Основные направления внешней политики Италии - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1страница 2
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
План задачи и основные направления советской внешней политики 1 165.55kb.
Основные направления внешней политики республики Беларусь 1 377.63kb.
Древние славяне Возникновение и развитие Древнерусского государства 3 731.31kb.
Программы и основные направления деятельности управления молодежной... 1 116.74kb.
Основные направления и результаты внешней политики россии во второй... 1 14.51kb.
Проблемы координации мер государственной инновационной политики 1 169.86kb.
Политика поддержки семей с детьми и пожилыми домочадцами в Италии Э. 1 219.88kb.
Основные направления бюджетной политики на 2013 год и плановый период... 7 1821.7kb.
Охарактеризуйте направления внешней политики России во второй четверти... 1 61.26kb.
1. 1 Декларация лорда Ирвина 1929 года и её последствия 3 1007.4kb.
Дипломатия во внешней политике османов до начала XIX века якушев... 1 276.34kb.
Мой мир оперы 3 916.76kb.
- 4 1234.94kb.
Основные направления внешней политики Италии - страница №1/2

Правительство Российской Федерации
Федеральное государственное автономное образовательное учреждение

высшего профессионального образования
«Национальный исследовательский университет
«Высшая школа экономики»


Факультет Мировой экономики и мировой политики

Отделение Международные отношения
Кафедра Мировой политики

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

На тему: Основные направления внешней политики Италии

Студент группы № 469

Пискарева Екатерина Михайловна

Руководитель ВКР

Профессор, доктор наук Барабанов Олег Николаевич.


Москва, 2013

Оглавление.

Введение…………………………………………………………….3

Основная часть………………………………………………………8


  1. Политика Италии в Ближневосточном вопросе…………………...8

  2. Италия-Израиль……………………………………………………12

  3. Италия-Афганистан………………………………………………..20

  4. Италия-Ливия……………………………………………………...22

  5. Основные цели внешней политики на Балканах…………………26

  6. Позиция Италии в Косовском конфликте………………………...26

  7. Экономический кризис: Италия и Европейский союз…………30

  8. Сила и слабость правительства Марио Монти…………………32

  9. Международная политика Италии в условиях экономического кризиса……………………………………………………………40

  10. Трансформация отношений Италия-ЕС в 2010-11…………….38

  11. Политика Италии в разгар Арабской весны……………………43

  12. Италия и США в условиях кризиса………………………………47

Заключение…………………………………………………………49

Список использованных источников………………………………52


Введение.

Последние 60 лет все правительства Италии старались соблюсти баланс между тремя направлениями внешней политики, которые являются опорами и сегодня: НАТО и Атлантическое партнерство, Европейская интеграция и регион Средиземноморья. Особенно трудно найти общую политику, чтобы соблюсти интересы США с одной стороны и интересы ЕС с другой.

Актуальность темы исследования. Одной из важных тем в изучении современных международных отношений является приспособление государства к вызовам меняющегося мира. Государство, как основной актор в системе мировой политики, находится в центре происходящих трансформаций. Неизвестность путей развития после распада биполярной системы, транснациональные интеграционные процессы, терроризм, обострение ряда локальных конфликтов, попытки более свободного толкования международного права – эти и другие проблемы, с которыми пришлось столкнуться мировому сообществу на рубеже тысячелетий, начали непосредственно влиять не только на внешнюю, но и на внутреннюю политику государств. Происходящие события вызвали живые дискуссии о переосмыслении концепции суверенитета, и о праве на гуманитарное вмешательство иностранных государств.

Европу затронули наиболее серьёзные изменения. Во-первых, это связано с высоким уровнем наднациональной интеграции в рамках ЕС, что является отличительной особенностью региона. Кроме того, после окончания холодной войны Европа, являющаяся одним из «основных фронтов» в холодной войне, подверглась самым значительным геополитическим изменениям после её окончания: смена идеологических ориентиров и общественно-политических формаций, кровавые межэтнические конфликты и др. Именно поэтому особенно важным представляется проследить изменения в международной системе на примере европейских государств. В этом отношении некоторые из них представляют особый интерес. Окончание противостояния между СССР и США дали возможность проводить более самостоятельную внутреннюю политику, как на глобальном, так и на региональном уровне. К числу таких стран можно отнести и Италию. Италия стала пограничной стороной. Она занимает промежуточное положение между Западом и Востоком, между Африкой и Европой. В политическом смысле она была западной демократией, граничащей с социалистическим блоком. Судьба страны определялась игрой двух противостоящих супердержав, это касалось всех вопросов международной жизни, затрагивающих Италию: от бывших итальянских колоний до членства в ООН. Типичное «среднее государство» в 1990-е активировала свою политику, превратившись в участника «мира протагонистов». Это было вызвано в большей степени соображениями безопасности, потому что балканский кризис разгорелся в непосредственной близости от Апеннин, так что Риму необходимо было принимать серьезные меры по его урегулированию.



Италия – государство, с довольно бедными природными ресурсами. Именно поэтому баланс во внешней политике между Европейским Союзом и США, внутренними интересами и внешней политикой представляет особый интерес для изучения.

Объектом исследования является внешняя политика Итальянского государства после второй мировой войны, акцентируя особое внимание на современность.

Предмет исследования – основные факторы, влияющие на принятие внешнеполитического курса Апеннинского полуострова.

Гипотеза. Противоречивость политики евроинтеграции с одной стороны и сотрудничества с США с другой, вынуждают Италию балансировать между Востоком и Западом, Европой и Америкой в попытке решить свои политические и финансово-экономические проблемы при минимальных потерях.

Цель работы – выявление основных приоритетов Италии на международной арене, учитывая события 2000-х годов. Исходя из указанной цели, были поставлены следующие задачи:

  • Рассмотреть итальянскую внешнюю политику после окончания Холодной войны, основные процессы, в которых Италия принимала непосредственное участие.

