Общественная организация общество «знание» республики башкортостан - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Закон республики башкортостан о конституционном суде республики башкортостан... 1 510.45kb.
Добровольцы изменяют мир к лучшему 1 95.69kb.
Условия приватизации акций открытого акционерного общества «Развлекательно-культурный... 1 213.55kb.
Межрегиональная общественная организация «русское психоаналитическое... 1 131.56kb.
Закон о физической культуре и спорте в республике башкортостан 1 341.5kb.
Закон о порядке назначения и выплаты пенсии на муниципальной службе... 1 276.48kb.
Владимир Рогов – Украина, Молодежная общественная организация 2 576.13kb.
Конкурса за достижения в области журналистики за 2008 год № /п 1 24.35kb.
Дубненская городская организация профсоюза работников народного образования... 1 29.5kb.
Фио город Организация 4 971.79kb.
Междуреченская городская детская экологическая общественная организация... 1 101.49kb.
Ответы на вопросы городской заочной викторины, посвященной 20-летию... 1 165.84kb.
- 4 1234.94kb.
Общественная организация общество «знание» республики башкортостан - страница №1/1

ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЩЕСТВО «ЗНАНИЕ» РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН
БАШКИРСКОЕ РЕГИОНАЛЬНОЕ ОТДЕЛЕНИЕ

АКАДЕМИИ ВОЕННЫХ НАУК РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
БАШКИРСКОЕ РЕГИОНАЛЬНОЕ ОТДЕЛЕНИЕ

ВСОРОССИЙСКОЙ ОБЩЕСТВЕННОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ВЕТЕРАНОВ «БОЕВОЕ БРАТСТВО»
УФИМСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ МВД РОССИИ

ЭХО «АФГАНА»

(к 25-летию вывода советских войск из Республики Афганистан)
Методические материалы в помощь лекторам

и ветеранскому активу

УФА 2014

Амиров Р. З., Шагимуратов А.Н.

Эхо «Афгана» (к 25-летию вывода советских войск из Республики Афганистан) [Текст]: методические материалы в помощь лекторам и ветеранскому активу. – Уфа: УЮИ МВД РФ, 2014. – 36 с.

© Амиров Р. З., 2014

© Шагимуратов А.Н., 2014

© УЮИ МВД РФ, 2014

Страна афганцев
Афганистан — сравнительно большая по территории страна Среднего Востока. Наибольшее расстояние с востока (от Хайберского горного прохода) до западной границы (Зульфитарское ущелье) составляет 960 км. Расстояние по прямой с севера на юг (между пунктом Хамиаб на реке Амударья и Чагайскими горами на крайнем юге) равно 800 км. Общая площадь Афгани­стана составляет 655 тыс. кв. км. Афганистан по праву называют страной гор. Здесь имеются обширные необитаемые про­странства, где можно ехать многие дни и не увидеть ничего, кроме обрывистых глубоких ущелий. Климат страны зимой холодный, летом – жаркий и сухой. Сухое лето благоприятствует развитию садоводства, принесшего Афганистану всемирную известность. Ве­ликолепные фруктовые сады здесь можно встретить повсюду, где позволяют условия. Чудесными сортами цитрусовых славится Джелалабадская низменность. Столицей Афганистана является Кабул, один из старейших городов Центральной Азии. Он возник мно­го веков назад и получил название от давшей ему жизнь реки.

По территории современного Афганистана проходили многие завоеватели. Это и воины Александра Македонского, и войска Арабского халифата В XIII в. она была занята ордами Чингисхана, с конца XIV в. оказалась под властью Тимуридов, а затем - Великих Моголов. В 1747 г. была образована Дурранийская империя, простира­вшаяся к началу XIX в. от Мешхеда (Иран) до Кашми­ра (Индия) и от реки Амударья до реки Сетледж и Аравийского моря.

В самом начале XIX в. сикхи, подстрекаемые анг­личанами, воспользовались гражданской войной в Аф­ганистане, переправились через реку Инд, овладели Пешаваром и прилегающими провинциями. После крушения сикхского государства англичане в 1849 г. ок­купировали эти пограничные с Индией афганские про­винции, прикрываясь «своим правом» на «сикхское наследство».

Английский империализм стремился увековечить свое влияние в регионе с помощью оружия. 12 ноября 1893 г. эмиру Абдуррахману была навязана так назы­ваемая линия Дюранда. В результате англичане вы­вели из политической юрисдикции Кабула территорию, на которой проживало несколько миллионов пуштунов (свыше трети афганского населения). Расчленение Афганистана явилось первопричиной всех погранич­ных конфликтов, возникавших у него с соседними го­сударствами, начиная с XIX в. вплоть до настоящего времени.

Однако англичанам так и не удалось покорить Афганистан. У английского писателя и поэта Р. Киплинга есть такие строки:
Поверни от стен Кабула -
В рог труби, штыком вперед! -
Половина утонула
Эскадрона, там, где брод,
Брод, брод, брод вблизи Кабула
Ночью вброд через Кабул-реку!
Пусть в реке утихли воды,
не зовем уже к походу
Темной ночью вброд через Кабул-реку.

Афганцы в своем большинстве принадлежат к ин­доевропейской семье народов. В стране проживают на­роды и других рас. Всего здесь насчитывается более 20 народностей пяти этнических групп: иранской, ин­дийской, тюрко-монгольской, семито-хамитской (араб­ской) и дарвидской. Все они значительно отличаются друг от друга по количественному составу, социально-экономическому развитию, исторически сложившейся роли в экономической и политической жизни страны. Крупнейшая группа населения – пуштуны (патаны) составляют более половины состава населения страны.

Точные сведения о численности населения Респуб­лики Афганистан и его этническом составе отсутст­вуют. Согласно выборочной переписи, проводившейся в 1979 г., общая численность населения страны со­ставляла 14 551 тыс. человек. По статисти­ческим данным за 1987 г., она возросла до 16 145 тыс. человек. На сегодняшний день численность населения Афганистана перевалила за 30 млн человек.

В Афганистане до сих пор сохранилась родоплеменная структура. Народности делятся на племена, а те в свою очередь – на кланы, роды, семейства. Суще­ствуют также племенные объединения.

Для всех афганских народностей характерны нали­чие устойчивых родоплеменпых связей и традиций, приверженность этнической солидарности, независимо от того, ведут ли они оседлый (около 80 процентов населения), кочевой или полукоче­вой образ жизни, проживают ли они в городе или де­ревне. В меньшей мере они выражены у таджиков и узбеков, занимающихся преимущественно оседлым хо­зяйством, отгонным животноводством и торговлей. В большей степени кон­сервативные национально-этнические традиции сохра­нились у пуштунов, хазарейцев, чараймаков, белуджей, туркменов, киргизов.

Своеобразный уклад жизни афганского народа ре­гулируется нормами шариата мусульманской религии, а в семейном быту – правом адата. Адат в переводе с арабского означает «обычай». Это право возникло в Афганистане до укоренения на территории страны исламской религии. Многие его нормы сложились еще во времена родоплеменпых отношений и первоначаль­но воплощали в себе в известной степени демократи­ческие начала. Однако с развитием феодальных отно­шений эти начала утратили свою прогрессивную роль.

Есть у афганцев (главным образом пуштунов) и неписаный кодекс чести – «Пуштунвалай». Он выра­батывался в течение веков и передавался из поколе­ния в поколение. Согласно этому кодексу чести каж­дый афганец обязан предоставлять право убежища всем, кто перешагнет порог его дома; оказывать госте­приимство любому путнику, даже если он его враг; платить обидой за обиду.

Афганцы с большим уважением и почитанием от­носятся к старшим в семье и к убеленным сединами старикам. Ришсефид (белобородый) всегда был и ос­тается у них синонимом мудрости и богатого жизнен­ного опыта. К советам стариков прислушиваются и по­ступают в соответствии с их мнением и желанием. У афганцев сильно развито чувство национального самолюбия и гордости, чувство преклонения перед установившимися обычаями и многовековыми тради­циями. Им в целом присуще высокое сознание собствен­ного достоинства и чести.

По обычаю «тига иходиль» (буквально «класть ка­мень» в знак прекращения военных действий и заклю­чения мира), враждующие племена и семьи перед ли­цом общей опасности прекращают противоборство друг с другом, объединяются для совместных действий про­тив общего врага и обещают сохранять этот союз до установления общей безопасности. Нетерпимость афганцев к обиде и оскорблению про­является в древнем обычае «бадал хистел» (мстить, компенсировать ущерб, нанесенный собственности или чести). У афганских племен существует также особый ко­декс, в котором устанавливается размер материальной компенсации за убийство, похищение женщины, по­траву, кражу и т. п.



Значительное влияние на психологический склад, быт и нравы афганского населения оказы­вает религия. Господствующая в Афганистане рели­гия – ислам. Его исповедуют 98 процентов населения страны, из которых 80 процентов – сунниты (большая часть пуштунов и таджиков, узбеки, туркмены, белу­джи, аймаки, нуристанцы, арабы и другие) и пример­но 18 процентов – шииты (главным образом персы в Герате и Фарахе, горные таджики, хазарейцы, кызыл-баши и часть пуштунов и таджиков, проживающих на востоке страны). Остальные 2 процента населения ис­поведуют сикхизм, индуизм и другие религии. Наибольшей популярностью и почитанием поль­зуется мечеть Рузайе-шариф (XV в.) в Мазари-Шарифе, построенная около предполагаемого места захо­ронения шиитского имама Али (зятя пророка Мухаммеда), соборная мечеть (XIII в.) в Герате, мечеть Абу Насра (XV в.) в Балхе, кабульские мечети Шахи до Шамшира (XVI в.) и Пули-Хешти (XIX в.).

Из истории российско-афганских отношений
В сферу политики России Афганистан стал активно вовлекаться с конца XIX века, когда на Западном Памире столкнулись интересы Российской и Британской империй. Императорским повелением от 11 февраля 1897 года предписывалось в послужные списки чинов, участвовавших во время Памирских походов «в делах с афганцами», внести «таковые дела»1. Среди них – «дело разъезда с афганцами» при селении Имтце. 30 августа 1893 г. отряд под командованием штабс-капитана С. П. Ванновского (сына военного министра Российской империи), одержал победу в бою с пятикратно превосходившими силами войск афганского эмира, бывшего на тот момент вассалом Великобритании. Интересный исторический факт: именно в этом бою впервые была применена винтовка Мосина – знаменитая «трехлинейка», более полувека надежно служившая нашей армии.

