Олег Иванович Лобов, Сергей Борисович Воздвиженский, Владимир Исаевич Сабанов, Борис Александрович Фурманов, Геннадий Игнатьевич Пет - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Олег Иванович Лобов, Сергей Борисович Воздвиженский, Владимир Исаевич Сабанов, Борис - страница №1/1

М. С. Любарский

Строители Среднего Урала:
пристрастный взгляд


С 1975 года М. С. Любарский выбрал для своей журналистской деятельности тему строительства во всех ее аспектах. Материалы о работе строительной отрасли Среднего Урала публиковались не только в наших, местных, но и в центральных СМИ, созданный по его сценарию документальный фильм о молодых строителях Нижнего Тагила «Первая запись на чистом листе» в 1981 году удостоен премии Всесоюзного фестиваля телефильмов.

Именно со строителями, — пишет он в своих заметках, — связаны самые светлые мои воспоминания; именно там научился я любить людей и верить им. И именно там я узнал, какое это счастье, когда — «весомо, грубо, зримо» — возникают дома, школы, больницы, театры…

Тогдашний начальник «Главсредуралстроя» — легендарный Сергей Васильевич Башилов при первом знакомстве сказал: «Я должен каждое утро по радио слышать и вечером по телевизору видеть, как работают наши строители!» И он, и его подчиненные, и — главное — все строители, вся область — это видели и слышали! С несколькими очень серьезными людьми — начальниками крупнейшего в СССР строительного главка — я работал. Каждый — личность, каждый — грамотный руководитель, каждый прекрасно понимал, что значит работа со средствами массовой информации.

Олег Иванович Лобов, Сергей Борисович Воздвиженский, Владимир Исаевич Сабанов, Борис Александрович Фурманов, Геннадий Игнатьевич Петрушин — о каждом можно написать книгу, и это была бы книга о подвиге настоящих полководцев великой армии строителей!

Давайте совершим путешествие на «машине времени». Годы 1970 е и 1980 е, профессия строителя была в особом почете, почему — мы попробуем в этом разобраться, а дела строительные тогда были главной темой моих репортажей. Сейчас, в начале большой стройки в Нижнем Тагиле — стана­«5 000», давайте вспомним, как завершалась главная стройка 1970 х: универсальный балочный стан.

Голоса героев тех дней: Герой Социалистического Труда Аркадий Андреевич Горинов, начальник «Главсредуралстроя» Олег Иванович Лобов — и еще один голос записал мой магнитофон, очень узнаваемый.

Горинов: Стройка — это еще и проверка характера, люди шли на трудовые подвиги в любую погоду, жару и слякоть. Стан действует, даю слово всей своей жизнью оправдать высокое доверие, оказанное мне — Герою Труда.

Лобов: Впереди крупные задачи по развитию собственной базы, по увеличению строительства жилья для трудящихся, строительства на селе — для блага уральцев.

Ельцин: Разрешите поздравить с наградами, пожелать, чтоб и дальше получали награду — обеспечьте сдачу всех пусковых объектов, чтобы традиции приумножались, чтоб самое лучшее у строителей исходило из Нижнего Тагила.

И вот кстати — забавный эпизод… Эта самая запись была сделана во время митинга, посвященного пуску стана, вручению высоких наград… Зал Дворца культуры Нижнетагильского металлургического комбината, на трибуне — Ельцин, а на расстоянии вытянутой руки, но за кулисами — я, с микрофоном… Борис Николаевич читает что­то вроде «Особая благодарность бригадиру монтажников Горинову»… И — пауза, видать, в тексте то ли неразборчиво, то ли вообще инициалы поставили… И я ему: «Аркадию Андреевичу!» — ну мне­то не привыкать знать по имени­отчеству всех тех, кто сутками на этой стройке пахал… Суровый взгляд в мою сторону, повторил, а потом — снова взгляд на меня — и подмигнул — дескать, спасибо!



Еще героиня: Лидия Сергеевна Писаренкова — с волнением готовился слышать ее голос.

И — свой, тоже на десятилетия — моложе…

— Вот мы, Лидия Сергеевна, сейчас сидим рядом, смотрю на ваши награды — медали, ударник пятилетки, победитель соревнований, орден Ленина — а какая самая высокая награда?

