Контрнаступление советских войск под сталинградом и окружение немецко-фашистских войск - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Контрнаступление советских войск под сталинградом и окружение немецко-фашистских - страница №1/1


КОНТРНАСТУПЛЕНИЕ СОВЕТСКИХ ВОЙСК ПОД СТАЛИНГРАДОМ И ОКРУЖЕНИЕ НЕМЕЦКО-ФАШИСТСКИХ ВОЙСК
(19.11-30.11.1942)

Карта № 22

Ранним утром 19 ноября 1942 года войска Юго-Западного и правого крыла Донского фронтов перешли в наступление под Сталинградом.

Стоял сплошной туман, который создал сложности для действий как авиации, так и артиллерии. Но все объекты обороны противника до этого были уже пристреляны, поэтому снаряды должны были лечь точно в цель. В 7 часов 20 минут была подана команда: «Сирена», которая ознаменовала мощнейшую артподготовку. 3500 реактивных установок «катюша», орудий, минометов начали громить оборону немецко-фашистских войск. Один час велся огонь на разрушение и двадцать минут – на подавление. Сокрушительный огонь нанес противнику тяжелый урон и произвел на него устрашающее воздействие.





К обеду ветер разогнал туман и советская авиация начала бомбить позиции противника, значительно помогая наступающим войскам. Немецко-фашистская авиация в воздух так и не поднялась.

На Юго-Западном фронте войска ударной группировки мощным натиском прорвали оборону 3-й румынской армии одновременно на двух участках: с плацдармов юго-западнее города Серафимович силами 5-й танковой армии и у станицы Клетская – силами 21-й армии. Немецко-фашистские войска начали отступать. Однако на некоторых участках они оказали  неожиданно для советских войск упорное сопротивление частям 5-й танковой армии. Румыны, чужие как в этой стране, так и для «своего старшего брата», защищались отчаянно.  Чтобы окончательно сломить оборону румынских войск, советское командование ввело в сражение ударную группу - 1-й и 26-й танковые корпуса. Танковые соединения стремительным рывком завершили прорыв и устремились на юг. Вскоре в образовавшийся прорыв был введен 8-й кавалерийский корпус. Германское командование решило, что главный удар советские войска нанесут в районе станицы Клетская, и направило туда резервы - 14-ю танковую и 7-ю румынскую кавалерийскую дивизии, а затем 48-й танковый корпус. Но, когда советская 5-я танковая армия, прорвав оборону, стала успешно продвигаться, германское командование повернуло 48-й танковый корпус против неё. Советский 1-й танковый корпус вместе с 8-м кавалерийским корпусом нанесли удар по 22-й немецкой дивизии и отбросили её к югу от населенного пункта Медвежий. Затем 1-й танковый корпус, развивая наступление, к исходу 22 ноября вышел на реку Лиска в районе населенных пунктов Зрянинский – Тузов. На рассвете 20 ноября 26-й танковый корпус захватил населённый пункт Перелазовский и нанёс поражение 1-й румынской танковой дивизии.





Таким образом, 48-й танковый корпус, на который германское командование возлагало большие надежды, не смог выполнить свою задачу. С большим трудом он отошёл к реке Чир.

Из района населённого пункта Перелазовский советские танкисты 26-го корпуса повернули на юго-восток, навстречу войскам Сталинградского фронта. В ночь на 23 ноября передовой отряд 26-го танкового корпуса под командованием командира 14-й мотострелковой бригады подполковника Г. Н. Филиппова с включенными фарами в колонне без единого выстрела прошел оборону немецко-фашистских войск и направился к единственному уцелевшему мосту через реку Дон в районе города Калач. Войска вермахта приняли колонну за свой учебный батальон, оснащенный трофейной техникой. Воспользовавшись замешательством охраны моста, танкисты в короткой схватке уничтожили ее, разминировали мост и удерживали его до подхода основных сил.

Переправившись через Дон, 26-й танковый корпус попытался с ходу овладеть Калачом, но встретил сильное сопротивление. После ожесточенных боев советские танкисты 23 ноября заняли город.

