Организационно-методические основы управления инновациями в системе стратегического развития мегаполиса, ориентированного на индикат - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Программа и учебно-методические материалы дисциплины по специальности 35. 2 576.79kb.
Методические рекомендации Организационно-правовые основы деятельности... 7 1316.43kb.
Э. А. Вальчук Организационно методическая служба в системе здравоохранения... 1 271.87kb.
Инструкция подготовлена компанией «Преференсе» 1 161.13kb.
Технические условия 1 138kb.
Раздел Определение недвижимости 13 4912.8kb.
Значение оценки качества жизни пациентов в косметологической практике 1 143.43kb.
Программа дисциплины «Правовые основы управления персоналом» 1 289.27kb.
Отчет о реализации Программы социально-экономического развития 17 2827.27kb.
Организационно-методические подходы к формированию и управлению ресурсной... 1 336.08kb.
Учебно-методическое пособие по дисциплине «Концептуальные основы... 4 1544.35kb.
Рассказала «Ведомостям» 1 17kb.
- 4 1234.94kb.
Организационно-методические основы управления инновациями в системе стратегического - страница №1/8

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Санкт-Петербургский государственный политехнический университет»

На правах рукописи


ОСЕЕВСКИЙ

Михаил Эдуардович


Организационно-методические основы управления инновациями в системе стратегического развития мегаполиса, ориентированного на индикаторы качества жизни

Специальность 08.00.05 – экономика и управление народным хозяйством (управление инновациями)


Диссертация

на соискание ученой степени

доктора экономических наук


Санкт-Петербург

2014

Содержание
Введение

1. Принципы управления экономикой мегаполиса

1.1. Мегаполис как объект управления: спираль стратегического планирования

1.2. Объекты управленческого внимания в экономике мегаполиса

1.3. Цели стратегического планирования

1.4. Интеллектуальный потенциал как фактор развития

2. Качество жизни и управление мегаполисом

2.1. Направления и принципы организации управления экономикой мегаполиса

2.2. Планирование, ориентированное на результат: принципы и формализация задачи стратегического планирования

2.3. Понятие качества жизни: теоретические и методологические основы

2.4. Показатели качества жизни: принципы построения, классификация, состав, значимость

2.5. Стандарты качества жизни: используемые понятия, достигнутые результаты

2.6. Уровень качества жизни как показатель развития мегаполиса: структура узлов спирали стратегического планирования

3. Принципы и механизмы инновационного развития мегаполиса

3.1. Стратегическое планирование и планомерное развитие как индикатор конкурентоспособности мегаполиса и условие социального консенсуса

3.2. Имидж мегаполиса как ключевой фактор притяжения интеллектуальных ресурсов и его базовые составляющие

3.3. Инфраструктурная трансформация как основа социально-экономической модернизации

3.4. Оценка инновационной среды мегаполиса: показатели и структура

3.5. Роль национальной инновационной системы: механизмы государственного воздействия

3.5. Инновационная среда мегаполиса: составляющие, практические итоги

4. Стратегические инициативы как инструмент управления инновационным развитием мегаполиса

4.1. Инновационное развитие экономики мегаполиса: политика, составляющие управления

4.2. Программно-целевое управление инновациями в системе развития мегаполиса

4.3. Развитие интеллектуального потенциала: механизмы, формы, приоритеты

4.4. Формы государственной поддержки инновационной деятельности

4.5. Проектное управление развитием мегаполиса: методические основы, комплексная ориентация

4.6. Государственное экономическое давление: оценка, состав, принципы Выводы

Список литературы

Введение

Актуальность темы. Президент Российской Федерации 8 февраля 2008 года сформулировал задачу: «В ближайшие годы мы должны перейти к новому этапу региональной политики, направленному на обеспечение не формального, а фактического равноправия субъектов Российской Федерации – равноправия, позволяющего каждому региону иметь необходимые и достаточные ресурсы для обеспечения достойных условий жизни граждан, комплексного развития и диверсификации экономики территорий». В развитии экономики страны мегаполисы играют определяющую роль. Это - ответственность системы управления крупным городом перед его населением и нацией в целом. Велико значение крупных городов в реализации процессов экономической и социальной интеграции государства, выборе приоритетов его развития.

Усиливается тенденция роста урбанизации: если в середине ХХ века сельское население в два раза превышало численность жителей городов, в 2010 г. практически сравнялось, то к 2030 г. по оценкам ООН в городах будет проживать около 5 млрд. чел. против 3 млрд. – в сельской местности. Суммарная численность населения 30-ти крупнейших городов мира возрастет до 391 млн. в 2025 г. Однако, если численность - это базовый параметр, относящий территорию к категории мегаполиса, то место в мировой политике и экономике определяется состоянием и динамикой экономических показателей.

В России 20 крупнейших городов формируют 50 % национального ВВП, в дальнейшем тенденция к росту их удельного веса сохранится. Это естественный ход вещей, следующий шаг в развитии пространственной экономики мира и России.

Одна из ведущих современных функций мегаполисов - создание и реализация на своей территории и вне ее механизма инновационного развития. Мегаполис — практически всегда национальный центр инноваций и созидания, благодаря расположенным в нем крупнейшим университетам и научным институтам. Здесь важны отличительные признаки мегаполиса:

- высокая концентрация высококвалифицированного населения,

- наличие предприятий со значительной долей наукоемкой продукции,

- повышенные объемы инвестиционных потоков,

- большая численность обучающейся молодежи (студенты, аспиранты, слушатели),

- наличие научных и культурных учреждений национального и мирового значения.

Более высокий уровень жизни и широкие образовательные, культурные и трудовые возможности становятся главным фактором привлечения в мегаполисы первоклассных специалистов.

В современных условиях комплекс образования и науки является одним из наиболее перспективных конкурентных преимуществ крупного города. Сложившиеся здесь условия способствуют повышению квалификации кадров, привлечению молодежи, образованию новых секторов роста экономики.

Общепризнанным становится понятие «устойчивого развития города», что предполагает совмещение в принимаемых органами городского управления решениях интересов настоящих и будущих поколений. Доверие населения необходимо для действующей власти, ответственность которой в глобальном плане нужно доказывать и реализовывать.

Главные проблемы экономики мегаполиса:

- повышение качества жизни населения,

- усиление экономического роста и занятости (инновационная ориентация),

- социальная сплоченность населения, основанная на равенстве и социальной интеграции,

- местная и глобальная экологическая устойчивость, защита и улучшение городской окружающей среды.

- международная кооперация, рост новых секторов экономики и поддержка действующих секторов в условиях международной глобализации экономических связей и разделения труда.

Инновационная стратегия развития города включает в себя совмещение интересов государственного, частного и общественного секторов в приоритетах развития, создание структур для реализации выработанных перспектив, мобилизация внешних и внутренних ресурсов. Инновационное городское управление проявляется через создание условий, привлекающих инвестиции:

- наличие развитой инфраструктуры (дороги, транспортное обслуживание, энергетические сети, системы связи),

- наличие квалифицированного персонала,

- наличие научно-исследовательского потенциала,

- использование бюджетных инвестиций и льгот,

- благоприятные экологические условия.

Успешные стратегии развития более вероятны при сильной администрации, обладающей выбором ресурсов, широкими полномочиями, доступом к внешним инвестициям, способной к разработке эффективных механизмов и форм организации деятельности.

Объект исследования – экономические процессы при управлении экономикой мегаполиса, ориентированные на выявление и внедрение инноваций.

Предмет исследования – отношения, возникающие между организациями, учреждениями и органами власти мегаполиса (цели, критерии, подходы, принципы, механизмы) в процессе их деятельности по управлению инновациями, ориентирующиеся на социально-экономическое развитие.

Цель работы – разработка организационно-методических механизмов участия городских органов государственной власти в прямом стимулировании и создании условий, обеспечивающих стимулирование инновационного развития экономики города как системы из трех элементов: реальный сектор экономики, качество жизни и труда, интеллектуальный потенциал.

Научные результаты:

1. Введена новая методология управления инновациями в системе стратегического развития мегаполиса – спираль стратегического планирования

с ключевыми «точками управления» и принципами стратегических инициатив.

2. Разработан организационно-методический механизм управления социально-экономическим развитием мегаполиса, включающий ключевые принципы развития мегаполиса, комплексную систему стимулирования инновационного развития, опору на принципы «устойчивого развития» и «зеленых технологий и производств», инвестиции в человеческий капитал.

3. Разработан механизм (система социальных стандартов) стимулирования социально-экономического развития мегаполиса, опирающийся на систему индикаторов качества жизни.

4. Рассмотрена роль крупных городов в политическом и социально-экономическом развитии, проанализированы проблемы развития мегаполисов и роль регулирующих факторов. Оценены роль и перспективы одного из крупных мировых городов – Санкт-Петербурга.

5. Разработана иерархическая система индикаторов-стандартов, впервые в отечественной практике примененная в виде целей системы экономики города, ориентирующих на повышение качества жизни населения (требования к уровню потребления материальных благ, услуг и удовлетворения духовных потребностей жителей, к структуре, количеству и эффективности использования демографических, территориальных, экономических, топливно-энергетических, экологических и иных ресурсов). «Индикаторы – стандарты» образовали инструментарий оценки состояния качества жизни и стали комплексным инструментом оценки управленческих решений и проектов.

6. Сформирован механизм стратегических инициатив как концепция государственной поддержки инновационных решений бизнеса (организационной, экономической, законодательной), ориентированный на стимулирование инновационных решений в экономике мегаполиса.

7. Сформулирована система элементов инновационной политики. Рассмотрена инфраструктурная трансформация как опережающая основа социально-экономической модернизации, опирающаяся на научно-обоснованную политику по модернизации, повышению конкурентоспособности и эффективности функционирования экономики города.

8. Сформулирована методология развития интеллектуального потенциала: механизмы, формы, приоритеты.

9. Рассмотрена методика формирования стратегии развития как совокупности крупных инновационных проектов, опирающаяся на принципы проектного управления экономическим развитием, флагманские проекты, показатели эффективности инвестиционных проектов.

