Ларри Нивен Инженеры Кольца Мир-Кольцо 2 - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Ларри Нивен Инженеры Кольца Мир-Кольцо 2 - страница №1/12

Ларри Нивен

Инженеры Кольца
Мир-Кольцо – 2

Ларри НИВЕН

ИНЖЕНЕРЫ КОЛЬЦА
ПОСВЯЩЕНИЕ
Роману «Мир Кольцо» уже десять лет, и все это время я не переставал получать письма о нем. Люди комментировали исходные посылки и математику, экологию и философский смысл, как если бы Кольцо было предполагаемым проектом, и они платили за работу.

Вашингтонец Д.К. прислал мне полный корректорский разбор первого издания книги «Мир Кольцо» с заголовком «Доклады Нивена Макартура. Том 1». Это было огромным подспорьем мне. – (Если у вас первое издание книги «Мир Кольцо» в бумажной обложке – это как раз оно, с ошибками. Но заплаченных за него денег оно стоит).

Класс из Высшей Флоридской школы понял необходимость системы сливных труб.

Профессор из Кембриджа прислал расчет минимальной прочности скрита на растяжение.

Фримен Дайсон (Фримен Дайсон!) не имел никаких возражений против Кольца (!), но не понял, почему инженеры не построили множество мелких вместо одного большого. Надеюсь, ответ, данный в этой книге, удовлетворит его.

Разумеется, на Кольце не было никаких петрохимических реакций. Фрэнк Гесперик указал, что любая цивилизация нашего уровня должна базироваться на алкоголе. Люди Машин должны уметь использовать растения и для других целей, включая производство пластмасс.

Во время выступления в Бостоне кто то из аудитории указал, что математически Кольцо можно рассматривать как висячий мост без крайних точек. Это легко придумать, но трудно построить.

Со всех сторон приходили письма о необходимости системы маневровых двигателей. (Во время Всемирного Конвента НФ 1971 года студенты Массачусетского технологического института скандировали в холлах отеля: «КОЛЬЦО НЕСТАБИЛЬНО!») Однако потребовались независимые работы Ктейна и Дэна Олдерсона, чтобы количественно определить эту нестабильность. Ктейн также разработал данные по движению Кольца..

Дэн Олдерсон был настолько любезен, что рассчитал для меня параметры метеоритной защиты Кольца… И это была ЕДИНСТВЕННАЯ информация, о которой я действительно просил.

Вам, проделавшим эту работу и написавшим мне письма, я говорю, что данная книга никогда не родилась бы без вашей невольной помощи. У меня не было ни малейшего намерения писать продолжение романа «Мир – Кольцо», поэтому я посвящаю эту книгу вам.
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
1. ПОД ЭЛЕКТРОДОМ
Луис Ву находился под электродом, когда два человека вторглись в его жилище.

Он сидел в позе лотоса на ярко желтом травяном ковре со счастливой и мечтательной улыбкой на лице. Жилище его было невелико и состояло из одной большой комнаты, так что Луис мог видеть обе двери, однако, погрузившись в наслаждение, знакомое только электродникам, он не заметил появления пришельцев. Просто внезапно они оказались здесь: два бледных юноши, каждый ростом более семи футов, разглядывающие Луиса с презрительными улыбками. Один из них фыркнул и сунул в карман что то похожее на оружие. Когда оба они двинулись вперед, Луис встал.

Их обманула не только счастливая улыбка, блуждавшая по его лицу, но и дроуд размером с кулак, торчавший подобно черной пластиковой язве из макушки Луиса. Видимо, они уже имели дело с толковыми наркоманами и знали, чего от них можно ждать. Такие люди не думали ни о чем, кроме импульсов тока, раздражающих центр наслаждения из мозга. К тому же Луис был невысок – на полтора фута ниже каждого из пришельцев.

Когда они оказались рядом, Луис откинулся в сторону и ударил ногой – раз, два, три. Один из гостей рухнул на пол, скорчившись и не дыша, второй успел отпрянуть.

Луис занялся им. Юношу буквально парализовало абстрактное счастье, с которым Луис шел убивать его. Слишком поздно опомнившись, он потянулся за станнером, который сунул в карман, но Луис выбил его из ослабевшей руки. Он уклонился от массивного кулака и пнул парня по коленным чашечкам (бледный гигант перестал двигаться), в пах и сердце (гигант согнулся пополам, издав свистящий звук), а затем в горло (звук тут же оборвался).

К этому времени второй парень уже поднялся на четвереньки, с трудом втягивая воздух в легкие, и Луис дважды рубанул его по шее.

Теперь оба пришельца лежали на ярко желтой траве.

Луис проверил замки на двери. Все это время счастливая улыбка не покидала его лица, оставшись на нем и после того, как он обнаружил, что дверь заблокирована. Он проверил дверь на балкон: закрыта и заблокирована.

Как же тогда они вошли?

Ошеломленный, он сел, где стоял, в позе лотоса, и не двигался более часа.

Наконец таймер щелкнул и отключил дроуд.
Токовая наркомания была самым молодым из грехов человечества. На определенном этапе истории большинство человеческих культур считали эту привычку своим главным бичом. Она вербовала поклонников на рынке рабочей силы и оставляла их умирать от истощения.

Однако время шло, сменялись поколения, и те же самые культуры начинали смотреть на токовую наркоманию как на благословение. Старейшие пороки – алкоголизм, лекарственная наркомания и азартные игры – не были настолько привлекательны. Люди, которые могли бы пристраститься к лекарствам, теперь получали счастье от электрода. Они настойчиво стремились к смерти и, как правило, не заводили детей.

К тому же это почти ничего не стоило. Торговцы наслаждением и хотели бы поднять цену на операцию, но как? Потребитель не был электродником, пока электрод не внедряли в центр наслаждения его мозга, а после этого они не могли держать его под контролем, поскольку токовые импульсы он получал из сети.

И удовольствие это было чистым, без обертонов и похмелья.

Так что ко временам Луиса Ву те, кто мог поработить себя электродом или любым другим способом саморазрушения, сами исключали себя из человеческого общества на протяжении уже восьмисот лет.

Сегодня существовали даже устройства, которые могли раздражать центр наслаждений и на расстоянии. Хоть и запрещенные на большинстве миров, и дорогие для производства, таспы все таки использовались. Обычно они не разрушали жизнь, и многие люди пользовались ими.
Таймер щелкнул и отключил дроуд.

