Педагогические науки Становление и развитие художественно-педагогического образования в Чувашии - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Педагогические науки Становление и развитие художественно-педагогического образования - страница №1/1

Педагогические науки

Становление и развитие художественно-педагогического образования
в Чувашии


Наталья Борисовна Смирнова,

кандидат педагогических наук, доцент кафедры декоративно-прикладного искусства и методики преподавания изобразительного искусства
Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Чувашский государственный педагогический

университет им. И. Я. Яковлева».

428011, Чувашия, г. Чебоксары¸ ул. Гремячевская, д. 70.

n_smirn11@rambler.ruб
Тел. (8352) 26-62-94,

Аннотация. В статье рассматриваются этапы развития изобразительного искусства и художественно-педагогического образования Чувашии, с XIX в. и до наших дней.

Ключевые слова: художественно-педагогическое образование, национальное искусство, Чувашия, развитие.
Для изучения вопроса организации художественно-педагогического образования в Чувашской Республике, рассмотрим, как же обстояли дела с развитием изобразительного искусства и художественно-педагогического образования в Чувашии в XIX-XX в. Необходимо подчеркнуть, что в основе культуры чувашского народа лежали определенные виды ремесла, необходимые для его жизнеобеспечения (вышивка, ткачество, резьба по дереву, керамика, лозоплетение и др.). Изображение человека, животных было только в вышивальном искусстве, причем в очень стилизованном виде. То есть ни живопись, ни графика у чувашского народа развита не была.

Еще в XVIII в. на территории Чувашии активизировалась деятельность новокрещенских монастырских школ, которые становились центром развития культурной и просветительской жизни простого чувашского народа. Обучение в них велось на чувашском языке, что свидетельствовало о сохранении духовной культуры и родного языка [10, 72]. Помимо выполнения миссионерской функции, новокрещенские школы являлись и центрами ознакомления с русской культурой и языком, в том числе и с православной живописью – иконописью. Именно через иконопись чуваши впервые познакомились с общеевропейским классическим искусством: изображениями человека, живых существ. Чувашские юноши обучались в иконописных мастерских, расположенных в центрах православной российской культуры: Киево-Печерской лавре, Троицко-Сергиевской лавре под Москвой, Александро-Невской лавре в Петербурге.

Позже и в Чувашии появились иконописные мастерские, в частности, в конце XIX века в г. Мариинском Посаде открылась живописных и позолотных дел мастерская П. В. Комиссарова. Там работали воспитанники Казанской художественной школы, среди которых – известные мастера-живописцы А. Г. Львов и И. П. Маврин. Именно иконописцами были сделаны первые светские живописные произведения, в том числе и о жизни чувашского народа, а многие начинающие художники в этих мастерских приобрели свой первый живописный опыт [2, 42].

Однако на территории Чувашии учебных заведений, готовивших учителей рисования, в то время еще не было. Рассмотрим, как же происходило в этот период обучение рисованию в Чувашии. В двуклассных школах (Аликовская, Бичуринская, Хочашевской и др.) рисование преподавалось как предмет, необходимый для изучения ремесел и современных технологий производства. Как кружковые занятия преподавалась лепка в женской Ядринской гимназии. Рисование как учебный предмет изучался и в учительских школах, функционирующих на территории Чувашии. Так, в Ишакской чувашской учительской школе преподаватель М. Тимофеев вел рисунок и живопись, а для одаренных учеников организовал мастерскую-школу по живописи [3, 46]. С 1872 г. Порецкая, а с 1914 г. Шихранская учительские семинарии включились в подготовку учительских кадров. Рисование изучалось в них в объемах, которые были определены программами семинарий [7, 68].

Деятельность Казанской учительской семинарии для чувашского народа в сфере формирования интеллигенции была незаменима. Первый чувашский искусствовед А. Г. Григорьев отмечал: «В Казанской учительской семинарии, где получили образование многие видные представители чувашской художественной интеллигенции, преподавание изобразительного искусства велось по академической системе. Рисунок и живопись здесь вел А. И. Пиотровский, воспитанник Петербургской Академии художеств, принимавший активное участие в выставках страны» [3, 47].

Но все-таки особое значение в подготовке учителей для сельских чувашских школ приобрела деятельность Симбирской чувашской учительской школы под руководством И. Я. Яковлева. Выбор содержания обучения будущих учителей в Симбирской учительской школе строился в соответствии с практическими потребностями просвещения чувашского народа: программа включала, прежде всего, те предметы, которые способствовали этому – родной и русский языки, главные основания дидактики, математику, историю и географию, физику, естествознание, сельское хозяйство, черчение, чистописание, рисование [1, 145]. Помимо образовательных знаний и педагогических умений будущие сельские учителя учились основам научного подхода к земледелию, садоводству и тем видам прикладного труда, с которыми они были знакомы с раннего детства (столярное ремесло, вышивание, вязание, шитье). Таким образом, в Симбирской чувашской учительской школе Иван Яковлевич создал все условия для обучения будущих учителей не столько трудовым навыкам (они уже были заложены с детства), а их развитию и применению в более прогрессивном, творческом и современном труде.

Для этого педагогами школы была разработана лучшая по тому времени программа курса ручного труда по дереву и металлу. Занятия в классах ручного труда проходили круглый год, за исключением выходных и праздничных дней, часть воспитанников оставалась и на лето для совершенствования технических приемов работы. При классах открывались временные летние курсы для практических занятий и получения необходимых теоретических сведений. Устраивались выставки изделий, инструментов, материалов и выполненных учениками показательных работ. А доход от продажи изделий и выполненных заказов составлял специальные средства классов ручного труда и расходовался на нужды класса и вознаграждение учащихся. Недаром Н. А. Боровиков (член Совета Министерства народного просвещения) признал, что в России нет учебного заведения, равного Симбирской учительской школе по постановке обучения в мастерских и организации обучения сельскому хозяйству.

В школьных мастерских ученики изготовляли предметы школьного оборудования, сельскохозяйственные орудия и предметы домашнего обихода, мебель, оконные рамы, ульи, иконостасы для церквей и даже музыкальные инструменты (скрипки, балалайки и др.).Иван Яковлевич считал, что труд в учебных мастерских очень полезен для учащихся в том отношении, что он развивает в них ловкость, глазомер, чувство изящного, вырабатывает умение пользоваться различными инструментами. Обучение токарному и столярному делу проводилось в течение 2-х лет, по 2-3 часа ежедневно. Поскольку крестьянские дети приучаются к полезному труду с 8-10 лет, по мысли чувашского просветителя, было бы отрывом от трудовой семьи, если учащиеся, которым по 14-20 лет, не будут работать. Поэтому он принимал заказы со стороны, искал и закупал необходимые материалы, инструменты для работы юношей в столярных мастерских.

Долгое время (1880-1888 гг.) руководителем учебных мастерских был Никифор Михайлович Охотников. Разносторонне одаренный человек, он преподавал в школе основы физики, химии, естествознания, был заведующим хозяйственной частью. В своей педагогической деятельности Охотников опирался на трудовые народные традиции, которые усвоил еще с детства. Свои воспоминания и наблюдения он описал в труде «Записки чувашина о своем воспитании» (1888 г.). Педагогические воззрения Охотников связывал с педагогикой чувашского народа. С детских лет труд был в основе жизни народа: игра детей имитировала трудовые действия взрослых, с ранних лет дети помогали по хозяйству, а родители личным примером воспитывали их, причем происходило это исподволь, в беседах. Им отмечалось, что большое значение в воспитании чувашского народа имели поощрение и одобрение [11]. Как отмечал И. Я. Яковлев, Никифор Михайлович, даровитый и усердный труженик, помимо педагогической деятельности, занимался самообразованием: писал научные статьи, очерки; занимался переводами; собирал памятники народного творчества и др. [24, 206].

