Омская гуманитарная академия - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Омская государственная медицинская академия 5 1057.67kb.
Использование кинесических средств общения в процессе коррекции заикания... 2 444.5kb.
Омская областьОконешниковский район 1 59.25kb.
Б. Н. Ельцина Российская академия государственной службы при Президенте... 1 104.16kb.
В екатеринбурге впервые открылась «академия ведущих» 1 34.05kb.
Академия управления актуальные проблемы развития инфраструктуры органов... 10 4779.55kb.
1. История как гуманитарная наука «Отцом истории» 3 742.46kb.
Организаторы: Международная академия единоборств и самообороны монако 1 12.78kb.
Межшкольная Гуманитарная Интеллектуальная Ассоциация (мгиа) 1 219.96kb.
Межшкольная Гуманитарная Интеллектуальная Ассоциация (мгиа) 1 26.09kb.
Инновационный образовательный проект «Летняя гуманитарная школа для... 1 165.09kb.
Мадрид Год всемирного дня молодежи 2011 1 326.65kb.
- 4 1234.94kb.
Омская гуманитарная академия - страница №1/14

КОКШЕТАУСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им. АБАЯ МЫРЗАХМЕТОВА

(РЕСПУБЛИКА КАЗАХСТАН)
ОМСКАЯ ГУМАНИТАРНАЯ АКАДЕМИЯ

(РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ)


Международная научно-практическая

конференция
«Современные векторы развития науки

в Казахстане: теория и опыт»

31 октября - 1 ноября 2013 года


Сборник научных трудов


г. Кокшетау, 2013

УДК 37.0

ББК 81.2
Международная научно-практическая конференция «СОВРЕМЕННЫЕ ВЕКТОРЫ РАЗВИТИЯ НАУКИ В КАЗАХСТАНЕ: ТЕОРИЯ И ОПЫТ» (31 октября - 1 ноября 2013 года): Сборник научных трудов международной научно-практической конференции. – Кокшетау: КУАМ, 2013. - 160 с.
ISBN 978-601-389-265-8

Редакционная коллегия сборника научных трудов:

Досанова С.С. – вице-президент Кокшетауского университета имени Абая Мырзахметова, доктор педагогических наук, профессор (Казахстан), академик МАИ

Ибышев Е. С. – ректор Кокшетауского университета им. Абая Мырзахметова, доктор педагогических наук, профессор, академик Академии педагогических наук Казахстана (Казахстан);

Еремеев А.Э. – ректор НОУ ВПО «Омская гуманитарная академия», доктор филологических наук, профессор (Российская Федерация)

Нурмуханбет Д.Ы. - проректор по научной работе и международным связям Кокшетауского университета имени Абая Мырзахметова (Казахстан), кандидат юридических наук;

Патласов О.Ю. – проректор по международной деятельности ОмГА, доктор экономических наук, профессор, Почетный работник Высшего профессионального образования Российской Федерации (Российская Федерация)

Ильченко С.М. – проректор по научной работе ОмГА, кандидат экономических наук, доцент (Российская Федерация)

Беранцкий В.О. - доктор философских наук, профессор, действительный член Академии гуманитарных наук, академик Академии социальных наук, научный сотрудник кафедры педагогики, психологии и социальной работы ОмГА (Российская Федерация).


Лепешев Д.В.заместитель проректора по науке Кокшетауского университета имени Абая Мырзахметова (Казахстан), кандидат педагогических наук, член-корреспондент Академии педагогических наук Казахстана

Булатов Н. К. – начальник научно - исследовательского отдела Кокшетауского университета имени Абая Мырзахметова (Казахстан), кандидат технических наук

Тесленко А. Н. - доктор педагогических наук, доктор социологических наук, Академик МАСР, член-корр. Международной академии психологических наук, академик АПНК, директор Центра ювенологических исследований, профессор кафедры педагогики Кокшетауского университета имени Абая Мырзахметова;

Рягин С.И. – доктор педагогических наук, профессор Омской гуманитарной академии (г. Омск, РФ);

Иванкова Н.В. – кандидат педагогических наук, доцент, заведующая кафедрой педагогики Кокшетауского университета имени Абая Мырзахметова;

Повстян Л.А. – кандидат психологических наук, профессор Кокшетауского университета имени Абая Мырзахметова.
В сборнике представлены научные труды по ряду научных направлений студентов, магистрантов и преподавателей.

Представленные статьи публикуются в авторской редакции.


УДК 37.0

ББК 81.2

ISBN 978-601-389-265-8
 Кокшетауский университет им. Абая Мырзахметова, 2013


1 СЕКЦИЯ

СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРАВА В РЕСПУБЛИКЕ КАЗАХСТАН;




Жолумбаев М.К. К вопросу о состязательности уголовного процесса




Нуртазина Д.С., Сатбаева А.М. Борьба с коррупцией в зарубежных странах




2 СЕКЦИЯ

АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ФИНАНСОВО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ КЛАСТЕРОВ В РЕСПУБЛИКЕ КАЗАХСТАН;




Майпышева Ж., Амрина А. Проблемы и перспективы вступления Республики Казахстан в ВТО




Исенова А., Жакулина Д. Экономическая безопасность Казахстана и ее факторы




Каримова Л.Ж. Проблема подготовки туристских кадров




Кусаинов М.Т. Развитие индустрии гостеприимства в Акмолинской области




Камерова А.А., Абелькенова А.Т. Финансовое регулирование производственного потенциала предприятия




Рахимжанова Д.Б. Сущность и проблемы управления гэпом в коммерческом банке




Рахимжанова Д.Б. Управление банковскими пассивами как метод управления гэпом




Баимбетов М.К. Курмангазина С.К. Стратегия Казахстана в глобальном мире: к экономике знаний через развитие инноваций и образования