Научная новизна результатов исследования. Полученные научные результаты развивают теорию менеджмента в части методологии, методов, механизмов стимулирования инновационных процессов экономики мегаполиса (как специфического объекта).

Практическая значимость результатов исследования. Разработанные методики и рекомендации повышают обоснованность и эффективность оценки решений органов городской исполнительной власти и бизнеса.

Результаты исследования использованы при выработке стратегических решений и формировании нормативных документов по социально-экономическому развитию Санкт-Петербурга, при осуществлении бюджетного процесса, административной поддержке инновационных решений.



Достоверность научных результатов и основных выводов подтверждается использованием фундаментальных теоретических положений, изложенных в литературных источниках, анализом обширного фактического материала, апробацией разработанных методических положений и методов оценки.

Личное участие автора в получении результатов, изложенных в диссертации, заключается в разработке принципов, методик, методов оценки и выработки решений, организации практического внедрения методических предложений.

Апробация результатов исследования. Материалы исследования докладывались на Международных петербургских инновационных форумах (2008-2011 гг.), на круглых столах Международных петербургских экономических форумов (2004-2012 гг.), международных и городских конференциях, семинарах. Материалы исследования опубликованы в 63 публикациях (статьях и монографиях).

Структура диссертации. Работа состоит из четырех глав, детализированных в 21 параграф, списка использованной литературы.

1. Принципы управления экономикой мегаполиса

1.1. Мегаполис как объект управления: спираль стратегического планирования
Начало изучения феномена городов и их роли в жизни общества относится еще к временам древнегреческих и древнеарабских философов - Платона, Аристотеля, Аль-Фараби [а1, а2, а3]. По-видимому, Аристотелю принадлежит одно из первых определений города: «город — единство непохожих». В средневековой христианской философии город и его весьма сомнительные ценности противопоставляются христианской добродетели [а4]. Аксиологический подход к восприятию города, характерный для средневековой и античной философии, уже в XX веке нашел отражение в работах О.Шпенглера, Ж. Бодрияра, И. Гофмана [а5, а6, а7].

Первые классические работы, посвященные проблемам жизни крупных городов, появились на рубеже XIX-XX вв. и в них была начато обсуждение сущности и особенностей феномена скоплений населения в плотных поселениях. Причем, в основном использовался функциональный подход к понятию города с целью выявление неких отличительных признаков, а не базовой сущности. Как отмечает Э. В. Сайко, «...функции и признаки характеризуют лишь явление, тогда как историко-теоретическое определение города возможно лишь при выявлении его субстанциональной сущности и лишь в связи со структурой естественно-исторического процесса» [а8].

Из анализа обширных исследований, посвященных проблемам урбанистики, можно выделить пять основных функциональных определений города: политико-административное, территориально-демографическое, социально-экономическое, социоструктурное и социокультурное формирование.

Определение города как политико-административного образования позволяет разграничить регион, город и сельское поселение. В этом случае сложно характеризовать город как явление, поскольку территориальная общности статуса города опирается на такие признаки как численность и характер деятельности населения, а придание статуса города, как отмечал М. Вебер, зачастую имело меркантильные причины, так как давало ряд преимуществ [а9].

Город как территориально-демографическое образование характеризуется организацией территории размещения и численностью жителей. Тогда, по Ф. Ратцелю, город - «долговременное скопление людей и их жилищ, занимающее значительное пространство и расположенное в центре крупных коммуникаций» /а10, а11/.

Пространственный аспект определяют как основной социологи чикагской школы - Р. Парк, Э. Берджесс, Л. Вирт и др. Р. Парк ввел понятие городских групп, различающихся своей культурой, социальным составом и образом жизни [а13]. Л. Вирт предлагал определять города не количественно, а субстанционально на основе трех признаков: большие размеры, высокая плотность и разнородность населения [а12]. Значительная численность городского населения, многообразие социальных групп и сообществ обеспечивает интенсивность взаимодействий и стимулирует все социальные процессы [а15].

Длительное время основное внимание исследователей было направлено на изучение проблем урбанизации с позиции их социально-экономического развития [а31].Здесь также можно отметить работы таких авторов как Э.В. Сайко [а20], А.А. Нещадин, Н.И. Горин [а21], Д.Н. Замятин [а22], О.В. Коломейцева, И.И. Митин [а23], М.В. Пучков, Т.И. Алексеева [а24], где реализуется междисциплинарный подход и город рассматривается как сложный социокультурный организм, постоянно развивающийся и интегрирующий системы отношений представляемого им общества.

Вне зависимости от подходов к выбору критериев крупного города и особенностей его формирования и функционирования, основными источниками изменений и основой для развития, очевидно, становятся интеллектуальный потенциал, условия жизни населения и экономический сектор. Эти три составляющих функционируют во взаимосвязи и взаимозависимости, более того, они выстраиваются в «спираль стратегического планирования». Повышение условий качества жизни способствует повышению интеллектуального потенциала населения, что в свою очередь будет способствовать повышению эффективности решений во всех секторах экономики города. Последнее обеспечит прирост экономического (материального, финансового, продуктового) ресурса города, что приведет к улучшению условий жизни населения и активизации инновационных процессов, далее – к переходу на следующий виток спирали стратегического развития.

В центре спирали находится система управления, которая поддерживает движение по спирали, переход от одного объекта (узла) к другому, способствует более эффективному и оперативному позитивному движению. Разработка механизма управления состоит в детализации состава объектов спирали и их взаимосвязи, уточнении показателей, характеризующих объекты, и выработке принципов управления и алгоритмов использования ресурсов города.

Введение в рассмотрение спирали стратегического планирования и приоритета интеллектуального потенциала составляет методологическую базу стратегического управления мегаполисом, позволяет объединить в единую систему все ранее предлагаемые элементы, подходы и разработки стратегического управления экономикой мегаполиса. Все они становятся частью спирали стратегического развития.

В основании спирали находится система управления, опирающаяся на организационные, экономические и мотивационные механизмы, использующая инновации и инвестиции как основные инструменты воздействия на субъекты экономической деятельности. Выделяются три приоритета в управленческой деятельности (три «И»): институциональные методы управления, приоритетное содействие инвестициям, первоочередное привлечение инноваций.

Выделение мегаполиса как объекта теории и практики управления связано с его особенностями функционирования и специфической значимостью для экономики государства в целом. Фактически мегаполис – это «точка высоких концентраций», что влечет интенсивность и напряженность управления /а16/.

Подобная модель спирали стратегического развития может применяться к процессу управления любым городом, и вместе с тем, применительно к мегаполису, приоритетным объектом все-таки является интеллектуальный потенциал населения. Главная особенность мегаполиса именно высокая степень концентрации интеллектуального потенциала. Эта принципиальная особенность предопределяет цели и состав задач на всех этапах управления мегаполисом.

Объединение значительного числа людей влечет большее число людей с повышенным интеллектуальным уровнем. Среди способов решения научных и технических имеется эффективный способ – объединение специалистов и локализация их усилий на поставленной проблеме. Мегаполис, объединяя людей, обеспечивает рост общего уровня развития. Фактически мегаполис не только синергически усиливает интеллект внутри города, но и притягивает активных и инициативных людей из других регионов. Появляется возможность ускоренного развития не только собственной экономики мегаполиса, но и экономики государства в целом.

В исследовании компании Price water house Coopers прямо указывается на ключевую роль крупнейших городов мира в концентрации интеллектуальных и производственных ресурсов планеты, определяющих дальнейшее развитие человечества (выделяется сто мегаполисов 1).

Некоторые из таких агломераций (Лондон, Нью-Йорк, Токио или Париж и др.), уже сегодня характеризуются экономическим потенциалом, сравнимым или превосходящим некоторые весьма эффективные государства, например Швецию или Швейцарию. Некоторые мегаполисы в развивающихся странах составляют более 80 % экономики страны в целом. Для руководства мегаполиса ставится исключительно ответственная задача по управлению сложной развивающейся системой самого крупного города, зачастую выполняя функции гораздо шире его границ. Так, Лондон – признанный финансовый центр Европы, Брюссель – политический центр Европейского союза.

Важно выделить, что высокий интеллектуальный потенциал характерен для всех сторон жизни мегаполиса: образование, наука, производство, культура, финансовые решения, управление.

Если проанализировать принципиальные изобретения, научные открытия, управленческие новации последних лет, то окажется, что практически все их авторы или авторские коллективы живут в крупных городах и подавляющая часть в мегаполисах.

Можно считать, что мегаполис – это источник новаций, интеллектуальный фундамент государства. Это его национальное предназначение и это предопределяет цели системы управления мегаполисом.

Если в начале ХХ века только 16 городов в мире имели численность населения свыше 1 млн. человек, то сейчас их более 400, причем три четверти из них находятся в отсталых или развивающихся странах. Опыт развитых мегаполисов требует осмысливания и распространения. Столицы многих развивающихся государств объединяют более половины своих граждан, достигают 7 – 10 миллионов проживающих, испытывают огромные трудности в выработке управленческих стратегий.

Усиливается тенденция роста урбанизации: если в середине ХХ века сельское население в два раза превышало численность жителей городов, в 2010 г. практически сравнялось; к 2030 г. по оценкам ООН в городах будет проживать около 5 млрд. чел., против 3 млрд. чел. – в сельской местности.

В 1950-1975 гг. рост населения в мире в городах и сельской местности происходил с одинаковым темпом, однако в последующий период чаша весов резко перевесила в пользу городского населения. В 2008 г. впервые в истории свыше половины мирового населения проживало в городах, а в 2050 г. эта цифра может возрасти до 70 %. Прогноз роста городского населения по регионам, млрд. чел. (Планирование устойчивых городов: направления стратегии. Программа ООН. http://www.unhabitat.org/grhs/2009):






2005 г.

2050 г.

Развитые страны

0,9

1,1

Развивающиеся страны

2,3

5,4

Африка

0,4

1,3

Азия (без Японии)

1,5

3,4

Европа

0,5

0,55

Латинская Америка и страны Карибского бассейна

0,4

0,6

Северная Америка

0,3

0,4

Океания

0,25

0,35

Планирующие органы и городское руководство вынуждены все больше иметь дело с новыми формами и методами освоения территории. В больших городах социальные и территориальные изменения развиваются преимущественно в направлении дробления, выделения и специализации функций и методов использования территории.