В Советской России уделялось исключительное внимание становлению и развитию отношений с Афганистаном. В личном послании гла­ве афганского государства Аманулле-хану В. И. Ленин писал: «Мы уверены, что искреннейшее наше желание будет осуществлено и что Россия на­всегда останется первым другом Высокого Афганского государства на благо обоих народов». 8 мая 1920 г. афганское прави­тельство обратилось к правительству РСФСР с просьбой об оказании Афганистану всесто­ронней, в том числе и военной, помощи, а также с предложением заключить торговый договор и воен­ный союз между Афганистаном и РСФСР. Молодая Советская Республика незамедлительно откликнулась на эту просьбу, дав согласие предоставить Афганиста­ну безвозмездно 1 млн. рублей золотом, передать не­сколько самолетов и 5 тыс. винтовок с необходимым запасом патронов, создать в Кабуле авиационную школу, построить завод по изготовлению бездымного пороха, поставить оборудование для телеграфной ли­нии Кушка-Герат-Кандагар-Кабул, напра­вить в Афганистан технических и других специали­стов. В условиях угрозы английской военной интер­венции, Советское государство немедленно заверило Афганистан во всесторонней поддержке и передало ему значительное количество вооружений, включая боевые самолеты, подготовило пилотов и наземно-технический персонал для их обслуживания. В ноябре 1921 г. Англия была вы­нуждена подписать окончательный англо-афганский мирный договор. Немаловажную роль в успехе борьбы афганского народа против британских колонизаторов сыграла и морально-политическая под­держка со стороны Советской России. 28 ноября 1921 г. был заключен советско-афганский договор о дружбе. В 19241925 гг. при технической помощи Совет­ского Союза была построена телеграфная линия, соединив­шая Кушку, Герат, Кандагар, Кабул. При участии СССР в Афганистане были построены первые промышленные предприятия, в частности хлопкоочи­стительный завод и электростанция в Герате. Ама­нулла-хан пытался провести ряд реформ (отмена рабства, покупки жен и т.д.) которые были враждебно встречены основной частью аф­ганского общества. В результате антиправительственного восстания в 1929 г. он был свергнут с престола. Долго оставалось истори­ческой тайной, что И. В. Сталиным была предпринята попытка воору­женным путем сохранить власть короля. С этой целью в Афганистан был направлен вооруженный отряд, насчитывавший около тысячи красноармейцев, переодетых в афганскую форму. Перейдя границу, отряд разгромил несколько подразделений афганской армии, овладел провинциальным центром Мазари-Шариф и выдвинулся в направлении Кабула. Однако был получен приказ о возвращении, т.к. Аманул­ла-хан покинул страну. В 30-е годы ХХ века отношения между нашими странами были довольно непростыми, т.к. на афганской территории нашли прибежище басма­ческие отряды, совершавшие вооруженные налеты на территорию среднеазиатских республик СССР. С мая 1930 г. по просьбе советской стороны афган­ское правительство приступило к постепенной ликви­дации базировавшихся в стране басмаческих отрядов.

С началом второй мировой войны афганские реак­ционные круги, поверив в победу фашистской Герма­нии, фактически потворствовали гитлеровцам. Вскоре после ввода советских и английских войск в Иран советский и английский послы в Кабуле обратились к афган­скому правительству с нотой, указывая на необходи­мость положить конец проискам немецких и итальян­ских фашистских агентов в Кабуле. Афганское пра­вительство высказало полную готовность последовать этому предостережению. Были приняты соответствую­щие меры, но по сути дела внешнеполитическая ори­ентация афганских правящих кругов оставалась пре­жней. Лишь после разгрома немцев под Сталинградом афганское руководство начало отходить от старой ориентации, произошло его сближение в пер­вую очередь с англо-американскими союзниками.



К середине 50-х гг. межгосударственные связи Афганистана с СССР несколько ослабли. Усилилось американское экономическое, политическое и военное проникновение в эту страну. Внедрение США в Афга­нистан, где обосновалась их военная миссия, пресле­довало изначально политические и военно-стратегиче­ские цели, являлось частью обширного военно-страте­гического плана, который предусматривал создание в мирное время многочисленных баз и плацдармов, зна­чительно удаленных от Американского континента и предназначенных для использования в агрессивных целях против СССР и других стран социализма. В 1948 г. в документах госдепартамента США отмечалось: «Аф­ганистан настоятельно просит поставок американского оружия в целях поддержания внутренней безопасно­сти... Во-вторых, он хочет получить американское оружие для позитивного вкла­да в случае войны с Советами. Хорошо вооруженный и уверенный в поддержке США, Афганистан сможет за­крыть проходы в горах Гиндукуша, что явится вкла­дом в успешные действия вооруженных сил Запада...». «Одна из причин заинтересованности Америки в Афга­нистане – это возможное значение этой страны в бу­дущем в качестве плацдарма для нападения на Рос­сию. Рано или поздно западные страны предпримут вторжение в Советский Союз», - писал в 1950 г. американский журнал «Каррент хистори».
Апрельская революция
В преддверии революции Афганистан находился на 108-м месте среди 129 развивающихся стран мира по доходу на душу населения, который в 1977 г. состав­лял 132 доллара. Он занимал одно из последних мест в мире по уро­жайности основных сельскохозяйственных культур, постоянно нуждался в продовольствии. Экономика страны развивалась главным образом за счет внешних источников финансирования: иностранные займы, кре­диты, безвозмездная помощь. Процветала коррупция; неуклонно снижался жизненный уровень широ­ких масс населения; многие представители националь­ных меньшинств подвергались не только жестокой экс­плуатации, но и национальной дискриминации. При полном отсутствии элементарных социально-экономических прав население Афганистана было ли­шено и политических прав. Повседневной реальностью являлось расовое, языковое, национальное и религи­озное притеснение.

В июле 1973 г. армия совершила государственный переворот, в результате которого в стране была сверг­нута монархия и установлен республиканский строй. Это был первый случай открытого вмешательства ар­мии в общественно-политическую борьбу на стороне демократических сил. При этом решающую роль в под­готовке и осуществлении антимонархического выступ­ления армии сыграли офицеры и унтер-офицеры - члены и сторонники Народно-демократической партии Афганистана, имевшей два крыла - «Хальк» («Народ») и «Парчам» («Знамя»). Вскоре по­сле переворота внутри пришедшей к власти коалиции, включавшей группировку бывшего премьер-министра Дауда, который стал президентом республики, и левых офицеров, разгорелась острая борьба относительно пу­тей дальнейшего развития страны. Дауд, имевший родственные связи с низложенной династией и при­надлежавший к помещичье-буржуазной верхушке, и его сторонники стремились направить развитие Афга­нистана по капиталистическому пути, а радикально настроенные офицеры - по пути некапиталистического развития. С этого времени стержнем политической борьбы в стране становится выбор пути дальнейшего общественного развития.

27 апреля 1978 г. был свернут Дауд и власть першла к НДПА (Народной демократической партии Афганиста­на), провозгласившей курс на построение социализма. Однако поли­тика НДПА проводилась без учета традиций и уклада жизни афганс­кого общества, что приводило к противодействию реформам. В стране ширились недовольство и протест населения существующим положением. Стали вспыхивать антиправительственные вооруженные мятежи. В этих условиях афганское руководство неоднократно обращалось к СССР с просьбой об оказании военной помощи, вплоть до введения частей и подраз­делений советских войск.


Перечень

просьб афганского руководства по поводу ввода

в ДРА (Демократическую Республику Афганистан)

различных контпнгентов советских войск в 1979 году

14 апреля - Направить в ДРА 15 - 20 советских бое­вых вертолетов с экипажами.

16 июня - Направить в ДРА советские экипажи па танках и БМП для охраны прави­тельства, аэродромов Баграм и Шинданд.

11 июля - Ввести в Кабул несколько советских спецгрупп численностью до батальона каждая.

19 июля - Ввести в Афганистан до двух дивизий.

20 июля - Ввести в Кабул воздушно-десантную дивизию.

21 июля - Направить в ДРА 8 - 10 вертолетов Ми-24 с советскими экипажами.

24 июля - Ввести в Кабул три армейских подраз­деления.

2 августа - Необходимо скорейшее введение в Ка­бул советских подразделений.

12 августа - Направить в Кабул три советских спец­подразделения и транспортные вертоле­ты с советскими экипажами.

21 августа - Направить в Кабул 1,5 - 2 тыс. совет­ских десантников.

Заменить афганские расчеты зенитных средств советскими расчетами.

25 августа - Ввести в Кабул советские войска.

2 октября, 17 ноября, 20 ноября - Направить спецбатальон для личной охраны Амина.

2 декабря - Ввести в провинцию Бадахшан усилен­ный полк.

4 декабря - Ввести в северные районы Афганиста­на подразделения советской милиции.

12 декабря, 17 декабря - Разместить на севере Афганистана советские гарнизоны, взять под охрану дороги ДРА.

Всего таких просьб, направленных через советских представителей, было около двадцати. Это свидетельствует о том, что афганское руководство неоднократно обраща­лось с просьбой направить в Афганистан советский воинский контингент. Однако высшее советское руководст­во длительное время воздерживалось от ввода воинского контин­гента в Афганистан, полагая, что вооруженные силы этой страны сами смогут справиться с «внешней и внут­ренней контрреволюцией».
Ввод советских войск в Афганистан
Советская сторона исходила из необходи­мости решать афганские проблемы только политическими средствами. Однако 12 декабря 1979 г. Брежневым, Андроповым, Устиновым и Громыко было принято окончательное решение - ввести советские войска в Афганистан. Председатель КГБ Ю. В. Андропов до последнего момента настаивал на том, что «войти можно легко, но сложнее будет уходить». Возражал против ввода войск и Генеральный Штаб. Тогда, в 79-м, военные аналитики Генштаба смогли верно разгадать истинную суть якобы «случайно» добытой резидентами ГРУ в Вашингтоне копии секретной директивы Белого дома о «помощи внутренним врагам промосковского режима в Кабуле». Автор документа, помощник президента США по национальной безопасности Збигнев Бжезинский позже признавал, что в июле 1979 года ему с большим трудом удалось убедил Дж.Картера подписать эту директиву с грифом «совершенно секретно». Смысл подобного «трюка», по словам Бжезинского, заключался в том, чтобы «как можно глубже вовлечь СССР в гибельную трясину афганской политики и тем самым победить Советы в холодной войне».