Войска ударной группировки 21-й армии, наступая в направлении населенных пунктов Верхне-Бузиновка –

Песковатка, разгромили две пехотные румынские дивизии и к 15 часам 19 ноября прорвали их оборону. В прорыв вошла подвижная группа армии в составе 3-го гвардейского кавалерийского и 4-го танкового корпусов. Перед танкистами и кавалеристами ставилась задача разгромить резервы, тылы и штабы немецко-фашистских войск, отрезать им пути отступления на запад и юго-запад. 23 ноября 4-й танковый корпус должен был соединиться в районе населенного пункта Советский,  юго-восточнее города Калач, с войсками Сталинградского фронта и тем самым завершить окружение противника.






Сломив ожесточенное сопротивление немецко-фашистских войск в районе селения Громки, части 4-го танкового корпуса успешно продвигались вперед. 23 ноября они переправились через реку Дон, преодолели сопротивление немецко-фашистских войск в районе хутора Камыши и устремились вперед, на поселок Советский.



Вслед за подвижными соединениями, расширяя прорыв, двигались стрелковые войска 21-й армии. Противник  неоднократно предпринимал контратаки. Наибольшее сопротивление было оказано на участке населенных пунктов Верхне-Фоминский - Распопинская. Однако после упорных боев войска 21-й армии завершили окружение частей 4-го и 5-го румынских корпусов. Их командование отклонило предложенный советским командованием ультиматум – прекратить сопротивление и сдаться в плен во избежание напрасного кровопролития, и отдало приказ контратаковать советские войска. 23 ноября после ожесточенных боев румынские части сдались. Всего в этом районе было взято в плен 27 тысяч солдат и офицеров румынской армии.

КОНТРНАСТУПЛЕНИЕ СОВЕТСКИХ ВОЙСК ПОД СТАЛИНГРАДОМ И ОКРУЖЕНИЕ НЕМЕЦКО-ФАШИСТСКИХ ВОЙСК
(19.11-30.11.1942)

На правом крыле Юго-Западного фронта бои вели соединения 1-й гвардейской армии. Расширяя прорыв в сторону правого фланга, они к 23 ноября выдвинулись на рубеж реки Криуша.

Германское командование, стараясь организовать удар по тылам главной группировки Юго-Западного фронта, подтянуло в район станицы Боковская две пехотные дивизии, а к станице Нижне-Чирская – танковую. Этими силами, совместно с отошедшими сюда войсками разбитых 3-й румынской армии и 48-го немецкого танкового корпуса, немецко-фашистские войска пытались сломить сопротивление частей 5-й и 1-й гвардейских армий, занявших оборону по рекам Чир и Криуша. Но все их попытки не имели успеха. Создав здесь внешний фронт окружения, советские части прочно удерживали позиции. Таким образом, войска Юго-Западного фронта успешно выполнили боевой приказ Ставки ВГК. Основные силы 3-й румынской армии были разбиты.







Одновременно с войсками Юго-Западного фронта в наступление перешли соединения правого крыла Донского фронта. Удар наносила 65-я армия в направлении на хутор Вертячий. К исходу 23 ноября соединения 65-й армии совместно с 3-м гвардейским кавалерийским корпусом отбросили немецко-фашистские войска на левый берег Дона.

Войска ударной группировки Сталинградского фронта в соответствии с планом перешли в контрнаступление 20 ноября 1942 года. При этом атака началась не одновременно.

51-я армия перешла в наступление, нанося удар из межозерья Цаца - Барманцак в общем направлении на село Плодовитое. К исходу дня 20 ноября ее войскам удалось прорвать оборону немецко-фашистских соединений, и стрелковые дивизии обеспечили ввод в прорыв 4-го механизированного корпуса. Не давая немецко-фашистским войскам закрепиться на промежуточных позициях, части корпуса к вечеру 20 ноября достигли села Плодовитое и вынудили войска вермахта его оставить.

