Конкурс школьных сочинений «Моя будущая семья» Номинация: «Моя семья в истории страны» - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Конкурс школьных сочинений «Моя будущая семья» Номинация: «Моя семья в истории страны» - страница №1/1

Муниципальное образовательное учреждение

«Кустарёвская средняя общеобразовательная школа»

391450, Рязанская область, Сасовский район, п. Кустарёвка,

ул. Заводская, д.31

телефон: 90-6-89

Конкурс школьных сочинений

«Моя будущая семья»
Номинация:

«Моя семья в истории страны»
Пузырёв Роман Сергеевич

11 класс


13.05.1995 г.

Учитель: Пузырёва Ольга Александровна

(учитель русского языка и литературы)



Телефон:8 (49133)90-6-89

Говорят, что у истории нет сослагательного наклонения. Но, когда думаешь, что выпало на долю нашего народа, так хочется чтобы все те, кто пал на полях сражений, остались живыми, а выпущенные в них пули не долетели до цели. И родились бы дети, и посажены были бы деревья, и построены дома, и женщины были бы счастливы. Если бы, столь желанное и печальное если бы… Но историю нельзя переделать, она всегда требует жертв, потому что нет ей дела до страданий и бед людских.

Семью моей прабабушки Фёклы Мироновны Новиковой (в девичестве Русак) прогнала с родного места (жили они под Гродно в Западной Беларуссии) ещё первая мировая война. Пришли солдаты и сказали, что жители должны срочно покинуть деревню Подмощье. Схватили в охапку детей (а их в семье было 10 человек) собрали кое-какие пожитки, что могли закопали в землю и вместе с односельчанами отправились в неизвестность. Ночью мужики решили вернуться в деревню, взять кое-что из имущества. В семье Русаков особенно жалели о новых ложках, которые забыли забрать в спешке, но дома были уже разграблены.

Ехали на лошадях, шли пешком, грелись у костров. Неразбериха была полнейшая. В дороге потеряли двоих младших детей, они так и не отыскались.

Волей судьбы оказались в конце концов в Тамбовской губернии, ныне Сасовский район Рязанской области.

Поселились в деревне Каменка. Здесь в то время в сёлах Салтыково, Новая Деревня, Студенец оказалось много белорусов. Жили, мыкая горе, ели и лебеду и конский щавель…

В начале 20-х годов все оставшиеся в живых белорусы вернулись домой. Уехали со своей семьёй и Русаки, Мирон и Марья. В

деревне Каменка остались вышедшие замуж Ф.М. Новикова (Русак)

две сестры - Ольга и Фёкла. Ольга умерла при родах, а Фёкла стала основательницей нашей семьи, родив девятерых детей. Работала в колхозе. И пахала, и сеяла, и жала. Муж Гаврила Филимонович с началом Великой Отечественной войны был призван на трудовой фронт. Фёкла Мироновна осталась одна с семью детьми на руках. В 1943 году случился пожар, в котором погибло четверо детей: Полина, 21 год, бухгалтер колхоза; Анна,17 лет; Алёша и Миша, которым не было ещё и десяти. У Кати сильно обгорело лицо, она потом так и не вышла замуж поэтому. Мою бабушку Машу (ей было девять месяцев) успели выбросить в окно.

Шла война, но колхоз помог с похоронами. Прадедушку Новикова Гаврилу Филимоновича в связи с несчастьем отпустили домой. Всю оставшуюся жизнь он проработал в колхозе конюхом.




Свадьба Е.Русак и И.Жолудя
Сестра прабабушки Катерина жила с мужем на небольшом хуторе под Вилейкой в Белоруссии. Поженились они незадолго до войны.