В лице женщин И. Я. Яковлев видел могучую силу возрождения культуры чувашского народа: «Не подлежит сомнению огромное воспитывающее влияние женщины как матери, жены, учительницы на воспитание поколений и уклад жизни подрастающих поколений. Женщина является верным проводником культурных начал в семье, сокровенные уголки народной жизни часто доступны только ей одной. Вместе с тем она является крепительницей лучших заветов и приобретений старины, нравственных сокровищ общежития, является силой, сдерживающей, предостерегающей от часто ложных исканий и научных опытов» [8, 131].

Обязательным для изучения как юношей, так и девушек были основы изобразительной грамоты. Примечательно, что И. Я. Яковлев понимал необходимость уроков рисования и напрямую связывал их с изучением черчения и работой в мастерских. Наряду с этим рисование способствовало развитию чувства прекрасного, эстетически воспитывало будущих учителей, учило видеть красоту. Программа по рисованию за 1900/01 учебный год (автор Е. С. Сергеев) предполагала обучение учащихся в приготовительном классе, в первом и втором классах. Так, в подготовительном классе рисовали геометрические фигуры и комбинации из них с классной доски и стенных таблиц, рисовали несложные криволинейные орнаменты. В первом классе рисовали уже более сложные орнаменты с классной доски и стенных таблиц. Также в программе было рисование с проволочных моделей геометрических фигур и тел в перспективных сокращениях, рисование с плотных моделей геометрических тел с тушевкой, а заканчивался курс первого класса рисованием групп геометрических тел. Во втором классе воспитанники рисовали рельефные орнаменты с гипсовых слепков и части человеческого лица.

Программа женского отделения учительской школы предполагала рисование орнаментов с классной доски и стенных таблиц, рисование с натуры геометрических фигур и тел в перспективных сокращениях, также воспитанницы рисовали группы геометрических тел, орнаментов с гипсовых слепков.

Необходимо отметить, что изучение рисования в Симбирской учительской школе не ставило перед собой цель подготовку художников-профессионалов. Однако целая плеяда учителей – профессиональных художников – смогли поставить изучение предмета на должный уровень. Среди них были: С. Н. Огоньков-Домановский, Е. С. Сергеев, С. Львов, обучавшиеся в высших учебных заведениях Москвы и Петербурга.

Несомненно, большую роль в преподавании рисования сыграл Н. Ф. Некрасов, выпускник Московского училища живописи, ваяния и зодчества. Его ученики, в последующем ставшие одними из первых художников-педагогов, внесли большой вклад в просветительскую деятельность школы. Так, в 1912 г. вышел первый чувашский букварь, оформленный иллюстрациями классика чувашской поэзии К. Иванова, в этот же период в школе ставились спектакли с декорациями собственного изготовления [5, 28]. Именно Н. Ф. Некрасовым был составлен проект преподавания рисунка во взаимосвязи с сельскохозяйственно-трудовыми дисциплинами.

Учителя-выпускники Симбирской чувашской учительской школы, учительских семинарий, работая в чувашских школах, в известной мере использовали те знания по преподаванию изобразительного искусства, которые они получили в учебных заведениях: в некоторых школах изобразительное искусство велось как обязательный предмет, в других – в качестве факультатива. Широко изучалось народное декоративно-прикладное искусство.

Помимо изучения рисования и живописи на занятиях, многие учителя занимались с детьми дополнительно, эстетически их развивая. Так, например, в Ишакской чувашской учительской школе, где обучались видные деятели национальной культуры Чувашии, преподаватель М. Тимофеев преподавал всем ученикам рисунок и живопись, а для одаренных детей после занятий организовал мастерскую-студию живописи. В г. Алатыре художники, помимо преподавания рисунка и живописи в городских учебных заведениях, давали частные уроки в своих мастерских, организовывали общегородские художественные выставки молодых талантов. Помимо живописных работ, на таких выставках экспонировались лепные произведения, популярно было и выжигание по дереву. Ученицы женской гимназии г. Ядрина по воскресеньям велись занятия кружка по лепке, а в Аликовской, Бичуринской, Хотяшевской и других двуклассных школах рисование велось как предмет, связанный с направлениями развития промышленности. В Аликовском училище было налажена работа отделения, изучавшего резьбу по дереву, одного из старинных видов чувашского народного творчества [3, 46-47].

Постепенно в Чувашии складывалась определенная система изучения изобразительного искусства, а ее качество определялось уровнем энтузиазма педагогов. Так как специальных художественных школ в республике не было, то все зависело от мастерства учителя: обучавшиеся по академической системе Казанской учительской семинарии или Симбирской чувашской учительской школы педагоги могли обучить учеников основам живописи и рисунка. Но если у учителя отсутствовала такая подготовка, то, к сожалению, профессионального обучения не было.

Примечательным в этом отношении является начало творческого пути таких первых чувашских художников, как М. С. Спиридонов и Н. К. Сверчков. С детства мальчиков привлекали репродукции журнала «Нива», они подолгу их разглядывали, сравнивали, но рисовать сами не могли – не было бумаги. После успешного окончания начальной сельской школы они поступили в двухклассную школу, окончание которой давало право поступать в любое среднее учебное заведение. Преподавать в ней стал выпускник Симбирской чувашской учительской школы С. В. Воронцов, который вел и рисование. Рисование орнаментов, выполнение геометрических фигур развивали глазомер и твердость руки. После провала экзамена по русскому языку при поступлении в Казанскую учительскую семинарию в 1905 г. братья готовились к поступлению в частной школе К. Н. Алексеевой-Баратынской. Именно она, увидев талант мальчиков, стала их готовить к поступлению в Казанскую художественную школу [12, 9].

Деятельность Симбирской учительской школы по обучению и развитию навыков изобразительной грамоты у будущих сельских учителей в рассматриваемый период можно признать достаточно успешной. Некоторые из ее учеников продолжили обучение в художественных вузах. Обучая чувашских детей в школе, педагоги-выпускники Симбирской учительской школы, побуждали их к восприятию прекрасного, развивали умения в изобразительной деятельности, увлекали предметом, являлось неоспоримым доказательством действенности той системы, которую создал И. Я. Яковлев.

Таким образом, можно считать, что формирование художественно-педагогического образования Чувашии началось именно с Симбирской учительской школы, которая дала импульс развитию национальной чувашской культуры и искусства. Этот период – с конца XIX в. до 20-х гг. XX в. – можно назвать этапом организации художественно-педагогического образования Чувашской Республики.

Анализируя состояние чувашского образования в целом перед Октябрьской революцией, необходимо отметить, что к 1914/15 учебному году в Чувашии работали 468 школ, в которых обучалось 30 тысяч учащихся, тогда как 80 тысяч детей оставались вне школы: «В Чувашии преобладали школы со сроками обучения от 2 до 7 лет: министерские, земские, церковноприходские. В них перед первой мировой войной работало 870 учителей (три четверти составляли чуваши). Подготовка учителей велась в Симбирской чувашской учительской школе, Порецкой учительской семинарии, Казанской «инородческой» учительской семинарии и др. Несмотря на рост школ, уровень грамотности чувашей не превышал 18 % среди мужчин и 4 % среди женщин» [4, 18].

