Основные эстетические категории - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Романтического двоемирия и мотив невыразимого в русской литературе 1 93.41kb.
Тема № Предмет, задачи, основные категории и понятия теории статистики 7 1461.55kb.
Тема I. Основные понятия и категории массовой информации в их историческом... 1 63.99kb.
План. Жизнь и деятельность Я. А. Каменского. 2 Философские основы... 1 296.85kb.
История – это наука, изучающая человеческое общество, во всем его... 7 1734.9kb.
Минеева Елена Николаевна методист высшей квалификационной категории... 1 274.56kb.
Программа вступительных испытаний в магистратуру Москва 2013 Древнерусское... 1 203.75kb.
Инструкция по эксплуатации информация по безопасности 1 113.05kb.
1. Основные теории молодежи и современные научно-исследовательские... 4 1796.44kb.
Тесты учебно-методическое пособие для подготовки к зачетам, семинарам 1 333.98kb.
Примерные программы спортивной подготовки для детско-юношеских спортивных... 5 1201.82kb.
Программа по дисциплине «Теория и методология дизайн-проектирования»... 1 202.86kb.
- 4 1234.94kb.
Основные эстетические категории - страница №1/3

Министерство образования Республики Беларусь
Учреждение образования

«Гомельский государственный университет

имени Франциска Скорины»

В. А. ОДИНОЧЕНКО

ОСНОВНЫЕ ЭСТЕТИЧЕСКИЕ КАТЕГОРИИ

Гомель 2006

УДК 7. 01 (075.8)

ББК 87. 811 я 73

О 424
Рецензенты :

В.Н. Калмыков, профессор, доктор философских наук) кафедра белорусской культуры учреждения образования «Гомельский государственный университет имени Франциска Скорины»

Рекомендованы к изданию научно-методическим советом

учреждения образования «Гомельский государственный

университет имени Франциска Скорины

Одиноченко,В.А.

О 424 Основные эстетические категории: дидактические материалы для студентов вузов / В. А. Одиноченко; М-во образов. РБ, Гомельский государственный университет им Ф. Скорины.-- Гомель: ГГУ им. Ф. Скорины, 2006. -68 с.

ISBN 985-439-214-7

Рассмотрены основные эстетические категории. Дан их анализ, история трактовки в философской мысли и практике искусства. Приведены примеры из художественной литературы. Дидактические материалы предназначены для самостоятельной работы студентов при изучении курса «Эстетика».

УДК 7.01 (075.8)

ББК 87. 811 я 73


ISBN 985-439-214-7 © В.А. Одиноченко, 2006

© УО «ГГУ им. Ф. Скорины», 2006

Одиноченко Виктор Александрович
ОСНОВНЫЕ ЭСТЕТИЧЕСКИЕ КАТЕГОРИИ

ДИДАКТИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ

Редактор В. И. Шкредова

Корректор В. В. Калугина

Лицензия № 02330/0133208 от 30.04.04

Подписано в печать Формат 60x84 1/16. Бумага

писчая №1. Гарнитура «Таймс». Усл. п.л.4. Уч.-изд.л. 4,1


Тираж 100 экз. Заказ № 49
Отпечатано с оригинала-макета на ризографе

учреждения образования

«Гомельский государственный университет

имени Франциска Скорины»

Лицензия № 02330/0056611 от 16.02.04.

246019, г. Гомель, ул. Советская, 104



СОДЕРЖАНИЕ
ПРЕДИСЛОВИЕ…………………………………… 4

  1. ЭСТЕТИЧЕСКОЕ……………………………….. 11

  2. ПРЕКРАСНОЕ…………………………………... 20

  3. БЕЗОБРАЗНОЕ………………………………….. 31

  4. ВОЗВЫШЕННОЕ……………………………….. 37

  5. НИЗМЕННОЕ…………………………………… 47

  6. ТРАГИЧЕСКОЕ………………………………… 50

  7. КОМИЧЕСКОЕ…………………………………. 55

ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………………………… 60

ЛИТЕРАТУРА……………………………………… 62



ПРЕДИСЛОВИЕ
Данные дидактические материалы посвящены рассмотрению основных эстетических категорий и предназначены для самостоятельной работы студентов. Целью материалов является помощь студентам в усвоении курса «Эстетика», который читается на всех специальностях нашего университета.

Любая наука имеет свою систему категорий, посредством которой изучает мир. Категориями называются предельно общие понятия, обозначающие наиболее существенные характеристики реальности. В качестве основных категорий эстетики в дидактических материалах рассматриваются: эстетическое, прекрасное, безобразное, возвышенное, низменное, трагическое, комическое. При этом эстетическое рассматривается как метакатегория, а остальные шесть – как ее модификации. Основными эти категории называются потому, что, во-первых, выражают наиболее общие эстетические свойства реальности, а во-вторых, потому, что все остальные категории могут рассматриваться как их модификации. Например, красивое, грациозное, милое, симпатичное, привлекательное, пленительное, кокетливое, элегантное и т.д. могут рассматриваться как модификации прекрасного, а патетическое, монументальное, величественное, преисполненное достоинства, важное, благородное и т.д. – как модификации возвышенного.

При ознакомлении с дидактическими материалами следует учитывать, что эстетика – это философская наука, она изучает наиболее общие характеристики предмета, поэтому ее теория обладает высокой степенью абстракции, и анализ эстетических категорий может показаться студентам непонятным и излишне «заумным». Чтобы облегчить усвоение материала при рассмотрении каждой из эстетических категорий приводятся примеры из художественной литературы, иллюстрирующий теоретические рассуждения.

Необходимо подчеркнуть, что понимание в эстетике таких характеристик мира как прекрасное, безобразное, возвышенное и т.д. находится на ином уровне, чем их понимание в обыденном сознании. Каждый человек, изучая эстетику, интуитивно представляет себе, что такое красивое, некрасивое, комическое, милое, грациозное, приятное, уродливое и т.д. Например, большинство людей стремится быть красивыми, иметь красивые вещи, красиво вести себя. Но возникает вопрос: а что такое это самое красивое? Почему мы одну вещь называем красивой, а другую – нет? Обычно отвечают: «Красивое – это то, что нам нравится». Но почему оно нам нравится? И, кроме того, человеку может нравиться котлета по-киевски, неужели ее можно считать красивой?

Именно так рассуждает эстетика. И в эстетических категориях зафиксированы ответы на вопросы такого рода. Эстетика анализирует сущность тех явлений действительности, которые обозначаются эстетическими категориями, а также осмысление этих явлений в теоретической мысли и художественной практике.

Кроме того, представления об эстетических характеристиках мира менялись в истории культуры. Мы рассмотрим три основные этапа в истории европейской культуры с точки зрения их трактовки эстетических категорий:

1 Классическая культура. Это та культура, чья трактовка эстетических категорий является для нас наиболее понятной. Мы бессознательно пользуемся ей в нашей повседневной жизни. Сформировалась классическая трактовка эстетических категорий в античной Греции, безраздельно господствовала в европейской культуре до рубежа 19-20 в., когда подверглась ожесточенной критике со стороны модернизма. В дидактических материалах изложена преимущественно классическая трактовка эстетических категорий.

2 Модернизм (от фр. moderne – новейший, современный) –

художественно эстетическая система, сложившаяся в начале 20 ст. как результат кризиса европейской культуры и поиска новых духовных ценностей. Слово «кризис» в данном случае следует понимать не как «упадок», но как «переломный момент», подобно тому, как это понимается в медицине. В это время, приблизительно на рубеже 19 и 20 вв., происходит смена одного типа культуры другим – культуры Нового времени культурой 20 в. Этот процесс наблюдался не только в искусстве, но и в науке, политике, философии и других сферах. Но в искусстве, особенно изобразительном, он проявился особенно наглядно.

