Кредо 11 (219) Оглавление - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Кредо 11 (219) Оглавление - страница №1/3

КРЕДО 11 (219)


Оглавление





КРЕДО 11 (219) 1

Оглавление 1

Дорогие читатели нашей газеты! 2

Курс повышения квалификации по строительным работам, 2

гидро- и термоизоляции, изоляции фундаментов и крыш,
а также полезная информация о возможностях рынка строительных материалов в Казахстане. 2

«Главное – желание помочь людям…» 3

В память об о. Отто Мессмере (SI) 3

Как жилось у Мессмеров? 5

Окружное послание «Lumen fidei» (Свет веры) 7

Уголок литургических чтений 10

Папская награда для матушки Виктории 10

Жив Бог, пред Которым я стою 13

Дар освящения Кармеля в Озерном 13

Господь мой, Творец мой, спасибо Тебе! 14

Беатификация дона Бернардо приблизилась 15

Папа: «Важно, чтобы родители играли со своими детьми» 16

Миряне как домен Церкви 18

Кандидатура Юрия Любянца 21

Среди гонений /1 22

Свет и тепло 24

Валентина Лыкова 25

«Любовь не ищет своего» 25

«Mens sana in corpore sano» 27

Духовные опасности 27

Жить и веровать строки из «Катехизиса», 413-421 29



От редакции

Дорогие читатели нашей газеты!

Конец года уже не загорами. Календарный год еще продлится какое-то время, а вот литургический заканчивается уже скоро. Он был связан с провозглашенным в Католической Церкви Годом веры. Мы благодарны Господу Богу за эту прекрасную возможность особым образом поразмышлять над необыкновенным даром нашей веры, который ниспослан нам Господом и составляет настоящее сокровище нашей жизни. Благодарим также Господа за шанс укрепить в этом году свою веру посредством молитвы, размышлений, чтения Св. Писания и документов нашей Церкви. Пусть осознание ее значения в нашей жизни и необходимости ее укрепления ведет нас и дальше до конца наших дней.

Прекрасно сознавать, что у нас есть необыкновенные свидетели крепкой веры в Господа Бога. Вера, которой мы теперь живем, передавалась жизнью, страданием, молитвой и зачастую слезами множества людей, которые в различных жизненных ситуациях жили ею и старались передать ее нам. На страницах нашей газеты мы можем знакомиться с этими свидетелями живой и настоящей веры. Так пусть и этот номер нашей газеты, который мы отдаем в Ваши руки, поможет многим из нас принять это свидетельство.
О. Евгений Зинковский

Курс повышения квалификации по строительным работам,

гидро- и термоизоляции, изоляции фундаментов и крыш,
а также полезная информация о возможностях рынка строительных материалов в Казахстане.


Епархиальный центр, Майкудук, Караганда,

25- 29 ноября 2013 г.
Руководитель курса - господин Збигнев Зимны («Renovabis»), занятия ведет господин Анатолий Ефимов из Украины (родом из Казахстана, специалист по строительству).

Вступительный взнос – 2000 тенге

Курс будет полезен для тех, кто работает
в строительстве или помогает вести ремонтно-строительные работы в приходах и уже имеет какой-то опыт в этой сфере. Участникам будет выдан сертификат. О желании участствовать просим заранее сообщить в карагандинскую курию.


Официально

«Главное – желание помочь людям…»

В память об о. Отто Мессмере (SI)

27 октября в Астане было совершено богослужение и освящена мемориальная плита в память о священнике о. Отто Мессмере (SI). Установка данной плиты в столице Казахстана на территории кафедрального собора Матери Божьей неустанной помощи связана с тем, что о. Отто сразу же по окончании Рижской высшей духовной семинарии в 1988 г. приехал работать в Целиноград (ныне Астана) и на протяжении многих лет служил в этом городе, а также в городах и поселках вокруг. Он же с благословения апостольского администратора Казахстана епископа Яна Павла Ленги начал в 1994 г. строительство имеющегося сейчас храма.


