Особенности нарушения апоптоза эозинофилов при тяжелой терапевтически-резистентной бронхиальной астме - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Особенности нарушения апоптоза эозинофилов при тяжелой терапевтически-резистентной - страница №1/1


Особенности нарушения апоптоза эозинофилов при тяжелой терапевтически-резистентной бронхиальной астме

Никитина Л.Ю., Петровский Ф.И., Иванчук И.И., Сазонов А.Э.

The peculiarities of eosinophil apoptosis damage in patients with severe therapy-resistant bronchial asthma

Nikitina L.Yu., Petrovsky F.I., Ivanchuk I.I., Sazonov A.E.

Сибирский государственный медицинский университет, г. Томск

 Никитина Л.Ю., Петровский Ф.И., Иванчук И.И., Сазонов А.Э.

Цель исследования – изучить динамику экспрессии транскрипционного фактора p53, проапоптотических (bax, bcl-XS), антиапоптотических (bcl-2, bcl-XL) эффекторов, ИЛ-5 в эозинофилах периферической крови пациентов с терапевтически-резистентной тяжелой бронхиальной астмой (БА). Методы исследования: клинико-функциональное, аллергологическое обследование, определение экспрессии эффекторов апоптоза (ПЦР). Было обследовано 60 пациентов с тяжелой БА. Выявлена низкая экспрессия р53 и связанное с ней угнетение апоптоза эозинофилов при терапевтически-резистентной БА. Дизрегуляция апоптоза эозинофилов – ключевой механизм персистирующего воспаления воздухоносных путей при терапевтически-резистентной астме.



Ключевые слова: терапевтически-резистентная тяжелая бронхиальная астма, эозинофил, апоптоз, р53, ИЛ-5, bcl-2, bax.

The study aim: to investigate the dynamics of transcription factor p53, proapoptoic (bax, bcl-XS), antiapoptotic (bcl-2, bcl-XL)


effectors, IL-5 expression in peripheral blood eosinophils of patients with severe therapy-resistant bronchial asthma (BA). Methods: clinical, functional, allergologic observation, the study of apoptosis effectors expression (Polymerase Chain Reaction). Material: 60 patients with severe BA. Results: low p53 expression and eosinophils apoptosis depression were revealed in therapy-resistant asthmatics. Conclusion: eosinophil apoptosis disregulation – the key mechanism of persistent inflammation of the airways in therapy-resistant BA.

Key words: therapy-resistant severe asthma, eosinophil, apoptosis, p53, bcl-2, bax.

УДК 616.248:616.155.35


Введение

Бронхиальная астма (БА) характеризуется широким спектром клинических проявлений от эпизодических и относительно легких симптомов до сложной (терапевтически-резистентной) формы с жизнеугрожающими эпизодами, требующими интенсивной терапии [3, 8, 10]. Доля тяжелой БА в общей структуре заболевания составляет 5–10% [5, 6]. При этом стоимость терапии, включающая медицинскую помощь (в том числе экстренную), длительные периоды нетрудоспособности, достигает 80% от общих затрат на заболевание [5, 6].

Тяжелое течение астмы сопровождается высоким риском смерти, развитием обострений. В последнее десятилетие мировой показатель смертности по причине БА увеличился до 180 тыс. случаев в год (ВОЗ). Особенно важной представляется проблема терапевтической резистентности при тяжелой БА.

Терапевтически-резистентной названа астма, при которой сохраняются симптомы заболевания, варьирующая бронхиальная обструкция, потребность в b2-агонистах короткого действия, возникают обострения, несмотря на использование адекватной базисной терапии (2 000 мкг/сут по беклометазону дипропионату) в течение 6 мес [8]. Вопрос о природе тяжелой терапевтически-резистентной астмы, патофизиологических механизмах персистирующего воспаления при данной форме болезни в настоящее время остается открытым.