  • Выяснить положение Италии в период экономического кризиса XXI века.

  • Проанализировать отношения Италии со странами Ближнего Востока и северной Африки, а также осветить основные моменты их сотрудничества.

  • Рассмотреть взгляды Италии на основные вызовы конца XX –начала XXI веков.

  • Выявить роль Италии в реализации политик США и ЕС.

  • Проследить параллель изменений между внутренней и внешней политикой в XXI веке.

Методологическая и теоретическая основа исследования. При написании работы были использованы методологические средства, характерные для мировой политики, теории международных отношений, страноведения, теории политических систем, страноведения. Теоретические концепции тесно переплетены с практической деятельностью итальянских властей, ориентированной на приспособление Рима к вызовам современности. В ходе исследования были применены следующие приемы и методы:

  • Компаративный метод при сравнении экспертных концепций и анализе деятельности руководства страны по изучаемой теме;

  • Типологический метод при вырабатывании концепций однородных групп в политической мысли Италии.

  • Аналитический метод при анализе отдельных теорий и практических шагов итальянского руководства, как во внешней, так и во внутренней политике.

  • Историко-описательный метод, что обеспечивает систематизацию и анализ фактологической информации.

База источников. Использованные источники могут быть классифицированы следующим образом:

  • Документы международных организаций, в которых Италия принимает участие (ООН, ЕС, НАТО, Совет Европы и др.);

  • Статьи в прессе, интервью, речи, подготовленные видными итальянскими политиками;

  • Мемуары общественных и политических деятелей, непосредственно участвующих в принятии внешнеполитических решений Италии;

  • Сообщения информационных агентств;

  • Международные соглашения Италии;

  • Официальные доклады, речи и заявления лиц, напрямую влияющих на политику страны: президента, председателя совета министров, министра обороны, министра иностранных дел, глав палат парламента, и т. д.

  • Официальные документы иностранных государств, касающиеся Италии;

  • Конституция Италии, программные документы политических партий и движений, законы и другие нормативно-правовые акты;

  • Базы данных, исследования, составленные международными структурами, изучающих проблемы внешней политики.

Хронологические рамки исследования охватывают период с марта 1994 года по апрель 2013 г. Нижний хронологический режим является весьма условным, объясняется проведением выборов, в результате которых к власти пришло первое правительство С. Берлускони. Верхней границей исследования является окончание полномочий легислатуры М. Монти. Однако для понимания развития внешнеполитического курса, с целью выявления специфики отношений Италии с отдельными государствами в работе также приводятся исторические факты после окончания Второй Мировой Войны – когда необходима была новая тактика выстраивания международного курса с иностранными государствами.

Научная новизна исследования. Инновация работы объясняется неизученностью в отечестенной литературе внешней политики Италии после отставки правительства С. Берлускони, а также влияние экономического кризиса на изменение положения Италии на международной арене.

В работе получены новые результаты:



  • Изучена роль Италии в основных конфликтах в Европе, в Северной Африке и на Ближнем Востоке в конце XX-нач. XXI века;

  • Рассмотрены основные курсы внешней политики во время правительств С. Берлускони и М. Монти;

  • Проанализированы изменения во внешних приоритетах во время финансового кризиса 2000-х гг.;

  • Изучены цели и задачи Рима на Ближнем Востоке, Европе и Северной Африке;

  • Рассмотрены основные противоречия между внешнеполитическими курсами Италии и НАТО, Италии и ЕС и др.

Политика Италии в Ближневосточном вопросе.

На разных фазах своего развития Ближневосточный конфликт вызывал болезненные разногласия внутри НАТО. Первый раскол произошел в 1973 году, когда США решили перебросить в Израиль по воздуху боеприпасы и военную технику. Все западноевропейские страны-члены НАТО отказались предоставить свои аэродромы, разрешили только Нидерланды и Португалия. Основная причина отказа – боязнь распространения нефтяного эмбарго, установленного арабскими странами, за оказание помощи Израилю. Италия категорически запретила использовать свои базы для переброски военной силы на Ближний Восток, боясь быть втянутой в конфликт и испортить свои отношения с арабскими странами.


Благоприятное отношение к Израилю внутри страны, характерное для всех политических сил Италии, кроме А. Фанфани в ХДП, в 70-е годы сменилось политикой «равноудаления» от конфликтующих сторон. Начиная с 1970-х годов итальянцы настаивают на выполнении резолюции 242, принятой Ген Ассамблеей ООН по Палестинской проблеме. Данную резолюцию одобрили все 15 членов на 1382 заседании Совета Безопасности ООН 22 ноября 1967 году. Резолюция требовала вывода израильских сил с оккупированных во время конфликта территорий, призывала к немедленному прекращению состояния войны и всех агрессивных деклараций. А также признанию права каждого из государств на суверенитет, жить в мире, иметь безопасные и признанные границы без угроз и насилия1.

Позиция «равноудаления» в конфликте на Ближнем Востоке открывала перед Италией широкие возможности для посредничества, но данный курс ограничивал значение официальных позиций и заявлений. Несмотря на необходимость применения резолюции «во всех отношениях» правительство Италии не уточняло, выступает оно за полное освобождение занятых Израилем территорий или частичное.

Во время событий 1973 года линия Италии на Ближнем Востоке явно характеризовалась ориентацией на арабские государства. В этот период наиболее четко вырисовываются контуры итальяно-израильских противоречий. В случае эмбарго на поставки нефти (Италия импортирует 80% нефти из арабских государств), правительство выдвигает в апреле 1973 года предложение освободить захваченную Израилем часть Синая, а также решить проблему Суэцкого канала и оказать международную помощь режиму А. Садата.