В воскресной св. Мессе, посвященной памяти о. Отто Мессмера, принял участие апостольский нунций в Казахстане архиепископ Мигель Маури Буэндия. Предстоял на богослужении епископ из Киргизии Николай Мессмер, родной брат о. Отто. Из Томска приехала сестра о. Отто монахиня Лина, а из Караганды прибыл другой его брат – о. Виктор. Также, помимо местных мирян и людей, которые знали о. Отто, не будучи прихожанами, почтить его память собрались верующие из других приходов, в которых о. Отто нес свое служение.
О. Отто Мессмер родился 14 июля 1961 г. в Караганде, воспитывался в глубоко верующей католической семье. Из шести братьев семьи Мессмер четверо стали священниками, а все три сестры – монахинями. К тому моменту, когда о. Отто осознал свое призвание к священству, две его сестры уже были кандидатками на поступление в монастырь, а старший брат всерьез задумывался о том, чтобы стать священником. На его решение стать именно монахом-иезуитом повлиял пример настоятеля прихода о. Думбляускаса, который и организовал для молодых людей, чувствующих призвание к священству, своего рода новициат. «В течение полутора лет мы жили в одном доме, работали, часто очень уставали, а когда по вечерам возвращались, к нам приходил настоятель. Под его руководством мы изучали латынь, конституцию Общества Иисуса и многое другое», – вспоминал в своем интервью газете «Свет Евангелия» о. Отто. Чтобы поступить в Рижскую высшую духовную семинарию, ему пришлось поехать в Целиноград, стать частью католической общины там и затем по рекомендации уполномоченного лица поехать учиться, так как из каждого города в то время власти позволяли отправлять на обучение лишь одного кандидата в священники, а из Караганды в тот год такой кандидат уже был.
С 1983 по 1988 гг. о. Отто обучался в семинарии. Архиепископ Риги кардинал Юлиан Вайводс требовал, чтобы по окончании семинарии выпускники год работали в Латвии. Но по ходатайству целиноградского прихода о. Отто сразу после рукоположения был направлен в Казахстан. Его служение не ограничивалась лишь Целиноградом. Он обслуживал около 50 населенных пунктов Целиноградской области, где приходские общины насчитывали от 50 до 100 человек, а также приходы других областей. В Казахстане о. Отто трудился около 12 лет. Станислава Козерчук из Астаны вспоминает: «О. Отто был очень добрым, внимательным. Всегда обо всем расспрашивал». Прихожане из близлежащих поселков рассказывают, как самоотверженно он относился к своему служению и как хорошо понимал, насколько людям нужна духовная пища в виде святых таинств. Генефа Савицкая, специально приехавшая из с. Каменка, чтобы почтить память о. Отто, поучаствовать в св. Мессе и освящении мемориальной плиты, говорит: «Каждый месяц отец приезжал к нам, служил св. Мессу, исповедовал всех, а потом ездил по больным, уделял им таинства. Он не пропустил ни одного месяца, приезжал вне зависимости от погоды». Мария Блашко, ныне прихожанка из Астаны, вспоминает, что в 1993 г., когда она жила в с. Зеленый Гай, что близ Астаны, заболела ее мать. «2 марта мой папа позвонил о. Отто, попросил приехать, чтобы уделить последние таинства нашей маме. К тому моменту, когда священник прибыл, разыгралась сильнейшая буря. Мой папа пытался уговорить его переночевать в нашем доме и на следующий день вернуться в Астану, но о. Отто сказал, что ему обязательно нужно вернуться сегодня, так как это была суббота, а в воскресенье утром люди будут ждать его на св. Мессу. Тогда папа нанял трактор, чтобы вывезти отца на трассу, так как бураном замело все дороги. Мы тогда всю ночь молились, чтобы о. Отто удачно добрался», – рассказала Мария.

