Название: бг 2: Ледниковый период, или вспомнить все - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название: бг 2: Ледниковый период, или вспомнить все - страница №1/9



Большие гомосеки 2:

Ледниковый период, или вспомнить все…
Название: БГ – 2: Ледниковый период, или вспомнить все.
Автор: Госпожа_Президент (anya_potata)
Бета: all by myself
Рейтинг: NC - 17
Пейринг: Ryden во веки веков! (особенно актуально в июле 2009 года, дети мои)
Фандом: Panic! At the disco

Warning: Это хард, дети мои, это хард.
Самари: К чему приводят аморальные чувства. К чему приводит измена. К чему приводит Аляска. И как любовь рождается заново.

Дисклаймер: All in my head.

От автора: У автора маразм.

Содержание.

Глава 1. Дожили.

Глава 2. Последний шанс?

Глава 3. Ты когда-нибудь играл в Need for Speed?

Глава 4. Конец.

Глава 5. Прощаю.

Глава 6. Свет в моем окне.

Глава 7. Начало?

Глава 8. Дешевый роуминг.

Глава 9. Частички прошлого каждый раз заставляют мою новую любовь вздрагивать.

Глава 10. «Падать больнее, но зато, какие ощущения…»

Глава 11. Back home.

Глава 12. Man seduction.

Глава 13. “Oh my God!” или День Благодарения…

Глава 14. Скажи мне это, козел!

Глава 15. А помнишь?

Глава 16. Запутался.

Глава 17. Преданность. Принадлежность. Привязанность. Паника.



Брендон Ури.

Глава 1.

Дожили.
Раннее утро возвестило о себе посредством теплого света на моем лице, который ласково пульсировал вот уже почти…хм…ну минут пятнадцать точно. Пересохшее горло неприятно саднит, а из тела ещё не вышла утренняя усталость, которая сосредоточилась заметной тяжестью в большинстве конечностей. Очень трудно соображать и вообще о чем-то думать. Сильно хочется…поссать.

Довольно незавидная ситуация, особенно сейчас. Особенно после страшной попойки.

Единственная приятная вещь во всем этом мракобесии – отсутствие надобности куда-либо нестись, что-либо петь, и вообще что-нибудь делать. Почему? Потому что отпуск…

После всего, что перенесла моя многострадальная задница, я заслужил этот свой чертов отпуск. Самый настоящий отпуск с океаном, тусовками и девочками…ой, пардон…оговорочка вышла, с мальчиком. Если точнее, то с мистером Райаном Россом, конечно же.

Так о чем я.…А, ну да. Солнышко приятно светит на лицо, и я почти надеюсь, что когда подниму голову с подушки, то она не разорвется от боли. Но я отчего-то более чем уверен, что зря надеюсь…. Свет резко пропадает, и с непривычки неприятно ощущать на щеке прохладную тень. Я открываю правый глаз. Около окна стоит Росс и поправляет штору, которой он только что занавесил окно.

На глаза падает неприятная тяжелая пелена, снова страшно хочется спать, и я проваливаюсь куда-то в район царства товарища Морфея…


Шум прибоя…женский визг…хохот…приятный солоноватый запах…океан…едва различимый во всей этой гамме звуков шум работы кондиционера.

Я чувствую, что сон уходит…лицо обдает ветерком, и я открываю глаза…


Разум: Запуск…
Душа: Загрузка параметров системы…
Разум: Введите пароль….
- Вашу маааать…моя голова…., - тихо подвываю я и пытаюсь пошевелить хотя бы нижней частью тела.
Душа: Пароль принят.
- Что же это ты пил такое? – из ванной выходит Райан.

- Господи…, - черт, это слишком сложный вопрос для этого момента, - проще сказать, что я НЕ пил…

- Слушай, может ты алкоголик?

- Слушай, а может не твое дело, а? – сажусь в кровати, скрипя суставами, мыслями и ранним геморроем, и массирую указательными пальцами виски. Ещё мне этой язвы с бодуна не хватало…


Разум: Про геморрой так шутить не надо…
- Где ты был вчера?

- В русском баре каком-то…

- О-о-о-о…поди водки налакался, - ухмыльнулся Росс и, подперев локтем дверной проем, с интересом уставился на мою мятую рожу.

- И не только…там какая-то акция была…со странными названиями.…Если заказать какой-то коктейль…черт, не помню названия…


Душа: Барматуха…
- А! Вспомнил! Если заказать Барматуху, то в подарок…э-э-э-э…как же его…
Разум: Косорыловку…
- То в подарок Косорыловку дают! – вспомнил я и обрадовался, что хоть память не растерял.

- Надо было Уокера с собой брать…Он в отпуске не халкает горючее литрами, как ты.…Сколько пить можно, Брен?! Ты же печень посадишь, у тебя язва будет!

- Ты – моя язва Росс, так что заткнись лучше, а то взял моду ныть по утрам, сил нет…

- В таком случае, я больше не намерен таскать твои пропитые телеса до кровати. Потом не удивляйся, когда проснешься либо в участке, либо у маньячки – фанатки, прикованный к батарее.

- Пожалуйста, заткнись, иди вообще отсюда, у меня от тебя мигрени…

- Да от меня ты вообще ничего полезного извлечь не в состоянии…

- Сгинь, умоляю…

- Как пожелаешь, - спокойно сказал Райан, но когда он выходил из комнаты я отчетливо слышал, как сквозь зубы он тихо прошипел «Козел».


Душа: Мне кажется, что «неблагодарная скотина» здесь больше подходит…
Не начинай только. Знаю я, что козел.

Знаю, что теперь пью слишком много.

Знаю, что все это из-за тебя Росс.

Ты же тоже видишь, до чего у нас все докатилось. Прошла любовь, созрела кукуруза….

Я до сих пор не могу понять, как так получилось. Я очень много думал. Я пытался понять, найти хоть какую-то зацепку. Но либо у меня для этого слишком мало мозгов, либо я тупо ещё не нашел ответа, либо…. Рай…неужели мы просто друг другу надоели?

Неужели все так просто? Неужели я больше тебя не люблю?

Неужели ты больше хочешь хранить то сокровенное, что у нас было?

Я не могу в это поверить, вернее не хочу. Но чем больше мы сидим в этом пятизвездочном дворце, в этой долбаной Флориде, под этим золотым пеклом, тем лучше я понимаю, что последняя версия больше похожа на правду. И что ты от меня отдаляешься гораздо быстрее, чем я мог себе представить.

Единственное, что я могу сейчас делать, это лелеять свои воспоминания о том, как нам было хорошо и пытаться забыть, что здесь и сейчас – это реальность.

Прости меня. Я пью, я забываюсь. На время, но эти несколько часов беспамятства греют мне душу больше, чем ночь, проведенная с тобой в одной кровати, но как будто на разных континентах. Только так я ещё могу говорить, что люблю тебя. Или уже нет?


Я заметил, как ты реагируешь на мои слова о той неделе. О нашей с тобой неделе.

Мне больно видеть, как ты уводишь разговор в другое русло, как ты стремишься побыстрей сменить тему, как ты бежишь от лучших дней в моей гребаной жизни.

Зачем ты стараешься все забыть? Это тебе не поможет. Это лишь подольет масло в огонь.

Чем сильнее хочешь забыть, тем настойчивей эти мысли лезут к тебе в голову.

Я так хочу снова тебя спросить. Но я молчу, потому что знаю, что ответом будет либо тишина, либо какие то абстрактные фразы на любую тему, кроме этой.

А помнишь ночь на берегу озера? – неоднократно срывалась фраза с моих губ.

Да, наверно все-таки помнишь,…даже если тебе эти воспоминания больше не нужны, ты все равно прокручиваешь их в памяти. Я это вижу. Вижу в твоих глазах. Во взгляде, которым ты меня одариваешь каждое утро.

А помнишь секс? Тот самый, что был у тебя в комнате, в том самом злосчастном доме? В ту самую злосчастную неделю? Каждый раз, когда я намекал на это, ты краснел как старый калорифер. А сколько раз мы трахались здесь, во Флориде? Забыл уж наверно.…Да и я тоже.…Но твою мать, Росс, ты никогда в жизни не посмеешь забыть именно ту ночь.

А помнишь, что было на крыше той старой хибары?