— Когда люди заезжали и говорили: большое спасибо за то, что вы нам такую квартиру построили. Самая главная награда — люди скажут спасибо. Я слышала от новоселов: здесь заслуженный строитель руководит и почетный гражданин города — здесь они вообще стараются делать хорошо. Это приятно, очень приятно, нравится мне, когда делаешь людям хорошо.

Да, тогда делали хорошо, много, часто не совсем то, к чему привыкли — но то, что нужно в первую очередь. Запись из 80­го года. И снова я — на месте события…

— В цехах Николо­Павловского тепличного комбината запах овощей, а пока главные хозяева нижнетагильские строители — для них, привыкших возводить уникальные промышленные гиганты, такой комбинат — не совеем обычный. На строительстве мы встретились с начальником комбината «Тагилтяжстрой» Эдуардом Эргартовичем Росселем. Каково значение вот этого строящегося комплекса?

—Только огурцов будет область получать 5 — 6 тонн — такой довесок к столу. Этот комплекс для нас очень тяжелый, навыков нет. Надо сказать, что в Свердловске такой комплекс строился три года, а нам предстоит построить за год, — голос Росселя звучал чуточку устало. Ответственность на него была возложена, прямо скажем, колоссальная.

— Строителям и монтажникам приходится сталкиваться со многими сложностями?

— Навыка нет, конечно, строить такое хозяйство, — Россель уже тогда никогда ничего не скрывал от людей и не строил из себя все знающего и все умеющего героя. Он уже тогда был профессионалом — то есть человеком, который УМЕЕТ, а потому — не боится дела. — Но сейчас наладили работу. Работа у нас идет по принципу рабочей эстафеты. Передача смежных работ, обязательства, которые мы выполняем...

— Хоть и небольшой объект, но сложный. Но, как вы слышали только что, строители уверены, что справятся.

Это я говорил тогда. И — справились ведь! Слушая эту запись, запись года 80­го, я думал — и говорил — о том, мой голос, честно говоря, изменился — а Россель «такой молодой» и сколько еще «впереди».

Наше путешествие продолжалось, из Нижнего Тагила в тогда еще Свердловск.

— Эта строительная площадка находится рядом с ЦПКиО — рядом скоро встанут 12­, 14­этажные дома, самый первый этаж нового района жилого, — это, как вы понимаете, снова я — «дцать» лет назад и — на месте событий… — Бригада Михаила Михайловича Михайлова, его бригада начинает новый район. Часто вам приходится быть первым?

— Частенько. — Со строителями далеко не всегда просто разговаривать. Не слишком они любят говорить, люди конкретных дел… — На ВИЗе пришлось, на Крауля, на Сортировке…

— Совсем недавно начинали район Комсомольский, а теперь там уже новоселья идут…

—Да… — Пожалуй, большего мне от него не добиться даже теперь, с высоты моего нового опыта, но — вдумайтесь: сколь многое стоит за этим коротким «да»! Атмосфера того времени, когда строили для людей много! И можно было пробиться людям талантливым — просто талантливым рабочим, стать Героем Труда и жить в одном доме с начальником. А кто сейчас пробивается в люди, по каким параметрам? По одному принципу — стяжательства и умения быть жестким — или жестоким? Да, по Оруэллу, было «двоемыслие» — но разве те монтажники, кто в любую погоду на крыше чего-­то возводил и строил, думали о двоемыслии? Они на самом деле строили для людей. И — какая разница, назовешь ли жизнь для людей «вперед, к коммунизму», или как­то еще — но если людям от этого станет лучше жить — может, и не в названии дело?

Тогда я не думал об этом, конечно. Тогда я просто радовался — вместе с моими героями и теми, кто въедет в эти новые дома…

— А сейчас о том, каким будет новый район, я прошу сказать начальника производственного отдела домостроительного комбината Валентину Серафимовну Деньгину.

— Здесь запроектировано 163 тысячи квадратных метров жилья, школа на тысячу 176 мест, торговый центр на углу Тверитина и Луначарского, три детских садика на 280 мест и один детский садик на сто сорок мест, где­то 5 тысяч квартир на 18 тысяч жителей.

— Чем отличается этот район от уже существующих?

— Строится более компактно, практически решен вопрос с транспортом.

— А место?

— Самый центр, около парка, близко все магазины. Новоселье — крайний срок — январь.

Год уже и не помню, честно, и снова строящийся Свердловск, самые первые панельные дома быстро возводит бригада Владимира Георгиевича Мальцева. Вот и он, еще один — разве только МОЙ герой? Он — просто человек. Рабочий человек…

— Первый дом построили за 36 рабочих смен, потом стали строить в два раза быстрее.

