При Посольстве России в Испании Первая ученическая исследовательская конференция Образ Дон Хуана: от Тирсо де Молина до Пушкина - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
При Посольстве России в Испании Первая ученическая исследовательская конференция - страница №1/1



Средняя общеобразовательная школа

при Посольстве России в Испании

Первая ученическая исследовательская конференция

Образ Дон Хуана: от Тирсо де Молина до Пушкина

Выполнила

ученица 9-го класса

Юдина Анастасия

г. Мадрид

март 2009 года

СОДЕРЖАНИЕ

Введение……………………………………………….... 3

I. Появление литературного образа…………………............. 4

II. Эволюция образа героя в разных странах и эпохах…............. 5

1.Образ Дон Жуана в творчестве Жана-Батиста Поклена де Мольера. 5

2. Образ Дон Жуана в творчестве Э.Т.А. Гофмана................................... 7

3. Пушкинская эпоха Дон Хуана................................................................... 8

  1. Дон Гуан - Дон Хуан Пушкина....................................................... 10

Заключение..................................................................................................... 13

Источники....................................................................................................... 14



Приложения:

  1. Портрет Тирсо де Молина

  2. Портрет Мольера Ж. Б.

  3. Портрет Гофмана Э. Т. А.

  4. Портрет Пушкина А. С.

  5. Материалы для презентации


Введение

Испанская легенда о Дон Жуане (Дон Хуане) — одна из знаменитейших средневековых легенд. В Испании Дон-Хуан считается одним из самых популярных литературных персонажей всех времен и народов. Его образ вдохновил многих классиков мировой литературы от Мольера до Пушкина и продолжает эволюционировать вплоть до наших дней, без конца изменяясь. Одной из первых литературных обработок легенды явилась пьеса испанского драматурга Тирсо де Молина «Севильский озорник, или Каменный гость», в которой Дон Жуан изображён дерзким нарушителем моральных и религиозных норм. Он не знает ни страха, ни раскаяния и бросает вызов самой смерти. Такой характер мог появиться только в эпоху Возрождения, на пороге нового времени; таким он и вошёл в последующую литературу. С XVII века до наших дней появилось множество литературных, театральных и музыкальных произведений о Дон Жуане, по-разному освещавших его образ.

В своей работе я хотела бы кратко проследить историю эволюции данного образа, выделить характерные черты, которыми наделяли его авторы, жившие в различных эпохах, а также показать, как великий русский поэт А.С. Пушкин сумел воплотить в своем произведении гений испанского народа, создавшего этот бессмертный характер обольстителя, романтика, философа.

В работе над данной темой были использованы многие источники, однако большая часть информации была взята из статьи ведущего компаративиста, специализирующегося в области изучения русской литературы Всеволода Багно "Образ Дон Жуана", сайта www.wikipedia.ru, а также из очерков сотрудников российских периодических изданий и журналистов, аккредитованных в Испании.



I. Появление литературного образа

ДОН ЖУАН (или Дон Хуан по-испански) — один из мировых образов, не перестающий на протяжении почти четырех столетий волновать писателей, философов, художников, музыкантов.

Легенда о средневековом ловеласе, соблазнителе и нарушителе всех моральных норм, возникла в Испании много столетий назад и долго жила лишь в народном фольклоре — в балладах Галисии и Кастилии-Леона. Между тем, некоторые исследователи утверждают, что Дон Хуан Тенорио — лицо историческое. Он якобы упоминается в хрониках и списках рыцарей при дворе кастильского короля Педро Жестокого, царствовавшего в XIV столетии. По преданию, Дон Хуан убил однажды на поединке благородного дона Гонсало де Ульоа, защищавшего честь своей дочери. Люди убитого заманили соблазнителя в монастырь и закололи. Чтобы скрыть убийство, они распространили слух о том, будто дон Хуан был низвергнут в ад оскорблённой им статуей дона Гонсало. Тогда подобная версия вполне отвечала народным поверьям.1