Окончательное политиче­ское решение на ввод советских войск было принято 12 декабря 1979 г. в кабинете Генерального секретаря ЦК КПСС, Председателя Президиума Верховного Со­вета СССР Л. И. Брежнева. Оно было принято втайне не только от народа, но и от Президиума Верховного Совета СССР, членов ЦК партии и даже Политбюро. В качестве одной из причин принятия такого решения исследователи называют отстранение от власти и физическое устранение Х. Амином президента Афганистана Н. Тараки, которое Л.И. Брежневым было воспринято особенно остро. Перед свершившимся фактом были поставлены и те военачальники, кто по роду своей деятельности был непосредственно связан с афганскими событиями и, глубоко разбираясь во всей совокупности обстоятельств афганской действительности, высказывал сомнение от­носительно возможности ввода советских войск в ДРА. Руководство Генерального штаба Вооруженных Сил СССР считало, что вводить войска, как предполагалось, в количестве 75 тыс. че­ловек для стабилизации обстановки в Афганистане бы­ло нецелесообразно, поскольку такими силами задачу решить нельзя. По прогнозам Генерального штаба, со­ветское военное присутствие должно было немедленно приве­сти к усилению мятежного движения в стране, однако это мнение учтено не было.

25 декабря 1979 г. в 15.00 по московскому времени начася ввод советских войск на территорию ДРА в районе Термеза с одновремен­ной высадкой воздушно-десантных подразделений в Кабуле и Багра­ме. Войска вводились под предлогом обеспечения безопасности юж­ных рубежей СССР и предотвращения внешней агрессии против Афга­нистана.

Из справки Генерального штаба Вооруженных Сил СССР «К вопросу об обстоятельствах ввода советских войск в ДРА».

«...В 15.00 25 декабря 1979 года на кабульском направлении начала переправу по понтонному мосту через реку Амударыо и марш на Кабул мотострелко­вая дивизия ТуркВО, развернутая в Термезе. В это же время границу пересекли самолеты ВТА с личным составом и боевой техникой воздушно-десантной ди­визии, которая посадочным способом десантировалась на аэродром Кабул.

К середине 27 декабря в Кабул и Баграм были пе­реброшены основные силы воздушно-десантной диви­зии и отдельного парашютно-десантного полка. К это­му же времени в столицу ДРА вошли передовые части мотострелковой дивизии, совершавшие марш своим хо­дом. Прибывшие в Кабул советские части усилили охрану важных административных объектов (ЦК НДПА, Совета Министров, министерств обороны, внут­ренних дел, безопасности и др.), а также аэродромов, радио и телевидения.

В ночь на 28 декабря в Афганистан вошла еще од­на мотострелковая дивизия на гератском направлении, ранее развернутая в Кушке и Тахта-Базаре. К середи­не января 1980 года ввод главных сил 40-й армии в основном был завершен. На территории Афганиста­на были полностью сосредоточены три дивизии (мото­стрелковых - 2, воздушно-десантных - 1), десантно- штурмовая бригада, два отдельных полка. В течение первой половины 1980 года эта группировка была уси­лена еще одной мотострелковой дивизией и двумя от­дельными полками.

В последующем боевой состав советских войск в Афганистане уточнялся, проводилось переформирова­ние некоторых частей с целью их усиления. В резуль­тате окончательный состав ограниченного континген­та советских войск стал следующим:

управление 40-й армии с частями обеспечения и обслуживания;

дивизий - 4 (мотострелковых - 3, воздушно-де­сантных - 1);

отдельных бригад - 5 (мотострелковых - 2, десантно-штурмовых - 1, спецназначения - 2);

отдельных полков - 4 (мотострелковых - 2, па­рашютно-десантных - 1, артиллерийских - 1); полков боевой авиации - 4; вертолетных полков - 3; трубопроводных бригад - 1; бригад материального обеспечения - 1. Советские войска в Афганистане выполняли сле­дующие задачи:

охраняли автомобильные дороги Кушка - Герат - Шиндад - Гиришк - Кандагар; Термез - Кабул; Кабул - Джелалабад; Кундуз - Файзабад;

охраняли многие объекты советско-афганского эко­номического сотрудничества (газопромысел Шиберган - Джаркудук; электростанции Суруби, Наглу, Пули-Хумри, Кабул; завод азотных удобрений в Мазари- Шарифе и др.);

охраняли и обеспечивали функционирование аэро­дромов Кундуз, Файзабад, Баграм, Кабул, Джелалабад, Кандагар, Шинданд, Герат;

свдействовали укреплению органов власти в 21 про­винциальном центре;

проводили колонны с военными и народнохозяйст­венными грузами для своих нужд п в интересах ДРА;

совместно с афганскими частями и подразделения­ми вели боевые действия различного масштаба по раз­грому наиболее агрессивных отрядов и групп оппози­ции;

вели борьбу с караванами, доставляющими оружие и боеприпасы в ДРА из Пакистана и Ирана;

выполняли другие задачи по просьбе руководства ДРА».

27 декабря в 19.30 по местному времени был начат штурм президентского дворца Тадж-Бек подразделениями КГБ и батальоном спецназа. Группы: «Гром» – 24 чел. (бойцы группы «Альфа») и «Зенит» – 30 чел. (офицеры специального резерва КГБ СССР). Во «втором эшелоне» находились бойцы так называемого «мусульманского батальона» (520 человек) и 9-я рота 345-го отдельного гвардейского парашютно-десантного полка (80 человек). В ходе штурма, длившегося сорок три минуты, спецназ КГБ потерял убитыми 5 человек – из «Альфы» и 3 – из «Зенита». Столько же потеряли десантники. Потери мусульманского батальона – 9 человек. Почти все участники операции были ранены. С противоположной стороны погибли X. Амин, его сын и около 200 афганских охранников и военнослужащих. В последующем, операция «Шторм 333» стала классическим примером в процессе обучения и подготовки спецподразделений не только в России, но и за рубежом.

К 1 января 1980 г. на территорию Афганистана было введено 50 тыс. советских военнослужащих, позже численность ОКСВА достигла 100 тысяч солдат и офицеров.



Просчеты и ошибки
Исследователями афганской войны 1979-1989 гг. отмечается, что политическая альтернатива принятому решению о вводе войск в Афганистан все же существовала. Все действия кабульского руководства совер­шались за счет советской экономической, военной и прочей помощи, следовательно, в руках советского ру­ководства был существенный рычаг воздействия на лидеров НДПА и афганское правительство в проводимой ими политике. Даже введя войска в Афганистан, Советский Союз имел возможность избежать втягивания в афганскую войну. Первые боевые операции советских войск, как правило, прово­дились успешно. Жизнь в городах и провинциях нор­мализовалась. В этих условиях имелся шанс, передав зоны ответственности афганским правительственным вооруженным формированиям и органам МВД, выве­сти советские войска из Афганистана. Однако период относительного затишья в первой половине 1980 г. был использован афганским руководством для продол­жения чистки в армии и борьбы за власть. Все надежды на стабилизацию обстановки связывались с пребыванием советских войск. Советское правительство и командование не смогли выбрать благоприятного момента для свое­временного вывода, как это и предполагалось при вво­де ОКСВ, тем самым позволило втянуть его в десятилетнюю граж­данскую войну.

Свою оценку принятым советским руководством политическим решениям дает участник Великой Отечественной войны генерал армии Махмут Ахметович Гареев, с завершением вывода советских войск назначенный на должность главного военного советника Президента Республики Афганистан: «В целом ввод советских войск на территорию Афганистана был крайне нецелесообразным. Как и следовало ожидать, этот шаг осложнил внешнеполитиче­ское и экономическое положение Советского Союза, обострил социально-политические отношения внутри стра­ны. Тем более, что, вопреки досужим домыслам, у Советского Союза не было каких-то целей, связанных с выходом к «теплым морям» и других подобных экс­пансионистских намерений. С точки зрения стратегичес­кой – это было бы и невыгодно для нашей страны и лишь ухудшало бы её геостратегическое положение. Ввод советских войск в том виде, как его осуществили, был действительно авантюрой. Во-первых, для полноценного выполнения задач в Афганистане требовались более крупные силы, обес­печивающие надежное закрытие границ... Во-вторых, на эффективности действий войск в Афганистане сказалось и то обстоятельство, что советское политическое руководство вообще не имело четкой цели, определенного замысла действий… Война, смысл которой до конца не понимал не только: солдат, но и Верховный Главнокомандующий, определила и все остальные неопределенности и неполадки, начиная с организационной структуры войск и кончая правовыми нормами, которые заставляли воевать, живя по бюрок­ратическим законам мирного времени... Во всем этом мраке остается лишь светлый образ советского солдата и офицера, которые и в Афганистане, несмотря на все эти неопределенности и сложности своего положения, когда надо было иметь дело не с противником в открытом бою, а с моджахедом, который постоянно растворялся среди местного населения, несмотря на необычные климатические, географические и психо­логические условия, самоотверженно выполняли свой долг.

Настоящий солдат, ни при каких обстоятельствах, иначе и поступать не может»1.

Советские регулярные войска, по существу, оказа­лись не подготовленными к партизанской войне с мел­кими, чрезвычайно мобильными группами и к самой партизанской тактике наступательных и оборонитель­ных действий душманов (моджахедов). Попытки командования ор­ганизовать наступление и преследование отрядов мятежников крупными войсковыми соединениями, по правилам классической войны, должного эффекта не приносили. Переход примерно с 1981-1982 гг. в основном к рейдовым маневренным операциям в составе отдель­ных усиленных батальонов с широким применением охватов и обходов и выброской вертолетами десантно-штурмовых групп был свидетельством уже накоплен­ного опыта контрпартизанской войны. Но и рейдовые операции регулярных войск не давали необходимого результата, так как мобильные отряды душманов, пре­красно знающие местность и умело использующие рельеф, как правило, находили пути и возможности увести свои основные силы от преследования и раз­грома. И главное, что во всех этих действиях, не до­стигавших желаемых целей, советские войска несли ощутимые и, по существу, неоправданные потери в людях. Для советского командования становилось все бо­лее очевидным, что полностью разгромить партизан­ские отряды вооруженной оппозиции военными средствами, действи­ями регулярных войск не удастся.

