Любви в английской литературе - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1страница 2
Похожие работы
Любви в английской литературе - страница №1/2

Содержание

Введение……………………………………………………………………………..2

Глава 1. Концепт «любовь» в русском языке на примере произведения

Л. Н Толстого « Анна Каренина» …………………………………………..….…..5

1.1. Эволюция концепта «Любовь» в русской лингвокультуре …………………5

1.2. Актуализация концепта « Любовь» в русском языке на примере «Анны Карениной»………………………………………………………………………….8

Глава 2. Концепт «любовь» в английском языке на примере С. Моэм « Узорный Покров» ………………………………………………………………………….…16

2.1. Тема любви в английской литературе………………………………………16

2.2. Актуализация концепта « Любовь» в английском языке на примере «Узорный Покров»………………………………………………………………..25

Заключение ………………………………………………………………………..31

Используемая литература……………………………………………………..….32

Введение

На сегодняшний день «концепт»  является многомерным смысловым центром, включающим в себя и определяющим собой феномен культуры, который непосредственно связан с языком. Концепт существует для каждого основного значения слова, он не непосредственно возникает из значения слова, а является «результатом столкновения значения слова с личным и народным опытом человека».

В последнее время активно развивается понятие концепта. Термин концепт стал активно употребляться в лингвистической литературе с начала 90-х годов и закрепился в культурологии. Слова "концепт" и "понятие" одинаковы только по своей внутренней форме: В переводе с латинского conceptus означает "понятие", от глагола concipere, что буквально означает "понятие".1

Арутюнова Н.Д. предлагает такой подход к определению концепта: "концепт" трактуется как понятие обыденной философии, являющейся результатом взаимодействия ряда факторов, таких, фольклор, религия, жизненный опыт, ощущения и система ценностей.

Одним из первых в мировой лингвистике обратился к исследованию концептов Аскольдов С.А. Он считал, что, концепт в процессе мысли замещает множество предметов одного и того же рода. Концепт может замещать как реальные предметы, так и некоторые стороны предмета или реальных действий.

Д.С. Лихачев предложил считать концепт "алгебраическим выражением значения, которым носители языка оперируют в устной и письменной речи".2

Степановым Ю.С. говорит что, "концепт - это как бы сгусток культуры в сознании человека; то, в виде чего культура входит в ментальный мир человека. И, с другой стороны, концепт - это то, посредством чего человек сам входит в культуру, а в некоторых случаях и влияет на нее".

Чем существеннее, важнее то или иное чувство для самосознания и самого существования личности, тем разнообразнее и богаче языковые средства репрезентации этого чувства. Концепт любовь в этом смысле не знает себе равных, особенно любовь мужчины и женщины, огромная жизнесозидающая роль которой - один из главных мотивов всех видов художественного творчества. Как русские, так и английские писатели, говоря о любви, характеризуют ее как удивительный феномен в жизни человека, имеющий биологический, социальный, психический, исторический и культурный аспекты, но подчиняющийся прежде всего закономерностям культуры .3

Неслучайно любовь является объектом познания в различных науках и искусствах, но ни одно из определений, ни один из имеющихся подходов к исследованию этого феномена не может быть охарактеризован как всеобъемлющий.

Этим и обуславливается актуальность данной курсовой работы, так как концепт «любовь» определяется задачей интегративного, многоаспектного описания когнитивно-семантического содержания образа-концепта "любовь", репрезентированного единицами разных уровней языка и речи, как одного из ключевых концептов, характеризующих внутреннее состояние человека, на материале русской и иностранной художественной литературы.

Таким образом целью данной курсовой работы является изучение смыслового понятия концепта любви, на примере произведений Л. Н Толстого «Анна Каренина» и С. Моэм « Узорный Покров».

Достижение поставленной цели определило следующие задачи: 

1) Рассмотреть концепт «любовь» на основе произведения Л. Н. Толстого «Анна Каренина»;

2) Проанализировать тему любви в русских и английских произведениях;

3) Рассмотреть концепт «любовь» на основе произведения С. Моэм «Узорный Покров»

Объектом исследования курсовой работы послужили тексты произведений Л. Н Толстого, С. Моэма, Бальмонта, Пушкина и др.

Предметом исследования курсовой работы послужили совокупность языковых средств и образно-выразительные средства создания художественных образов, репрезентирующие концепт «Любовь» в романах Л. Н Толстого и С. Моэма.

Изученные произведения позволяют сделать вывод, что русская и английская литература постоянно обращается к теме любви, настойчиво стремится понять ее философский и нравственный смысл, ее связь с явлениями мировой культуры. В этой традиции любовь понимается как путь к творчеству, к поискам духовности, к нравственному совершенствованию. Этой традиции следует Л. Н. Толстой и С. Моэм в своем творчестве.



Глава 1. Концепт «любовь» в русском языке на примере произведения Л. Н Толстого « Анна Каренина»

1.1 Эволюция концепта «Любовь» в русской лингвокультуре
Концепт как сложный комплекс признаков имеет разно уровневую представленность в языке. Наиболее информативным с этой точки зрения выступает лексический уровень. Опираясь на этот уровень исследования, возможно выявить набор групп признаков, которые формируют структуру того или иного концепта. Как отметил В.В.Колесов, «признак – всегда образ, история каждого древнего слова и есть сгущение образов – исходных представлений – в законченное понятие о предмете»

В процессе идентификации, отождествления внутреннего мира человека миру внешнему, физическому, важную (если не основополагающую) роль играет метафора, исследованию которой посвящено большое количество работ. Под метафорой в широком смысле понимается любое переносное

значение слова. 4

В современном языкознании сложилось представление о том, что, с одной стороны, метафора пронизывает всю лексическую сферу языка, выступая как средство номинации, а с другой –метафора является когнитивным способом создания и познания языковой картины мира. 5

Таким образом, метафора предстает как особый способ мышления о мире, который использует прежде добытые знания. «В метафоре стали видеть ключ к пониманию основ мышления и процессов создания не только национально-специфического видения мира, но и его универсального образа» По Лакоффу, метафора относится к одному из четырех типов идеализированных когнитивных моделей, которые представляют собой сложное структурированное целое, некий «гештальт» и отвечают за организацию знаний в мозгу человека. Под когнитивной моделью понимается «некоторый стереотипный образ, с помощью которого организуется опыт.