Как видим, деятельность Симбирской чувашской учительской школы – заметное явление в народном образовании Чувашии. В этот момент она готовит сельских учителей. Однако ее статус в будущем будет изменен. В этот период начинается становление художественно-педагогического образования в Чувашской Республике в 20–60-е гг. XX в.

После Октябрьской революции 24 июня 1920 г. была образована Чувашская Автономная Область. 20-е г. XX в. ознаменовались работой по построению культурного пространства Чувашии. Практически сразу руководство выделило направления деятельности, которые должны считаться приоритетными. Областной Съезд Деятелей Просвещения Чувашской Автономной Области стал поднимать вопросы ликвидации неграмотности, решение проблем профессиональной педагогической подготовки, организации педагогического образования, политического просвещения, развития в области художественного и театрального искусства.

Подготовка педагогического персонала стала неотложной работой и требовала, по мнению Съезда, создания определенных условий. Так, следовало преобразовать педагогические курсы в педагогические техникумы на основе сельскохозяйственного производства, которые должны были иметь следующую структуру: старшая подготовительная группа, I и II основные отделения соответственно составляют I, II и III курсы педтехникума. Следующий шаг – представление желающим из выпускников этого года обучаться на специальном IV курсе техникума и получить педагогическую специальность. В то же время необходимо ввести педагогический уклон в более оборудованных школах II ступени [4, 16].

По вопросам эстетического воспитания школьников было принято решение о командировании школьных работников в художественные мастерские г. Москвы и Петрограда с целью подготовки педагогов-художников. Постановлялось также ввести в школах рисование и лепку в качестве вспомогательного средства при иллюстрировании уроков, причем рисунками предлагалось украшать школу, создавая там эстетическую среду. Учителям предлагалось организовывать работу кружков и клубов для занятий в вечернее время [22, 12].

В 1921 г. в республике была организована и секция ИЗО. Вплоть до 1926 г. она принимала участие «в постановке ИЗО работы в школах Чувашии, участвовала в организации художественного отдела Чувашского Музея, художественного оформления государственного Чувашского театра, а также принимала участие в художественном оформлении всех революционных празднеств» [5, 41].

Этот период в развитии изобразительной, культурной и этнографической жизни республики тесно связан с именами первых чувашских художников: М. С. Спиридоновым и Н. К. Сверчковым – воспитанниками Петроградской Академии художеств – стоявших у истоков чувашского изобразительного искусства и художественно-педагогического образования. Они были одни из первых профессиональных учителей рисования в чувашских школах. Вернувшись после революции в родную Чувашию, М. С. Спиридонов начал работать на Педагогических курсах в г. Канаше. В тоже время он, как и другие художники, не ограничивались работой в школе: художник вел студию у себя в мастерской [2, 13].

Активная жизненная позиция, любовь к родному чувашскому народу и чувство сопричастности к его культуре, побудил М. С. Спиридонова быть сопричастным ко всем направлениям культурной жизни. В 20 е годы XX в. он активно откликается на проблемы, критикует сложившуюся ситуацию: «… создать что-либо серьезное по искусству нет возможностей. Художественное воспитание молодняка отсутствует – необходима организация ИЗО школы. Не было и специального постановления по вопросу ИЗО искусства в партийных органах, кроме общего постановления о чувашской художественной культуре» [11, 152-153].

В Чувашии вплоть до начала 30-х гг. XX в. не было учебных заведений, готовивших учителей изобразительного искусства. Большинство специалистов в области профессионально-художественного образования республики были выходцами из Академии художеств г. Петрограда, Казанского университета, учебных заведений г. Москвы. И это была малая толика необходимых специалистов. Повышение квалификации и переподготовка учителей в республике велись в то время невзирая на специализацию и только в области педагогики.

В то же время даже работавших учителей изобразительного искусства необходимо было переподготовить в соответствии с требованиями новой, пролетарской школы, которая включала в себя три направления: политическое, педагогическое и общеобразовательное. Систему повышения квалификации учительских кадров в молодой советской республике приходилось создавать заново. Ряд мер в области образования, предпринятых в стране, еще острее поставил вопрос переподготовки учительских кадров в автономных республиках, в том числе и в Чувашской Республике.

Большой вклад внесла в повышение квалификации Симбирская чувашская учительская школа, которую в 1920 г. преобразовали в Чувашский институт народного образования. Учебные заведения, осуществлявшие трехлетнюю курсовую подготовку учителей, были реорганизованы в педагогические училища, а к 1924 г. в области работали уже шесть педагогических техникумов (Красночетайский, Ядринский, Казанский, Чебоксарский, Уфимский и Ульяновский), пополняющие национальные педагогические кадры. Основной же контингент педагогов обучался на краткосрочных учительских курсах [6, 15].

В тот период повышение квалификации учителей изобразительного искусства в республике проходило за счет работы художников-педагогов в области культурного строительства и создания чувашского изобразительного искусства. Так, например, в 20-е годы данного периода М. С. Спиридонов и Н. К. Сверчков работали в школе учителями изобразительного искусства и активно занимались творческой деятельностью. Художники, занимавшиеся творчеством, участвовали в художественных выставках, общались между собой, обсуждая проблемы создания художественных произведений.

И только с открытием художественно-граверного училища в городе Алатырь в 1934 г. в республике началась планомерная подготовка художественно-педагогических работников и работников художественной области. Уже к 30-м гг. в республике трудилось около 50 художников, работающих в разных направлениях: живописи, графике, скульптуре, декоративно-прикладном искусстве. Это позволило художникам в последующем объединиться в Союз чувашских советских художников (1933 г.).

Начало данного периода характеризовалось несколькими событиями в художественной и педагогической жизни республики. Так, в 1935 г. состоялся первый Всечувашский краеведческий съезд, одним из вопросов которого было рассмотрение проблем чувашского изобразительного искусства. Среди ряда направлений, по которым съезд вынес постановление, было и преподавание изобразительного искусства в школах. Съезд постановил «обратить серьезное внимание на постановку изобразительного искусства в школах повышенного типа, для чего необходимо: увеличить количество недельных часов на ИЗО-работу; организовать в школах, где имеются подходящие преподаватели, платные кружковые занятия с интересующимися учащимися по ИЗО-работе в школе» [7, 140-141].

По итогам съезда в республике при совете науки и культуры ЧАССР был организован кабинет ИЗО, который работал по трем направлениям: художественно-педагогическому, художественно-просветительскому; научно-исследовательскому. Перед ним ставились определенные задачи по изучению чувашского народного изобразительного искусства и развитие искусства в Чувашии.