Однако предложения не были восприняты всерьез ни США, ни Израилем. Политика «равноудаления» потерпела фиаско. На совещании в Алжире 1973 г Италия не была включена в список дружественных арабскому миру государств.

В 1974 году, при голосовании о признании палестинских территорий, Италия дополнила свои требования пунктом - полным освобождением оккупированных территорий. 14 октября 1974 Италия высказалась за признание прав народа Палестины.

Позиция Италии, последовавшей примеру Франции, противоречила позиции других западных держав и США. Обострение нефтяной проблемы толкает правительство Италии к заключению с арабскими странами двусторонних соглашений по типу договора, заключенного между Францией и Ираном и предусматривающего поставки промышленного оборудования в обмен на нефть.

С 1973 г Италия становится активным участником выработки общей политики Европейского Экономического Сообщества по вопросам Ближнего Востока, при этом делает упор на том, что «решение конфликта не должно быть навязано двумя сверхдержавами, и явилось бы результатом совместной дискуссии всех заинтересованных сторон». Итальянцы надеялись, что согласованная политика стран ЕЭС и установление более прочных связей между арабским миром и Западной Европой будут способствовать превращению Средиземноморья в сферу экономического и политического влияния интеграционного объединения. 2

Италия внесла немалый вклад в формирование «общей» ближневосточной политики Европейского Сообщества, вступив в широкие контакты на Ближнем Востоке. В 1977 г. Европейским советом было одобрено заявление стран «девятки» о принципах урегулирования арабо-израильского конфликта, в котором отразилось основное положение итальянской политики - это требование ухода израильтян со всех арабских территорий, которые были захвачены Израилем в июне 1967 года. А также недопустимости принятия каких-либо резолюций, нарушающих ход переговоров, уважения независимости, суверенитета и территориальной целостности всех стран этого региона. В признанных во всём мире и гарантированных границах, обеспечение законных прав палестинского народа с созданием их собственного государства. Об этом публично говорилось во время визита в Саудовскую Аравию премьер-министра Италии Джулио Андреотти в августе 1977г.

С подписанием кэмп-дэвидских соглашений, в 1977 г. Италия официально заняла позицию США. Тем не менее, опасаясь санкций со стороны арабских государств, осудивших египетско-израильскую сделку, итальянские политики не уставали подчеркивать, что это «только первый шаг».3

На общественность страны произвело негативное впечатление участие Италии в операции на Синайском полуострове, наряду с Великобританией, Нидерландами и Францией. Министр иностранных дел Италии Энрико Коломбо убеждал сенаторов, что «участие в многонациональных силах даёт возможность расширять сферы действий государства». Он заявлял, что международные силы не таят в себе опасность для арабских территорий4.

В 1982 г. Италия выступала вместе со своими партнёрами по ЕЭС за защиту единства и независимости Ливана, против вторжения Израиля, что угрожало жизни ливанцев и препятствовало восстановлению контроля ливанского правительства над всей территорией государства.

Единой позиции в Риме в отношении политики Ирана не сформулировано. Италия никак не комментировала события, происходящие в правящих кругах Ирана. Данное поведение объясняется: с одной стороны экономическими интересами Италии, нуждающейся в иранской нефти, с другой стороны, лояльностью по отношению к США.

Италия-Израиль.

На протяжении последних десятилетий отношения между Италией и Израилем не привлекали специалистов-международников и иностранных историографов. Только последние несколько лет ситуация изменилась и ученые начали заниматься данным вопросом, касающимся, особенно, отношений левоцентристских партий к Израилю и Палестине.

Рассматривая отношения с Республиканской Партией Италии (Partito Repubblicano Italiano) и Радикальной Партией (Partito Radicale) возможно проанализировать дипломатические отношения за последние пятьдесят лет и охарактеризовать их как «официальные недружественные», которые не имею никаких предпосылок ни к сближению, ни к ухудшению. Определенно это была инициатива Италии, которая, не имея отношений с Израилем, не хотела вредить отношениям с Арабским миром. Итальянская позиция к Израилю может быть описана как «под тенью Арабских государств»5. На самом деле Итальянское правительство тщательно избегало любого политического курса по отношению к Израилю, избегая тем самым трудностей, даже в меньшей степени, во взаимоотношениях с Арабским миром, как в политическом, так и в экономическом плане.

Данная позиция оставалась неизменной на протяжении 1950-х годов. Напротив, появился термин неоатлантизм (neoatlatismo), новой политики в Атлантическом регионе, которая подразумевала сближение между Италией и США, что позволяло Риму вести автономную политику на территории Средиземноморья.6 После боевых действий в июне 1967 года под руководством Альдо Моро (один из наиболее значимых политических лидеров Христианской Демократической Партии) Италия начала проводить про-Арабскую политику. Правительство также поддержала Коммунистическая оппозиционная партия, которая поддерживала курс СССР на Ближнем Востоке. Проводимая политика объясняется экономическим кризисом, который последовал за нефтяным шоком в 1973 году. В то же время, Италия начала поддерживать палестинский курс, что показывает открытие в 1974 году представительства Организации Освобождения Палестины (Palestine Liberation Organization) в Риме.7 Спустя несколько лет, в июне 1980 г. благодаря усилиям министра иностранных дел Эмилио Коломбо Совет Европы принял Венецианскую Декларацию по Ближнему Востоку, которая признавала «законные права Палестинского народа на самоопределение» и поддерживала соглашения, касающиеся мирного урегулирования, призывая к решению конфликта дипломатическим путем.8

В течение 80-х годов правительство Италии под руководством Беттино Кракси также поддерживало про-Арабский и про-Палестинский курс внешней политики. Впервые был проведен ряд встреч на высшем уровне, в ходе которых участники придерживались курса на сближение с Римом. Отношения с Израилем достигли высшей напряженности в октябре 1985 года, с нападением четырех террористов на итальянский корабль Акилле Лауро. 9 Конец Первой Республики привел к изменению внутриполитической системе Италии. Двусторонние переговоры в Осло между Израилем и ООП и, как результат, «Декларация о принципах», подписанная 13 сентября 1993 года в Вашингтоне, а также смена политических сил в Италии заставили пересмотреть внешнеполитический курс и занять «равноудалённую позицию» по отношению к двум сторонам. Большую роль в урегулировании сыграло правительство под руководством Сильвио Берлускони.