Такая модель определяет нашу концептуальную организацию опыта, наше к нему отношение, а также то, что мы хотим выразить. Когнитивные модели, так или иначе реализуемые в языковых знаках, обнаруживают относительную простоту структурных типов и представляют собой последовательную систему, построенную на универсальных законах»

В основе концептуальных метафор находятся когнитивные модели. Концепт представлен в виде структуры, в которой зафиксированы знания о действительности, её категоризации и содержится основная (типовая) информация о том или ином фрагменте мира. Источником метафоризации выступают «культурные коды, которые представляются концептуальными областями бытования. 6

Код культуры – это макросистема характеристик фрагментов картины мира, объединенных общими категориальными свойствами. При переносе характеристик из одного кода в другой возникает метафора или метонимия. Код культуры – это таксономия элементов картины мира, в которой объединены природные и созданные руками человека объекты (биофакты и артефакты), объекты внешнего и внутреннего миров (физические и психические явления)» . В систему универсальных кодов входят растительный (вегетативный), зооморфный (анимальный, орнитологический, энтомологический), антропоморфный, предметный, пищевой, пространственный, временной. Для русской языковой картины мира свойственна устойчивая метафорическая модель «любовь – живое существо»: Мы знаем: вечная любовь Живёт едва ли три недели (Пушкин А.С. Кокетке).Но на крутом внезапном склоне, Среди камней, я понял вновь, Что дышит жизнь в немом затоне,

Что есть бессмертная любовь (Бальмонт К.Д. Среди камней). Данная модель развивается с помощью витальных признаков: любовь может болеть: Не спекулируют, не пишут манифестов, Не прокурорствуют с партийной высоты, И из своей больной любви к России Не делают профессии лихой(Чёрный С.). Любовь наделена силой: Когда другой сойдет в могилу, Тогда поймет один из нас Любви безжалостную силу – В тот страшный час, последний час!

В структуре концепта ЛЮБОВЬ отмечены признаки временного жилья. Это может быть связано с древнегреческим мифом, согласно которому Эрот получил в наследство от своих родителей (по одной из версий, его матерью была Афродита, а отцом – Арес – бог войны, видимо, отсюда у Эрота в руках его вечный атрибут – лук со стрелами) такое качество, как бездомность. Временное жилье любви описывается метафорой приюта: Вот он, приют гостеприимный, Приют любви и вольных муз, Где с ними клятвою взаимной Скрепили вечный мы союз (Пушкин А.С. Из письма к Я.Н. Толстому). Готов приют любви веселый И блеском освещен луны (Пушкин А.С. К Дели). 7

Еще одно отличительное свойство Эрота – его стрелы, которыми он попадает в сердце человека.

Эти стрелы пропитаны ядом любви. Отсюда метафоры любви – яд, отрава: Поверь, не любишь ты, неопытный мечтатель. О если бы тебя, унылых чувств искатель, Постигло страшное безумие любви;



Когда б весь яд её кипел в твоей крови (Пушкин А.С. Мечтателю). В душе несчастные таят Любви и ненависти яд (Пушкин А.С. Руслан и Людмила).

Являясь для больного душою сильным ядом, для здорового любовь – как огонь железу, которое хочет быть сталью… (Горький М. Фома Гордеев). И вот ядовитая любовь сразила Бориса и он лежит, как труп в пустыне, и где? (Булгаков М.А. Зойкина квартира). Любовь, отрава наших дней, Беги с толпой обманчивых мечтаний (Пушкин А.С. Элегия). В результате такого переноса образуется метафора «любовь-рана»: И вы, наперсницы порочных заблуждений, Которым без любви я жертвовал собой, Покоем, славою, свободой и душой, И вы забыты мной, изменницы младые, Подруги тайные моей весны златыя, И вы забыты мной… Но прежних



сердца ран, Глубоких ран любви, ничто не излечило… (Пушкин А.С. Погасло дневное светило). Любовные раны зажили, огорчения рассеялись, самолюбие успокоилось…(Куприн А.И. Юнкера).

Другим обращением русских авторов к христианской символике может послужить наличие у любви религиозных признаков. Любовь, в представлении писателей, мыслится как святыня либо как нечто святое/священное: Одно сокровище, святыня, Одна любовь души моей (Пушкин А.С. Полтава).



Но мы – всё те же. Мы, поэты, За вас, о вас тоскуем вновь, Храня священную любовь, Твердя старинные обеты… (Блок А.А.) Святая к родине любовь И праздной роскоши презренье. (Батюшков К.Н.)
1.2. Актуализация концепта « Любовь» в русском языке на примере «Анны Карениной»
Специфика процессов языковой репрезентации и категоризации концепта «Любовь» в романе Л.Н. Толстого «Анна Каренина» посвящена рассмотрению особенностей вербализации изучаемого концепта.8

Репрезентация тех или иных смыслов переплетена с процессами лексической категоризации. Самые важные и поэтому имеющие значительный объем языковых репрезентаций слоты «Отношения между супругами», «Вступление в брак», «Характеристика членов семьи», «Роды», «Воспитание детей», «Отношения между родственниками» вербализуются единицами, различными с точки зрения способа номинации и структуры (структурно-семантическая категоризация). При репрезентации этих аспектов концепта избираются способы прямой и косвенной номинации. Отметим особенность авторского использования способов прямой номинации: она употребляется не только в целях обозначения явления, констатации какого-либо факта, но и для выражения отношения к изображаемому, для акцентирования внимания на его глубинном смысле, является средством выражения оценки. Активность способов косвенной номинации (в частности метафоризации) объясняется тем, что они, обладая высоким объясняющим и воздействующим потенциалом, наиболее ярко и емко выражают отношение (автора, персонажа) к какому-либо явлению, факту; дается оценка. 9

Многообразие языковых репрезентаций аспектов концепта группируется в лингвосемиотические ряды, основанием для выделения которых являются базовые образы, моделируемые в результате обобщения внутренних форм. Массив мотивированных языковых единиц, репрезентирующий концепт «Семья» в романе Л.Н. Толстого «Анна Каренина», позволяет установить шесть продуктивных способов концептуализации данной ментальной категории. К этим способам мы относим акциональный, антропоморфный, анимический, биоморфный, фетишный и религиозный культурные коды. В главе рассматриваются образные основания, к которым прибегает автор в процессах концептуализации.10

Антропоморфный культурный код используется для концептуализации таких аспектов, как отношения между супругами, сложность внутреннего мира персонажей, особенности состояния и нюансы переживаний героев, их поведение в экстраординарных ситуациях, одиночество в семье. Осмысление этих аспектов оптимально при использовании следующих семантических матриц данного культурного кода: психические и физиологические особенности человека, его коммуникативные, возрастные, национальные характеристики.