Байкенжеева Ж.А. Особенности организации бухгалтерского учета в агропромышленных формированиях




Баимбетов М.К. Рудикова Г.Е. Содержание и порядок составления бухгалтерского учета в условиях модернизации финансового состояния организации




Кожембаев М.У., Кабдуалиев У.Б. Финансовая политика предприятия в условиях рынка




Пляскина Н.В., Камерова А.А. Учетная политика в промышленных предприятиях




Магамбьенова В. Ю. Камерова А.А. Применение автоматизации учета векселей в процессе аудита




Абаева Н.Е. Обеспечение полной занятости населения: проблемы и перспективы




Назарова О.И. Мотивация персонала в условиях кризиса




Саниев С.С. Тлеуберген М. А. Основные аспекты государственного и местного управления




Сатанбеков Н.А. Инвестиции в сельскохозяйственное производство и пути повышения их эффективности




Ерина Е.В. Переориентация государственной политики управления для перехода к «зеленой» экономике, как к новому курсу развития




Баимбетов М.К., Утарова Н.Б. Организация учета и особенности технологии использования материалов строительного производства




Монтариди Ю.П. Роль и влияние инвестиций в туристской деятельности Республики Казахстан










3 СЕКЦИЯ

ПРОБЛЕМЫ ЭКОЛОГИИ И ЭКОСИСТЕМ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА;




Жапабаева А.Б., Баязитова З.Е. Оценка биоразнообразия, антропогенного влияния и динамика экосистем на примере Государственного национального природного парка «Бурабай»




Шаймерденова Д.Т., Макеева Л.А. Оценка воздействия деятельности ТОО «УШ КАРАСУ» на атмосферный воздух




Кусаинов А.Б., Макеева Л.А. Предупреждение и снижение риска вредного воздействия вод




Төлеміс Е.Х. Андасова А.Б.Боролдай тау жоталарының флорасындағы республиканың қызыл кітабына енген сирек кездесетін өсімдіктердің кейбір түрлерінің ерекшеліктері




4 СЕКЦИЯ

СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ ОРГАНИЗАЦИИ

ПЕРЕВОЗОК И ТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ ТРАНСПОРТИРОВКИ В КАЗАХСТАНЕ;




Омаров К. А., Булатов Н. К. Омарова Т. К. Направления и перспективы развития транспорта




Сундетова А.С. Дамекова С. К. Университеттің арнайы бөлімін автоматтандыратын жүйені жасаудың негізгі тенденциялары




Шамиғанова Қ. М. « Ғылыми-техникалық прогресcтің даму бағыттары мен ерекшеліктері »




5 СЕКЦИЯ

СОЦИАЛЬНАЯ ФИЛОСОФИЯ ВОСПИТАНИЯ ЛИЧНОСТИ В ЕВРАЗИЙСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ: ИСТОРИЧЕСКИЙ И ПРАКТИЧЕСКИЙ ОПЫТ.




Лепешев Д.В. Аккалиев Р. К. Аналитический обзор философии воспитания и проблем суицида в Японии




Колупайко Т. В. Духовно-нравственное воспитание младших школьников во внеучебной деятельности




Темирбекова Н.Г. Сенкубаев С.Т. Оқушылардың жалпы адамгершілік тұрғыда тәрбиелеудің қазіргі замаңғы көзқарастары




Абенова Б.Т. Роль педагогических практик в подготовке будущих педагогов профессионального обучения




Бекенова Д.У. Школьная медиация




Лепешев Д.В., Кривобок Л.И. Теоретические основы культурно-досуговой деятельности




Бухарбаева И. А. Билердің шешендік сөз өнерінің құқықтық тәрбиедегі маңызы




Лепешев Д.В. Иванченков В.В. Теоретико-методологические подходы по исследованию летнего каникулярного детского оздоровительного отдыха как социокультурного пространства социализации личности детей и подростков




Данилова Л.В. Ситуационный анализ и особенности его использования в учебном процессе вуза.




Әйтен А. С. Колледж студенттерінің кәсіби сана-сезімін бейімдеу мәселелері




Иващенко Т.Л. Курбатова Л. В. Межпредметные связи на уроках технологии и информатики




Нұрғалиева Ж.Д. Бала тәрбиесінің өзекті мәселелері жөнінде




Мурзатаева К.А. Девиантты мінез-құлықты балалардың белсенділігін арттыру жолдары




Иванкова Н.В. Повстян Л.А. Структура самоотношения студентов педагогических специальностей




Какимжанова М. К. О некоторых проблемах влияния стресса на процесс социальной адаптации




Кочкорбаева Э.Ш. Активные методы обучения как способ повышения качества профессионального образования в учебном процессе




Лепешев Д.В. Казахстанская модель воспитания при организации детского туризма




Байбасунова Г.А. Организационная целостность структуры и управления социально-педагогической модели детского оздоровительного центра




Оспанова Ш.К. Информационные технологии и их применение в учебном процессе.