Основной эффекторной клеткой хронического воспаления при БА является эозинофил [11, 13]. Избыточное накопление эозинофилов в дыхательных путях при БА связано с нарушением гомеостаза этих клеток. Процесс удаления эозинофилов из тканей осуществляется посредством апоптоза – запрограммированной клеточной гибели [1, 2, 14]. Согласно данным A.M. Vignola и соавт. [16], в биоптатах бронхов больных БА количество апоптотически измененных эозинофилов меньше, чем у больных хроническим бронхитом и здоровых, и прогрессивно уменьшается с нарастанием степени тяжести астмы. Таким образом, можно предположить, что важным механизмом персистирующего воспаления при тяжелой БА является нарушение регуляции апоптоза эозинофилов. В связи с этим актуальным представляется исследование экспрессии одного из ведущих регуляторов апоптоза р53, про- и антиапоптотических эффекторов в эозинофилах пациентов с тяжелой БА, а также экспрессии важнейшего провоспалитель-
ного цитокина интерлейкина-5 (ИЛ-5), обладающего
выраженным антиапоптотическим действием [4, 7]. Каковы особенности изменений программируемой гибели
эозинофилов при резистентной к терапии форме заболевания? Возможен ли регресс дисбаланса в системе апоптоза на фоне базисной терапии в дозах, рекомендуемых современными руководствами?

Цель данного исследования – изучить динамику экспрессии гена транскрипционного фактора p53, а также проапоптотических (bax, bcl-XS) и антиапоптотических (bcl-2, bcl-XL) эффекторов и ИЛ-5 в эозинофилах периферической крови пациентов с терапевтически-чувствительной и терапевтически-резистентной тяжелой БА на фоне базисной терапии.



Материал и методы

Объект исследования

В исследование включено 60 пациентов в возрасте от 18 до 60 лет.

Критериями для включения в исследование были:

– соответствие показателям тяжелой БА: объем форсированного выдоха за 1-ю секунду (ОФВ1) не более 60% от должной величины; объем терапии (дозы по беклометазону дипропионату) более 1 000 мкг/сут, или при сохраняющихся симптомах на фоне проводимой терапии; необходимость постоянного (в течение не менее 6 мес до проведения исследования) применения системных кортикостероидов в любой дозе (с ингаляционными кортикостероидами (ИКС) или без них);

– доказанная обратимость бронхиальной обструкции: повышение ОФВ1 более чем на 200 мл и на 12% относительно исходных значений, а также отсутствие сочетания ОФВ1/ФЖЕЛ (форсированная жизненная емкость легких) менее 70% и ОФВ1 менее 80% от должного показателя после применения бронходилататора (400 мкг сальбутамола при помощи спейсера);

– способность пациентов адекватно оценивать свое состояние;

– отсутствие сопутствующей патологии в стадии декомпенсации;

– подписанное пациентом информированное согласие;

– отсутствие адекватной степени тяжести базисной противовоспалительной терапии (GINA, 2002) в течение 4 нед до включения в исследование.

Дизайн исследования

После периода скрининга (первый визит к вра-


чу) всем пациентам было назначено лечение ФП 1 000 мкг/сут. В качестве симптоматической терапии был использован сальбутамола сульфат (вентолин, GSK) в дозе 100 мкг в режиме по требованию. Продолжительность лечебного периода составила 24 нед (рис. 1).


2 нед 4 нед 20 нед
Рис. 1. Дизайн исследования: скрининговый визит – применение критериев включения, мониторинг ПСВ пациента; первый визит – рандомизация пациента, назначение терапии согласно рандомизационной группе, исследование ФВД, БГР, уровня общего IgE в сыворотке крови, определение экспрессии генов р53, bcl-2, bcl-XL, bax, bcl-XS, ИЛ-5; второй визит и третий визит – исследование ФВД, БГР, экспрессии генов р53, bcl-2,
bcl-XL, bax, bcl-XS, ИЛ-5

Методы исследования

Оценка пиковой скорости выдоха (ПСВ) в течение всего исследования (скрининг, лечебный период) проводилась с использованием пикфлоуметров «Mini Write» (Великобритания). Исследование функции внешнего дыхания (ФВД) выполнялось на аппарате «MasterScope» фирмы «Jaeger» (Германия) с определением обратимости ОФВ1 по стандартной методике (АТS, 1995) с использованием сальбутамола сульфата (вентолин, GSK) в дозе 400 мкг через спейсер. Для исследования уровня бронхиальной гиперреактивности (БГР) в провокационном тесте с метахолином был использован аппарат «MasterScope» и небулайзер «APS pro» фирмы «Jaeger» (Германия).