Автор акцентирует внимание на природе страсти. Страсть граничит с безумием, она слепа и безрассудна. Такая интерпретация обусловлена представлениями о том, что человек, одержимый страстью, пребывает в состоянии, близком к умопомешательству, в состоянии маниакальной сосредоточенности на предмете обожания, его поступки лишены логических обоснований. Страстно любящая Анна предстает перед читателем не в здравом рассудке, ее мысли спутанны: «Кто это? – думала она… «Да это я», – вдруг поняла она… «Что это, я с ума схожу», – и она пошла в спальню…»

Писатель интерпретирует любовь как болезнь, душевную или инфекционную (оспа, скарлатина). Необычность такого толкования чувства заключается в том, что с любовью сравниваются заразные болезни. На выбор образа, вероятно, повлияли представления автора о том, что любовь чаще бывает взаимной (сема ‘передается от одного к другому’), – своего рода сердечный оптимизм, и фоновые знания: любовь, как и болезнь, приносит страдания, но в конце концов проходит. Ревность, по Л.Н. Толстому, – мучительная болезнь, протекающая с обострениями (припадки ревности). Выбор образа обусловлен тем, что проявления ревности, как и моменты обострения болезни, не контролируются сознанием, волей и характеризуются мучительностью состояния, усилением страданий.

В семейной жизни важны такие качества характера, как выдержка и самообладание. Об этом свидетельствует высокая авторская оценка здоровой психики жены (на примере Кити): «В ней было возбуждение и быстрота соображения, которые появляются у мужчин пред сражением, борьбой, в опасные и решительные минуты жизни» . Выбор образа, безусловно, продиктован не желанием Л.Н. Толстого маскулинизировать героиню; писатель показывает в ней наличие жесткого стержня, самообладание, выдержку, неожиданные в молодой женщине. Вероятно, осознание важности данного аспекта семейных отношений было обусловлено опытом семейной жизни автора.11

В отношении дихотомии «живое – мертвое» находятся авторские представления о поведении героев в ситуациях, как бы выводящих их из круга живых, за рамки бытия. Торжественная неподвижность мертвого – это маска, которую после разрыва с женой Каренин надел на себя, чтобы скрыть боль, отчаяние; это способ защитить себя в сложной экстраординарной ситуации, требующей проявления несвойственных ему чувств. Выбор внутренней формы покойник по отношению к роженице Кити, возможно, является следствием подмеченного писателем изменения внешнего облика и внутреннего состояния роженицы: это просветленность, некая озаренность, приближение к рубежу, за которым открывается истина: «На ее лице была та самая перемена от земного к неземному, какая бывает на лицах покойников; но там прощание, здесь встреча»

Продуктивность рассмотренного кода подтверждается актуальностью соотносящихся с ним лингвокультурем (под лингвокультуремой, вслед за В.В. Воробьевым, мы понимаем абстрактную лингвокультурологическую единицу, отражающую результаты взаимодействия двух семиотических систем – языка и культуры. Вербализованные стереотипы кода дают как положительную, так и отрицательную интерпретацию представлениям персонажей романа и автора о семье.12

Акциональный культурный код продуцирует разнообразные квазистереотипы (под квазистереотипом, вслед за В.Н. Телия, мы понимаем внутренние формы языковых единиц, репрезентирующие сформированные лингвокультурной общностью стереотипы, отражающие представления о воспитании детей, сложности внутреннего мира и переживаний персонажей, характеристике физической любви, семейной жизни в целом. Данный код активно используется автором, что находит отражение в большом количестве лингвосемиотических рядов. Посредством разнообразия матриц данного кода автор репрезентирует семейные коллизии, сложность отношений между супругами. 13

Характерной особенностью лингвокультурем, отражающих характер отношений между супругами, является представление их единицами с насыщенной отрицательной семантикой: борьба, преступление, убийство, суд, казнь, падение, служба, рабство, мучать, сделать больно, погибнуть, отравлять, раздавить, уничтожить, душить. Причин тому несколько.

Л.Н. Толстой проникает в глубь самой природы человека, в тайны психики, выявляет мотивы, которые подспудно движут его поступками. На эти сложные вопросы наука до сих пор не дала однозначных ответов. Писатель исследует природу страсти, поднимает вопрос свободы любви. Наконец, данные языковые факты можно считать обусловленными личными представлениями автора о семейной жизни.14

Для репрезентации представлений о характере отношений Анны и Вронского автор прибегает к квазистереотипу борьба: «Она не хотела борьбы, упрекала его за то, что он хотел бороться, но невольно сама становилась в положение борьбы» и т.д. Данный квазистереотип вербализует представления о воспитании. Отношения между Сережей Карениным и учителем, отцом складываются как конфронтация взглядов и интересов: «…он прямо боролся со своими воспитателями» .

В романе несколько линий, в которых квазистереотип мучать раскрывает идею человеческих взаимоотношений и человеческого бытия вообще: мучают друг друга как любящие, так и чуждые друг другу люди. Л.Н. Толстой душевные страдания описывает как физическое состояние боли. На примере отношений Левина и Кити опосредованно отражается понимание автором отношений с женой как непростых и противоречивых. В романе вербализованы разные стереотипы осмысления семьи. По представлениям Долли, семейная жизнь – это служба, подневольный труд по принуждению: «Я отслужила ему, и на этой службе ушло все мое, и ему теперь, разумеется, свежее пошлое существо приятнее» , – говорит Долли. Семья интерпретируется также как плен, рабство: «Нет, это ужасно. Быть рабом каким-то! – вскрикнул Левин, вставая и не в силах более удерживать своей досады» . Жизнь в семье для Облонского подобна состоянию человека с завязанными руками. Стереотипом семейной жизни и жизни вообще является представление ее как дороги, как прохождение пути (для Анны это сужение пространства).