Povstjan L.A. Aesthetic experience perception of beauty in frameworks of developing influence of art therapy




Секенова Б.Б. Қазақ мектептерінің дамуына ықпал еткен қоғамдық-тарихи, педагогикалық негіздерінің алғы шарттары




Сенкубаев С.Т., Сенкубаева Б.С. Заманауи білім беруде мағжан жұмабаевтың педагогикалық ілімдерінің өзектілігі




Асаубаева А.К. Болашақ мамандарды тәрбиелеу кезінде белсенді азаматтық көзқарасты қалыптастырудың мәні




Ашенова А.Г. Тесленко А. Н. Развитие познавательной активности – одно из условий формирования основ культуры учащихся начальной школы




Ашенова А.Г. Тесленко А.Н. Использование информационно-коммуникационных технологий на уроках биологии




Бекбаева Ж.С. Роль критического мышления личности в условиях информационного общества




Болатбекова Н.Ж. Білім берудің жаңа парадигмасы жағдайында студенттің шығармашылығын жетілдіру




Нұржанова С.А. Тренинг сабақтар арқылы студенттер креативтілігін қалыптастыру ерекшеліктері




Турманова Ж.Е. Болашақ әлеуметтік жұмыскерлерді дайындаудың теориясы мен практикасының өзекті мәселелері




Тесленко А.Н. Менталитет как первоисточник культурной социализации (на примере социализации молодых казахстанцев)




Туралбаева А.Т.- Абсатова М.А. Дарынды баланы дамытудағы отбасы мен мектеп ынтымақтастығының маңызы




Штро О.Г. Социально-философский аспект мотивации обучения ИЯ в современном ВУЗе.




Антонов А.А. К вопросу нравственного воспитания молодёжи на занятиях по начальной военной подготовке




6 СЕКЦИЯ

СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ ФИЛОЛОГИИ




Темиргалиева А. Е. Фонетика саласы бойынша тақырыптарды жоспарлауда тарауаралық байланысты ескерудің маңызы





1 СЕКЦИЯ

СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРАВА В РЕСПУБЛИКЕ КАЗАХСТАН;

К вопросу о состязательности уголовного процесса
Жолумбаев М.К. – к.э.н.

доцент кафедры «Юриспруденция»,

Кокшетауского университета

им. Абая Мырзахметова

(РК, г. Кокшетау)
В Казахстане продолжается бурное обсуждение проекта нового уголовно-процессуального кодекса, закрепляющего положение об осуществлении уголовного судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон обвинения и защиты. Содержание данного принципа конкретизируют нормы, закрепленные в ч.3 ст.14 Международного пакта о гражданских и политических правах, а также в ч.3 ст.6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Однако в науке уголовно-процессуального права единообразия в понимании данного принципа пока не достигнуто.

Так, М.С. Строгович писал, что состязательность, состоит в том, что суд рассматривает дело с участием сторон - обвинения и защиты, причем всеми правами стороны пользуется обвиняемый (подсудимый). Стороны: обвинитель, потерпевший, подсудимый, защитник, а также гражданский истец и гражданский ответчик и их представители, - наделены равными процессуальными правами для отстаивания перед судом своих требований, для оспаривания, опровержения требований и утверждений других сторон. «Функции сторон - обвинения и защиты - отделены от функции суда, который в судебном разбирательстве не является стороной, наделен руководящей и решающей ролью» [1, c.153]. Таким образом, традиционно в понятие принципа состязательности включают следующие элементы (признаки): а) разделение основных уголовно-процессуальных функций: обвинения (уголовного преследования), защиты и разрешения дела (правосудия); б) процессуальное равноправие сторон; в) активную и руководящую роль суда в процессе.

К числу спорных относится и вопрос о трех основных уголовно-процессуальных функциях. По мнению одних ученых, три основные уголовно-процессуальные функции: обвинение, защита, разрешение дела, - получают свое выражение по каждому делу, которое передается на рассмотрение суда. Сторонники противоположной точки зрения указывают на то, что действующее уголовно-процессуальное законодательство не содержит положений, из которых можно было бы сделать вывод, «что вся процессуальная деятельность распадается на различные, отделенные одна от другой процессуальные функции...» [2, c.127]. Они считают, что «признание лишь трех процессуальных функций... не охватывает всю полноту деятельности участвующих в деле лиц, искусственно ограничивая направленность их деятельности заданными направлениями без учета действительных процессуальных интересов» [3, c.72].

В этом вопросе обоснованной, на наш взгляд, является точка зрения, согласно которой действующему законодательству неизвестен термин, но известно понятие основной уголовно-процессуальной функции, осуществление же той или иной функции запрограммировано самим законом, и никакой свободы выбора функций закон никому не предоставляет.

В рамках проблемы уголовно-процессуальных функций наиболее сложной является дилемма концепций состязательного и несостязательного их разделения. Суть состязательного размежевания трех основных уголовно-процессуальных функций заключается в строгом разделении труда между сторонами и судом, где суд не должен проявлять инициативу обвинительной направленности (явной или скрытой), а именно: возбуждать уголовные дела публичного обвинения; возвращать прокурору дела на дополнительное расследование, при отсутствии ходатайств сторон и т.п.

Приверженцы другой точки зрения полагают, что «состязательность процесса не может существовать в отрыве от публичности и объективной истины. Но чтобы данный вывод не остался чисто теоретическим изысканием, его необходимо попытаться воплотить через реальные действия участников судебного разбирательства, определяемые их процессуальными функциями» [4,c.54]. В обоснование несостязательной концепции разделения уголовно-процессуальных функций ее сторонники выделяют интегративный принцип построения уголовного процесса, ведущей стороной которого является единство. По их мнению, это единство достигается не за счет унификации функций или процедуры производства по всем уголовным делам, а напротив, через специализацию, развертывание полезных различий в деятельности участников процесса. Они считают, что осуществление этого принципа позволяет найти формы для более полного самовыражения интересов лиц, участвующих в процессе, поднять на новый качественный уровень демократизм. Принцип интеграции не исключает, но предполагает возможность разногласий и борьбу мнений тех или иных участников процесса. Таким образом, состязательное начало вовсе не исчезает из уголовного процесса - оно диалектически «снимается» принципом интеграции, перерабатывается и включается в его структуру, однако уже не на правах принципа, а в качестве одного из основных тактических методов процессуальной деятельности (наряду с методом процессуального сотрудничества). При этом судьба уголовного дела зависит уже не от того, кто формально одержал верх в процессуальном споре (например, при отказе обвинителя от обвинения или признании подсудимым своей виновности), как это имело бы место при последовательном осуществлении принципа состязательности, а от достижения объективной истины по делу [5, c.59].