Конечно, помнишь,…такое не забывается. И если ты постараешься выкинуть это из головы, то твое тело все равно запомнит. Те места, которые я целовал, запомнят. Твои руки, которыми ты меня обнимал, запомнят.

А помнишь грозу в лесу?

Помнишь, как близко был тогда? Как быстро росло напряжение? Как хотелось впиться поцелуем в любимые губы? Помнишь? Да. И смысла врать никогда не появится.

Видишь, тебе никуда не деться от прошлого. Разве что просто отстрелить себе башку.

Неужели, Райан? Неужели так просто можно все это преодолеть теперь?

Теперь, когда мы, наконец, можем позволить себе не ныкаться по темным углам, не прятаться на крыше, не сбегать на озеро? Неужели теперь, когда я могу в любом момент подойти и поцеловать тебя, не боясь быть застигнутым, у нас все рушиться? Неужели, когда мы попали в рай, все кончилось?

Кто виноват, Райан? Я? Да, согласен. Ты? Без сомненья. Мы? Но в чем? В чем виноваты?

Мне тяжело. Очень. Мы же так близко сейчас. И так далеко.

Зачем весь этот театр. Почему ты просто не придешь и не поговоришь со мной?


Разум: Да от тебя за километр перегаром несет, к тебе подойти-то страшно…
Честно говоря, мне уже все равно. Рано или поздно наверно так бы произошло.

Я-то наивный думал, что мы с ним одни в этом мире так хорошо понимаем друг друга, что только одни мы в состоянии прожить всю жизнь бок о бок, и умереть в один день.

Но жизнь сука суровая.

А мы как все.

Мы ничем не отличаемся, и теперь мы просто зашли в тупик. И нам лучше все забыть.

Так? … Нет. Не хочу. Не смогу. Слишком сложно. И слишком больно.


В носу защипало, а в глазах начало мутнеть. Слезы одна за другой срывались с ресниц и грузными каплями разбивались о ладони.

Давление в голове увеличилось троекратно. Казалось, ещё чуть-чуть и она лопнет.

Черт, неужели все так плохо? Неужели и вправду конец? Ну, нет уж.

Надежда умирает последней, Райан…

Нам нужен всего один шанс….

Ещё один шанс, и мы все исправим…


Яркое солнце неприятно ударило в заплаканные глаза, но я не зажмурился. Уверенно шагнул вперед и закрыл за собой дверь балкона.

Мы уже почти месяц живем в этом отеле. Но я до сих пор помню то нетерпение на твоем лице в ночь нашего приезда.

Ты с таким детским восторгом шел к нашему домику за парнем с багажом. Ты так умильно смотрелся, когда сунул ему вместо десяти долларов сотню и, даже не заметив этого, закрыл дверь прямо у него перед носом.

Но потом восторг пошел на убыль.…Потом все резко изменилось. Пропала нежность. Пропали чувства. Пропал ты. Вместо тебя появился какой-то сумасшедший трудоголик, совсем не похожий на моего Райана. Появилась безумная машина, станок для печати лирики. Ты каждый день писал по песне, сухой безжизненной, но такой правдивой.

Вместо того соцветия тепла и ласки, чего-то родного и дорогого, того, кем ты был раньше, ты превратился в чужого замкнутого писаку с пунктиком на высокой производительности.

Кто-то вырвал из тебя кусок души, кто-то вырвал из тебя…меня, Райан. Я больше не чувствую своего присутствия там,…в левой части твоей груди. И не знаю, как вернуться.

Не знаю, как вернуть тебя.
Я перелезаю балконную ограду и ступаю босыми ногами на белоснежный песок. В тени крыши нашего огромного бунгало на этом роскошном пляже он настолько нежный и прохладный, что я ещё с минуту стою и просто переминаюсь с ноги на ногу.

Потом я выхожу из тени, двигаюсь в сторону океана, и ноги обжигает раскаленный песок.

Он до боли впивается в ступни и неприятно пульсирует, поэтому я стараюсь идти быстрее.

От ветра из глаз снова катятся слезы.

Но это ничего…

Я подхожу к тому месту, где раскаленная жижа под ногами превращается в утрамбованный водой прохладный ковер.

Набежавшая волна обволакивает ноги, и я от наслаждения откидываю голову назад и полной грудью вдыхаю морской воздух.

Приятная, прохладная волна лазурного оттенка разбивается о берег, покрывая мое тело маленькими капельками. Ноги сами несут меня навстречу новой волне, а предыдущая, возвращаясь обратно в океан, тянет меня за собой.

Зайдя почти по пояс, я набираю полную грудь воздуха и ныряю. Не открывая глаз, я довольно долго плыл под водой.

После того, как я бросил курить, для меня не составляет трудности задержать дыхание на минуту, а то и больше.

Когда стало неприятно пульсировать в переносице, я решил, что самое время всплыть. Оказалось, что отчалил я довольно далеко, поэтому, немного помедлив, я стал интенсивно грести в сторону берега.

«Ну вот, теперь слез совсем не видно…», - подумал я.

Мой взгляд случайно упал на наш домик. На балконе стоял Райан с двумя чашками, очевидно кофе.

Ну что…суфражил меня мистер Росс встречать вздумал, то можно попробовать использовать наш единственный шанс.

Первый раз за день улыбка забралась на мое лицо.

Райан Росс.
Господи, Ури…Ты сегодня опять приполз на бровях. Я уже просто не знаю, что с тобой делать. Как ты вообще находишь дорогу домой, когда на ногах не стоишь?

Совсем недавно все было так хорошо. Зачем ты начал столько пить?


Я понимаю, что что-то изменилось, что-то стало совсем не таким, как раньше.

Я вижу, что чувства остыли. Но как тебе поможет ежедневная бочка горючего на грудь?

Хочешь забыться, а Брендон?

Но как ты не понимаешь, глупый, утром все равно наступит реальность, утром все равно будет хуже, не только от того, от чего ты так интенсивно спиваешься, а ещё и от головной боли. Хватит, умоляю тебя.

Каждый раз, когда я говорю тебе это, ты лишь отмахиваешься и вновь посылаешь меня в чью-нибудь задницу. Ты всегда уходишь от разговора, ты вечно переводишь стрелки на прошлое, на то, что у нас было.

Но как ты не поймешь, малыш. Надо жить настоящим. Что было, то прошло.

Я не стараюсь прогнать все эти воспоминания, но я не хочу к ним возвращаться.

Меня больше не волнует то, что когда-то было между нами. Сейчас меня волнуешь ты.

И то, насколько быстро ты загнешься от своего алкоголя.
Сейчас ты спишь, а я как всегда сижу рядом и смотрю на тебя. Такие минуты мне хоть как-то напоминают, что мы все ещё чуть больше, чем просто друзья.

Такой милый, когда не ругаешься, когда спокоен и в кои-то веки трезв. У тебя очень красивое лицо. Я могу вечно сидеть вот так и наблюдать, как ты спишь.

Ещё слишком рано, ты не должен проснуться, но я вижу, как двигаются твои веки из-за лучей света, падающих на лицо. Нет, малыш, ещё рано. Слишком рано для такого алкоголика, как ты. У тебя же голова разорвется, если ты сейчас встанешь.

Я поднимаюсь с кровати и быстро подхожу к балкону. Развязав одну часть портьеры, я дергаю ее влево, и она закрывает половину большого окна. Свет исчезает, в комнате воцаряется полумрак, и когда я поворачиваюсь, ты уже снова мирно спишь.

Хорошо бы я научился также легко ограничивать тебя во всем остальном. Но жизнь сука суровая. И мне остается только принимать все без остатка, и может быть, изредка жаловаться….
Брендон…мой Брендон.

Мне приятно осознавать, что ты не знаешь.

Не знаешь, что почти каждое утро я лежу рядом с тобой и глажу тебя по волосам, по лицу, по плечам.

Не знаешь, что я разговариваю с тобой, а ты лишь утвердительно молчишь. Никогда меня не перебиваешь, не споришь.

Ты – моя спящая красавица, Брендон. Но, к сожалению, реальная, а не сказочная. Почему?

Потому что когда я расскажу тебе обо всем, что меня мучает, когда снова раскрою своей спящей красавице душу, я ее целую. После этого она должна проснуться.

Вернее не так. После этого сказочная спящая красавица, красивая юная девушка просыпается. Но только не моя.