Квазистереотипом физической любви, удовлетворенного полового желания в романе является убийство: «И с озлоблением, как будто со страстью, бросается убийца на это тело, и тащит, и режет его; так и он покрывал поцелуями ее лицо и плечи» . Данный языковой факт можно считать обусловленным личными представлениями автора о сути физической любви: «В плотском соединении есть что-то страшное и кощунственное. В нем нет кощунственного только тогда, когда оно производит плод. Но все-таки оно страшно, так же страшно, как труп. Оно тайна»

Стереотипами средств привлечения и удержания мужчины выступают сцены охоты, вербализованные единицами ловить, заманивать, опутывать сетями: «Вронский… тяготился теми любовными сетями, которыми она старалась опутать его

Через репрезентацию сцен земледелия в романе вербализуются представления Левина о семейной жизни: «Теперь он, точно против своей воли, все глубже и глубже врезывался в землю, как плуг, так что уж и не мог выбраться, не отворотив борозды». Отмечая первостепенную важность семьи, Л.Н. Толстой обратился к данному образу не случайно: писатель считал труд на земле самым важным и приносящим радость.

Продуктивность базовых образов в рамках анимического культурного кода обусловлена авторскими представлениями о силе, неуправляемости и стихийности человеческих чувств, их власти над рассудком, о нелогичности человеческой природы.15

Базовые образы «пропасть», «бездна» структурируют представления о глубине страданий героев романа; «хаос» становится символом беспорядка, путаницы в душе, сумбурных чувств Левина перед свадьбой. Любовь интерпретируется как неподвластная разуму неуправляемая природная стихия, существующая по своим законам. Проявления ревности Левина сравниваются с кипением и взрывом, переживания Анны – с бурей. Свойства природных феноменов – сила, мощь, стремительность проявления – кладутся в основу языкового стандарта неуправляемости чувств и власти эмоций, неконтролируемости их рассудком. 16

Базовый образ «огонь», отраженный внутренней формой единиц вспыхнуть, зажгли кровь, зажегся огнем, структурирует представления автора о страстной любви, чувственных наслаждениях Анны и Вронского «Взгляд ее зажегся знакомым ему огнем» и т.д. Страсть подобна неуправляемой, разрушающей стихии огня: она слепа, не подчиняется рассудку, опустошает и иссушает душу, губит человека. По представлениям скептического Степана Аркадьича, свет является своеобразным символом узаконенных брачных отношений, тогда как тень условно обозначает тайные связи, адюльтер: «Все разнообразие, вся прелесть, вся красота жизни слагается из тени и света».

В качестве языкового символа чувств одних героев романа чаще выступает слово сияние (Долли, Кити, Левин), включающее в импликационал своего значения семы ‘счастье’, ‘радость’. Причина выбора данной внутренней формы заложена в семантике единицы: сияние – это ровный свет. Эта особенность кладется в основу формирования языкового стандарта постоянного, спокойного чувства, верности, неизменной преданности. Напротив, в сигнификативном компоненте значения слова блеск (внутренняя форма единицы выступает квазистереотипом проявления чувств Анны и Вронского) отмечается актуализация признаков ‘внезапность’, ‘неудержимость’, ‘через некоторые промежутки’, ‘кратковременность’. Приведенные признаки отражают особенности сильного чувства, возникшего внезапно.17

Страсть, по Л.Н. Толстому, от лукавого, она греховна и порочна. Данными представлениями определяется выбор единиц дух зла и обмана, дух лжи и обмана, злой дух борьбы. Представления о ревности Анны отражены внутренней формой единиц бес, дьявол. Ревность – мучительное чувство, оно искажает суть человека. В качестве языкового символа супружеской жизни без любви, как исполнения долга, для Анны выступает слово ад: «Если он, не любя меня, из долга будет добр, нежен ко мне, а того не будет, чего я хочу, – да это хуже в тысячу раз даже, чем злоба! Это – ад! А это-то и есть» .

На наш взгляд, не приходится говорить о большей или меньшей продуктивности того или иного культурного кода. Наблюдается мотивированная дифференциация в их использовании. Так, если фетишный код продуцирует, в частности, разнообразные квазистереотипы, объективирующие идею семьи, то матрицы биоморфного в большей степени отражают представления о характеристике персонажей, особенностях их внешнего вида. Активное использование парадигмы акционального кода для отражения представлений об отношениях между супругами, воспитании детей, характеристике физической любви обусловлено тем, что многообразие и сложность жизненных ситуаций целесообразно и логически мотивированно репрезентировать посредством образных оснований данного культурного кода. Продуктивность матриц анимического культурного кода при репрезентации представлений об отношениях между супругами обусловлена авторскими представлениями о природе человеческих чувств. 18

Важно отметить, что для репрезентации одного аспекта концепта автор использует матрицы разных кодов. Насыщенность произведения метафорами, сравнениями и другими тропами способствует созданию сильных по степени воздействия индивидуально-авторских образов, получивших прецедентный характер, ставших атрибутами коллективного сознания.




Глава 2. Концепт «любовь» в английском языке на примере С. Моэм «Узорный Покров»

2.1. Тема любви в английской литературе
Тематика любви вечна, и, независимо от этого она остается новой. Любовная лирика поэтов включает в себя и сохраняет то, что было переживалось и переживается людьми разных национальностей, стран, возрастов и эпох. Свои особенности переживания этого прекрасного чувства есть и в английской поэтике, литературе.19

Ничто так хорошо не может передать уникальность литературы и языка, особенностей английской культуры и традиций как своеобразие устного народного творчества. К нему мы и посчитали нужным обратиться, для анализа теме любви в английской литературе. Можно найти очень много общих черт для передачи чувства влюбленности. А в разных странах, в том числе и Англии, выбор лексики, образов, сравнений очень похож. Приведем несколько примеров:



Love and cough cannot be hid.Любовь и кашель не спрячешь – неизбежность любви.

Men are best loved farthest off.На расстоянии любишь сильнее – стремление любить вопреки всему.

Love not at the first look.Не влюбляйся с первого взгляда - предосторожность в любви.