В бедных городах пространственные формы освоения территории вызваны главным образом тем, что малоимущее население пытается добиться права собственности на землю, расположенную в доступных местах и зачастую в районах, непосредственно примыкающих к городу. Данный метод занимает ведущее место в реализации новых форм городского строительства по мере урбанизации сельской местности. Фактически, быстрый рост городов происходит главным образом в районах на городской окраине.

Большие города разрастаются вширь, поглощая близлежащие малые города, что приводит к созданию бесконечного числа небольших поселков, расположенных кольцом вокруг городов. В настоящее время в Венесуэле в Латинской Америке сплошной полосой вдоль побережья вытянулись города Маракайбо, Баркисимето, Валенсия, Каракас, Барселона-Пуэрто-ла-Крус и Кумана.

Серьезные проблемы XXI века, такие как стремительная урбанизация, изменение климата, спад мировой экономики и дефицит природных ресурсов, сегодня возвращают мир обратно к системе планирования. Эти проблемы имеют существенное значение для территориальной структуры и деятельности населенных пунктов. По существу, они требуют вмешательства государства и радикального изменения облика городов, что предполагает востребованность планирования. Как указано в Докладе ООН, планирование может стать важным механизмом решения некоторых стоящих перед городами задач, в особенности проблем устойчивого городского развития (экологических, экономических и социальных), устранения трущоб и нищеты, городской преступности и насилия, а также урегулирования ситуаций после конфликтов и стихийных бедствий.

Среди городских агломераций имеются признанные лидеры: Токио, Нью-Йорк, Мехико, Бомбей и Сан-Паулу, прогнозная оценка по 30-ти мегаполисам с наибольшей численностью населения по материалам2 представлена в табл. 1.1.

Таблица 1.1.

Список крупнейших городских агломераций



1950

1990

2007

2025

Город

Числ-сть насел. млн. чел.

Город

Числ-сть насел., млн. чел.

Город

Числ-сть насел., млн. чел.

Город

Числ-сть насел., млн. чел.

Нью-Йорк

12,3

Токио

32,5

Токио

35,7

Токио

36,4

Токио

11,3

Нью-Йорк

16,1

Нью-Йорк

19,0

Бомбей

26,4

Лондон

8,4

Мехико

15,3

Мехико

19,0

Дели

22,5

Шанхай

6,1

Сан- Пауло

14,8

Бомбей

19,0

Дакар

22,0

Париж

5,4

Бомбей

12,3

Сан-Пауло

18,8

Сан-Пауло

21,4

Москва

5,4

Осака

11,0

Дели

15,9

Мехико

21,0

Буэнос Айрес

5,1

Калькутта

10,9

Шанхай

15,0

Нью-Йорк

20,6

Чикаго

5,0

Лос-Анжелес

10,9

Калькутта

14,8

Калькутта

20,6

Калькутта

4,5

Сеул

10,5

Дакар

13,5

Шанхай

19,4

Пекин

4,3

Буэнос-Айрес

10,5

Буэнос-Айрес

12,8

Карачи

19,1

Осака

4,1

Рио-де-Жанейро

9,6

Лос-Анжелес

12,5

Киншаса

16,8

Лос-Анджелес

4,0

Париж

9,3

Карачи

12,1

Лагос

15,8

Берлин

3,3

Каир

9,1

Каир

11,9

Каир

15,6

Филадель-фия

3,1

Москва

9,1

Рио-де-Жанейро

11,7

Манила

14,8

Рио-де-Жанейро

3,0

Дели

8,2

Осака

11,3

Пекин

14,5

Санкт-Петербург

2,9

Шанхай

8,2

Пекин

11,1

Буэнос-Айрес

13,8

Мехико

2,9

Манила

8,0

Манила

11,1

Лос-Анжелес

13,7

Бомбей

2,9

Лондон

7,7

Москва

10,5

Рио-де-Жанейро

13,4

Детройт

2,8

Джакарта

7,7

Стамбул

10,1

Джакарта

12,4

Бостон

2,6

Чикаго

7,4

Париж

9,9

Стамбул

12,1

Каир

2,5

Пекин

7,4

Сеул

9,8

Гуанчжоу

11,8

Манчестер

2,4

Карачи

7,1

Лагос

9,5

Осака

11,4

Теджен

2,4

Стамбул

6,6

Джакарта

9,1

Москва

10,5

Сан-Пауло

2,3

Дакар

6,5

Чикаго

9,0

Лахор

10,5

Бирмингем

2,2

Тегеран

6,4

Гуанчжоу

8,8

Чанчжэн

10,2

Шиньон

2,1

Бангкок

5,9

Лондон

8,6

Чанной

10,1

Рим

1,9

Лима

5,8

Лима

8,0

Париж

10,0

Милан

1,9

Теджен

5,8

Тегеран

7,9

Чикаго

9,9

Сан-Франциско

1,9

Гонконг

5,7

Киншаса

7,8

Тегеран

9,8

Барселона

1,8

Чанной

5,3

Богота

7,8

Сеул

9,7

Суммарная численность населения 30-ти крупнейших городов мира возрастет с 308 млн. в 2007 г. до 391 млн. чел. - в 2025 г. Однако, если численность - это базовый параметр, относящий территорию к категории мегаполиса, то место в мировой политике и экономике определяется состоянием и динамикой экономических показателей.

Как указывала Э.С. Набиуллина 3 со ссылкой на исследование консалтингового агентства McKinsey, в настоящее время 600 крупнейших городов мира создают более половины мирового ВВП, а в 2025 г. их доля в экономике планеты приблизится к 60 %.

Достаточно привести некоторые данные, характеризующие роль и тенденции в некоторых наиболее значимых городских конгломерациях [а17]. Один только Токио обеспечивает 2 % общемирового ВВП, ВВП Нью-Йорка сопоставим с ВВП Испании и Канады, ВВП Лондона выше ВВП Швеции или Швейцарии, Будапешт обеспечивает более половины ВВП всей Венгрии. В районе Гонконг-Шаньчжэнь-Гуанчжоу проживает около 120 млн. чел., в «городской пояс», протянувшийся на 1500 км от Пекина до Токио через Пхеньян и Сеул, входят 77 городов с населением более 97 млн. чел., население «мегарегиона» Сан-Паулу - Рио-де-Жанейро достигает 43 млн. чел.

Учитывая глобальную важность темы крупнейших мегаполисов, компания Price water house Coopers продолжает анализировать их социально-экономические показатели. В пятом по счету исследовании «Города возможностей» компания Price water house Coopers и организация Parthership for New York City приведены такие данные для 27 крупнейших городов мира, которые, с одной стороны, являются двигателями современной глобальной экономики, а с другой стороны, представляют собой центры мировой культуры /а19/.

За прошедший с предыдущего анализа год произошли в целом незначительные изменения (табл. 1.2). Лидирующее положение аналитики Price water house Coopers по прежнему отдали Нью-Йорку, хотя он не занимает первых строчек в каких-либо отдельных категориях, а демонстрирует интегрально высокие показатели по различным показателям. Улучшил свое положение Лондон, показав позитивную динамику в категории «город как мировой центр притяжения», характеризующей интегрированность города в международный контекст. Париж проявил себя в категории «демография и приспособленность для жизни». Наряду с Лондоном, Парижем и Нью-Йорком, Пекин и Шанхай вошли в пятерку лидеров в категориях «экономическое влияние» и «город как мировой центр притяжения».

Такие индикаторы как «здравоохранение, безопасность и защищенность», «демография и приспособленность для жизни» и «устойчивое развитие» являются реальным показателем качества жизни, что весьма привлекательно для проживания. Поэтому стоит ожидать, что к 2025 г. выгодные позиции будут у Лондона, Сиднея, Сингапура, Парижа и Берлина – с точки зрения количества новых рабочих мест, а Стокгольм – с точки зрения прироста величины ВВП.

Таблица 1.2.

Рейтинг крупнейших городов мира по исследованию «Города возможностей – 2012»


Город


Место


(сумма рейтингов по всем показателям)

Место по категориям

Интеллектуальный капитал и инновации

Уровень технологической готовности

Транспорт и инфраструктура

Здравоохранение, безопасность и защищенность

Устойчивое развитие и окружающая среда

Экономическое влияние

Легкость ведения бизнеса

Затраты

Демография и приспособленность для жизни

Город как мировой центр притяжения

Нью-Йорк

1 (1142)

5

3

7

8

9

3

3

18

11

6

Лондон

2 (1111)

6

8

8

9

14

4

4

17

7

1

Торонто

3 (1096)

2

11

2

2

2

8

5

11

6

19

Париж

4 (1073)

3

12

9

14

6

2

8

14

1

2

Стокгольм

5 (1062)

1

4

5

1

5

17

6

12

5

11

Сан-Франциско

6 (1061)

4

2

14

5

3

15

7

13

3

12

Сингапур

7 (1045)

15

7

1

6

15

6

1

18

4

7

Гонконг

8 (1015)

11

10

6

16

16

7

2

16

2

9

Чикаго

9 (997)

9

5

13

4

11

24

9

15

19

10

Токио

10 (974)

10

6

4

12

17

10

11

24

20

8

Сидней

11 (964)

7

13

25

3

1

11

14

25

8

20

Берлин

12 (955)

12

16

12

7

4

18

15

1

9

13

Лос-Анжелес

13 (954)

8

9

23

13

10

16

10

7

10

15

Сеул

14 (915)

13

1

3

17

18

14

12

2

21

14

Мадрид

15 (903)

16

18

10

15

7

19

16

8

12

7

Милан

16 (8270

14

20

16

10

12

12

19

21

13

4

Пекин

17 (769)

21

15

24

23

19

1

21

20

14

3

Куала-Лумпур

18 (761)

23

19

18

18

21

20

13

3

16

16

Шанхай

19 (729)

18

17

19

21

22

5

20

22

15

5

Москва

20 (712)

17

14

20

25

8

9

24

23

18

18

Мехико

21 (673)

20

25

15

22

25

23

17

4

17

24

Абу-Даби

22 (650)

19

23

17

11

27

22

23

9

24

27

Буэнос-Айрес

23 (597)

22

22

11

20

13

25

25

26

25

23

Стамбул

24 (578)

27

21

22

24

24

26

26

5

26

21

Йоханнесбург

25 (534)

25

26

27

19

2

27

18

6

23

25

Сан-Паулу

26 (527)

24

27

26

27

20

21

22

27

22

22

Бомбей

27 (515)

26

24

21

26

23

13

27

10

27

26

В 2012 г. на долю этих 27 городов приходилось 8 % общего объема мирового богатства при 2,5 % населения. Рынок труда этих городов в основном формируется в трех секторах: предпринимательство и финансовые услуги, оптовая и розничная торговля, промышленное производство. Нью-Йорк занимает первое место в мире по занятости в сфере здравоохранения (16 %), треть трудоспособного населения Шанхая работает в сфере промышленного производства.