Формально создателем классического литературного образа Дон Жуана считается испанский монах Габриель Тельес, издавший в 1630 году под псевдонимом Тирсо де Молина нравоучительную комедию в трех действиях «Севильский озорник, или Каменный гость» («Burlador de Sevilla у Convidado de Piedra»).2

В пьесе де Молина Дон Хуан, после ряда любовных приключений, пробирается под видом своего друга, маркиза, к его невесте донне Анне. Обман замечен. Прибежавший на крик отец, командор, убит. Дон Хуан спасается бегством, во время которого успевает соблазнить поселянку Аминту. Возвратившись в Севилью, он случайно попадает на могилу командора. Прочитав надпись, грозящую местью убийце, Дон Хуан хватает за бороду статую и приглашает её на ужин. Та является и в свою очередь зовёт дона Хуана к себе. Верный данному слову, дон Хуан приходит на могилу. После адской трапезы оба проваливаются. Заключительная сцена происходит в присутствии короля. Король велит его казнить. Но слуга дона Хуана сообщает, что господина его постигла божья кара.

У Тирсо де Молина Дон Хуан — соблазнитель («всегда моим величайшим удовольствием было соблазнить женщину и, обесчестив, покинуть её»), которого не столько влечет наслаждение, сколько борьба за подчинение женщины его воле. Лёгкие победы ему безразличны. Хищник и завоеватель, авантюрист и дуэлянт, он наделен всеми свойствами идеального дворянина: красотой, храбростью, чувством чести. Он не вольнодумец и не безбожник, а лишь аморальный упрямец, который знает, что за его грехи неотвратимо последует расплата, но не останавливается в своих распутных похождениях и не приносит должного раскаяния, полагая, что у него еще достаточно времени.1

Благочестивый монах Габриель Тельес задумал свою пьесу как критику нравов его эпохи. Он не восхвалял, а порицал молодых повес за соблазнение дам и девиц. Но в глазах многих современников его Дон Хуан превратился в героя-любовника, способного на любые безрассудства ради обладания предметом своей страсти. И вскоре в Севилье молодые кабальеро стали вести себя именно «по-донжуановски».



II. Эволюция образа героя в разных странах и эпохах

В XVII – XVIII вв. появилось множество переработок пьесы Тирсо де Молины и самостоятельных драматических произведений на сюжет о Дон Хуане. Главной характеристикой героя в этот период оставалось его распутство, представленное в разнообразных интригах. Именно универсальность донжуанства как бытового явления позволила мифу, сформировавшемуся на испанской почве, быстро стать явлением мирового значения. Бродячие испанские труппы принесли с собою образ Дон Хуана в Италию, а затем он проник и во Францию, где в его чертах, наряду с порочностью, появляется яркое и циничное безбожие.



1.Образ Дон Жуана в творчестве Жана-Батиста Поклена де Мольера.

Законов об охране авторских прав четыреста лет назад еще не было, известный французский драматург Жан-Батист Мольер, взяв за основу пьесу Тирсо де Молина, спустя полвека предложил свой вариант, переделав имя героя на французский манер, назвал его Дон Жуаном. В своей комедии «Дон Жуан или Каменный пир» («Don Juan, ou le Festin de Pierre»),2 поставленной в 1665г., автор впервые лишил героя отличительных особенностей его испанского происхождения и ввел в пьесу французскую действительность своего времени. Он отбросил внесенный итальянцами комизм и уничтожил клерикальный оттенок, столь характерный для Тирсо де Молина. Вызвавшая раздражение церкви, пьеса была снята со сцены уже после пятнадцатого представления.