Однако главные причины военных неудач, сохра­нения и даже определенного расширения масштабов партизанской войны лежали не в военной сфере, а в политической, так как стали складываться явные идеологические издержки ввода в страну ре­гулярных войск соседнего государства, что придало но­вый импульс вооруженной оппозиции для укрепления соци­ально-политической базы партизанского движения.

Оказывая интернациональную помощь афганской революции и введя свои войска на территорию Афга­нистана, Советское правительство и советское военное командование не учли в полной мере национально-исторические фак­торы Афганистана – его многовековую историю борь­бы с различными завоевателями, совершавшими похо­ды на страну и с Востока, и с Запада и так и не до­бившимися ее окончательного покорения. В сознании афганца прочно укрепилось представление, что любой иностранец, вошедший в страну с оружием в руках, пускай даже с самыми благими намерениями, – это иноземный оккупант. Причем исторически главными носителями идей национальной независимости являют­ся наиболее отсталые в экономическом отношении, но самые развитые с военной точки зрения воинственные пуштунские племена. Именно эти племена стали ядром партизанской контрреволюции в борьбе с регулярными частями со­ветских войск.

Советским командованием была допущена и еще одна существенная ошибка. Первоначально в составе ре­гулярных советских частей, введенных в Афганистан, большой процент составляли представители среднеази­атских народов (узбеки, таджики, туркмены). Очевид­но, командование исходило из соображений, что вои­ны этих национальностей найдут большее понимание у родственных народов, проживающих в Афганистане. Однако на деле это дало обратный эффект. Пуштун­ские племена, ставшие основой партизанского движе­ния, исторически враждовали с национальными мень­шинствами севера в своей собственной стране. Появле­ние же узбеков, таджиков и туркмен из чужой страны явилось дополнительным фактором роста национально­го самосознания, что умело использовали агитаторы и пропагандисты контрреволюции.

С вводом советских войск в Афганистан главным объединяющим идеологическим и политическим лозун­гом контрреволюционных сил стал призыв к священ­ной вооруженной борьбе с иностранными оккупанта­ми — «империалистическими колонизаторами», невер­ными.

Этот призыв нашел понимание достаточно много­численной части афганского населения, чему способ­ствовала умелая пропаганда, направленная па прида­ние лозунгу патриотического, религиозного и в извест­ном смысле социально-классового звучания. Население Афганистана не шло на контакты п сотрудничество с советскими и афганскими войсками, с народной вла­стью в целом. Причина заключалась в том, что на­родная власть способна была продемонстрировать свою силу перед населением в том или ином районе страны проведением боевых действий против непримиримой оппозиции, и то лишь в течение 15-20 дней, тогда как мятежники находились там постоянно. В подобной си­туации население, несмотря на свое негативное отно­шение к ним, было вынуждено сотрудничать с вооруженными отрядами оппозиции.

В родоплеменном афганском обществе существует обычай кровной мести. Как известно, в войнах подобного рода гибнет гораздо больше гражданских лиц, чем военных. Согласно статистике, за пе­риод пребывания ОКСВА в Афганистане погибло около миллиона жителей. Родствен­ники убитых должны были отомстить обидчикам, что на практике приводило к увеличению числа вооруженных оппозиционеров.

Есть также и причина экономического, материального порядка. Каждый боевик получал солидное денежное вознаграждение, особенно за выполнение конкретных заданий. Для многих афганцев война превратилась в единственный источник существования их многочис­ленных родных. К тому же лояльность к той или иной власти в Аф­ганистане нередко покупалась.
Моджахеды и их покровители
При поддержке США на территории Пакистана стали возникать центры боевой подготовки афганских оппозиционеров. Сотрудники американского генерального консульст­ва, встречаясь в Пешаваре с лидерами афганских мя­тежников, стремились убедить их в необходимости со­здания единого военного командования, состоящего из всех группировок. Бежавшим из Афганистана оппозиционерам американцы обещали неограниченную помощь оружием, боеприпасами, деньгами при условии проведения ими активных диверсиопно-террористических акций против правительства ДРА. Мятежники проходили подготовку и обучение в специальных ла­герях на территории Пакистана, расположенных в на­селенных пунктах Читрал, Чират, Кохат, Кветта и в других местах. Аналогичные центры подготовки вооруженной оппозиции были созданы и на территории Ирана.

Американцами была сформулирована концепция использования «исламского фактора» в борьбе с правительством ДРА и советскими войсками. Администрации США рекомендовалось усилить втягивание Пакистана в войну в Афганистане посред­ством «подтверждения поддержки Пакистану со сто­роны США для сдерживания угрозы советских военных акций». В специальном документе - «Обновление амери­канской стратегии оказания помощи афганским бор­цам за свободу» опубликованном в 1986 году, отмечалось, что «Афганистан пре­вратился в ключевой компонент доктрины Рейгана по оказанию помощи борцам за свободу», который неиз­менно встречает энтузиазм и всестороннюю, зачастую превосходящую запросы администрации, поддержку американского конгресса. В период с 1980 по 1986 гг. только по линии Конгресса США на эти цели было выделено 750 млн. долларов. Курс на поддержку вооруженной оппозиции взяли и западноевропейские союзники США.

В 1982 году было объявлено о создании «Союза семи» контррево­люционных партий, который получил название «Исламский союз моджахеддинов Афганистана» (ИСМА) или «Альянс семи».

Исламская партия Афганистана (ИПА).

Исламское общество Афганистана (ИОА).

Движение исламской революции Афганистана (ДИРА).

Исламская партия Халеса (ИПХ).

Национальный исламский фронт Афганистана (НИФА).

Национальный фронт спасения Афганистана (НФСА).

Исламский союз освобождения Афганистана (ИСОА).

В своих усилиях лидеры оппозиции изменили направление с полити­ческой деятельности на организацию активной вооруженной борьбы против государственной власти в Республике Афганистан. По информации разведорганов и органов госбезопасности РА и СССР в 1988 г. на территории Афганистана действовало более 70 оппозиционных партий. К концу года общая группировка мятежных формирований составила 45: отрядов и групп, общей численностью 173 тыс. человек. На вооружении бандформирований имелось: переносных зенитно-ракетных комплексов - 692, пусковых установок реактивных снарядов - 1 020, горных пушек - 86, безоткатных орудий – 1 440; минометов – 2 780, зенитных горных установок - 770, крупнокалиберных пулеметов – 4 050, ручных противотанковых гранатометов - 1 140.

Существенную финансовую помощь антиправительственным вооруженным формированиям оказывали арабские страны, первую очередь Саудовская Аравиея и Кувейт. Ввиду того, что большая часть финансовых средств оседала у лидеров и бандглаварей контрреволю­ции, из представителей этих стран в Пешаваре (Пакистан) была создана специальная комиссия, занимавшаяся контролем за распределением и целевым использованием выделяемых средств. В различных провинциях Афганистана на стороне вооруженной оппозиции отмечалась активная деятельность арабских советников, специалистов и наемников. Общее руководство арабами осуществлял «центр службы арабов» в Пешаваре. В провинции Пактия из наемников (в основном из Судана и Саудовской Аравии) был сформирован полк, принимавший непосредственное участие в боевых действиях. В 1989 г. численность арабских наемников в Афганистане достигла 3 тыс. человек1.
Джихад и наркотики
Афганистан исторически был одним из ведущих производителей и легальных экспортеров опиума с вы­соким содержанием морфина (до 20 процентов). Одна­ко зоны традиционного выращивания опиумного мака издавна заселялись воинственными племенами, прави­тельственный контроль над которыми был всегда сим­волическим. Из-за этого большая часть наркосредств переправлялась контрабандистами за границу.

Характерно, что в 1978-1979 гг. американская пе­чать, традиционно освещающая проблемы наркомании, в числе стран - поставщиков этого зелья Афганистан почти не упоминала. Дело в том, что, включившись в тайную операцию по свержению народной власти в РА, США решили использовать в этих целях давно сложившиеся структуры наркомафии и контрабанды. Многоопытные группы контрабандистов и их под­польные каналы были задействованы для доставки больших партий оружия афганским мятежникам, охранные отряды и подполье наркомафии на первых порах должны были создать впечатление о серьезных масштабах повстанческого движения в Афганистане.

Особый «вклад» в разрастание наркобизнеса внесли различные афганские оппозиционные группировки. За десять лет войны они создали мощную структуру нар­кобизнеса, включающую бесчисленные плантации нар­косодержащих растений по обе стороны афгано-паки­станской границы, отработанные и оборудованные мар­шруты переброски зелья и целую сеть лабораторий и фабрик по переработке наркотического сырья.

Как писал американский журнал «Роллинг стоунз», в районе от Парачинара до Читрала, где обос­новались лагеря афганской оппозиции, все нагорье представляет собой буквально сплошное поле опиум­ного мака. Уже в сере­дине 1980 г. появились сообщения о том, что в лаге­рях мятежников, находящихся под контролем Хекматьяра, при помощи иностранных специалистов стали создаваться лаборатории по производству «белой смерти». Но подлинно «героиновым королем» называли дру­гого главаря афганской оппозиции - Сайеда Ахмада Гилани. По данным американской печати, уровень годич­ного производства опиума наркомафией «альянса семи» в 1989 г. составлял более 800 т. В докладе государственного департамента США в 1988 г. признавалось, что контролируемые моджахедами районы фактически превратились во второй в мире источник производства опиума.



Представители афганской вооруженной оппозиции рассматривали производство наркотиков не только как средство финансирования борьбы с существовавшим режимом, но и как средство борьбы с «неверными» - «белый джихад». По данным ФСКН России за последние десять лет от употребления афганского героина погибло более одного миллиона человек в различных странах мира, в том числе и в России, где число жертв, в среднем, за один год вдвое превышает количество советских потерь в десятилетней афганской войне1.

Боевые будни ОКСВА
Присутствие советских войск в Афганистане можно условно разделить на несколько этапов.

Первый этап - декабрь 1979 г. - февраль 1980 г.

Ввод советских войск в Афганистан, размещение их по гарнизонам, организация охраны пунктов дис­локации и различных объектов.

Мятежные формирования дейст­вовали против советских войск сравнительно крупны­ми силами, не уходили от прямого столкновения с ни­ми. Подразделения и части ОКСВА вели бои, как пра­вило, совместно с афганской армией, беря при этом на себя выполнение наиболее трудных боевых задач. Аф­ганские войска в это время были в значительной мере деморализованы и плохо подготовлены к самостоятель­ным действиям.