Всем пациентам исследуемой группы были проведены кожные аллергопробы (КАП) аллергенами производства ФГУП «Аллерген» (г. Ставрополь), определен уровень общего иммуноглобулина (IgE) в сыворотке крови методом ИФА.

Для оценки про- и антиапоптотических факторов эозинофилы выделяли из гепаринизированной периферической крови. Тотальную РНК выделяли с помощью набора «Trizol™» (GibcoBRL, Life Technologies). Поли-A-РНК получали на колонках с олиго-dT целлюлозой (ICN, США) и проводили обратную транскрипцию набором «Реверта» («ПЦР-сервис», г. Москва) в течение 1 ч при температуре 37 C; кДНК амплифицировали


с праймерами, синтезированными на ДНК-син­тезаторе ASM 800 специфичными для:

bcl-2 (5'-GATGTCCAGCCAGCTGCACCTG;

3'-CACAAAGGCATCCCAGCCTCC),

bcl-xL/S (5'-TTGGACAATGGACTGGTTGA;

3'-GTAGAGTGGATGGTCAGTG),

bax (5'-GGACCCGGTGCCTCAGGA;

3'-CAAAGATGGTCACGGTCTGC),

ИЛ-5 (5'-ATGCGCCTTTGCACTAATGGC;

3'-GCAAATTGCACGATCTGAC),

р53 (5'-CGACACTGCGTGAATGAA;

3'-GCTGTGACGCACTTACTT),

ГАФДГ (5'-GAAGCTCACTGGCATGGCCTTCC;

3'-CATGTGGGCCATGAGGTCCA).

Участок гена глицеральдегид 3-фосфатдегидрогена­зы (ГАФДГ) использовали как положительный контроль экспрессии мРНК. Показатели экспрессии выражали в процентах относительно активности ГАФДГ, которая принималась за 100%. Детекцию продуктов амплификации проводили в 1,2%-м агарозном геле, содержащем бромистый этидий. Для оценки специфичности продуктов амплификации использовали метод nested-ПЦР.

В качестве контрольных были использованы данные, полученные от 30 здоровых добровольцев (возраст от 18 до 60 лет). В эту группу были включены лица, не имеющие БА и других атопических заболеваний, гельминтных инвазий. Все пациенты из группы контроля имели отрицательные результаты кожных аллергопроб, уровень IgЕ в сыворотке крови менее 100 МЕ/мл, нормальные показатели ФВД и отрицательные результаты теста с метахолином.

Cтатистическая обработка проводилась при помощи пакета программ Statistica for Windows 6.0. Данные представлены в виде X  m, где Х – среднее арифметическое, m – ошибка среднего. Для оценки различия средних в попарно несвязанных выборках применяли U-критерий Манна–Уитни, в связанных – критерий Вилкоксона. Для сравнения показателей в трех несвязанных группах проводили дисперсионный анализ ANOVA Краскалла–Уоллиса, в трех связанных – анализ Фридмана. Степень взаимосвязи между признаками оценивали, вычисляя коэффициент ранговой корреляции Спирмена. Разницу считали значимой при р < 0,05.

Результаты

По окончании 24-недельного лечебного периода участники исследования, у которых не удалось достичь хорошего и полного контроля астмы согласно критериям GOAL [9], были отнесены в группу сложной (терапевтически-резистентной) БА в соответствии с определением рабочей группы ERS (European Respiratory Society, 1999) [8]. Пациенты, у которых контроль астмы был достигнут, сформировали группу терапевтически-чувствительной тяжелой БА.