Говорить о коренных изменениях можно только во время второго срока премьерства Сильвио Берлускони (первое правительство было у власти только 8 месяцев - 10 май 1994 – 17 января 1995 и едва ли повлияло на курс проводимой внешней политики Италии). Второе (2 июня 2001-23 апреля 2005) и третье (23 апреля 2005 – 17 май 2006) правительства внесли существенный вклад в развитие итало-израильских отношений.

В течение пяти лет сменилось четыре министра иностранных дел: Ренато Руджеро (июнь 2001 – январь 2002); после его ухода обязанности временно исполнял Сильвио Берлускони, Франко Фраттини (ноябрь 2002 – ноябрь 2004) и Джанфранко Фини (ноябрь 2004 – май 2006).

Интересно рассмотреть причины, почему Ренато Руджеро принял решение уйти в отставку. Прежде чем занять пост министра иностранных дел, он занимал позицию Генерального Директора Всемирной Торговой Организации. Очевидно, что он был назначен на должность министра под давлением президента Карло Адзелио Чампи, а также других высших лиц, среди которых Джанни Аньелли - владелец ФИАТ.10 Руджеро решил покинуть правительство спустя только несколько месяцев после его назначения, прежде всего из-за скептицизма по отношению ЕС, выраженного другими министрами, в частности, министром обороны Антонио Мартино, министром экономики Джулио Тремонти и министром реформ Умберто Босси. Руджеро заявил, что он оставил пост по причине «непреемственности», «неоднородности» проводимого внешнеполитического курса. Таким образом, утверждая, что Италия не следует провозглашенным ранее про-Вашингтонским направлением. 11 Став министром иностранных дел, Сильвио Берлускони объявил, что Италия придерживается провозглашенных ранее курсов, что воплотилось в стратегии партнерства Рима с ЕС и США. 12

Была ли политика Сильвио Берлускони «преемственной» или резко отличалась от курса, проводимого предшественниками? Был ли Руджеро прав, что для Берлускони большую значимость представляли отношения с США, чем с ЕС? Был ли Берлускони прав, делая упор в равной степени как на сотрудничество с Брюсселем, так и с Вашингтоном? По данному вопросу ученые разделились на два лагеря: 1) Те, кто утверждает, что С. Берлускони изменил курс внешней политики Италии и 2) те, кто, напротив, видят преемственность в политике. (Делая упор, что изменился стиль и тактика ведения переговоров, но сущность осталась прежней).13

Пьетро Игнаци является сторонником первой точки зрения. Он считает, что, несмотря на провозглашенный С. Берлускони курс на сотрудничество, как с США, так и со странами Запада, глава правительства проводит политику «более жесткой лояльности» по отношению к Вашингтону, чем к Брюсселю. 14 Этторе Греко, Директор Института Международных отношений в Риме отмечает, что Итальянское правительство «придерживается про-европейского курса, чем традиционного подхода, тем самым расширяя круг своих политических союзников».15 Серджио Романо также пишет о «смене установленных приоритетов».

Однако дипломат Освальдо Крочи считает политику С. Берлускони преемственной: «Если Берлускони внёс изменения в итальянскую внешнюю политику, то это только касается стиля и манеры ведения переговоров, но не сущности». В качестве доказательства приводится ситуация в Ираке, что ярко выражает «последовательность» курса. На самом же деле, Рим пытается быть посредником между двумя позициями: США с одной стороны и Брюссель с другой. «Позиция правительства Берлускони не была новой, просто в ходе проявления прочно устоявшегося выбранного курса, произошел наклон Италии в сторону Вашингтона под таким же углом, как и в сторону Альп и региона Средиземноморья».16

Приводя разные мнения, непросто корректно ответить на вопрос насколько радикально изменился курс в рамках парадигмы «преемственности» и «изменчивости». Тем не менее, относительно вопроса об отношениях с Израилем, можно точно сказать, что С. Берлускони радикально изменил традиционный курс, не только формально, но и сущностно (содержательно).

Первые проявления в изменении отношения по вопросу Израиле-Палестинского конфликта можно наблюдать и у правительства левого крыла 1996-2001. Одну из главных ролей в коалиции сыграла Левая Демократическая Партия (Democratici di Sinistra). В апреле 1999 года в Рим прибыл с официальным визитом министр иностранных дел Израиля Ариель Шарон. Премьер-министр Италии Массимо Д’Алема выразил желание содействовать мирному регулированию конфликта, а также провести сбалансированный курс политики. По сравнению с 70-80гг левоцентристское правительство приняло совершенно противоположное направление, когда был взят курс «равной дистанциированности» как от Израиля, так и от Палестины17.

Необходимо привести ряд эпизодов, демонстрирующих изменчивость итальянской внешней политики по отношению к Израилю. Прежде всего, это «План Маршалла для Палестинцев», который никогда не был воплощен, но был представлен второй раз во время официального визита С. Берлускони в Израиль, в феврале 2010г. Изначально предполагалась помощь в размере 6,2 млн. биллионов евро. Италия могла покрыть только часть из заявленной суммы. 18Данное решение было основано, скорее, на гуманитарном подходе, чем на политическом, согласно которому экономическое развитие палестинцев является ключом к мирному решению израиле-палестинского конфликта. Решение итальянского правительства отходит от традиционного подхода, в котором «сапог» был ориентирован на политических задачах и активно поддерживал Палестину в борьбе за самоопределение.