The course of true love never did run smooth.Настоящая любовь всегда на своем пути встречает препятствия – способность любви побороть любые сложности и то, что в любви непросто.

Above all is love all.Выше всего – любовь – превосходство любви над всем.

Love is blind.Любовь – слепа – слабость человека перед силой любви.

Love laughs at locksmiths.Любовь смеется над замками – преодоление любовью любых преград.

Love is not found in the market.Нельзя купить любовь на рынке – большая сила любви и её превосходство над материальными ценностями.

Love is ageless.Любовь не имеет возраста – любовь превыше даже физического возраста.

Love me little, love me long. Люби меня не сильно, но долго – любовь превыше времени.

The cat loves the mouse. Любит и кошка мышку – сила любви сильна одинаково ко всем.

Таким образом, уже вначале формирования английской литературы, а именно, в её основах – устном народном творчестве, - мы видим огромную силу литературной темы любви в Англии.

Предпосылки возникновения рыцарского романа и тема куртуазной любви в английской литературе можно найти в первоисточниках. Малоизвестный Жеффрее Гаймар и его «История англов» сыграли существенную роль в формировании тематики любви в английской литературе. Один из известных фактов о Жеффрее Гаймаре, можно отыскать в его романе. Почти вся информация – это гипотеза. Дату рождения и смерти Жеффрея Гаймара невозможно знать точно. Предпосылки темы куртуазной любви мы видим в эпилоге поэмы, где говорится о том, что "История англов" была написана Гаймором для своей патронессы Констанции, жены Ральфа Фитц Джильберта, крупного землевладельца и феодала в Линкольншире (Северная Англия). Гаймар во время сочинения книги долго жил в Англии и свободно использовал англосаксонские источники.20

Вначале романы и во Франции, и в Англии создавали на французском языке, но в XIII—XIV вв. было несколько романов в стихах и на английском языке, относящихся к английской литературе (к примеру, популярный «Сэр Гавейн и Зелёный Рыцарь»)

«Сэр Гавейн и Зелёный Рыцарь» ( от англ. Sir Gawain and the Green Knight) — поэма XIV века, как рыцарский роман, который рассказывает о приключениях сэра Гавейна, племянника короля Артура, и полноценно показывает дух рыцарства и верности своему слову и истинной любви. Образы были рождены германской, кельтской, фольклорно-мифологической традицией. Эта поэма – одна из значимых образцов рыцарского романа, с преодолением героем разного характера испытаний для проверки его качеств. Многие из них рассматривают различные темы, в том числе и темы любви, к примеру.

Помимо кодекса рыцаря Гавейном соблюдаются неписанные правила куртуазной любви. По кодексу рыцаря он обязан выполнять все, что просит дама. Гавейн не имеет права отказаться от подарка-пояса, он обязан выполнить обещание и отдать все, что он смог получить в этот день.

Гавейн решает оставить для себя пояс, нарушая при этом слово, но оставаясь верным даме, и соблюдая нормы куртуазной любви. Несмотря на хороший исход, как добродетельный рыцарь он себя не проявлял. В этом испытании нормы рыцарского романа и правила куртуазной любви нарушены и не могут совмещаться.21

Куртуазная любовь являлась основой средневековой куртуазной литературы. Авторы Средневековья принимают и осознают это понятие как «истинную любовь», Fin' Amor, и собирали полностью максимально полную систему ценностей в отношении темы любви.

Вся система куртуазной любви - это психофизиологическое состояние испытывающего чувство любви, и который испытывает его независимо от своей воли («истинный влюбленный» теряет цвет лица при возлюбленной, его сердце бьется очень сильно, практически не ест и не спит, - так описывается влюбленный в трактате «О любви» Андрей Капеллан), так и свод принципов и правил, согласно которым поступает влюбленный (щедрость, мужественность, красноречивость, верность).

Исследователи считают, что на специфику куртуазной любви оказывали влияние восточные представления о любви, и в том числе творчество античных авторов (Овидий, Катулл). Представление о любви как о страстном состоянии, совершенно болезненном, связывают с идеей рыцарства, которая формируется к кон. XI в., и структуре отношений сеньоров. Качество «истинной любви» описывали как одна из рыцарских добродетелей.

Слово «куртуазный» означает «придворный» (от фр. court, «двор»). В кон. XI в. при дворах знаменитых сеньоров в Европе, во Франции, Англии, Германии, устраивают «поэтические салоны», для исполнения и обсуждения произведений трубадуров, труверов, миннезингеров. Покровителями поэтов были многие сеньоры и они были заказчиками для рыцарских романов.

Было использовано много попыток для истолкования куртуазной любви как феномена эротического, где сдерживаемое желание способно выступить на первом плане; знаки для внимания Дамы (шнурки, ленты, рукава и т. п.) предоставляли повод для тематики фетишизма. Однако данные толкования куртуазной любви настолько же однобоки, как и символичны, высокое ее видение для романтиков и символистов. Куртуазная любовь отлична от античного эроса и любви-страсти Востока тем, что личное человеческое, физиологическое чувство (вздрагивания, бледность, обмороки) в единении в данной ситуации с задачами совершенствования нравов как высокозначимой в социуме категорией.22

Философия и творения романтиков дали основы для создания несколько нового понятия, известного как "романтическая любовь". Любовь в романтизме - это идеальное, превыше всего остального, нечто вечное. Литература и поэзия романтизма создали истинный культ высшей любви, приближенной к мистической ценности, которая превыше всех земных условностей.

Писатели романтизма всячески воспевали любовь и возрождали древнейшие ее представления как о космической силе, которая универсальна и приводит к единению человека и природы, идеала и действительности, духовности и чувственности. Романтики полагали, что любовь по своему происхождению духовна, идеальна во всех отношениях, но вполне свободно выражается в реальной, совершенно земной любви. С их точки зрения, в чувственной любви, возможно, увидеть мировую любовь, а в мировой любви открывается совершенный, истинный смысл любви к женщине. Именно таким обр чувственная любовь, зачастую, приобретала мистические значения как ответ на вопросы мироздания и вопрос о смысле жизни.