В конце св. Мессы за о. Отто свидетельство о нем дал о. Вацлав Поплавский. Он отметил, что этот священник был очень сдержанным и деликатным человеком, умел даже в трудных ситуациях сохранять душевное равновесие, и за годы общения с ним о. Вацлаву не доводилось слышать, чтобы он говорил на повышенных тонах. Об этом говорят и прихожане. «Отец Отто был священником от Бога. Он был очень внимательным, всегда был готов выслушать, дать совет, направить на верный путь. Он венчал нас с мужем в 1988 г., когда только начал свое служение в Астане, крестил моего внука. Тогда я еще жила в Камышенке. Нужно было видеть, с какой радостью его встречали дети, они все окружали его, каждому хотелось прижаться к нему, – вспоминает Бронислава Сулятецкая из Астаны. – А когда в 1999 г. я заболела, и мне поставили страшный диагноз – рак, я пришла в отчаянии к отцу. Он успокоил меня, благословил перед операцией, уделил таинство елеопомазания и сказал: “Ничего не бойтесь, все будет хорошо, вы будете с Матерью Божией!” И во время операции у меня было такое чувство, будто сама Мария стоит возле меня и руководит врачами, указывает, что им нужно делать». Но, несмотря на сдержанность и уравновешенность, сам о. Отто понимал, что жизнь далеко не смена однообразных событий. Его родная сестра монахиня Лина Мессмер поведала, как, когда о. Отто уже служил в Москве, она попросила его сходить с ней в Третьяковскую галерею, потому что ей очень хотелось посмотреть икону Рублева «Троица». В галерее брат подвел сестру к картине Айвазовского «Буря на море», сказал, что это его любимая картина, и объяснил, как нужно смотреть картины. «Наша жизнь – это буря», – сказал тогда о. Отто.


После принесения вечных обетов 2 октября 2001 г. о. Отто был направлен для работы ректором предсеминарии в Новосибирске. В 2002 г. он был назначен настоятелем Независимого российского региона Общества Иисуса – территориальной организации ордена на территории стран СНГ.

В конце октября 2008 г. о. Отто Мессмер трагически погиб в Москве. Уход человека из жизни всегда очень тяжело переживается теми, кому он был близок. Но этот священник учил нас уповать на Бога и полагаться на Его волю. Человек никогда не уходит бесследно. И о. Отто не ушел из нашей жизни совсем. Знакомство журналиста Алексея Банцикина с ним произошло при довольно неприятных обстоятельствах. В то время уже началось строительство храма, и на той территории, где ныне стоит кафедральный собор, находились строительные материалы, которые охранял сторож. У сторожа была собака, которая сильно покусала мальчика. В редакцию «Вечерней Астаны» пришло письмо с жалобой на Католическую Церковь в связи с этим инцидентом. Алексей рассказывает: «Я решил разобраться в той ситуации. Тогда хирург Иванов В. И., который оказывал помощь покусанному мальчику, познакомил меня с о. Отто. Как оказалось, именно он вызвал скорую помощь и постарался оказать всевозможную помощь пострадавшему. Затем я несколько раз бывал в церкви, встречался с отцом для личных бесед. В то время, когда он служил в Астане, я не был христианином, но позже я пришел в Католическую Церковь именно благодаря ему. Сущность его характера лучше всего отражает одно слово – отец.

Мы не знаем, сколько еще людей придет к Богу благодаря о. Отто, но мы знаем точно, что он, как и прежде, молится о нас.
Ида Юзупанова

Фото: с. Нотбурга


Как жилось у Мессмеров?


В сентябре 2013 г. в Караганду в монастырь сестер служительниц Иисуса в Евхаристии при соборе св. Иосифа приехала продолжать свое служение с. Мария Мессмер.

Она родилась в Караганде в семье, богатой призваниями к священству и монашеству. Например, один из ее братьев, Николай Мессмер, является епископом в Кыргызстане. А другой, о. Виктор Мессмер, исполняет обязанности духовного отца в карагандинской семинарии.

Желая понять причину уникальности этой семьи, мы решили задать с. Марии несколько вопросов.


- Расскажите о духовном климате в Вашей семье. Как воспринимали родители ваши решения стать священниками и монахинями?

- Папа не был ни за, ни против. Хотя он был из верующей семьи, в семье мамы вера все же была глубже. Моя мама, Мария (девичья фамилия – Шмальц), была родом из деревни Кандель в Украине. Там у них был очень строгий священник, которого они называли патер Альберт. Недавно оказалось, что это был дальний родственник с. Розы Альберт. Мама и прабабушка часто пересказывали его проповеди.

Дядя нашей мамы, патер Франц Кун, тоже был священником, но мы не знаем даже, где он служил. Мы пытались найти какие-то сведения о нем, но все, что известно – это то, что он окончил Саратовскую семинарию и умер, когда пахал поле. Когда что-то случается с пахарем, волы обычно останавливаются. Вот так было и с ним. Люди начали искать его и тут увидели, что его волы стоят посреди поля, подошли и нашли его тело.