Основными чертами модернизма являются:

а) антитрадиционализм. Модернизм явился своеобразным протестом против, с одной стороны, социально-деструктивных процессов в буржуазном обществе, его духовной жизни, а с другой – таких характерных для художественной культуры конца 19 – начала 20 в. явлений, как эпигонское повторение канонизированных форм реализма и романтизма 20 в., пассивное, поверхностное копирование действительности в натурализме, утратившие всякую связь с жизнью академизм и салонность художественного творчества. Модернизм сформировался как осознание и показ в искусстве кризисных явлений европейской культуры 20 в. Для представителей модернизма было характерно, во-первых, острое ощущение дисгармонии мира, антигуманности отношений в современном ему обществе, отчуждения личности,, утраты художником свободы и, во-вторых, отрицание способности прежней культуры (культуры Нового времени) не только противостоять силам разрушения, но и адекватно отразить их в искусстве. Отсюда антитрадиционализм в модернизме приобретает воинственный, и, очень часто бунтарски-эпатирующий и экстравагантно-декларативный характер. Никогда в истории культуры не происходило такого сознательного и радикального отрицания предшествующих ценностей, как это произошло в модернизме;

б) антиреализм. – Искусство Нового времени исходило из наличия объективной реальности, которую оно изображало. Трактовка этой реальности и характер ее изображения в различных направлениях классического искусства (классицизме, романтизме, реализме и т.д.) были различны, но в принципе все они были реалистическим по характеру и изображали действительность в образах самой действительности. И при восприятии их произведений зритель мог сравнивать художественные образы с повседневной реальностью. Для модернизма же характерен радикальный отказ от изображения действительности в ее наглядных (в широком смысле слова) формах. Он стремился показать не столько повседневную реальность, сколько создать новую художественную реальность. В различных направлениях это делалось по-разному, но все произведения модернизма антиреалистичны -- то, что в них изображается, резко отличается от реальности повседневной жизни человека. Художественные поиски модернистов были направлены на отрицание предшествующих художественных форм и принципов: образности – в изобразительном искусстве (абстракционизм, поп-арт), осмысленности художественного языка – в словесном искусстве (дадаизм, сюрреализм), логики развития драматического действия – в театре (театр абсурда, хеппенинг) и т.д.;

в) элитарная направленность. Модернистское искусство создавалось как протест против повседневной буржуазной действительности. Одним из проявлений этого протеста было эпатирование публики «формалистическими вывертами». Пожалуй, самым известным примером эпатажа является произведение французского художника Марселя Дюшана, названное им «Фонтан». Произведение это представляло собой обычный писсуар. Поэтому сначала модернизм был искусством немногих, элитарным искусством. Публика не принимала новые произведения. И, кроме того, они были созданы в подчеркнуто сложной манере, для их восприятия необходима была художественная подготовка. Это было «искусство для художественно образованных людей». Однако, довольно скоро модернизм занял свое место в европейской культуре 20 в., его произведения стали покупаться и интенсивно расти в цене, художники, вначале бедные и отвергаемые, постепенно становятся известными и богатыми людьми (наиболее яркий пример коммерциализации модернистской практики – творчество Сальвадора Дали). Но и сейчас произведения модернистского искусства остаются сложными для большинства публики, чтобы их воспринять, необходима художественная подготовка;

г) стремление к новизне. Модернизм (об этом говорит уже его название) ориентирован на движение вперед, на то, чтобы превзойти своих предшественников, в том числе и предшественников-модернистов, сделать по сравнению с ними «новый шаг». Стилистическое новаторство становится самоцелью даже у наиболее талантливых представителей искусства модернизма, что породило в нем множество направлений. Параллельно существовали и сменяли друг друга постимпрессионизм, кубизм, фовизм, экспрессионизм, абстракционизм, дадаизм, сюрреализм, поп-арт, оп-арт, боди-арт, гипперреализм и т.д. Причем, между этими направлениями велась довольно жесткая полемика, и их представители обменивались довольно нелицеприятными отзывами;

д) антинормативизм и плюрализм. Если в классическом искусстве существовали какие-то общепринятые нормы художественного творчества, то художники-модернисты от них решительно отказываются. Каждое направление заявляет о своем видении реальности. Выпускается множество художественных манифестов, где теоретически обосновывается та или иная творческая практика. Однако, следует отметить, что каждое из направлений в модернизме правильно считало, что именно оно является наиболее «современным», и критически относилось к остальным.

3 Постмодернизм (фр. postmoderne – буквально «после современности) – художественно-эстетическая система, описывающая состояние современной культуры как отличное и от традиционного, классического, так и от модернистского, «современного».

Термин постмодернизм появился в период первой мировой войны в работе Р. Панвица «Кризис европейской культуры» (1914). В 1934 г. в своей книге «Антология испанской и латиноамериканской поэзии» литературовед Ф. де Онис применяет его для обозначения авангардистских поэтических опытов начала 20 в., радикально отторгающих литературную традицию. В 1947 г. А. Тойнби в книге «Изучение истории» придает ему культурологический смысл: понятием постмодернизм обозначалась современная (начиная с первой мировой войны) историческая эпоха, радикально отличная от эпохи модерна. Широкое распространение понятие постмодернизм получило с начала 70-х годов.

Основными чертами постмодернизма в его сравнении с модернизмом являются:

а) радикальный антитрадиционализм. В этом его сходство с модернизмом. Но если модернизм отвергал классическую культурную традицию, то постмодернизм отвергает уже традицию модернизма. Причем радикальность этого отрицания выходит на совершенно новый уровень. Модернизм считал себя чем-то «новым» и «современным» по сравнению с традицией, претендуя относительно ее на «новый шаг», и в этом смысле он – продолжение традиции, хотя и на новом уровне. Постмодернизм же вообще отвергает само понятие традиции, как классической, так и модернистской. Для него история закончилась, и ничего принципиально нового уже не будет. Постмодернизм осмысливает себя как постсовременность, то, что происходит «после времени», в ситуации «завершенности»;

б) отрицание любой иерархии. Модернизм противопоставлял себя классике, бунтарски отрицая ее ценности. Постмодернизм же подвергает резкой критике саму идею бинарных оппозиций, считая, что все они («верх – низ», «истина – ложь», «добро – зло» и т.д.) – продукт авторитарного мышления. По мнению постмодернистов, создавая эти оппозиции, предшествующая культура (и классическая, и модернистская), создавала жесткую иерархию, в которой позитивным значением («высоты», «истины», «справедливости») наделяла именно свои ценности, тем самым стремясь к господству. Постмодернизм не признает никакой иерархии в культуре. Относительно эстетических категорий это проявляется в том, что исчезает ценностное различие между прекрасным и безобразным, возвышенным и низменным, и эти категории рассматриваются как равноценные.

в) радикальный плюрализм. Постмодернизм всеяден. Мир им видится как принципиально неупорядоченный, хаотический, состоящий из множества несвязанных между собой разнородных фрагментов. Одним из главных методов создания постмодернистских произведений является коллаж – соединение разнородных частей. Очень часто эти произведения представляют собой конструкции из цитат, взятых из произведений различных культур и времен. Творческая позиция автора в этом случае состоит в комбинировании заимствованных элементов, и именно через характер этого комбинирования выражается смысл постмодернистского художественного произведения;

г) сочетание элементов элитарной и массовой культуры. Модернизм осознавал себя как «искусство для избранных», художественный язык его произведений был нарочито усложненным, для их восприятия требовалась специальная подготовка, они были нереалистичны и антиреалистичны. Модернизм противопоставлял себя массовой культуре, произведения которой были предназначены для отдыха и создавались в псевдореалистическом стиле. И для модернизма, и для массовой культуры было характерно создание иной реальности, отличной от реальности повседневной жизни. Но если модернизм подчеркивал это отличие, создавал «духовную» реальность, недоступную для профанов, то массовая культура, напротив, это различие затушевывает и стремится ввести человека в беспроблемную псевдореальность, наполненную идеальной любовью, красивыми женщинами, решительными мужчинами-победителями и т.д. Постмодернизм отрицает эту оппозицию. Его произведения могут восприниматься и как средство развлечения, и как продолжение модернистских формалистических опытов, рассчитанных на искушенного читателя. Наиболее яркий пример – творчество американского режиссера Квентина Тарантино. «Криминальное чтиво», «От заката до рассвета», «Убить Билла» можно смотреть как боевики-ужастики. Но это также и иронические коллажи из элементов фильмов разных жанров и разных режиссеров.