Однако исторический опыт показывает, что отказ от придания трем основным функциям процессуальной самостоятельности неизбежно приводит к господству функции обвинения, в результате чего весь уголовный процесс получает обвинительный уклон. А это чревато осуждением невиновных.

Как считают сторонники несостязательной концепции уголовно-процессуальных функций, когда речь идет об активной роли суда в доказывании, следует различать активность суда как элемент состязательного начала и как элемент принципа публичности. Что касается первого элемента, то они не против передачи сторонам некоторых полномочий суда в исследовании доказательств (право самостоятельно устанавливать порядок исследования доказательств, право первыми допрашивать подсудимого, потерпевшего и свидетелей и т.п.). В то же время, на их взгляд, в силу активности, заключенной в принципе публичности, за судом должна сохраняться обязанность по восполнению пробелов предварительного расследования.

По нашему мнению, в условиях смешанной формы уголовного процесса, в которой по делам публичного обвинения большая его часть (предварительное расследование) находится в ведении субъектов, формирующих и поддерживающих обвинение, говорить о том, что эти субъекты не в состоянии без помощи суда решить поставленные перед ними функциональные задачи, нельзя. У них есть все необходимое для успешного решения этих задач, и дублер в виде суда им не нужен.

Исходя из изложенного, считаем возможным сделать следующие выводы:

Концепция состязательного разделения основных уголовно-процессуальных функций нуждается в полноценном юридическом признании, а для этого, прежде всего она должна получить адекватное отражение в новом, кодифицированном уголовно-процессуальном законодательстве Республики Казахстан.

Так, например, глава 7 проекта УПК РК носит название «Суд» без указания на то, какую функцию он осуществляет; в главе 9 «Участники процесса, защищающие свои или представляемые права и интересы» нет указания на функции, а наоборот, имеет место объединение участников процесса: обвиняемого и потерпевшего, истца и ответчика, то есть разные функции помещаются в одну главу. В то же время гл. 8 проекта называется «Государственные органы и должностные лица, осуществляющие функции уголовного преследования», то есть из всех перечисленных выше функций в ней предлагается только одна.

В теоретическом плане целесообразно вести речь либо о принципе состязательного разделения основных уголовно-процессуальных функций, либо о трех самостоятельных принципах уголовного судопроизводства: принципе разделения основных уголовно-процессуальных функций, принципе состязательности и принципе процессуального равноправия сторон.

Необходимость в этом объясняется несколькими причинами. Применительно к первому варианту: поскольку разделение основных уголовно-процессуальных функций понимается двояко (как состязательное и не состязательное), то уже нельзя довольствоваться утверждением, что «исследование вопроса об основных уголовно-процессуальных функциях в отрыве от вопроса о состязательности процесса и участвующих в нем сторонах неизбежно приводит либо к подмене предмета спора, либо к превращению спора по существу в спор о терминах» [6, c.5-6].

Применительно ко второму варианту: традиционное объяснение принципа состязательности обнаруживает его «загруженность» положениями, которые, с одной стороны, скрывают (нивелируют) явление, обозначаемое термином «состязательность», а с другой - вызывают затруднения гносеологического и методологического плана, так как эти положения сами по себе имеют большое значение для теории и практики [7, c.9].

«Давно известно, что состязательность усложняет процесс. Гораздо проще вести дело без сторон, когда обвиняемому не дано спорить с обвинением. Однако достаточных гарантий правосудия в таком процессе нет и быть не может. И хотя совершенствование законодательства в плане развития и укрепления состязательности несколько усложняет процесс, это укрепит гарантии правосудия и прав граждан, а поэтому такое совершенствование необходимо и неизбежно» [8, c.129].
ЛИТЕРАТУРА


  1. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т.1. М., 1968.

  2. Голунский С.А. Вопросы доказательственного права в Основах уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик. М., 1959.

  3. Даев В.Г. Процессуальные функции и принцип состязательности в уголовном судопроизводстве // Правоведение. 1974. №1.

  4. Васильев О.Л. Состязательность как принцип организации судебного следствия в уголовном процессе // Вестник МГУ. Серия 11 «Право». 1999.

  5. Смирнов А.В. Об исторической форме советского уголовного процесса // Правоведение. 1989. № 5.

  6. Мотовиловкер Я.О. Основные уголовно-процессуальные функции. Ярославль, 1976.

  7. Алексеев С.С. Теория права. М., 1974.

  8. Стецовский Ю.И., Ларин А.М. Конституционный принцип обеспечения обвиняемому права на защиту. М., 1988.



БОРЬБА С КОРРУПЦИЕЙ В ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАНАХ
Нуртазина Д.С. – магистрант 1–го курса

специальности «Юриспруденция»

Кокшетауского университета

им. Абая Мырзахметова

(г. Кокшетау, РК)

Научный руководитель:

Сатбаева А.М. – к.ю.н.
«Если бы людьми правили ангелы, ни в каком надзоре над правительством – внешнем или внутреннем – не было бы нужды. Но когда людьми правят люди, в первую очередь, надо обеспечить правящим возможность надзирать над управляемыми; а вот вслед за этим необходимо обязать правящих надзирать за самими собой», - так, Джеймс Мэдисон, четвертый Президент и один из ключевых авторов Конституции США, сформулировал суть проблемы при борьбе с коррупцией [1, с. 225].