В качестве лидеров по экономическому влиянию отмечены традиционные Париж, Лондон и Нью-Йорк, которые по рейтингу расположены между Пекином и Шанхаем. В то же время, до 2025 г. предполагается увеличение численности проживающего в 27 включенных в рейтинг городов на 19 млн. чел., а числа работающих – на 13,7 млн. чел., увеличение вклада в мировой ВВП на 3,3 трлн. долл. Причем рост численности населения и уровня занятости, в первую очередь, ожидается в Пекине, Шанхае, Бомбее, Стамбуле и Сан-Паулу.

В России 20 крупнейших городов формируют 50 % национального внутреннего валового продукта, в дальнейшем тенденция к росту их удельного веса сохранится. Это естественный ход вещей, следующий шаг в развитии пространственной экономики и мира, и России [а18].

По данным Института региональных исследований и городского планирования НИУ ВШЭ площадь московской агломерации к 2020 г. достигнет 46,8 тыс. кв. км (из которых 2553,3 кв. км – площадь Москвы), а население – 20,362 млн. чел. (из них 61,3% - население Москвы). Для сравнения, в 2010 г. площадь Москвы составляла 1091 кв. км с населением 11,503 млн. чел, а в московской агломерации – 18,598 млн. чел.

Осенью 2009 г. в Милане впервые была проведена встреча руководителей ведущих мировых мегаполисов, по аналогии с саммитами руководителей государств-мировых лидеров, и Санкт-Петербург был включен в число городов-участников встречи. Это продемонстрировало отношение в мире к Санкт-Петербургу и его потенциалу, но, вместе с тем, и подчеркнуло ответственность власти и общества города за рациональное и поступательное развитие.

В условиях глобализации роль национальных государств объективно снижается и, как отмечает В.В. Черный 4, их границы становятся прозрачными для перемещения рабочей силы, производств, капиталов и товаров. Информация превращается в преимущественный источник создания богатств. Одновременно реально проявляется фактор регионализации, обеспечивающий локализацию территориально выделенных агломераций, концентрацию производственных возможностей и защиту интересов, проживающего здесь населения 5. Более того, как отмечали участники постоянного семинара «Россия в историческом и мировом пространстве», в мировом масштабе наблюдается нарастающий кризис института государства 6, в свете чего «…наиболее интригующим регистром практики является пространство новых факторов на планете – государств-корпораций и корпораций-государств – территориальных, деятельных и антропологических организованностей, активных и дерзновенных протосуверенов, отличных от прежних форм государственности и социальной организации в целом» 7.

Отдельное место, в этом рассмотрении, занимают столичные мегаполисы 8, традиционно формирующиеся как национальные центры политико-управленческой, финансово-экономической и образовательно-культурной жизни большинства стран. Мегаполис в этой аналогии оказывается открытой региональной системой, а информационно-продуктовые потоки через его границы интенсивны и значимы для управления. Здесь, прежде всего, можно выделить потоки энергоресурсов и перемещение жителей.

Принципиальное отличие мегаполиса как объекта внимания – это высокая концентрация людей, высокая интенсивность транспортных потоков. На относительно небольшой территории концентрация жизнедеятельности высокой плотности населения ведет к более высоким показателям функционирования территории по следующим показателям:

- выработка электрической энергии;

- внешний приток электрической энергии;

- выработка тепловой энергии;

- водопотребление;

- сброс отработанной воды;

- поступление продуктовых ресурсов для материального производства;

- ежедневное поступление продуктов обеспечения жизнедеятельности;

- потребление социальных услуг (медицина, культура, образование).

Следствием этих показателей оказывается:

- ухудшение экологической ситуации (сброс неочищенной воды, тепловое воздействие, выбросы продуктов сгорания и выбросы двигателей внутреннего сгорания, загрязнение воздушной атмосферы пылью и газами, загрязнение почвы);

- интенсивность финансовых потоков на территории и при межрегиональном обмене;

- концентрация трубопроводов и электросетей;

- повышенная доля территории, занятая дорогами и транспортной инфраструктурой;

- повышенные непроизводственные расходы.

При управлении мегаполисом возникает множество конфликтных интересов:

- коммерческие и общественные цели;

- текущие и перспективные потребности;

- условия жизни и темпы развития;

- экология и жизнедеятельность;

- среднее и старшее поколения;

- социальная и производственная сферы;

- транспортная и производственная сферы деятельности;

- «спальные» районы и производственные зоны

и другие.

Мегаполис функционирует в условиях дефицита ресурсов на поддержание функционирования. Наиболее адекватной идеологией для управления мегаполисом оказывается идеология «устойчивого развития». Применительно к мегаполису это означает:

- стабилизация воздействия на окружающую среду;

- постоянное обновление материальной базы (не допущение прироста ее возраста эксплуатации);

- стабилизация среднего возраста населения;

- повышение технического уровня применяемых на предприятиях и в организациях технологий;

- рост на предприятиях и в организациях производительности труда;

- повышение вовлечения населения во внерабочую сферы (спорт, культура, отдых);

-поддержание структуры секторов экономики (образование, наука, медицина, производство (по отраслям), инфраструктура (по секторам)).

Устойчивое развитие означает поддержание выделенных показателей, инновационное развитие ориентировано на предпочтительное изменение значений выделенных показателей.

Направление предпочтительности определяется поставленными целями функционирования экономики мегаполиса. Если в качестве цели принять повышение качества жизни населения, то становится понятным предпочтительность показателей.

Инновационные приемы и механизмы в управлении – это разовые или новые приемы, ориентированные на значимые улучшения функционирования объекта управления.

Инновационный подход предполагает интенсивность воздействия на экономику с целью более высоких темпов изменения показателей в желаемом направлении:

- уменьшение давления на окружающую среду;

- снижение среднего возраста применяемых технологий и оборудования;

- снижение среднего возраста населения;

- значимое повышение технического уровня применяемых на предприятиях и в организациях технологий;

- значимое повышение на предприятиях и в организациях производительности труда;

- значимое повышение вовлечения населения во внерабочую сферы (спорт, культура, отдых);

- изменение структуры секторов экономики (образование, наука, медицина, производство (по отраслям), инфраструктура (по секторам)) при повышении доли обеспечивающих секторов;

- перераспределение секторов экономики по территориям мегаполиса (локализация).

Применительно к отдельному среднему жителю мегаполиса можно использовать следующие показатели:


  • оплата труда;

  • социальное обеспечение;

  • площадь жилья;

  • доля непроизводительного времени в свободном времени (транспортные потери, время ожидания и т.п.).

Формализуя подход к управлению мегаполисом, выделим:

  • показатели экономики города (а);

  • показатели жизнедеятельности граждан (в);

  • управленческие меры (u).

Задача управления состоит в выработке «u» с целью изменения «а», обеспечивающего улучшение «в»:

u → а → в.



1.2. Объекты управленческого внимания в экономике мегаполиса
Определяя мегаполис как объект управления, ответственный за интеллектуальное национальное развитие, можно сформулировать цели управления как обеспечение высокого качества жизни. Комфортные условия жизни, отдыха, работы создают условия для творческого проявления интеллектуального потенциала. Управленческим решением нельзя стимулировать человека к выработке инновационных предложений, этими решениями можно сформировать условия, когда человек в максимальной степени сконцентрируется на профессиональном творчестве.

Показатели экономики города, о которых говорилось выше, зависят от управленческой и ресурсной поддержки.

Классический подход к обобщенному описанию экономики крупного объекта – это аппарат «производственных функций»

Y = F (K, L, k, h),

где К - совокупный производственный капитал; L - совокупные производственные затраты труда; k - совокупный интеллектуальный капитал; h - совокупные затраты интеллектуального труда. Специфическая черта экономики мегаполиса – повышенное значение показателей k и h.

В условиях мегаполиса, у которого отсутствуют ресурсы интенсивного развития предприятий и организаций, основные рычаги развития находятся в интеллектуальной области. Структурное влияние составляющих на значение Y можно оценить как:

K – 20 %; L – 10 %; k – 25 %; h – 25 %; прочие – 10 %.

Повышенная значимость составляющей К связана с необходимостью привлечения инвестиций для строительства новых предприятий, с организацией малого предпринимательства.

Если стратегической задачей является развитие экономики города, то эти показатели показывают ресурсную поддержку составляющих производственной функции. Если стратегической задачей является поддержание уровня экономики города, то структуры составляющих будет другая

K – 20 %; L – 20 %; k – 20 %; h – 20 %; прочие – 20 %.

Составляющие принимаются равнозначимыми.

Предложенная структура опирается на собственный опыт работы автора, соответствующие исследования и публикации других авторов (например, Р. Харрода, Р. Солоу, Э. Дэнисона).

Одна из задач верхнего уровня системы управления при управлении сложным объектом – выделить составляющие элементы, определить их значимость и долю управленческого внимания. Каждый из элементов характеризуется набором фактических значений признаков si, набором желаемых значений признаков ci . Исходя из этих величин, время внимания верхнего уровня управления к i – му элементу составит:

ti = T (ci - si ) / ∑ αi (ci - si )

где Т – общее время управленческого внимания, αi - значимость i –го элемента для целей.