Не останавливаясь, корпус шел вперед и к вечеру следующего дня выдвинулся в район населенных пунктов Верхне-Царицынский – Зеты. Была пройдена половина пути к цели – к месту встречи с танковыми соединениями Юго-Западного фронта, пробивавшимся в это время к городу Калач. 4-й кавалерийский корпус, введенный в сражение вслед за 4-м механизированным, к вечеру 21 ноября вышел в район железнодорожной станции Абганерово, и советские части перерезали железную дорогу, которая питала немецко-фашистские войска в междуречье Дона и Волги.

Соединения 64-й армии, тесно взаимодействуя с войсками 57-й армии, преодолев упорное и ожесточенное сопротивление, 20 ноября во второй половине дня прорвали оборону немецко-фашистских войск.

В двухдневных наступательных боях ударные группы 57-й и 51-й армий нанесли тяжелое поражение четырем румынским и немецкой дивизиям.







Развивая наступление, войска Сталинградского фронта к исходу 22 ноября вышли на рубеж населенных пунктов Нариман – Варваровка – Рокотино – западный берег реки Червленой и охватили с юга и юго-запада главную группировку немецко-фашистских войск в районе Сталинграда. Обе железные дороги, расположенные восточнее реки Дон, оказались перерезанными.

Немецко-фашистские войска прилагали отчаянные усилия, чтобы не дать сомкнуться гигантским клещам двух советских фронтов. Они перебросили в район города Калач 24-ю и 16-ю танковые дивизии. Но и это не спасло положение. В 16 часов 23 ноября части 4-го танкового корпуса Юго-Западного фронта, окончательно сломив сопротивление немецко-фашистских войск, соединились в районе хутора Советский с частями 4-го механизированного корпуса Сталинградского фронта. На пятые сутки после начала контрнаступления замкнулось кольцо оперативного окружения вокруг сталинградской группировки вермахта.

Соединения 57-й и 64-й армий Сталинградского фронта прочно держали оборону на рубеже реки Червленая, отрезав пути отхода немецко-фашистских войск на юг.

Немецко-фашистские войска оказались не готовыми к решительным действиям Красной Армии,  о чем говорят и стремительность, и сроки наступления. Не понимая, что происходит, штаб группы армий «Б» до конца ожидал указаний Верховного главнокомандующего. Стремление А. Гитлера к мелочной опеке привело к фатальной пассивности генералитета в тот момент, когда требовалась быстрота в принятии решений. Перебросив танковые силы 6-й полевой армии через реку Дон для защиты тыла и левого фланга, германское командование оставило совершенно без прикрытия свой южный фланг. Не хватало не только горючего для танков, но и самих танкистов, которые в период октябрьских боев в Сталинграде действовали в качестве пехотинцев. Солдаты бежали, бросая не только военную технику, оружие и документы, но и своих раненных товарищей в госпиталях. Сдавались целыми частями. У переправ через Дон зачастую разыгрывались сцены переправы наполеоновских войск через Березину.







Осознав, что произошло,  германское командование спешно принимает ответные меры, а именно: 21 ноября А. Гитлер назначает одного из лучших своих генералов Э. Манштейна главнокомандующим новой группы армий «Дон», которая должна была изменить положение вещей. Но символично, что тот прибыл в штаб группы армий «Б»  для принятия командования, когда окружение уже состоялось, и задачей новой группировки стало  не содействие, а спасение окруженных войск.   

Немцы обвиняли в провальном отступлении своих  румынских союзников. Между Гитлером и Антонеску, политическими лидерами Германии и Румынии, даже произошла перепалка по этому поводу, а в армии нередки были случаи драк. Отступление и тех и других носило отпечаток отчаяния. И даже командующий 14-м танковым корпусом генерал Г. Хубе как последнее средство расценивал «пулю в висок».

Наоборот, успешное наступление советских войск придало атакующим энтузиазм, превосходивший все ожидания. Бойцы понимали, что своими руками вершат историю. Пришло то время, когда они расплатятся со своим противником сполна. В обращении политуправления Сталинградского фронта к войскам говорилось: «Пришел долгожданный час, когда мы прольем потоки вражеской крови. Наконец-то мы отомстим за наших жен, детей, матерей».