Луису показалось, что он упал внутрь самого себя. Он провел рукой по гладкому черепу к началу длинного черного шнура и выдернул дроуд из гнезда под волосами. Некоторое время подержал в руке, изучая, затем, как всегда, сунул в выдвижной ящик и закрыл его. Стол, выглядевший массивной деревянной конструкцией, был на самом деле бумажной толщины металлическим корпусом с огромным количеством мест для потайных отделений.

Обычно возникало желание вновь настроить таймер, и в ранние годы своего пристрастия он обычно так и делал, постепенно превращаясь в скелетообразную тряпичную куклу, все более и более сухую. В конце концов он собрал то, что еще оставалось от его прежней решительности, и сделал таймер, которому требовалось двадцать минут передышки для повторного включения. При данных обстоятельствах это давало ему пятнадцать часов для тока и двенадцать для сна и того, что он называл техобслуживанием.

Трупы по прежнему лежали по полу, и Луис понятия не имел, что с ними делать. Даже если бы он вызвал полицию немедленно, это привлекло бы к нему нежелательное внимание, но что он мог сказать им теперь, когда прошло уже полтора часа? Что его избили до потери сознания?

Такое состояние было ему знакомо: в черной депрессии, обычно следовавшей за временем, проведенным под током, он просто не мог принимать решений. Привычно, как робот, он занимался своим техобслуживанием; даже обед его был запрограммирован заранее.

Луис выпил полный стакан воды, затем отправился на кухню и в ванную. Десять минут занимался упражнениями, борясь с депрессией и истощением; избегая смотреть при этом на коченеющие трупы. Обед был готов, когда он закончил. Ел он не чувствуя вкуса, вспоминая, что когда то и ел, и занимался, и вообще делал любое движение с дроудом, торчащим из черепа, посылая в центр наслаждения десятикратно больший по сравнению с нормальным ток. Одно время он жил с женщиной, которая тоже была электродником. Они занимались любовью под электродом, играли в военные игры, устраивали состязания в остроумии… пока она не потеряла интерес ко всему, кроме дроуда. К тому времени к Луису вернулась его прирожденная осторожность, и он покинул Землю.

Сейчас он думал, что нужно было покинуть этот мир раньше, чем у него появились два трупа. Что, если за ним наблюдают?

Пришельцы не походили на агентов ARM. Высокие, с мягкими мускулами, бледные от солнца скорее оранжевого, чем желтого цвета, они явно были уроженцами планеты с низкой гравитацией, вероятно, каньонцами. Они действовали не как люди ARM, но тем не менее смогли обойти его сигнализацию. Эти двое могли оказаться наемниками ARM, а около жилища их могли ждать друзья.

Луис Ву разблокировал балконную дверь и вышел наружу.
Каньон был не совсем обычной планетой.

Размерами он немного превосходил Марс, и всего несколько столетий назад его атмосфера была достаточно густой, чтобы поддерживать существование растений, использующих фотосинтез. В воздухе имелся кислород, но слишком мало для людей и кзинов. Примитивные местные лишайники были морозоустойчивы, а животных здесь никогда не было.

Однако в кометном поясе системы имелись магнитные монополя, а на самой планете – радиоактивные элементы. Империя кзинов завладела планетой и заселила ее с помощью куполов и компрессоров. Они назвали ее Вархид (Боеголовка) за близость к непобедимым мирам Перино.

Тысячелетия спустя расширяющаяся Империя кзинов достигла пространства, занятого людьми.

Войны между людьми и кзинами кончились задолго до рождения Луиса Ву – люди выиграли их все. Кзины всегда начинали атаку до того, как действительно были готовы к ней.

Цивилизация на Каньоне явилась следствием Третьей войны, когда человеческий мир Вундерленд попробовал применить свое секретное оружие.

Этот Вундерлендский Миротворец был использован лишь однажды. Собственно, это была гигантская версия обычного горнорудного инструмента дезинтегратора, который испускал луч, уничтожавший заряды электронов. Там, куда попадал этот луч, материя внезапно обретала положительный потенциал, распадаясь при этом на отдельные атомы.

Вундерленд построил и доставил в систему Вархида огромный дезинтегратор, испускавший параллельно обычному луч, подавлявший заряды протонов.

Оба луча коснулись поверхности Каньона в трехстах милях друг от друга. Горные породы, заводы и жилища кзинов мгновенно превратились в пыль и между двумя этими точками вспыхнула чудовищная молния. Лучи вгрызлись в планету на двенадцать миль в глубину, залив магмой район, размерами и формой похожий на Байя Калифорния на Земле и вытянутый почти точно с востока на запад. Индустриальный комплекс кзинов исчез, несколько куполов, защищенных статическим полем, погребла под собой магма, хлынувшая из огромной раны.

В результате образовалось море, окруженное отвесными скалами и в свою очередь окружающее длинный узкий остров.

Возможно, на других человеческих мирах и сомневались, что Вундерлендский Миротворец закончил эту войну – Патриарха кзинов было нелегко испугать – но у самих вундерлендцев таких сомнений не возникало.

После Третьей войны Вархид был аннексирован и стал Каньоном. Разумеется, жизненные формы Каньона пострадали от гигатонн пыли, осевшей на его поверхность и от потери воды, собравшейся в пределах собственно каньона и образовавшей море. Зато внутри каньона сложились комфортабельные условия и возникла процветающая карманная цивилизация.

Жилище Луиса Ву размещалось на двенадцатом этаже на северной стороне Каньона. Когда он вышел на балкон, ночь уже покрыла тенью дно, но южная сторона была еще ярко освещена. С края Каньона свисали висячие сады местных лишайников, старые подъемники казались серебряными нитями, вставленными в камень. Трансферные кабины сделали их устаревшим средством передвижения, но туристы еще пользовались ими, ради открывавшегося с них зрелища.

Балкон выходил на пояс парков, тянувшийся вниз, к центру острова. Растительность напоминала охотничьи угодья кзинов, где розовый и оранжевый цвета смешались с привозными земными формами.

Внизу было множество туристов – людей и кзинов. Мужские особи кзинов походили на толстых оранжевых котов, разгуливающих на задних лапах… Однако их уши полыхали, как розовые китайские зонтики, хвосты были голыми и розовыми, ноги и руки – прямыми и большими. Они достигали восьми футов роста и все же старательно избегали задевать туристов людей, заботливо втягивая когти на черных кончиках пальцев, если человек проходил слишком близко. Рефлекс? Возможно.