В табл. 1 представлена сравнительная клинико-функ­циональная характеристика вышеуказанных групп тяжелой БА. Исходно показатели обеих групп были сопоставимы. Однако уже по окончании 4-недель­ного периода лечения обращают на себя внимание достоверно более низкие показатели ФВД (ОФВ1, ПСВ), более выраженная бронхиальная гиперреактивность, более интенсивные симптомы заболевания при терапевтически-резистентной БА в сравнении с терапевтически-чувствительной.

Анализ экспрессии гена ИЛ-5 выявил отсутствие


какой-либо динамики этого показателя в группе терапевтически-резистентной БА. Экспрессия изучаемого интер­лейкина оставалась стабильно высокой вне зависимости от продолжительности терапии и достоверно отличалась от контрольных значений (визиты второй и третий).

Таблица 1

Сравнительная клинико-функциональная характеристика тяжелой БА в обследованных группах в зависимости от чувствительности
к проводимой терапии


Показатель

Тяжелая БА (n = 60)

Терапевтически-чувствительная (n =36)

Терапевтически-резистентная (n = 24)

Визит первый

Визит второй

Визит третий

Визит первый

Визит второй

Визит третий

Дневные симптомы, балл

3,02  0,13

0,99  0,13#

0,19  0,03#,

3,12  0,13

2,23  0,16*,#

2,14  0,21*,#

Ночные симптомы, балл

2,12  0,14

0,41  0,08#

0,00  0,00#,

2,01  0,12

1,23  0,168*,#

1,17  0,17*,#

Потребность в b2-агонистах, количество ингаляций в сутки

5,90  0,38


1,42  0,26#


0,10  0,03#,


6,83  0,42


4,97  0,51*,#


4,34  0,50*,#



ОФВ1, % от должного

72,56  3,71

83,36  3,03#

93,13  2,88#,

68,52  4,55

66,94  3,33*

69,96  4,32*

ПСВ, % от должного

71,87  3,63

83,91  3,18#

96,82  3,11#,

72,67  2,91

72,51  3,23*

73,29  3,78*

ПК20, мг/мл

0,36  0,25

1,16  0,24#

2,65  0,37#,

0,10  0,08

0,28  0,13*

0,71  0,25*,#,

Примечание. n – количество обследованных; * – p < 0,01 по сравнению с показателем группы терапевтически-чувстви­тельной БА на том же визите; #p < 0,01 по сравнению с показателем на первом визите; p < 0,01 на втором визите.



Напротив, у пациентов с терапевтически-чувствитель­ной тяжелой БА назначение адекватной базисной терапии сопровождалось достоверным по сравнению с исходным значением снижением активности экспрессии ИЛ-5 уже через 4 нед лечения (рис. 2).

Пациенты с чувствительной и резистентной к терапии тяжелой астмой отличались также и по профилю экспрессии про- и антиапоптотических эффекторов в эозинофилах периферической крови. Исходно в обеих группах уровни экспрессии антиапоптотических факторов bcl-2 и bcl-XL были повышены, однако на фоне проводимого лечения отмечено статистически значимое снижение данных показателей к концу 4-й нед терапии (визит второй) при терапевтически-чувстви­тельной форме болезни и только через 24 нед – при терапевтически-резистентной БА (табл. 2).



Рис. 2. Экспрессия гена ИЛ-5 в эозинофилах периферической крови при различном течении тяжелой БА, ПЦР: 1p = 0,002 по сравнению с терапевтически-резистентной БА на том же визите; 2p < 0,001 по сравнению с терапевтически-резистентной БА на том же визите; 3p = 0,02 по сравнению с показателем на первом визите; 4p = 0,001 по сравнению с показателем на первом визите;


5p < 0,05 по сравнению с показателем группы контроля

Таблица 2

Экспрессия генов про- и антиапоптотических факторов в эозинофилах периферической крови

Показатель

Визит

Терапевтически-чувствительная
тяжелая БА (n = 36)