Моя красавица, а именно красивый мужик с двухдневной щетиной, опухшей рожей и ореолом перегара вокруг себя, продолжает храпеть как паровоз, изредка издавая какие-то булькающие звуки и невзначай бросаясь в пустоту милыми словечками из вокабулярия местного садовника….

Но с другой стороны – так даже лучше. Я не хочу, чтобы ты видел утром меня рядом, чтобы чувствовал мою нежность, чтобы просыпался в своей реальности, чтобы снимал эти дурацкие розовые окуляры.

Пусть мир будет для тебя суров, пусть тебе будет тяжело.

И может когда – нибудь ты поймешь, и может когда – нибудь увидишь, что он не так уж и плох,…когда рядом есть я. Наверно тогда мы снова будем тем прошлым, которое ты так боишься отпустить.
Холодная вода стекает обильными струями с головы. Я перевожу взгляд на зеркало.

Господи, ужас какой. Вот это жара. Кондиционер работает на максимуме, но все равно душно.

Из комнаты слышу какие-то подвывания.…Проснулся, малыш?

- Вашу маааать…моя голова…., - сначала ты еле спускаешь ноги с кровати, потом медленно приподнимаешься на локтях, через минуту уже сидишь и массируешь виски.

- Что же это ты пил такое? – говорю я, облокотившись на дверной косяк.

- Господи…проще сказать, что я НЕ пил…, - еле хрипишь ты.

Мне на секунду становится тебя жалко, но я все-таки решаю съязвить, - Слушай, может ты алкоголик?

- Слушай, а может не твое дело, а? – охохо, такого я ответа не ожидал,…признаюсь, малыш, ты у меня совсем оборзел.

- Где ты был вчера? – стараюсь не выдать гнева в интонациях.

- В русском баре каком-то…

- О-о-о-о…поди водки налакался. - Так, русский бар - это уже плохо, водка - это уже на бровях. Но после фразы Брендона я искренне удивляюсь и внимательно его слушаю.
- И не только…там какая-то акция была…со странными названиями.…Если заказать какой-то коктейль…черт, не помню названия…, - неудивительно олух, это ж русский бар, у них там не только названия странные… - А! Вспомнил! Если заказать Барматуху, то в подарок…э-э-э-э…как же его…, - когда я услышал это слово, то первой идеей было вызвать людей в белых халатах, но оказалось, что это ещё не самое страшное. - То в подарок Косорыловку дают! – у меня от такого словообразования аж в глазах потемнело. Если ещё прибавить ошалелую улыбку Брендона, то теперь точно можно сказать, что гормоны мозга у мистера Ури отстают от основного состава.

- Надо было Уокера с собой брать…Он в отпуске не халкает горючее литрами, как ты…, - ага, он его бочками употребляет, благо Брендон не в курсе, - Сколько пить можно, Брен?! Ты же печень посадишь, у тебя язва будет!

- Ты – моя язва Росс, - ой матушки мои, мы с бодуна ещё и юморески отмачивать в силах. - Так что заткнись лучше, а то взял моду ныть по утрам, сил нет…

- В таком случае, я больше не намерен таскать твои пропитые телеса до кровати. Потом не удивляйся, когда проснешься либо в участке, либо у маньячки – фанатки, прикованный к батарее, - я даже знаю, кого он на помощь звать соберется….(прим. авт.: Уж не Человека Молекулу ли? XD)

- Пожалуйста, заткнись, иди вообще отсюда, от тебя у меня мигрени…, - странно, что не запоры, милый.

- Да от меня ты вообще ничего полезного извлечь не в состоянии…

- Сгинь, умоляю…

- Как пожелаешь, - ну это уж совсем переходит все рамки, - Козел.


Когда я вернулся, Брендона в комнате уже не было. О его недавнем присутствии говорил легкий запах перегара…

Штора была отдернута, так что вполне логично было предположить, что Брендон пошел купаться. Поставив на пол две чашки с кофе…

«Боже, ну вот как ты мне объяснишь? Эта гнида меня посылает, а я ей кофе таскаю».

… Открываю балкон. Сперва вижу красные плавки Брендона, а только потом океан.

Абсолютно пустой пляж и только загорелый дядька со свистком во рту на спасательной вышке. Если бы он знал любовь Брендона к нырянию, он бы сейчас так не пялился туда, где только что был мой любимый алкоголик.

Через минуту спасатель начинает нервно дрыгать ногой и исследовать биноклем голубой горизонт. Но вот голова Брендона показывается над водой, и спасатель раздраженно отворачивается в другую сторону.

Брендон заметил меня, вышел из воды и теперь быстро семенит по горячему песку в мою сторону.

Что-то мне подсказывает, что настроение у него улучшилось.


- Ты куда ходил? – как-то странно говорит он,…в его словах звучит…нежность?!

- Кофе варил, - протягиваю ему чашку, искоса поглядывая на него.

- Спасибо, - говорит Брендон, потом как-то подозрительно оборачивается, смотрит на пустой пляж, и быстро чмокает меня в губы.

Я, честно говоря, впадаю в ступор. Алкоголик? Брендон? Целует? Меня? С бодуна?

Не к добру это…. ох, не к добру…

- Да не за что. Какой-то ты странный. С тобой все в порядке? – сажусь рядом с ним на перекладину.

- А что не так? – спокойно говорит Брендон.

- Ну, как бы…с какой это радости ты меня по утрам целовать начал? Неужто умом тронулся?

- Наоборот. Мне сегодня, кажись, во сне мозгов поприбавилось, – улыбается.

- О Господи, Ури, что случилось?! – так, что-то не так.

- Да ничего не случилось! Ты че опять заводишься с пол-оборота?

- Ты с утра злой как собака! А сейчас сидишь и корчишь из себя любимую жену! В чем проблема Брендон!? – моя чашка с кофе накренилась, и часть жидкости вылилась на белую майку.

- Просто я решил, что хватит с нас истерик и алкоголя.

Чашка с кофе вываливается из руки, падает на пол, разбивается,…брызги от кофе окропляют кафельный пол, кушетку, светлые джинсы,…мой рот непроизвольно открывается…

- ЧЕГО?!


- Росс, ты слабоумный что ли? Я сказал, что мне пора завязывать бухать постоянно, а тебе пора завязывать с истериками.

- Ты серьезно? Это вот сейчас не очередной бред с бодуна?

- Абсолютно трезвая проспавшаяся и адекватная фраза, по-моему.

- Я тебе не верю.

- В таком случае, я приглашаю тебя сегодня вечером в одно интересное место. Буду ждать в восемь часов на ресепшене. Спасибо за кофе, Рай, - сказал Брендон, выходя с балкона и напевая I write sins….
У меня по спине расселилось стадо мурашек.…Ох, не нравится мне все это,…хотя…посуду же на счастье бьют….
Брендон Ури.
Так…вот сейчас самое главное – не переборщить и не недосолить. Крайностей у меня и так хватает.

Райан отреагировал вполне достойно. В обморок падать не стал и истерик не закатывал.

Единственное, что от меня сейчас требуется – качественно спланировать все действия, помириться с этим припадочным праведником и снова его в себя влюбить.

Конечно, этакая пятилетка за один вечер - довольно сложная операция, но я как всегда сам все довел до предела, так что придется самому все это разгребать…

Живописная природа тропической Флориды, знаменитая ночная жизнь Майами, эта земля качающихся на ветру пальм и теплых океанских бризов, большое количество магазинов и клубов этого вечнозеленого города. Тут даже невозможно себя почувствовать толком. Почему всех этих людишек так сильно сюда тянет?

Я никогда не понимал, отчего вся эта человеческая масса так старательно просаживает большую часть своего капитала там, где в принципе удовольствие всегда считалось одноразовым. Отчего все эти обезьяны поступают так опрометчиво?


Но вот сегодня, когда я сам, хорошенько замаскировавшись от ненужных глаз, пошел на поиски места для возрождения любви и приехал в центр Майами – то понял, что даже для секундного удовольствия стоит отдавать максимум.
Кишащие загорелыми блондинками улицы, яркие стенды, небоскребы, скрывающиеся в облаках, дорогие машины, брильянты, известные по всему миру лейблы, казино, клубы, рестораны, спа - салоны, отели, комфорт высочайшего качества, безукоризненный сервис.…Наверно обычному провинциальному человеку здесь и дня не прожить. Новичка тут просто разорвет от эмоций.