Войска трех фронтов выполнили основную задачу, поставленную перед ними в наступательной операции. В окружении оказалась крупная группировка противника – 6-я полевая и часть 4-й танковой армий вермахта – в составе 22 дивизий и множества отдельных частей общей численностью более 300 тысяч человек. Кроме того, в ходе наступления советские войска разгромили 3-ю румынскую армию и нанесли поражение соединениям 4-й румынской армии.

КОНТРНАСТУПЛЕНИЕ СОВЕТСКИХ ВОЙСК ПОД СТАЛИНГРАДОМ И ОКРУЖЕНИЕ НЕМЕЦКО-ФАШИСТСКИХ ВОЙСК
(19.11-30.11.1942)

По окончании контрнаступления советские войска вышли на рубежи большой излучины Дона, а войска вермахта спешно отступали на восток. Теперь Сталинград стал для них последним оборонительным рубежом и крепостью.

Военные действия в районе окружения продолжались неблагоприятно для вермахта. К исходу 23 ноября на внутреннем фронте окружения войска Сталинградского фронта вели бои на прибрежной полосе Сталинграда и на рубеже населенных пунктов Купоросное – Елки – Рокотино – южнее Карповка – Мариновка – Советский. Войска Юго-Западного фронта сражались на рубеже населенных пунктов Илларионовский (северо-восточнее г. Калач) – Большенабатовский. Войска Донского фронта действовали на рубеже населенных пунктов Голубая – Сиротинская – Паньшино – южнее Самофаловка – Ерзовка.

На внешнем фронте окружения войска Юго-Западного фронта вели бои на рубеже населенных пунктов Верхне-Кривский – Горбатовский – Боковская – Чернышевская. Войска Сталинградского фронта на внешнем фронте выдвинулись к рубежу населенных пунктов Бузиновка – Зеты – Абганерово – Аксай – Уманцево.

Общая протяженность внешнего фронта составляла свыше 450 км. Однако фактически прикрывались войсками только 276 км. Минимальное удаление внешнего фронта от внутреннего составляло всего лишь 15 - 20 км (в районе населенных пунктов Советский – Нижне-Чирская и Советский - Аксай). Это было на ответственных направлениях, где существовала наибольшая опасность деблокирующего удара войск вермахта. Сплошной линии обороны не было и у немецко-фашистских войск. На их фронте была пробита огромная брешь шириной свыше 300 км (от станицы Боковская до озера Сарпа).

Советское командование понимало, что немецко-фашистские войска, несомненно, будут пытаться при максимальной помощи извне выручить свои войска, окруженные в районе Сталинграда. Следовательно, было необходимо как можно скорее ликвидировать окруженную группировку.





Необходимость скорейшего разгрома немецко-фашистских войск объяснялась и стремлением советского командования перебросить после удачного развития событий войска в тыл группе армий «А» и запереть ее на Северном Кавказе, т.е. повторить то, что уже было сделано под Сталинградом.

 До решения этих задач надо было срочно изолировать окруженные войска созданием внешнего фронта, имея за ним резервы из подвижных соединений. Всем войскам, находящимся на внутреннем фронте окружения, был отдан приказ продолжить с 24 ноября бои по ликвидации окруженной группировки, ударами по сходящимся направлениям на поселок Гумрак расчленить окруженную группировку и уничтожить ее по частям.

21-я армия Юго-Западного фронта, усиленная двумя танковыми корпусами, должна была действовать с запада на восток, с севера – 65-я, 24-я и 66-я армии Донского фронта, с востока и юга – 62-я, 64-я и 57-я армии Сталинградского фронта.

Операция обеспечивалась с внешнего фронта действиями двух армий Юго-Западного фронта, которые должны были преградить путь немецко-фашистским войскам с юго-запада, а также соединениями 51-й армии Сталинградского фронта, осуществляющими операцию с юга.