Работа по художественно-педагогическому направлению была достаточно многоаспектной и плодотворной. Для анализа состояния дел по преподаванию изобразительного искусства в школах повышенного типа в республике была проведена выставка ученических работ. Она показала, что преподавание различно по своим методическим основам, отсутствует точный объем тем, необходимых для изучения, а объектами для рисования зачастую были случайные предметы. После анализа выставочных работ комиссия постановила: ввести во всех школах повышенного типа занятия по изобразительному искусству, придерживаясь при преподавании программ ГУСО; увеличить количество недельных часов по ИЗО до двух в педагогических техникумах; связать преподавание изобразительного искусства с производством в ШКМ и сельскохозяйственных техникумах; создать специализированные классы и укомплектовать их необходимым оборудованием; снабдить школы художественными картинами, репродукциями художественных произведений, литературой по ИЗО и др. Также подчеркивалась необходимость понизить нагрузку преподавателей изобразительного искусства до 12 часов, а для увеличения количества профессионалов – учителей ИЗО – необходимо было командировать в художественные школы и вузы страны с материальной поддержкой от республики [5, 44].

Несколько ранее, 28 июля 1934 г. вышло в свет постановление СНК ЧАССР «Об организации граверного отделения школы ФЗУ при Алатырской типографии». Уже 1 января следующего года Наркомпроссу ЧАССР предписывалось включить школу в сеть учебных заведений республики и запланировать на ее содержание определенную сумму, предоставить все необходимое для занятий, укомплектовать штат педагогических работников. Также было указано, что на изоотделении должна осуществляться профессиональная подготовка художников-граверов средней квалификации. Выпускник школы должен был владеть всеми полиграфическими техниками: плакатом, клише, газетной и журнальной иллюстрацией. Наряду с профессиональными предметами учащиеся должны освоить общеобразовательные дисциплины в соответствии с программой средней школы [13, 26]. Обучение велось по двум направлениям: художественно-педагогическом и художественно-оформительском. Этим было положено начало подготовки для учреждений республики специалистов среднего образования – учителей изобразительного искусства и черчения для общеобразовательных школ и художников-оформителей.

Проанализировав учебный план 1-го и 2-го курсов Алатырского граверно-художественного училища, отметим, что обучение делилось на четыре направления: общеполитический цикл; художественный специальный цикл; педагогический цикл; общеобразовательный цикл. Так, общеполитический цикл включал в себя изучение всеобщей истории и основ ленинизма; художественный специальный цикл – изучение рисунка, живописи (часть гравюры), основы декоративно-производственных форм, графики с гравюрой, скульптуры, пластической анатомии, цвета, технологии художественных материалов; педагогический цикл – изучение черчения; общеобразовательный – математики, физики, химии, иностранного языка, русского языка, военного дела, физкультуры [5, 46].

На всех этапах становления перед руководством училища стояла задача по комплектованию педагогов-профессионалов в штат. Так, в Алатырском периоде в училище преподавали выпускники высших и средних учебных заведений городов Москвы, Ленинграда, Казани и Пензы: Ф. С. Быков, П. К. Васильев, В. Д. Воронов, И. Т. Григорьев, В. В. Иванов, П. М. Михайлов, А. Ф. Мясников, Г. Л. Руднев, В. К. Тимофеев и др.

В 1941 г. Алатырское граверно-художественное училище перевели в г. Чебоксары (Чувашское художественное училище), а в 1952 г. переименовали в Чебоксарское художественное училище. Несмотря на временное приостановление деятельности художественного училища из-за Великой Отечественной войны, в республике осуществлялась дальнейшая работа по созданию чувашского изобразительного искусства. Плодотворно работали под руководством М. С. Спиридонова «Окна ТАСС». В ноябре 1942 г. художники Чувашии организовали выставку, на которой были представлено 60 работ, посвященных теме Великой Отечественной войны (М. С. Спиридонов, Н. К. Сверчков. И. Рубанов, Н. Волков, Г. Ечеистый, Н. В. Овчинников и др.) [15, 128]. Активно работали и художники, эвакуированные в республику: Г. М. Мотовилов, А. Петрова и др. Живописцы создавали жанровые произведения, посвященные ратным и трудовым подвигам народа [11, 135].

После Великой Отечественной войны художественное училище, возобновив работу, за следующие 25 лет педагогической деятельности подготовило множество художников-профессионалов, которые в последующем стали известными чувашскими художниками, что способствовало успешному развитию чувашского искусства в целом. Первыми выпускниками были В. И. Куделькин, Н. В. Овчинников, А. А. Самарин, И. Т. Григорьев, А. Ф. Мясников и др., а в первые послевоенные годы – М. Ф. Харитонов, П. П. Козлов, О. И. Филиппов и др.

В большей степени этому способствовал приезд в республику новых, хорошо подготовленных художественных кадров: «Если в довоенное время в Чувашии работали в основном мастера, окончившие художественные училища и техникумы или пришедшие в профессиональное искусство непосредственно из рядов самодеятельных художников, то теперь ведущее положение занимают воспитанники художественных институтов и академий» – отмечает А. Г. Григорьев [2, 42]. Приезд подготовленных мастеров повлиял не только на характер изобразительного искусства республики, а, что наиболее важно, «они коренным образом изменили работу по подготовке кадров художников местными силами, в местных учебных заведениях, следовательно, они помогли тому, чтобы в художественные вузы страны больше поступало людей из местных талантов… Эти мастера и своим личным творчеством, и педагогической работой поставили в качестве важнейшей для современного искусства республики задачи овладения не только первоначальной грамотой, но и высоким профессиональным мастерством, высокой художественной культурой» [2, 42]. В то же время искусствовед поясняет, что он вкладывает в понятие «культура художника»: это и культура художественно-образного мышления, и умение выбирать наиболее подходящие художественному складу авторов темы произведений, умение их решать в наиболее подходящих по художественным и технологическим свойствам материалах, и мастерское владение данными материалами.

К таким мастерам А. Г. Григорьев причисляет Е. Бургулова, Р. Ермолаеву, В. Гурина, А. Спиридонову, О. Филиппова, Р. и Л. Кичко, С. Теребилова, М. Харитонова, Н. Овчинникова, И. Григорьева, В. Бажинова, Л. Буракова, Р. Федорова и др.

Повышение квалификации учителей рисования и педагогов художественного училища в 1930-1960 гг. также имело свои отличительные черты. В связи с отсутствием в республике учебных заведений высшего художественно-педагогического образования, преподаватели Чебоксарского художественного училища повышали свою квалификацию в художественных вузах г. Москвы и Ленинграда. Институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Е. Репина и Московский государственный художественный институт им. В. И. Сурикова осуществляли методическую поддержку средних учебных заведений: проводились конференции, выставки произведений студентов, разрабатывались программы и методические пособия, а в 1948 г. по инициативе Министерства культуры СССР была проведена Всероссийская конференция педагогов-художников, в рамках которой проводилась выставка учебных и дипломных работ. В декабре 1952 г. в Москве также проводилась всероссийская конференция художников-педагогов и выставка студенческих работ.

Важное значение в повышении методического уровня преподавателей имело и то, что председателями высшей аттестационной комиссии в период защиты студенческих дипломных работ приглашались преподаватели центральных художественных вузов страны, а также известные художники Чувашии.

В рассматриваемый период в республике была сформирована определенная система повышения квалификации учителей. Способствовало этому открытие в Чебоксарах осенью 1930 г. Чувашского пединститута. В 1934 г. на его базе открылся двухгодичный учительский институт, который готовил учителей для неполной средней школы, в 1938 г. – Республиканский институт усовершенствования учителей [4, 57]. Уже к 1950-му г. повышение квалификации школьных учителей осуществлялась следующим образом: в созданном Институте усовершенствования учителей (ИУУ) проводились инструктивные семинары, 20-ти дневные и месячные курсы переподготовки учителей. Популярными были годичные очно-заочные курсы повышения квалификации с обязательными занятиями в институте в течение месяца и выдачей удостоверения. Также проводились двухгодичные курсы без отрыва от производства.