Для мегаполиса элементами внимания являются:

- территориальные зоны (промышленные, жилые, портовые, складские, отдыха и др.);

- ключевые объекты города (энергогенерирующие станции, очистные сооружения, полигоны отходов, аэропорты и др.);

- дорожная сеть;

- электрические сети;

- сети обеспечения холодной и горячей водой;

- газовые сети;

- сети водоотведения и канализации;

- система общего образования;

- система профессионального образования;

- научный сектор;

- охрана общественного порядка;

- пожарная безопасность;

- промышленные предприятия;

- организации культуры и т. д.

Основными признаками объектов внимания могут быть: объем результата деятельности, качество результата деятельности, возраст материальной базы, численность работающих,

Степень воздействия признаков отдельного объекта на показатели жизнедеятельности жителей заложена в весовые коэффициенты αi . Наиболее разумным способом определения величины αi оказывается экспертный подход. Необходимо подчеркнуть, что на их значение влияют слишком большое число явных и неявных факторов.
1.3. Цели стратегического планирования
В литературе различные авторы предлагают локализацию цели стратегического развития. Имеются предложения о цели в виде экологических условий, валового регионального продукта, максимума привлекаемых инвестиций, качества жизни населения и др. С нашей точки зрения выбор стратегической цели должен опираться на достигнутое состояние экономики города, возможности ее развития, значимость мегаполиса для экономики страны. Фактически, каждая из возможных формулировок стратегии развития может использоваться, но с учетом конкретных условий.

В докладе «Планирование устойчиво развивающихся городов: глобальный доклад о населенных пунктах 2009» содержится оценка городского планирования как средства решения беспрецедентных проблем, стоящих перед городами XXI века, и повышения качества устойчивого городского развития (Планирование устойчивых городов: направления стратегии. Глобальный доклад о населенных пунктах 2009. Программа ООН по населенным пунктам (ООН-ХАБИТАТ), Электронная версия и полный текст документа - http://www.unhabitat.org/grhs/2009). В докладе отмечается, что во многих странах мира системы городского планирования изменились лишь незначительно и нередко служат скорее источником городских проблем, нежели средством улучшения окружающей среды и условий жизни людей. Поэтому предлагается менять существующие подходы к планированию с использованием неких новых форм, позволяющих обеспечить устойчивое городское развитие.

В частности отмечается, что в будущем городское планирование необходимо осуществлять с учетом факторов, влияющих на формирование городов XXI века, в том числе таких, как:

● экологические проблемы, вызванные изменением климата, и чрезмерной зависимостью городов от автомобилей, работающих на природном топливе;

● демографические проблемы: в развивающихся странах из-за быстрой урбанизации, стремительного роста малых и средних городов и роста численности молодежи, а в развитых странах – проблемы угасающих городов, старения городского населения и увеличение числа представителей различных этнических культур среди жителей городов;

● экономические проблемы, связанные с неопределенностью развития экономики в будущем и серьезными сомнениями в рыночных методах, порожденными нынешним мировым финансовым кризисом, а также расширением неформальной деятельности в городах;

● нарастающие социальные и территориальные проблемы, в особенности разрастание городов и не предусмотренная планами застройка городских окраин;

● проблемы и возможности дальнейшего развития демократизации при принятии решений и улучшения знаний своих социальных и экономических прав у рядовых граждан.

К сожалению, интенсивная хозяйственная деятельность и ускоряющийся научно-технический прогресс несут в себе серьезные потенциальные угрозы экосистеме планеты и человеку как биологическому виду. В случае современного мегаполиса это проявляется особенно ярко, поскольку входят в противоречие интенсивное развитие компактной территории и улучшение качества жизни населения с высокой плотностью проживания. Как отмечал академик П. К. Анохин (Избранные труды. Философские аспекты теории функциональных систем. – М.: «Наука», 1978), изучение и оптимизация жизнедеятельности человека невозможны вне учета характеристик окружающей его и постоянно влияющей на него среды, поддерживающей его существование.

Очевидно требование опережающего развития инфраструктуры и снижения нагрузки на окружающую среду, что во все большей степени становится условием социально-экономической модернизации. Известны применимые для этого механизмы, в том числе: учет особенностей географического положения города, баланс мощностей секторов инфраструктуры, повышение надежности и эффективности работ, обеспечивающих жизнедеятельность территории элементов, оптимизация транспортной и терминально-логистической структуры, согласование интересов и объединение усилий и ресурсов населения, государства и бизнеса.

Наиболее очевидным выходом из складывающейся ситуации и возможным стратегическим направлением в этой связи становится ориентация на «устойчивое развитие» и «зеленые технологии и производства» (Планирование устойчивых городов: направления стратегии. Глобальный доклад о населенных пунктах 2009), что базируется на стабилизации воздействия на окружающую среду за счет постоянного повышения уровня применяемых технологий и роста производительности труда, повышения доли инновационных секторов экономики (образование, наука, медицина) и внепроизводственных сфер (спорт, культура, отдых).

Среди перспективных тенденций, позволяющих ликвидировать разрыв между задачей по сохранению природы и задачей по развитию городов, можно указать:



  • разработка устойчивых источников энергии в целях уменьшения зависимости городов от невозобновляемых источников энергии;

  • повышение эффективности природоохранной деятельности и обеспечение возможностей использования отходов в целях удовлетворения энергетических и материальных потребностей городов;

  • создание устойчиво развивающегося транспорта в целях уменьшения пагубного воздействия на окружающую среду городов, зависимых от автомобилей, работающих на природном топливе;

  • строительство городов без депрессивных зон и решение неотложных проблем, вызванных дефицитом питьевой воды и канализации, а также угрозой стихийных бедствий.

Основной целью создания системы стратегического управления является разработка и обеспечение реализации стратегического развития, что достигается за счет:

- формирования единого информационного пространства и нормативно-методической базы в области стратегического управления;

- осуществления мониторинга и контроля реализации разработанной стратегии;

- повышения оперативности и эффективности принимаемых управленческих решений на основе регулярной отчетности руководству о ходе реализации стратегии.

Одновременно, в основе системы стратегического управления, как правило, лежит система сбалансированных показателей [а40].

Рассматривая мировые мегаполисы, можно квалифицировать их по достигнутому качеству развития и предложить пять уровней состояния их экономики:



  • низкий уровень экономического развития, не обеспечивающий необходимого уровня благосостояния населения;

  • минимально достаточный уровень экономического развития при обеспечении населения минимальными условиями;

  • средний уровень экономического развития;

  • высокий уровень экономического развития, принадлежность к избранной группе мировых мегаполисов;

  • супер высокий уровень экономического развития при значительной доле свободного времени у населения.

Экономика мегаполиса, находящаяся на первом уровне, имеет в качестве стратегической цели – наращивание объемов производства (стратегия роста). Задача города – поднимать уровень жизни через интенсивное развитие производительного сектора. Максимальное привлечение инвестиций, размещение на территории новых производств, экономия на обеспечивающих и обслуживающих секторах экономики.

Переход на второй уровень позволяет расширить стратегическое внимание системы управления (стратегия стабилизации, экологическая стратегия). Если минимально необходимый уровень развития пройден, то возможно ориентироваться на сохранение достигнутых масштабов производства, удержание темпов развития, улучшение экологических условий.

На третьем уровне внимание управления концентрируется не просто на развитии, а на вариантах инновационного развития, на привлечении не любого нового производства, а только инновационного, высоко технологичного и наукоемкого (стратегия инновационного развития, стратегия сохранения темпов развития). Производительный сектор экономики города уходит из приоритетного внимания со стороны руководства мегаполиса и становится одним из объектов внимания. Равное значение приобретают сферы транспорта, сервиса, науки, образования, культуры.

Четвертый уровень – это уровень управления экономикой через интеллектуальный потенциал организаций, населения, отдельных граждан (стратегия развития интеллектуального потенциала). Отдельные области экономики мегаполиса имеют достаточный уровень развития, высокую самостоятельность в управлении. Стратегии постиндустриального периода, стратегии информационного общества, которые используются в литературе, могут рассматриваться как частные случаи стратегии интеллектуального развития. Стратегическая задача – обеспечить развитие интеллектуального потенциала, который сам выберет предпочтительный способ развития в той или иной области деятельности.

Пятый уровень – это признак достижения признанного лидерства среди мегаполисов мира по уровню развития материальной базы, инфраструктуры, значимости объектов науки, культуры, образования. Для этого уровня характерен высочайший уровень комфортности проживания, экологических условий, качества обеспечения продуктами питания. Большинство критических параметров, позволяющих сделать выводы о достижении высокого уровня по ключевых направлениям, как указано выше, оценено экспертами в исследовании «Города возможностей» [а19].

Экономика мегаполисов развивающихся стран находится на первых двух уровнях, развитых стран – на верхних двух уровнях. Экономика российских мегаполисов, включая Санкт-Петербург и Москву, скорее на третьем уровне, но с элементами четвертого уровня. В этих условиях стратегическая цель – это условия для развития интеллектуального потенциала населения, организаций города и системы управления.

Государственное стратегическое управление экономикой мегаполиса – это выбор государственной поддержки и государственного воздействия на организации и предприятия города. Если имеется государственный ресурс Х, то необходимо определить xi – количество ресурса, выделяемого i –й организации или i – му сектору экономики с целью обеспечения максимума целевого стратегического показателя (I):

∑ xi = X ,

xi ≥ 0 ,

max I (xi) .

Основываясь на идеях О. Тофлера, сложившийся уровень экономики мегаполисов в развитых странах требует нового фундамента развития, новых способов учета временных изменений, пространства и причинно-следственных связей, пересмотра стратегических целей, новых принципов управления будущим.

Государственное управление воздействует посредством системы налогов и субсидий, распределением ресурсов земли и имущества, предоставлением грантов, через государственные заказы.

Если предприятие становится источником негативного внешнего экономического эффекта, то оно должно быть поставлено в условия поиска улучшения технологии, замены оборудования и других действий, направленных на уменьшение величины внешнего экономического эффекта.