Реализуя поставленные задачи, начавшие наступление советские армии столкнулись с ожесточенным сопротивлением войск вермахта.  Немецко-фашистские войска широко использовали систему укреплений, оставленных советскими войсками во время отступления. Сокращение фронта обороны позволило им значительно уплотнить боевые порядки своих частей и облегчить маневренность в том пространстве, в котором они оказались.

С 24 по 30 ноября семь советских армий стремились осуществить разгром окруженной группировки противника, но с ходу этого  сделать не удалось. Войскам 21-й, 65-й и 24-й армий удалось овладеть сильно укрепленными узлами сопротивления немецко-фашистских войск – в районе населенных пунктов Песковатка и Вертячий. На других участках  части вермахта продолжали удерживать занимаемые рубежи. Войскам 66-й армии Донского фронта удалось соединиться в районе поселка Рынок с группой полковника С.Ф. Горохова, но общего соединения с войсками 62-й армии не произошло.

С 24 по 30 ноября упорные бои развертывались и на внешнем фронте окружения. Преодолевая упорное сопротивление вермахта, войска двух армий Юго-Западного фронта, понесшие значительные потери в предыдущих боях, закрепились по рубежам рек Кривая и Чир. Они были готовы отразить возможный удар войск вермахта с запада. В то же время соединения 51-й армии и 4-го кавалерийского корпуса Сталинградского фронта вели бои на юго-западном участке внешнего фронта окружения.



Карта № 23

Территория, которую занимали войска вермахта под командованием генерала танковых войск Ф. Паулюса, к 29 ноября сократилась почти вдвое. Район окружения не превышал 70 - 80 км по прямой с запада на восток и 30 - 40 км с севера на юг. Вместе с тем, для расчленения группировки немецко-фашистских войск и ее ликвидации по частям намеченных сил Донского и Сталинградского фронтов было недостаточно. Кроме того, решение Ставки об уничтожении с ходу окруженной в районе Сталинграда группировки войск вермахта исходило из неправильной оценки ее численного состава. Вместо предполагаемых 85-90 тысяч человек фактически в ней насчитывалось более 300 тысяч. Были также заниженными представления о ее вооружении и боевой технике. Помимо просчета в оценке сил группировки противника, имело значение и то, что протяженность линии обороны войск вермахта значительно сократилась, а боевые порядки уплотнились. Таким образом, для ликвидации войск 6-й полевой армии и других частей вермахта, окруженных в районе Сталинграда, были необходимы дополнительные силы и средства.

У немецко-фашистской группировки  были силы, средства и, главное, шанс вырваться из окружения, о чем

сообщал Ф. Паулюс в своем письме Э. Манштейну от 26 ноября 1942 года, но А. Гитлер постоянно давал приказания удерживать позиции до самого конца. Рабская верноподданность фюреру не позволила ни одному из генералов решиться на самостоятельный шаг и двинуть войска на прорыв в юго-западном направлении на соединение с группой армий «Дон». Положение 6-й полевой армии и других частей, окруженных в районе Сталинграда, с каждым днём становилось всё тяжелее. В ходе спешного отступления армия потеряла почти все свои склады и базы снабжения, огромная группировка оказалась блокированной в почти полностью разрушенном городе, испытывая острый недостаток продовольствия, топлива для обогрева и горючего для танков. «Выход» из положения А. Гитлер нашел в создании воздушного моста для переброски всего необходимого для окруженных войск. Командующий военно-воздушными силами Германии Г. Геринг тут же поспешил заверить, что люфтваффе с честью выполнят это задание. Однако пообещать оказалось легче, чем сделать. В распоряжении окружённых войск осталось лишь два более или менее приспособленных аэродрома. Но самое главное - реальные возможности немецкой транспортной авиации были таковы, что они могли обеспечивать потребности окружённых лишь на 10-20% и эвакуировать лишь часть раненых и обмороженных, которых с каждым днём становилось всё больше. И к тому же действия советской авиации и ПВО изо дня в день подтачивали эту возможность.