Когда то Луис удивлялся, что заставляет их посещать мир, принадлежавший им прежде. У некоторых могли быть здесь предки, живущие в остановленном времени куполов, похороненных под этим лавовым островом. Однажды они откопают их…

Он почти ничего не сделал на Каньоне, потому что электрод отнимал почти все время. Например, люди и кзины ради спортивного интереса поднимались на эти отвесные скалы. И только теперь у него появился шанс сделать это. То был один из трех маршрутов наружу. Вторым были лифты, третьим – кабина трансфера в Лишайниковых Садах. Кстати, он никогда не видел их.

Затем переход по суше в скафандре, достаточно компактном, чтобы уложить его в большой портфель.

На поверхности Каньона имелись карьеры и плохо охраняемые заповедники для уцелевших видов лишайников, однако большая часть планеты была бесплодным лунным ландшафтом. Осторожный человек мог незаметно посадить космический корабль и спрятать в таком месте, где его могло обнаружить только глубокое зондирование. И осторожный человек сделал это. Уже девятнадцать лет корабль Луиса Ву ждал его, укрытый в пещере на северном склоне горы, сложенной низкокачественными рудами. Вход в пещеру скрывался в вечной тени безвоздушной поверхности Каньона.

Итак, трансферные кабины, лифты или скалолазание. Один из этих путей позволит Луису Ву достичь поверхности, в этом он не сомневался. Впрочем, ARM могла держать под наблюдением все три пути.

А может, у него просто мания преследования? Как могла земная полиция найти его? Он изменил свое лицо, волосы, образ жизни. Отказался от того, что любил больше всего. Он пользовался кроватью вместо спальной пластины, не ел сыра, словно его делали из отравленного молока, его жилище было обставлено типовой мебелью, а одежда, которую он признавал, была из дорогих натуральных тканей безо всяких оптических эффектов.

Он покинул Землю как истощенный электродник с сонными глазами, однако с тех пор посадил себя на разумную диету, замучил упражнениями и недельными курсами военных искусств (не вполне легальных, и местная полиция зарегистрировала бы его в случае поимки, но не как Луиса Ву!), так что сегодня был вполне здоров, а мускулы его стали такими, каких никогда не было у более молодого Луиса Ву. Как могла ARM опознать его?

И КАК ОНИ ВОШЛИ? Обычный взломщик не мог обмануть сигнализацию Луиса Ву.

Трупы лежали на траве, и скоро запах потребует очистки воздуха. Сейчас Луис испытывал стыд за то, что убил их. Но они вторглись на его территорию, а он находился под электродом. В таком состоянии даже боль становилась приправой к наслаждению, а наслаждение становилось чрезвычайно сильным. Они знали, кто он. Это было и предупреждением, и прямым оскорблением Луиса Ву.

Кзины и люди, туристы и местные жители, сновавшие по улицам, выглядели довольно невинно, да, вероятно, и были такими. Если ARM следит за ним сейчас, это ведется через бинокли, из окна одного из этих зданий. Никто из туристов не смотрел вверх… но тут взгляд Луиса Ву остановился на одном кзине, и он зажмурился.

Восемь футов высотой, три фута шириной, густо оранжевый мех с серыми пятнами – внешне он походил на дюжины кзинов, окружавших его. Однако взгляд Луиса отметил, КАК рос мех. Он рос пучками, неоднородно, оставляя белым более половины тела чужака, как если бы кожу под ним покрывали шрамы. Вокруг глаз виднелись черные отметины, и глаза эти разглядывали вовсе не окружающие пейзажи – они изучали лица проходящих мимо людей.

Луис с трудом заставил себя отвести от него взгляд, повернулся и вошел внутрь, стараясь не спешить. Он закрыл балконную дверь и настроил сигнализацию, а затем вынул свой дроуд из тайника в столе. Руки его дрожали.

Кзин этот был Говорящим с Животными, которого он видел впервые за последние двадцать лет. Тот самый Говорящий, который вместе с Луисом Ву, кукольником Пирсона и весьма странной девушкой исследовали очень небольшую часть огромного сооружения, называемого Кольцом; который заслужил от Патриарха кзинов полное имя за сокровище, доставленное оттуда. Назвать его по старому значило заслужить смерть, но как же было его новое имя? Начиналось оно с чего то вроде немецкого «ch» или со звука, похожего на предупредительный кашель льва… А, вот оно – Чмии. Но что он может здесь делать? С настоящим именем, Землей и большей частью беременным гаремом Чмии не собирался когда либо снова покидать Кзин. Мысль встретить его туристом на аннексированном людьми мире была просто смешна.

Может, он знает, что его старый знакомец Луис Ву находится в Каньоне?

Нужно уходить. Подняться вверх по стене Каньона к своему кораблю.

Луис Ву принялся настраивать таймер своего дроуда; руки его дрожали… Все равно настройку придется менять, ведь он покидает Каньон с его двадцатисемичасовым днем. Он знал цель своего путешествия.

Это был другой мир в человеческом космосе, поверхность которого представляла большей частью бесплодный лунный ландшафт.

Он незаметно посадит корабль на Западном Конце Джинкса… а пока можно настроить дроуд и провести несколько часов под электродом, чтобы собраться с силами. Это только пойдет ему на пользу. Пожалуй, двух часов хватит.

Почти через два часа, прежде чем явился новый посетитель, поглощенный наслаждением, даримым электродом, Луис нисколько не встревожился, скорее, он принял его появление с облегчением. Это был кукольник.

Существо прочно стояло на одной задней ноге и двух широко расставленных передних. Между его плечами возвышался горб – вместилище его мозга, – покрытый густой золотистой гривой, завитой в локоны и сверкающей драгоценностями. Две длинные, гибкие шеи поднимались по обе стороны от горба, заканчиваясь плоскими головами. Их широкогубые рты служили кукольникам руками. Один рот сжимал станнер, сделанный людьми, положив длинный разветвляющийся язык на спуск.

Луис Ву не видел кукольника Пирсона уже двадцать два года и считал, что так и должно быть.

И вот он появился ниоткуда. Впрочем, на сей раз Луис заметил мерцание в центре своего желтого травяного ковра. Тревоги его были напрасны: ARM во всем этом участия не принимала. Проблема каньонских взломщиков была решена.

– Трансферные диски! – радостно воскликнул Луис и бросился на чужака. Это должно быть просто, ведь кукольники всегда были трусами…



Но тут станнер полыхнул оранжевым светом, и Луис Ву распластался на ковре, не в силах шевельнуть ни одним мускулом. Однако сердце его работало, а перед глазами плыли черные пятна.