— Разговариваем на строительной площадке на улице Бардина. Вас называют профессором по высотным домам. Подхватили инициативу «Пятилетнее задание бригады — меньшим составом». К нам подходит Мария Михайловна АВДУЛОВА, каменщик.

— Мы по-­настоящему гордимся, что первые выстроили дома такие, — она искренна. Да и как можно — не гордиться?... Вот же он, результат, — трогай, проверяй. Живи!

Они и старались, и делали на совесть, славные наши строители 1970 — 1980 х. Потерял из виду многих, но каждого помню прекрасно. Сейчас голоса тех, с кем я встречался в те годы особенно часто, — Виктор Васильевич Десятов, Василий Алексеевич Никонов, Елизавета Тимофеевна Фоминова — трест «Свердловскгражданстрой».

И зазвучали голоса людей, которые говорили о трудовой дисциплине, о том, как именно каждый отвечает за порученное дело, о том, какими темпами и в каком направлении развивается механизация… И моя душа радовалась, слыша это: вот она, жизнь… место, где ценится — труд. И о нем — болит душа в первую очередь…

Не можем мы, ну не можем без труда — и без того, чтобы видеть его результаты… И никогда не были они для нас — в деньгах только… и вообще — не в деньгах. А вот в уважении людском, в том, чтобы тебе спасибо земляки сказали — это да. Это означало — хорошо сработали. Правильно.

Было? Прошло? Навсегда? Не знаю…

Нам нужно, чтобы после нас оставался — след… Это я всегда понимал. И в те далекие времена — тоже…

Один из моих репортажей начинался так.

— Если бы таблички висели на домах с информацией о том, кто их построил — то фамилии этих людей встречались бы очень часто…

— Василий Алексеевич Никонов: Была у меня тетрадка. Записывал, какой объект с нуля и под крышу строил, домов 150 построено, даже не знаю, сколько точно. Этажи растут — самому приятно, это интересно, как романтика самая настоящая, точно.

— Елизавета Тимофеевна Фоминова: Пусть люди идут к нам на строительство работать! Хорошая специальность. Нам говорят, когда построим дом — вы стараетесь, как для своей квартиры, а мы и тем более стараемся, когда такие слова слышим...

10 ноября 1963 года, «Кем быть» — передача для подростков, для «юношей, обдумывающих житье…»

ВЕД: —Сегодня мы познакомим вас, ребята, с одной из самых интересных строительных профессий — облицовщик­-плиточник­штукатур.

ВЕД — так в расшифровках обозначается ведущий. В те времена это часто был диктор. А следом за ним вступал я — обозначался в папках микрофонных, в которых полагалось все досконально расписывать, словом КОРР. — стало быть, корреспондент. И тогда, поверьте, слово это звучало уважительно — а не так, как звучит сейчас, с оттенком презрения… Вы не замечали, что многие серьезные, то есть РАБОТЯЩИЕ, люди произносят нечто вроде «КРЫССПОНДЕНТ»? И — не мы ли сами дали все возможности для того, чтобы именно так все и — не просто звучало, а — БЫЛО? Не мы ли заслужили это ироничное презрение: да что они там могут написать­-напридумывать…

А мы писали — как есть. Точнее, как БЫЛО. 

А был — труд. И люди, трудом своим — дорожащие…



КОРР: Более 700 рабочих этой специальности трудятся на стройках «Главсредуралстроя» — крупнейшего строительного объединения этой отрасли. И результаты их труда видел, наверное, каждый из нас. Это и красивые, многоцветные мозаики на фасадах жилых и общественных зданий, и облицованные разнообразной плиткой стены во многих помещениях, и сверкающие полировкой мраморные и гранитные полы во Дворцах культуры… Эта профессия во многом сродни профессии художника, и потому многие из облицовщиков — мастера самой высокой квалификации, такие, как бригадир 9­го строительного управления треста «Свердловск­гражданстрой» Анатолий Федорович Анохин.

И Анохин говорил о том, как люди ЛЮБУЮТСЯ результатами труда. Мы построили, рассказывал он, Дворец Уралмаша, есть там цветочницы, есть фонтаны, можно часами стоять и любоваться на эту красоту уральского камня…… Мраморные работы — самые кропотливые, а раз кропотливые — значит, самые интересные…



КОРР: — А вам самому какой вид из этих строительных работ больше нравится?