Если искать основополагающие истины любви и светлые зачатки этого прекрасного чувства в английской литературе, то можно найти их в шедевре мировой классики – повести У.Шекспира «Ромео и Джульета». Эту романтическую историю создал английский классик, а в дальнейшем она вошла в сердца миллионов читателей.23

Ромео и Джульетта должны были погибнуть во имя любви, и, препятствуя сопротивлению родителей, все-таки остаются вместе, хоть и не в этом мире. Это яркий пример для начала эпохи романтизма, где любовь – это духовная единица.

Ромео проявляет готовность ради любви отказаться от своего имени, а Джульетта готова пожертвовать своей жизнью, для того, чтобы быть Верной Ромео и их любви.

Ромео:

« Меня перенесла сюда любовь, Ее не останавливают стены.

В нужде она решается на все, И потому - что мне твои родные!» -

Для героев нет преград на пути их любви, -

Джульетта:

« … Мое лицо спасает темнота, А то б я, знаешь, со стыда сгорела, Что ты узнал так много обо мне. Хотела б я восстановить приличье, Да поздно, притворяться ни к чему. Ты любишь ли меня? Я знаю, верю, Что скажешь "да". Но ты не торопись. Ведь ты обманешь. Говорят, Юпитер Пренебрегает клятвами любви. »

Терзания влюбленных сродни чувствам настоящих романтических героев. Бледность, волнение, связь с мифологическими сюжетами. Любовь Ромео и Джульетты превыше всего.24

В сонетах Шекспира тоже подробно раскрывается тема любви романтической. Для нее свойственны такие черты как:

1) Чувство любви похоже на болезнь, на одержимость.

Такое сравнение можно найти в 147 сонете :

Моя любовь с горячкой злою сходна…. (a fever, the disease) или

Мои слова и мысли - бред туманный…

2) Слепость и потеря самообладания в любви.

В 141 сонете Шекспира можно прочесть:

Но сердце ни уму, ни чувствам не подвластно…

Здесь Шекспир описывает чувство любви таким словосочетанием (one foolish heart) и ведет речьо незрячей любви (blind fool Love).

А в Сонете 137:



Безумная любовь! Слепец! Не ты ль затмила

Мои глаза! Они не видят, хоть глядят…

Thou blind fool Love, what dost thou to mine eyes,

That they behold and see not what they see?

3) Всесильность любви над любыми препятствиями, это умение преодолеть

препятствия, все сложности.

В 116 сонете Шекспира: Ее не сломят бури никогда (O no, it is an ever-fixed mark. That looks on tempests and is never shaken; )

4) Чувство любви одинаково сравнивают с пожаром, огненной стихией, пламенем:

В 119 сонете Шекспир изображает вселенское чувство: потухшая любовь, пылавшая огнем…

Вот строки из 154 сонета: Тот факел бросили они в родник холодный,



И от огня любви он тотчас теплым стал…

This brand she quenched in a cool well by,

Which from Love’s fire took heat perpetual…

В любой культуре, в том числе и английской, состояние безответной любви, для совершенно всех, и отказ любимого сравнивается с убийством:



«Я ненавижу» - тихо мне шептали. Ее уста – любимые уста, которые создать могла лишь красота. Жестокие – они словами убивали,..»

Особенно интересно то, что поэты с темой любви в Англии зачастую использовали в стихах цветочные образы, причем легко заметить, что один из популярных цветов – роза: «Пред розой пышною роскошного востока бледнеет цвет ее пленительных ланит…»

По большей части само понимание любви создавалось поэзией романтики, в первую очередь английской, которая создавала культ идеалистической, высокой любви. Этот культ был свойственен для поэтики Шелли и Байрона, которые первыми переводили на язык поэтики идеи платонического эроса. Примером подобной философии любви может послужит, к примеру, сонет Шелли "Философия любви":25

Ручеек сливается с рекой,

А река - с могучим океаном,

Ароматный ветерок весной

Неразлучен с ласковым дурманом:

Одиноким в мире быть грешно. -

И, покорны высшему закону,

Существа сливаются в одно...

Что ж меж нами ставишь ты препону?

Видишь, к небу тянутся хребты,

А волна к волне спешит в объятья

И друг к другу клонятся цветы,

Словно к сестрам любящие братья;

И земля лежит в объятьях дня,

И луна целует гладь морскую, -

Но скучны их ласки для меня,

Если губ твоих я не целую!

В результате, создается уникальная, универсальная философия и поэтика любви, представляющая существенную сторону мировоззрения романтизма. Теория романтиков неразрывно связывается с философией любви романтиков, которая включает в себя вечный поиск совершенства.

Легко увидеть то, что романтизм и классицизм полярно с разными взглядами подходят к феномену любви. Классицизм выдвигает логичность, дисциплину, рациональность в изображении любовных образов, романтизм же, напротив, обращает свое внимание на проявлении фантазии, насилия, страсти.26

Еще один из романтиков -Джордж Гордон Байрон и ведущее место в его творчестве занимает тема любви, свободы. Большинство из его произведений посвящены этой тематике, к примеру, «Песня для луддитов». Лудди¬ так в Англии в XIX в. Именовали рабочих, которые стремились к лучшей жизни для себя. У них была своя любовь, любовь к свободе. Поэт испытывает страдания по друзьям прошедших дней, особенную боль приносит для него разочарование в любви. «И женщина, любимая женщина! Ты, моя надежда, моя святыня, мое все...» — пишет он. Чувство романтической любви, которое намного выше всего в мире и ставшее постоянным многих героев Байрона, которое было воплощено в данной строке. Ведущее чувство стихотворения — одиночество сердца в любви – это тоже черта поэзии Байрона. Приют для одинокого влюбленного сердца - это дикая природа: горы и скалы, утесы., приморские волны. Новаторство тематики любви у Байрона проявляется в следующих особенностях: субъективное начало; трагичность; максимализм (чувств, желаний, сюжетной канвы); единение смерти и любви, единство классики и романтизма, передача сложных переживаний пленительные женские образы; много выразительных средств.

Шарлотта Бронте тоже была представителем романтизма.

И у нее в творчестве была повесть «Альбион и Марина», которая открыла свежий этап в творчестве Шарлотты. На тот момент ее основной темой стала любовь. Основа повести – это оригинальная история о любви Артура Доуро , который был сыном герцога Веллингтона, к дочке его личного доктора, Элизабет Хьюм

В данной повести сразу появляется леди Зенобия Элрингтон, женщина , сильная характером, любимая из героев Шарлотты, которая участвует практически во всех произведениях Витропольской, а в дальнейшем и в Ангрийской саге. Для любовного треугольника Артур — Марианна — Зенобия посвящаются ещё следующие произведения: повесть «Свадьба» и пьеса «Соперницы».