История бессердечного обольстителя у Мольера разработана в сатирическом ключе. Порицая в своем персонаже склонность к прелюбодейству и обману, великий французский драматург, тем не менее, совершил то, чего так опасался его испанский предшественник, - он не смог отказать «озорнику из Севильи» и в значительных достоинствах. Герой Мольера обаятелен, храбр и остроумен. Среди героев комедий Мольера Дон Жуан самый привлекательный. Ему чужда назойливость, а ханжество у артистичного дворянина выглядит грациозно. Радостное жизнелюбие героя особенного свойства: он словно постиг все законы бытия и чувствует себя избранником, которому ничего не стоит остановить время, сделать врага другом, покорить в миг любую красавицу. Поведение его может показаться противоречивым: он смеется над женскими чувствами, но почти по-братски расположен к слуге Сганарелло, он безразличен к тому, о чем говорят, о нем “ в свете “, но бросается на помощь к незнакомцу, попавшему в беду. Он дерзок и бесстрашен, но может и удрать от преследователей, переодевшись в костюм крестьянина.

Мы не можем истолковать вину героя, не учитывая быта и идей того времени. В пьесе автор выстраивает для своего героя удивительно обыденный мир: здесь снуют кредиторы, папаша “ читает прописи “. Одним словом, в реальности не существует ничего “ чудесного и божественного “, пока не появляется статуя командора и не делает свое дело. Ей предшествует предупреждающий герой - призрак женщины под вуалью. Эта женщина символизирует оскорбленную любовь. Однако тема каменного командора, посланного силами ада, не может быть понята только как тема небесного правосудия. Оживший истукан - традиционная для литературы ситуация вторжения злых сил в мир людей и опустошение их душ.

Игра Дон Жуана с мертвым командором, нарядной статуей (“ Ему идет это одеяние римского императора “) - это такая же игра, которую ведет герой на земле и готов вести в мирах иных. Принимая “правила игры “, предложенные ему окружающими, Дон Жуан ведет себя весьма разнообразно. То он упоенно рассуждает о “ модном пороке “ - лицемерии, то бросается на выручку незнакомцу, то на миг подыгрывает отцу. Мольеровский интеллектуал не верит в смысл бытия, где жизнь, смерть, любовь имеют величайшее значение. Наказание, настигшее Дон Жуана, - это по существу кара за слепоту, за высокомерие, обернувшееся смертным грехом".1

Считается, что «Дон Жуан» - одно из наиболее реалистических произведений Мольера, несмотря на черты условности и даже фантастики, которые переходят в пьесу из легенды (приглашение статуи Командора и гибель Дон Жуана). В этой комедии драматург нарочито отступает от «правил»: он не соблюдает трех единств, образы действующих лиц, и особенно главного героя, обрисованы многосторонне, что не свойственно произведениям представителей классицизма. Поднимая свой голос против «сословной морали», автор выступает против религиозного ханжества и лицемерия. Кроме того, «Дон Жуан» Мольера был написан прозой, что в то время в жанре высокой комедии просто было не принято.

Вместе с тем и по сей день произведение великого французского драматурга остается одной из самых популярных пьес мирового репертуара, заставляя вновь и вновь разгадывать тайну незаурядной гордой личности, бросившей дерзкий вызов небесам. До сих пор воображение многих драматургов, вдохновенно сочиняющих собственные вариации мифа о Дон Жуане волнует вопрос о том, кто же он на самом деле. Авантюрист?

Обольститель? Философ? Циник, глумящийся над законом, религией, добродетелью, моралью, жизнью, смертью?..

Своих Дон Жуанов имели в XVII – XVIII вв. английская, голландская и немецкая литературы и театр. На рубеже XVIII – XIX вв. происходит перелом в отношении к герою и самой легенде: обличение уступает место восхищению жизнелюбием и гордым бунтом героя, сознательно и неуклонно идущего к трагическому финалу; совершается романтическая реабилитация героя-бунтаря, демонической личности. Мощный импульс новому отношению к герою мифа дала гениальная опера В. А. Моцарта «Наказанный распутник, или Дон Джованни» («Il Dissoluto punito, ossia Il Don Giovanni», 1787) на либретто Лоренцо Да Понте, где главный персонаж стал эпикурейцем, движимым во всех своих поступках неуемной жаждой чувственного наслаждения и стремлением к победе, торжеству своей воли.