Вот, а меня сейчас разрывает от мыслей, куда сводить Райана, чтобы он сжалился надо мной и простил, наконец.

Приведу в казино – сам застряну на рулетке, и он мне тогда точно кий бильярдный в зад вставит.

Приведу в ресторан – нажрусь, как свинья, и ни на что больше не смогу быть способным.

Приведу на дискотеку – нас там узнают, и придется играть в «Догони меня, папарацци» и в «Расползись слух!»

Приведу в бар – опять напьюсь, тогда Росс вообще из группы уйдет.

Приведу на пляж,…а что? Очень даже не плохая идейка!
Разум: Он тебя утопит, идиот. После всего, до чего ты его довел, Росс такой возможности точно не упустит…
Вот скотина, в самый неподходящий момент влазишь!!!
Разум: Думай головой, а не как обычно…
А куда, по-твоему, его вести?!
Разум: Никуда не води, у вас бунгало на дворец Принца Чарльза больше смахивает, сидите дома, обговорите все, пляж за окном – если уж ты так хочешь стать утопленником. Подари ему что-нибудь.

А лучше – кого-нибудь, у Росса ведь никогда не было домашнего животного. К тому же он не как ты, ухаживать умеет, так что зверь проживет минимум неделю.


Душа: Умри, неверный! Там им о ссорах все будет напоминать! Лучше съездите куда-нибудь. Вот, например, в дом музей Хемингуэя, или покатайтесь по хайвэю, или съездите на Эверглейдз, главное – не здесь! Тем более, скажи мне Брендон, кто уберет весь этот срач, который ты вчера сотворил?
Разум: Кстати да…
Горничная?
Душа: Кстати да…
Разум: Значит так, морда волосатая, для начала сделай депиляцию своих бакенбард, а то уже зарос как бабуин, потом купи Райану животное, только адекватное, и возьми машину на прокат, отправим вас на первый хайвэй, по островам покатаетесь, устроите пикник и все будет хорошо. Понял меня, алкаш?!
Слава всевышним!…все-таки я умен…
Разум: Ну, я думаю, что твоих прыщавых мозгов должно было на это хватить …
Скотина….
Разум: Сам козел….
Душа: Не ссорьтесь мальчики…

Я свернул с большой улицы на смежную, на которой было довольно много всяких магазинов. Двигаясь по тенистому тротуару, я думал, кого же подарить Райану. Кроме собаки, ничего адекватного мне в голову не приходило. От кошек я сразу отказался, потому что дикого волосатого жира, которого приютил Спенсер, всем и так хватает. Рептилии тоже не прельщали, эти вообще без мозгов и не понимают ни шиша, в таком случае проще купить шкаф – Россу и так шмотки девать некуда.

Вот чем шкаф отличается от черепахи? Тем, что он большой, стоит на месте и не гадит.
Вскоре я заметил, что все магазины кончились, а вокруг меня расположились довольно странные лавочки растаманского содержания, около которых столпились негры, обмотанные какими-то простынями и множеством фенечек, девушки в аборигенских нарядах и прочие друзья анаши. В ужас это меня не повергло, поэтому я решил зайти в одну такую лавочку.

Когда колокольчики у двери приятно звякнули, то откуда-то из тени кумара выскочил молодой парень. Дреды, шапка ямайского колора, вьетнамки, шорты…


Разум: Точно курит…
- Эмм…привет,…а чем вы здесь торгуете? – как-то неловко я себя стал ощущать в обществе этого молодого Боба Марли…

- Ну, у нас много чего есть…хееее…хе-хе…семена…трава…снежок…хе-хе…ты-то чего хотел…


Душа: Брендон, ты ничего не хотел!!!!
- Ну,…я как бы вообще зоомагазин ищу…

- Хе-хе... хееее…возьми карибские семена, от них черные крокодилы часто бывают…хе-хе…..

- Нет, чувак, ты не понял, мне реально нужен зоомагазин. Ты не знаешь, где он находится?

- Да у нас тут свой собственный есть,…хе-хе…что найдешь – забирай…

- Э-э-э…что?!

- Ну, пройдись, посмотри, у нас тут много…хе-хе…животных бегает... хееее…найдешь – забирай….

- Бесплатно?

- Хееее,…а че бабло есть?

- Ну, как бы…нет…

- Ну, иди уже…хееее…


Разум: Твою мать, Ури, вали отсюда, это Вуду - племя тебя сейчас кремирует и скурит…
Так, я двинулся вдоль полок с какими-то непонятными предметами, больше напоминавшими этно - кастрюли для хранения праха вождя, чем вазы для цветов, как было указано на ценнике…

Когда я зашел в самую глубь этой накуренной лавочки, то отчего-то почувствовал себя нехорошо.

Главным образом оттого, что отчетливо ощущал на себе чей-то пристальный взгляд.

Причем не такой испепеляющий, каким обычно сверлят меня фанаты, а какой-то странный, наблюдающий.

Я пытался не смотреть по сторонам, но когда напряжение стало совсем невыносимым, я резко повернул голову туда, откуда, мне казалось, и палит на меня странное существо.

Но как только я сделал поворот на 180 градусов, то заорал что было мочи, шарахнулся в сторону и сбил нечаянно несколько стендов с бубнами и прочей музыкальной фигней.

На средней полке, мирно умостившись меж огромных вазонов для пальм, смотрела на меня своими маленькими черненькими глазками маленькая черненькая крыса….

На шум и крик прибежал укуренный парень. Он потом долго валялся по полу от смеха, но я терпеливо ждал, когда его отпустит, чтобы поинтересоваться о несколько неожиданной находке.

Как оказалось, у крысы его друга родился выводок «черных моряков», как он их называл.

- Крыса карибская, значит... хееее…крысята тоже карибские, поэтому и моряки.…На, - весело сказал парень и ткнул пальцем в крысу, которая забилась в какой-то ковш, - Забирай!

- Как?! Я не могу! Она же не привитая, вдруг у нее блохи, или чума?!

- Слышь, чувак, это ты чума, крыса домашняя, забирай, пока дают, нам и так их девать некуда, плодятся как…крысы….

Тут этот укурок снова заржал, и повалился на пол… Мне, честно говоря, как-то непривычно было наблюдать человека, который при каждом приступе смеха валится оземь и катается по полу, дрыгая ногами, вытягивая вперед руки и самозабвенно совершая ими синусоидальные движения.

Но делать, судя по всему было нечего, тем более на протяжении всего разговора, маленький крыс скромно сидел на полке, выглядывая из ковша и сверля меня своими наивными глазками.


Разум: Вот и нашли животное Райану….
Ты что, совсем с ума сошел?! Росс от инфаркта в окно выбросится, когда я ему крысу подарю!
Разум: Это судьба. Брендон, смотри, как он на тебя смотрит. Мне кажется, он хочет, чтобы ты спас его. Видимо бедняжка нанюхался уже этого тошнотворного смрада карибской травы….
Душа: Да, Брендон, забирай. За хрупкую душевную организацию и психическое равновесие Райана крыс не несет никакой ответственности.

Если он откажется – себе оставишь.


Глубоко вздохнув и преодолев легкое чувство отвращения к грызунам, я взял крысу с полки, засунул ее в карман, и, переступив через укуренного парня на полу, прошел к выходу и двинул в сторону проката машин…

Крыса лишь изредка вертелась в кармане, то и дело, щекоча меня своими непомерно большими усами, и мотая в разные стороны хвостом…



Глава 2.

Последний шанс?

Райан Росс.
Меня весь день мучил вопрос, куда отправился Брендон. Уж не знаю, какая вошь его покусала, но явно она это сделала в районе мозга, потому что такого эффекта просветления рассудка я даже не рассчитывал наблюдать.

Внутри все сжималось лишь при одной только мысли, что все может стать как раньше.

..Только не так…только не так…

Я вышел на балкон и уселся на кушетку. Перегнувшись через узорную перекладину, уставился на белый песок. Только несколько секунд спустя вспоминаю, что вылил на свою майку полчашки кофе.

Такую майку испортил…. Досадно,…а ведь это ты мне её подарил…

Стягиваю её с себя и бросаю куда-то в район комнаты. Теплый ветер обдувает каждый миллиметр обнаженного торса….

Мыслительный процесс пошел. Супротив моего собственного желания.

Черт, а что не так?