д) игра со смыслами и ценностями предшествующей культуры. Для постмодернизма развитие культуры кончилось. Ничего нового уже не будет. И смысл художественной деятельности состоит не в познании реальности (повседневной или духовной), ее осмыслении и выражении, но в комбинировании элементов предшествующей культуры, игре с ними. Игра – это свободная деятельность человека, целью которой является она сама. Художественный эффект в произведениях постмодернистов достигается в основном как результат неожиданного сочетания элементов предшествующей культуры.

Как нам кажется, убежденность постмодернизма в том, что все кончилось, связанную с этим усталость и распад иерархий, в том числе и эстетических, хорошо иллюстрируют следующие строчки лауреата Нобелевской премии Иосифа Бродского:
Жить в эпоху свершений, имея возвышенный нрав,

к сожалению, трудно. Красавице платье задрав,

видишь то, что искал, а не новые дивные дивы.

И не то чтобы здесь Лобачевского твердо блюдут,

но раздвинутый мир должен где-то сужаться, и тут –

тут конец перспективы.


Возможно, эти строчки покажутся эпатирующими. Но они отвечают духу постмодернизма.

В заключение сделаем несколько замечаний методического характера. Данные дидактические материалы не являются словарем, т.к. категории расположены в них не по алфавиту, а в соответствии и логикой преподавания курса «Эстетика». Для их лучшего усвоения студентам рекомендуется предварительно прослушать несколько лекций по этой дисциплине, чтобы войти в ее проблематику.

Изучение эстетики, как и изучение любой науки, должно иметь какие-то последствия для студентов. Странно было бы, если бы человек, усвоивший школьную программу по математике, не умел посчитать птиц за окном. Предполагается, что усвоение данных дидактических материалов не только облегчит студентам изучение эстетики, но и будет способствовать дальнейшему развитию у них способности воспринимать явления мира с эстетической точки зрения.

Приведенный в конце дидактических материалов список литературы включает в себя только энциклопедии и словари. Студенты могут ими воспользоваться, если захотят углубить свои знания или узнать о других эстетических категориях.



ЭСТЕТИЧЕСКОЕ

Эстетическое (от греч. aisthetikos – чувствующий, чувственный) -- категория, характеризующая предметы и процессы с точки зрения их оформленности. Эстетическое – наиболее общая категория эстетики, метакатегория, с помощью которой обозначается ее предмет и выражается сущностное родство и системное единство всего семейства эстетических категорий. Имеет такие модификации как эстетическое чувство, эстетическое отношение, эстетическая деятельность, эстетический вкус, эстетический идеал, эстетическая ценность и т.д. Эстетическое – основополагающая категория эстетики, все остальные ее категории можно рассматривать как модификации эстетического. Однако, это следует подчеркнуть, эстетическое не является исходной категорией эстетики и не может быть определено в рамках самой этой науки, но для своего понимания нуждается в более широком теоретическом подходе, в качестве которого, как правило, выступают методы анализа, используемые в рамках философии. А поскольку в истории существовало множество самых разнообразных философских систем, поэтому и трактовки природы эстетического предлагались самые разнообразные.

Эстетическое дало название науки эстетика, которая возникла в середине 18 cт. Создателем ее является немецкий философ Александр Готлиб Баумгартен (1714 – 1762). Он исходил из учения Лейбница о том, что в духовной жизни человека существуют три сферы: разума, воли и чувства. Науки о разуме и воле в это время уже существовали: соответственно логика и этика. Баумгартен доказал необходимость создания науки, которая изучала бы сферу чувств, создал такую науку, и назвал ее эстетикой от греческого aisthetikosчувствующий, чувственный, по аналогии с тем, как логика происходит от греческого logosслово, разум, а этика от греческого ethos – обычай, характер. Все это было сделано Баумгартеном в работе которая так и называлась «Эстетика» (1750-1757 ).

Следует отметить, что эстетика создавалась Баумгартеном как наука о чувственном познании, которое он считал низшим видом познания по сравнению с познанием разумным. Однако, во-первых, уже у Баумгартена эстетика свелась к изучению двух явлений: во-первых, красоты, так как Баумгаттен считал, что красота является «совершенством чувственного восприятии», и во-вторых, искусства, так как, по мнению Баумгартена, свое наибольшее выражение красота получает в искусстве. Однако, хотя слово эстетика прочно закрепилось в философской терминологии, в дальнейшем оно употреблялось не в первоначальном своем широком гносеологическом смысле (гносеология – наука о познании). Уже с конца 18 в. эстетика означает не теория чувственного восприятия, а либо философия прекрасного, либо философия искусства, либо то и другое вместе. Во всяком случае, под эстетикой стали понимать научную дисциплину, отпочковавшуюся от философии и имеющую собственный предмет изучения. Правда, многие проблемы, вошедшие в сферу компетенции эстетики изучались и ранее – можно сказать, что теория эстетической мысли насчитывает более двух с половиной тысяч лет, но до середины 18 в. рассуждения о сущности красоты и искусства были растворены в философии, теологии или сочинениях, посвященных анализу конкретных искусств: поэзии, живописи, музыки, архитектуры и т.д. И только благодаря Баумгартену весь этот круг проблем был выделен, осмыслен и стал предметом изучения особой науки. Дадим ей определение: эстетика – это философская наука, изучающая две взаимосвязанные сферы действительности: сферу эстетического отношения человека к миру и сферу художественной деятельности людей. Что такое художественная деятельность людей – понятно. Это деятельность по созданию, распространению, восприятию и осмыслению художественных произведений. Что такое эстетическое отношение человека к миру? Дело в том, что человек может относиться к миру по-разному. Мы можем воспринимать предмет с познавательной точки зрения, например, так относятся к человеку в поликлинике: измеряют ему температуру, давление, делают флюорографию и т.д. Можно относиться к человеку утилитарно, если рассуждать о возможности получения от него пользы, например, при приеме на работу. В моральном отношении человек оценивается с точки зрения соответствия его поведения принятым нормам. Когда мы воспринимаем человека с эстетической точки зрения, то оцениваем его внешний вид, т.е., говоря философским языком, оформленность. Таким образом, эстетика – это наука не о чувственном познании мира, но о восприятии мира с точки зрения его оформленности, хотя эстетические качества воспринимаются прежде всего через чувства (зрение, слух, обоняние, осязание, вкус). Красоту человека мы воспринимаем через зрение, мелодии – через слух, приятность (красоту) запаха – через обоняние и т.д. Кроме того, это следует подчеркнуть, не существует чисто чувственного познания. Восприятие человеком мира, как правило, обусловлено категориями культуры. Особенно наглядно это проявляется в эстетическом восприятии. Поясним это на примере. В русском обществе 19 в. существовали различные трактовки женской красоты у крестьян и дворян. Для первых красивая женщина должна была быть статной, здоровой, румяной, для вторых – изнеженной, худощавой, бледной. Таким образом, один и тот же объект (в данном случае – женщина) оценивался по-разному, что обусловлено различием культурных норм.