А наш дедушка по маме, Николай Шмальц, был ризничим в храме. В печально знаменитом 1937 г. его однажды ночью арестовали и без суда и следствия посадили в тюрьму. Маме тогда было 7 лет, а ее младшей сестренке – 5. Их матери тогда уже не было в живых: она умерла в начале 30-ых гг. Детей воспитывала мама нашего дедушки (наша прабабушка) Екатерина (девичья фамилия Кун), у которой и без того было 10 детей.

Дедушка умер в тюрьме в Ижевске от голода и холода в 1943 г. Многие из вернувшихся из тех лагерей говорили, что и там он продолжал помогать людям. Умирающих он призывал его совершить испытание совести и покаяться перед Богом.

Наш папа, Героним Мессмер, был родом из села Шпайер, также в Украине. И у него была верующая семья. В 14 лет ему уже приходилось работать наравне со взрослыми за станком на танковом заводе в Златоусте.

Когда родителей сняли с комендатуры, они переехали в Казахстан, так как здесь были священники. Здесь же мама с папой встретились, здесь, в Караганде, поженились. Мы с детства ежедневно молились всей семьей. Младшие становились впереди, старшие – сзади. Правда, утром, так как нужно было идти в школу, каждый выбирал время для молитвы по своему усмотрению. Например, я по пути в школу успевала помолиться «Отче наш», «Радуйся Мария», «Ангел Господень». Но по вечерам мы всегда молились вместе: в октябре – розарий, в другое время – иные молитвы. Ведущей была мама, а когда подросли мы, дети, то были ведущими по очереди.

Вечерами мама и прабабушка всегда рассказывали нам разные истории о молитве, об Иисусе Христе, о правилах поведения о том, как раньше, в Украине, они ходили в церковь, молились и пели. А перед сном мама всегда окропляла нас освященной водой.

Иногда к нам приезжал патер Буковинский, а после его смерти у нас часто бывал патер Йозеф Шабан (о. Николай Шабан – прим. ред.).
- Кто уделил Вам первое причастие?

- Патер Буковинский. Сначала нас готовили дома родители, учили молитвам и кое-чему из катехизиса. На занятия, которые вела Тереза Биц в районе Мелькомбината, мы не ходили, потому что она говорила: «Вы и так все знаете». В течение двух недель перед первым причастием мы регулярно ездили к о. Владиславу. Группа была большая. Патер Буковинский считал, что к первому причастию дети должны приступать в 9 лет. Наше первое причастие было 6 августа, а мне 2 как раз исполнялось 9. На занятия о. Буковинский вызывал нас к себе и задавал вопросы. Если я не знала ответов, то он спрашивал маму. А когда я не понимала по-русски, он спрашивал по-немецки.


- О. Владислав Буковинский был строгим человеком?

- Мальчишкам, которые опаздывали на занятия, он всегда делал «грушки»: согнутым в фаланге указательным пальцем покручивал по голове. Я уж не заню, что значит само слово «грушки». Может быть, это какое-то польское слово. Дети из нашей семьи иногда ходили на службу по очереди. Я ходила со своим братом Геронимом. А о. Буковинский был очень крупным человеком, и мне всегда было больно, когда он стукал лбами нас с братом. Это он так приветствовал нас. Скорее всего, он делал это от радости, а у меня просто искры из глаз сыпались. Я думала: что это за обращение? Он, конечно же, всегда был рад нам. Нашу семью о. Владислав называл «спокойной». Братья прислуживали ему во время Мессы, как это сейчас называется, министрантами. Он даже прозвище для них военное придумал, точно уже не помню какое: «мои офицеры» или «мои адъютанты».


- Лично Вы с охотой ходили на Мессы или просто потому, что нужно?

- Не потому, что «нужно». Нет. Ведь можно было покататься на автобусе или трамвае, а мне очень нравилось кататься на трамвае. И вообще, наверное, я ходила с охотой. Нам, детям, приходилось ждать своей очереди, чтобы поехать на Мессу. И каждый поэтому хотел туда попасть.


- Как родилось Ваше призвание?

- Сначала сама я этого не понимала, но потом, в начале своего пребывания в монастыре, осознала, что момент моего призвания был в глубоком детстве. Не знаю, сколько мне тогда было лет. Наверное, я еще даже не умела читать. Мы часто ночевали у прабабушки, и, как ни откроешь глаза, она сидит с книгой. У нашего папы тоже было очень много книг, и дома я брала одну из них и листала, делая вид, что молюсь. И вот однажды, занимаясь этим, я сказал Господу о том, что мне было бы очень хорошо, если бы я тоже умела молиться. Позднее я поняла, что это было начало моего призвания.

