Особенности перевода художественной литературы - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Особенности перевода художественной литературы - страница №1/1

ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕВОДА ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ (НА ПРИМЕРЕ БЕЛОРУССКО-АНГЛИЙСКОГО ПОЭТИЧЕСКОГО ПЕРЕВОДА)

Соколова Ю.В. (Минск, БГУ)

Одной из важных составляющих филологического образования и существенным аспектом изучения иностранных языков является освоение навыков профессионального перевода, в том числе художественного. Художественный перевод, как известно, – это сложная, многоплановая деятельность, подразумевающая необходимость преодоления целого ряда противоречий (так называемых «парадоксов перевода»).

Толковый словарь русского языка дает следующее определение слову ‘перевод: перевод – это передача средствами одного языка мыслей, выраженных на другом языке.

Но возможно ли совершенно точно и полно передать на одном языке мысли, выраженные средствами другого языка?

По этому вопросу существует две противоположные точки зрения [1, c. 7-8].

Согласно первой теории («теории непереводимости») полноценный перевод с одного языка на другой вообще невозможен вследствие значительного расхождения выразительных средств разных языков; перевод, якобы, является лишь слабым и несовершенным отражением оригинала, дающим о нем весьма отдаленное представление.

Другая точка зрения заключается в том, что любой развитый национальный язык является вполне достаточным средством общения для полноценной передачи мыслей, выраженных на другом языке. Это тем более справедливо в отношении английского языка – международного языка общения.

Практика переводчиков доказывает, что любое произведение может быть полноценно (адекватно) переведено на английский язык с сохранением всех стилистических и иных особенностей, присущих данному автору.

Принимаясь за перевод художественной литературы, переводчик неизбежно вовлекается в круг целого ряда вопросов и задач, в число которых входят языковые, литературные, эстетические, психологические и другие проблемы. Например, от переводчика требуется определение литературных свойств текста, его исторической принадлежности, обстоятельств жизни и творчества автора, а также представление о предполагаемом читателе переводного текста, о различии исходной и переводящей культур.

Одно из лучших, к тому же предельно простых определений перевода поэтического текста дал Данте Габриель Россетти: “… the life blood of translation is thisthat a good poem shall not be turned into a bad one.” [живая суть перевода заключается в том, чтобы из хорошего стихотворения не сделать плохое – перевод автора]. Ориентир верный, но как определить, чем «хорошее» стихотворение отличается от «плохого», особенно когда мы сравниваем тексты на далеких языках, предназначенных для разных культурных традиций (например, белорусско-английский поэтический перевод). То, что «хорошо» (значимо, интересно) для одной читательской аудитории, может оказаться «плохим» (маловажным) для другой, иноязычной. Какое место занимает переводное произведение в литературной традиции воспринимающей культуры, как вписывается оно в чужой мир, как приспосабливается к нему и как его меняет?

Каждое настоящее стихотворение уникально и неповторимо, пытаясь воспроизвести его на другом языке, в другом ментальном и культурном пространстве, переводчик берет на себя великую задачу: средствами переводного языка передать все богатство переводимой культуры.

Переводчица сонетов Я.Купалы Вера Рич [Прим.1] указывает читателю путь к Купале, то есть создает некое подобие исходного текста, в котором сохраняется предельно возможный и воспринимаемый переводящей культурой объем информации о том, что на самом деле создал Купала и в той мере, в какой это способен передать переводчик. Нельзя повторить на английском языке рифму, созданную на белорусском языке, но можно найти подобную ей по выразительности и по художественной функции именно в этом стихотворении. Неизбежны лексико-грамматические и фонетические отступления, невоспроизводимо развитие интонации в силу синтаксических различий двух языков, но вполне возможна аналогичная, хотя и другая форма, воссоздающая характер поэтического образа.

По выражению американского поэта и переводчика Стэнли Кунитца, переводчику приходится балансировать “between formal demands and semantic accuracy” [между требованиями формы и передачей смысла – перевод автора].