Таким образом, эстетическое не является одинаковым во все времена и у всех народов, оно культурно обусловлено и зависит от многих факторов.

Методологической базой эстетики является философия. Впервые это было зафиксировано в явном виде в работе Платона «Гиппий Большой». В ней приводится диалог между учителем Платона Сократом и софистом Гиппием. Сократ спрашивает Гиппия, знает ли он, что такое прекрасное? На это Гиппий легкомысленно отвечает, что прекрасное – это прекрасная девушка. Сократ возражает, а разве кобыла не может быть прекрасной; а разве прекрасный горшок не есть что-то прекрасное; и не бывает ли прекрасным и камень, и дерево, и человек, и божество? Гиппий вынужден с этим согласиться. Далее Сократ вынуждает Гиппия признать, что прекрасное не содержится в драгоценном материале (золотая ложка не прекрасней деревянной, ибо они одинаково целесообразны), прекрасное не проистекает из удовольствий, получаемых «через зрение и слух», прекрасное не есть полезное, пригодное и т.д. Смысл этого диалога заключается в том, что прекрасное не следует искать в чувственных качествах единичных предметов. Платон стремится найти то, «что есть прекрасное для всех и всегда».

Таким образом, существует много разнообразных эстетических явлений, например, множество красивых предметов. Красивыми могут быть люди, их поступки, вещи, а также животные, горы, звезды и т.д. Понятно, что девушка и горшок – разные объекты. Но они могут быть красивыми, т.е. обладать эстетическими качествами. Эстетика отвечает на вопрос, почему данный объект является прекрасным, т.е. она исследует сущность эстетического и законы его функционирования. Эти проблемы имеют философский характер. Долгое время эстетические проблемы обсуждались в рамках философии, хотя категория эстетическое как правило заменялось тогда категорией прекрасное. Такое замещение встречается и во многих современных эстетических концепциях, что, однако, не дает основания для отождествления этих категорий. Эстетическое характеризует упорядоченность мира, все остальные эстетические категории, в том числе и прекрасное, выражают различные аспекты этой упорядоченности. Большое внимание, которое уделяется анализу прекрасного, объясняется тем, что оно – наиболее важная для жизнедеятельности человека модификация эстетического.

Самая первая трактовка, определившая дальнейшее понимание эстетического в европейской культуре, была дана в древнегреческой философии. Философы искали принцип упорядоченности космоса его гармонии. Пифагор видел источник этой гармонии в числовом соотношении различных частей космоса. Сократ спустил прекрасное как эквивалент эстетического с неба на землю. Для него прекрасно то, что хорошо приспособлено к определенной цели (и навозная корзина может быть прекрасной, если она выполняет свою функцию). В системе идеализма Платона прекрасное (наряду с благом и истиной) – одно из проявлений идеи (он искал прекрасное само по себе, независимое чувственных вещей, и в этом смысле оно совпадает с истинным и благим). В отличие от Платона, Аристотель выделял специфику эстетического, обнаруживая его в искусстве. Как специфический эстетический вид деятельности искусство, по Аристотелю, основано на подражании действительности и знании правил этого подражания, благодаря чему вещи приобретают соответствующую им форму, доставляющую радость от узнавания их подлинного значения.

Впервые категориальный статус эстетическому придал Баумгартен, определив его как способность чувственного познания, которое достигает совершенства в искусстве. Существенный вклад в разработку эстетического внес Кант, осмыслив его как способность суждения вкуса об объекте на основе лишенного всякого интереса чувства удовольствия (или неудовольствия). Развивая идею Канта об эстетическом как субъективной деятельности, лишенной какого-либо практического интереса, Шиллер характеризовал эстетическое как игру духовных и физических сил человека, в которой он реализует себя как целостная, гармоничная и свободная личность. Субъективизм в объяснении эстетического у Канта и Шиллера был подвергнут критике Гегелем, утверждавшим, объективную природу эстетического. В соответствии с принципами своей философии, он выводил эстетическое из деятельности объективного духа, его способности созерцать абсолютную идею в ее чувственной форме. Отсюда, по Гегелю, вытекала не только объективность эстетического, но и его надприродный характер.

Широкое распространение категория эстетическое получила в науке 20 в. Одной из причин этого стала почти полная девальвация в модернизме категории прекрасное. В среде исследователей достаточно широко утвердилась мысль, сформулированная одним из современных эстетиков: «Наука о прекрасном сегодня невозможна, потому что место прекрасного заняли новые ценности, которые Валери назвал шок-ценностями, — новизна, интенсивность, необычность». Составители сборника «Более не изящные искусства» (1968) утверждали, что «в качестве пограничных явлений эстетического» в современном искусстве являются «абсурдное, безобразное, болезненное, жестокое, злое, непристойное, низменное, омерзительное, отвратительное, отталкивающее, политическое, поучающее, пошлое, скучное, бросающее в дрожь, ужасное, шокирующее». Ясно, что для включения подобных явлений в исследовательское поле эстетики, если она все еще претендовала на роль философии искусства, требовалась какая-то более абстрактная и обобщенная категория, обозначающая ее предмет, и в качестве этой категории было избрано эстетическое. В принципе этот подход можно понять – теоретики модернизма стремились эстетически осмыслить реальность в ее полноте. Однако акцент на эстетических явлениях, которые традиционно рассматривались как антиценности (абсурдное, безобразное и т.д.), показывает, что эстетическое здесь понималось как категория, характеризующая мир не с точки зрения его оформления и упорядоченности, но, скорее, с точки зрения деформации, утраты порядка.

Что касается постмодернизма, то здесь мир понимается как хаосмос – состояние, сочетающее в себе элементы хаоса и космоса, где нет порядка и смысла, но имеется имманентный и бесконечный потенциал упорядочивания и смыслопорождения. Поэтому эстетическое здесь выражает не наличие оформленности мира, но возможность его оформления. А поскольку сам по себе мир – хаосмос, то возможности его оформления ничем не ограничены. В области трактовки модификаций эстетического (прекрасного, безобразного, возвышенного, низменного, трагического, комического) это выразилось в том, что они перестали рассматриваться через призму «ценности-антиценности». В постмодернистском искусстве нет ни прекрасного, ни безобразного, ни возвышенного, ни низменного, а есть игра автора с культурными смыслами.

Таким образом, эстетическое указывает на упорядоченность мира. Возникают вопросы: почему человек воспринимает мир с точки зрения его упорядоченности, и как такое отношение к миру возникло?

Существуют четыре основные трактовки возникновения эстетического отношения человека к миру.

Первая была сформирована в древности. Считалось, что источник эстетического – в деятельности сверхъестественных сил. Так, согласно древнеегипетской мифологии, добрый бог Осирис научил египтян земледелию и искусствам, в древнегреческой мифологии титан Прометей дал людям искусства, а покровителем последних является Аполлон и его девять муз (Евтерпа — лирической поэзии, Клио — истории, Талия — комедии, Мельпомена — трагедии, Терпсихора — танцев, Эрато — любовной поэзии, Полигимния — гимнов, Урания — астрономии, Каллиопа — эпической поэзии). Безусловно, эта точка зрения является мифологической и не может рассматриваться как основание для научных исследований.

Вторая трактовка встречается у разных мыслителей и исходит из того, что способность эстетически относиться к действительности является неотъемлемой характеристикой природы человека и тем самым отличает его от животных. Недостатком этой трактовки является то, что здесь исчезает сама проблема возникновения эстетического, и на вопрос, откуда появилось эстетическое отношение человека к миру, отвечают, что оно присуще человеку изначально.