Кукольник осторожно обошел двух мертвецов, внимательно осмотрел их, затем потянулся своими головами к Луису. Два комплекта плоских зубов ухватили его за запястья. Кукольник затащил человека обратно на ковер и уложил на нем.

В следующую секунду комната исчезла.

Луис Ву не испытывал никаких неприятных ощущений. Бесстрастно (удовольствие, даримое электродом, позволяло мыслить абстрактно, что обычно недоступно смертным) он принялся рассматривать картину окружающего мира.

Систему трансферных дисков он встречал на родном мире кукольников Пирсона.

Это была открытая телепортационная система, гораздо более совершенная, чем закрытые трансферные кабины, использовавшиеся на человеческих мирах.

По видимому, кукольник установил трансферный диск в жилище Луиса; он же послал двух жителей Каньона привести его, а когда это не сработало, явился сам. Кукольники должны быть злы на него.

Это было вдвойне успокоительно, поскольку ARM здесь и не пахло, а кукольники имели миллионолетние традиции, поддерживающие их философию просвещенной трусости. Вряд ли им нужна его жизнь, они могут добиться своего более просто, с меньшим риском. Их можно будет просто запугать.

Он все еще лежал на полосе желтой травы и плетеном мате, а перед ним виднелась огромная оранжевая подушка… хотя, нет, это был кзин, лежавший с открытыми глазами, спящий, парализованный или мертвый, и, конечно, это был Говорящий. Луис был рад видеть его.

Они находились на космическом корабле с корпусом Дженерал Продактс. За прозрачными стенами космически яркий солнечный свет освещал знакомые остроконечные лунные скалы. Полоса зелено фиолетовых лишайников подсказала Луису, что он все еще на Каньоне.

Но он вовсе не тревожился.

Кукольник отпустил его запястья. На его гриве сверкали украшения, что то вроде черных опалов. Одна плоская, лишенная мозга голова наклонилась и выдернула дроуд из гнезда на черепе Луиса. Кукольник шагнул на прямоугольную пластину и исчез вместе с дроудом.
2. НАСИЛЬНО ЗАВЕРБОВАННАЯ КОМАНДА
Глаза кзина некоторое время следили за Луисом, затем парализованный кзин для пробы откашлялся и громыхнул:

– Лу у и Ву у.

– У у, – сказал Луис. Он думал о самоубийстве, но пока это было невозможно. Сейчас он едва мог двигать глазами.

– Луис, ур р, вы электродник?



– А гу, – сказал Луис, чтобы выиграть время, и это сработало: кзин отказался от дальнейших попыток. Луис, которого всерьез беспокоило только исчезновение дроуда, огляделся по сторонам, изучая место, в котором оказался.

Шестиугольная стеклянная пластина под ним показывала положение приемника трансферного диска. Черный круг за ней – вероятно, передатчик. С другой стороны пол был прозрачен, так же как корпус слева и на корме.

Почти во всю длину корабля тянулся под полом гиперпривод. Он был не человеческого производства и внешне выглядел полурасплавленным, как большинство конструкций кукольников. Другими словами, корабль мог развивать скорость больше скорости света. Похоже было, что он предназначен для долгого путешествия.

Через заднюю стену Луис мог заглянуть в грузовой трюм, почти полностью заполненный косым конусом высотой в тридцать футов и вдвое более длинным. Венчала его башенка с бойницами для оружия или каких то инструментов. Под башенкой находился иллюминатор кругового обзора, а еще ниже – люк, который мог откидываться, образуя трап.

Это была посадочная шлюпка, исследовательская машина. Сделанная человеком, подумал Луис, и вполне привычная. В ней не было ничего полурасплавленного. За посадочной шлюпкой он заметил серебристую стену, вероятно, бака с топливом.

Однако двери, ведущей из помещения, в котором они находились, он не заметил.

С некоторым усилием Луис повернул голову в другую сторону. Теперь он смотрел вперед, на навигационную палубу корабля. Большая секция стены была непрозрачно зеленой, но из за нее выходил изогнутый ряд экранов, циферблатов с крошечными цифрами, круглых ручек, предназначенных для челюстей кукольника. Пилотское кресло представляло собой мягкую скамью с аварийными сетками и выемками для бедер и плеч кукольника Пирсона. С этой стороны двери тоже не было.

С правого борта… ну что ж, по крайней мере, их камера была довольно большой. Он заметил душ, пару спальных платформ и участок, покрытый густым мехом, – должно быть, водяную постель кзина, а между ними неуклюжее устройство, в котором Луис узнал пищевой регенератор и автодок, сделанный на Вундерленде. За кроватями находилась еще одна зеленая стена, и никаких признаков воздушного шлюза. Они находились в ящике без отверстий.

Корабль был построен кукольниками: корпус Дженерал Продактс N3 , цилиндрический в центральной части и закругленный на концах. Торговая империя кукольников продавала миллионы таких кораблей. Они рекламировались как неуязвимые для любой опасности жизни, гравитации и видимого излучения. Ко времени рождения Луиса Ву кукольники покинули известный космос, направляясь к Магеллановым Облакам. Сейчас, два столетия спустя, корпуса Дженерал Продактс можно было встретить повсеместно.

Двадцать три года назад построенный кукольниками космический корабль «Лгун» врезался в поверхность Кольца на скорости в семьсот семьдесят миль в секунду. Статическое поле защитило Луиса и других пассажиров, а корпус не был даже поцарапан.

– Вы кзин воин, – сказал Луис толстыми, онемевшими губами. – Можете вы пробить дорогу через корпус Дженерал Продактс?

– Нет, – сказал Говорящий. (Не Говорящий, а Чмии!)

– Чмии, что вы делаете на Каньоне?

– Я получил послание. Луис Ву находится на Вархиде и живет под электродом. Для доказательства были приложены голограммы. Знаете, как выглядите под электродом? Как морское растение, ветви которого извиваются в зависимости от капризов тока.

Луис вдруг обнаружил, что с его носа капают слезы.

– Ненис! А почему вы пришли?

– Я хотел сказать, что вы занялись никудышным делом.

– Кто отправил это послание?

– Не знаю. Должно быть, кукольник. Ему нужны мы оба. Луис, неужели ваш мозг настолько разрушен, что вы не заметили, что этот кукольник…

– Не Несс, – закончил Луис. – Вы правы. Но вы заметили, как он содержит свою гриву? Это украшение волос должно отнимать не менее часа в день. Если бы я увидел такое на планете кукольников, то решил бы, что его положение довольно высоко.

– Да?

