездной визы письменно под расписку объявили каждому такому желающему въехать что он будет расцениваться в России как советский гражданин. Подпись въезжающего под такого рода заявлением была равносильна его согласию на то условие которым оговаривали выдачу ему разрешения на въезд18.

Разумеется подобная линия в отношении специалистов-иностранцев хотя бы и из русских подданных в приезде которых власти были заинтересованы могла бы их от-пугнуть. Кроме того повысились бы требования вербуемых специалистов что понуждало бы включать их зарплату дополнительные суммы за риск паспортных и других неприят-ностей. Оценка НКИДом практики Административного отдела Моссовета была следую-щей: “система представляет из себя политическое головотяпство не могущее принести нам никакой пользы и грозящее серьезными неприятностями политического и делового характера”19. Наиболее здравомыслящие руководители полагали логичным считать лицо возбудившее ходатайство об американском гражданстве и советской визе имеющее возможность заявить о своем желании остаться советским гражданином и не сделавшее этого вполне заслуживающим применения закона 15 декабря 1921 г.

В июне 1931 г. на совещании в котором участвовали представители НКИД ОГПУ Моссовета был выработан проект дополнений к декрету 15 декабря 1921 г. Предлагалось разъяснить действующий закон в том смысле что лица выехавшие до 25 октября 1917 г. и натурализовавшиеся за границей не могут рассматриваться как советские граждане. В результате 27 мая 1933 г. ЦИК и СНК приняли постановление “О бывших российских подданных уехавших за границу до 25 октября 1917 г. и принявших иностранное гражданство или подавших заявление о принятии их в иностранное гражданство” в соот-ветствии с которым означенные лица не считались гражданами СССР20.

Промышленные и сельскохозяйственные реэмигранты делились на категории: а) не-квалифицированные рабочие б) квалифицированные рабочие в) лица высокой трудовой квалификации /инженеры техники и т.д./ г) лица либеральных профессий /врачи юристы и пр./ д) земледельцы. Последнее слово с точки зрения экономической целесообразности въезда реэмигрантов оставалось за КомСТО. Именно она сообщала НКИД список профес-сий необходимых для народного хозяйства России21. Остальным приходилось рассчиты-вать только на отказ. Ввиду невозможности отказывать лицам ходатайствующим о признании их сохранившими право гражданства только потому что они подпадая под категорию нежелательных промышленных и сельскохозяйственных реэмигрантов не могут быть допущены в данное время в СССР им коль скоро они признавались сохранившими право гражданства выдавали заграничные виды на жительство но в визе отказывали не запрашивая центр. Лишь в случаях когда заявление написано было в адрес ЦИК СССР его вынуждены были принять. Заявления от земледельцев принимались только при условии представления справки от уездных земельных отделов о том что у них или членов их семей имеется земельное хозяйство не разрушенное или поддающееся восстановлению.

Другой категорией лиц принимавших советское гражданство в облегченном порядке были репатрианты т.е. возвращающиеся в РСФСР (СССР) на основании договоров с иностранными государствами. Прежде всего это касалось военнопленных. К середине 1920-х годов РСФСР подписала такие соглашения с 19 странами22. Амнистии 3 ноября 1921 г. и 9 июня 1924 г. предоставляли возможность рядовым солдатам бывших белогвардейских формирований вернуться в Россию на общих основаниях с возвращающимися на родину военнопленными. Офицеры могли получить амнистию только в индивидуальном порядке.

Для возвращения в Россию и следовательно льготного получения советского гражданства в отдельные категории выделялись калмыки (в связи с принятием специ-ального постановления об амнистии 2 октября 1922 г.)23 немцы Поволжья (в связи с выполнением п.4 постановления ЦИК и СНК АССР Немцев Поволжья от 5 апреля 1924 г.)24 перебравшиеся в годы гражданской войны и интервенции в Германию и ряд подоб-ных групп российских граждан. Рассматривался вопрос о выделении в особую категорию русских завербовавшихся во французский иностранный легион. Однако Англо-Роман-ский отдел НКИД посчитал это излишнимпоскольку легионеры вербовались преиму-щественно из солдат бывших белых армий и экспедиционного корпуса и настаивал на необходимости “разбирать каждое из них в отдельности подходя к вопросу о гражданстве и паспорте исключительно с точки зрения возможности разрешить данному лицу въезд и проживание в СССР”25.

Коллективное ходатайство перед правительством СССР о восстановлении в правах гражданства и разрешении въезда в пределы СССР становилось одной из основных задач в деятельности Союзов возвращения на родину (Совнарод) во Франции и Болгарии. Но если в Болгарии Совнароду были предоставлены действительно широкие права в плане содействия в восстановлении гражданства то французский Совнарод находившийся под опекой генерального консула в Париже О. Ауссема (позже – второго секретаря Полредства Л. Б. Гельфанда) не имел никаких оснований полагать что он будет “выполнять все консульские обязанности или по меньшей мере что консульство будет паспорта и проходные свидетельства пачками передавать обществу для раздачи реэмигрантам”26. Из 45 тыс. человек прошедших через Совнарод во Франции с 1925 по 1928 гг. менее половины вернулись в Россию. Некоторые получили советское гражданст-во без права какое-то время посещать СССР.

