Начальники Военной команды самокатчиков при Управлении делами Совнаркома (1917-1922) - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Нэп колхоз Совхоз 1922 г. Генуэзская конференция 1922 г создание... 1 26.28kb.
25. Гражданская война (1917-1922): причины, ход, результаты 2 694.99kb.
Состав Общественного совета при Управлении Федеральной службы государственной... 1 19.22kb.
Конкурс для девочек к 8 марта. Март. Ю. Коринец Третий месяц у ворот... 1 62.37kb.
История Русской Православной Церкви после 1917 года. Русская Православная... 1 220.24kb.
Отчет доог 2010 Команда Хабар, id 327 Руководитель команды Копать... 1 26.88kb.
Рефераты, курсовые, дипломные работы Тема IX. Революции 1917 г в... 3 994.76kb.
«скаутинг воспитание делом через игру» 1 74.14kb.
Председатели комиссии по предупреждению и ликвидации чрезвычайных... 1 81.13kb.
Начало исторического пути пионерства (1917-1930гг.) 1 158.23kb.
Категория льготы Жилищные услуги 1 107.15kb.
Методические рекомендации по оценке эффективности проведения конкурсов... 2 577.25kb.
- 4 1234.94kb.
Начальники Военной команды самокатчиков при Управлении делами Совнаркома (1917-1922) - страница №1/1


Государственная фельдъегерская служба Российской Федерации (ГФС России)

Адрес: 109240, Москва, ул. Солянка, 8, телефон: (495) 606-1340, факс: (495) 606-6156, e-mail: info@gfs.ru

(информация с официального Интернет-сайта ГФС России ( www.gfs.ru ))


Главная >> История Службы >> Руководители Российской фельдъегерской связи >>

Начальники Военной команды самокатчиков при Управлении делами Совнаркома (1917-1922)

В первые годы становления Советской власти доставку секретной и срочной правительственной и военной корреспонденции адресатам, кроме Службы внешней связи при Управлении по командному составу Всероссийского Главного штаба, обеспечивали и другие организации фельдъегерской и курьерской связи. Среди них особое место занимала Военная команда самокатчиков при Управлении делами Совета Народных Комиссаров.

У истоков создания Военной команды самокатчиков стояли бойцы-самокатчики дислоцировавшихся в Петрограде самокатных батальонов старой армии, личный состав которых в октябрьские дни 1917 года поддержал сформированное на II Съезде Советов правительство во главе с В.И. Лениным. Именно солдаты-самокатчики использовались Петроградским военно-революционным комитетом, а затем и Управлением делами Совнаркома в качестве курьеров для поддержания регулярной живой связи и обмена информацией с воинскими частями, красногвардейскими отрядами, заводами и фабриками, а также с возникающими новыми подведомственными правительству учреждениями и организациями.

Уже при формировании Управления делами Совнаркома в его штате была предусмотрена небольшая группа самокатчиков в количестве шести человек, которые были прикомандированы из различных воинских частей и, как военнослужащие, находились на казарменном положении. Размещались они в здании Смольного института и находились в непосредственном подчинении Управляющего делами Совнаркома В.Д. Бонч-Бруевича и Секретаря Совнаркома Н.П. Горбунова, которые организовывали их работу и заботились об их нуждах. Так, например, для создания сносных условий проживания самокатчиков и обеспечения их отдельными предметами военного обмундирования Н.П. Горбунов уже 12 декабря 1917 года обратился с официальным письмом к коменданту Смольного П.Д. Малькову и просил его выдать прикомандированным самокатчикам 6 пар сапог, 6 штук стеганых одеял и 6 штук простыней.