Коррупция (от лат. «corruptio» - «порча, подкуп») - термин, обозначающий обычно использование должностным лицом своих властных полномочий и доверенных ему прав в целях личной выгоды, противоречащее законодательству и моральным установкам. Наиболее часто термин применяется по отношению к бюрократическому аппарату и политической элите. Главным стимулом к коррупции является возможность получения экономической прибыли (ренты), связанной с использованием властных полномочий, а главным сдерживающим фактором - риск разоблачения и наказания [2, с.527].

Коррупция - интернациональная проблема. Она свойственна всем странам, независимо от политического устройства и уровня экономического развития. О фактах коррупции по всему миру сообщается почти ежедневно. В сводках новостей время от времени приходится слышать о разоблачении различного ранга чиновников, бизнесменов, уличенных в нечистоплотности. Проблема коррупции, беспрецедентного разрастания ее масштабов представляет собой серьезную угрозу функционированию публичной власти, верховенству закона, демократии и правам человека, затрудняет экономическое развитие и угрожает нормальному функционированию рыночной экономики. Изучение зарубежного опыта по борьбе с коррупцией представляет научный и практический интерес для отечественного исследователя, особенно в условиях разрушительного действия, которое сегодня коррупция оказывает на Казахстан [3, с. 168].

Среди большого количества эмпирических работ по коррупции наиболее предпочтительными для составления общего представления о состоянии коррупции в мире и выявления коррупционных факторов являются опытные разработки международной некоммерческой независимой организации по изучению и борьбе с коррупцией, как в международном масштабе, так и в масштабе отдельных стран Транспаренси Интернэшнл (Transparency International). Отделения Транспаренси Интернэшнл созданы более чем в 75 странах мира, всех их объединяет единая антикоррупционная идеология, направленная на установление единого базового режима прозрачности. Ежегодно Транспаренси Интернэшнл разрабатывает рейтинг восприятия коррупции в разных странах мира. По данным рейтинга 2012 года наиболее коррумпированными государствами являются Сомали, Северная Корея, Афганистан, Судан, Мьянма, Узбекистан. Достаточно чистыми в отношении коррупции странами, которые входят в первую десятку по рейтингу коррумпированности, сформировавшими на государственном уровне антикоррупционную стратегию, являются Дания, Финляндия, Новая Зеландия, Швеция, Сингапур, Швейцария, Австралия, Норвегия, Канада, Нидерланды [4, электронный ресурс]. В таких странах, как Нидерланды, Швеция или Дания, низовая коррупция практически исключена. Дело в том, что в общественном сознании там культивируется вызывающий уважение образ чиновника как человека, который выполняет важную задачу – проводит политику государства и обслуживает население.

В Канаде законодательные меры против парламентской коррупции устанавливаются нормами уголовного и конституционного права. Они распространяются на всех членов обеих палат парламента, а также на правительство. Уголовный кодекс Канады приравнивает наиболее откровенную форму коррупции – взяточничество – к нарушению конституции и акту государственной измены. Уголовному наказанию подлежит как получившее взятку лицо, так и давшее её. Парламентарию в этом случае грозит тюремное заключение сроком до 14 лет, причём он автоматически лишается депутатского мандата со дня признания его виновным в суде. Конституционное право Канады содержит свод правил и рекомендаций, касающихся поведения парламентариев при столкновении их политических и экономических интересов, вытекающих из прежних занятий депутатов разными видами предпринимательской деятельности. Данные нормы направлены как против зависимости парламента от бизнеса, так и против использования депутатами служебного положения в корыстных целях. Для воспрепятствования слиянию правительства и бизнеса установлены строгие ограничения для членов правительства. Демократический режим хоть и не гарантирует свободу от коррупции, но обеспечивает больше возможностей для борьбы с ней. Во-первых, конкуренция партий разоблачает коррупцию правящей верхушки. Во-вторых, свобода слова позволяет прессе контролировать государственных чиновников. Гражданское общество, как институт, присущий демократическому режиму, способно повысить эффективность деятельности независимых комиссий по борьбе с коррупцией. Успешно подобные органы функционируют в Гонконге, Сингапуре, Малайзии, Тайване.

В Сингапуре существует постоянно действующий специализированный орган по борьбе с коррупцией – Бюро по расследованию случаев коррупции, обладающий политической и функциональной самостоятельностью. Его основными задачами являются: проверка фактов злоупотреблений среди госслужащих с последующим сообщением о них соответствующим органам для принятия необходимых мер, а также изучение методов работы потенциально подверженных коррупции государственных органов в целях обнаружения возможных слабостей в системе их управления. Жесткие законы, соответствующее жалованье для министров и государственных служащих, наказание коррумпированных чиновников, эффективное функционирование ведомства по борьбе с коррупцией, личные примеры руководителей высшего звена – все упомянутые факты составляют антикоррупционную программу Сингапура.

Приоритетным направлением антикоррупционной государственной политики Республики Корея является внедрение «культуры прозрачности». На практике она реализуется посредством программы «OPEN» – онлайновой системы контроля за рассмотрением заявлений граждан чиновниками городской администрации, которая произвела настоящую сенсацию среди национальных антикоррупционных программ. Свободный доступ к информации о состоянии дел исключает необходимость личных контактов с чиновниками или предложения им взяток за ускоренное принятие решений. В результате реализации этой программы коррупция среди чиновников в столице уменьшилась в 6 раз. Опыт японской антикоррупционной политики интересен тем, что в этой стране испытан большой набор способов предупреждения коррупции. Как и во многих странах, в Японии одним из важнейших направлений борьбы с коррупцией является кадровая политика. Государственное администрирование построено здесь на принципе меритократии и ориентировано на службу. Японским чиновникам гарантирована достойная оплата труда [5, с. 41–47].