Второй этап - март 1980 г. - апрель 1985 г.

Ведение активных боевых действий, в том числе широкомасштабных, совместно с афганскими соедине­ниями и частями. Работа по реорганизации и укреп­лению вооруженных сил Афганистана.

Боевые действия приобрели боль­ший масштаб и интенсивность. Мятежники, потерпев ряд поражений, перешли к тактике партизанской вой­ны. Основные их группировки переместились в гор­ные районы, куда не могла подойти боевая техника, а также стали умело укрываться среди местного на­селения. При этом вооруженная оппозиция стала ру­ководствоваться следующими тактическими принципа­ми: уклонение от вступления в бой с превосходящи­ми силами советских войск; ведение внезапных дейст­вий мелкими группами; отказ от позиционной борьбы и осуществление широкого маневра; автономность дей­ствий групп и отрядов. Вместе с тем отряды воору­женной оппозиции были вынуждены вступать и в «классические» бои с советскими и правительственны­ми войсками, которые, как правило, возникали при обороне баз и базовых районов, а также в тех случаях, когда отряд оказывался блокированным в населен­ном пункте и не мог уклониться от боя. При этом мя­тежники стремились вести ближний бой, что затруд­няло или полностью исключало применение авиации, а также ведение артиллерийского огня с закрытых огневых позиций.

В этих условиях от советских войск потребовалось применение «нестандартных» форм и способов раз­грома противника. В частности, для снижения актив­ности мятежников необходимо было их уничтожать в базовых районах, что привело к привлече­нию значительных сил и средств. Такая форма воен­ных действий получила название «боевая операция».

В боевых действиях совместно с советскими войсками принимали участие части и под­разделения армии Афганистана, министерств государ­ственной безопасности и внутренних дел, партийные активисты, а также отряды защиты революции, ко­торые создавались из числа местных жителей, поддер­живавших кабульское правительство, и вооруженные формирования некоторых племен.

В ходе второго этапа интенсивность боевых дейст­вий постоянно возрастала, достигнув своего пика в 1984—1985 гг. ОКСВА оказался втянутым в граждан­скую войну. Боевые действия развернулись практиче­ски на территории всей страны. В ходе их перед со­ветскими войсками ставились две основные задачи: совместно с афганской армией разгромить крупные во­оруженные формирования мятежников в базовых райо­нах и оказать содействие правительству Афганистана в расширении и укреплении органов государственной власти на местах.

Боевые задачи по захвату баз и базовых районов советские и афганские войска, как правило, выпол­няли, нанося при этом противнику большие потери. Однако полного уничтожения вооруженных формиро­ваний достичь в большинстве случаев не удавалось. Мятежники, уклоняясь от затяжных боев, мелкими группами выходили из-под удара и передислоцирова­лись в другие районы. В ходе проведения операции в занятых войсками уездах и волостях создавались органы государственной власти, так называемые оргядра. В состав оргядра входили представители НДПА, министерств государственной безопасности, внутрен­них дел, некоторых других ведомств, а также лица из числа руководящих работников общественных органи­заций, представители духовенства, поддерживающие правительство Афганистана. Для обеспечения безопас­ности работы оргядра в его составе имелось армей­ское подразделение (как правило, до взвода).

Беда этого оргядра состояла в том, что оно было малочисленным и не обладало реальной властью. Ру­ководители, которые в него входили, зачастую не хо­тели или не умели вести политическую работу с мест­ным населением, не пользовались авторитетом. Его влияние ограничивалось, как правило, тем кишлаком, в котором оно находилось.

После завершения операции войска оставляли за­нятый район и возвращались в места постоянной дис­локации или переходили в другие районы боевых дей­ствий. На их место возвращались уцелевшие мятеж­ники, восстанавливали свои базы и изгоняли или унич­тожали оргядра. Через некоторое время в этом же районе приходилось вновь проводить боевую операцию. Так повторялось несколько раз. Например, в долине реки Панджшер за девять лет было проведено 12 бое­вых операций, однако правительственная власть в этом районе так и не закрепилась.

Третий этап - апрель 1985 г. - январь 1987 г.

Переход от активных боевых действий преимуще­ственно к поддержке действий афганских войск совет­ской авиацией, артиллерией и саперными подразделе­ниями. К 1985 г. повысилась бое­способность вооруженных сил Афганистана, которые постепенно стали переходить к ведению самостоятельных боевых действий. Советские войска от крупномасштабных операций перешли в основном к реализации разведывательных данных, засадным действиям небольшими силами, хо­тя и не отказались полностью от проведения операций.

Специфика решаемых ОКСВА задач, особенности действий мятежников, а также сложные физико-гео­графические и природно-климатические условия Аф­ганистана обусловили применение различных спосо­бов, форм и методов борьбы, как уже известных, так и не предусмотренных боевыми уставами и настав­лениями.

Рейдовые действия (рейд – как его называли со­ветские воины) усиленных мотострелковых (воздуш­но-десантных) батальонов (рот) заключались в по­следовательном уничтожении противника в узлах сопротивления. Одним из самых распространенных способов бое­вых действий в течение всего периода пребывания со­ветских войск в Афганистане были засады. Они про­водились в целях воспрепятствования пополнения формиро­ваний оппозиции подготовленными и прошедшими обучение мятежниками из-за границы, снабжения их оружием, боеприпасами и другими материальными средствами, а также в целях уничтожения мелких групп противника, захвата пленных, документов и об­разцов оружия. Засады как способ действий подразделений часто применялись не только советскими войсками, но и от­рядами афганской оппозиции. Мятежники устраива­ли их на маршрутах движения войск в узких местах, где затруднен или невозможен объезд остановившей­ся машины. При этом минировались дороги, устраи­вались завалы и разрушалось дорожное полотно. При проведении крупномасштабных боевых дейст­вий, как правило, применялись тактические воздуш­ные десанты. Боевые действия в Афганистане полно­стью подтвердили их возросшую роль как основного способа доставки подразделений в труднодоступные горные районы и переброски их с одного участка на другой. Десанты применялись как одиночно (взвод, рота при высадке на одну площадку), так и массиро­ванно. Вертолеты в высокогорных районах могли брать на борт строго ограниченное ко­личество десантников, в отдельных случаях – не бо­лее четырех человек. При этом повторная высадка из-за резкой смены погоды или по иным причинам мог­ла и не состояться. Поэтому во всех случаях группы создавались таким образом, чтобы они могли действо­вать определенное время в отрыве от главных сил де­санта.

Особенно трудно приходилось подразделениям пер­вой волны, которые захватывали площадки и обеспе­чивали высадку главных сил десанта. Для этого под­бирались наиболее подготовленные, опытные, физи­чески крепкие и смелые люди. Не всегда вертолет имел возможность приземлиться, иногда приходилось выпрыгивать из него с высоты 2-3 м и сразу же вступать в бой. Эффективность применения десантов зависела от внезапности его высадки, стремительного выхода к назначенному объекту захвата и решитель­ных действий всего личного состава.

Главные задачи ОКСВА выполнял в этот период но ох­ране маршрутов, важных военных и народнохозяйст­венных объектов и сопровождению колонн. Измене­ние боевых задач ОКСВ, рост боеспособности афган­ской армии позволили во второй половине 1986 г. вы­вести из Афганистана шесть советских полков (два мотострелковых, один танковый и два зенитных).

Четвертый этап - январь 1987 г. - февраль 1989 г.

Четвертый этап берет свое начало от состоявшего­ся в декабре 1986 г. Чрезвычайного Пленума ЦК НДПА, провозгласившего курс на национальное при­мирение. К этому времени всем здравомыслящим лю­дям стало ясно, что военного решения афганской про­блемы не существует. Развязать «афганский узел» мо­жно было только путем переговоров. «Новое политическое мышление», предусматриваю­щее отказ от военных методов решения спорных меж­дународных вопросов, с которыми выступил Совет­ский Союз, привело в Женеву за стол переговоров пра­вительства Афганистана и Пакистана при участии СССР и США. Результатом этих переговоров стало под­писание Женевских соглашений по вопросам полити­ческого урегулирования положения вокруг Афганиста­на. Начиная с января 1987 г. советские войска прак­тически прекратили наступательные боевые действия и вели бои только в случае нападения на них мятеж­ников1.


Из воспоминаний командующего 40-й армией Б. В. Громова
«Каждая войсковая операция в Афганистане неиз­менно ставила перед командованием 40-й армии боль­шое количество проблем, от решения которых зависело не только выполнение поставленных задач, но и жизнь солдат. О них нужно сказать отдельно.

Летняя кампания 1985 года против банд Ахмад Ша­ха, как и подавляющая часть боевых действий в Афга­нистане, проходила на значительной высоте. В Панджшере, например, она достигала трех с половиной тысяч метров. Действовать приходилось не только в условиях нехватки кислорода, но и при отсутствии каких бы то ни было дорог.

Как правило, вся техника, особенно бронетанковая, оставалась у подножия гор. Наверх шли только люди, имевшие при себе лишь легкое вооружение. Нередко получалось так, что бандформирования душманов вы­равнивались по боеспособности и огневой мощи с на­шими подразделениями. В боях на большой высоте да­же оружие применялось одинаковое – у нас в основ­ном автомат Калашникова и у них то же самое. Кроме того, душманы имели объективное преимуще­ство: они прекрасно знали местность, воевали налегке и были лучше подготовлены как физически, так и мо­рально – все-таки это их родина.

Готовя наши подразделения к действиям в горах, мы не могли допустить, чтобы батальон, которому предсто­яло воевать в Панджшере больше месяца, имел резерв продовольствия, боеприпасов и других видов матери­ального обеспечения только на два или три дня. Как минимум он должен был брать с собой недельный за­пас. Каждый солдат, сержант и офицер шел в горы, не­ся на своих плечах по сорок – шестьдесят килограммов. С таким огромным весом, да еще под палящим солнцем, не каждый сможет просто подняться на вершину, не говоря уже о том, чтобы после этого принять бой. Поэ­тому командиры иногда смотрели, как говорится, сквозь пальцы на то, что некоторые солдаты перед вы­ходом в горы оставляли в казарме тяжелое снаряже­ние – бронежилеты и каски. С собой брали только са­мое необходимое, без чего, как подсказывал опыт, обойтись невозможно. Прежде всего – пуховый спальный мешок, побольше снаряженных патронами магазинов, воду и несколько гранат. Сухой паек клали в вещмешок в последнюю очередь.