«Зеленый карлик», «Заклятие» ,«Найденыш», «Секрет»— эти романы пронизываются романтическим вальтер-скоттовским духом. В любом из них можно найти тайну, любовь, отвагу и подлость.

Для каждой из стран были разными и условия и результаты войны. В том числе и для Англии. Но, в то же время, в художественном воплощении есть и многие общие, типологические, черты как в проблематике и конфликтах, так и в поэтике, а в том числе тематике любви.

Конечно же, роман Грэма Грима «Тихий американец» относится к социальным и политическим романам, но параллельно идет тема линии истории взаимоотношений Фаулера и девушки Фуонг из Вьетнама. Связь людей с разной национальностью, возрастом, культурой, мировосприятием начинается, как роман о необременительной и недорогой любви без надежды на будущее. Со временем чувства журналиста из Англии становятся искренней симпатией. Герой ищет в любви девушки спасение от одиночества. 27

Это единственный луч света в темном царстве его существования, которое лишено смысла. Но Фаулеру с его способностью подробного анализа человеческих отношений и безжалостной разумностью сложно тешить себя иллюзорностью, что Фуонг воистину любит его. Девушка согласилась быть любовницей и ее мечта- выйти замуж за англичанина. Ее желание - это покинуть свою страну, которая измучана войной, и она желает поселиться в мире, который она знает из фильмов про Голливуд и бульварных романов. Как не сложно, Фаулер понимает это, хоть и старается об этом не думать.

Попусту говорят, что персонаж Фуонг всего лишь неудача автора, это всего лишь стандартное восприятие души женщины Востока. Наоборот, этот образ довольно убедительный и его вызывают к жизни не литературными образцами, а наблюдения над реальной действительностью Вьетнама, который порабощен. Фуонг, которая обладает женственностью, отличается от хищной мещанки, хищную мещанку, которая лишь охотится на богатого мужа.

Но ее мечтания о будущем ничем не отличны от идеала мещан. Потому Фуонг и оставляет Фаулера и уходит к Пайлу. Любящий её «тихий американец» обещает ей семью, уют, общее счастье. Для Фаулера расставание с Фуонг — это потеря единственной любви, потому что он уже далеко не молодой. Но все равно он не осуждает девушку, не использует принуждение, не пытается стать на пути к мечте девушки. Любовь здесь больше выступает как единица капиталистических отношений и политических в том числе.

Актуальна в 20 – 21 веке в английской литературе психология садизма (она сродни теме любви, но так как любовь трансформируется), агрессии и насилия максимально полно проанализирована у Энтони Берджеса в романе "Заводной апельсин" и в фильме, который был снят по его сюжету. Герой романа Алекс последователь философии насилия, и движим он правилом: "в природе обязательно должны быть хищники и жертвы, либо все на свете обязательно выродится и вымрет". 28

Со своими друзьями он занимается ограблениями, изнасилованиями, избиением до полусмерти любого, кто встречается на пути у него. Все направлено на то, чтобы поднять дух и уважение к самому себе. Но тут Алекс оказывается в тюрьме и доктора терапевтическим путем способны возвратить для него нормальные чувства человека – любовь, жалость и сострадание. И в тот момент когда Алекс из "заводного апельсина" может превратиться в "выжатый лимон": теперь он не способен перенести насилие и выйдя из категории палача становится позицию жертвы.

И лишь следующая операция предоставляет ему прежнюю роль "заводного апельсина" и стремление к насилию.У себя в романе Берджес воплощает идею, что лишь вырождение нравов, атрофия нравственной и социальной отзывчивости могут адаптировать человека к тому социуму, где насилие заменило категорию любви и стало законом жизни и способом выживания.

Насилие и любовь – одна из центральных тем для творчества большинства выдающихся художников 20 и 21столетия.

Хотя, конфликт о путях и средствах победы над агрессией и насилием в обществе современности продолжен и сегодня. С такой точки зрения представлено исследование психолога Роубена Фаина "Значение любви в человеческом опыте" (1988) Фаин анализирует свою современную культуру со стороны двух феноменов психологии - любви и ненависти, основываясь на которые европейская история основала два главенствующих типа культуры: любви и культуры ненависти.

В первой преобладающими являются черты, как чувство гармоничности, отзывчивости. Во второй могут доминировать насилие, совместно с ненавистью, нетерпимостью. Только вот любовь, в свою очередь, как правило, должна находиться с контролем, либо совсем запрещена, однако секс, заменяющий любовь, повсеместно дозволен.

Подобный тип культуры, которая основана на ненависти, потрясающе может проиллюстрировать романы-антиутопии Олдоса Хаксли, Евгения Замятина или Джорджа Оруэлла Философ Бертран Рассел из Англии, который стоит во главе движения интеллектуалов, которые борются за прогресс науки, он знал, что единого знания недостаточно и что нужна гармония любви и знания. С его слов, данная гармония – это редкое явление; намного чаще можно встретить любовь без знания (как это было в средние века) либо знание без любви (что характерно для современного позитивизма).29

Огромный вклад в похожую интерпретацию феномена любви смог внести писатель-англичанин Клайв С. Льюис.

В своей книге "Любовь" Льюис основана, в первую очередь, на авторитете мыслителей религии, хоть широко обращено и к художественным произведениям: к Мильтону, Стерну, Льву Толстому, Бернарду Шоу. Основная его тематика - божественная любовь, как нечто высшее, вечная сила, которая объединяет и Бога и человека. Но Льюис все-таки не может противопоставить человеческую любовь и божественную, ведь весь смысл эссе заключен в тонких связях между несколькими типами любви. Для любви, с точки зрения Льюиса, осуществляется предначертанная Богом вечная игра духа и тела, божественного и плотского.


2.2 Актуализация концепта « Любовь» в английском языке на примере «Узорный Покров»
В истории любой национальной культуры вопросы, касающиеся человеческих взаимоотношений, таких как любовь всегда имели и имеют первостепенное значение.