Однако потом, в 9-10 классах, у меня не было охоты идти в монастырь. Мама часто предлагала нам почитать книгу «Тереза от младенца Иисуса», говорила, что там интересно все описано. Но я не хотела даже слышать об этой книге и все думала: «Что это мне рассказывают о монастыре каком-то? Не нужно мне это!»

Но Господь повел по этому пути.


- Вы вступили в монастырь в те времена, когда о. Альбинас Думбляускас пригласил сестер евхаристок в Караганду.

- Да. Я вступила в монастырь, когда мне было 19 лет. Тогда уже была первая группа сестер. Я была во второй группе: 4 пожилых и 4 молодых кандидатки. Пожилыми были Клара Риттер, Флора Штивих, Анна Мерковскя и Антонина Машке. А молодые – это я, моя сестра Анна, Люся Сапун и Роза Шмидтляйн.

Это было в 1977 г. В то время я работала на ДСК на машинно-счетной станции. Мы, девушки, ездили в монастырь на ул. Сейфулина на совместные молитвы с сестрами. Нам это нравилось и мы видели пример сестер. Так все начиналось.
- Расскажите о местах Вашего служения?

- В советское время мы ходили без хабитов. Вначале, кажется в новициате, нас послали учиться в медучилище, по окончании которого мы работали в больницах до тех, пока не стало можно носить хабиты.

Я работала в Караганде в кардиоцентре в Михайловке. 26 декабря 1984 г. принесла вечные обеты (первые – 26 августа 1979 г.), но продолжала работать в Караганде. Потом открылся дом сестер в Марксе, и мы с Еленой Хатиковой поехали туда. Там я также 2 года проработала в больнице в хирургическом отделении.

Затем меня перевели в Таджикистан, в г. Душанбе; там я уже официально служила при храме с 1986 по 1989 гг. В то время здесь работал францисканец о. Сигитас. В течении недели я жила с сестрами в Душанбе, а на субботу и воскресенье ездила в другой приход в г. Курган-Тюбе. Вместе с с. Терезой мы занимались здесь хором и детьми. Было конечно очень трудно ездить по тем дорогам... А потом по окончании семинарии в Душанбе приехал мой брат о. Героним.

С 1991 по 1994 гг. я работала в Киргизии, в Бишкеке. Там начал служить мой брат о. Николай Мессмер (в настоящее время местный епископ – прим. ред.). Занималась тем же: готовила детей к первому причастию, убирала храм, готовила обед для священника и т.д.

Потом, после 1994 г. и до 1996 г., я служила в Сибири, в Томске. Там в то время работал о. Антон Гсель.

После Томска меня перевели в Новосибирск.

В 1999 г. я вернулась в Караганду, где проработала до 2003 г.

3 декабря 2003 г. (точно помню дату, потому что это день смерти о. Буковинского) я снова переехала в Томск. Детей, которых я готовила прежде к первому причастию, уже было не узнать. В этот раз я прослужила здесь до 2010 г. – 7 лет.

В 2010 г. меня перевели в Челябинск, в котором я служила 3 года до нынешнего переезда в Караганду.


- Кем по происхождению были верующие в тех приходах, где Вы служили?

- У большинства есть какие-то польские, немецкие, белорусские, украинские корни и т.д. В Киргизии были немцы, а также поляки. В Таджикистане – немцы. Только в столице, в Душанбе, была одна бабушка полька. В Марксе – тоже немцы. Томск отличается многонациональным составом, потому что там представлены все сосланные народы: латыши, латгальцы, литовцы, поляки, немцы, белорусы, украинцы и армяне. К армянам специально приезжал священник из Новосибирска о. Офсеп, армянин по национальности. Сейчас в Челябинске есть верующие с белорусскими, литовскими, польскими, украинскими и немецкими корнями, а также много русских. Там долгое время работали священники-немцы, которые построили храм, поэтому люди называют его «немецкая церковь». На это я всегда отвечала: «Нет немецкой церкви и нет польской, есть только одна Церковь».


- Спасибо за беседу.

Беседовал Евгений Стариков



следующая страница >>