Бесконечные переходы по горам и изматывающие подъемы отнимали у солдат последние силы. Естествен­но, каждый старался освободиться от лишнего груза. Нередко, уже оказавшись наверху, офицеры обнару­живали, что подразделение осталось даже без 8 2-мм переносных минометов. В горах это бесценное воору­жение, единственный вид артиллерии, постоянно нахо­дившийся при батальоне. Ствол миномета обычно несли на себе один или два человека, еще двое – плиту для него и треногу. Изрядно намучившись, солдаты при пер­вом же удобном случае просто бросали ствол миномета в пропасть, чтобы не тащить эту тяжесть наверх. От ящиков с боеприпасами к нему, правда, отделаться бы­ло несколько сложнее – их приходилось нести. Из трех минометов к началу боевых действий в батальоне, как правило, оставался только один, реже – два.

Климатические условия всегда оказывают влияние на результаты операции. Не стал в этом смысле исклю­чением и Афганистан. Резкие перепады температуры в горах, а к ним привыкнуть практически невозможно, были, наверное, не менее коварным противником, чем душманы. От ночного холода спасало только зимнее об­мундирование. Утром становилось чуть теплее, а через несколько часов уже нигде нельзя было укрыться от дикой, неимоверной и иссушающей жары. Если днем приходилось подниматься в горы, солдаты были готовы остаться в одних трусах, все остальное с себя снять и бросить, лишь бы не тащить наверх, поскольку каждый килограмм веса отнимал огромное количество сил.

В горах невозможно оказать квалифицированную медицинскую помощь. Несмотря на то что мы делали все от нас зависящее, иногда люди погибали от солнеч­ных и тепловых ударов.

Обычно требовалось трое или четверо суток, для то­го чтобы рота или батальон вышли в указанный район. К этому времени уже было необходимо пополнять за­пасы продовольствия, боеприпасов и, самое главное, воды. Делать это было чрезвычайно трудно. Поднимать­ся на высоту трех с половиной тысяч метров и почти вплотную подходить к подразделениям нашим вертоле­там удавалось. Но для разгрузки нужно было сесть на какую-нибудь площадку или в крайнем случае хотя бы на несколько минут зависнуть. Однако разреженность воздуха на такой высоте и имевшийся на борту допол­нительный груз не позволяли сделать ни того ни друго­го. У вертолетчиков есть специальный термин – «ста­тический потолок». Под ним подразумевается опреде­ленная высота, на которой теоретически вертолет еще может зависнуть. Для различных типов машин она ко­леблется от полутора до двух километров. В Афганиста­не нашим вертолетчикам приходилось действовать на пределе технических возможностей. Офицерам ВВС нужно было обладать величайшим мастерством, и та­кие, к счастью, служили в составе Ограниченного кон­тингента, Показывая чудеса пилотажа, они все-таки умудрялись, каким-то образом приткнувшись, именно приткнувшись передним шасси вертолета к небольшому выступу или камню, обозначить зависание и за считан­ные секунды сбросить на скалы доставленный для под­разделения груз. После этого вертолет уже не мог идти вверх. Он просто сваливался к подножию, уходил вниз и только за счет падения снова набирал скорость и подъемную силу.

Во время проведения операций высоко в горах мы постоянно сталкивались со значительными трудностями при эвакуации раненых. Даже при самых решительных и энергичных действиях не всегда удавалось спасти че­ловека. Если тяжелое ранение получено на большой вы­соте, то остановить кровь практически невозможно. До­ставка ее в горы или транспортировка раненого на вер­толете исключались. Оставался только один выход спускать солдата или офицера вниз вручную. Для этого командиром подразделения выделялись специально отобранные, очень выносливые солдаты, которые на са­модельных носилках несли своего товарища, и соответ­ствующая охрана. В зависимости от высоты и местности с одним раненым спускалось тринадцатьпятнадцать человек. Только таким образом его могли доставить к подножию, где находились медико-санитарные подраз­деления»1.

О мужестве, героизме и благородстве
Все «афганцы» разные. По-разному вели они себя на войне, неодинаково сложились их судьбы после воз­вращения из Афганистана. Это и понятно сколько людей, столько и характеров, судеб.

Тысячи советских воинов показали в Афганистане образцы мужества и отваги. 86 человек удостоились звания Героя Со­ветского Союза, 103 военнослужащих Советской Ар­мии награждены орденом Ленина, 1972 орденом Боевого Красного Знамени. Всего же орденами и медалями Со­ветского Союза отмечено около 200 тыс. советских вои­нов. Подавляющее большинство из них – 18-20 - летние юноши. «Сам погибай, а товарища выручай!» этот девиз русских чудо-богатырей подхватили воины 80-х гг. Своими делами они доказали, что достойны славы от­важных предков.

В ходе одного из боев подразделению под коман­дованием старшего лейтенанта В. А. Кравченко была поставлена задача: в составе вертолетного десанта вы­садиться в указанном районе и блокировать вход в ущелье, занятое мятежниками. Первыми десантирова­лись командир и рядовой В. Арсенов. Противник тут же открыл по ним огонь. Раненный в ногу, Арсенов продолжал вести огонь по душманам, одновременно наблюдая за полем боя. Увидев, что один из мятежников целится в командира взвода, молодой солдат, превозмогая боль, бросился вперед и заслонил коман­дира от вражеских.пуль. Три автоматные очереди при­нял на себя солдат.

Демонстрируя образцы мужества и героизма, со­ветские парни не думали о почестях и наградах. Они просто выполняли свой воинский долг, «просто делали дело» – как говорят многие из них. Но что стоит за этими словами? «Просто» – это жара за 50° С, пыль, от которой нет никакого спасения. «Просто» – это бесконечный подъем в гору с грузом, который, кажет­ся, не в состоянии нести даже лошадь. И при этом постоянное напряжение нервов. Вот что стоит за этим.

Попадая в критическую си­туацию, когда стоял вопрос – плен или смерть, со­ветские воины сознательно жертвовали своей жизнью. Так погибли лейтенанты П. Кузнецов и А. Демаков, старшие лейтенанты Н. Шорников и О. Онищук, млад­ший сержант Ю. Исламов.

Старший лейтенант Олег Петрович Онищук и млад­ший сержант Юрий Верикович Исламов погибли в од­ном бою. 31 октября 1987 г. разведывательная груп­па, которой командовал О. Онищук, обнаружила и уничтожила караван с оружием. Па рассвете группа была окружена мятежниками общей численностью до 200 человек. Завязался неравный бой. Когда подошли к концу боеприпасы, появились раненые, Ю. Исламов добровольно вызвался прикрыть отход группы на вы­годный рубеж обороны. К нему присоединился рядо­вой И. Москаленко. Когда не стало патронов, в ход пошли гранаты. Оба они были уже ранены, но про­должали бой. Получив множество ранений, пал смер­тью храбрых И. Москаленко. Юрия окружили душма­ны. Не желая сдаваться в плен, собрав последние си­лы, младший сержант Ю. Исламов подорвал себя и бросившихся к нему озверевших от ярости душманов последней гранатой. Также подорвал себя гранатой и старший лейтенант О. Онищук, уничтожив при этом 7 мятежников. Они были разной национальности: Олег Онищук – украинец, Юрий Исламов – узбек, Игорь Москален­ко – русский. Но у воинов-«афганцев» не принято было делить своих боевых товарищей по национальной принадлежности.

Даже оказавшись в плену, подавляющее большинство советских воинов до конца оставались верны своей Родине и присяге. Ярким примером является восстание в лагере Бадабер (Пакистан). 26 апреля 1985 года произошёл неравный бой между отрядами афганских моджахедов и поддерживавшими их частями регулярной пакистанской армии, с одной стороны, и группой советских и афганских военнопленных – с другой. Попытка военнопленных освободиться из лагеря не удалась. В результате двухдневного штурма лагеря Бадабер с применением артиллерии большинство военнопленных геройски погибли. Среди них - Рахимкулов Радик Раисович из села Кандры Республики Башкортостан, 22 года считавшийся пропавшим без вести. Этому эпизоду афганской войны посвящена одна из песен ансамбля ВДВ «Голубые береты»:
В горах под Пешаваром, в Пакистане,

Решив позор плененья кровью смыть,

В ночь группа пленных подняла восстанье,

Чтобы хоть день свободными прожить.
Нас не сломили рабские колодки,

И даже автоматы нас не взяли...

Враги трусливо всех прямой наводкой

Из пушек пакистанских расстреляли.
Как и на всякой войне были и негативные проявления, но не они определяли лицо «ограниченного контингента». Советский солдат не был ни захватчиком, ни оккупантом, хотя и не совсем понимал, в чем же заключается «интернациональный долг» в этой войне. Солдаты и офицеры ОКСВА не только воевали, но и восстанавливали разрушенные дома, мосты, дороги, помогали мирным жителям продовольствием, предметами первой необходимости, оказывали медицинскую помощь.

Советские военные советники, специалисты и переводчики участвовали в разработке и реализации планов повышения бое­способности афганских войск. При их помощи были сформированы десантно-штурмовые части, подразделения боевых вертолетов, части ре­активной артиллерии и ракетные войска. В Афганистане погибли 180 советских военных советников, специалистов и переводчиков.

Еще в 1978 году при МВД ДРА была создана группа советников МВД СССР. В январе 1981 года она преобра­зовывается в Представительство МВД СССР при МВД ДРА. Аппарат Пред­ставительства составляли советники при службах МВД Афганистана и советники при командовании царандоя (милиции) в провинциях, при оперативных и специаль­ных формированиях (полках и батальонах). Главной задачей было оказание практической помощи в формировании сво­его рода внутренних войск – оперативных частей царандоя. Предполагалось, что такие части, дислоцированные в уездах, волостях и провинциальных центрах, смогут взять на себя задачу активной защиты новой власти, а также надежную охрану важнейших ком­муникаций и предприятий. На­ряду с советническим аппаратом здесь на­ходился отряд МВД специального назначе­ния под кодовым названием «Кобальт». Он формировался из сотрудников оперативных служб органов внутренних дел и занимался сбором данных для обеспечения боевых операций по разгрому противника, играя немаловажную роль в деле выявления бандформирований в провинциях, уточне­нии данных иных разведслужб при исполь­зовании их в разработке и осуществлении боевых операций, в т.ч. и общевойскового характера. В составе отряда действовали 23 мелкие группы разведчиков, разбросан­ных по всему Афганистану для оказания помощи командованию царандоя. В группе было каждой по семь человек, БТР и радиостанция. «Кобальтовцы» непосредственно участвовали в сборе и обработке разведданных, разраба­тывали и помогали проводить многоходо­вые операции по внедрению информаторов в бандформирования, в лагеря беженцев. В Кабуле находилось резервное подразделе­ние «Кобальта», при необходимости его со­трудники направлялись в любую точку воюющей страны.