Для сравнения, возьмем примеры из сонетов Я.Купалы:

Я люблю упрыгожану у мхi

Нашу вёску – сваей крыўды сведку

Свой народ – гэту звяўшую кветку

Цэлы край – родны мне й дарагi

(Я люблю)

I love our village decked with mossy sheen,

Witness to all the wrongs on it inflicted,

Our people, like a flower wilted, stricken,

Dear to me is our country's every scene.

(I love)

С точки зрения передачи формы перевод далеко отошел от белорусского оригинала, но он точно доносит эмоциональное содержание четверостишия, которое было бы утеряно при формально точной дословной передаче.

Переводчик, следовательно, в случае необходимости, не только может, но и должен менять местами члены предложения, давая порядок слов более естественный для английского языка, например:

Жывёлу гоне у парк галодны «сервiтут» The hungry «servitude» drives cattle in the park

(Запушчаны палац) (The deserted palace)

Он может изменять конструкцию предложения:

А дома, роскашы i працы многiх рук And there at home, raised, furbished by so many hands

(Запушчаны палац) (The deserted palace)

опускать или заменять слова:



I за гэта толькi прашу, малю цябе And for this I'll seek but one small thing from thee

(Для зямлi прадзедаў маiх…) (For the land of my forebears)

Асвяцiць народы лепты быт манiцца Peoples are invited to life's more worthy session

(На вялiкiм свеце) (Out in the great world) Аб ей брэджу на яве i ў сне Awake, asleep, think of her constantly

(Я люблю) (I love)

Одной из главных задач поэтического перевода является не столько дословное воспроизведение исходного текста, сколько передача общего поэтического впечатления, которое переводное стихотворение может произвести на читателя.

Рассмотрим предложение:

Буду у вечнай мучыцца жальбе i кляцьбе.

(Для зямлі прадзедаў маіх)

I will suffer endless griefs and woes eternally.

(For the land of my forebears)

Английские слова ‘endless’ и ‘eternally’ очень близки по смыслу и находятся в одном синонимическом ряду:

endless – бесконечный, нескончаемый,

eternal – вечный (наречие – eternally).

Можно было бы опустить одно из этих слов (принимая во внимание оригинал, где слово ‘вечный’ употребляется лишь один раз), но тогда была бы нарушена ритмическая организация английского варианта и предложение было бы не таким мелодичным.

Однако не только звуковая форма составляет трудность при переводе стихов. Говоря о переводе поэзии, не следует забывать о самой сути – образном содержании текста. Ограниченный жесткими рамками размера, строки, строфы, стих требует от переводчика не только понимания и интерпретации, но еще и изобретательности. В художественном переводе важно сохранение формы, содержания, структуры и эстетического воздействия оригинала.



Литература:

1. Аристов Н.Б. Основы перевода. -- М.: Изд-во литетатуры на иностр. языках, 1959. -- 264 с.

2. Купала Я. Санеты / На бел., англ., ісп., ням., пол., рус., укр., фр. мовах / Уклад. Ж.К. Дапкюнас і В.П. Рагойша. – Мн.: Маст. літ., 2002. – 271с.

3. Федоров А.В. Основы общей теории перевода. – М.: Высшая школа, 1968. – 205с.


Примечание

1. Вера Рич, английская поэтесса, переводчица украинской и белорусской поэзии, занималась исследованием творчества Я.Купалы, М.Богдановича, работала над переводом «Новай зямлі» Я.Коласа, перевела на английский язык произведения А.Гаруна, Л.Гениюш, З.Бядули, К.Крапивы и многих других. Пропагандировала белорусскую литературу в Англии. В 1971 году под патронатом ЮНЕСКО вышла первая в мире антология белорусской поэзии на иностранном языке, переведенная Верой Рич ««Like Water, Like Fire: An Anthology of Byelorussian Poetry from 1828 to the Present Day» («Как вода, как огонь: Антология белорусской поэзии с 1828 года до наших дней»).