Третья трактовка была сформулирована в середине 19 века создателем эволюционной теории Чарльзом Дарвином (1809 - 1872) в его известной работе «Происхождение человека и половой отбор» (1871). Дарвин считал, что эстетическое отношение к миру имеет биологическую природу, досталось человеку в наследство от животных, более того, некоторые из них владеют более развитым эстетическими чувствами, чем «примитивные» народы. Дарвин приводил примеры в основном из жизни птиц. Он писал, что самцы весной «намеренно распускают свои перья и щеголяют яркими красками перед самками», а «самки любуются красотой самцов». «То же можно сказать, -- продолжал Дарвин, -- и относительно пения птиц. Нежные песни самцов в пору любви, несомненно, нравятся самкам». Следует сразу же сказать, что такая трактовка является неправильной. Животные не способны воспринимать эстетические качества предметов, у них есть чисто биологические реакции на конкретные виды раздражителей: зрительных, звуковых, обонятельных и т.д. Самцы птиц распускают весной свои перья перед самками не для того, чтобы им понравиться, но чтобы побудить их к спариванию. Такую же функцию выполняют и звуки, издаваемые весной самцами. Самки не воспринимают красоту оперения или пения самцов, поведение последних служит для них сигналом для действий по продолжению рода. Это человек может воспринимать красоту природы. В квакании самца лягушки для нас нет ничего красивого, но оно выполняет ту же биологическую функцию, что и пение соловья.

Четвертая трактовка возникновения эстетического отношения человека к миру, которой мы будем придерживаться, исходит из того, что оно сформировалось в процессе человеческой жизнедеятельности. Первобытный человек обладал синкретическим отношением к миру, в котором в недифференцированной форме содержались познавательные, утилитарные, религиозные, моральные и эстетические элементы. Любое явление оценивалось с точки зрения двух категорий: «плохо» и «хорошо». Плохим считалось все то, что препятствовало жизнедеятельности первобытного коллектива, оно одновременно было для человека утилитарно вредным, морально злым, религиозно отрицательным и безобразным. А хорошее – это все то, что содействовало жизнедеятельности, оно также воспринималось как утилитарно полезное, морально злое, религиозно положительное и прекрасное. Яркий пример дают мифологии различных народов. В них те явления природы, которые помогали человеку, представлялись в виде полезных, добрых и прекрасных богов или духов, а те, что мешали – в виде вредных, злых и безобразных богов или духов.

По мере развития человеческой жизнедеятельности происходит дифференциация этого целостного отношения к миру. Условно можно выделить три направления этого процесса:

Во-первых, это отделение познавательного отношения от целостного. В первом человек стремится воспринять явления объективно – такими, какие они есть сами по себе, во втором явления воспринимаются с точки зрения интересов и идеалов человека. Воплощением познавательного отношения к миру является наука – в ней объекты изучаются, а в утилитарном, нравственном, эстетическом отношении объекты оцениваются. Следует отметить, что для человека более естественным является восприятие мира с точки зрения своих интересов и представлений. Для познавательного отношения необходима специфическая установка – человек вычленяет себя из мира и стремится выявить его объективные характеристики. Поэтому наука возникла гораздо позже, чем искусство и мораль – только в 6 в. до н.э.

Эстетическое отношение – разновидность ценностного. Эстетические качества не являются объективными, но возникают в процессе взаимодействия субъекта и объекта.

Во-вторых, формирование собственно эстетического отношения человека к миру. Большинство исследователей считает, что произошло это в процессе трудовой деятельности. Именно в ходе преобразования человеком окружающего его мира выявилось значение такого качества явлений как их упорядоченность: инструментом с более правильной формой легче работать, более упорядоченные движения в процессе труда дают лучший результат. Таким образом, эстетическое отношение к миру, восприятие его с точки зрения оформленности, возникло в процессе трудовой деятельности и в дальнейшем было перенесено на восприятие внешнего мира. Следует отметить, что первоначально эстетическое было тесно связано с утилитарно-полезным. Оформленность предмета воспринималась через призму его пригодности для того или иного вида жизнедеятельности. В дальнейшем эти две характеристики явлений (эстетическое и утилитарно-полезное) стали восприниматься как различные ценности, которые могут и не совпадать. Например, очень часто в истории культуры было так, что женская одежда, считающаяся красивой, была неудобной и даже вредной для здоровья.

В-третьих, происходила дифференциация эстетического, выделение его модификаций, которые были закреплены в виде категорий прекрасное, безобразное, возвышенное, низменное, трагическое, комическое, и т.д., выражающих различные виды оформленности мира.

Следует подчеркнуть, что эстетические категории характеризуют качества явлений, возникшие в процессе взаимодействия субъекта и объекта. Они выражают как черты самого объекта, так и их характеристику субъектом. Например, когда человек говорит, что данная вещь красивая, это означает, во-первых, что именно он ее считает красивой и, во вторых, что в ней есть объективные качества, которые позволили ему назвать ее красивой. Таким образом, в эстетическом отношении к миру человек не только воспринимает явления, но и оценивает их.

Критерием оценки является эстетический идеал – конкретный, чувственно-наглядный образ, в котором выражено стремление человека к гармоническим взаимоотношениям с окружающим миром. Причиной возникновения эстетического идеала является целенаправленный характер человеческой деятельности. Преобразуя мир, человек стремится к тому, что считает истинным, добрым прекрасным. Эстетический идеал – наглядное воплощение этих стремлений.

Характеристики эстетического идеала:

а) он – продукт представления, но не конкретная вещь. В реальности эстетический идеал не существует, это наглядный образ того, к чему человек стремится. Он возникает как обобщение человеком черт реальных предметов и доведение их в сознании до совершенства. Как пример можно привести конкурсы красоты. В них девушки оцениваются в соответствии с теми представлениями о женской красоте, которые есть у членов жюри. Первое место занимает та, которая этим представлениям соответствует в наибольшей степени;

б) эстетический идеал имеет целеполагающий характер. Это то, к чему человек стремится. Например, у девушки имеются определенные представления о том, каким должен быть мужчина, и она будет знакомиться с теми парнями, которые этому представлению соответствуют. Или женщина представляет себе, какой должна быть красиво обставленная квартира, именно так она свою квартиру и обставит;

в) эстетический идеал является критерием оценки реальных явлений. То, что ему соответствует, будет оцениваться положительно, то, что противоречит – отрицательно. Наличием разных эстетических идеалов объясняется, например, то, что один и тот же человек в одной культуре или социальной группе будет считаться красивым, а в другой нет;

г) эстетический идеал в современном обществе не имеет характера жестко закрепленной нормы. В этом его отличие от правил морали, которые фиксируются в виде определенных положений: «не обманывай», «не кради», «уважай старших» и т.д. Отступление от моральных норм характеризуется как аморальность и осуждается. В эстетическом отношении к миру этого не происходит. Как правило, у людей, принадлежащих к одной культуре, сходные эстетические идеалы, но они тем более разняться, чем более разнообразна жизнь общества. Например, в нашем обществе человек сам выбирает, во что ему одеваться. Также самые разные девушки (высокие, низкие, худые, полные, пышноволосые, бритоголовые и т.д.) могут считаться красивыми;

д) эстетический идеал имеет исторический характер. У разных народов, в разные времена были различные эстетические идеалы. Примеров тут можно привести множество. Достаточно сравнить прически и одежду современной молодежи с теми прическами и одеждой, которые были модные в 70-е годы прошлого века. Однако историческая изменчивость эстетических идеалов имеет относительный, а не абсолютный характер. Мы также способны воспринимать как прекрасное то, что считалось таким раньше. Например, нидерландский художник Питер Пауль Рубенс (1577 – 1640) рисовал красивых пышнотелых женщин. Женщины с такими формами не соответствуют имеющимся у нас в настоящее время представлениям о красоте. Но те женщины, которых мы видим на картинах Рубенса, воспринимаются нами именно как красивые.