– Ни один нормальный кукольник не рискнет своей жизнью ради межзвездного путешествия. Кукольники взяли с собой весь свой мир, не говоря уже о четырех сельскохозяйственных планетах. Они решились на сотни тысяч лет полета на субсветовой скорости потому, что не доверяют космическим кораблям. Кем бы ни был этот кукольник, он безумен, впрочем, как и все кукольники, когда либо виденные людьми. Я не знаю, чего можно ждать от него. Кстати, он вернулся.



Кукольник стоял на навигационной палубе, на шестиугольном трансферном диске, разглядывая их через стену. Потом заговорил низким контральто:

– Вы меня слышите?



Чмии пригнулся, оттолкнулся всеми четырьмя конечностями и прыгнул, с глухим стуком ударившись в стену. Любой кукольник должен был отпрянуть, но этот не среагировал, а только сказал:

– Наша экспедиция почти в сборе. Не хватает еще одного члена экипажа.



Луис обнаружил, что может перевернуться, и сделал это. Потом сказал:

– Сначала кое что расскажите. Вы держите нас в ящике, так что можно ничего не скрывать. Кто вы?

– Называйте меня любым именем, которое вам нравится.

– КТО вы? Что вам надо от нас?



Кукольник заколебался.

– В моем мире меня звали Хиндмост 1, и я был супругом того, кого вы звали Нессом. А сейчас я никто. Вы нужны мне как экипаж для повторной экспедиции на Кольцо, чтобы восстановить мой статус.

– Мы не будем служить вам, – сказал Чмии.

– С Нессом все в порядке? – спросил Луис.

– Спасибо за ваш интерес. Несс здоров телом и духом. Шок, который он перенес на Кольце, был именно тем, что требовалось для восстановления его здравомыслия. Он сейчас дома, заботится о двух наших детях. Туземцы Кольца отсекли одну из его голов. Если бы Луис и Тила не сообразили наложить жгут на шею чужака, Несс умер бы от потери крови.

– Полагаю, вы пересадили ему новую голову?

– Конечно.

– Вы не были бы здесь, не будучи безумцем, – вставил Чмии. – Почему триллионы кукольников выбрали для управления собой существо с поврежденным разумом?

– Я не считаю себя безумцем. – Задняя нога кукольника беспокойно согнулась. (Его лица, если они вообще выражали какие то чувства, казались лицами широкогубых идиотов). – И пожалуйста, не будем больше об этом. Я хорошо послужил своему виду, как четверо Хиндмостов служили до меня, пока консервативная фракция, обретя силу, сменила нас. Но они не годятся, и я докажу это. Мы отправимся на Кольцо и найдем сокровище, превосходящее их понимание.

– Похищение кзина, – буркнул Чмии, – было, пожалуй, ошибкой. – Он показал свои длинные когти.



Кукольник смотрел на них сквозь стену.

– Вы бы не пошли добровольно. И Луис тоже. У вас было ваше положение и имя, у Луиса – дроуд. Наш четвертый спутник был пленником. Мои агенты сообщили, что она освобождена и находится на пути сюда.



Луис горько рассмеялся. Без дроуда весь мир казался ему горьким.

– У вас совершенно нет воображения. Это просто повторение первой экспедиции. Я, Чмии, кукольник и женщина. Кстати, кто она? Вторая Тила Браун?

– Нет! Тила Браун испугала Несса – думаю, не без причины. Я вырвал Халрлоприллалар из пасти ARM. У нас будет проводником житель Кольца. Что касается характера нашей экспедиции, почему я должен отказываться от выигрышной стратегии? Вы же вырвались с Кольца.

– Все, кроме Тилы.

– Тила осталась по собственной воле.

– Нам заплатили за наши усилия, – заметил кзин. – Мы привезли домой космический корабль, способный преодолеть световой год за минуту с четвертью. Этот корабль дал мне имя и положение; Что вы можете предложить нам сейчас?

– Многое. Вы можете двигаться, Чмии?

Кзин встал. Казалось, он вполне оправился от воздействия станнера. У Луиса еще кружилась голова и немели конечности.

– Вы вполне здоровы? Нет ли головокружения, боли или тошноты?

– Откуда такая забота, пожиратель корней? Вы держали меня в автодоке. Я потерял координацию и голоден – ничего больше.

– Очень хорошо. Чмии, вы получили свою плату. Закрепитель – это лекарство, которое к двумстам двадцати трем годам сохранило Луиса Ву молодым и сильным. Мой народ изобрел его аналог для Кзинов. Вы сможете привезти его формулу Патриарху Кзинов, когда наша миссия закончится.



Чмии, казалось, смутился.

– Я останусь молодым? Эта мерзость уже во мне?

– Да.

– Мы могли бы придумать такую ведь сами, но не захотели.

– Мне вы нужны молодым и сильным. Чмии, в нашей экспедиции нет ничего опасного! Я собираюсь садиться не на само Кольцо, а только на выступ космопорта! Вы разделите любые знания, которые мы добудем… так же, как и вы, Луис. Что же до вашего немедленного вознаграждения…

То, что возникло вдруг на трансферном диске, было дроудом Луиса Ву. Корпус его был вскрыт и вновь запечатан. Сердце Луиса подскочило.

– Не пользуйтесь им больше, – сказал Чмии, и это прозвучало как приказ.

– Хорошо. Хиндмост, как давно вы следите за мной?

– Пятнадцать лет назад я обнаружил вас в этом Каньоне. Мои агенты уже работали на Земле, пытаясь освободить Халрлоприллалар, но добились немного. Я установил трансферный диск в вашем жилище и ждал подходящего момента, а сейчас я отправляюсь вербовать нашего проводника. – Кукольник коснулся ртами каких то ручек, шагнул вперед и исчез.

– Не пользуйтесь дроудом, – сказал Чмии.

– Что бы вы ни говорили… – Луис повернулся к нему спиной. Он знал, что однажды потребность в электроде заставит его настолько обезуметь, что он бросится на кзина. Но, по крайней мере, один плюс у этого есть… Он буквально вцепился в эту мысль.



Он ничего не мог сделать для Халрлоприллалар.

Ей было уже несколько тысяч лет, когда она присоединилась к Луису, Негусу и Говорящему с Животными, ищущим способ покинуть Кольцо. Туземцы, жившие под ее летающим полицейским участком, считали ее живущей в небесах богиней. Весь экипаж включился в эту игру – с помощью Халрлоприллалар они изображали богов, – одновременно направляясь к потерпевшему аварию «Лгуну». Кроме того, они с Луисом стали любовниками.