15 апреля 2002 года Италия отказывается поддержать резолюцию, подтверждающую «право палестинцев на борьбу против оккупации с целью достижения своей независимости», таким образом, выполняя одну из целей и задач ООН.19 По мнению итальянской делегации, невозможно одобрить данный документ, обращая внимание только на нарушение прав человека со стороны Израиля, но при этом не упоминая террористические атаки против израильского населения. Великобритания и Германия осторожно отнеслись к критике политике Израиля и проголосовали против резолюции. Австрия, Бельгия, Португалия, Испания, Франция и Швеция проголосовали «за». Италия и Польша воздержались. Итальянская делегация продемонстрировала, что если дальнейшие резолюции явно будут поддерживать одну из сторон, то правительство их не будет подписывать.

11 декабря 2002 года С. Берлускони выступил с резким заявлением во время официального визита президента Израиля в Рим, что больше не будет иметь прямых отношений с властями Палестины. «Двери для Арафата закрылись после столкновения в Нетании». (29 марта 2002 года в атаке против израильтян под бомбой палестинцев погибло 30 человек20). На самом деле это неправда, потому что Джанни Летта, заместитель премьер-министра, встречался с палестинским министром по вопросам сотрудничества несколько недель ранее21. Тем не менее, данное утверждение ярко демонстрирует итальянскую политику в защиту Израиля на международном уровне.

В июне 2003 года за несколько недель до председательства Италии в ЕС, правительство сделало два важных заявления, нацеленные на потепление отношений с Израилем. Первое – меморандум о сотрудничестве в вопросах обороны и военной промышленности, одобренный 16 июня и одобрен итальянским парламентом в феврале 2005. Второе – во время второго визита в Израиль Сильвио Берлускони отказался встречаться с главой Палестины Ясиром Арафатом. Такое поведение весьма странно для европейского лидера, что вызвало резкую критику других членов ЕС, которые были против маргинализации Арафата от политической жизни22.

В сентябре 2003 года на заседании Совета по общим делам и внешним связям министр иностранных дел Франко Фраттини согласовал с другими представителями ЕС включить Хамас в список террористических групп, что США уже сделали в январе 1995. Данная позиция полностью противоречит поведению правительства в июне 1980, когда министр иностранных дел Коломбо просил Европейское сообщество рассматривать Организацию Освобождения Палестины как политическую, а не террористическую. Примечательно, что Ф. Фраттини пообещал министру иностранных дел Израиля Силван Шалому, что Италия всегда рада предоставить свои территории для переговоров со странами Европы о международном сотрудничестве23.

С назначением Джанфранко Фини министром иностранных дел ситуация не изменилась. В интервью газете La Stampa он так прокомментировал смерть Ясира Арафата со стороны Израиля: «Это исторический день для установления государства Израиль24».

В январе 2006 года после победы Хамаса на парламентских выборах С. Берлускони сказал, что это «очень, очень, очень плохие результаты» и призывал стран ЕС не признавать правительство Хамаса, если оно не примет три условия: признание Израиля, принятие всех соглашений, подписанных ООП и обязательство прекратить насилие.25

Во время визита в Израиль С. Берлускони 1-3 февраля 2010 года премьер-министр Израиля Бенджамин Нетаньяху выразил благодарность главе итальянского государства: “Вы – храбрый политик, который постоянно защищает интересы Израиля. Под Вашим руководством отношения между нашими странами и народами постоянно расширяются. Италия является одним из ближайших друзей в Европе и в мире. Израиль гордится иметь такого друга в Европе в лице Сильвио Берлускони. От имени всего народа хочу вам сказать: мы уважаем Вас, мы преклоняемся перед Вами. Добро пожаловать в Иерусалим!»26.

Причин такого резкого изменения политики итальянского правительства несколько. Одна из них экономическая, но она не является главенствующей. Основные мотивы необходимо анализировать исходя из политической и идеологической обстановки в стране. Первая причина напрямую связана с внешнеполитическим курсом: близость к США, что характеризует политику Берлускони, и автоматически заставляет Италию принять сторону Израиля. Вторая причина – связана с созданием про-Израильской политической партии, Национального Альянса, которая является наследницей Итальянского Социалистического Движения (MSI), а также с формированием идеологической и культурной обстановки исламской направленности.

С распадом национального альянса и созданием партий «Вперёд, Италия!», Лига Севера отношение к Израилю не изменилось. Данные партии не высказывали определенной позиции по поводу Израиле-Палестинского конфликта, но их политика зависит от лидера – Сильвио Берлускони. Что касается Лиги Севера, то их позиция полностью опирается на внутреннюю ситуацию в стране. Партия не имела определенной позиции до событий 11 сентября 2001, их позиция – сократить увеличивающееся число мусульманских мигрантов в Италии.27

Италия-Афганистан.

Итальянский вклад в возрождение свободной демократической республики Афганистан отсчитывается с начала 1990-х, когда члены королевской семьи Афганистана выбрали Рим для того, чтобы наладить отношения с международной общественностью, а также заручиться международной помощью и поддержкой для восстановления государства. О вкладе Италии в урегулировании конфликта говорит назначение двух итальянских дипломатов Этторе Секви и Фернандо Джентелини, главными представителями ЕС и НАТО по гражданским вопросам в Афганистане.