е) эстетический идеал имеет конкретный характер. Он определяется характером жизни людей и является для них наглядным ориентиром деятельности. Эстетический идеал отличается от пустого фантазирования. Как пример последнего, приведем мысли Манилова из «Мертвых душ» после его встречи с Чичиковым: «Он думал о благополучии дружеской жизни, о том, как бы хорошо было жить с другом на берегу какой-нибудь реки, потом через эту реку начал строиться у него мост, потом огромнейший дом с таким высоким бельведером, что можно оттуда видеть даже Москву и там пить чай на открытом воздухе и рассуждать о каких-нибудь приятных предметах. Потом, что они вместе с Чичиковым приехали в какое-то общество в хороших каретах, где обворожили всех приятностию обращения, и что будто бы государь, узнавши о такой их дружбе, пожаловал их генералами, и далее, наконец, бог знает что такое, чего уже он и сам никак не мог разобрать». Эстетический идеал выражает наглядные представления человека о том, как должен быть оформлен мир, и предполагает деятельность по осуществлению этих представлений.



ПРЕКРАСНОЕ

Прекрасное – эстетическая категория, выражающая соответствие явления эстетическому идеалу. Очень часто прекрасное рассматривается как центральная эстетическая категория, а все остальные категории как модификации прекрасного. Тогда эстетика понимается как «философия прекрасного» («наука о прекрасном»), а задача искусства видится в выражении прекрасного. Очевидно, что это не так. Во-первых, эстетическое – более широкая категория, чем прекрасное, включающая в себя таки модификации, как возвышенное, низменное, трагическое, комическое, безобразное. Эстетическое выражает оформленность мира, а прекрасное указывает на характер этой оформленности.

Во-вторых, остальные основные эстетические категории не являются модификациями прекрасного, поскольку выражают иные характеристики оформленности мира. Так, например, трагическое нельзя вывести из прекрасного, оно выражает самостоятельное эстетическое качество.

В-третьих, очевидно, что искусство изображает не только прекрасные стороны реальности, но также трагические, комические, возвышенные и т.д. Об этом свидетельствует художественный опыт любого мало-мальски образованного человека. Например, образ деда Щукаря в «Поднятой целине Шолохова» может быть адекватно интерпретирован не с точки зрения прекрасного (или безобразного), но с точки зрения комического. Задача искусства гораздо шире, чем изображение прекрасного, в нем происходит осмысление и выражение реальности. А реальность многогранна и включает в себя самые разные компоненты, не только прекрасные.

Но прекрасное действительно самая широкая из модификаций эстетического, поскольку указывает на предельно общий тип взаимоотношений между явлением и эстетическим идеалом: соответствие или несоответствие. И с этой точки зрения может быть охарактеризовано, в принципе, любое явление: мы говорим о красоте математической формулы, красоте поступка, красоте человека и т.д.

В истории эстетической мысли – прекрасное стало осмысляться раньше, чем эстетическое. Объясняется это тем, что прекрасное воплощает устремленность человека к идеалу, и оно дает направления для деятельности.

Определение прекрасного связано с целой серией трудностей, перечисление которых поможет понять суть проблемы. Прежде всего, очень тяжело выделить главный объективный признак прекрасного, то есть то, что во внешнем виде того или иного явления позволяет охарактеризовать его как прекрасное. Вторая трудность связана со всеобщностью прекрасного — оно может быть найдено в любом явлении – в человеческом лице, очертаниях горного хребта, фигуре девушки и математической формуле. Это очень несхожие между собой явления и они по-разному соответствуют эстетическому идеалу. Прекрасное в горном хребте и прекрасное в фигуре девушки отличаются между собой. В-третьих, в прекрасном специфически соединяются общее и особенное – существуют общие моменты, которые присущи всем прекрасным предметам, и в то же время, каждый прекрасный предмет прекрасен по-своему. Например, известно, что нет двух одинаковых людей, каждый человек уникален, и в то же время среди них есть много тех, которых можно назвать красивыми. В четвертых, прекрасное как характеристика явления очень тесно связана с другими, неэстетическими, его характеристиками: полезным, приятным, добрым и т.д. Необходимо выделить специфику прекрасного и отделить его от других ценностей. В-пятых, при всей своей внутренней непротиворечивости и некоторой одномерности в сравнении с остальными эстетическими категориями, прекрасное находится в довольно противоречивых отношениях с другими ценностями (имеются противоречия между прекрасным и полезным, прекрасным и добрым, прекрасным и возвышенным и т.д.)

В средиземноморском ареале представления о красоте и прекрасном возникают уже в древнеегипетской культуре. Во 2 тысяч. до н. э. мы встречаем множество текстов, в которых прекрасное (нефер) выступает высшей характеристикой богов, фараонов, людей, предметов окружающего мира. При этом в человеке (особенно в женщине) выше всего ценится физическая гедонистическая красота, связывавшаяся египтянами с чувственными наслаждениями. Само слово «нефер» нередко входило в официальный титул фараонов: перед именем царицы Нефертити добавлялось «Нефер-нефру-Атон» (прекрасен красотами Атон). Египетская поэзия наполнена описаниями красоты богов и фараонов. Египтяне саму жизнь считали прекрасной; под красотой предметов обихода нередко понималась их польза для человека. Главным богом египетского пантеона был бог-солнце Ра, поэтому солнечный свет отождествлялся ими с красотой и высшим благом; божественный свет выступал синонимом божественной красоты.

В античной Греции уже Гомер называет «прекрасным» и физическую красоту людей, и совершенство предметов, и полезные для людей вещи, и нравственную красоту соответствующих поступков и поведения своих героев. Для древнегреческой философии красота — объективна, понятие красоты онтологично, связано прежде всего с космосом (kosmos в древнегреческом — не только универсум, но и красота, украшение) и системой его физических характеристик. Гераклит говорит о «прекраснейшем космосе» и его основах: гармонии, возникающей из борьбы противоположностей, порядке, симметрии; Фалес утверждает, что космос прекрасен как «произведение бога»; пифагорейцы усматривают красоту в числовой упорядоченности, гармонии (сфер), симметрии. Гармония для пифагорейцев была универсальной категорией, они считали, что она проявляется в строении космоса, а также во всех явлениях действительности и в искусстве. Гармония, согласно пифагорейцам, это результат количественных соотношений между элементами космоса. Это положение они проиллюстрировали на примере анализа математических основ музыкальных интервалов: так, октава и основной тон соотносятся как 1 и 2, квинта –- 2 и 3, кварта – 3 и 4 и т.д.

С Сократа античная эстетика отходит от древнего космологизма; афинский мудрец первым поставил проблему прекрасного, как проблему сознания, разума; для него красота из вещи или ее характеристик превратилась в идею, понятие прекрасного. Сократ вывел на философский уровень и такую специфически античную категорию, как калокагатия (греч. kaloka-gathiaпрекрасное-и-доброе), которая функционировала в пограничной сфере этико-эстетических представлений, то есть служила характеристикой идеального человека, рассматриваемого как некая духовно-материальная целостность. У Сократа она стояла на одном уровне с мудростью и справедливостью и обнимала весь комплекс нравственных добродетелей, сопряженный с эстетической восприимчивостью. Платон понимал калокагатию как соразмерность души и тела. Одно из его определений гласит: «Калокагатия есть способность избирать наилучшее». Согласно Аристотелю, быть калокагатийным означает быть и прекрасным во всех отношениях и добродетельным.