2. Образ Дон Жуана в творчестве Э.Т.А. Гофмана

Тема продолжала активно разрабатываться в Европе, особенно в Германии. В первые десятилетия XIX в. в немецкой литературе развертывался образ Д.-Ж., наиболее ярко отражающий судьбы буржуазии в момент ее становления как класса. От начала XIX в. до 1848 (когда буржуазия осуществила свои притязания политически сознательного класса) здесь создан целый ряд произведений, посвященных Дон Жуану.

В корне изменилось отношение к образу, начиная с новеллы Э. Т. А. Гофмана «Дон Жуан»1 («Don Juan», соч. 1812, опубл. 1813), написанной в форме письма к другу, с которым автор, влюбленный в музыку энтузиаст и мечтатель, делится своими впечатлениями от оперы Моцарта. Для немецкого романтика Дон Жуан — мятущийся герой, трагически переживающий разлад между идеалом и действительностью. Разрушая «камерное» счастье ближнего, довольствующегося мещанскими добродетелями, он в неутоленной тоске безуспешно стремится через наслаждение женщиной достичь в земной грешной жизни того, что «живет в нашей душе как предвкушение неземного блаженства».

У Гофмана заложены основные черты Дон Жуана дальнейших буржуазных трактовок. Баловень природы, одаренный проницательным умом, мощным и прекрасным телом, возвышенной душой; человек высшей породы, поднимающийся над «пошлым сборищем, над фабричными изделиями, которые выбрасываются из мастерской, как нули, перед которыми нужно поставить значительную цифру, чтобы они могли быть исчислены», — он рожден, чтобы побеждать и властвовать. "Вечное стремление его к высокому, неопределенному направлено дьявольским искушением в сторону чувственной любви. Но горькое разочарование ждет Дон Жуана на этом пути. Жизнь кажется пошлой и низкой. Обманувшись, он глумится над любовью, соблазняя женщин и разрушая их счастье.

Это — месть неведомой силе, вложившей в человека жажду недосягаемого идеала. Дон Жуан гибнет. Но для него была возможность спасения — любовь к донне Анне. Этот оптимистический момент свойственен Гофману как представителю бюргерской интеллигенции".1 Гофман оправдывает Дон Жуана «высшими» мотивами «гениальной личности», которой все позволено.

3. Пушкинская эпоха Дон Хуана

В Россию Дон Жуан пришел в переводе пьесы Вилье («Дон Педро, почитанный шляхта, и Амариллис, дочь его», др. назв. — «Комедия о дон-Яне и дон-Педре»), ставившейся в Москве в начале 1700-х. В 1783 в Петербурге был представлен балет «Дон Жуан» («Don Giovanni») на музыку М. Медведева, в 1790 — одноименный пантомимный балет в 5 действиях Джузеппе Канциани (Canziani) на музыку Карло Каноббио (Kanobbio, 1741—1822) и Кристофа Виллибальда Глюка (Gluck, 1714—1787); этот балет неоднократно исполнялся до конца века и возобновлялся И. И. Вальберхом в 1818 и 1822.2 В 1816 в Петербурге состоялось одно представление мольеровской комедии в переводе И. И. Вальберха («Дон Жуан, или Каменный гость»), в Москве она была показана дважды в 1818. Опера Моцарта была представлена на русской сцене впервые 21 апреля 1828 и вошла в репертуар; до этого и позже она неоднократно исполнялась итальянской труппой, а также на немецком языке. Тем примечательнее на этом небогатом фоне было появление пушкинского «Каменного гостя» (1830) — одной из самых ярких в мировой литературе интерпретаций мифа о Дон Жуане.

В пушкинской версии мифа о Дон Жуане очевидна перекличка с двумя крупнейшими произведениями: комедией Мольера и оперой Моцарта. О пьесе Тирсо де Молины Пушкин знал по комментариям к Мольеру и пересказам Вольтера, но само произведение не читал. Взяв эпиграф к «Каменному гостю» из либретто оперы Моцарта, Пушкин тем самым указал на нее как на несомненный источник своей «маленькой трагедии». Среди пушкинских заимствований из оперы Моцарта - имя Лепорелло, возможно, имя Доны Анны, устранение «двойного приглашения» (Дон Гуан гибнет при первом посещении статуи).