Примечательно то, что в рассматриваемый период институты повышения квалификации осуществляли только методическую переподготовку учителей, к концу 1950-х годов на первый план выдвинулись вопросы теории, задачи расширения научного и общекультурного кругозора. Однако работающим методистам Института усовершенствования учителей с этой задачей было уже не справиться, так как они состояли в основном из учителей-практиков с опытом работы. Поэтому к переподготовке учительских кадров решили привлекать ученых, работавших в педагогическом институте.

В Чувашской Республике к этому времени, как мы знаем, не было высшего учебного заведения художественно-педагогической направленности. Поэтому изучение проблем художественного творчества, теории и истории изобразительного искусства, понимание проблем современного социалистического реализма рассматривались учителями изобразительного искусства только в процессе творческой деятельности, на заседаниях Союза чувашских советских художников, в творческих мастерских, на выставках. Так, например, на открытом собрании Союза чувашских советских художников (22-23 ноября 1948 г.) была организована широкая дискуссия на тему «О натурализме в живописи». Из протокола заседания ясно, что чувашским художникам чрезвычайно важно становление художественно-профессионального образования [13, 74].

В 1952 г. после защиты дипломных работ была организована передвижная выставка, которую в течение лета возили по районам республики. Она побывала в Мариинско-Посадском, Козловском, Янтиковском, Урмарском районах республики. Ее показали в городах Чебоксары и Канаш. Сопровождавший выставку преподаватель художественного училища П. Г. Григорьев выступал с лекциями и беседами об искусстве. Как мы видим, именно Чебоксарскому художественному училищу в период становления художественно-педагогического образования выпала миссия по повышению теоретической подготовки в области искусства среди учителей рисования республики и расширения знаний по искусству у населения.

Анализируя ситуацию, сложившуюся к началу 60-х годов XX в. в республике в художественно-педагогическом образовании, необходимо отметить его изменившийся характер: так как оно состояло из двух уровней: среднее художественно-педагогическое образование и повышение квалификации учителей.

В этот период задачи, поставленные руководством страны перед образованием (переход на восьмилетнее образование, повышение уровня профессиональной подготовки учителей и др.), предполагали создание в республике высшего художественно-педагогического образования. Поэтому уже с 1958 г. на физико-математическом факультете Чувашского государственного педагогического института им. И. Я. Яковлева началась работа по организации художественно-графического факультета.

Именно с 60-х годов XX в., с момента образования художественно-графического факультета, и начался следующий этап становления художественно-педагогического образования Чувашской Республики: этап развития и совершенствования художественно-педагогического образования Чувашской Республики (1960-2000 гг.).

Этому моменту предшествовала долгая работа по созданию в стране сети художественно-графических факультетов высших учебных заведений (академий, университетов, институтов), готовящих кадры учителей изобразительного искусства. В ноябре 1941 г. открылся первый в стране художественно-графический факультет в составе Московского городского педагогического института, утвержденный приказом по Наркомпросу РСФСР за № 81-к МГУХИ в дни битвы за Москву. Первым деканом факультета был назначен Н. И. Ткаченко. Обучение основам живописи и рисунка велось по методикам известных российских художников и педагогов П. П. Чистякова и Д. Н. Кардовского, а также по законам реалистического искусства. Название специальности было «Рисование и черчение» с квалификацией «Учитель рисования и черчения» [23, 3-7].

С 1941 г. в стране была открыта целая сеть художественно-графических факультетов: в Смоленске, Орле, Курске и др. Этот процесс продолжился открытием художественно-графического факультета в Чувашском государственном педагогическом институте им. И. Я. Яковлева. Так, в 1960 г. в республике стало развиваться и высшее художественно-педагогическое образование наравне со средним художественным и художественно-педагогическим образованием.

В эти годы повышение требований общества как к школьному, так и профессиональному образованию документально подтвердил Закон «Об укреплении связи школы с жизнью и о дальнейшем развитии системы народного образования в СССР» (декабрь 1958 г.). Перед системой образования была выделена основная задача подготовить учащихся к жизни, общественно полезному труду. Срок обучения в школах был продлен с 8 до 11 лет, в старших классах было организовано производственное обучение и начальная профессиональная подготовка.

В народном образовании Чувашской АССР также происходили изменения: реорганизация семилетних и десятилетних школ в восьмилетние и средние трудовые политехнические с производственным обучением школы, а это потребовало ряд мер: укрепление материально-технической базы учебных заведений; совершенствование профессиональной подготовки в учреждениях среднего и высшего профессионального образования; увеличения количества выпускаемых специалистов [5, 84]. Эти изменения и стали отправной точкой развития и совершенствования художественно-педагогического образования республики. Помимо открытия художественно-графического факультета, в республике началось развитие системы художественного образования детей: начали открываться художественные школы, художественные кружки при клубах и Домах пионеров (Центрах детского и юношеского творчества).

Знаменательным моментом в развитии художественно-педагогического образования республики (1960 г.) явилось открытие при художественном училище первой художественной школы в Чувашии для детей от 8 до 16 лет. В школе работали два класса, делившие ребят по уровню их подготовки. Занятия вели М. М. Михаэлис и Ф. А. Чартилидис по программам, утвержденным Комитетом по делам искусств при СНК СССР. Ежегодно проводились художественные выставки лучших детских работ. Таким образом, в училище стали поступать студенты, имеющие начальную профессионально-художественную подготовку, что значительно повысило их уровень: был найден один из путей, повышающих качество подготовки абитуриентов.

В 1968 г. открывается детская художественная школа в п. Ибреси (директор И. А. Бородкин), а в октябре 1970 г. – художественное отделение при музыкальной школе пос. Урмары. С начала 70-х годов в республике появляются детские художественные школы: ДХШ № 2 в г. Чебоксары, художественные школы в г. Алатыре, поселке Козловка, Вурнарах. В 1976 г. образовалась Новочебоксарская ДХШ.

В 80-х гг. XX в. сеть художественных школ значительно расширяется. В 1985 г. была открыта Чебоксарская детская художественная школа № 4 (в последующем присвоено имя Э. М. Юрьева) (директор Т. Т. Ростоцкая). Формирование творческого вкуса и эстетическое развитие школьников осуществлялся на протяжении всего времени существования школы. В 1989 г. в Ленинском районе г. Чебоксар открылась Школа искусств им. Акциновых. Вскоре во всех районных центрах республики были открыты художественные школы.

Постепенно отлаживаются связи между открывшимися художественными школами и учебными заведениями республики. Так, например, ведущие преподаватели Чебоксарского художественного училища присутствовали на защитах дипломных работ выпускников художественных школ, часто устраивались выставки творческих работ учеников ДХШ в стенах училища и лучших работ студентов училища в художественных школах, тем самым осуществлялась связь, позволяющая направлять процесс профессионально-художественного развития.