Анохин: — Мраморные работы. Он очень твердый, мрамор, очень хорошо отполирован, и на нем видны все рисунки очень хорошо нашей природы — можно даже рисунок найти моря, горы, речки, облаков…Все-­все в камне отражено, если присмотреться, если понимать камень — там абсолютно все сказано…

Какая высокая поэзия! Бессмертный Павел Петрович Бажов с его каменных дел мастерами… И — можно ли также воспеть работу менеджера по продажам? И — разве не излом ЭТО — воспевание продаж — нашей души?! И еще: для детской передачи готовили лучших людей, отбирали самых­самых… это ж — будущее наше…



КОРР: — А вот вам­то по роду работы вашей надо камень именно понимать?

Анохин: — Да. Разбираться… Мы работали на высотном здании, конференц­зал отделывали, архитекторы пришли, говорят: как вы подобрали?! А мы на земле раскладывали, подбирали рисунок…

Обратите внимание: Анохин мой нацелен, сориентирован на то, как ДРУГИЕ ЛЮДИ оценят твой труд, люди незнакомые… Что теперь от этого чувства осталось? Как оценит работу твой менеджер… прибавит или нет зарплату?



КОРР: — В вашей бригаде есть ребята, которые учились в ПТУ?

Анохин: — Есть, вот Шаяхметова Зоя окончила училище, просто прелесть на ее работу смотреть… Видно сразу по человеку, как он во все вникает, интересуется…

Далее — разговор шел с более молодым коллегой Анохина, который проработал на стройке 20 лет, — с заместителем бригадира плиточников­облицовщиков 31­го управления треста «Свердловск­гражданстрой» Александром Кривоноговым, у него стаж небольшой — 6 лет.



КОРР: — Какие секреты есть в профессии вашей?

Кривоногов: — Секретов нет никаких, просто не лениться, стараться познать все, что хочешь.

Еще один материал достаю я — еще одну судьбу перелистываю-­вспоминаю… Вячеслав Григорьевич Кадочников, водитель «КамАЗа». Председатель совета бригадиров Свердловского домостроительного комбината Виктор Егорович Девятов (кстати: улица Амундсена, дома 71 и 73 — они только что сданы. Как показать, что это все хорошо и правильно? Придумал — точнее, подсказала жизнь: через почтальона! Александра Витальевна Рущенко рассказывает о том, как — вот только что, казалось — здесь был частный сектор, и уже — столько добавилось клиентов! Такие выросли дома многоквартирные… И — фрагмент разговора с почтальоном:



КОРР: — Как вы думаете, о чем пишут сюда, жителям этих новых домов?

РУЩЕНКО (не задумываясь): — Желают счастья…

Да, мы все были тогда ближе друг другу. И — от души — желали счастья… новой квартиры, успешной работы — такой, чтобы видна она была людям…

И все­таки — это не параллельный мир. Это — мы. Мы с вами.

И мы — такими были…

Или все­таки — хоть чуть­-чуть — еще остались? Так хочется в это верить…

Возвращаюсь к своим героям.

Лена Шахматова, штукатур комсомольско-­молодежной бригады домостроительного комбината, делегат XIX съезда ВЛКСМ. Она — самый молодой делегат съезда. С ней мы пытались понять: 19 лет — это много или мало? Получилось. Что, коль скоро более тысячи квартир оштукатурено — для 19 лет это и совсем не мало… А вообще — еще мал жизненный путь, и впереди его — гораздо больше…

Василий Никитович Тонков, бригадир строителей из Первоуральска.

Евгения Степановна Урываева. Это она сказала: «Мы — строители! Со стройками связаны все наши радости и горести и — большое счастье! Мы знаем ТЕХ, ДЛЯ КОГО СТРОИМ. Это наши товарищи по труду. И, конечно, мы стараемся делать так, чтобы они довольны были новым жильем. Новыми садами и школами…

Всегда непросто «разговорить» человека, сделать так, чтобы он забыл о том, что перед ним микрофон, и стал самим собой. Чтобы перед огромной и неведомой ему аудиторией он говорил так, как думает, как чувствует… Для этого я всегда старался человека — раскрыть. Раскрепостить. Сделать все и еще чуть-­чуть, чтобы он мне — ПОВЕРИЛ. В этом была главная журналистская и человеческая школа. Для того чтобы человек стал перед микрофоном или телекамерой свободен, он должен совершенно отчетливо понимать, что он говорит тоже с человеком, с ЛИЧНОСТЬЮ, просто другая у него профессия — так получилось, что он стал журналистом…

А сейчас нам говорят: «Ничего личного!»