На базе учебных за­ведений МВД СССР (Ташкентской, Душанбинской, Фрунзенской, Рижской и других школ милиции) осуществлялась подготовка офицерских кадров для царандоя. Определенный вклад в вопрос кадрового обеспечения правоохранитель­ных органов Республики Афганистан был внесен и Уфимской средней специальной школой МВД СССР, где с 1979 по 1992 годы осуществлялся ежегодный набор лиц офицерского со­става в количестве 20 человек, обучавшихся по учебной программе «Правоохранитель­ная деятельность царандоя».

В Афга­нистане рядом с военными самоотверженно трудились советские гражданские специалисты. При их участии были построены Джангалакский авторемонтный завод и ГЭС в Наглу, первое в истории Афганистана предприятие химической промышленности — завод азотных удобре­ний близ Мазари-Шарифа и газопромыслы Шибергана, домостроительный комбинат в Кабуле, автомобиль­ные магистрали, элеватор в Пули-Хумри, железнодорожно-автомобильный мост через пограничную реку Амударья и десятки других объектов, жизненно необ­ходимых для экономики страны.
Возвращение домой
15 февраля, как и было предопределено женевскими соглашениями, из Афганистана вышли последние со­ветские подразделения. Советский Союз пунктуально выполнил подписанные в Женеве договоренности.

Долгожданное утро 15 февраля 1989 года. Армейская колонна въезжает на мост, соединяющий советский и афганский берега, и приближается к границе Союза ССР. Над замыкаю­щим бронетранспортером Боевое Знамя. Не доезжая до советского берега, там, где пятый пролет моста, ге­нерал-лейтенант Б. В. Громов спускается с брони, пе­ресекает красную линию пешком. Минутами позже с трибуны во время митинга коман­дующий сказал: «Мы выполнили свою задачу, испол­нили свой долг. Это – результат беззаветного труда солдат, сержантов, прапорщиков, офицеров, служащих Советской Армии. Никогда не утихнет боль утрат, глу­бокая скорбь о тех, кто не вернулся живым на Ро­дину...»

Согласно официальным данным1 за период с 25 декабря 1979 года по 15 февраля 1989 года в войсках, находившихся на территории Афганистана, прошло военную службу 620 000 чел. из них:

в частях Советской Армии - 525 000 чел.

рабочих и служащих СА - 21 000 чел.

в пограничных и других подразделениях КГБ СССР - 90 000 чел.

в формированиях МВД СССР – 5 000 чел.

Ежегодная списочная численность войск СА составляла 80104 тыс. военнослужащих и 57 тыс. рабочих и служащих.

Обшие безвозвратные людские потери (убито, умерло от ран и болезней, погибло в катастрофах, в результате происшествий и несчастных случаев) 14 453 чел., в том числе:

Советская Армия 13 833

КГБ 572

МВД 28


Госкино, Гстелерадио, Минстрой и др. 20
Пропали без вести и попали в плен: 417

Были освобождены: 119


Из Республики Башкортостан в Афганистане проходили службу около 9,5 тысяч человек, из них награждены около 3 тыс. человек, получили ранения и контузии 393 человека. Погибло – 344 человека, пропали без вести - 5 человек.

Несмотря на неудачи советской политики в Афганистане нельзя говорить о каком-то военном поражении советских войск. Это отме­чает и командующий 40-й армией Борис Всеволодович Громов: «Не существует оснований для утверждения, что 40-я армия потерпела поражение, равно как и о том, что мы одержали военную победу в Афганистане. Перед ограниченным контингентом никто и никогда не ставил задачу одержать военную победу в Афганистане»2.


До свидания, Афган, этот призрачный мир.

Не пристало добром вспоминать тебя вроде,

Только что-то грустит боевой командир.

Мы уходим, уходим, уходим, уходим!
Прощайте, горы, вам видней,

Кем были мы в краю далёком.

Пускай не судит однобоко

Нас кабинетный грамотей…

(И. Морозов)
«Ну вот и кончилась война…»?
С выводом советских войск гражданская война в Афганистане не прекратилась, хотя если бы руководство СССР (РФ) продолжило оказание помощи дружественному режиму Наджибуллы, то возможно удалось бы реализовать проводимую им политику национального примирения. Подписание женевских соглашений по Афганистану США восприняли лишь как создание ус­ловий к выводу ОКСВ, а не как формулу урегулиро­вания афганского конфликта. Взяв на вооружение кон­цепцию «положительной симметрии», США обосновали свое право продолжать оказание во­енной помощи афганской оппозиции. Уже 13 февраля 1989 г., за два дня до полного вывода ОКСВ, США принимают директиву по национальной безопасности, поощрявшую расши­рение вмешательства в конфликт со стороны Пакиста­на.

После падения режима Наджибуллы, а затем и самих моджахедов, большая часть страны оказалась во власти талибов, покровительствовавших небезызвестной террористической организации «Аль-Каида». Афганистан стал источником новой угрозы международной безопасности – международного терроризма. И сегодня можно утверждать, что ОКСВА противостоял и этой угрозе, уже тогда столкнувшись с боевиками Усамы Бен Ладена, вскормленного американскими спецслужбами. Кстати один из таких боевых эпизодов показан в фильме российского кинорежиссера Ф. Бондарчука «Девятая рота».

Сегодня в Афганистане находятся американские войска, что объясняется необходимостью борьбы с международным терроризмом и обеспечением национальной безопасности США (за многие тысячи километров от их территории). Американская группировка в Афганистане составляет около 100 тыс. военнослужащих. Силы других стран НАТО до 50 тысяч. «Наша цель остается прежней - разоружить и победить «Аль-Каиду» в Афганистане и Пакистане, подорвать ее способность угрожать Америке и нашим союзникам в будущем», заявил американский президент, пообещав привести афганскую операцию к «успешному завершению» и в 2014 году начать вывод американских войск. В ответ талибы заявили о том, что США потерпят поражение в Афганистане.

Война в Афганистане и сегодня напоминает нам о себе. До сих пор продолжается работа по поиску и возвращению на Родину попавших в плен военнослужащих. В настоящее время для России угрозами, исходящие из данного региона, являются терроризм и незаконный оборот наркотиков. На территории Афганистана проходят подготовку и набираются боевого опыта террористы различных мастей, в том числе и наши соотечественники, для совершения террористических актов в Российской Федерации. Почти четыре миллиона афганских крестьян заняты в производстве и переработке опиумного мака. В 2013 году впервые за 12 лет военной операции НАТО в Афганистане посевные площади опийного мака перевалили знаковый рубеж в 200 тысяч гектаров1.


«Вспомним, товарищ, мы Афганистан…»
В Обраще­нии ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР, Совета Министров СССР к советским воинам, вернув­шимся из Афганистана, были и такие строки:

«Родина гордится вами!

Родина благодарит вас!

Родина рассчитывает на вас!»

Но по возвращении на Родину, воинам-«афганцам» пришлось услышать и другие слова, ранившие их ничуть не меньше чем пули и осколки оставшейся за плечами войны. Фраза «не мы вас туда посылали» стала нарицательной, вобравшей в себя все то равнодушие, с которым довелось столкнуться ветеранам, инвалидам войны, семьям погибших воинов-интернационалистов. Потребовалось время, чтобы раны войны зарубцевались, а в российское обществе и государстве начали возрождаться духовные ценности, во многом утраченные в «лихие девяностые», такие как патриотизм и уважение к ветеранам войн и вооруженных конфликтов.

Воины-«афганцы» принимают активное участие в патриотическом воспитании подрастающего поколения, оказывают помощь инвалидам войн и семьям погибших воинов. Эта работа регулярно находит свое освещение в газете ветеранского и молодежного движений РБ «Боевая высота».

В Республике Башкортостан ветеранское движение представлено различными общественными организациями, среди которых:

Общероссийская общественная организация «Российский Союз ветеранов Афганистана» (РСВА). Образована в ноябре 1990 года. Российский Союз ветеранов Афганистана насчитывает в своих рядах около полумиллиона человек и имеет 78 структурных подразделений в 74 регионах Российской Федерации, в том числе, и в Республике Башкортостан.

 Общероссийская общественная организация инвалидов войны в Афганистане и военной травмы - «Инвалиды войны» (ОООИВА - «Инвалиды войны»). Образована в мае 1991 года. Организация имеет правовой статус общероссийского общественного объединения. Её структурные подразделения функционируют в большинстве субъектов Российской Федерации, представляя интересы более 120 тысяч инвалидов, ветеранов боевых действий и военной службы. Башкирское республиканское отделение инвалидов боевых действий создано в феврале 1994 года. Организация обеспечивает правовые гарантии, социальную защиту ветеранов-инвалидов в целях создания условий, обеспечивающих им достойную жизнь.

В декабре 1997 года состоялся Первый Всероссийский съезд ветеранов локальных войн и военных конфликтов, на котором был создан Союз общественных объединений «Всероссийское общественное Движение ветеранов локальных войн и военных конфликтов «Боевое братство». Председателем Всероссийской общественной организации ветеранов «Боевое братство» является Герой Советского Союза генерал-полковник Громов Борис Всеволодович. На сегодняшний день организация включает 84 региональных отделения в 83 субъектах Российской Федерации, в составе которых насчитывается более 120 тысяч человек. Башкирское региональное отделение Всероссийской общественной организации ветеранов «Боевое братство» было создано в декабре 2002 года и в настоящее время насчитывает в своих рядах более 3 тысяч человек. Местные и первичные организации БРО ВООВ «Боевое братство» работают в ряде городов и районов, предприятий и учреждений Республики Башкортостан.

В 2007 году при поддержке ВООВ «Боевое братство» была создана Общероссийская общественная организация семей погибших защитников Отечества, которая объединяет вдов, отцов и матерей, потерявших родных в различных войнах, позволяет активнее поддерживать членов семей погибших воинов. В июле 2010 года было создано Башкирское региональное отделение Общероссийской общественной организации семей погибших защитников Отечества, которое объединяет более 1900 человек.