Антикоррупционное законодательство США носит системный характер. Оно состоит также из правовых актов, регламентирующих лоббистскую, банковскую, биржевую и иные виды деятельности. И хотя это не является гарантией полного искоренения коррупции, в США ее уровень значительно ниже, чем в других государствах. Борьба с коррупцией облегчается тем, что в США фактически нет иммунитетов для должностных лиц. Любой чиновник, включая президента, конгрессменов и сенаторов, может быть привлечен к уголовной ответственности, хотя и в особом порядке, после отстранения его от должности. Другим важнейшим направлением антикоррупционной стратегии США является профилактика коррупции в системе государственной службы. Она основывается на внедрении так называемой «административной морали», представляющей собой этические и дисциплинарные нормы.

Существенно отличается от рассмотренных выше антикоррупционная стратегия Китая. В ее основе лежит превалирование репрессивных мер воздействия. С этой целью в 2003 году был создан Антикоррупционный комитет, который занимается не только расследованием коррупционных преступлений, за которые предусмотрена смертная казнь, но выполняет также исполнительные функции. Достаточно сказать, что этот Комитет «подвел под расстрельную» статью около 1200 чиновников разного ранга, часть из них покончила жизнь самоубийством. Свыше 8 тысяч покинули страну [6, с. 456–457]. Стратегия противодействия коррупции должна дифференцироваться в зависимости от степени пораженности общества данным явлением. Вот почему рассмотрев антикоррупционную политику ряда зарубежных стран, сталкиваемся с таким разнообразием механизмов воздействия на коррупцию. Как видно, зарубежное законодательство развивается в сторону использования всего арсенала правовых средств борьбы (не только уголовно-правовых) и с акцентом на предупреждение коррупционных преступлений.

Борьба с коррупцией, которая ведется только лишь силами государственных учреждений, не может увенчаться успехом. В этой борьбе должны активно участвовать гражданское общество, средства массовой информации, парламент, судебные органы и частный сектор, имея для этого необходимые возможности и влияние. Таким образом, Казахстану, равно как и другим постсоветским республикам, есть чему поучиться у зарубежных стран в плане совершенствования системы и механизмов борьбы с коррупцией. Хотя, конечно, отечественная специфика будет влиять на адаптацию иностранного опыта и, может быть, где-то даже тормозить этот процесс. Но все же, как говорится, дело того стоит. И сделать это никогда не поздно.

ЛИТЕРАТУРА


  1. Основы противодействия коррупции / науч: ред. С. В. Максимов и др. М: Спарк, 2000.

  2. Комлев Н.Г., 2006, Словарь иностранных слов.

  3. Шишкарёв, С. Н. Противодействие коррупции: теория и практика: монография / С. Н. Шишкарёв. М.: КДУ, 2009.

  4. Индекс восприятия коррупции 2012. Трансперенси Интернэшнл. http://cpi.transparency.org/cpi2012/results/

  5. Жукома М.Ю. Международный опыт борьбы с коррупцией // Современное право. - 2006. - № 8. - с. 96-101.Корчагин А. Г., Иванов А. М. Коррупция и борьба с ней в странах Азиатско-Тихоокеанского региона // Следователь. 2000. № 1.

  6. Treisman D. The causes of corruption: a cross-national study // Journal of Public Economics. 2000. № 76. Р.456–457.


2 СЕКЦИЯ

АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ФИНАНСОВО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ КЛАСТЕРОВ В РЕСПУБЛИКЕ КАЗАХСТАН;

Проблемы и перспективы вступления республики казахстан в ВТО
Майпышева Ж., Амрина А.

Кокшетауский университет

имени Абая Мырзахметова

Для вступления ВТО каждое государство оценивает свои возможности и рассматривает перспективы для развития в глобальной экономике. Для всех стран очень важна их успешная интеграция в мировую систему хозяйствования. Этому способствует, прежде всего, повышение конкурентоспособности товаров и услуг не только на внутреннем рынке, но и во внешних рынках, независимо от членства в ВТО. В связи, с чем проблемы и перспективы вступления в ВТО являются объектом национальных экономических интересов и приобретают актуальное значение.

Развитие экономики Казахстана в современных условиях связанно с расширением торгово-экономических границ и выходом на мировые рынки, что вызвало необходимость вступления Казахстана в ВТО. Для нашей республики очень важно вступление в ВТО, для создания и улучшения условий участия государства в международных торговых отношениях и успешной интеграции в мировую торговую систему. Для нашей страны целью вступления в ВТО является получение следующих преимуществ:


  1. Быстрое и масштабное изменение национальной законодательной базы в соответствии с международными нормами. При вступлении в ВТО страна-кандидат должна привести свое национальное законодательство в соответствие с правилами всего пакета соглашений ВТО. Вступление в ВТО сделает его более стабильным и транспарантным, основанным на международных нормах, что является положительным фактором для страны в глазах потенциальных инвесторов и торговых партнеров.

  2. Доступ к механизмам ВТО по урегулированию торговых споров. Торговые споры между членами ВТО разрешаются в соответствии с юридическими соглашениями, на основании которых небольшая страна имеет возможность выиграть спор у крупной страны.

  3. Получение возможности участвовать в разработке новых правил международной торговли. Вступая в ВТО, государства становятся полноправными участниками переговорного процесса и могут отстаивать свои интересы. Государства не члены ВТО изолированы от участия в разработке новых правил международной торговли. Их текущие и стратегические интересы в этой работе не учитываются.