Я действительно не понимаю, откуда эта обезличенность в профессии идет… до каких пор можно унифицировать журналистов. И ведь — не только журналистов.

Усреднять содержание, обезличивать — слушателей и зрителей?

Может быть, принципы, которым учили нас, постулаты человечности, шли от преподавательского состава университета, нашего факультета журналистики, а там работали те, кто — в те годы — еще очень хорошо помнил войну?

И потому знал, что настоящая ПОБЕДА бывает только там, где человек НЕ ВЫПОЛНЯЕТ КОМАНДЫ, не превращается в робота, а ВЕРИТ В ТО, ЧТО ОН ДЕЛАЕТ ЕДИНСТВЕННО НУЖНОЕ ЛЮДЯМ ДЕЛО. 

Иными словами, победа всегда наступает только тогда, когда она идет — через сердце.

Смею надеяться, часто встречаясь с нынешними преподавателями журфака, что принципы и подходы к основам журналистского мастерства остались прежними — ведь работают сейчас те, кто тоже учился у проведших войну, у познавших цену и вкус победы.

Следовательно, причина в чем­то ином…

Я вновь перебираю давние полустертые тексты своих передач…Заслуженный строитель республики плотник Петр Павлович Макаров — строил Уралмаш, Дворец молодежи, цеха холодного проката ВИЗа. Он проработал строителем с 48­го послевоенного года, к моменту нашей встречи — 35 лет. И — его благодарили. Его поздравляли… за что? — За самоотверженный труд.

Кто сейчас будет поздравлять — напомню — плотника?..

Столяр Виктор Михайлович Бабушкин. Повод: он с семьей получил — получил, обратите внимание — 2­комнатную квартиру. И — на всю область — радостно называет свой адрес…улицу, номер дома и квартиры новой…Мы еще ничего не боялись тогда… и железных решеток у нас не было на окнах… Ах, эти решетки, отдающие казематом…

Электросварщик СУ­27 Свердловского ДСК Сергей Кондратьев. Он говорил о том, что в микрорайоне Академический построено более 1200 домов общей площадью более 5 с половиной миллионов квадратных метров, и новые квартиры получили свыше 117 тысяч семей! Да — это было не элитное жилье, сдающееся сегодня. Но — люди въезжали в квартиры, где есть водопровод, газ, электричество — из бараков… И — не побоюсь сказать: сколько сегодняшних молодых и не очень семей не могут позволить себе КУПИТЬ подобное жилье?

Бригадир СУ­5 треста «Уралтяжтрубстрой» Павел Сергеевич Минеев. Бригадир маляров, депутат Верховного Совета СССР Екатерина Петровна Маряхина. Арматурщица треста «Качканаррудстрой» Нина Михайловна Бусыгина. Сколько еще имен в моей папке… сколько труда, труда при всей кажущейся простоте — творческого и — да, самоотверженного! Не боюсь показаться несовременным, ибо «истина дороже»…

Выскажу вполне крамольную мысль.

Мне кажется, что российский человек в силу — может быть, природных, может, и вовсе генетических каких­то причин — но априори не может трудиться самоотверженно — на хозяина. Понимаете?

Он может не спать ночами, не думать о семье, о собственном здоровье, работать навыхлест — на идею или на страну.

А для нас страна всегда была синонимом государства. Плохо это или хорошо, но так было во все времена.

Может быть, сейчас люди еще и потому подолгу на одном месте не задерживаются, что психологически, меняя хозяина­работодателя, пытаются найти — не место, где бы им еще больше платили, а они бы еще меньше за это работали, нет — а именно то, где они могли бы — СЛУЖИТЬ. Служить с самой заглавной буквы — то есть в самом прямом, а следовательно, высоком значении этого слова.

А какому, скажите на милость, бизнесмену, олигарху можно — служить? У него можно — работать. Естественно, за деньги.

А нам этого мало. Вот и возникает в душе пустота, которую мы пытаемся заполнить — кто как умеет. Кто тусовками, кто начинает резьбой по дереву заниматься, чаще всего — меняют место работы.