Калокагатия, согласно древним грекам, — это достояние благородного происхождения и прекрасного воспитания и образования. Да и собственно понятие прекрасное в классической Греции часто не ограничивается только сферой того, что позже было названо эстетическим, но распространяется и на область нравственности. У Платона прекрасное часто соседствует с благим, но последнее он ставит выше. Платон приходит к пониманию идеи красоты, прекрасного самого по себе (красота — объективно существующая вне какого-либо субъекта идея), и намечает некоторую иерархичность красоты в процессе ее постижения человеком — от чувственной красоты через красоту духовную и нравственную к красоте чистого знания.

Для Аристотеля в физическом мире «красота заключается в величине и порядке» — красивая вещь должна быть легко обозримой; а на идеальном уровне: «Прекрасное — то, что, будучи желательно само ради себя, заслуживает еще похвалы или что, будучи благом, приятно потому, что оно благо».

В работах средневековых мыслителей сложилась многоаспектная средневековая концепция прекрасного. С одной стороны, красота понималась объективно как предикат Бога, его творение, объективированная сияющая Слава Божия , получающая отражение в материальном мире — его красоте. С другой, — прекрасное определялось через субъект-объектное отношение: прекрасно то, что «нравится само по себе», доставляет наслаждение в процессе неутилитарного созерцания вещи. При этом утверждалось, что это наслаждение доставляют только вещи, обладающие определенными объективными свойствами («пропорция и блеск», соответствие частей целому, а целого — назначению вещи, выраженность во внешнем виде сущности вещи, гармоничность, упорядоченность, соразмерность, соответствующая величина ).

Мыслители и художники итальянского Ренессанса поставили в центр своих эстетических представлений и творческих исканий красоту искусства. Развивая один из главных принципов античного искусства — идеализацию, достигшую апогея в античной классической скульптуре, мастера Возрождения создали в живописи и скульптуре уже в русле христианской культуры уникальный богатейший мир живописно-пластических идеализированных образов — модель прекрасного мира, как бы избежавшего порчи грехопадения. Ренессансные мыслители были убеждены, что только в искусстве являет себя истинная красота мира, «божественная идея красоты». Она осеняет художника, и он стремится воплотить ее в своем творчестве, убирая в процессе высвечивания «внутреннего образа» все преходящее, поверхностное, случайное из своего искусства.

Классицизм нормативизировал эти идеи и принципы, доведя их в конце концов до холодного академического формализма (в теории и на практике). В нем была теоретически закреплена сознательная ориентация искусств на создание красоты введением для эстетически ориентированного класса искусств специального названия «изящные искусства», смысл которого сохраняется в новоевропейской культуре до 20 в. в термине «искусство». К математикам и художникам Возрождения восходит и идея теоретического обоснования «прекрасной формы», абсолютной пропорции, или универсального модуля красоты для всех искусств — «золотого сечения» (когда целое относится к своей большей части так, как большая часть к меньшей).

Для философии 18 в. характерны поиски соотношения между выявлением объективных характеристик красоты и изучением субъективных реакций на нее воспринимающего. Лейбниц в общем контексте своих философских размышлений определял красоту как принцип «совершенного соответствия», на основе которого Бог сотворил мир истинно сущего как «гармонически упорядоченное единство в многообразии». Его формула «единство в многообразии» станет на столетия удобным клише для определения прекрасного в школьной эстетике. Отождествление прекрасного с совершенством также займет видное место в философии красоты.

С появлением в 20 в. эстетики как науки прекрасное (красота) рассматривается в качестве предмета и главной категории этой науки. Эстетика чаще всего трактуется как наука о красоте, «философия прекрасного и искусства». Искусство же понимается как специальное и оптимальное выражение прекрасного. Одно из определений эстетики Баумгартена гласит, что она есть искусство «красиво мыслить».

У Канта прекрасное предстает категорией, характеризующей неутилитарные субъект-объектные отношения. Кант связывает ее с понятием вкуса, определяемого как созерцательная «способность судить о прекрасном», то есть философия прекрасного, как и вся эстетика Канта, строится на субъективной способности суждения вкуса, возникшем «на основе удовольствия или неудовольствия, свободного от всякого интереса». Кант называет предмет такого удовольствия прекрасным: «Прекрасно то, что всем нравится без [посредства] понятия», ибо главным в суждении вкуса является не понятие, а внутреннее чувство «гармонии в игре душевных сил», обладающее всеобщим характером. «Красота, -- пишет Кант, -- это форма целесообразности предмета, поскольку она воспринимается в нем без представления о цели».

Красота для Шиллера, как затем для Гердера, Гегеля и ряда других философов выступала чувственным образом (или явлением) истины. Шеллинг определял красоту как выражение бесконечного в конечном и видел в ней главный принцип искусства: «Без красоты нет произведения искусства». При этом он имел в виду «красоту, возвышающуюся над всякой чувственностью». В своих «Лекциях по эстетике» Гегель не акцентировал специального внимания на понятиях красоты и прекрасном, так как считал эстетику философией искусства. Прекрасное для него — «чувственное явление, чувственная видимость идеи», понимаемая как посредник «между непосредственной чувственностью и идеализованной мыслью». Прекрасное «в себе самом бесконечно и свободно», оно составляет основу искусства в качестве идеала и находит свое наиболее адекватное выражение на классическом (в гегелевской триадической классификации истории форм бытия искусства) этапе — в античном искусстве, В противоположность Канту красоту в искусстве он ценит значительно выше природной красоты, как результат деятельности человеческого духа, «возрождение красоты из духа». Вслед за Гёте и современными ему теоретиками искусства Гегель считал, что критерием суждения о прекрасном в искусстве «является понятие характерного; им впервые систематически применен принцип историчности к пониманию бытия прекрасного в искусстве.

Социокультурная и художественно-эстетическая ситуация 19 в. не способствовали фундаментальной философской разработке категории прекрасное. Главные направления в искусстве этого столетия — романтизм, реализм, натурализм, уже не ориентируются на выражение прекрасного и не создают произведений в узком смысле слова «изящного искусства». С романтиков начинается последовательный процесс девальвации феномена и категории прекрасного как в теории, так и в художественной практике; слова «эстетика», «эстетический», «эстетизм» приобретают в среде социально, демократически, революционно ориентированных художников и критиков второй половины 19 в. негативный оттенок. Романтики в противовес классицистам стремились показать «обратную сторону» прекрасного, которая представлялась им не менее значимой, чем «лицевая», уделяя много внимания удивительному, сказочно-фантастическому, хаотическому, безобразному.

Ницше широко открывает ворота эстетическому релятивизму, требуя глобальной переоценки всех традиционных ценностей. К красоте у него двойственное отношение. С одной стороны, он ценит ее как принадлежащую к идеализированной им антично-аристократической культуре, которую уничтожила нищая и «больная» иудейско-христианская чернь. С другой, — осмысливает красоту как иллюзию, созданную художником-богом и внедряемую в культуре на основе аполлоновского рационализированного начала в качестве главного упорядочивающего и преображающего мир принципа. Наряду с ним Ницше требует легитимировать и продуктивное иррациональное хаосоморфное начало — дионисийское.

Модернизм с большой осторожностью относился к категории и феномену прекрасного, как и к другим категориям и ценностям традиционной культуры, однако не исключает полностью его из своего поля. Для художников-модернистов была характерна как полемика с пониманием прекрасного в классической культуре и разрушение этого прекрасного, так и создание своих образов прекрасного.