Ты же сам хочешь.…Или не хочешь? Или хочешь? Нет, все-таки хочешь…

А, по-моему, не хочешь…. Нет, хочу. Да. Точно. Хочу.

Вашу мать, а боюсь-то как…аж желудок сводит…

Скорей бы восемь часов, Брендон. Скорей бы ты пришел и сказал:

«А давай как раньше!»

Я бы ответил: «Давай!»

И все бы у нас было хорошо. Не было бы этих бессонных ночей, не было бы драк и ругани под утро, не было всего того, что мы с тобой натерпелись за весь отпуск.

Я же не думал, что проблемы начнутся так скоро.

Честно говоря, мне бы так хотелось, чтобы этот муссон вынес из моей головы все сомнения и оставил там только твое имя.

Мне его хватит, чтобы прожить жизнь не зря. Не знаю, как тебе, но мои запросы довольно скромны. Я надеюсь, что и твои будут в пределах моей компетенции.


Какие-то девушки с визгом вылетели из соседнего бунгало, и, промчавшись вдоль шезлонгов, с ещё пущим визгом влетели в океан. Это на секунды оторвало меня от размышлений. Вот в такие моменты я понимаю, где нахожусь.

Бескрайний пустынный пляж шириной с футбольное поле со снежно-белым песком. Прозрачный океан. Если ты расположился один на песочке, то будь уверен: в радиусе метров двадцати от тебя никто больше не ляжет. Это вам не Лазурный берег, тут свои порядки.

Захотел поесть – в твоем распоряжении пара сотен ресторанов и кафе с любой кухней, которая существует или когда-либо существовала в мире.

Мир исполнения желаний, город грехов со своей ненавязчивой роскошью, да и просто субтропический рай.

Я почему-то сразу вспомнил дачу Пита. Та, конечно, ни в какое сравнение с Палм - бич не идет, но вот по ощущениям и впечатлениям – составляет нехилую конкуренцию. Танцы Джона на берегу. Наши обгоревшие морды. Репей у себя в трусах. Кусочки хвоща у тебя в зубах. Смердящий вигвам. Кукурузное поле. Приторный запах полевых цветов. Лес.

Помню все до мельчайших подробностей.

Ты меня все время спрашиваешь о той неделе, а я все время молчу.

Иногда в голове возникает дилемма. Заставить себя забыть. Заставить себя все повторить.

Я не знаю, что выбрать. И это гложет меня. Денно и нощно…

И пока мои мозги совсем не свело от размышлений, я решил попутешествовать на просторах Интернета.

Ухожу от проблем. Не все мы горазды их с легкостью решать.

Тем более в одиночку…

Сходив в душ, я тщательно замаскировался от возможной идентификации своей личности посредством панамы и очков. Нарядится в толстовку с капюшоном, чтобы придать себе ещё более неузнаваемый вид, не удалось, потому что на улице стояла страшная жара, оттого пришлось ограничиться майкой Брендона, которая первой попалась на глаза, и джинсами.

Закрыв дверь, я медленно двинулся вдоль розовых кустов по каменной дорожке в сторону главного здания гостиницы. Там, если повезет, я найду свободный компьютер и отвлекусь от паранормальных мыслей.

Чтобы скука и жара меня не одолела, я захватил с собой содовую и плеер, сотовый по привычке убрал в задний карман.

По прибытии сразу же облюбовал самый дальний компьютер и подивился маленьким количеством народа в зале, очевидно, все отдыхающие сейчас оккупировали пляж и бассейн, или уже навострили лыжи в поисках приключений на свой зажравшийся зад. Но меня это более чем устраивало, поэтому, расположившись на стуле, я с удовольствием погрузился в мир Билла Гейтса.

Первым делом побывал на сайте нашей группы, потом в своем блоге, разгреб уйму комментариев к последней записи, начертал новую, потом решил связаться с ребятами из группы. В асе оказался только Спенсер, что и следовало ожидать.

В такое время мистер Уокер ещё отсыпается от бурно проведенной ночи, так что он сразу отсекается.

Как только я оказался онлайн, то сразу же пришло сообщение от Спенсера. После чего состоялся весьма интересный разговор.
Mr. Smith: Хай! Давно вестей не было! Как вы там?!

Molecula Man: Хуже не бывает…

Mr. Smith: ???

Molecula Man: Брендон достал, чертов алкоголик.

Mr. Smith: Оу…понимаю.

Molecula Man: Сомневаюсь.

Mr. Smith: Можешь не сомневаться, я каждый день забираю тело Уокера из бара. Там меня уже почти как родного встречают. Говорят ещё месяц, и Уокер уничтожит годовой запас текилы.

Molecula Man: Да…наверно даже хорошо, что я с Ури уехал…

Mr. Smith: Черт, Росс, я тебе даже завидую, у нас тут погода испортилась, дожди постоянно идут, хочется туда, где тепло. Скоро же ещё День Благодарения, надо к родственникам уехать, а я не могу Уокера бросить. Он, по-моему, ни к каким родственникам не собирается.

Molecula Man: Пусть празднует с барменом.

Mr. Smith: Он кстати так и планирует.

Molecula Man: Ужас какой…

Mr. Smith: Мне родители предлагают уехать на Аляску, там друг моего отца дом боится оставить без присмотра, потому что к сестре в Европу собрался до января. Предлагает моей маме отправить меня и моих друзей на время отпуска в его дом. День Благодарения отметить, а потом и Новый год.

Molecula Man: На Аляску…

Mr. Smith: Ну да…

Molecula Man: Ты сейчас трезвый? Какая Аляска, Спенс, там зимой кипяток за шесть секунд стынет…

Mr. Smith: Да я был там уже, шикарный дом, хоть и небольшой. Да и погода вроде терпимая.

Molecula Man: Минус сто?!

Mr. Smith: Чуть меньше 

Molecula Man: Ты издеваешься, да?

Mr. Smith: Никак нет, майор Росс, сэр.

Molecula Man: О Господи…. И что ты думаешь?

Mr. Smith: Ну если вы согласитесь с Брендоном, то почему бы и нет? Уокеру уже все равно.…Этот овощ уже куда угодно можно везти. А там на бордах покататься можно, на лыжах…. К тому же у них там такие клеевые санки с собачками есть!!! Я когда маленький был – пол-Аляски на них укатал!

Molecula Man: Я больше с этими алкашами, а в частности с Ури, никуда не поеду, увольте.

Mr. Smith: Ну, я так и предполагал…

Molecula Man: Почему?

Mr. Smith: Ты мне скажи, что у вас вообще происходит с Бреном? То палкой друг от друга не отгонишь, то убить друг друга хотите.

Molecula Man: У лучших друзей всегда припадки.

Mr. Smith: Я думаю, что не в припадках здесь дело…

Molecula Man: А в чем?

Mr. Smith: У вас там случаем курортного романа на даче у Венца не завязалось?

Molecula Man: С ума сошел?

Mr. Smith: Почему сразу с ума сошел? Просто…ваше поведение легко оправдать, если расценивать ваши отношения как между влюбленными, а не как между друзьями. К тому же в отпуск укатили, никому не сказав, одни…

Molecula Man: Спенс, тебя поглючило.

Mr. Smith: Я надеюсь… нам тут гомосеков только не хватало…и так столько нервов с новым альбомом угрохали.

Molecula Man: Вот вот…

Mr. Smith: Ну так что с Аляской?

Molecula Man: Спенс, ты серьезно?!

Mr. Smith: Вполне.

Molecula Man: Э-э-э…ну можно в принципе поехать, но только на Новый Год, я на День Благодарения собирался к подруге.

Mr. Smith: К Келти что ли?

Molecula Man: Упаси Господи…

Mr. Smith: А к кому?

Molecula Man: К знакомой писательнице из России, она к тёте приедет в ноябре, приглашала в гости (прим. авт. ^^ Хы-хы-хы).

Mr. Smith: Оу, из России?! А мы её знаем?

Molecula Man: Нет.

Mr. Smith: И где ты этих писательниц берешь… Ладно, как знаешь Рай, ты напиши мне, если все-таки решите поехать, а то мне не очень нравится перспектива все праздники провести с родственниками…

Molecula Man: Радуйся идиот, у меня их вообще нет 

Mr. Smith: Мы – твоя семья Росс, не ной, а думай 

Molecula Man: Ладно, я напишу завтра

Mr. Smith: ОК, Брену привет передавай

Molecula Man: Если он вообще вернется, то передам.