Местные жители Кольца – все три вида, которые встретились путешественникам, – были родственны людям, но не совсем люди. Например, Халрлоприллалар была почти лысой, с вывернутыми наружу губами. Порой казалось, что эта очень старая женщина не искала ничего, кроме разнообразия любовных занятий. Луис задумывался, не происходит ли подобное и с ним. Он видел недостатки Прилл, но… Ненис! У него самого их предостаточно.

Кроме того, он был в долгу перед Халрлоприллалар. Они нуждались в ее помощи, и Несс использовал особый способ воздействия на нее. Он приучил ее к таспу, и Луис позволил ему сделать это.

Вместе с Луисом она вернулась в пространство человека, вместе с ним вошла в здание Объединенных Наций в Берлине и больше оттуда не вышла. Если Хиндмост сумеет вырвать ее на свободу и вернет домой, это будет больше, чем смог бы сделать для нее Луис.

– Думаю, что кукольник лжет, – сказал Чмии. – Мания величия. Почему кукольники позволяют такому ненадежному разуму управлять ими?

– Они не хотят делать это сами – слишком велик риск. Неудобно превращаться в мишень, которой делает тебя этот пост. Потому то кукольники и выбирают самого яркого из ничтожного числа своих больных манией величия… Или же взгляните на это с другой стороны: образ действий Хиндмоста научил остальных кукольников держать головы пониже и не пытаться получить большую власть – это слишком опасно. Так или иначе, а это действует.

– Вы думаете, он сказал правду?

– Не знаю. Но зачем ему лгать? Он купил нас.

– Он купил вас, – сказал кзин. – Купил вас электродом. Вам не стыдно?



Луису было стыдно, и он старался не дать стыду искалечить свой мозг, погрузить его в черное отчаяние. Способа выбраться из этого ящика не было: его стены, пол и потолок были частью корпуса Дженерал Продактс.

– Если вы еще думаете, как вырваться отсюда, – сказал он кзину, – то лучше подумайте вот о чем. Вы получили молодость, в этом – он не лгал – нет никакого смысла. Что произойдет, когда вы помолодеете?

– Огромный аппетит. Большой запас жизненных сил. Стремление сражаться – так что будьте внимательны, Луис.

С возрастом Чмии стал несколько грузноват. Черные метки вокруг его глаз почти полностью посерели, кроме того, серость проступала и в других местах. Крепкие мускулы перекатывались под кожей, когда он двигался, и ни один благоразумный молодой кзин не рискнул бы сразиться с ним. Однако самым главным были шрамы. Мех и большая часть кожи были сожжены более чем на половине тела Чмии во время прошлого посещения Кольца. Сейчас, спустя двадцать три года мех отрос снова, но покрывал тело пучками и кустиками, выросшими на тканях шрамов.

– Закрепитель лечит шрамы, – сказал Луис. – Ваш мех снова станет гладким, а белых пятен не останется.

– Что ж, значит, я стану красавчиком. – Хвост хлестнул воздух. – Я должен убить этого пожирателя листьев. Шрамы – это те же воспоминания, и мы никогда не убираем их.

– Как бы вы тогда доказали, что вы Чмии?



Хвост замер, Чмии смотрел на него.

– Меня он купил электродом. – У Луиса имелись возражения против этого замечания, но здесь могли быть микрофоны, вряд ли кукольник игнорировал возможность мятежа. – А вас – гаремом, землей, привилегиями и именем, которое принадлежит Чмии, стареющему герою. Патриарх не поверит вашей истории, если вы не привезете кзинам закрепитель и обещание Хиндмоста помогать.

– Помолчите.

Это уже было слишком для Луиса Ву. Он потянулся за дроудом, и в ту же секунду кзин прыгнул, ухватив черный пластиковый футляр черно оранжевой лапой.

– Как вам угодно, – сказал Луис и улегся на спину. Все равно он слишком мало спал сегодня…

– Как вы стали электродником?

– Я, – начал было Луис, но потом спросил: – Помните нашу последнюю встречу?

– Да. Несколько человек были приглашены на Кзин. И вы заслужили эту честь.

– Может, и заслужил. Вы помните, как показывали мне Дом Прошлого Патриарха?

– Да. Вы пытались убедить меня, что мы сможем улучшить наши межвидовые отношения. Все, что от нас требовалось, это позволить группе человеческих репортеров пройти по музею с голокамерами.

Луис улыбнулся, вспоминая.

– Так оно и было.

– А я сомневался.

Дом Прошлого Патриарха был и величествен, и грандиозен: огромное, вытянутое здание, сделанное из толстых блоков вулканических пород, сплавленных по краям. По углам его, на четырех высоких башнях, находились лазерные пушки. Дом был огромен, и Луису с Чмии потребовалось два дня, чтобы обойти его.

Прошлое Патриарха было изучено довольно далеко вглубь. Луис видел древние бедренные кости стондата с рукоятками – дубины, использовавшиеся примитивными кзинами; видел оружие, которое можно было назвать ручными пушками; чтобы поднять их, потребовалось бы несколько человек. Он видел панцирь из серебряных пластин толщиной с дверь сейфа и двуручный топор, которым можно было бы срубить зрелое мамонтово дерево. Он как раз говорил о том, чтобы позволить журналистам людей совершить экскурсию по дворцу, когда они наткнулись на Харви Моссбауэра.

Семья Харви Моссбауэра была убита и съедена во время Четвертой войны между кзинами и людьми. Спустя много лет после заключения перемирия после продолжительной подготовки Моссбауэр в одиночку сел на Кзин и атаковал. Он убил четверых кзинов мужчин и бросил бомбу в гарем Патриарха, прежде чем охранники сумели его прикончить. Чмии объяснил, что причиной было желание получить его шкуру неповрежденной.

– Вы называете это неповрежденной?

– Но ведь он сражался. И как сражался! У нас есть записи. Мы знаем, как чтить храброго и сильного врага, Луис.

Кожу чучела покрывало такое количество шрамов, что с первого взгляда определить вид было невозможно, однако стояло оно на высоком пьедестале с металлической табличкой, а вокруг было пустое пространство.

– Хотел бы я, чтобы вы поняли, как здорово было узнать, что Харви Моссбауэр был человеком, – сказал он сейчас, спустя двадцать лет – похищенный и лишенный своего дроуда электродник.

– Это хорошее воспоминание, но мы говорили о токовой наркомании, – напомнил ему Чмии.

– Счастливые люди не становятся токовыми наркоманами. Когда мне вживили электрод, я чувствовал себя хорошо. В тот день я чувствовал себя героем. Вы знаете, где была в это время Халрлоприллалар?