В этот же период успешно продолжает работу Чебоксарское художественное училище. В 70-е гг. XX в. изменился кадровый состав: Е. Е. Бургулов и В. В. Гунько работали до 1970 г., в период до 1978 г. вышли на пенсию старейшие преподаватели П. Г. Григорьев, В. С. Гурин, Р. М. Ермолаева и А. М. Спиридонова. Продолжали педагогическую деятельность Н. Е. Белоцерковский, М. М. Михайлов, В. С. Семенов, О. И. Филиппов. В последующие десять лет в училище пришли работать выпускники училища, получившие высшее образования в вузах страны: С. И. Алатов, А. Н. Алимасов, И. И. Григорьев, В. Д. Гурин, О. А. Дуняк, С. А. Иванов и др. [13, 155].

Согласно постановлению ЦК КПСС «О народных художественных промыслах» (1974 г.), постановлению Совета министров ЧАССР «О развитии народных промыслов республики» в 1983 г. в училище открыли отделение художественной обработки древесины, куда приняли 30 учащихся. В следующем году претерпело изменение художественно-педагогическое отделение: учащихся стали готовить к преподаванию изобразительного искусства в общеобразовательных и детских художественных школах, для работы руководителями кружков и ИЗО-студий.

В 1990-2000 гг. в училище преподавали: В. Ю. Сивов (директор), Р. М. Ермолаева, В. Г. Бритвин, А. И. Алимасов, О. А. Дуняк, Г. П. Маринин, А. М. Федосеев и др. В этот период в училище начали преподавать выпускники Московского художественно-промышленного училища: И. Л. Андреев, Ю. М. Никифоров, Н. Ф. Толстов; Харьковского художественно-промышленного института – М. Ю. Николаев; выпускники ХГФ ЧГПИ им. И. Я. Яковлева – А. В. Собакин, С. Н. Кадикин, И. К. Кугураков; Абрамцевского художественно-промышленного училища – О. А. Афимьина; института живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Е. Репина – Ю. А. Бубнов.

В 1992 г. в училище принимали на три отделения: художественно-педагогическое, художественной керамики, художественной обработки дерева. Затем оформительское отделение реорганизовалось в отделение дизайна со специализацией «Графический дизайн» и «Дизайн пространственной среды». В 1998 г. открылось отделение «Театрально-декорационное искусство». По специальности «ДПИ и народные промыслы» формируются две группы: «Художественная керамика» и «Художественная роспись тканей», на живописном отделении готовят мастеров станковой живописи [13, 167].

В этот же период в республике началось развитие высшего художественно-педагогического образования. В 1960 г. на базе физико-математического факультета Чувашского государственного педагогического института им. И. Я. Яковлева открылось художественно-графическое отделение, готовившее учителей рисования, черчения и труда. Организацию и открытие факультета подготовил А. Г. Григорьев, выпускник искусствоведческого факультета Ленинградского института живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Е. Репина. Первый набор студентов очного отделения был в количестве 43 человек. Специальные дисциплины стали преподавать А. Г. Григорьев и Н. В. Овчинников, А. А. Родионов, скульптуру – К. В. Куликов.

В учебный план открытой специальности «Учитель рисования, черчения, труда» были включены предметы: «История искусств», «Рисунок», «Живопись», «Композиция», «Скульптура и пластическая анатомия», «Школьное декоративное дело», «Начертательная геометрия», «Черчение», «Технология конструкционных материалов», «Основы машиностроения». «Практикум в учебных мастерских и техника безопасности», «Основы технического и художественного конструирования», «Методика преподавания рисования, черчения и труда», «Марксистско-ленинская эстетика» [14, 12].

Через год приказ по институту меняет статус отделения и выделяет его как самостоятельное управляемое отделение института с должностью декана на общественных началах (ст. препод. кафедры изобразительных искусств Н. С. Кириллов).

Последующее десятилетие можно назвать становлением факультета: происходит расширение деятельности, организуются кафедры, отвечающие за различные направления подготовки, формируется педагогический состав. Так, в 1962 г. была организована кафедра изобразительных искусств. Возглавил ее А. Г. Григорьев. Под его началом работали такие педагоги, как Н. В. Овчинников, А. И. Миттов, А. А. Ефейкина, М. А. Зобнина, В. Г. Березин, Л. Е. Бураков, В. П. Авраменко, В. И. Бажинов. М. Ф. Харитонов, П. В. Павлов. С 1964 г. на факультете начали работать В. М. Непомнящий, Р. Ф. Федоров, С. С. Головатый, В. Д. Чураков. М. А. Алексеев.

В 1965 г. на факультете была организована кафедра труда и прикладного искусства (ТиПИ), первым заведующим которой был Д. Г. Крылов, в 1969 г. – кафедра теории и истории искусств (ТИИС), возглавил которую Р. Ф. Федоров.

Преподаватели – действующие художники – активно участвовали в творческой жизни республики. А. Г. Григорьев в последующем отмечал, что к 1970-м гг. в республике сложились и функционировали несколько групп художников, в том числе и группы, непосредственно связанные с художественным и художественно-педагогическим образованием: в Чебоксарском художественном училище с детской художественной школой (Е. Бургулов, В. Гурин, Р. Ермолаева, А. Спиридонова, П. Григорьев, О. Филиппов, Л. и Р. Кичко, А. Ефейкина, В. Семенов, Б. Сапачев и др.) и на художественно-графическом факультете (Н. Овчинников, Р. Федоров, М. Харитонов, В. Непомнящий, В. Чураков, И. Слободова, С. Головатый, Б. Макаров, М. Зобнина, Т. Ампар и др.). Этих мастеров кисти знают не только в республике, но и по всей стране: произведения О. Филиппова, Н. Овчинникова, П. Григорьева, Р. Федорова, П. Головатого публикуются в художественных журналах и других изданиях по искусству, по ним издаются репродукции массовыми тиражами [2, 30].

В период 1979–1990-е гг. на факультете сформировался коллектив, пополняемый лучшими его выпускниками. В этот период на кафедрах работают: Н. А. Енилин, Э. М. Юрьев, Н. Н. Николаев, Н. А. Алимасова, В. Я. Медведев, Ю. В. Викторов. В. В. Иванченко, И. М. Рязанцева, В. Н. Пономарева, И. К. Кугураков, С. А. Иванов, А. А. Флегентов, В. А. Литвинов, Н. К. Рукавишникова, В. М. Филиппов, А. В. Данилов, В. Г. Милославская, Г. В. Кондратьев, М. Г. Григорян, В. Н. Серов, К. А. Долгашев, Ю. Н. Романов, А. П. Анохин и др.

В эти годы ряд преподавателей факультета защитили кандидатские диссертации: кандидатом искусствоведения стал А. Г. Григорьев, Ю. В. Викторов; кандидатами педагогических наук – В. М. Непомнящий, М. Ф. Харитонов, Н. Н. Лукин. В 1987 г. кандидатами педагогических наук стали И. М. Рязанцева, В. А. Литвинов и Н. С. Васютина.

«В сентябре 1984 г. на факультете произошла реорганизация. В основу вновь образованной кафедры рисунка вошли все предметы кафедры теории и истории искусств и скульптуры (кроме методики преподавания) и рисунок. Живопись, композиция и пленэр перешли в ведение педагогов кафедры живописи. На базе кафедры труда и прикладного искусства была организована кафедра черчения, труда и методики преподавания (ЧТиМП). Кафедрой рисунка вплоть до 1994 г. руководил М. Ф. Харитонов, затем И. М. Рязанцева, а с 1996 и по настоящее время – Ю. В. Викторов» [14, 22].

В этот период все кафедры факультета планомерно решали задачи, связанные с формированием профессионализма будущих учителей изобразительного искусства, черчения и труда.