В связи со значительным ростом объемов переписки Управления делами Совнаркома с советскими и партийными учреждениями и организациями постепенно увеличивалась и штатная численность команды самокатчиков, которая в январе 1918 года насчитывала в своих рядах уже 12 человек. Тогда же для удобства несения служебных обязанностей при доставке корреспонденции по городу всем самокатчикам по их просьбе и по ходатайству В.Д. Бонч-Бруевича неудобные при езде винтовки и карабины были заменены револьверами системы «Наган». Пополнялась команда самокатчиков при Управлении делами Совнаркома и в последующие месяцы 1918 года. К моменту переезда правительства из Петрограда в Москву в марте 1918 года здесь трудилось более 20 человек, однако вместе с правительством из них переехали только шестеро. Среди последних находился и Иван Гаврилович Горшков, который был тогда старшим команды. Самокатчики в этот трудный для страны период осуществляли доставку по столице и в ближнее Подмосковье декретов, постановлений, распоряжений и других документов Совнаркома, ВЦИК и ЦК РКП(б). Выполняли они и другие разнообразные поручения.

В связи с постоянным ростом служебных обязанностей, численность команды самокатчиков вновь была увеличена за счет красноармейцев 9-го латышского полка, охранявшего Московский Кремль. В июне 1918 года она насчитывала 18 человек; старшим команды был в то время Ян Цыгановский, а в сентябре 1918 года его сменил Ян Янович Лиепа, который 3 сентября 1918 года от имени всех самокатчиков обратился к Управляющему делами Совнаркома В.Д. Бонч-Бруевичу со следующим официальным заявлением: «В виду того, что в настоящее время мы работаем круглые сутки, нам необходимо иметь фонари для езды ночью. Просим оказать содействие в снабжении в срочном порядке для 18 человек фонарей, сумок, револьверов и кожаной одежды». Не получив ответа, они обратились с аналогичным по содержанию заявлением непосредственно к председателю СНК В.И. Ленину, которое подписали все 18 самокатчиков. 7 сентября 1918 года В.Д. Бонч-Бруевич официально сообщил старшему команды самокатчиков Лиепе о том, что по распоряжению В.И. Ленина все 18 самокатчиков должны работать ежедневно по 6 часов в день. А вскоре были решены и другие вопросы по обеспечению самокатчиков фонарями, сумками, револьверами и кожаной одеждой. Значительно был увеличен и численный состав команды.

Тем временем менялось и руководство командой самокатчиков. Лиепу заменил Андрей Эдуардович Драудинь, которого в свою очередь, сменил Иван Гаврилович Горшков. В феврале 1919 года команду возглавил Владимир Петрович Воейков, вскоре сдавший командование Михаилу Николаевичу Белкину. В это же время должность старшего команды была переименована в начальника команды самокатчиков.

В мае 1919 года по инициативе В.Д. Бонч-Бруевича команда перешла в двойное подчинение: по службе самокатчики подчинялись Управляющему делами Совнаркома и его заместителям, а по вопросам довольствия и материального обеспечения – начальнику военной автобазы Совнаркома. Как показала практика, эта мера не дала положительных результатов. В связи с постоянным обновлением личного состава, многие сотрудники вновь оказывались без кожаной одежды, особенно те, кто только что прибыл из воинских частей. 7 июля 1919 года М.Н. Белкин обратился с заявлением на имя В.Д. Бонч-Бруевича: «Команда самокатчиков в составе 36 человек, обслуживающая СНК и ЦК РКП(б), прикомандирована к автобазе СНК на все виды довольствия и подчинена начальнику автобазы СНК. Команда находится в очень тяжелых условиях жизни, так как заботится о ней некому, а автобаза считает самокатчиков чужими. Несмотря на это команда службу свою несет и не ропщет, хотя и трудно достается в жаркие дни, когда бедные самокатчики с утра до поздней ночи разъезжают по всей Москве целыми сутками потные, усталые и грязные, не имея сменного белья. От имени всех самокатчиков прошу Вас принять меры к обеспечению бельем, сапогами, кожаным обмундированием, иначе самокатчики не смогут нести свою службу в сырую погоду на велосипедах, тем более со срочными бумагами, когда самокатчик не щадя своей жизни летит, как угорелый, и весь мокрый и грязный. Служба самокатчиков труднее, чем шофера, так как он теряет здоровье и силу, рвет одежду и обувь на велосипеде, а обеспечивается хуже».