– Где же?

– Ею завладело правительство, ARM. Они о многом хотели спросить ее, и я ничего не мог сделать. А ведь она находилась под моей защитой – это я привез ее на Землю…

– Хорошо, что женщины кзинов не такие чувствительные. Вы делали все, о чем она вас просила, а ей хотелось увидеть пространство людей.

– Да, со мной, в качестве провожатого. Однако этого не произошло. Чмии, мы забрали Счастливый Случай и Халрлоприллалар домой и передали их коалиции кзинов и людей. Это был последний раз, когда мы видели друг друга. Мы даже не могли ни с кем поговорить об этом.

– Гиперпривод Квантум II стал Тайной Патриарха.

– У нас он стал Высшей Тайной Объединенных Наций. Сомневаюсь, что об этом сообщили правительствам других человеческих миров. А мне дали понять, что лучше бы мне молчать о нем. И, конечно, Кольцо стало частью тайны, ведь как мы могли попасть туда без Счастливого Случая?

– Что меня удивляет, – продолжал Луис, – так это как Хиндмост собирается достичь Кольца. Двести световых лет от Земли – а от Каньона еще больше по три дня на световой год, если он воспользуется этим кораблем. Как по вашему, у него есть другой Счастливый Случай, спрятанный в укромном месте?

– Вы пытаетесь отвлечь меня, – ответил Чмии. – Почему вы вживили себе электрод? – Он пригнулся, когти его показались из кончиков пальцев. Возможно, это был рефлекс, не контролируемый сознанием. Возможно.

– Я покинул Кзин и отправился домой, – сказал Луис. – ARM не позволила мне увидеться с Прилл. Если бы я сумел собрать членов экспедиции на Кольцо вместе, она стала бы нашим проводником, но – Ненис! – я не мог даже говорить об этом ни с кем, кроме правительства… и вас. А вас это не интересовало.

– Как я мог уйти? У меня была земля, имя и будущие дети. Самки кзинов очень зависимы, им нужна забота и внимание.

– А как они обходятся сейчас?

– Мой старший сын управляет моими владениями. Если меня не будет слишком долго, он будет драться со мной, чтобы сохранить их для себя. Если… Луис! Почему вы стали электродником?

– Какой то шут хлестнул меня таспом!

– Урр?

– Я ходил по музею в Рио, когда кто то из за колонны сыграл со мной эту шутку!

– Но ведь Несс брал тасп на Кольцо, чтобы контролировать экипаж. Он пользовался им против нас обоих.

– Верно. Это очень похоже на кукольника – делать нас хорошими, контролируя нас! Хиндмост сейчас использует тот же метод. Смотрите, он вернул мой дроуд, а вам дал вечную молодость. И каков же результат? Мы будем делать все, что он скажет нам.

– Несс применял ко мне тасп, но я не стал электродником.

– Значит, это действует не на каждого. Но я запомнил… Я чувствовал себя как вошь, думал о Прилл… и о том, что дает успокоение. Прежде я делал так: взлетал в одиночку на корабле и летел к границе известного космоса, пока вновь не становился человеком и самим собой. Но это значило бы бежать от Прилл. А потом этот шут сыграл со мной свою шутку. Встряска была не очень сильной, но он напомнил мне о таспе, которым пользовался Несс. Я держался почти год, а потом пошел и вживил электрод в свою голову.

– Я выдерну его из вашего мозга.

– Это приведет к нежелательным побочным эффектам.

– А как вы оказались на Вархиде?

– Может, у меня просто паранойя, но судите сами. Халрлоприллалар вошла в здание ARM и никогда больше не вышла из него. С другой стороны, Луис Ву превратился в электродника и может выдать Высшую Тайну кому угодно. Я подумал, что лучше исчезнуть, а на Каньон легко посадить корабль, не привлекая ничьего внимания.

– Полагаю, Хиндмост тоже это обнаружил.

– Чмии, отдай мне дроуд, позвольте поспать или убейте меня. Я чертовски устал.

– В таком случае, спите.


3. ПРИЗРАК СРЕДИ ЭКИПАЖА
Приятно было просыпаться, паря между спальными пластинами и одновременно вспоминая.

Чмии разрывал кусок сырого красного мяса. На Вундерленде часто делали пищевые регенераторы, пригодные для различных видов. Кзин перестал есть ровно настолько, чтобы сказать:

– Каждая деталь оборудования на борту создана людьми или могла бы быть создана ими. Даже такой корпус можно купить на любом человеческом мире.



Подобно ребенку в лоне матери Луис парил в свободном падении, закрыв глаза и согнув колени. Однако забыть, где он находится, было невозможно.

– По моему, – заметил он, – посадочная шлюпка сделана на Джинксе. Возможно, по заказу, но на Джинксе. А как с вашей кроватью? Настоящая?

– Искусственная ткань. Похоже на шкуру кзина и, несомненно, продается подпольно для людей со странным чувством юмора. Я бы охотно поохотился на ее изготовителей.

Луис потянулся и щелкнул выключателем. Спальное поле свернулось, мягко опустив его на пол.

Снаружи была ночь: вверху горели яркие белые звезды, а пейзаж вокруг был бесформенной бархатной чернотой. Даже сумей они раздобыть скафандры, Каньон мог оказаться на другой стороне планеты. Или же совсем рядом, за черным гребнем, вырисовывающимся на фоне звездного неба. Но кто мог это знать?

У регенератора имелись две клавиатуры, одна с инструкциями на интерволде, вторая – на Языке Героев. И два туалета по обе его стороны. Луис предпочел бы менее красноречивое устройство. Чтобы проверить способности этой кухни, он заказал завтрак.

– Луис, вас совершенно не интересует ситуация? – фыркнул кзин.

– Посмотрите себе под ноги.

Кзин нагнулся.

– Уррр… да. Этот гиперпривод сделали кукольники. На этом корабле Хиндмост сбежал из Флота Миров.

– Еще вы забыли трансферные диски. Кукольники не используют их нигде, кроме своего собственного мира, а сейчас Хиндмост послал агентов людей забрать меня с помощью именно трансферных дисков.

– Должно быту украл и их, и корабль. Луис, я не верю, что кукольники поддерживают Хиндмоста. Мы должны попытаться добраться до их флота.

– Чмии, здесь наверняка есть микрофоны.

– Значит, я должен таиться от этого пожирателя листьев?