  4. Помимо того, что Казахстан будет признан страной с открытой рыночной экономикой, интегрированной в мировое хозяйство и мировые структуры, содействующие ее развитию, он автоматически получает в отношениях со всеми членами ВТО режим наибольшего благоприятствования (РНБ). Казахстан будет также иметь дополнительные и выгодные пути транзита для своих товаров [1].

Таким образом, вступление в ВТО, помимо экономических плюсов, принесет и благоприятный имиджевый дивиденд - это возможность показать всем участникам международного рынка, что Казахстан является надежным бизнес-партнером с устойчивыми и транспарентными условиями ведения бизнеса. Вместе с тем вступление в ВТО имеет определенные неблагоприятные последствия для отечественной экономики. Основные недостатки, связанные с вхождением в ВТО, - это так называемые издержки по внедрению и корректировке. Страны, вступающие в организацию, обычно вынуждены проводить значительные изменения для соответствия требованиям ВТО, а также для того, чтобы надлежащим образом исполнять обязательства.

При вступлении в ВТО, во-первых, усиливается конкуренция со стороны иностранных производителей. С одной стороны, это стимулирует отечественных производителей повышать конкурентоспособность производимых товаров и повышать их качество в соответствии с мировыми стандартами. Во-вторых, уравнивание цен на энергоресурсы с Европой приведет к снижению внутреннего их потребления и росту инфляции. В-третьих, увеличение импорта и возможность спада в отдельных отраслях экономики, особенно в аграрном секторе, легкой и пищевой промышленности. В-четвертых, вступление в ВТО может привести к уменьшению контроля со стороны государства за деятельностью иностранных предприятий на территории Казахстана [2].

Последствия вступления Казахстана в ВТО можно оценить по трем направлениям:

для торговых отношений (либерализация торговли, устранение последствий применения антидемпинговых мер, расширение ассортимента и снижение цен на продовольствие, защита национальных интересов, снижение тарифных и нетарифных ограничений и др.);

для экономической сферы (формирование мощных ТНК, рост экономических рисков, улучшение позиций экспорто-ориентированных отраслей, транзит товаров и снижение транспортных затрат);

для социально-трудовой сферы. В тех отраслях и на предприятиях, которые впишутся в систему ВТО в социально-трудовой сфере, будут создаваться новые рабочие места, развиваться сфера услуг, улучшаться социально-экономическое состояние населения; тех, которые не впишутся, ожидают значительное снижение заработной платы, рост безработицы и социальной напряженности в обществе [3].

Распространенным является мнение, что основной риск для национального бизнеса при вступлении государства в ВТО связан с более либеральными условиями доступа иностранных товаров на рынок страны — члена организации и, следовательно, ослаблением конкурентоспособности отечественных производителей.

Однако следует отметить, что полный расчет экономических последствий присоединения объективно невозможен. Это подтверждается и опытом вступивших в ВТО государств. Можно посчитать, например, как повлияет таможенный тариф на импорт и экспорт определенного товара, но сложно однозначно ответить на главный вопрос: в какой степени вступление в ВТО вызовет структурную перестройку каждой отрасли — а именно в этом должен заключаться главный эффект.

Одним из наиболее болезненных для Казахстана условий присоединения к ВТО является требование уравнять внутренние цены на энергоносители с мировыми. Проблема заключается в том, что внутренние цены на энергоресурсы ниже экспортных цен. Требование унификации со стороны ВТО достаточно необоснованно, тем более что во многих странах, располагающих сырьем, существует аналогичное расхождение в уровнях внутренних и внешних цен. Существует и риск усиления неравномерности территориального развития государства.

Вступление в ВТО вызывает сдержанный оптимизм и призывает излишне не опасаться негативных последствий. Тем более что мировая практика ведения бизнеса свидетельствует, что валютно-финансовые риски оказывают даже более значительное влияние на торговлю, чем положительные и отрицательные эффекты вступления государства в ВТО. Основная задача бизнеса еще до вступления в ВТО — усилить конкурентоспособность своих товаров.

Таким образом, выгоды и потери от вступления в ВТО в значительной степени зависят от взятых обязательств о присоединении, согласованных в ходе многосторонних и двухсторонних переговоров по вопросам доступа на рынок страны-кандидата с членами ВТО, от выбранной стратегии либерализации доступа на национальный рынок. Казахстан, несомненно, по всем параметрам занимает равное место среди наиболее значительных государств, желающих вступить в ВТО.
ЛИТЕРАТУРА:


  1. Официальный сайт информационного центра по вопросам вступления Казахстана в ВТО. www.wto.kz

  2. Бесконечный путь России, Беларуси и Казахстана в ВТО// Мосты между торговлей и устойчивым развитием. Июнь-июль 2011, вып. 4.

  3. Вступление Казахстана в ВТО – стратегическое направление внешнеторговой политики Казахстана // Вестник КазЭУ, 2012. - №2.



Экономическая безопасность Казахстана и ее факторы
Исенова А., Жакулина Д.

Кокшетауский университет

им. Абая Мырзахметова
Экономическая безопасность является основным элементом государственной безопасности. Экономическая безопасность это состояние защищенности экономических интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, основанное на независимости, эффективности и конкурентоспособности экономики страны. Обеспечение экономической безопасности означает обеспечение защиты населения через повышение уровня и качества его жизни, эффективного решения внутренних экономических и социальных задач, а также влияния на мировые процессы с учетом национальных и государственных интересов.

Обеспечение экономической безопасности как фактора создания конкурентоспособной экономики приобретают особую актуальность для Казахстана в связи с предстоящим вступлением нашей страны во Всемирную торговую организацию (ВТО). В связи с этим возникает объективная необходимость своевременного выявления возможных внешних и внутренних угроз экономической безопасности. Следовательно, необходимо принять соответствующие меры устранения или смягчения их негативных последствий.