При всем своеобразии пушкинской трактовки она восстанавливает некоторые детали как пьесы Тирсо де Молины (несмотря на то, что Пушкину

она была неизвестна) — заглавие и выходящий на первый план мотив расплаты, так и античного мифа о мстящей статуе. То, что нередко воспринималось как особая дерзость и рискованность пушкинского замысла, свидетельство особой извращенности его героя, — приглашение Дон Гуаном Командора, превращенного Пушкиным из отца в мужа Доны Анны, позволило ввести в пьесу мотив мести из ревности, коль скоро статуя разъединяет влюбленных. Мотив мстящей статуи, разлучающей влюбленных в «Каменном госте», оказывается особенно рельефным в связи с тем, что при расплате присутствует именно Дона Анна, а не слуга Лепорелло (как у Моцарта) или Сганарель (как у Мольера).

Сделав Командора мужем Доны Анны, Пушкин делает акцент на идее расплаты, на муже, хотя и являющемся с того света, однако заявляющем о своих правах. В отличие от пушкинского «Каменного гостя», в большинстве интерпретаций мифа после пьесы Тирсо де Молины, имевшей двойное заглавие, в названиях сохраняется «Дон Жуан», а «Каменный гость» опускается (исключение — комедия Мольера) и тем самым как бы приглушается мотив расплаты.

Общепризнан автобиографический элемент в «Каменном госте». "В "Дон Жуане" Пушкин сводит концы своей молодости перед женитьбой. Это - взгляд назад и таинственное предчувствие будущего. Напр. в стихах:

А завтра же до короля дойдет,

Что Дон-Жуан из ссылки самовольно

В Мадрид явился - что тогда, скажите,

Он с вами сделает?..

Это вопрос Лепорелло навеян воспоминанием Пушкина о попытке, к счастью неудачной, без разрешения оставить ссылку в Михайловском и явиться неожиданно в столицу. Восклицание Дон-Жуана:

А муж ее был негодяй суровый -

Узнал я поздно... Бедная Инеза!..

есть опять реальный факт. Под Инезой скрыто воспоминание о г-же Ризнич. Богатый помещик Сабаньский, с которым Ризнич уехала из Одессы в Вену, скоро потом ее бросил и она умерла в нищете и одиночестве". Под Лаурою выведена Керн. "Характер Лауры, веселой, легкомысленной, живущей одной любовью и не думающей о завтрашнем дне, кружащей головы испанским грандам, одинаково и мрачному Дон Карлосу, и жизнерадостному Дон Жуану... как нельзя более сходен с характером тригорской Лауры - А. П. Керн - стоит только перенестись воображением из комнаты Лауры в окрестности Тригорского. Там та же гитара, то же пение, те же восторги веселой молодой компании"...1


  1. Дон Гуан - Дон Хуан Пушкина

В отличие от многочисленных предшественников Пушкин впервые дал реалистическую трактовку образа Дон Жуана, обогатив его новыми чертами, сделав его реалистически полнокровным и многообразным. Традиционный образ Дон Жуана - это отчаянный дворянин со шпагой в руке, ищущий новых любовных похождений. Он знатен, богат, красив, изящен, красноречив и с честью выходит из самых опасных приключений. У Пушкина о богатстве Дон Гуана упомянуто только раз и вскользь. Пушкинский Дон Гуан не богач, который хочет "наслаждаться за свои деньги. Он - испанский гранд, которого при встрече узнает сам король.

Дон Гуан - человек эпохи Возрождения, кипящей всей полнотой жизненных сил, бросающий вызов верованиям и предрассудкам средневековья.