– Хорошо, выслушайте меня. – Уныние, которое он испытывал, прорывалось в форме горького сарказма. А почему бы и нет? Ведь его дроуд у Чмии. – Ради своих прихотей кукольник похитил человека и кзина. Разумеется, нормальные кукольники будут потрясены этим. Как вы думаете, они позволят нам вернуться домой и рассказать все Патриарху? Если это произойдет, он непременно захочет построить целый флот Счастливых Случаев, который настигнет кукольников за четыре часа плюс время на уравнивание скоростей…

– Луис, довольно!

– Ненис, если вы хотите начать войну, дело ваше! По словам Несса, в Первой войне людей и кзинов, кукольники поддержали нас. Теперь ваш ход.

– Оставим эту тему.

– Хорошо. Но вот о чем я подумал… – Тут Луис вспомнил, что разговор может записываться, и заговорил соответственно. – Мы с вами и Хиндмост – единственные существа в известном космосе, которые знают, что собираются делать кукольники, и любой из нас может проговориться.

– Я понял вашу точку зрения – если мы исчезнем на Кольце, вряд ли Хиндмост наденет траур. Но Хиндмост может и не знать, что Несс был неосторожен.



Он узнает это, прослушав этот кусок, подумал Луис. Моя ошибка. Нужно всегда помнить о пожирателе листьев. И он яростно атаковал свой завтрак.

Выбор его был и прост и сложен: половинка грейпфрута, шоколадное суфле, вареная грудь моа и кофе Голубая Гора Ямайки, покрытый сбитыми сливками. Большая часть была хороша, и только сбитые сливки как то не убеждали. Впрочем, что мы можем знать о моа? Генетики двадцать четвертого века восстановили моа 2 или то, что, по их утверждению, было им, и кухонный регенератор создавал имитацию этого. И внешне, и по вкусу это было жирное мясо птицы.

И все же это было ничто по сравнению с нахождением под электродом.

Вообще, он рассматривал только в сравнении с электродом и верил, что это нормальное состояние для человечества. Захват себя в плен безумным чужаком для каких то непонятных целей отнюдь не сделал его существования значительно хуже. Ужасным это черное утро делало только то, что Луис Ву собирался отказаться от дроуда.

Закончив завтрак, он бросил грязную посуду в туалет. Потом спросил:

– А что вы можете предложить?

– Обещания, основанные на моем честном слове.

Хвост Чмии хлестнул воздух.

– Когда то вы были полезным компаньоном. А во что вы превратитесь, если я отдам вам дроуд? В жвачное животное. Нет, – я оставлю его у себя.



Тогда Луис начал свои упражнения.

При половинной гравитации было легко отжиматься на руках – по сотне на каждой. Потолок был слишком низок для некоторых его упражнений, поэтому он сделал две сотни прыжков ножницами, касаясь вытянутыми пальцами рук вытянутых ног…

Чмии с любопытством следил за ним. Наконец сказал:

– Интересно, почему Хиндмост лишился поддержки?



Луис не ответил. Лежа горизонтально, держа большие пальцы ног под днищем спальной пластики, а под икры положив большое плоское блюдо, он начал очень медленно садиться и так же медленно ложиться.

– И что он надеется найти в краевом космопорте? Что нашли там мы с вами? Кольца торможения слишком велики, чтобы их передвигать. Может, он хочет забрать что то с корабля Кольца?



Луис набрал код, заказав пару ножек моа. Стерев с них жир, он принялся жонглировать ими, как огромными индейскими дубинками. Пот крупными каплями выступал на его лице и теле, затем нехотя катился вниз.

Хвост Чмии вновь хлестнул пол. Его большие розовые уши прижались к голове, не давая никакого преимущества врагу. Чмии был зол.

Одна из непроницаемых стен стала прозрачной, показав кукольника. Грива его выглядела совершенно иначе, из нее исчезли сверкающие точки опала. И он был один. Мгновение он изучал ситуацию, потом сказал:

– Луис, воспользуйтесь дроудом.

– Я не могу этого сделать, – Луис отбросил свои гири. – Где Прилл?

– Чмии, – сказал кукольник, – дайте Луису дроуд.

– Где Халрлоприллалар?

Огромная, покрытая мехом рука схватила Луиса за горло. Луис пнул назад, вкладывая в удар вес всего тела, и кзин хрюкнул. С удивительной мягкостью он вставил дроуд в его гнездо.

– Хорошо, – сказал Луис. Кзин отпустил его, и он сел на пол. Он уже знал ответ, как знал его, конечно, и кзин. Только сейчас Луис начал понимать, как сильно он хотел встречи с Прилл… увидеть ее свободной от ARM… просто увидеть ее.

– Халрлоприллалар мертва. Мои агенты обманули меня, – сказал кукольник. – Они знали, что жительница Кольца умерла восемнадцать стандартных лет назад. Я могу найти их, где бы они ни прятались, но это может занять еще восемнадцать лет. Или восемнадцать веков! Человеческий космос слишком велик. Пусть пользуются украденными деньгами.

Луис кивнул, улыбаясь, а Чмии спросил:

– От чего она умерла?

– Не перенесла закрепителя. Объединенные Нации не поверили, что она не совсем человек. Она резко постарела, а спустя год и пять месяцев после возвращения на Землю – умерла.

Она уже умерла, подумал Луис, когда я был на Кзине… Однако тут крылась какая то загадка.

– У нее было собственное средство для долговечности. Лучшее, чем закрепитель. Мы привезли с собой целую бутылку.

– Его украли. Больше мне ничего не известно.

Украли? Но ведь Прилл никогда не ходила по улицам Земли, чтобы встретить обычных воров. Ученые Объединенных Наций должны были открыть бутылку для анализа вещества, но им требовалось не больше микрограмма… Вряд ли он когда либо узнает правду. И после всего этого они продолжали держать ее у себя, держать ее знания, пока она не умерла.

Это было явное убийство. Но не только.

– Нам больше нечего ждать. – Кукольник занял место на своей мягкой скамье. – Вы будете путешествовать в статическом поле, чтобы сэкономить запасы. У меня есть дополнительный бак для топлива, и я заполню его перед уходом в гиперпространство, так что прибудем мы с полной заправкой. Чмии, как нам назвать наш корабль?

– Значит, вы предлагаете изучение наугад? – требовательно спросил кзин.

– Только краевой космопорт, ничего больше. Так как мы назовем наш корабль?

– Я называю его «Горячая Игла Следствия».

Луис улыбнулся, подумав, знаком ли кукольнику этот термин.. Их корабль назывался теперь как одно из орудий пыток кзинов.

Кукольник взялся своими ртами за две рукояти и свел их вместе.


следующая страница >>