Терапевтически-резистентная
тяжелая БА (n = 24)

Контроль

bcl-2

Первый

9,5  1,2

10,4  1,1

1,6  0,4

Второй

7,0  0,8*

11,7  1,3

Третий

5,9  0,8

8,5  1,2,

bcl-XL

Первый

171,9  5,3

174,1  5,4

143,4  5,5

Второй

156,4  5,3

169,2  5,9

Третий

143,3  7,2,

162,0  5,5#




Первый

82,4  4,1

84,5  4,9

89,9  4,7

bax

Второй

105,7  4,6,

89,5  5,8




Третий

110,7  4,8

98,1  6,2

bcl-XS

Первый

14,3  1,1

13,7  1,4

28,6  1,4

Второй

20,6  1,3,

14,9  1,2

Третий

21,1  1,4,

16,0  1,3

П
5.*


римечание. n – количество обследованных. * – p = 0,001 по сравнению с группой терапевтически-резистентной БА на том же визите;
p = 0,024 по сравнению с показателем на первом визите; p = 0,038 на втором визите; p = 0,018 на первом визите; p = 0,001 на первом визите; p = 0,029 на втором визите; p < 0,001 на первом визите; #p = 0,049 на первом визите; p = 0,015 по сравнению с группой терапевтически-резистентной БА на том же визите; p = 0,001 по сравнению с показателем на первом визите; p = 0,003 по сравнению с группой терапевтически-резистентной БА на том же визите; p = 0,018 с группой неконтролируемой БА на том же визите.

На протяжении всего периода исследования группа терапевтически-резистентной БА характеризовалась отсутствием достоверных изменений активности экспрессии проапоптотических факторов bax и bcl-XS, тогда как при терапевтически-чувствительной форме болезни статистически значимое увеличение этих показателей по сравнению с исходными значениями происходило уже через 4 нед терапии (см. табл. 2).

Анализ экспрессии гена транскрипционного ядерного фактора р53 у пациентов с тяжелой БА в зависимости от чувствительности к проводимой терапии выявил достоверное увеличение этого показателя к моменту окончания 24-недельного лечебного периода в группе терапевтически-чувствительной БА. У пациентов с терапевтически-резистентной астмой было установлено парадоксальное снижение уровня экспрессии данного фактора к третьему визиту, достоверно отличавшегося от показателя группы сравнения (рис. 3).



Рис. 3. Экспрессия гена p53 в эозинофилах периферической крови при различном течении тяжелой БА, ПЦР: 1p = 0,002 по сравнению с группой терапевтически-резистентной БА на том же визите;


2p = 0,031 по сравнению с показателем на первом визите;
3p = 0,046 по сравнению с показателем на втором визите;
4p < 0,05 по сравнению с показателем группы контроля

На всех этапах исследования экспрессия р53 была достоверно ниже показателя группы контроля.



Обсуждение

Результаты настоящего исследования свидетельству­ют, что персистирующий характер воспаления воздухоносных путей при тяжелой терапевтически-рези­стентной БА отчасти является следствием нарушения регуляции гомеостаза основных эффекторных клеток – эозинофилов. Увеличение продолжительности жизни последних обусловлено нарушением механизмов реализации апоптоза, важнейшим регулятором которой служит транскрипционный ядерный фактор р53 [1, 2, 14]. У пациентов с терапевтически-резистентным течением заболевания на фоне проводимой адекватной (GINA, 2002) базисной терапии в течение 24 нед установлено парадоксальное снижение экспрессии гена р53 в эозинофилах периферической крови. При сохраненной чувствительности к терапии имеет место достоверное, по сравнению с исходным, увеличение данного показателя в те же сроки. Гипотетическая схема, объясняющая вариабельность экспрессии фактора р53, представлена на рис. 4. Согласно опубликованным данным, существуют три возможных пути регуляции экспрессии p53 в эозинофилах пациентов с тяжелой БА, не получающих противовоспалительную терапию. Во-первых, характер­ная для тяжелой БА гиперэкспрессия ядерного транскрип­ционного провоспалительного фактора NFB может приводить к некоторому повышению экспрессии гена р53 [14, 17]. Во-вторых, 2-агонисты, использующиеся для симптоматической терапии астмы, способны увеличивать экспрессию р53, скорее всего, опосредованно,