В рыночных условиях функционирование предприятий происходит при стремлении к оптимальности в смысле В. Парето 9. Всякое увеличение полезности у одного предприятия оказывается невозможным без уменьшения у другого. В этих условиях внешний эффект перераспределяется на всех затрагиваемых потребителей через систему государственной корректировки. И здесь налоги и субсидии должны воздействовать на размеры прибыли таким образом, чтобы каждое предприятие производило оптимальные объемы своей продукции и генерировало минимальные внешние эффекты. Условия баланса нуждаются в научно обоснованной оценке и должны выполняться для каждого предприятия и их сочетаний.

Одна из ключевых задач развития городской экономики - это оптимальное распределение финансовых ресурсов. Такая задача возникает при составлении стратегического плана.

В качестве этапов решения этой задачи можно указать:

- оценка ситуации по сферам городской экономики и условиям жизнедеятельности населения;

- индивидуальная оценка уровня научно-исследовательских программ и экспертного влияния их результатов на качество жизни населения;

- выявление интервалов возможного изменения финансирования по проектам и программам;

- распределение ресурсов по проектам и программам.

Органы городского управления, принимая решение об инвестировании, основываются на системе приоритетов (первоочередных целей). Так, социальная ориентация на повышение качества жизни населения включает в себя рост занятости, улучшение условий проживания, медицинского обслуживания, состояния окружающей среды и транспортной инфраструктуры.

Как отметил Д.А. Медведев в выступлении на открытии XV Петербургского международного экономического форума «… никакие проекты никогда не могут воплотиться в жизнь, если они не становятся нужны всему обществу» 10.

В работе Л.А. Аносовой 11 отмечено, что, наряду с системными проблемами, препятствующими ускоренному переходу страны на инновационный путь развития и связанными с несоответствием темпов развития отечественных исследований и разработок и ограниченным воспроизведением достигнутых мировых достижений в российской практике, негативным фактором становится фрагментация национального научно-инновационного пространства в региональном контексте. Вместе с тем, успех в конкурентной борьбе обеспечивается наличием генераторов идей и лидеров технологических нововведений, поскольку политика инновационного развития не может полностью базироваться на воспроизведении привнесенных достижений. Возрастание влияния территориальных параметров влечет необходимость увеличения роли государства в интегрировании инновационного и социально-экономического потенциалов российских регионов.

Человек — это основной ресурс экономики. Он создает средства производства, инфраструктуру, предметы потребления и знания, организует экономические процессы. Функционирует человек в рамках коллектива. Совокупность работников определяет возможности организации.

Экономика региона как сложная система определяется большим числом элементов и взаимосвязей. В работе 12 рассмотрены комплексные экономико-математические модели, формализующие в динамике эти элементы и взаимосвязи и предлагающие ряд практических приложений. Концепция, предложенная авторами, оформлена как иерархически структурированная композиция моделей трех типов – моделей поведения экономических агентов, системы динамических балансовых моделей и интегрирующей модели управления.

Инвестиции в человеческий капитал – это необходимое условие для устойчивого развития организации, предприятия и страны в целом. Каждая страна, находящаяся на достаточном уровне развития, стремится наращивать расходы на фундаментальную и прикладную науку, обеспечить доступное качественное образование для всех слоев населения, расширить систему профессионального образования, повысить уровень информатизации общества, увеличить финансирование культуры.

Ключевые направления развития человеческого научно-образовательного потенциала: образование, наука, медицина, культура, спорт. Обеспечивающие факторы: инженерная инфраструктура города, городской транспорт, условия проживания, состояние окружающей среды, обеспечение продуктами питания. Признаками высокого научно-образовательного потенциала можно считать: отсутствие бедности; высокий технологический уровень медицинских услуг; здоровый образ жизни; социальная защищенность.

Здесь процитируем: «… любая человеческая организация вынуждена участвовать в борьбе между постоянством и переменами, …никакое человеческое сообщество не достигнет высокого уровня успеха без продуктивного развития» [а39].

Стратегическому планированию, оптимальному сбалансированному развитию и мониторингу достижения поставленных значений ключевых индикаторов в ведущих финансово-промышленных центрах, на социально и экономически значимых территориях уделяется повышенное внимание как развитых, так и в развивающихся странах [Планирование устойчивых городов: направления стратегии. Глобальный доклад о населенных пунктах 2009. – http://www.unhabitat.org/grhs/2009].

Что касается Северо–Западного региона России и Санкт-Петербурга, то, в развитие принятых ранее документов [Система государственного планирования Санкт-Петербурга (научно-практическое издание). – СПб: «РДК-принт», 2005], распоряжением Правительства РФ от 18.11.2011 № 2074-р, была утверждена Стратегия социально-экономического развития Северо-Западного федерального округа на период до 2020 года, которая разрабатывалась исходя из принципиальных подходов к развитию Российской Федерации, в том числе изложенных в Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г., утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 12.05.2009 № 537, Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года, утвержденной распоряжением Правительства Российской Федерации от 17.11.2008 № 1662-р. В указанной Стратегии уделено внимание и значимым инфраструктурным проектам Санкт-Петербурга.

В конце 2013 г. было завершено формирование основополагающего документа - «Стратегии социально-экономического развития Санкт-Петербурга до 2030 года», в котором сформулированы необходимые и достаточные условия для реализации системы целей социально-экономического развития Санкт-Петербурга до 2030 г. [http://www.spbstrategy2030.ru].

Совсем кратко отметим, что под Стратегией при ее подготовке Комитетом по экономическому развитию и стратегическому планированию Санкт-Петербурга понималось согласованное основными заинтересованными участниками представление о видении желаемого будущего, системе целей и направлениях развития города. Поэтому Стратегия содержит систему целей, которые станут ориентиром долгосрочного развития и рационального вложения городских ресурсов. В связи с этим Стратегия является основой целостной системы государственного планирования Санкт-Петербурга, а ее положения конкретизируются в других документах планирования. Целевые ориентиры Стратегии на среднесрочный период закрепляются Программой социально-экономического развития Санкт-Петербурга, а для реализации экономической политики на ближайшие 3 - 6 лет разрабатывается комплекс государственных программ с обеспечением ресурсами конкретных мероприятий.

Подготовка указанного документа была обусловлена как современной мировой практикой городского планирования, так и необходимостью согласования представлений об обозримом будущем такого сложного мегаполиса как Санкт-Петербург со стороны власти, бизнеса и городского сообщества в целом.

Таким образом, Стратегия должна представлять документ общественного согласия, позволяющий повысить степень взаимопонимания и выработать общее видение по поводу ценностей и целей развития Санкт-Петербурга.

Основанием для разработки Стратегии являлось Постановление Правительства Санкт-Петербурга от 28.03.2012 № 275 «О Концепции социально-экономического развития Санкт-Петербурга до 2020 г.».
1.4. Интеллектуальный потенциал как фактор развития
Потенциал – это уровень возможностей, который может проявляться при необходимости. Интеллект – это характеристика уровня развития знаний, умственных, аналитических способностей. Интеллектуальный потенциал – это накопленный уровень знаний, способностей, прошлого опыта.

Говоря об интеллектуальном потенциале мегаполиса, следует разделить:

интеллектуальный потенциал отдельного жителя;

интеллектуальны потенциал организации;

интеллектуальный потенциал экономики мегаполиса.

Базовым показателем интеллектуального потенциала отдельного специалиста является уровень образования. Возможности человека усиливаются за счет дополнительного образования k1, опыта работы k2, наличия накопленных баз знаний k3, способностей решать профессиональные задачи k4:

H = V k1 k2 k3 k4 k5,

1 ≤ ki ≤ 10 .

Дополнительное образование допускает выделение следующих уровней:

курсы профессиональной переподготовки;

второе высшее образование;

защита кандидатской диссертации;

защита докторской диссертации.

Показателем опыта работы является стаж работы по специальности, профессиональных способностей – участие в решении конкретных проектов.

Потенциал человека меняется с возрастом, поэтому важным является введение коэффициента k5, учитывающего продолжительность жизни населения в регионе. Соотношение фактического возраста и средней продолжительности жизни является корректирующим коэффициентов. Для его вычисления можно предложить следующее правило:

k5 = 1, если f ≤ f0 – 5 ,

k5 = 1 – ( f - ( f0 – 5 ) ) 0,05,

k5 = 0,5 при f ≥ f0 + 5 .

Интеллектуальный уровень организации складывается из суммы показателей его работников:

H = ∑i ( Vi k1i k2i k3i k4i k5i ) n.

где n – коэффициент синергетического усиления интеллектуального потенциала. Значение коэффициента n зависит от опыта работы организации в выполнении проектов, накопленной базы профессиональных знаний. Средний показатель интеллектуального уровня организации равен –

h = ( ∑i ( Vi k1i k2i k3i k4i k5i ) n ) / N i ,

где N i – численность работающих в организации.

В целом по мегаполису интеллектуальный уровень вычисляется как сумма по организациям города

М = ∑ji ( Vij k1ij k2ij k3ij k4ij k5ij ) nj

и соответственно средний показатель –

m = ∑ji ( Vij k1ij k2ij k3ij k4ij k5ij ) nj / N
2. Качество жизни и управление мегаполисом
Методологической основой разработанной системы индикаторов оценки результатов управления мегаполисов являются следующие принципы:

- система индикаторов формируется по узлам спирали стратегического развития;

- текущее значение индикаторов сопоставляется с показателями стандартов (минимально желаемые значения);

- текущее значение индикаторов сопоставляется с показателями средними по регионам;

- прирост значения индикаторов узла спирали сопоставляется с приростом индикаторов следующего по спирали узла;

Методологической основой системы управления стратегическим развитием являются принципы:

- образа будущего интерпретируются в стратегических изменениях значений индикаторов узлов спирали стратегического развития, которые предполагается достичь в заданном горизонте стратегического развития;

- модернизация экономики мегаполиса оценивается через индикаторы усовершенствования, улучшения, обновления объектов, машин и технологий, структурных, технологических или институциональных изменений, оценивающих повышение конкурентоспособности;

- система социальных индикаторов, формируется по сферам жизнедеятельности, отражающих благосостояние и уровень жизни людей;

- интеллектуальный уровень оценивается через многоуровневую систему индикаторов.