   Традиционный Дон Жуан с самого начала был противопоставлен всему миру. Пушкинский Дон Гуан в начале трагедии плоть от плоти своего мира и живет в полном согласии с ним. Недаром в Мадриде на каждом перекрестке с ним может встретиться

   ... свой же брат, нахальный кавалер,

   Со шпагою под мышкой и в плаще .2

      Разрушая привычную традицию, Пушкин вводит в свою трагедию образ Лауры. Более того, этот новый женский персонаж не является эпизодическим, он играет в произведении роль, пожалуй, не меньшую, чем образ Донны Анны. Центр трагедии перемещается с отношений Дон Жуана к Доне Анне и командору - на отношения Дон Гуана к Лауре и Доне Анне.

   Это самым решительным образом сказалось на характере главного героя, который имеет мало общего с традиционным образом севильского обольстителя со множеством любовных приключений.

   Решающее значение работы Пушкина над "Каменным гостем" отчетливо видно из характера и особенностей текста последнего объяснения Дон Гуана и Донны Анны в IV-й сцене трагедии. Весь этот монолог является последним дополнением к основному тексту. В истории развития художественного замысла он является как бы завершающим моментом, последним звеном.


   Неправда ли, он был описан вам

   Злодеем, извергом - о Донна Анна, -

   Молва, быть может не совсем не права,

   На совести усталой много зла,

   Быть может тяготеет. Так разврата

   Я долго был покорный ученик,

   Но с той поры, как вас увидел я,

   Мне кажется я весь переродился.

   Вас полюбя, люблю я добродетель

   И в первый раз смиренно перед ней

   Дрожащее колена преклоняю.1

   Создаваемый этим монологом образ Дон Гуана перерождающийся под влиянием любви к Донне Анне, столь резко противоречит всей мировой традиции в истолковании характера героя, что именно здесь с особой яркостью проступает то новое, что внесено было Пушкиным в первоначальный замысел на последнем этапе работы над трагедией и что определило совершенно новое звучание всего произведения в целом.

      Зато другую характерную черту всех Дон - Жуанов - странствия - Пушкин совершенно изгнал из своей трагедии. Пушкинский гранд ведет совершенно оседлый образ жизни в Мадриде, где его могут узнать каждая "гитана или пьяный музыкант".

   За внешне заимствованными именами и положениями стоит новая обработка мировой легенды о Дон Жуане, глубоко личное, самобытное произведение Пушкина, основная черта которого определяется не сюжетом легенды, а собственными переживаниями великого поэта. Ни в легенде, ни в пушкинской трагедии герой не может переродиться и стать добродетельным или счастливым. Однако, последовав литературной традиции, Пушкин углубил мотивировку: Дон Гуна губят не атеизм и любовные приключения, а "жестокий век" и присущее герою своеволие. "Жестокий век" мстит Дон Гуану за то, что в нем пробудился человек.

         "Каменный гость" Пушкина - драматическое воплощение внутренней личности поэта, художественное обнаружение того, что мучило и увлекало Пушкина.  Откликаясь "на каждый звук", Пушкин вобрал в себя опыт всего своего поколения.

   Идея личности - свободной, независимой и гордой была общей для русской и западноевропейской литературы тех лет. Но русский идеал человека вступал в противоречие с тем пониманием ценности личности, которая вырабатывалась в странах победившей буржуазии под влиянием ее идеологии. Пушкин на примере образа Дон Гуана сумел доказать, что индивидуализм оборачивался умалением личности, порождал презрение к человеку, обуславливая жизнь для себя. Сосредоточенность на своей жизни вела к эгоизму, ожесточавшему душу.


   "Каменный гость" стал значительным вкладом Пушкина в решение проблемы реалистического характера в трактовке идеи личности. Романтическому Дон Жуану Пушкин противопоставил иную точку зрения, используя популярный в европейской литературе образ. Пушкин отказался от традиционной односторонности образа Дон Жуана, как изощренного развратника и циничного соблазнителя.

Раскрывая трагедию Дон Гуана, Пушкин выдвигал проблему нравственной свободы личности. Именно Пушкиным начата традиция рассмотрения, познания и объяснения человека через призму его личной нравственной ответственности. Это пушкинское начало восторжествует в русской литературе, и получит развитие у Лермонтова, Некрасова, Гл. Успенского с одной стороны, у Гоголя, Толстого, Достоевского, Чехова - с другой.