Mr. Smith: Это ещё что значит?! Ты Ури потерял?!

Molecula Man: Да рад бы…скотина, с самого утра сам не свой…сказал, чтоб в восемь часов на ресепшене его ждал…сюрприз какой-то устроить хочет…

Mr. Smith: Точно влюбленные…

Molecula Man: Иди в задницу, Спенс!

Mr. Smith: Ладно, ладно, не грейся  Только не профукай там певца нашего, у нас турне через три месяца начинается, лень искать нового 

Molecula Man: Он скорее сам себя пропьет.

Mr. Smith: А из-за чего, по-твоему? :brows:

Molecula Man: Из-за раннего геммороя…:tired:

Mr. Smith: Ты меня провоцируешь…

Molecula Man: Я приеду и тебе напинаю.

Mr. Smith: Все, иди ищи Ури, завтра на связи!

Molecula Man: See ya.

Molecula Man: И это…береги там Джона…а то что-то тревожно мне за него…

Mr. Smith: :laugh: Договорились.


После этого разговора я всерьез задумался о том, что бы отпраздновать праздники в компании подруги и её тёти.…Не хватало мне ещё того, чтобы нас с Брендоном заподозрили в делах неправедных. Тогда точно проблем не оберемся….
Когда стрелка на часах уже перевалил за шесть, я решил, что горничная уже закончила убирать последствия вчерашних гуляний Брендона, и теперь дом чист, пуст и готов к использованию.

Тем более, зал начал наполняться ненужными свидетелями моего здесь присутствия.

Так что я поспешил собрать манатки и быстренько ретироваться.
Но как только я вышел из здания, то увидел Брендона.…О говне вспомнишь…

Он стоял на парковочной территории, облокотившись на капот машины, и выжидающе на меня смотрел.

Все мозги он не растерял, потому что тоже замаскировался – натянул капюшон от кофты на самые глаза, которые до кучи были в очках на пол-лица.

Сначала я, конечно, хотел притвориться, что его не заметил, но потом все-таки подумал, что это будет немного невежливо по отношению к нему.

Как никак он первый сделал шаг, чтоб хоть как-то улучшить наши отношения. Поэтому, собравшись духом, мозгами и всем остальным, что функционировать, честно говоря, вряд ли собиралось, я двинулся на верную смер…ммм…к Брендону…
- Ты же сказал, что в восемь, - тихо произнес я, чтобы стайка девушек, пронесшаяся мимо, не обратила на нас внимания.

- Ну, дак и так…, я вообще не тебя жду…, - также тихо сквозь зубы прошипел Брендон.

- Ох, ну извините, что помешал, - картинно обиделся я, - уже ухожу…

- Да стой ты, дебил, это шутка, - Брендон едва заметно пнул меня и схватил за край майки, - и почему на тебе моя майка?

- Потому что из-за тебя я уделал свою!

- Так возбудился, детка? – сказал Брен и начал смеется так, как обычно это делают матерые солдафоны с пропитым голоском.

- Сам шучу – сам смеюсь, да Брендон? Не слишком внушающее начало, хочу сказать.

- А ты не говори, а делай, - тут Брендон повернулся ко мне и продемонстрировал мне все свои 32 зуба. Я сначала подумал, что он улыбается, но это было больше похоже на оскал, особенно после того, как его странно передернуло….

- Что делать? Физ. упражнения? Уборку? Ужин? Или машину мыть? Зачем ты вообще на ней прикатил?

- Ты опять начинаешь…, - сказал Брендон и снова дернулся.

- Так-то это ты все начал…

- Может, хватит? – прошипел он, теперь как-то странно изогнувшись, и попрыгав в таком положении на месте.

- Куда ты собрался на ней ехать? – меня, по сути, не беспокоило, куда мы поедем, потому что эти кривляния Брендона заставляли всерьез задуматься о его психическом здоровье.

- На хайвэй, - быстро сказал он и резко выпрямился. Потом его снова передернуло, и он, крякнув, согнулся обратно.

- Ты че дергаешься?

- Живот…., - зашипел Брендон, - прихватило…., - тут он заржал на всю парковку, сунул руки в карман и снова выпрямился.

- Это твоя пропитая печень…или пропитые мозги?

- Да, это она, - тихо сказал он, - печень. - Уголок его губ зашелся в безудержном подергивании.

- Ну-ка дыхни! Пади опять налакался, пока меня не было! – грозно сказал я. – Ещё пьяницы за рулем мне не хватало!

Брендон сначала удивленно посмотрел на меня, но потом в выражении его лица что-то изменилось. Не в самую лучшую сторону конечно…, но… на лицо заползла наглая ухмылка.

Брендон приблизился ко мне – как-то непривычно было теперь чувствовать этого человека в такой тесной близости от себя.

Он приоткрыл рот, и я отчетливо стал понимать, что даже если он сейчас выдохнет на меня тошнотворным адским смрадом – я все равно его поцелую…

Сердце на долю секунды начало биться в такт мыслям. Брендон становился все ближе…

Я готов поклясться, что из-за стекол его очков только что блеснул тот самый огонек, которого я не видел уже очень давно…

На парковке никого…ещё немного…ну, давай…ещё чуть-чуть поближе….

Тут Брендон снова скорчился. Я, не ожидавший такого поворота событий, наклонился к нему, и, оказавшись точно на уровне его лица, почти что взревел:

- ДА ЧТО С ТОБОЙ ТАКОЕ?!

Вместо ответа, и вместо того, чтобы поцеловать меня или же обдать меня адским смрадом, Брендон сначала побагровел, а потом обдал меня адским фонтаном слюней.

Упав на колени, он съежился от бесшумного смеха, при том, держа руки в карманах.

Я, оплеванный с ног до головы, пронаблюдал за всей этой истерикой ещё с минуту, а потом, что было сил, въехал Брендону ногой под зад.

Двигаясь по инерции, его телеса распластались по стоянке, но Брендон, как ни в чем не бывало, продолжал ржать, теперь уже в голос.

Валялся он в таком положении довольно долго, я даже успел утереться от покрывшего меня фонтана слюней.

Никогда не думал, что Ури умеет так качественно брюзжать своей секрецией. Пожарный шланг просто курит.

Наконец, когда Брендон пришел в себя, поднялся с пола, продолжая держать руки в карманах, я продолжил допрос:

- Ты мне скажешь, что с тобой сегодня?! – нагрелся я не на шутку. – У тебя похоже на самом деле крыша поехала. Ещё один такой прикол, и я увезу тебя в психушку.

- Нет, - отдышавшись, сказал Брен. – Все в порядке. Меня сегодня осенило, поэтому я был немного не в себе.

- Да уж конечно, был. Ты всегда не в себе. Это первый признак кретинизма вообще. В следующий раз мне что ждать? Приступ контузии?! Или пену изо рта?!

- Успокойся.

- Куда едем?!

- Кататься.

- Куда кататься?

- На хайвэй, я же говорил уже.

- Я понимаю, что на хайвэй. Мы тупо ездить туда сюда будем или с остановками?

- Заедем на смотровую площадку.

- Хорошо, а ты в курсе, что сегодня дождь с грозой обещали? Ты представляешь себе, что такое гроза на хайвэе? Да нас там как какашки в унитаз смоет.

- На небо посмотри, нигде даже намека на облачко нет.

- Ладно, хрен с тобой, поехали.

- Он всегда со мной, - игриво улыбнулся Брен.


И вот первый раз за день улыбка заползла на мое лицо.
Брендон Ури.

Когда мы дождались одного парня, который должен был дать нам карту восточной Флориды, то поехали в супермаркет, чтобы потом лишний раз не колесить по пригородам.

Методом научного тыка было решено отправить за провиантом меня. Райан за сегодняшний день получил убойную дозу стресса, а его, кстати говоря, ещё и крыса в моем левом кармане ждет, так что если сейчас отправить его за покупками, то он отправится с ними прямиком в отель, при том, отправив меня либо на хайвэй в полном одиночестве, либо в жопу.

Я надел его панаму и сверху ещё капюшон, и вот в таком шикоблестящем видке побег в магазин. Признаться честно, выглядел я полным дебилом, но зато меня никто не узнал.


Чтобы очередной раз не травмировать психику Райана, я не стал брать много спиртного и ограничился одной бутылкой вина.