Итальянские войска находятся на территории Афганистана с января 2002 года в рамках Международных Сил Содействия Безопасности (ISEF). Военные силы включают в себя 1400 солдат, две трети которых расположены в Кабуле и одна треть в Герате. В отличие от ситуации с Ираком, правительство Проди было намерено продолжать боевые действия в Афганистане. «Наши войска находятся в Афганистане, под покровительством НАТО, в соответствии с ООН. Мы гордимся, что являемся частью этих дивизий. Наши войска будут оставаться там, потому что мы ценим все миссии, в которых принимаем участие (их всего 28), каждый раз анализируя результат, который удалось достичь. Отозвав войска из Афганистана, мы подвергаем себя риску изоляционизма, потому что Италия должна исполнять свои обязанности в условиях мировой политики и экономики. Война в Афганистане является предохраняющей мерой (после террористических атак 11 сентября 2001)» - сообщает министр обороны Артуро Паризи28. «Более того, Италия будет действовать совместно с партнерами по коалиции. Италия не может самостоятельно вывести свои войска. Мы страны НАТО, с ЕС и ООН, и Италия не может покинуть ни ООН, ни НАТО, ни Европейский Союз».29

Правительство Италии не отвергает существующие риски и трудности, связанные, прежде всего, с производством опиума и расширяющейся активизации военных действий талибов. Ситуация в Афганистане сегодня крайне нестабильна, все больше и больше людей боятся террористических угроз. НАТО тем временем, который был ответственен только за безопасность в Кабуле и относительно мирные регионы Севера и Запада страны, под командованием США начали проводить операции также на южных территориях. С одной стороны, прибыли новые войска НАТО, останутся так долго, как будет необходимо. С другой стороны, талибы провозгласили новые бои, для которых новые войска будут легкоатакованными30.

Тем не менее, несмотря на определенные опасности и риски, военное присутствие необходимо для защиты гражданского населения и для того, чтобы обезопасить результаты изменений, которые были достигнуты. Кроме военной помощи должны быть также предоставлены экономическая и гуманитарная помощь населению. Партнеры по коалиции должны вместе решать поставленные задачи. Основная цель миссии в Афганистане – содействие в становлении демократического режима в стране, пресекаемого талибами. Это долгий процесс «строительства государства», который далек от совершенства. Однако министр Д’Алема убежден, что, прежде всего международное сообщество заинтересовано в создании мирного и стабильного Афганистана31.

Италия-Ливия.

Взаимный интерес и колониальное прошлое стран обуславливают характер взаимоотношений этих двух государств.

1912-1942 гг. Ливия находилась в колониальной зависимости от Итальянского королевства. Причем завоевание территории Ливии продолжалось до 1930 года и единая колония Ливии, которая объединила Киренаику, Феццан и Триполитанию, была создана только в 1934 году. Итальянское правительство жестоко подавляло восстания против иностранной оккупации. Однако, несмотря на усилия итальянцев, стремившихся привлечь арабское население на свою сторону, антиитальянские движения были весьма сильны. 32 Такие настроения особенно усилились после 1969, с приходом к власти Муамара Каддафи, по приказу которого свыше 20 тыс. итальянцев, проживавших в Ливии, были высланы из страны, а все их имущество конфисковано в пользу государства.

Тем не менее, торговый оборот продолжал активно расширяться, благодаря компании ENI, государственной итальянской нефтяной и газовой компании, которая сохраняла постоянное присутствие в стране, даже во время терроризма и международных санкций против Ливии. Здесь также необходимо упомянуть о ливийских инвестициях в Фиат33.

Худший период в отношениях наступил в 1986 году, когда Ливия выпустила ракету, которая упала в воды недалеко от итальянского острова Лампедуза. Данное событие повлекло за собой вынужденные бомбардировки Триполи и Бенгази со стороны США. Ливию обвиняли в содействии международному терроризму. Находясь в международной изоляции, государство должно было предать террористов Шотландском суду и выплатить солидные компенсации семьям погибших. Совет Безопасности в 1992 году наложил на Ливию санкции, и отозвал их только в 2003 года. После этого Джамахирия взяла на себя обязательство, адресованное Совету Безопасности, не принимать участия (прямого или косвенного) в международных террористических актах и сообщать о намерениях террористов применить оружие массового разрушения. Соединённые Штаты аннулировали эмбарго только в 2005.

Одним из самых важных вопросов в урегулировании отношений между Ливией и Италией является миграционный вопрос. Из-за «панафриканской» политики (безвизовый режим в Джамахирию для выходцев из африканских стран) тысячи беженцев из Южной и Центральной части африканского континента хлынули на итальянской полуостров. Апеннины привлекали нелегальных иммигрантов, потому что они являются «воротами Европы», где качество жизни в несколько раз превышает чем в странах Африки, кроме того, есть возможность найти работу в теневом секторе экономики. Стимулированию миграционных потоков в страну также способствовала итальянская иммиграционная политика, которая, несмотря на ужесточение правил и норм, периодически проводила амнистии для нелегалов34.

30 августа 2008 года Правительство Италии и Правительство Ливии подписали договор о дружбе и сотрудничестве. По данному соглашению Италия должна инвестировать в Ливию в размере 5 млрд долл в течение 20 лет. Ливия, в свою очередь, должна была возобновить сотрудничество с Италией в борьбе с организованной преступностью, незаконным оборотом наркотиков, терроризмом и нелегальной иммиграцией. Для борьбы с нелегальной иммиграцией предусматривалось патрулирование итальянцами границ Ливии. Расходы на содержание патрульных бригад, в соответствии с соглашением, на паритетных началах брали на себя Италия и Европейский Союз35.

Последствием гражданской войны в Ливии были не только несколько тысяч раненых и убитых, но и много эмигрантов36. Потоки беженцев хлынули на итальянский остров Лампедуза (Lampidusa). Они требовали не возвращать их обратно, а переселить в другие районы Италии. Стоит отметить, что несколько сотен ливийцев не смогли доплыть до острова, и погибали во время переправы, т.к. лодки были полностью заполнены людьми. В лагерях предоставляли еду, одежду, временное убежище, однако поток увеличивался, и условия содержания лагеря ухудшались, что порождало на острове новые беспорядки. Ситуация осложнялась нежеланием стран Европы принять нелегалов.