  

ЗАКЛЮЧЕНИЕ



О Дон Жуане написано много. И в наши дни интерес к этой легенде не ослабевает — на её темы пишется музыка, создаются пьесы и кинофильмы. В Испании он считается одним из самых популярных литературных персонажей всех времен и народов. Его образ вдохновил многих классиков мировой литературы и продолжает эволюционировать вплоть до наших дней, без конца изменяясь. Образ Дон Жуана интерпретировался в литературе Испании и других стран по-разному, в зависимости от литературной моды, традиций страны, эпохи, таланта автора. Первый Дон Жуан был просто развратником и любителем поиздеваться над окружающими. Ну а в XIX столетии, в эпоху романтизма его изображали одиноким скитальцем, романтиком, натурой противоречивой. С приходом образа в Россию, он нашел свое воплощение в творчестве А.С.Пушкина, который придал ему трагические черты личности своей эпохи, сохранив, тем не менее, присущий герою испанский стиль. "Перечитайте" Каменного гостя, " и если бы не было подписи Пушкина, вы бы никогда не узнали, что это написал не испанец...", - восклицал Ф.М. Достоевский в знаменитой речи о Пушкине.1 Передав "дух" Испании эпохи Тирсо де Молина, Пушкин объяснил Дон Хуана временем своего века: любовью, жаждой наслаждений, жизнерадостностью и религиозным свободомыслием.

А в Севилье установлены два памятника Дон Хуану. Один изображает его уже в преклонном возрасте, исполненным милосердия и понимания, что все в этом мире проходит. Другой монумент являет собой закутанную в плащ фигуру с зияющей пустотой вместо лица, как бы напоминая: "Это может быть один из вас!"

Источники:

1. Тирсо де Молина. Севильский озорник, или Каменный гость. //http://lib.ru/INOOLD/MOLINA/molina1_1.txt

2. Мольер Ж. Б. Don Juan, ou le Festin de Pierre. //http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/469992

3. Гофман Э. Т. А. Новеллы. М. 1983.

4. Пушкин А. С. Каменный гость. //http://www.rvb.ru/pushkin/01text/05theatre/01theatre/0840.htm

5. Багно В. Е. Образ Дон Жуана. //http://www.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=294

6. Пушкин. Мольер. Гофман. Тирсо де Молина. Дон Жуан в литературе. //http://ru.wikipedia.org

7. Черецкий В. Низвергнут в ад оскорбленной статуей //http://www.svobodanews.ru/content/Article/439673.html

8. Достоевский Ф.М. Пушкин. // http://www.pereplet.ru/text/pushkin.shtml

9. Розанов В. Кое-что новое о Пушкине. //http://pushkin.niv.ru/pushkin/articles/rozanov/novoe-o-pushkine.htm



1 Черецкий В. Низвергнут в ад оскорбленной статуей. //http://www.svobodanews.ru/content/Article/439673.html

2 Тирсо де Молина. Севильский озорник или каменный гость. //http://lib.ru/INOOLD/MOLINA/molina1_1.txt

1 Википедия. Дон Жуан в литературе. http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%94%D0%BE%D0%BD_%D0%96%D1%83%D0%B0%D0%BD

2 Мольер Ж. Б. Дон Жуан или каменный пир. //http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/469992

1 Багно В. П. Образ Дон-Хуана. //http://www.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=294

1 Гофман Э. Т. А. Новеллы. М. 1983.

1 Багно В. Е. Образ Дон Жуана. //http://www.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=294

2 Там же.

1 Розанов В.Кое-что новое о Пушкине //http//pushkin.niv.ru

2 Пушкин А. С. Каменный гость // http://www.rvb.ru/pushkin/01text/05theatre/01theatre/0840.htm


1 Там же.

1 Достоевский Ф. М. Пушкин // http://www.pereplet.ru/text/pushkin.shtml