Когда проходил мимо стенда с фруктами, то вспомнил фильм 9 ½ недель и набрал полную телегу фрукт - пойка.

Через несколько минут, когда моя тележка доверху была наполнена огромным ассортиментом покупок, на меня уже подозрительно стали поглядывать продавцы, а когда я взял вторую телегу, то ко мне приставили охранника, который ходил за мной по пятам и со страшным интересом разглядывал все, что я клал в тележку.

Решив, что этот олух меня порядком задолбал, я положил в корзину две огромные пачки подгузников для взрослых.

Охранник сначала остановился, потом за спиной я услышал какие-то странные звуки, чем-то напоминающие сливной бачок…

А когда повернулся – то увидел корчившегося на полу мужичка, который только и смог пропищать: «Касса там»…

Решив, что добивать его тампонами не буду, я двинул телегу в направлении кассы.
Все-таки я думаю, что меня нельзя впускать в супермаркет без сопровождения.

Либо я - шопоголик, либо просто очень предусмотрительный человек.

Мне, конечно, нравится больше второй вариант, но, к сожалению, первый будет истинным.

Так, скупив одну треть продуктового отдела, я вышел из магазина с телегой, доверху наполненной всем, чем только можно.

Реакцию мистера Росса я не стал предугадывать и просто постучал ему в окно, когда подошел к машине.
Райан второй раз за день чуть не зашелся в истерике. И все двадцать минут, что мы стояли и грузили провиант в багажник, Росс не переставал верещать. Половину продуктов пришлось даже убрать на заднее сиденье, что меня немало огорчило.

Я ведь было собрался внести изюминку в нашу с Райаном сексуальную жизнь,…а нет,…не получилось….


- Кто это есть будет, а?! – орал Рай. – Мы на несколько часов едем, а ты скупил пол – магазина!!!

- Да что ж ты так орешь? Мы будем это есть…

- Нет, твою мать, ТЫ!!!! ТЫ будешь все это есть! И пока ТЫ все это не съешь – оттуда мы не уедем!

- Как хочешь, - тихо сказал я. – Садись в машину, истеричка.

- Не заводи меня!!!

- Садись в машину, кому сказал!!!

- Не ори на меня!!! – тут я кое-как впихнул канистру с соком в багажник и, вытащив из пакета палку батона, стал надвигаться на Райана, который в миг сомлел, - ...Все…я сажусь…,- тихо сказал он и через секунду уже сидел на переднем сидении, пристегнувшись ремнем…

Боишься, что угроблю, да родной?

Улыбнувшись второй раз за день, я захлопнул багажник и сел в машину….
Вечер был светлым;

Но солнце освещало громаду туч, скопившуюся в юго-восточном направлении. Выглядело это так, как будто ветер весь день скидывал в левый угол горизонта огромные мешки с хлопком, и там их оставил, до вечера.

Я чувствовал себя неловко, когда Райан при виде этой тяжелой серой массы с укоризной посмотрел в мою сторону, мол «Я же тебе говорил, скотина!»

Ехать мне было приятно, радостно и сухо - но краем глаза я продолжал коситься на тучи - ибо я знал, что ехать мне в ту сторону, к ним, придётся раньше или позже.


Ближе к ночи небеса стали сереть, причем так скоропостижно, что большой шатер над головой напоминал больше поверхность Эверглейдса под покровом ночи, чем саму звездную высь. Мы остановились - не могли не остановиться! – около придорожного кафе с потрясающим именем: «Паника», и заправили наш Форд, хотя бензина было ещё немало - ну не мог я мимо такого кафе проехать. А так, кафе как кафе - 2 бензозаправки, мотель, объездная и медленно поедающий свой бургер коп, с взглядом острым и подозрительным…

Темнеть начало довольно рано, учитывая то, что тучи теперь закрывали большую часть неба над нами. И всю дорогу, что мы ехали по второстепенной трассе, мы молчали.

Я молчал, стараясь снова не заржать оттого, что крыса интенсивно щекотала меня своими усами, а Райан молчал, очевидно, терзаясь сомнениями насчет моей адекватности.

В руках он держал батон, которым я хотел его побить, а на лице у него отразилась вся печаль человечества о потерянной любви, отчего он выглядел очень забавно.


Наконец, спустя примерно полчаса, мы выехали на хайвэй. Небо над нами уже совсем почернело, издалека раздавались раскаты грома, кое – где шарили молнии, озаряя черноту яркими разломами. Крыса у меня в кармане, как мне показалось, сошла с ума: она извивалась, шевелила усами, как вертолет лопастями, и скреблась во все щели.

Ощущения были просто поднебесные, потому что не корчиться от смеха, мягко говоря, было невозможно. Райан изредка поглядывал на меня, каждый раз либо вздыхая, либо презрительно фыркая.


Грозы на юге Флориды очень быстро возникают и так же быстро исчезают. Едешь так, не спеша, спокойно всё кругом. И вдруг видишь, что пол неба закрыто угрожающего вида тучищей. Очень неприятно, когда гроза застаёт на хайвэе, ехать в плотном потоке в 5 рядов со скоростью 70 миль в час ужасно, но я, разумеется, по врождённой дури и упрямству продолжаю двигаться вперед. Вот начали падать первые крупные капли дождя.

Хорошо бы сейчас в лесу оказаться, там, у Венца на даче…здесь немного…не то….


Вода лилась с неба сплошной стеной, видно было лишь два красных габарита впереди идущего автомобиля и несколько пар фар со встречки.

Видимость спустя некоторое время стала просто нулевая, но, несмотря на это, машины двигались с приличной скоростью.

Но после того как моя голова догадалась повернуться направо и посмотреть на Райана, я съехал на обочину, как и большинство машин, которые ехали по встречной полосе.

На лице у него застыл дикий ужас, он вцепился обеими руками в батон, переломив его пополам. Глаза устремлены куда-то в даль, застланную пеленой дождя, а ноздри раздувались в сумасшедшем ритме.


- Райан! – позвал я, дотронувшись до его плеча, отчего он вздрогнул, и ошалело уставился на меня.

Как потом оказалось, зря я так начал разговор. Мистер Росс, очевидно, впал в ступор из-за своей нелюбви к дождю, а в частности к грозе.

- Что? – тихо ответил Райан.

- Пока гроза не закончится, мы будем стоять здесь, хорошо? – вкрадчиво пролепетал я, чтобы хоть как-то успокоить это великовозрастное дитя.

- Не надо разговаривать со мной, как с умалишенным, - мгновенно отреагировал Райан и отстегнул ремень, - Черт, батон….

Я старался не произносить ни звука, но когда Райан издал что-то смутно похожее на детское «Ох», то я не стал сдерживаться и заржал, крыса в кармане подозрительно притихла…. Вот что значит выражение «крошить батон».

Пока мы ехали по трассе, Райан умудрился так намять это хлебобулочное изделие, что теперь все его джинсы и сиденье были покрыты довольно крупными кусками хлеба.
- И после этого у меня крыша поехала? – стараясь как можно нежнее произнести эту фразу и не ржать, я решил, что сейчас самое время кое-кого кое с кем познакомить, и незаметно открыл молнию на кармане с крысой, отчего та зашевелилась как сумасшедшая…

- Господи, - начал Райан, - как теперь это все убрать…

Я, не долго думая, на всю машину заорал «КРЫСА В ПОМОЩЬ!!!!» и с радостной миной на вытянутой руке сунул бедное маленькое создание прямо Райану в лицо.

…Мое тело болит до сих пор,…но не это важно….

Я даже не знал, что Росс умеет так визжать.

Видимо тоже не долго думая, Райан со всей дури двинул мне кулаком в глаз, при этом в порыве ярости крича что-то вроде «Это что, крыса?!» и «Убери её от меня!!».

Я был полностью уверен, что то впечатление о крысах – гигантах с дачи Венца Райан сохранит на всю жизнь, но не был уверен, что теперь, завидя эту, грубо говоря, мышь, он так перенервничает.

Взмахнув руками, он выбил у меня из рук бедное животное, которое испугалось похлеще его самого и улетело в неизвестном направлении, как впоследствии оказалось – на штаны Райана.

Когда он обнаружил ее у себя на ширинке, то заорал пуще прежнего, смахнул крысу, открыл дверь и просто-напросто выпал из машины.

