Л. И. Бронская (Ставрополь) Идея святости в эпистолярном наследии святителя Игнатия Брянчанинова - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Л. И. Бронская (Ставрополь) Идея святости в эпистолярном наследии святителя Игнатия - страница №1/1

Л. И. Бронская

(Ставрополь)

Идея святости в эпистолярном наследии

святителя Игнатия Брянчанинова

Вспоминая сегодня имя святителя Игнатия Брянчанинова, епископа Кавказского и Черноморского, мы вспоминаем о строгом ревнителе аскетической традиции, выдающемся ученом, подвижнике, архипастыре, миротворце, человеке высочайшей духовности и культуры.

Интерес к личности и бессмертным творениям епископа Игнатия не угасает и в наши дни. Святитель Игнатий Брянчанинов является лучшим духовным руководителем, лучшим примером того, как в жизненном водовороте человек может сохранить верность Христу, «возгревая постоянно в сердце своем огонь любви и преданности Богу».

Неоценимо значение сочинений святителя Игнатия – живого опыта деятельного подвижника, созидавшего свою духовную жизнь на основе Священного Писания и Предания Православной Церкви. Богословское наследие Святителя возвращается к современному читателю, пытающемуся обратиться к истокам святости.

Святость – важнейшее понятие православной метафизики и в то же время важнейшее понятие русской культуры. Философия и литература (а шире – искусство) изучали феномен человека на протяжении тысячелетий и в разных аспектах пытались определить его сущность. При этом человек распадался на множество частей, сторон, проекций, и его «целостность» сводилась лишь к различному сочетанию структурных элементов. Немаловажное значение в этом смысле принадлежит опыту христианской антропологии, святоотеческому учению о природе человека, давшему уникальный пример его целостного постижения. Изучаемая христианским сознанием целостность человека есть его существенный признак, проявляющийся лишь в связи с Богом.

В трудах святых отцов содержался опыт психологического понимания сущности человека и практический опыт постижения аскезы и святости. «Мистическое ведение есть не только знание о Боге и божественном, но и обожение своего ума, поэтому мистическому познанию открываются те тайны Божии о Нем, о мире, о человеке, о начале и конце всего, каких никогда не познать богослову» (архимандрит Киприан (Керн)). «Энергийный» характер связи Бога и человека представлял собой субстанциональную основу мистико-аскетического мировоззрения и понимания сути земных и небесных вещей. Для аскезы важен живой Бог и живой человек, «непосредственная связь с Богом и миром. Труды святых отцов-аскетов, многообразные православные патерики и жития интересны как с точки зрения феноменологического описания телесно-духовно-душевных состояний переживания человеком себя, мира и Бога, так и в качестве модели самоописания религиозного опыта».

К сожалению, современный молодой человек лишен этого религиозного опыта, тем самым лишен возможности отрефлексировать собственные переживания себя, мира и Бога. Цель настоящей статьи – не столько объяснить плачевное состояние нравственности сегодня, сколько назвать те возможности выхода из тупика, которые сложились в русской духовной культуре на протяжении последних двух-трех столетий. В этой связи велика роль эпистолярного наследия святителя Игнатия Брянчанинова, особенна той его части, в которой Святитель обращается к мирянам. Здесь мы можем говорить о разработанной в его трудах системе духовно-нравственного воспитания, применимой и в наше время.

Духовно-нравственное воспитание человека – одна из главных проблем, которую в течение своей подвижнической жизни пытался разрешить святитель Игнатий. Речь идет не только о его богословских трудах или эпистолярном наследии, но и о его практической преподавательской деятельности. Его педагогическая деятельность осуществлялась во время управления монастырями, в духовно-просветительских трудах в Кавказской епархии, в организации работы по духовно-нравственному образованию юношества в Кавказской духовной семинарии и духовных училищах, их реформировании и непосредственном руководстве ими.

Последовательное изучение человека в его соотнесенности с божественной реальностью дает возможность Святителю раскрыть и конкретизировать понятие духовности и на этой основе определить цель воспитания, его принципы, содержание, методы и результаты. Цель воспитания заключается в духовно-нравственном совершенствовании человека. Принципы духовно-нравственного воспитания: духовно-антропологический, принцип евангельской обоснованности, приоритет духовного воспитания над обучением, личностный подход, послушание (как принцип ученичества и дисциплины духа), системность (целостность, последовательность), меры и правила. Содержание воспитания – сама религиозная жизнь человека во всех ее компонентах или средствах: евангельские заповеди, таинства, молитва, пост, милосердие, жертвенность, сострадание и др. Методы воспитания: исполнение евангельских заповедей, молитва, пост и т.д. Результаты воспитания – морально-этические принципы, нормы и нравственные качества (добродетели): любовь, смирение, кротость, послушание, милосердие и т.п.

Приведем несколько примеров из писем к мирянам святителя Игнатия.



О религиозном состоянии общества того времени

«Скудные вести, приходящие в наш монастырь, о состоянии христианской веры в России, крайне неутешительны. С одной стороны – раскол, с другой – решительное отступничество. Общая безнравственность приготовляет отступничество в огромных размерах. Спасающийся да спасет свою душу! Нынешним подвижникам предоставлен путь скорбей, внешних и внутренних, как самый благонадежный» [1, с. 568].