2.1. Направления и принципы организации

управления экономикой мегаполиса
Сначала кратко охарактеризуем особенности современной ситуации, определяемой последствиями кризиса 2008 - 2009 гг. и постоянной угрозой дальнейшего нарастания проблем в мировой финансово-экономической системе. Здесь стоит упомянуть работу 13, опубликованную в журнале Foreign Affairs (2011, № 2) и посвященную новым идеям развития после финансового кризиса.

Вообще говоря, указанный мировой финансовый кризис продемонстрировал опасность чрезмерной веры в рыночную глобализацию, необходимость усиления регулирования в мировой финансовой системе и определенного пересмотра роли частной собственности и низких налогов. Уже к 2008 г. многие страны с развивающейся экономикой ограничили проникновение иностранных финансовых потоков, накопили значительные валютные резервы, развили собственную банковскую систему. Это позволило им защититься от глобальной экономической волантильности и продемонстрировать более высокие показатели роста, чем страны развитого капитализма.

В результате активно обсуждаются новые идеи для развивающихся стран:

- отступление от модели свободного рынка;

- формирование условий противодействия внешнему конкурентному давлению;

- ограничение воздействия глобальных экономических катаклизмов.

Теоретически свободные рынки капитала обеспечивают наиболее эффективное распределение ресурсов, однако современные глобальные взаимосвязанные финансовые структуры, обремененные огромным нерегулируемым теневым финансовым сектором, несут серьезные риски, угрожающие устойчивости всей мировой экономики.

Выдвинутые идеи опираются на следующие принципы:

- гарантии социальной стабильности;

- активизация социальных программ;

- поддержка национальной промышленности.

Усиливается интерес к промышленной политике, хотя традиционно используемые здесь механизмы – государственное регулирование, прямые субсидии, дешевые кредиты – в последние десятилетия прошлого века ведущими западными экономистами и политиками признавались несостоятельными.

Как отмечается Б.В. Чернышевым 14, государство должно выполнять имманентно присущие ему функции независимо от выбранной политиками модели экономического развития общества. Более того, использование регулирующей роли государства, в том числе и при формировании рыночной экономики, имеет достаточно много исторических прецедентов даже в России. Мировой экономический кризис 30-х гг. прошлого века был преодолен путем активного государственного вмешательства в рыночные отношения, это проявлялось во многих странах и в других сложных экономических ситуациях.

К сожалению, в России в 90-е гг. доминировали идеи неолиберализма, было сведено до минимума государственное вмешательство в экономические процессы, перестало осуществляться стратегическое и индикативное планирование.

Может быть, утверждение академика В.Н. Пашина о том, что в настоящее время наша страна «… не богата инновационными проектами, которые заинтересовали бы бизнес с точки зрения коммерциализации…» и является спорным, однако нельзя не согласиться с его мнением, что «…российский бизнес не стимулирован вкладывать в инновации. В России рыночная конкурентная среда теснится конкурентной средой административного ресурса» 15.

Вместе с тем, как указывает С. Кортунов 16, государство может достойно выступить в роли субъекта технологической модернизации только в случае, если проявит себя как духовная сущность, а не как бюрократический механизм. Для выполнения своей миссии само государство должно измениться на основе развития демократии и политической поддержки созидательно-творческих сил, стать адекватным факторам и тенденциям постиндустриальной трансформации общества. По мнению этого автора, главный вектор «Стратегии - 2020» задан правильно: ключевым компонентом модернизационного сценария для России становится ориентация на переход к инновационному типу развития, к «экономике знаний». В то же время переход к инновационной стратегии, разумеется, не может быть простым повторением «Стратегии - 2020», разработанной правительством до кризиса, который показал, что инновационная экономика не может быть построена на основе прежних принципов экономической политики.

И здесь мы акцентируем внимание на приоритете, сформулированном в первой главе. Формирование инновационной экономики означает превращение интеллекта, творческого потенциала человека в ведущий фактор экономического роста и национальной конкурентоспособности при взаимосвязи со значительным повышением эффективности использования природных ресурсов и производственного капитала.

Таким образом, основная проблема перехода к инновационному типу развития - сами люди и характер их производственной деятельности. По мнению С. Кортунова, от проводимых в России реформ не следует ждать серьезной отдачи до тех пор, пока верхние ступени социальной иерархии не займут созидательно-творческие силы, способные увлечь за собой остальную часть общества. Отсутствие дееспособной национальной элиты в качестве движущей силы такой модернизации и развития в целом, является основной проблемой национальной модернизации.

Как отмечено в масштабном исследовании Центра проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования 17, от экономического состояния общества во многом зависит здоровье народа и демографическая ситуация, а, с другой стороны, сам экономический результат есть итог применения человеческих ресурсов и трудовой деятельности. Более того, экономический рост, в конечном счете, нужен для создания условий развития человека, повышению качества его жизни.

Фактически в этом исследовании авторы приходят к взаимосвязи экономики и качества жизни, элемента спирали стратегического развития, введенной нами в первой главе.

В последнее время увеличился интерес к анализу фундаментальных основ социально-экономического реформирования российского общества, поскольку понимание глубинных исторических процессов позволяет более эффективно определить пути успешной модернизации. При этом будет правильным понимать модернизацию, как предлагает Н.И.Захаров18, не в узкоспециализированном отраслевом смысле, а как системное явление, то есть обновление всех составляющих общественного развития.

Следует отметить, что отсутствие системности в понятии «модернизация», как указывает В.А. Цветков, допускает его различные трактовки 19. Трудно согласиться с предлагаемой «консервативной» модернизацией, поскольку здесь уже содержится внутреннее противоречие. В выступлениях лидеров России чаще всего упор делается на отрасли – «локомотивы» модернизации, либо модернизация становится синонимом современной инновационной экономики. В рамках классической интерпретации модернизация – от греческого moderne (новейший): усовершенствование, улучшение, обновление - для объектов, машин и технологий, приспособление к новых идеям и потребностям, переход к новой структуре - для общественной формации.

В современном смысле это понятие можно сформулировать таким образом: модернизация – это структурные, технологические или институциональные изменения, направленные на повышение конкурентоспособности.

Особенности политической и экономической ситуации в различных странах и регионах, отраслях и предприятиях определяют невозможность формулирования единой универсальной модели модернизации экономики и производственных комплексов.

Следует признать, что современная Россия отстала от стран - мировых лидеров, нуждается в догоняющей промышленной модернизации. Именно это определяет сложность интегрального совершенствования всей экономики, вынуждает выделять основные или прорывные отрасли и направления. В любом случае отечественный модернизационный процесс базируется на ряде очевидных постулатов:

- необходимо рационально использовать богатые природные ресурсы;

- необходимо развивать транспортную и энергетическую инфраструктуру;

- необходимо укреплять роль государства, учитывая масштабы и разнообразие страны.

Сохраняется задача становления полномасштабной инновационной экономики, уход от роли «мировой шахты» 20. Общие национальные принципы адекватно отражаются на региональных задачах, где должна быть реализована «прикладная» модернизация применительно к местным особенностям и возможностям. Академик В.В. Ивантер 21 указывает, что современная модернизация в российской экономике – это свободный потребительский выбор на рынке за счет диверсификации трансформируемого внутреннего производства, совмещенный с его инновационной ориентацией.

Как указывает Е.Р. Метелева 22, можно выделить четыре основных модели управления процессами общественных изменений: управляемая эволюция, реформирование, модернизация и трансформация, особенности которых приведены в таблице 2.1.

Е.Р. Метелева определяет три различия между этими моделями: соотношение естественной и искусственной составляющих (уровень насильственности), степень заимствования чужого опыта, скорость протекания изменений.

Таблица 2.1.

Модели управления процессами общественных изменений


Модель

Управляемая эволюция

Реформирование

Модернизация

Трансформация

Влияние объективных факторов

Велика роль естественных предпосылок

Естественные предпосылки учитываются

Преобладают субъективные факторы

Естественные предпосылки игнорируются

Влияние мирового опыта

Используются отечественные идеи

Используются как отечествен-ные, так и зарубежные идеи

Используются зарубежные идеи, иногда противоречащие отечественным

Заимствуются зарубежные идеи

Длительность процессов

Медленно, сопоставимо с периодом смены поколений

Медленно, в течение нескольких десятилетий

Быстро,

20-30 лет



Быстро,

До 10 лет


Общественные изменения в европейских странах демонстрируют модель управляемой эволюции, когда идеи и механизмы зарождались в самом обществе, да и заимствовать их было неоткуда. Идеи, вносимые отдельными учеными или философами, в течение иногда нескольких веков становились достоянием образованных слоев, а затем и всего общества. В этом случае, государство только легализует созревший в обществе процесс.

Модель реформирования успешно реализована в Китае, когда инициированные в конце 70-х гг. прошлого века общественные изменения используют внешние идеи, но опираются на национальные традиции и ценности. Попытки реализации такой модели в российской истории имели место во второй половине XIX века при Александре II, а в дальнейшем - в действиях С.Ю. Витте и П.С. Столыпина.

Реформы Петра I можно уверенно отнести к категории модернизации, также как и преобразования в СССР в 30 - 50-х гг. прошлого века. В этих случаях благородной целью становилось преодоление отставания России от уровня европейских стран, эта цель инициировалась лидером, и ее достижение определялось серьезными усилиями со стороны общества.

Трансформация как управленческая модель подразумевает изменение формы и фактически приводит к деформированию всего общественного устройства. Россия в XX веке пережила две трансформации – Октябрьскую революцию с последующим периодом и перестройку 90-х годов. Разрушение основ общественного устройства в короткий период времени фактически не приносит позитивных изменений, более того отбрасывает общество в историческом развитии.

Из приведенных описаний очевидно, что для современной России модели трансформации и модернизации как интенсификация и обновление общественных процессов в условиях глобальной конкуренции потребует непомерно высоких затрат, а единственно приемлемым остается модель реформирования, хотя она и потребует для осуществления значительного времени.

Особенности российского исторического опыта и трудности на пути многих имевших место экономических преобразований детально рассмотрел уже отмеченный выше Б.В. Чернышев 23, который указывал, что в сегодняшних условиях перевод национальной экономики на инновационный путь развития недостаточно научно обоснован, ограничен идеологией неолиберализма, не обеспечен необходимой нормативной базой. Более того, не оформлена требуемая научно-методическая база 24.