Рис. 4. Механизмы регуляции экспрессии р53 при тяжелой БА без базисной терапии



через активацию митоген-активированной протеин­киназы и цАМФ-зависимой протеинкиназы А [12]. Однако действию вышеперечисленных стимулирующих экспрессию р53 факторов при тяжелой БА, вероятно, противостоят цистеиновые лейкотриены (cys-ЛТ), активно продуцируемые клетками воспаления [15]. Таким образом, низкий уровень экспрессии гена р53 и связанное с этим угнетение процессов апоптоза эозинофилов при тяжелой БА в отсутствие базисной терапии могут быть следствием суммарного действия всех вышеприведенных факторов с преобладанием подавляющего экспрессию р53 эффекта cys-ЛТ.

При терапевтически-резистентной БА, в большинстве случаев обусловленной формированием вторичной, т.е. приобретенной, кортикостероидной резистентности, парадоксальное снижение уровня р53 может быть результатом событий, представленных на рис. 5. Можно предположить, что у пациентов с терапевтически-резистентной астмой на фоне лечения кортикостероидами происходит конкурентное связывание глюкокортикостероидов (ГКС) с неактивным кортикостероидным рецептором  (КСР-) и NFkB. При этом ГКС подавляют гиперэкспрессию NFkB, но не способны самостоятельно стимулировать внутриклеточную экспрессию р53. Таким образом, на первый план выходит негативное влияние cys-ЛТ, чем и объясняется более выраженное снижение экспрессии р53 при терапевтически-резистентной БА.

В настоящей работе показано, что следствием парадоксального снижения экспрессии гена p53 в эозинофилах периферической крови на фоне проводимой базисной терапии при терапевтически-резистентной астме являются соответствующие изменения механизмов регуляции апоптотического каскада. Так, при наличии терапевтической резистентности вне зависимости от продолжительности лечения не происходило увеличения экспрессии проапоптотических факторов. В то же время уменьшение активности экспрессии антиапоптотических эффекторов было статистически значимым только к концу 24-недельного курса терапии (см. табл. 2). Вышеуказанные изменения экспрессии ведущих регуляторов апоптоза эозинофилов при терапевтически-резистентной БА были сопряжены с выраженной клинической симптоматикой заболевания: частые симптомы, большая потребность в бронхолитиках, частые курсы СКС, низкие показатели ФВД, высокая гиперреактивность дыхательных путей (см. табл. 1).

Следует отметить стабильно высокую экспрессию ИЛ-5 на протяжении всего лечебного периода, выявленную у пациентов с терапевтически-резистентной БА. Вероятно, данный феномен играет ключевую роль в реализации дистантного антиапоптотического действия на эозинофилы периферической крови из очага воспаления в бронхах.

Таким образом, резистентное к терапии течение тяжелой БА ассоциировано с изменениями механизмов регуляции апоптоза эозинофилов. Результаты настоящей работы свидетельствуют, что ведущим механизмом этих изменений является угнетение экспрессии ядерного проапоптотического фактора р53 и высокая транскрипционная активность гена ИЛ-5. Полученные данные позволяют предположить, что в основе


Рис. 5. Механизмы регуляции экспрессии р53 при тяжелой терапевтически-резистентной БА на фоне лечения



парадоксально низкой чувствительности экспрессии гена р53 к воздействию кортикостероидов при терапевтически-резистентной астме лежит вторичная кортикостероидная резистентность. Этот феномен, являющийся следствием длительно текущего цитокинопосредованного воспаления, достаточно широко распространен и составляет до 64% в структуре тяжелой бронхиальной астмы (данные национального исследования бронхиальной астмы тяжелого течения – НАБАТ-2002). Терапевтическая резистентность – это не только низкая чувствительность к проводимой терапии, но также значительно худшее клиническое течение с большой частотой обострений и обращений за неотложной помощью, она представляет собой большую клиническую проблему. Совокупность данных, включая полученные в настоящем исследовании, о механизмах, лежащих в основе измененной экспрессии р53, дает еще один повод для рекомендаций максимально агрессивной терапии тяжелой астмы, которая потенциально способна предотвратить развитие терапевтической резистентности или вернуть утраченную чувствительность к кортикостероидам.