Кафедры в тот период активно сотрудничают с рядом сельских общеобразовательных и художественных школ: Малокибечинской СШ Канашского района, п. Кугеси Чебоксарского района, с. Ходары, Большесундырской СШ и др.: преподаватели кафедр выделяют из фондов методические разработки, проводят открытые занятия, а также ведут занятия в рамках курсов повышения квалификации учителей ИЗО, черчения и трудового обучения.

Анализируя работу по повышению квалификации учителей изобразительного искусства Чувашской Республики в период с 1960 по 2000 г., необходимо отметить ее поступательное развитие. К 1970 г. в республике сложилась определенная система повышения квалификации учителей, а именно:



  • 3-месячные курсы повышения квалификации руководителей школ (факультет повышения квалификации кадров при ЧГПИ им. И. Я. Яковлева);

  • месячные курсы (курсы повышения квалификации учителей начальных классов чувашских школ при Канашском педучилище; в течение года в Институте усовершенствования учителей проходят переподготовку дошкольные работники, ст. пионервожатые, инспектора РОНО, заместители директора школ, воспитатели групп продленного дня и школьных интернатов и др.; летние курсы повышения квалификации учителей начальных классов русских школ, учителей-предметников);

  • очно-заочные курсы руководителей школ, учителей-предметников;

  • краткосрочные семинары по отдельным проблемам обучения и воспитания школьников, проводимые как в ИУУ, так и в районах Чувашии;

  • методические объединения учителей и других работников (районные методические объединения для учителей начальной военной подготовки, физкультуры, труда, рисования и черчения, библиотекарей, а небольшие районы (Ибресинский, Янтиковский и др.) объединили учителей других предметов); кустовые методические объединения (КМО) учителей нескольких районов;

  • университеты знаний для учителей г. Чебоксары;

  • научно-практические конференции и Педагогические чтения.

В этот период в институте функционировало 16 кабинетов, где трудились 16 заведующих и 21 методист. Среди них: кабинет начального обучения, кабинет русского языка и литературы, кабинет чувашского языка, кабинет вечернего обучения, кабинет трудового обучения и др. Как видим, среди вышеперечисленного нет кабинета изобразительного искусства, работа с учителями ИЗО осуществляется методистом по черчению и рисованию, хотя в отдельные годы ставка методиста и не предусматривалась.

В 1974/75 учебном году был организован кабинет изобразительного искусства и черчения. Заведующим кабинетом изобразительного искусства был назначен В. Г. Ялуков, работавший в Чувашском институте усовершенствования учителей (ЧИУУ) в качестве методиста черчения и рисования с 1964 г. (приказ № 110 по ИИУУ от 13 апреля 1964 г.) по 1976 год [22]. Закончивший художественно-графический факультет в 1965 г. – студент первого набора – В. Г. Ялуков курировал работу учителей рисования и черчения в районных школах, оформительскую работу пионерских вожатых, работал с руководителями школ по изучению программ, разъяснению цели и задач преподавания изобразительного искусства и черчения, определению путей повышения качество преподавания данных предметов. Как результат – в школах стали выделяться кабинеты для проведения уроков изобразительного искусства и черчения.

В Информации о работе заведующего кабинетом изобразительного искусства и черчения за 1974/75 учебный год отмечается: «Большую трудность представляет для учителей обобщение своего опыта. В прошлом году во время семинара руководителей районных методических объединений учителей изобразительного искусства и черчения остро ставились вопросы самообразования, работы над докладом. Всем руководителям районных методических объединений было поручено провести соответственную работу на секциях, начиная со следующего учебного года планируются ежегодные курсы с учителями-специалистами изобразительного искусства и черчения» [21, 39].

Таким образом, в республике под началом кабинета изобразительного искусства и черчения начинает выстраиваться система повышения квалификации учителей изобразительного искусства и черчения. В ЧИУУ организуются курсы, причем учителя делятся на две группы: специалисты и не специалисты, так как в тот период большинство учителей не имели ни высшего художественно-педагогического образования, ни среднего [15, 22]. Примечательно то, что повышение квалификации происходит не только там, но и непосредственно на рабочем месте учителя: заведующий кабинетом периодически выезжает в районы республики с лекциями, выступает на заседаниях методических объединений учителей ИЗО и черчения.

Тем не менее ситуацию по преподаванию изобразительного искусства в республике этого периода можно назвать сложной: отсутствие специализированных кабинетов, современных программ преподавания, методической литературы и наглядных пособий в школе существенно затрудняет работу учителей изобразительного искусства и черчения. Количество учителей ИЗО и черчения, обучавшихся на курсах повышения квалификации, нестабильно и намного меньше планируемого. Так, в 1981 г. при плане – 40 человек, на курсах обучались 19, а в 1982 г. курсы не были организованы вообще.

Год от года деятельность кабинета ИЗО становилась значимой в рамках изменения политики в области образования. В июне 1992 г. решением Совета РИПКРНО (бывш. Чувашского ИУУ) кабинет был реорганизован, вместо него была создана кафедра теории и методики культуры. Заведующим кафедрой был назначен кандидат искусствоведения, профессор А. Г. Григорьев, перешедший на работу из ЧГПИ им. И. Я. Яковлева. Штат кафедры состоял из 6 преподавателей, 3 методистов, лаборанта (1,5 ставки) [16, 8]. Так, в штате кафедры были: профессора А. Г. Григорьев и М. И. Скворцов, доцент Л. В. Кузнецова и В. П. Иванов, ст. преподаватель Н. И. Виноградов, Э.Г. Скворцов, Н. В. Тимофеев. Методистами кафедры назначили по ИЗО Ю. П. Петров, по музыке – Н. В. Тимофеев, лаборант – С. И. Соловьева [20, 2].

Новая кафедра активно включилась в образовательный процесс. За первый год существования кафедры были проведены курсы в количестве 21. Они охватили 953 человека: учителей ИЗО, музыки, КРК, руководителей кружков, руководителей школ, инспекторов и методистов СНО, курирующих и преподающих чувашский язык, литературу, культуру родного края и др. [17, 2]. В это же время на базе УВК МЖК г. Чебоксар создается экспериментальная площадка ЧРИПКРНО – экспериментальная школа художественной культуры и образования. Большое внимание уделяется и работе над проектами учебных программ по культуре родного края, музыке, изобразительному искусству и художественному труду на основе национальной культуры. Обобщается опыт активно работающих учителей ИЗО и черчения по внедрению чувашской культуры в программу «Изобразительное искусство и художественный труд» Б. М. Неменского. Так, Министерство образования, науки и высшей школы ЧР утвердило программы С. Н. Михайлова и Н. В. Кривошеева [16, 8].

Нельзя забывать, что данный период в жизни Российской Федерации и Чувашской Республики был достаточно сложным: активно шли политические, экономические преобразования. Система образования недостаточно финансировалась. Остро чувствовал кризис и Чувашский РИПКРНО: не хватало денег на самое необходимое: не оплачивались командировочные расходы [19, 29], не покупались учебники, замедлилось издание разрабатываемых учебных пособий и программ. Процесс реорганизации, затянувшийся на длительный период, затруднял и без того сложную обстановку. Как отмечено в отчете кафедры за 1996/97 учебный год, «Учебно-лабораторная база кафедры остается без улучшения в самом институте» [18, 59]. В этом учебном году финансовое положение института было крайне затруднительно: командировки, выезды для работы с территориями не оплачивались совсем, транспорт не предоставлялся.