В честь уроженцев Башкортостана, погибших в локальных войнах XX века, еще в 1989 году в Уфе в комплексе парка Победы был заложен камень под фундамент мемориала. Сюжет мемориала был предложен уфимским архитектором Дмитрием Винкельманом. В портале высотой 12 метров, по форме напоминающем стилизованный дом, храм или мечеть и облицованном камнем, цвета которого символизируют республику, расположена скульптура скорбящей женщины: матери, жены или сестры солдата. Автором ее является заслуженный художник России и Башкортостана Николай Калинушкин. Выражение лица женщины, вся ее фигура говорят о том, что она не сломлена горем. В ее взгляде - надежда. Над скульптурой, по кругу расположены световые элементы, направленные вниз. Таким образом, скульптура оказывается в круге света, олицетворяющем души ушедших воинов. На подходе к памятнику установлены две стелы из 60 плит черного гранита с высеченными на них фамилиями 685 уроженцев Башкортостана, погибших в «горячих точках» начиная с 1951 года. Среди них - три Героя России. В церемонии открытия памятника, состоявшейся 25 октября 2003 года, приняли участие руководители Республики Башкортостан, командующий 40-й армией генерал армии Виктор Ермаков, воины-«афганцы», ветераны и члены семей погибших в локальных войнах и военных конфликтах1.

В республиканской книге Памяти «Помяни нас, Россия...», увидевшей свет в 2005 году, увековечены имена 343 воинов – уроженцев Башкортостана, погибших в Республике Афганистан.

«Машковский Андрей Геннадьевич. Рядовой, разведчик… 29.05.1985 г. действовал в составе головного дозора. Одним из первых заметил группу противника и доложив командиру о ее численности, открыл огонь из пулемета. В ходе боя вывел из строя нескольких мятежников, но и сам получил тяжелое ранение. 30.05.1985 г. от полученных ран скончался в госпитале. Награжден орденом Красной Звезды (посмертно)…».

В 317-ом гвардейском парашютно-десантном полку служили два земляка, два Олега, геройски погибшие в одном и том же бою. 20 декабря 1980 года в провинции Кандагар (к. Сутиан) при выполнении боевой задачи советские военнослужащие попали в засаду, устроенную мятежниками.

«Латыпов Олег Завильевич. Рядовой, стрелок… Группа мятежников прорвалась на позиции роты. Латыпов бесстрашно действовал в рукопашном бою. При оказании помощи раненому был смертельно ранен. За мужество и отвагу награжден орденом Красной Звезды (посмертно)…»

«Якин Олег Геннадьевич. Рядовой, гранатометчик… В бою действовал самоотверженно и смело. Вызвавшись уничтожить огневую точку противника, он незаметно пробрался к забору дома, откуда мятежники вели стрельбу, и забросал их гранатами. Огневая точка была уничтожена, но сам Якин получил смертельное ранение. За мужество и отвагу награжден орденом Красной Звезды (посмертно)…»1.

Между сухими официальными строками – негаснущая память о погибших земляках, проявивших мужество и героизм, верность присяге и долгу. И неуместными кажутся досужие рассуждения о напрасных жертвах необъявленной войны, звучащие из уст тех, кто не испытал на себе все ее тяготы и лишения.

9 декабря 2011 года была открыта экспозиция-диорама «Воины-интернационалисты Башкортостана», разместившаяся в Республиканском музее Боевой славы. Два года ветераны «афганцы» по крупицам собирали подлинные экспонаты того времени и фотоматериалы, ставшие основой экспозиции. Так, музеем истории Уфимского юридического института МВД России было передано 34 экспоната, относящегося к периоду афганской войны 1979-1989 гг.

В настоящее время активизируется сотрудничество между Российской Федерацией и Исламской Республикой Афганистан в различных сферах – как по линии межгосударственного сотрудничества, так и в рамках «народной дипломатии». В декабре 2013 г. во время встречи с председателем Государственной Думы Российской Федерации С. Нарышкиным председатель нижней палаты Национальной Ассамблеи Афганистана Абдул Рауф Ибрагими заявил: «Мы просим Россию оказать содействие в осуществлении инфраструктурных проектов, а также проектов в горнодобывающей сфере, которые остались незавершенными, из предыдущих периодов истории нашей страны». Он также предложил сконцентрировать усилия по обеспечению безопасности в самом Афганистане, в рамках деятельности Организации Договора о коллективной безопасности. В свою очередь российская сторона заявила о готовности продолжить поставки военной техники Афганистану2. В сфере сотрудничества по борьбе с незаконным оборотом наркотиков в 2013 году ФСКН России и МВД Афганистана проведено 5 совместных антинаркотических операций, в ходе которых ликвидировано 22 нарколаборатории и уничтожено более 24 тонн опиатов в героиновом эквиваленте. В Российской Федерации осуществляется подготовка специалистов для государственных органов Афганистана. К настоящему времени ФСКН РФ подготовлено 2,5 тысячи офицеров для антинаркотического ведомства Исламской Республики Афганистан (ИРА). В Уфимском юридическом институте МВД России с 2014 года возобновлена подготовка сотрудников для правоохранительных органов Афганистана.

В рамках «народной дипломатии» ветераны «афганцы» посещают ИРА с частными визитами. Ветеранское движение нашей республики выступило инициатором проведения футбольных матчей между бывшими противниками – советскими ветеранами и бывшими моджахедами. Провожая в апреле 2013 г. команду «Шурави» на матчи в Афганистан член Совета Федерации Федерального Собрания РФ от Башкортостана Р. Г. Искужин заявил: «Следует подчеркнуть, что все без исключения представители афганской стороны однозначно поддержали необходимость проведения такого рода контактов, развития связей в парламентской, гуманитарной, культурной сферах. Особое значение они придают и названным футбольным матчам, по их мнению, это покажет международному сообществу, что Россия не отвернулась от Афганистана, намерена поддерживать с ним доброжелательные отношения и оказывать ему помощь»1.

Как отмечает Президент Академии военных наук Российской Федерации генерал армии М. А. Гареев: «В целом война в Афганистане оста­ется одной из самых трагических страниц истории. Но тем более важно как можно полнее учесть как политический, так и военный опыт этой войны, чтобы он послужил надлежащим уроком для решения сегодняшних и будущих задач обеспечения безопасности и мирного сосуществования наших народов»2.



Литература:
Война в Афганистане. – М.: Воениздат, 1991.

Гареев М. А. Моя последняя война (Афганистан без советских войск). – М., 1996.

Громов Б.В. Ограниченный контингент. – М., 1994.

Ляховский А.А., Забродин В.М. Тайны афганской войны. – М., 1991.

Помяни нас, Россия… Книга памяти о погибших и пропавших без вести в Афганистане уроженцах Республики Башкортостан. – Уфа, 2005.

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ:

Амиров Рустем Загирович, доцент Уфимского юридического института МВД России, кандидат юридических наук, доцент, член-корреспондент Академии военных наук Российской Федерации, полковник полиции. Проходил службу в Республике Афганистан с мая 1988 г. по февраль 1989 г. в долж­ности заместителя командира роты охраны.
Шагимуратов Альберт Ниязович, помощник начальника Уфимского юридического института МВД России по работе с ветеранами, заместитель председателя БРО ВООВ «Боевое братство», полковник милиции в отставке. Проходил службу в Республике Афганистан с июля 1981 г. по июль 1983 г. в должности заместителя командира мотострелковой роты.

Амиров Рустем Загирович

Шагимуратов Альберт Ниязович

ЭХО «АФГАНА»

(к 25-летию вывода советских войск из Республики Афганистан)
Методические материалы

в помощь лекторам и ветеранскому активу

Издается в авторской редакции
Подписано в печать

Гарнитура Times Формат 60х841/16

Уч.-изд. л. Заказ № Усл. печ. л.

Тираж 100 экз.



Научно-исследовательский и редакционно-издательский отдел
Уфимского юридического института МВД России

450103, г. Уфа, ул. Муксинова, 2
Отпечатано в группе полиграфической и оперативной печати
Уфимского юридического института МВД России

450103, г. Уфа, ул. Муксинова, 2

1 Полное cобрание законов Российской империи. Собр. 3-е. Т. XVII. № 13727.

1 Гареев М. А. Моя последняя война (Афганистан без советских войск). – М., 1996. – С. 368-370

1 Ляховский А.А., Забродин В.М. Тайны афганской войны. – М., 1991. – С.138, 148. Война в Афганистане. – М.: Воениздат, 1991. – С. 346.

О необходимости новой антинаркотической парадигмы в целях преодоления представленных во Всемирном докладе о наркотиках 2013 года негативных тенденций глобальной наркоситуации: Выступление председателя Государственного антинаркотического комитета, директора ФСКН России Виктора Иванова в штаб- квартире УНП ООН, Вена, 26 июня 2013 года на презентации Всемирного доклада о наркотиках 2013 года (World Drug Report 2013) // http://www.fskn.gov.ru/includes/periodics/ speeches_fskn/ 2013/0626/181124925/detail.shtml


1 Война в Афганистане. – М.: Воениздат, 1991. – С. 244-245.

1 Громов Б.В. Ограниченный контингент. – М., 1994. – С. 183-186.

1 См.: Потери вооруженных сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах: Стат. исследование / Под ред. к.в.н. генерал-полковника Г. Ф. Кривошеина. - М.: Воениздат, 1993.


2 Громов Б.В. Ограниченный контингент. – М., 1994. – С. 331.

1 Доклад директора ФСКН России Виктор Иванов на четвертой встрече глав антинаркотических ведомств Афганистана, Пакистана, России и Таджикистана «Стратегические направления ликвидации афганского наркопроизводства как ключевой задачи Центрально-Азиатского антинаркотического квартета» (23-24 октября 2013 года) // http://58.fskn.ru/articles.asp?id=1229

1 Мы будем помнить павших имена // Гвардия России. - 2003. – ноябрь.

1 См.: Помяни нас, Россия… Книга памяти о погибших и пропавших без вести в Афганистане уроженцах Республики Башкортостан. – Уфа, 2005.


2 Афганистан просит Россию помочь с обеспечением безопасности // http://www.rg.ru/2013/12/24/ afganistan-anons.html.

1 В добрый путь! // Боевая высота. http://vysotarb.ru/news/303/

2 Гареев М. А. Моя последняя война (Афганистан без советских войск). – М., 1996. – С. 411.