По ходатайству В.Д. Бонч-Бруевича а адрес начальника Всероссийского Главного штаба, в октябре 1920 года существование команды самокатчиков было официально узаконено. В приказе Реввоенсовета Республики от 18 октября 1920 года № 2185 говорилось: «Принять к руководству объявляемый при сем штат самокатной команды при военной автобазе Совета народных комиссаров… Примечание: 1. Самокатная команда является строевой частью. 2. Команда находится при военной автобазе Совнаркома, где и числится на всех видах довольствия. 3. Начальнику военной автобазы СНК присваивается в отношении самокатной команды права командира полка». Вслед за этим состоялось назначение личного состава по должностям: начальником команды стал Степан Сергеевич Рыбаков, его помощником – Михаил Николаевич Белкин, старшиной команды – Константин Андреевич Пискарев, командирами отделений – И.С. Кириллов, М.В. Логунов, Э.К. Хаберкорн и И.А. Хромов.

В связи с увеличением штатной численности (предусматривалось 48 единиц), самокатчиков чаще стали привлекать к обслуживанию курьерской связью партийных, правительственных и профсоюзных мероприятий. Так, в 1920 году самокатчики обслуживали III Всероссийский съезд профсоюзов, II конгресс Коминтерна и ряд других мероприятий. Тем не менее, вопросы их материального обеспечения так и не были разрешены. В связи с постоянными жалобами в марте 1921 года приказом по Управлению делами Совнаркома была образована комиссия в составе: военного комиссара автобазы СНК Гобы, коменданта Совнаркома Ауэрберга и начальника самокатной команды Рыбакова для проверки порядка несения службы самокатчиками и условий жизни команды. После проведенной проверки эта комиссия представила новому Управляющему делами Совнаркома Н.П. Горбунову акт, подробно характеризовавший все стороны жизни и служебной деятельности команды, где, в частности, отмечалось: «Команда самокатчиков получает тыловой красноармейский паек из автобазы СНК на общих основаниях с ее сотрудниками. Горячая пища получается в виде обеда и ужина из столовой ВЦИК. Кипяченой воды не имеется из-за отсутствия кипятильника. Обмундирование команда получает также через автобазу СНК. Кроме нательного белья, которого числится по две пары, во всем остальном ощущается большой недостаток: шинелей на многих нет, обувь вся изношена. Вследствие этого приходится освобождать от дежурства самокатчиков, что плохо отражается на порядке несения службы. Стирка белья не производится, так как Кремлевская прачечная не справляется с работой. Постельного белья и тюфяков нет. Имеются взятые взаимообразно у коменданта Кремля одна смена простыней, которые вследствие долгого употребления сильно загрязнены. Кремлевскую баню красноармейцы-самокатчики посещают регулярно».

Отрицательно влияло на служебную деятельность также обстоятельство, что фактически постоянно обновлялся ее состав. Увольнялись из команды, как правило, самые опытные работники, а на их место прибывали из воинских частей молодые красноармейцы, совершенно не знакомые со спецификой работы правительственных курьеров, а часто и с городом Москвой. Так, только в мае 1921 года 13 самокатчиков старших возрастов (одна треть личного состава) были демобилизованы. Бытовые вопросы постепенно стали решаться лишь после улучшения политической и экономической обстановки в стране. В 1922 году самокатчиками было получено кожаное (дорожное), повседневное и парадное обмундирование. С целью улучшения партийной и политической работы в самокатной команде приказом Реввоенсовета Республики от 26 мая 1922 года № 1276 в ее штат вводилась должность политического руководителя, на которую был назначен В.И. Беляев, бывший до этого секретарем комячейки в автобазе СНК.