Однако данные трудности не мешали планомерно осуществлять повышение квалификации учителей по 4 направлениям: культуры родного края, музыки, изобразительного искусства и этики, эстетики и мировой художественной культуры. Так, за 1992/93 учебный год повысили квалификацию 31 учитель изобразительного искусства, за 1993/94 учебный год – 25, 1996/97 учебный год – 17 человек.

Однако как бы то ни было, деятельность кафедры по внедрению в учебный процесс школы чувашского народного декоративно-прикладного искусства продолжалась. Кафедра сотрудничала с художественно-графическим факультетом ЧГПИ им. И. Я. Яковлева, Чебоксарским художественным училищем, Чебоксарским педагогическим училищем им. Н. В. Никольского, Чувашским государственным художественным музеем, Национальной библиотекой, творческими Союзами, школами искусств, детскими художественными школами, центрами творчества детей и юношества и др.

Итак, становление и развитие системы повышения квалификации учителей изобразительного искусства Чувашской Республики прошло достаточно длинный путь развития: на первых этапах оно осуществлялось по методическим вопросам без учета специализации. Вопросы преподавания изобразительного искусства, роль изобразительного искусства в воспитании и другие сугубо специфические художественные проблемы решались на собраниях, конференциях и личных встречах творчески работающих учителей ИЗО и художественной общественности республики. Постепенно наметились пути развития системы повышения квалификации учителей ИЗО. С открытием кафедры теории и методики культуры началось планомерное повышение квалификации учителей ИЗО и черчения с использованием инновационных технологий обучения.

Таким образом, к концу XX в. в Чувашской Республике сформировалась следующая система художественно-педагогического образования:



  1. Детские художественные школы и школы искусств, средние общеобразовательные школы с эстетическими классами.

  2. Учебные заведения среднего профессионального (Чебоксарское художественное училище (техникум)) и высшего педагогического (художественно-графический факультет Чувашского государственного педагогического университета им. И. Я. Яковлева) образования.

  3. Учреждение повышения квалификации педагогических работников (Чувашский республиканский институт образования, аспирантура ХГФ ЧГПУ).


Литература

  1. Волков, Г. Н. Жизнь, смерть и бессмертье патриарха / ЧИЭМ СПбГПУ. Чебоксары: ЧИЭМ СПбГПУ, 2004. С. 145.

  2. Григорьев, А. Г. Сто тысяч красок. Популярный очерк современного чувашского изобразительного искусства / Чувашский государственный педагогический институт им. И. Я. Яковлева. Чебоксары : Чуваш. кн. изд-во, 1967. С. 42.

  3. Григорьев, А. Г. У истоков профессионального изобразительного искусства Чувашии / Чувашский государственный педагогический институт им. И. Я. Яковлева. Чебоксары : Чуваш. кн. изд-во, 1978. С. 45.

  4. Данилов, В. Д. История и культура Чувашской Республики (XX в.). Часть II : учебное пособие / Чувашский республиканский институт образования. Чебоксары: Чуваш. кн. изд-во, 1997. С. 18.

  5. Долгашев, К. А. Изобразительное искусство Чувашии: становление и развитие (вторая половина XIX – конец XX в.) / Чувашский государственный педагогический университет им. И. Я. Яковлева. Чебоксары: Чуваш. гос. пед. ун-т, 2008. С. 33.

  6. Ефимова, А. Л. Становление и развитие системы повышения квалификации педагогических кадров Чувашии в 1934–1991 гг. / Чувашский государственный педагогический университет им. И. Я. Яковлева. Чебоксары: Чуваш. гос. пед. ун-т, 2009. С. 15.

  7. Ефимов, Л. А. Формирование и развитие педагогической интеллигенции Чувашии в конце XIX–XX вв. / Чувашский государственный педагогический университет им. И. Я. Яковлева. Чебоксары, 2002. С. 68.

  8. Краснов, Н. Г. Выдающийся чувашский педагог-просветитель / Чувашский государственный педагогический университет им. И. Я. Яковлева. Чебоксары: Чуваш. кн. изд-во, 1992. С. 131.

  9. Охотников, Н. М. Записки чувашина о своем воспитании (1888 г.) / Н. М. Охотников. – Казань, 1920; НА ЧГИГН. Отд. II. Ед. хр. 189.

  10. Петрова, Т. Н. Школа и просвещение Чувашии в XVIII веке / Чувашский государственный педагогический университет им. И. Я. Яковлева. – Чебоксары: ЧГПУ им. И. Я. Яковлева, 1994. – 84 с.

  11. Спиридонов, М. С. Крылья памяти. Воспоминания художника. Воспоминание о художнике. Чебоксары : Чуваш. кн. изд-во, 1990. С. 152-153.

  12. Ургалкина, Н. А. Никита Кузьмич Сверчков. Жизнь и творчество / Государственный институт гуманитарных наук. Чебоксары : Чуваш. кн. изд-во, 1983. С. 9.

  13. Харитонова, Л. М. Художественное образование и пути развития изобразительного искусства Чувашии: Проблемы взаимодействия: Диссертация на соискание ученой степени кандидата искусствоведения. М.: 2005. 264 с.

  14. Данилов, А. В., Викторов, Ю. В., Смирнова Н. Б. Художественно-графический факультет: становление и развитие / Чувашский государственный педагогический университет им. И. Я. Яковлева. Чебоксары : Типография № 1, 2010. С. 12.

  15. Отчеты кабинетов ЧИУУ за 1974-1989 гг. // Чувашский республиканский институт образования (далее ЧРИО). – Оп. 2. – Д. 872. C. 22.

  16. Протокол заседания кафедры ТиМК за январь-июнь 1993 г. // ЧРИО. – Оп. 3. – Д. 86. С. 8.

  17. Отчет кафедры ТиМК «Об учебной и учебно-методической работе за 1992/93 уч. год» // ЧРИО. – Оп. 3. – Д. 52. С. 2.

  18. Отчеты, справки о работе кафедр, кабинетов за 1996/97 уч. год // ЧРИО. – Оп. 4. – Д. 7. С. 59.

  19. Отчеты, справки о работе кафедр, кабинетов за 1996/97 уч. год // ЧРИО. – Оп. 4. – Д. 38. С. 61.

  20. Протоколы заседаний кафедры культуры за сентябрь 1994 – март 1997 гг. // ЧРИО. – Оп. 4. – Д. 17. С. 29.

  21. Протоколы заседаний кафедры ТиМК за сентябрь-декабрь 1992 г. // ЧРИО. – Оп. 3. – Д. 50. С. 2.

  22. Приказ № 110 по ЧИУУ РТ 13 апреля 1964 г. // ЧРИО. – Оп. 3. – Д. 322. С. 1.

  23. Чувашская Автономная Область. Съезд деятелей просвещения. Резолюции 2-го Областного съезда деятелей Просвещения // Чувашская Автономная Область, Съезд деятелей просвещения. Чебоксары: Первая государственная типография, 1921. С. 21.

  24. Шорохов, Е. В. Современное состояние и перспективы художественно-педагогического образования // Вестник МГОУ. Серия «Методика обучения изобразительному и декоративно-прикладному искусству». – 2007. – № 2. С. 3-7.