От Вилейки до Бреста по железной дороге езды часа четыре. Поэтому война пришла сюда быстро. Ещё 25 июня Иван Жолудь был

мобилизован в Красную Армию. Катерина проводила мужа до тракта, они поцеловались и расстались, чтобы больше никогда не встретиться. Мужики, вернувшиеся через два дня в деревню Подмощье, рассказали, что немцы появились неожиданно. Всех, кто был в гражданской одежде, отпустили по домам. А тех, кто был в военной форме, погрузилина машины и увезли в неизвестном направлении. Иван был в форме…

Всю войну Катерина прожила на хуторе. Днём иногда приходили немцы, разговор один: «Матка, яйки, млеко!». Ночью порой приходили партизаны: им тоже были нужны продукты. Так и жили двойной жизнью, ежеминутно опасаясь её потерять. А в сорок третьем зондеркоманды начали жечь окрестные деревни, часто вместе с жителями. Натерпелись страху, прятались в лесу, но бог миловал.

После войны замуж Катерина так и не вышла, всё ждала своего Ивана, надеялась, может, жив, может, подаст весточку. Детей до войны завести не успели, так и жила одна, помогала воспитывать племянников, детей брата Павла. Он тоже ушёл на фронт в июне сорок первого, оставив жену Елену с четырьмя детьми-погодками. Пережили оккупацию, натерпелись всякого. А Павел Русак с войны не вернулся, погиб под Кенигсбергом, ныне Калининградом. Его могилу, совершенно случайно, нашла односельчанка, живущая в Калининграде.

Воевали ещё два брата Фёклы, Степан и Григорий Русак. Вернулись с фронта, хоть и Свадьба П. и Е. Русак

израненными, но живыми. Но война достала их в шестидесятых. Оба умерли от ран, оставив жён вдовами, а детей сиротами.


Семья Маркач с детьми и хозяином в Лондоне
Другая сестра прабабушки Фёклы была замужем. Её муж поляк Владимир Маркач работал лесником у пана. Когда в 1939 году в Западную Белоруссию пришли советские войска, семью за это отправили в Сибирь. Затем они смогли оттуда перебраться в Японию, потом в ЮАР. Осели в Лондоне.

Только в середине 70-х годов родственники нашли друг друга и стали переписываться. Ныне связь вновь потеряна - старики, знавшие русский язык, умерли, а дочери, выйдя замуж за англичан, разъехались по свету.

Брат Василий у Фёклы Мироновны был

коммунистом. В 1936 году перешёл границу

Польши в СССР. Прабабушка получила от него

одно письмо, затем он пропал. По дошедшим от

белорусской родни слухам, был арестован и

репрессирован.

Другая прабабушка Пелагея Васильевна

Пузырёва (в девичестве Саргоманова) родилась в

крестьянской семье в Пичпанде в Мордовии. В

одном доме жили 14 человек: мать, отец, дедушки

и бабушки, дядья, пятеро детей. Держали хозяйство, в котором были две лошади, овцы, В.М. Русак

три коровы. Батраков не имели.

Тем не менее семья была раскулачена, правда, никуда из села их не отправили и даже дом оставили. По свидетельству родных, Пелагея Васильевна вспоминала, что у её бабушки были новые валенки, которые она очень берегла. Пришли раскулачивать, старушка сидела на печке в старых, разбитых. Когда взяли её новые валенки, она стала просить, чтоб оставили, старые-то совсем плохи, в чём же ходить-то. А парень, что забрал их, ответил: «А тебе, бабка, помирать пора, а не валенки новые носить».

Вышла Пелагея за парня из Тархан-Потьмы. Звали его Александр Ефимович Пузырёв. Поженились Александр и Пелагея очень странно. Прабабушка рассказывала, что нужно было идти в соседнее село в совет, а ей было некогда. А туда по делам направлялась соседка Фрося, вот ей-то и было поручено под именем Пелагеи расписаться с Александром. Что самое удивительное, их расписали.

У прабабушки Пелагеи Васильевны и прадедушки Александра Ефимовича Пузырёвых было шестеро детей, но в живых остался только Саша, мой дедушка, остальные умерли «от глотошной и от живота».