Я не знал, что делать мне и решил, что буду пока что держаться за больной глаз, который точно уже заплыл…


Райан в шоке стоял под дождем и с ужасом заглядывал в машину. Глаза его почти что вылезли из глазниц, он был абсолютно мокрый. Гроза не прекращалась.

И вот тут до меня дошла вся комичность и тупизна этой ситуации. Я начал просто давиться в истерическом хохоте.

От этого Райан просто взбесился. Я думал, что он убьет меня прямо здесь.

Хотя…терять уже было нечего. Я выбрал «Пан, или пропал». В моем случае отступать опрометчиво.

Я попытался успокоиться, но как только вспоминал визжащего Росса – у меня снова начиналась истерика. А уж когда я представил, что подумают люди в соседних машинах, то тупо откинулся в сидении и гоготал если не на всю Флориду, то на весь хайвэй точно.

Увидев, что я вряд ли успокоюсь ближайшие сто лет, Росс, сочась злостью, пинком закрыл дверь, так что аж машина закачалась.

Через стекло было плохо, но довольно различимо виден силуэт Райана, который, очевидно, пошел ловить машину, чтобы вернуться в отель.
Разум: Ну, вот сейчас, я думаю, надо выскочить из машины и привести его обратно.
Душа: Ох, Брендон…никогда я ещё не была тобой так довольна. Быть сексу, однозначно!
Обрадованный такими мыслями я выскочил из машины и побежал за Райаном, который, похоже, уже отчаялся стоять под проливным дождем и ловить тачку на пустой трассе, потому что теперь уверенно шагал пешком в сторону Палм – бич.
Разум: Далеко уйдет!
Я снова засмеялся. Такой выходки я от Росса не ожидал. Хотел бы я посмотреть на него после сотни километров пешего бега. Весело будет.
- Райан! - пытался я перекричать дождь, - да стой ты, дурак! Райан!

- Если я ещё раз тебя увижу, Ури, то только на твоих похоронах!!!

- Райан! Это был подарок!

- ЧЕГО?!?!?!? - Росс резко остановился и обернулся. – ПОДАРОК?!?!?

- Ну да…, - скромно сказал я.

- Подарок значит,…я тебе сейчас дам подарок…под дых!!!!

Тут взбесившийся Росс обрушил на мою и без того глупую голову град тяжелых ударов.

Крича что-то неразборчивое, он бил меня до тех пор, пока я не упал на землю.

Я пытался блокировать удары, объясняя ему, что все это имело совсем другой характер, но Росс не слушал.

Гнев явно затмил ему мозги, и с каждым новым ударом я понимал, что он не успокоится, пока не покалечит меня.

В голове родилось два варианта.
Разум: Первый – дать ему с ноги прямо в табло, чтобы хоть как-то сбить спесь с этой истерички.
Душа: Второй – как истинный христианин, «подставить вторую щеку», не защищаться от ударов и просто дать ему себя изувечить, нехай одумается (прим. авт.: разумеется, я знаю, что Ури ваще мормон и все такое, но в данной ситуации он решил поступить в православном стиле ^^).
Я безоговорочно выбрал…второе. Именно тогда я понял, что на самом деле люблю этого человека. И что хочу принимать от него не только любовь, но и тумаки, если потребуется.

Опустив руки, я посмотрел Райану прямо в глаза. В них была просто животная ярость.

Пытаясь на телепатическом уровне сказать ему, что я только что понял, я едва заметно улыбнулся…и тут же получил мощный хук справа прямо в нос…

Лежа на земле, я слышал, как из других машин выскакивают люди и начинают кричать что-то в нашу сторону.

Райан неподвижно стоял надо мной, тяжело дыша. С правого кулака на асфальт падали алые капли.

Потом я почувствовал, что в глазах темнеет, а на языке ощущается металлический привкус крови.

- Я тебе это вряд ли когда-нибудь прощу, Ури, - донеслось издалека, и чьи-то руки подняли меня.
Не помню, как добрался до машины, но очнулся я посреди ночи, на водительском сидении, без кофты и с каким-то инородным предметом в носу.

Соображать было сложно, Росс – таки выбил из головы всю дурь…вместе с мозгами….

Поэтому я просто решил найти взглядом этого буйного гитариста, который чуть не сделал меня инвалидом.

Скорее всего, этот бешеный мужик сидел справа от меня, поэтому, недолго думая, я повернул голову в сторону пассажирского сидения….


Там, как и ожидалось, сидел Райан, нагнувшись к коленям. Он что-то увлеченно разглядывал.

Я перевел взгляд на то, что заняло сейчас все его внимание.

В ладонях, сжавшись в комочек и аккуратно принюхиваясь к длинным пальцам, сидел крыс. Он не дергался и спокойно изучал своего нового хозяина, который в свою очередь, похоже, изучал своего нового питомца.

В глазах Райана читалась высшая степень умиления: он постоянно улыбался, глядя на маленького крыса и иногда поглаживая кончиками пальцев по любопытной мордашке, когда тот трогал лапкой и обнюхивал каждый его палец.

Они просто идеально смотрелись рядом друг с другом.
Душа: Видишь, дорогой, ты не прогадал, ему нравится крыса.
Разум: Надеюсь, ушибленный на голову наш, ты теперь почаще будешь думать головой…
Господи, было бы теперь чем думать…Райан не только, кажись, головной мозг выбил, но ещё и спинной…

Я хотел было улыбнуться, но разбитая губа не позволила, и я зашипел от боли.

Оба посмотрели на меня: крыс с испугом, Райан с безразличием.

Второй взгляд мне не понравился вдвойне. Но как оказалось, меня поглючило.

Райан смотрел на меня виновато.

- Прости меня, ладно? – сказал он спустя минуту и добавил, кивнув при этом на крыса, - Он очень милый.

- Я рад, что тебе нравится, - ответил я, не поднимая головы от сидения.

- Сильно болит?

- Почти ничего не чувствую.

- Почему ты не ударил в ответ?

- Не хотел…

- А если бы я не остановился?

- Ты бы в любом случае остановился.

- С чего ты взял?

- Разве не так?

- Не отвечай вопросом на вопрос.

- Ну, ведь ты бы не стал избивать до полусмерти того, кого любишь…ммм?

- А я тебя люблю?

- Ну, уж это ты у себя спроси, - ухмыльнулся я.

- Да я уж спрашивал…

- И что он сказал?

- Не знаю…

- Так и сказал?

- Так и сказал…

- Не может быть.

- Это почему?

- Ну, если бы ты меня не любил, то избил бы до полусмерти, но я сижу здесь, слава богу, живой, поэтому…

Чуть помедлив, Райан сказал:

- Я тебя люблю…

- Я тоже тебя люблю, - хрипло отозвалось из моей груди.


- Посиди здесь, - тихо сказал Райан крысу и посадил его на панель перед лобовым стеклом.

Я наклонил голову к Райану, который, ухмыльнувшись, вытащил у меня из носа салфетку, насквозь просочившуюся кровью.

- В глаз дал, нос разбил, губу рассек.…Ох, горе ты мое травмоопасное, - произнес он прямо мне в губы.
Поцелуй был влажный, горячий. Секунды тянулись медленно и сладко.

Легкие прикосновения мягких губ, изящные маневры языка, едва различимые, эфемерные прикосновения рук к щекам, шее, плечам, груди…

Нежный неспешный поцелуй, который затем перерастал в более страстный и глубокий. Дыхание стало учащаться. Хотелось большего, но что-то останавливало нас обоих.

Наверно это тот недостаток нежности, который мы накопили за весь этот злосчастный отпуск. И который так спонтанно восстанавливали на обочине хайвэя в компании любопытной крысы, которая теперь умудрилась слезть с панели и переползти на колени к Райану, отчего он вздрогнул, и мы на секунду прервали поцелуй.

- Ты ему понравился, - прошептал я.

- Это потому что ты издевался над ним, а я тебя за это побил, - улыбнулся Рай.

- Ну, тогда ты герой.

- Ага, прямо человек – молекула…, - сказал Райан.

Я хотел, было ответить, но тут почти невидимая в темноте рука легко нажала на мой подбородок, заставляя открыть рот шире, и полуоткрытые губы накрыли мои собственные в глубоком нежном поцелуе, заставляя глотать фразу, едва успевшую вылететь изо рта.


следующая страница >>