В середине 1922 года был поднят вопрос о возможной реорганизации Военной команды самокатчиков. Руководство Управления делами Совнаркома пыталось сохранить команду в прежнем виде: в письме заместителя Управляющего делами СНК В.А. Смольянинова заместителю председателя РВСР Э.М. Склянскому от 19 июня 1922 года была дана развернутая характеристика деятельности и команды и намечены меры по ее дальнейшему совершенствованию. В частности, здесь указывалось: «...Управлением делами СНК получена почтотелеграмма Управления штаба РККА о том, что самокатная команда снимается со всех видов военного довольствия с 1-го июля сего года. Ввиду этого, считаю необходимым довести до Вашего сведения следующее: вопрос о том, должна ли команда самокатчиков оставаться военной, или преобразовать ее в гражданский отдел ответственных курьеров – несколько раз ставился в Управлении делами. Созывалось по этому вопросу несколько комиссий, которые обследовали условия работы самокатчиков, и все означенные комиссии пришли к выводу, что только военная самокатная команда вполне подходит к той работе, которая на нее возлагается. Мотивы приводились следующие: 1. Через команду самокатчиков посылается вся (в том числе секретная и срочная) корреспонденция. 2. Самокатчики имеют доступ во все помещения Управления делами СНК. Исходя из этого положения ясно, что: 1. Команда должна быть очень строго подобрана. 2. В ней должна быть поставлена надлежащим образом дисциплина. 3. Желательно, чтобы состав команды состоял из людей, не обремененных семьей и оторванных от нее, чтобы, получая все необходимое довольствие, они были не склонны поддаваться влиянию НЭП. Из этих предпосылок ясно вытекает, что команда должна быть военной. Строго подобранный состав строевых красноармейцев, надлежащее довольствие, общежитие, хорошо поставленная культурно-просветительная работа – придадут команде стойкость и отчетливость в работе при обслуживании Центрального правительства. Исходя из всего вышеизложенного, считаю необходимым просить Вас сделать следующее распоряжение: 1. Оставить команду на всех видах довольствия. 48 человек не лягут особенно тяжким бременем на Военное ведомство. 2. Улучшить снабжение самокатной команды. Для этого: 1. Выдать ей 48 комплектов парадного обмундирования (1-й сорт). 2. Выдать такое же количество обмундирования 2-го сорта. 3. В виду особо важной работы команды – приравнять ее в отношении снабжения к слушателям курсов ГУВУЗа. О Вашем решении прошу меня уведомить».



В ответ на это письмо пришло сообщение из Организационного управления штаба РККА о том, что с 1 июля 1922 года в норму Красной Армии по Московскому военного округу (по графе военные части) включается самокатная команда автобазы СНК в числе 48 человек с отпуском для означенной команды 48 пайков и зачислением таковой на довольствие при Объединенной школе имени ВЦИК. В июле 1922 года был назначен новый начальник самокатной команды Иван Васильевич Громушкин, занимавший до этого назначения должность командира взвода Объединенной школы имени ВЦИК. Впервые за пять лет существования команды ее возглавил строевой командир, который сразу после вступления в должность предпринял ряд мер по укреплению дисциплины и улучшения служебной деятельности. С личным составом стали регулярно проводиться занятия; в команде работала школа 1-й ступени, где велись занятия по географии, истории, русскому языку и арифметике. Для более подготовленных самокатчиков проводились политические занятия по «Азбуке коммунизма». Кроме того, некоторые из самокатчиков стали поступать на учебу на вечернее отделение рабфаков.

В силу объективных причин, И.В. Громушкин также не долго возглавлял команду, поскольку, несмотря на предпринятые меры, ее реорганизация оказалась неизбежной. Уже в сентябре 1922 года представители Управления делами Совнаркома и Фельдъегерского корпуса ВЧК-ГПУ вели переговоры по вопросу обслуживания правительства фельдъегерской связью органов государственной безопасности, в том числе и по доставке правительственной корреспонденции по городу Москве. Эти переговоры завершились подписанием 22 декабря 1922 года договора, в котором специально оговаривалось, что Фельдъегерский корпус ГПУ берет на себя обслуживание Управления делами Совета Народных Комиссаров и Совета Труда и Обороны с подведомственными учреждениями и постоянных комиссий при СНК и СТО внутренней городской почтовой связью. Военная команда самокатчиков реорганизовывалась в соответствующе структурное подразделение Фельдъегерского корпуса ГПУ по обслуживанию правительства фельдъегерской связью; расходы по ее содержанию в отношении довольствия, обмундирования, технического и материального снабжения Фельдъегерский корпус ГПУ принимал на себя.