11 апреля 2011 года министры внутренних дел и юстиции обсудили ситуацию вокруг острова Лампедуза. Рим попросил помощи от стран ЕС, предложив классифицировать беженцев как иммигрантов, покинувших зону конфликта и равномерно «распределить» население на все 27 стран, однако Франция, Великобритания и Германия отказались помочь, аргументируя, что Италия не является лидером по приёму беженцев. В ответ глава МВД Италии Роберто Марони заявил, что «бежать нужно его стране – подальше от евросоюза»37.

В середине апреля 2011 года правительство одобрило проект, согласно которому иммигрантам выдавалась временная шестимесячная резидентская виза, позволяющая их держателям перемещаться по территории Шенгенской зоны. Многие обладатели разрешений захотели остаться во Франции, что привело к натянутости отношений между Римом и Парижем. Для того, чтобы остановить мигрантов, власти Франции перекрыли для въезда границу с Италией. Разногласия были улажены на двустороннем саммите в Риме в конце апреля 2011, где Берлускони изменил свою позицию, выразив, что «бремя иммиграции во Франции в пять раз больше, чем в Италии»38.

22 сентября 2011 года иммигранты подняли на острове бунт. Они подожгли только что отремонтированный центр миграции, потом бросились врассыпную. Некоторые из беглецов сумели раздобыть газовые баллоны и, захватив бензоколонку, грозились взорвать остров39. Стоит отметить, что остров Лампедуза благодаря живописным пейзажам, благоприятному климату и уникальной морской фауне (мальтийско-пелагской) традиционно привлекает туристов. В 2011 году туристический сезон кончился, не успев начаться.

Для того чтобы эвакуировать 65 тыс. беженцев международная организация по миграции просила международное сообщество дополнительно выделить 35 млн. евро. Для решения проблемы и оказания гуманитарной помощи ЕС выделил 30 млн. 40

Другой вопрос, регулирующий международные отношения между Италией и Ливией, касается энергетических ресурсов. Италия одна из наиболее зависимых стран от поставщиков энергоресурсов, потребляющая в больших количествах нефть и газ. Россия занимает первое место по снабжению Италии газом (что также помогает объяснить личную дружбу между Путиным и Берлускони), Ливия является второй страной, и первой, экспортирующей нефть в Италию. Италия хочет расширить круг поставщиков из-за Русско-Украинского газового кризиса, хотя ENI («Государственное нефтепромышленное объединение») имеет соглашение с российской компанией «Газпром». Для того, чтобы понять стратегию Италии во внешней политике, переориентацию дипломатии, необходимо принимать во внимание торговые и экономические интересы, которыми руководствуется лидер страны41.

Основные цели внешней политики на Балканах.

На данный момент основными целями внешней политики в Балканском регионе являются: 1) Совмещение стабильности внутри стран и эффективное функционирование их институтов, особенно в правовой сфере. 2) Поддержание постепенной интеграции Балкан в ЕС и НАТО, с намерением также перенастроить Евро-Атлантические институты в сторону южной Европы. 3) Предотвратить образование новых националистических движений на Балканах (в, первую очередь, в Сербии, Боснии и Македонии) 4)Стимулировать экономическое и социальное развитие региона, с дальнейшим развитием Итальянской торговли и инвестиций.

Позиция Италии в Косовском конфликте.

Отношения Италии с балканскими странами – это результат политических традиций, географического местоположения и культурного родства. События в Адриатическом регионе оказали непосредственное влияние на внутреннюю и внешнюю политику Италии.

Администрация Италии вынуждена соединять свои сугубо прагматические цели в развивающихся странах с обязательствами в НАТО, которые нередко противоречат друг другу; правительство должно учитывать реакцию конфликтующих сторон, а также свою популярность в развивающемся мире. Множественность целей, преследуемых Римом в конфликтных ситуациях, зачастую приводят его к принятию запоздалых решений и дипломатическим поражениям.

Пытаясь приостановить нескончаемый поток беженцев, в том числе военно-полицейскими мерами, с началом конфликта Италия принимала сторону косовских албанцев. Пресса акцентировала внимание общественности на действиях югославской полиции значительно больше, чем на террористических акциях албанских сепаратистов из Освободительной армии Косово. Вместе с другими западноевропейскими странами Италия поддержала решение, принятое под нажимом США, об использовании военной силы против СРЮ с целью давления на сербскую сторону42.

С приходом левоцентристского правительства Массимо Д’Алема сформировался более сбалансированный подход к решению проблемы Косово. В отличие от своего предшественника, Романо Проди, 77-ой Председатель Совета Министров старался избегать обязывающих заявлений насчет предоставления баз на территории Италии для авиации НАТО в случае атак на СРЮ. В итальянской прессе развернулась кампания, обвиняющая США в вооружении боевиков ОАК (освободительная армия Косово) не только за счет средств германского или американского происхождения, но и действующих на итальянской территории мафиозных структур албанских эмигрантов, получаемых, в том числе, путем торговли наркотиками.43

Главный вопрос состоял в том, какую сторону примут страны Запада после применения военных мер к СРЮ. Италия была обеспокоена тем, что страна будет вынуждена вступить в войну против Сербии и Черногории на стороне западного союза без представления об определённых целях и военных последствиях.44

24 марта 1999 года началась военная операция НАТО против Югославских войск. В ней участвовали Великобритания, Франция, ФРГ. Анкара, Лондон и Рим предоставили свои территории в качестве перевалочных пунктов для авианосцев США.