На наш взгляд внутренними угрозами для экономической безопасности Республики Казахстан могут быть следующие:

  1. Диспропорции в структуре отечественной экономики, обусловленная такими факторами как: её топливно-сырьевая направленность; низкая конкурентоспособность продукции большинства отечественных предприятий. Прекращение быстрого роста цен на нефть является очень серьезной угрозой макроэкономической стабильности Казахстана, поскольку экономический рост, наблюдавшийся в последние годы, был очень сильно коррелирован с ростом нефтяных цен. Экономический рост в республике в последние пятнадцать лет был обусловлен преимущественно фактором увеличения производства в добывающих отраслях - в первую очередь в нефтегазовой. Соответственно, фактор экстенсивного роста, основанного на увеличении добычи нефти, перестанет действовать с прекращением роста мировых цен. И это будет означать резкое замедление темпов роста ВВП.

Устранение этой, наиболее серьезной угрозы, возможно только при диверсификации экономики, ускоренном развитии перерабатывающих отраслей промышленности и выходе на мировые и региональные рынки с готовой продукцией с более высокой добавленной стоимостью, что требует проведения радикальной промышленной политики.

  1. Ослабление конкурентоспособности национальной экономики. Конкурентоспособность экономики является важным показателем ее зрелости и эффективности, один из механизмов обеспечения благосостояния, занятости населения и экономической безопасности страны. Это - способность национальной экономики производить и продавать товары, ценовые и неценовые качества которых соответствуют или превосходят стандарты мирового рынка.

  2. Неравномерное социально-экономическое развитие регионов, областей, города и села республики. Это приводит углублению дифференциации доходов, бедности, ухудшению качества жизни, социальной незащищенности значительных слоев населения, росту смертности и неконтролируемым миграционным процессам. Кроме того увеличение имущественной дифференциации населения и повышение уровня бедности могут нарушить социально-экономическое равновесие в обществе, создать социальную напряженность и конфликты. Социальная сфера играет ключевую роль не только в экономической безопасности, но и во всей системе национальной безопасности. В ней находят реальное воплощение интересы личности, общества, семьи, а также социальных групп, государства. Резкая дифференциация не является свидетельством высокой мотивации труда и фактором роста ее производительности [1].

  3. Ценовые диспропорции между промышленностью и сельским хозяйством создают угрозу потери продовольственной независимости страны.

  4. Рост государственного внутреннего и внешнего долга создает высокую дополнительную нагрузку государственный бюджет, что чревато возникновением очень серьезных макроэкономических проблем и разбалансированием системы государственных финансов страны.

  5. Одним из наиболее серьезных факторов финансовой безопасности является отсутствие эффективного контроля за валютными операциями и "бегства капиталов" из Казахстана.

  6. Рост «теневой» экономики, коррупция и криминализация экономики, хищение государственных финансовых ресурсов, ослабление системы государственного контроля [2].

Наряду с внутренними факторами существуют и внешние угрозы экономической безопасности. К ним относятся:

  1. Неконтролируемая деятельность иностранных фирм, завоевание ими внутреннего рынка по многим видам товаров народного потребления. Иностранные фирмы могут создать угрозу вытеснения отечественных товаров, как с внешнего, так и с внутреннего рынка. Такую же угрозу создает рост внешнего долга отечественных предприятий и банков второго уровня.

  2. Чрезмерное присутствие иностранного капитала в казахстанском добывающем секторе. В данном случае необходимо отметить, что иностранные инвестиции, наряду с положительным влиянием на макроэкономическую динамику, также ведут и к ряду негативных побочных последствий. Соответственно, одной из наиболее актуальных проблем в период до 2030 г. будет оставаться высокий уровень присутствия иностранного капитала в казахстанской экономике и обусловленные этим присутствием негативные тенденции в области платежного баланса. Вследствие высокой доли иностранного капитала в сырьевых отраслях продолжат нарастать объемы вывоза инвесторами доходов из страны, масштабы задолженности перед зарубежными материнскими компаниями и импорт услуг.

Следствием роста экспатриации доходов иностранными инвесторами при постепенном снижении ими вложений в казахстанскую экономику по мере освоения месторождений станет ухудшающееся соотношение между привлекаемыми инвестициями и вывозимыми доходами. Очевидно, что данная тенденция сохранится и в дальнейшем. Это значит, что негативные последствия от присутствия иностранного капитала в экономике останутся и будут нарастать, тогда как позитивные практически сойдут на нет [3].

Данные тенденции в рассматриваемый период с высокой долей вероятности приведут к ухудшению платежного баланса по линии баланса услуг и счета операций с капиталом, которые будут иметь растущее отрицательное сальдо и оказывать негативное давление как на платежный баланс в целом, так и на ряд макроэкономических показателей.

Республика Казахстан имеет огромный потенциал для обеспечения своей экономической безопасности не только внутри страны, но и за ее пределами. Внешнеэкономическая направленность государственной стратегии заключается в эффективной реализации преимуществ международного разделения труда, в участии страны в ее равноправной интеграции в мировые хозяйственные связи, в устранении ее зависимости от зарубежных стран в вопросах экономического и технического сотрудничества.

ЛИТЕРАТУРА:



  1. Казахстан: экономика// 06.11.2005 Угрозы экономической безопасности Республики Казахстан. dumaem.ru/indexkz.

  2. Арыстанбеков К.Т. Казахстан и ВТО: шансы и упущения. Аль Пари. 2002.№4-5.

  3. Сенчагов В. Экономическая безопасность: геополитика, глобализация, самосохранения и развитие. М.2002.


следующая страница >>