Иногда институт гражданства применялся как способ наказания так называемых невозвращенцев. Перспектива лишения российского гражданства грозила тем кто не хотел возвратиться на родину несмотря на требования властей. Впрочем советские власти довольно гибко подходили к этому вопросу. Яркий пример – попытка лишения советского гражданства Александры Львовны Толстой в связи с конфликтом между ней и НКПросом. Суть его состояла в том что Толстая будучи несогласной с идеологизацией и политизацией школ (в частности учебного процесса в опытной станции “Ясная Поляна” которой она заведовала) во время своей поездки за границу решила не возвращаться в СССР. Это обстоятельство породило переписку между наркомом просвещения А. С. Буб-новым и зам. НКИД Н. Н. Крестинским по поводу возможности публичного лишения Толстой советского гражданства. В письме от 26 июля 1931 г. Н.Н. Крестинский высказал следующую точку зрения: “Лишение невозвращенца прав советского гражданства и объявление его вне закона есть наше право а не обязанность. Есть немало невозвращенцев гораздо более злостных чем А. Л. Толстая которых мы до сих пор вне закона не поставили и которых из нашего гражданства не исключили. А ведь мы могли бы делать это по отношению к ним без всякого риска вызвать против себя международную кампанию в печати ибо лица эти никому не известны и никого не интересуют.

Если мы допускаем подобную мягкость (и правильно) по отношению к многочисленным рядовым безымянным невозвращенцам то что обязывает нас непременно начинать дело против А. Л. Толстой. Уехала от нас мало нам нужная старая женщина которая видит что жизнь у нас развивается не по-толстовски что перспектив развития толстовского движения в СССР нет и что гораздо большую и лучшую аудиторию для себя найдет она в буржуазных странах. … для нас важно то что она нам не нужна что мы с ее отъездом не теряем ни политически ни в деловом смысле; если же мы объявим ее вне закона или хотя бы опубликуем о лишении ее советского гражданства если даже мы выступим с полемической против нее статьей то мы сами придадим этому делу такое значение которого она не заслуживает привлечем к нему внимание мировой прессы и подымем против себя кампанию в связи с лишением гражданства дочери притом любимой дочери самого Льва Толстого.

Политически это нам повредит и начинать всей этой истории по-моему не сто-ит ”27.



Таким образом институт советского гражданства выступал рычагом регулирования внешней миграции. В Советскую Россию допускались лица которые могли бы найти себе применение в народном хозяйстве республики что не способствовало распылению эмиграции. Хотя основным фактором предоставления гражданства являлся экономический право принятия гражданства или лишение его также выступало и в качестве политического давления на лиц не желающих вернуться в Россию по идейным причинам. В соответствии с классовой природой советского государства в привилегированном положении оказывались рабочие и крестьяне. Именно им в первую очередь предоставлялась возможность льготного получения советского гражданства. Но многие не только не могли но и не хотели менять гражданство уже не существующей Российской империи на советское. Это являлось одним из показателей непримиримости эмигрантов по отношению к большевистской власти.


1 Большая советская энциклопедия (БСЭ). Изд.3-е. Т.2. М.1970. Ст.119.

2 БСЭ. Изд.1-е. Т.18. М. 1930. Ст. 752.

3 Фельштинский Ю. К истории нашей закрытости. Законодательные основы советской иммиграционной и эмиграционной политики. М. 1991. Ст. 6.

4 Там же. Ст. 19.

5 Там же. Ст. 48.

6 Собрание узаконений и распоряжений Рабочего и Крестьянского правительства. 1921. №72. Ст.578; 1922. №1. Ст.11.

7 К 1 июня 1922 г. РСФСР имела дипломатические отношения с семью странами среди которых лишь в двух – Германии и Финляндии – имелись значительные колонии российских эмигрантов. Сюда же можно причислить ряд стран с которыми были заключены торговые отношения.

8 Фельштинский Ю. Указ. соч. Ст. 43 115-116.

9 Собрание законов и распоряжений Рабоче-Крестьянского правительства СССР издаваемое Управлением Делами СНК СССР (далее СЗ). 1924. №23. Ст.202.

10 Там же.

11 Фельштинский Ю. Указ. соч. Ст. 118.

12 СЗ. 1925. №77. Ст. 581.

13 АВП РФ. Ф. 082. Оп. 7. П. 17. Д. 26. Лл.1013.

14 СЗ. 1930. №34. Ст.366 367; 1931. №24. Ст. 195196.

15 Народы России. Энциклопедия. М. 1994. Ст. 55.

16 АВП РФ. Ф. 082. Оп. 6. П. 14. Д. 46. Лл.1-4.

17 Там же. Л. 32.

18 АВП РФ. Ф. 010. Оп. 2. П. 6. Д. 18. Л.11.

19 Там же. Л.12.

20 СЗ. 1933. №34. Ст.200.

21 АВП РФ. Ф. 082. Оп. 7. П. 17. Д. 26. Лл.18-21.

22 ГА РФ. Ф. 1235. Оп. 140. Д.298. Л.3.

23 АВП РФ. Ф. 0132. Оп. 6. П. 260. Д. 129. Подпапка 3. Л. 82 92 95; Оп. 5. П. 115. Д. 149. Лл. 1-11; Оп. 5. П. 115. Д. 150. ЛЛ. 4 5 и др.

24 АВП РФ. Ф. 082. Оп. 7. П. 17. Д. 26. Лл.1 4 6 8 и др.

25 АВП РФ. Ф. 0136. Оп. 8. П. 108. Д. 140. Лл. 28 30.

26Там же. Л. 4.

27 АВП РФ. Ф. 010. Оп. 2. П. 6. Д. 18. Л. 30-31.