Самореализовываться нам надо.

Нам идея всегда нужна.

Предвижу шквал критики и обвинений в свой адрес, вроде «назад, к СССР» — но я на самом деле не про «назад в СССР» говорю, а про «вперед, в Россию и ее будущее».

Если мы, конечно, себя ни от того, ни от другого не отделяем…

…Еще одна папочка: «Расшифровки репортажей. Список записей, имеющихся в фонде»… Открываю. Бетонирование купола цирка. Лобов — о задачах на 1978 год. Гостиница «Турист». О ТЮЗе — первый репортаж… Боже мой, какой это год?

А вот и репортаж — да, тогда мы очень часто делали именно репортажи — сиюминутность и СОучастие людей…

Тогда много — не слов, нашей жизни — начиналось именно с этой СО — помните? СОчувствие. СОстрадание. СОпереживание.

Мы очень хотели — быть вместе. СОратниками…



КОРР: — В этом беломраморном дворце — больше тысячи разных помещений, и можно смело сказать — тысяча чудес. В театр мы входим вместе с с заместителем директора Львом Леонидовичем Монтау. И первое чудо встречает нас в фойе…

МОНТАУ: — Вот это — одно из новшеств, которое пока в Союзе встречается еще очень­очень редко. Фонтан внутри театра, примыкающий к зимнему саду. Дело все в том, что сейчас ученые из МГУ используют свое изобретение по поводу поверхностного натяжения воды. Фонтан этот будет куполообразным и будет «дышать», он все время будет менять форму.

КОРР: — Много еще чудес в этом дворце: специальный зал для репетиций и небольших спектаклей; похожий на вычислительную машину электронный регулятор света; сверкающий лаком паркет из разных пород дерева… Лев Леонидович, вы мечтали о таком театре?

МОНТАУ: — Да… Это будет то, что требуется современному театру вообще, а нашему в частности. Для творчества это — самая необходимая вещь. Я думаю, что разговаривать мы здесь будем со зрителем, который нас знает и любит…

Вот так. Во­первых, разговаривать.

Во­вторых — не только я — МЫ старались говорить, писать — «картинками». Мы старались обращаться к душе — через воображение и фантазию…

…Я пролистываю стопы текстов. Я пролистываю — года… имена и судьбы.

Время пролистывается тоненькой папиросной бумагой…

Я вхожу в свою судьбу — судьбу людей моего поколения. Вновь и вновь…

Вот первый пробный рейс на новой трамвайной линии — по улицам микрорайона Комсомольский: «Этот вагон сейчас не повернул, как обычно. Налево, на конечную — Втузгородок — а вот он чуть-чуть притормозил, потом снова набрал скорость и пошел уже по новому пути — через мост, который соединяет улицу Малышева с улицей Риммы Юровской — первой улицей жилого района Комсомольский…»

ГОЛОС ВОДИТЕЛЯ: — Товарищи! Начинаем первый пробный рейс в район Комсомольский…

«На Уралмаше введены в эксплуатацию новые мощности блока цехов № 12» — это диктор. А вот и я — корреспондент. В тексте подчеркнуто: на шуме цеха… Я вступаю: «Этот новый цех — он как человек, с каждым годом растет, набирает силы…»

А вот — стройотряды…

КОРР: — На шуме голосов, песнях — На площади Советской Армии в Свердловске — сотни ребят в зеленых куртках с яркими эмблемами, названиями отрядов: «Энтузиаст», «Ассоль», «Гренада», «Верита», «Борцы», «Меридиан», «Урал»… 450 студентов отправляются на важнейшую сельскую стройку Урала — второй Лайский животноводческий комплекс…

Эти ребята ехали — не за деньгами только, хотя грех было упустить такую возможность… Просто им было весело — работать вместе.

И здорово — работать на результат! Твоими руками созданное НЕЧТО…нечто НОВОЕ — и в нем есть твое…

А вот как начиналась новая тогда передача — теперь сказали бы, информационно­аналитическая. Мы все время были в поиске нового…

Нам тоже хотелось своего НЕЧТО. 

Нам, как и моим дорогим строителям, хотелось — СОЗДАВАТЬ. Видеть результат труда — уж поверьте, самоотверженного…



Радоваться тому, что люди им, этим результатом, — ЛЮБУЮТСЯ. То есть — они ему рады…

И — и верить, что это вновь созданное НЕЧТО, останется — на века…