Литература

  1. Белушкина Н.Н., Али Х.Х., Северин С.Е. Молекулярные основы апоптоза // Вопр. биол. мед. и фарм. химии. 1998. № 4. С. 15–23.

  2. Невзорова В.А., Суворенко Т.Н., Коновалова Е.Н. Апоптоз и воспаление при бронхиальной астме // Терапевт. архив. 2001. № 12. С. 92–96.

  3. Чучалин А.Г. Бронхиальная астма. М.: Русский врач. 2001. 144 с.

  4. Adachi T., Motojima S., Hirata A. et al. Eosinophil apoptosis caused by theophylline, glucocorticoids, and macrolides after stimulation with IL-5 // J. Allergy Clin. Immunol. 1996. V. 98. P. 207–215.

  5. Asthma in America, 1998. Asthma in America survey: Executive summary. http://www.asthmainamerica. com/ execsum_over.htm

  6. Asthma insights and reality in Europe: Executive summary. http://www.asthma.ac.psiweb.com/executive/mn_exec_summary_index.html

  7. Busse W.W. Mechanisms of persistent airway inflammation in asthma // Am. J. Respir. Crit. Care. Med. 1998. Vol. 152. P. 388–393.

  8. Chung K.F., Godard P., Adelroth E. Difficult/therapy-resistant asthma // Eur. Respir. J. 1999. V. 13. P. 1198–1208.

  9. Gaining Optimal Asthma Control (GOAL) web site [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.asthma GOAL.com

  10. Global Initiative for asthma. Global Strategy for Asthma Management and Prevention [Электронный ресурс]. 2002. Режим доступа: http://www.ginasthma.com

  11. Hegele R.G., Hogg J.C. The pathology of asthma: an inflammatory disorder // Severe asthma: Pathogenesis and Clinical management / Ed. by S.J. Szefler, D.Y.M. Leung. N. Y.: Marcel Dekker, 1996. P. 61–76.

  12. Luo Y., Lai W., Xu J. Role of salbutamol in inducing apoptosis of cultured human airway smooth muscle cells // Zhonghua Jie He He Hu Xi Za Zhi. 2001. V. 24. № 4. P. 219–224.

  13. Rothenberg M.E. Eosinophilia // Engl. J. Med. 1998. V. 338. P. 1592–1599.

  14. Simon H.-U., Alam R. Regulation of eosinophil apoptosis: transduction of survival and death signals // Intern. Arch. of Allergy and Immunol. V. 118. P. 7–14.

  15. Spinozzi F., Russano A.M., Piattoni S. et al. Biological effects of montelukast, a cysteinyl-leukotriene receptor-agonist, on T lymphocytes // Clin. Exp. Allergy. 2004. V. 34. № 12. P. 1876–1882.

  16. Vignola A.M., Chanez P., Chiappara G. Evaluation of apoptosis of eosinophils, macrophages and T lymphocytes in mucosal biopsy specimens of patients with asthma and chronic bronchitis // J. Allergy Clin. Immunol. 1999. V. 103. P. 563–573.

  17. Vignola A.M., Chiaparra G., Siena L. et al. Proliferation and activation of bronchial epithelial cells in corticosteroid-dependent asthma // J. Allergy Clin. Immunol. 2001. V. 108. № 5. P. 738–746.

Поступила в редакцию 05.09.2005 г.



Бюллетень сибирской медицины, № 4, 2005