В рамках возможного сценария социально-экономического переустройства общества Н.И. Захаров 25 предлагает решить непростую задачу по изменению отношения к Человеку, формирование его статуса как главной движущей силы такого переустройства. Предложенная автором модель «устойчивого социально ориентированного развития» 26 основана на последовательной и нарастающей концентрации усилий в развитие человеческих ресурсов как главной цели развития страны.

В этой связи, как указывает И.И. Шувалов 27, «модернизация – это не темпы роста ВВП сами по себе, не статистика сама по себе, а принципиальные изменения экономики, изменения качества жизни». Более того, он приводит слова экономиста XIX века Д. Милля, что «...экономический рост обеспечивается, во-первых, улучшением форм управления…, во-вторых, повышением умственного развития народа…, а в-третьих, заимствование зарубежных технологий с привлечением иностранного капитала…» 28.

Здесь необходимо отметить, что потребность в интеграции научно-технической сферы со сферой материального производства фактически была объективно предопределена на всех этапах становления товаропроизводящего человеческого сообщества и, как предметно показано К.И. Плетневым 29, современные интеграционные процессы двух этих сфер подготовлены самой историей развития науки, техники и производства. При этом интеграция в системе «образование-наука-производство» реализуется в комплексе взаимных дополнений и стимулирований, создания условий и сочетания интересов.

Для Санкт-Петербурга как результат концентрации собственности, капитала и производства становится характерным формирование мезоэкономических структур 30, в основном по олигархическому типу 31. Особенности перехода к инновационной мезоэкономике, приводящие к существенным интеграционным изменениям в хозяйственной среде, уже исследовались рядом авторов 32,33,34 и, как справедливо указывается в монографии Б. Рууса и С. Пайка 35, ключевым конкурентным преимуществом хозяйствующих субъектов и городской экономики в целом становится не стандартные оборудование и технологии, а интеллектуальные и организационные ресурсы. Система управления знаниями наиболее отчетливо проявляется именно в мегаполисах, сосредоточении самого подготовленного и образованного человеческого потенциала.

Ю.В. Якишин 36 выделяет четыре ступени при решении задачи кадрового обеспечения экономического развития: макроэкономический, формируемый на федеральном уровне; мезоэкономический, ориентированный на городские проблемы; микроэкономический, направленный на улучшение качества персонала предприятий и организаций; наноэкономический, учитывающий мотивационную структуру конкретных работников.

Выполненный анализ публикаций различных авторов позволяет подтвердить авторские идеи, сформулированные в первой главе, и выделить первоочередные ориентиры управления экономикой города.

Интегрируя принципы организации управления экономикой мегаполиса, сформулированные в различных публикациях, можно выделить следующие приоритеты:

- превращение интеллекта, творческого потенциала человека в ведущий фактор экономического роста;

- поддержка национальной промышленности.

- технологическая модернизации

- институциональные изменения;

- государственное регулирование, прямые субсидии, дешевые кредиты;

- выделение основных или прорывных отраслей и направлений;

- развитие транспортной и энергетической инфраструктуры;

- активизация социальных программ.


2.2. Планирование, ориентированное на результат: принципы и формализация задачи стратегического планирования
Экономическая стабилизация в нашей стране в последние годы позволяет многим городам перейти от решения текущих проблем к стратегическому планированию экономического развития. Основная проблема развития крупных городов заключается в том, что управленческие воздействия на проблемную ситуацию в большинстве случаев оказываются неэффективными. Результатом проведения не вполне продуманных реформ 1990-х гг. явилось обострение социальных противоречий, дезорганизация экономической жизни, институционализация теневых экономических практик. Преодоление имевших место кризисных явлений и переход к поступательному социально-экономическому развитию требуют использования адекватного механизма в соответствии с закономерностями функционирования современного российского общества [а14].

Предлагается новая экономическая модель, включающая соединение целевого оптимизационного планирования, системы программных проектов, системы инди­каторов из трех узлов спирали.



Оптимизация планирования

Обсуждение целевых ориентиров для социальных и экономических процессов, объем требуемых для этого ресурсов и эффективность использования ресурсов являлось предметом многих исследований. Весьма богата такими работами и отечественная экономическая школа. Достаточно вспомнить выдающегося русского ученого В.В. Новожилова 37, который указывал, что производство, как и всякая другая экономическая деятельность, не самоцель. «…Оно средство для удовлетворения потребностей. Поэтому естественна идея принять за исходную задачу оптимального планирования максимизацию функции благосостояния (или функцию уровня жизни, общественной полезности, функции предпочтения, функции потребления – все это различные названия целевой функции результатов общественного хозяйства)… 38».

Планирование считалось неотъемлемым атрибутом социалистической экономики и, соответственно, модели, методы и технологии планирования в советский период активно изучались и использовались. Большие научные коллективы создавали системы моделей оптимального планирования и развития народного хозяйства, межотраслевые межрегиональные модели, позволяющие прогнозировать и взаимно увязывать перспективы развития отраслей и регионов, формировались и опробовались расчетные алгоритмы 39.

В монографии В.Т. Рязанова 40 отмечены как отрицательные, так и положительные аспекты в истории экономического развития нашей страны, указано на роль сформированной системы народнохозяйственного планирования, позволившей успешно решить ряд важных задач.

Расцвет советской школы планирования пришелся на 1970-е гг., когда казалось, что достаточно добавить вычислительной мощности компьютерам, немного уточнить исходную информацию, учесть еще некоторые факторы в моделях, и тогда удастся создать оптимальный план, реализация которого обеспечит успех социалистической экономики.

Однако этим усилиям не суждено было сбыться, а проблемы экономики СССР привели к дискредитации плановой экономики как идеологии, а планирования как основополагающего института социалистической системы хозяйствования. Три базовых посылки, позволявшие рассчитывать на практическое применение моделей оптимального планирования, - концентрация ресурсов развития в руках государства, административные рычаги получения исходной информации и наличие мощного единого субъекта планирования - исчезли в начале 1990-х гг.

Вместе с тем, недолгий период упования на всесилие рынка снова сменился поисками баланса рыночного и планового регулирования, что выразилось в использовании принципов стратегического планирования 41, которые уже с 1980-х гг. весьма широко распространились на региональном и муниципальном уровнях в Европе и в Северной Америке.

Следует отметить, что идеология стратегического планирования принципиально отличается от идеологии директивного планирования, поскольку использует в основе процесс коммуникаций между реальными носителями интересов и поиск оптимума по поводу основных целей и направлений развития территории. Формальные математические расчеты и оптимизационные модели при этом замещаются социально-психологическими методами организации коллективного обсуждения на базе креативных дискуссий и определения консенсуса, а итоговый плановый документ превращается из многотомного исследования с набором содержащих количественные плановые показатели таблиц в короткий общедоступный текст, фиксирующий основные договоренности носителей реальных интересов и используемый не только для стратегического управления, но и для маркетинга территории и привлечения инвестиций.

Первым полномасштабным опытом применения такого коммуникативного территориального планирования в России стала разработка Стратегического плана Санкт-Петербурга, проходившая в 1996-1997 гг. при методическом руководстве МЦСЭИ «Леонтьевский центр» 42. Учитывались принципы, в том или ином виде обсуждавшиеся в социалистический период 43, а за основу созданного стандарта для дальнейшего формирования российских стратегий путем синтеза европейской и американской практик на базе российских реалий была взята «Барселонская модель», где стратегическое планирование в таком виде осуществлялось с 1988 г. и успешно продолжается по настоящее время 44.

В этой работе учитывались два аспекта. Во-первых, отказ от традиционной для советского планирования количественной детализации и комплексности в пользу концентрации на главном для выживания, адаптации и устойчивого развития города в конкурентной рыночной среде, что обусловило внимание к выбору целей и ориентиров, оценке желаемого будущего территории, определение направлений развития, обеспечивающих конкурентоспособность территории в целом как места для жизни, хозяйственной деятельности и временного пребывания. Во-вторых, включение в процесс планирования реальных носителей интересов и достижение согласованности между ними по поводу будущего города в рамках многостороннего и конструктивного диалога бизнеса, власти и общества.

Как отмечается в работе 45, основополагающие черты образа будущего интерпретируются в стратегических целях, которые предполагается достичь в заданном горизонте стратегического развития. Факторы, учитываемые при формировании образа будущего, схематично приведены ниже на рис.2.1.

Подготовленный Стратегический план содержал минимальное число количественных ориентиров - около десяти интегральных показателей, срок его действия определен не был, так как предполагалась его регулярная актуализация. В качестве первого временного рубежа был обозначен 2003 г. - год 300-летия Санкт-Петербурга. Стратегический план Санкт-Петербурга не имел статуса правого акта, а был принят в форме договора общественного согласия, под которым подписались 144 члена специально созданного Генерального совета, который возглавлял губернатор города В.А. Яковлев.

В 2002 г. были подведены итоги пяти лет реализации Стратегического плана Санкт-Петербурга, которые показали, что 75 % намеченных планом мер достаточно успешно реализуются, улучшен деловой имидж города, что способствовало получению ряда кредитов Всемирного банка и грантов технической помощи. Работа над планом и его реализация изменили культуру управления, создали поле для открытых дискуссий власти и общества по вопросам стратегической перспективы, постановки масштабных проектов (строительство кольцевой автодороги, развитие Большого порта, реконструкция исторического центра). Опыт Санкт-Петербурга стал широко использоваться для других российских городов и регионов, причем в духе периода быстрых реформ это происходило без централизованного регулирования и вне единых нормативно-правовых рамок 46.

С 2000 г. Россия вступила в фазу устойчивого роста экономики, изменения политической и социально-экономической ситуации, в том числе, потребовали обновления системы программно-плановых документов, содержащих цели, задачи и направления развития Санкт-Петербурга. Как отмечено в одном из исследований 47, наиболее актуальной проблемой для российской экономики в это период становится реализация региональных стратегий, программ и концепций, разработанных как федеральным центром, так и территориальными органами власти. Формирующаяся экономика должна быть рыночной и, одновременно, - социально ориентированной.



следующая страница >>