В постмодернизме понятие прекрасное утрачивает смысл, поскольку здесь отрицается существование эстетического идеала, и, соответственно, отсутствуют критерии, чтобы охарактеризовать то или иное явление как прекрасное. Для постмодернизма характерна ирония в отношении ценностей предшествующей культуры, их художественное разрушение. Проиллюстрируем это на примере произведения современного русского писателя-постмодерниста Владимира Сорокина «Роман». Вот какой увидел его главный герой, которого зовут Роман, свою будущую невесту Татьяну: «Это лицо не было красивым, но очень милым и доверчивым, с мягкими, правильными чертами. Радость, написанная на лице девушки, как и красота ее, тоже была не яркой, а тихой и глубокой, она вся словно светилась этой радостью, этим чистым и спокойным светом». Кажется, что это прекрасный женский образ взят из русской литературы 19 в. А вот строчки из последних страниц «Романа»: «Роман подошел к Татьяне. Роман наклонил Татьяну над купелью и отрубил ей топором голову. Голова Татьяны упала в купель. Роман поднял тело Татьяны и держал его над купелью. Кровь из тела Татьяны стекала в купель… Роман взял топор и подошел к телу Татьяны. Роман отрубил левую ногу у тела Татьяны. Роман отрубил правую ногу у тела Татьяны» и т.д. Он вырезает ей внутренности, половые органы, сдирает кожу. Но речь идет не о забавах садиста-маньяка. Сорокин таким образом стремится расчленить классическое представление о прекрасном. Вообще содержание постмодернистских текстов не надо понимать буквально – это не описание событий, но игра со смыслами и ценностями культуры.

Для понимания прекрасного необходимо учитывать разницу между онтологическими (относящимися к бытию) и аксиологическими (относящимися к ценности) его аспектами. Прекрасное выражает определенные качества и характеристики явлений реального мира, и поэтому в его содержании и развитии присутствует объективный момент. На этой основе был сделан вывод о том, что прекрасное является естественной характеристикой предметов и отражает упорядоченность их формы, целостное единство разнообразных сторон предмета. Очень часто прекрасное отождествлялось с такими объективными характеристиками предмета, как его симметричность, пропорциональность, гармоничное сочетание частей и т.д. Но если бы это было так, то проблема бы состояла только в том, чтобы наиболее адекватно и полно воспринять красоту окружающего мира. Тогда был бы единый эталон прекрасного, и согласие людей в его понимании с течением времени все более и более увеличивалась бы. Однако мы видим, что это не так. В истории человечество существовало огромное количество представлений о критериях прекрасного, которые очень часто противоречили друг другу. Например, мы сейчас воспринимаем загар на девушке эстетически положительно, это одна из черт, которая делает девушку более красивой, показатель здоровья, спортивности и т.д. Но в средневековой Европе для женщин высших классов загар был тем, что умаляет красоту. Загорелыми могли быть крестьянки, которые работали на воздухе, а аристократка должна была быть бледной. Также можно привести множество различий в восприятии красоты, особенно женской, у разных народов. Есть история про одного французского исследователя, который долгое время жил среди африканского племени в районе озера Чад. Однажды вожди попросили его показать им фотографию жены. На той, что он показал, его жена была в бикини. Вожди посмотрели, покачали головами и сказали, что понимают, почему он так долго среди них живет и не едет домой – у него уродливая жена. Оказывается, одним из основных показателей прекрасного в женщине у этого племени является бюст, висящий на уровне талии, девочкам вешают специальные грузики, чтобы достичь данного эффекта. Можно привести и менее экзотические примеры. Если посмотреть на античные статуи, изображающие прекрасных богинь, то ступни у них примерно 42-го размера. Сейчас это было бы воспринято как черта умаляющая прекрасное, а греки не придавали этому значения. И, кроме того, эти статуи явно не соответствуют современным 90-60-90.

Таким образом, те или иные объективные характеристики предмета сами по себе ничего не говорят о наличии в нем прекрасного. Для того, чтобы предмет сделался прекрасным, необходимо, чтобы он бел оценен с точки зрения эстетического идеала.

Однако, следует подчеркнуть, что разнообразие представлений о прекрасном в истории человечества не следует понимать как ничем не сдерживаемый релятивизм. Объективной основой прекрасного являются соразмерность, пропорциональность, совершенство, упорядоченность, гармоничность явлений. Сюда же необходимо отнести целесообразность. Но эти объективные характеристики явлений – только основа прекрасного. Они могут быть восприняты и оценены человеком в соответствии с его эстетическим идеалом. Таким образом, нельзя смешивать две стороны вопроса: наличие объективных основ и законов прекрасного и их восприятие, оценку и использование человеком в своей деятельности. Способность воспринимать прекрасное, творить по законам прекрасного, правильно оценивать прекрасное в природе, обществе, искусстве – это исторический продукт, а объективные законы прекрасного коренятся в самом фундаменте мира, его структуре и законах развития.

Рассуждая об объективных законах прекрасного, прежде всего прекрасном в природе, мы выделяем наиболее простые его проявления: меру, симметричность, гармонию оптимальность. Симметрию можно наблюдать в кристаллах, в построении насекомых, растений, животных. В живых организмах прекрасное проявляется в их совершенстве, целесообразной организации. Необходимо подчеркнуть, что, с естественнонаучной точки зрения, нет никаких различий между теми животными, которых мы считаем прекрасными, и теми, которых считаем безобразными. Каждый из биологических видов занимает свою нишу в природе и уже поэтому является уникальным и ценным. Эстетически оценивает природу человек, и он воспринимает как прекрасное то, что соответствует его идеалам, а безобразным – то, что им противоречит. В основном это происходит путем приписывания животным человеческих качеств. Например, нам кажется прекрасным зубр, потому что он воплощает величие и мощь, а безобразным паук, потому что он «пьет кровь» Стройная березка отождествляется с девичьей фигурой, могучий дуб – с мужскими качествами. Как и в отношении прекрасного в человеке, в истории человечества имелось множество самых разных представлений о прекрасном в природе. Например, в Индии корова – священное животное, и если женщину там назвать коровой, это будет воспринято как комплимент, у нас же – как оскорбление.

Также необходимо сказать об отличии прекрасного от красивого в отношении человека.. Последнее выражает чисто внешнюю характеристику и близко таким категориям как милое, приятное. Могут существовать внешние показатели красоты, например, в нашей культуре это знаменитые 90-60-90 для женщин. На проводимых конкурсах красоты отбираются наиболее красивые девушки. Но их нельзя характеризовать посредством категории прекрасное. Прекрасное – это то, что выражает соответствие явления эстетическому идеалу. А это соответствие применительно к человеку характеризует не столько его внешние данные, сколько внутренний мир. Поэтому прекрасное и красивое в человеке могут не совпадать. Классический пример – описание в «Евгении Онегине» сестер Лариных. Вот Ольга:
Всегда скромна, всегда послушна,

Всегда как утро весела,

Как жизнь поэта простодушна,

Как поцелуй любви мила,

Глаза как небо голубые;

Улыбка, локоны льняные,

Движенья, голос, легкий стан,

Все в Ольге… но любой роман

Возьмите и найдете, верно,

Ее портрет: он очень мил,

Я прежде сам его любил,

Но надоел он мне безмерно.


Как выразился Онегин:
В чертах у Ольги жизни нет…

Кругла, красна лицом она,

Как эта глупая луна

На этом глупом небосклоне.


Вот Татьяна, один из самых прекрасных образов в русской литературе:
Итак, она звалась Татьяной.

Ни красотой сестры своей,

Ни свежестью ее румяной

Не привлекла б она очей.


Может быть и более последовательное противопоставление прекрасного и красивого. Например, в «Войне и мире» противопоставляется пустая внешняя красота Элен Курагиной и прекрасное в Наташе Ростовой, лицо которой в моменты душевного волнения могло быть не только некрасивым, но и страшным. Также в искусстве создано множество портретов старых, и поэтому внешне некрасивых, людей, но душевные качества которых, отражаясь на лицах, делают их прекрасными (Дюрер «Портрет матери», Рембрандт «Читающая старушка»).

следующая страница >>