Скорбные размышления об общем упадке нравственности в России середины XIX в., безусловно, применимы и к современному состоянию русского общества. Брожение умов, к сожалению, порождающее людей, подобных грибоедовскому Репетилову («Шумим, братец, шумим»). Ситуация отсутствия нравственной вертикали, когда все возможно, когда низменное и возвышенное не различаются. Именно в наше время горестные слова святителя Игнатия должны звучать отчетливо, доходить до каждого, будить в каждом потребность в святости. Реальное обращение человека к духовной жизни есть творчество и непрерывный процесс, в котором изначально согласованы бытие человеческое и бытие Божественное, две воли – человеческая и Божественная. Этот процесс преображения жизни человека начинается с внутреннего нравственного самоопределения, с момента осознания своего подлинного положения в мире, с сыновнего отношения к Богу, с желания следовать воле Божией, выполнять Его заповеди. Об этом размышляет святитель Игнатий в другом письме.



Мы – странники. Черты лица забываются, душа нет. О терпении

«Я сотворен, чтоб любить души человеческие, чтоб любоваться душами человеческими! Зато и они предо мной – какими Ангелами! – предстают взорам сердца моего так пленительно, так утешительно! Вот зрелище, картина, на которую гляжу, заглядываюсь, снова гляжу, не могу наглядеться. И странно! Лицо, форму, черты тотчас забываю, душу помню. Много душ, прекрасных душ, на моей картине, которую написала любовь, которую верная память хранит в целости, в живости колорита. Этот колорит от уединения делается еще яснее, еще ярче» [1, с. 237].

В другом своем письме святитель Игнатий предостерегает: не каждый духовный опыт является спасительным и необходимым для человека. Церковь, семья и школа – основные сферы бытия человека. Эти сферы бытия взаимозависимы. Дух Церкви пронизывает семейную жизнь православного человека и способствует его нравственному самоопределению. Школа, влияя на мировоззрение человека, может способствовать духовному совершенствованию личности, если дух школы есть дух истины и правды, а может быть источником конфликтов, как внутренних, так и внешних, если школа пытается неквалифицированно вторгаться в область духовного бытия. Это часто происходит из-за желания школы кроме знаний и социокультурного опыта дать учащимся и опыт духовный. В неумелых руках даже самые благие намерения не осуществятся.



Об «удалении» христианства из общества

«Необходима преданность воле Божией в самых попущениях Божиих. Очевидно, что христианство – этот таинственный духовный дар человекам – удаляется неприметным образом для не внимающих своему спасению из общества человеческого, пренебрегшего этим даром. Надо увидеть это, чтобы не быть обманутым актерами благочестия; увидев, надо отвратить взоры от грустного зрелища, чтобы не подвергнуться пороку осуждения ближних, надо обратить взоры на самих себя, позаботиться о собственном спасении, то есть милость Божия дарует еще возможность спастись тем, которые произволяют спастись» [1, с. 567].

Сознавая внешние и внутренние трудности своего времени, епископ Игнатий из опыта собственной жизни видел, что при почти полном оскудении духоносных наставников единственными руководителями в духовной жизни для христиан остаются на все времена творения святых отцов. В письме «О неуклонном следовании учению святых отцов» он утверждает: «Сердцем веруется в правду, – сказал Апостол, – усты же исповедуется во спасение. Нужно исповедование правды устами и, когда можно, самыми делами. Правда, исповеданная словами и делами, как бы осуществляется, делается принадлежностию человека. И потому она существенна – она верный залог спасения» [1, с. 319].

Вся земная жизнь христианина, по справедливому замечанию епископа Игнатия, должна быть школой приготовления к вечности. Для преуспеяния в любой науке нужно хорошо изучать ее, в противном случае наука останется для каждого человека недоступной. Вечность видимо отдаляется для каждого человека в бесконечную даль, если он не рассматривает, не изучает ее, не готовится к ней.

Любовь к Богу и людям

«Преподобный авва Дорофей, говоря о любви к ближнему, уподобляет подвижников Христовых линиям, идущим от окружности круга к его центру… Линии, чем ближе приходят к центру, тем становятся ближе одна к другой. И подвижники Христовы, чем ближе приближаются к Богу, тем становятся ближе друг к другу истиною любовию. Всякий путь ума и сердца, когда цель его – Бог, бесконечен. Страх Божий чист, пребывает в веке века; преуспеяние в премудрости Божией – бесконечно! Преуспеяние в любви к ближнему, когда оно в Боге, – бесконечно. Мало земной жизни на совершение этого духовного пути! Невозможно довольно насытиться любовию к ближнему в Боге!» [1, с. 312].

В завершение своих заметок о высоком значении эпистолярного наследия святителя Игнатия Брянчанинова считаю целесообразным привести еще один отрывок из его письма «О наблюдении за своими мыслями»: «Часто беседую с вами в Истине. Мне хочется, чтобы вы поняли, как важно наблюдение за своим образом мыслей, за своим разумом. Человек непременно водится своим образом мыслей: это – свет наш. С большою тщательностию надо бдеть за светом нашим, чтоб он не сделался тьмою, светом лживым, показывающим предметы не на их местах, не в их виде, одни вместо других. «Блюди убо, еда свет, иже в тебе, тма есть» (Лк. 11, 35). Надо, чтоб наш образ мыслей был проникнут Истиною. Кроме Христа, не понимаю и не знаю другой Истины. И слепцы ли те, кто бы они ни были, которые в то время, когда предстанет им Христос в страшном величии смирения, вопрошают: что есть Истина? – Вникните глубоко в слова мои! Прошу вас! Умоляю вас для вашего же спасения».



_____________________________

  1. Святитель Игнатий Брянчанинов. Письма о подвижнической жизни / Под ред. А. М. Мосина. Минск: Свято-Елисаветинский монастырь, 2004.