Люди пытаются выяснить, в чем заключается смысл любви, почему любовь так необходима, почему жизнь без любви не мила. Однако эти вечные вопросы, не имеющие однозначного толкования, вызывают множество споров. Тем не менее человечество не оставляет упорных попыток осмыслить феномен любви.

«Бремя страстей человеческих», «Театр», «Луна и грош», «Пироги и пиво» — эти романы вспоминает большинство, когда слышит имя Уильяма Сомерсета Моэма.

Его роман «Узорный покров» («Painted Veil») менее известен, хотя не уступает всем вышеперечисленным  ни интересным сюжетом, ни драматизмом, ни реальностью описания характеров героев.

К написанию этого романа С.Моэма побудила необычность фабулы. В предисловии к нему сам С.Моэм отмечал, что это — единственный из его романов, который он написал исходя из фабулы, а не характеров персонажей.

На замысел книги его натолкнули строки из «Чистилища» Данте: «...я — Пия. Сиена породила меня, Маремма меня погубила — это знает тот, кто, обручившись со мной, подарил мне кольцо и назвал своею супругой».

А в Италии С.Моэму рассказали легенду, что  Пия, о которой пишет Данте, была дворянкой из Сиены. Муж заподозрил её в измене, но не убил, испугавшись мести знатной родни, а увез в Маремму, на медленную смерть от ядовитых испарений. Однако, не дождавшись там ее кончины, потерял терпение и выбросил ее из окна.30

Эта история настолько поразила двадцатилетнего Моэма, что он часто возвращался к ней, но все не мог найти подходящую обстановку, чтобы события выглядели правдоподобно, пока не побывал в Китае, где и развернулись в будущем события романа.

Красивая и общительная Китти, несмотря на успех у мужчин, к 25 так и не встретила достойного поклонника. Это стало проблемой для ее семьи, которая возлагала большие надежды на ее удачный брак.  Поэтому она выходит замуж за влюбленного в нее Уолтера, будучи к нему абсолютно равнодушной.

Они уезжают в Китай, где Уолтер работает бактериологом. Семейная жизнь с мужем, увлеченным своей работой, оказывается для Китти невыносимо скучной. А отсутствие привычных развлечений усугубляет  отрицательные эмоции.

Помощник губернатора Таунсенд — воплощение представлений Китти об идеальном мужчине, и она влюбляется в него, несмотря на то, что он женат. Китти привлекает сорокалетнего Таунсенда своей молодостью, живостью и красотой. Они становятся любовниками. Тщательно скрываемые отношения между ними продолжаются год.

Когда Уолтер больше не может закрывать глаза на этот роман, т.к. измена стала очевидной, он ставит Китти перед выбором: либо развод,  либо они уезжают в городок Мэй-дань-фу, где свирепствует холера, и умер врач, на место которого согласился поехать муж Китти.

Китти хочет развода, но у мужа есть условия: скандальный вариант, который вынудит любовника жениться на Китти, или тихий, «приличный», — если Таунсенд даст письменное обещание это сделать после развода с женой. Скандала Китти допустить не может, а любовник, для которого она — очередное приключение, не собирается разводиться с женой. Китти, несмотря насмертельную опасность, вынуждена ехать с мужем.

События, происходящие в этом городке, и люди, с которыми им пришлось столкнуться, заставили Китти по-другому посмотреть на себя, на мужа, на мир вокруг, и многое понять. Из «глупой, скверной, отвратительной», как позже она охарактеризовала саму себя, Китти становится человеком, способным сочувствовать и готовым помочь из чувства сострадания. При этом меняются и ее чувства к Уолтеру.31

Нет, Китти не полюбила мужа — С.Моэм всегда был реалистом. Ведь она полюбила Таунсенда, полюбила страстно, впервые в жизни. И даже находясь там, в Мэй-дань-фу, куда она попала из-за Таунсенда, Китти продолжала его любить. Она хотела ощутить к Таундсену презрение, но испытывала его к себе самой из-за того, что продолжала любить ничтожного человека, и не могла полюбить достойного. «Как будто женщины любят мужчин за их добродетели», — сказала она однажды. Однако, «...узнав, что такое любовь, она вдруг поняла, как ее любит Уолтер».Нет, Китти не полюбила мужа, но она стала его уважать, гордиться им, исчезло чувство презрения по отношению к нему, ей захотелось установить с ним дружеские доверительные отношения. Она отказалась уезжать, узнав о том, что беременна. И если раньше ложь давалась ей легко, то сейчас она не смогла солгать мужу, что именно он отец ребенка.Во время одного из экспериментов Уолтер заразился холерой.Увидев мужа умирающим,  Китти страстно захотела облегчить его последние минуты, помириться с ним и помирить его с самим собой. Она отчаянно просила простить, искренне раскаивалась, и надеялась услышать от него слова прощения. А его предсмертными словами были: «Собака околела».32

Китти не поняла, что Уолтер хотел этим сказать, пока ей не объяснили, что это — строка из «Элегии на смерть бешеной собаки» Голдсмита. Шуточное стихотворение о том, как бешеная собака укусила человека, и все прочили ему скорую смерть. Но «укушенный остался жив, собака околела». Одна из главных мыслей и романа — каждый ищет свой Путь. «Одни из нас ищут его в опиуме, другие в боге, кто в вине, кто в любви. А Путь для всех один и ведет в никуда» — так говорит об этом один из персонажей романа.33

Китти нашла свой Путь — этот Путь ей открыл пример сестер-монахинь, самоотверженно сражающихся вместе с властями и медиками с эпидемией, и слова настоятельницы монастыря: «...душевный покой можно обрести ... только в своем сердце». Все события, происходящие в романе после смерти Уолтера, — встреча Китти в Гонконге с Таунсендом, возвращение ее к родителям в Англию, — подтверждают этот выбор.Что ждет ее впереди — неизвестно, но «...теперь она сумеет пройти той дорогой, которую смутно различает впереди — путем, что ведет к душевному покою».

«Мне представляется, что на мир, в котором мы живем, можно смотреть без отвращения только потому, что есть красота, которую человек время от времени создает из хаоса...

И больше всего красоты заключено в прекрасно прожитой жизни.

Это — самое высокое произведение искусства».


следующая страница >>