Несмотря на то, что в рамках НАТО все решения принимаются по принципу консенсуса, ни одна из европейских стран не осмелилась заблокировать военную акцию, которая, однако, была принята без рассмотрения в Совете Безопасности ООН. Если бы кто-то из членов воспользовался правом «вето», то это неминуемо повлекло бы за собой не только тяжелый кризис внутри альянса и резкое ухудшение отношений с Вашингтоном, но и раскололо сам ЕС, тем самым приостановив весь процесс евростроительства.45

Однако было бы ошибочным представлять страны Западной Европы недееспособными без политического курса США. Ряд ученых считает, что именно в косовском конфликте европейцы начали возвращать себе политическую силу. В данном вопросе Западные державы стремились акцентировать внимание на точках соприкосновения, а не на разногласиях, царящих в ней.

Во время дискуссии о роли ЕС в урегулировании конфликта на территории Косово, то в основном речь идет о четырёх ведущих участницах, Великобритании, Италии, Франции и ФРГ, которые являются членами Контактной группы. В её состав также входят Россия и США. Во время косовского конфликта позиции четырёх европейских держав сблизились больше, чем когда- либо на протяжении всего кризиса в Югославии. Имея разные взгляды на данную проблему, они были вынуждены прийти к общему решению, отвечающему хоть сколько-нибудь всех их интересам. Данный политический курс является важным условием для укрепления позиций Европы в процессе становления многополярного мира в XX веке.

В Балканском кризисе Италия впервые после Холодной войны сумела проявить себя как самостоятельная политическая держава, от решения которой зависела судьба региона. 46

Косовский конфликт завершился в связи с односторонним провозглашением независимости края 17 февраля 2008 года. Данное событие вызвало жаркие споры в международном сообществе. На конец апреля 2013 года независимость признали 99 из 193 стран-членов ООН, 26 государств собираются признать суверенитет Косово, 65 государств (в том числе Россия и Китай) отказываются признать самоопределение государства.47 Главная причина непризнания заключается в том, что случай в Косово может быть примером для других наций, которые будут требовать независимости от государства. Некоторые страны отстаивают нормы международного права, согласно которым произошло международное вмешательство во внутреннюю политику государства, тем самым нарушая основополагающие принципы ООН.
Экономический кризис: Италия и Евросоюз.

Во второй половине 2011 года экономическая ситуация значительно ухудшилась, Италия стала жертвой спекулятивных атак, которые значительно увеличили проценты по займам. Проблемы Италии, третьей экономики Еврозоны, неспособной выполнить свои обязательства по долгам, всколыхнули весь континент и могли привести к краху всю систему Экономического и Валютного союза. Одной из основных задач как внешней, так и внутренней политики государства, стала необходимость убедить союзников, инвесторов, акционеров и др. в способности Италии справиться с финансовым кризисом.

Правоцентристское правительство, возглавляемое Сильвио Берлускони, боролось за создание за рубежом обнадеживающего облика финансов Италии и глубоко поляризированных политических установок. Это, вместе с уменьшающимся большинством фракции Берлускони, привело к росту скептицизма по вопросу, сможет ли правительство выплатить постоянно увеличивающиеся долги. Финансовые проблемы Италии и снижающиеся возможности убедить оппонентов балансировать бюджет вызвали падающую прямую в рейтинге итальянских облигаций у большинства международных агентств. Масло в огонь подлило международное недоверие в способности правительства исполнять фискальные обязательства и программы реформ (согласованные под нажимом ЕС), направленные на выход из кризиса. Понимая, что Италия является одним из ключевых игроков еврозоны, и что складывающаяся ситуация может привести к банкротству экономической системы, институты Евросоюза и главные страны ЕС, такие как Франция и Германия, начали подталкивать итальянские власти к реализации этих экономических и структурных реформ, необходимых для того чтобы «вытащить» Италию из экономической пропасти.

Перелом наступил в начале ноября 2011, когда разрыв между государственными облигациями Германии и Италии достиг нежизнеспособного уровня, увеличивая угрозу итальянского дефолта. Столкнувшись с внутренним и внешним давлением, С. Берлускони, в итоге, подал в отставку. Его правоцентристское правительство было заменено технократическим, возглавляемое международно-признанным экономистом Марио Монти. Новое правительство, состоящее полностью из независимых экспертов, было сформировано 16 ноября и хорошо принято международными партнерами. Назначение М. Монти, известного Европейского Комиссара с репутацией сторонника свободного рынка, было воспринято широкими кругами как знак к более глубокой европейской интеграции. Наделение полномочиями способствовало немедленному восстановлению отношений Италии с Европейскими партнерами, в особенности с Германией и Францией, также как улучшение отношений с президентом США Бараком Обамой.

Сила и слабость правительства Марио Монти.

Получив значительную финансовую поддержку от Джорджио Наполитано, главы итальянского государства, и других высокопоставленных лиц итальянской политики, М. Монти сконцентрировал свои силы на налаживании политики по фискальным обязательствам и структурным реформам. Имея опыт международного эксперта как Европейского Комиссара по вопросам внутреннего рынка с 1994-1999, занимал должность Европейского Комиссара по вопросам конкуренции, М. Монти извлек уроки предыдущего кабинета, касающиеся отношений с основными странами еврозоны. Назначение М. Монти на двойной пост (премьер-министра и министра финансов) открыло новую главу в отношениях между Италией и Европой, способствуя восстановлению дипломатической значимости в ЕС. Отличительная черта правительства Монти, которая широко ценится у общественности, это его независимость, аполитичный профиль, исключительная ситуация на политической арене, в стране где годами доминировала левонаправленная или правонаправленная партия. Рабочие отношения между министрами также стали более мягкими, чем в предыдущих кабинетах, что облегчило процесс принятия решений кабинета.


следующая страница >>