Александр Ефимович Пузырёв был старшиной-собаководом, как сейчас говорят, кинологом. Перед самой войной окончил Гатчинскую школу собаководов. Он пропал без вести в 1942 году. Одна ещё довоенная фотография, где Александр Ефимович в тёмном костюме с полосатым галстуком, похожий на киноактёра. Другая, нечёткая, расплывчатая, ясно, что снимался где-то при случае, в длинной шинели, в фуражке, с кобурой на боку. Поля успела получить от мужа только одно письмо. Оно вполне обычное: муж передаёт приветы родственникам, интересуется, как растёт сын Шура. А сын всю жизнь потом жалел, что ничего не помнил об отце: слишком мал был тогда.

А поздней осенью Поля с сыном

«попали под немца». Они жили тогда в

деревне Копань Верейского района

Московской области. Немцы гоняли

женщин рыть окопы. Долбили ломами,

ведь была зима. За счастье считалось,

если прикажут чистить картошку для

немецкой полевой кухни: кожуру можно

взять себе. Немцы ведь тоже разные,


А.Е. Пузырёв
хотя и враги. Один, например,

развлекаться любил: отберёт у матери

грудного ребёнка, подбросит его вверх, а сам, якобы на штык его ловит. Мать

кричит, разум от страха за ребёнка теряет, а ему весело, хохочет. А другой однажды накормил маленького Шуру горячей толчёной картошкой, а мальчишка аж затрясся, когда ложку с ней поднесли ко рту, такой голодный был.

А потом наступление наших войск под Москвой, освобождение. Но рытьё окопов для немцев обернулось боком: долго не разбирались, погрузили всех в товарные вагоны с печурками и отправили от Москвы подальше. Почти два месяца ехали до Сибири. Пелагея с сыном остались на станции Сон, а потом были отправлены в город Богорад в Хакасии, где и прожили до 1951 года. Здесь, списавшись с родными, жившими в Мордовии, и узнала Поля, что муж пропал без вести. Извещение об этом пришло его матери. Узнала, что её младший любимый брат Иван Саргоманов погиб на фронте, а другой брат, Павел, всю войну был зенитчиком в ПВО Москвы, жив и здоров. Не вернулся с войны и муж сестры Федосьи Данила Кинякин. Замуж сёстры больше не вышли, воспитывали детей одни, льгот не имели, прожили трудную жизнь.

Дедушка Александр Александрович Пузырёв после окончания училища в посёлке Сапожок Рязанской области (кстати, туда он уехал учиться против воли бабушки, денег на билет, разумеется, не было, поэтому они с другом Шувариковым Геннадием добирались на крыше вагона, на тормозных площадках) попал на целину. Бал трактористом. Вспоминал, как работали в ночную, пахали. Загоны были такими длинными, что, если даже уставший тракторист засыпал за рычагами, трактор упорно двигался вперёд, не сворачивая с борозды.




Свадьба А.А. Пузырёва и М.Г. Новиковой
Встретился он с бабушкой Марией Гавриловной Новиковой в 1962 году в посёлке Кустарёвка. Маша работала в деревне Каменка в колхозе свинаркой, приехала в гости к родственникам, а дед в это время шёл на работу. Очень заинтересовался девушкой в белой шапочке, увидел, что она зашла в дом его друга, и вечером пошёл знакомиться. Решительный человек!

Они вырастили двух детей. Мою тётю Олю, ныне директора нашей школы, и моего папу Сергея, сейчас начальника станции Кустарёвка. Наша станция на протяжении ряда лет является одной из лучших станций Московской железной дороги.



С. А. Пузырёв

Моя прабабушка со стороны мамы- Игнатова Варвара Сергеевна (1901-1988) из семьи священнослужителей села Ключи.

Вышла замуж за бедняка Николая Игнатова по любви, против воли родителей, за что семья отвернулась от неё, никогда ей не помогала и никаких родственных отношений не поддерживала. Варвара

Сергеевна была очень верующим человеком, в колхоз с мужем они не вступили. Муж Николай был арестован и пропал в конце 20-х годов. Преследовали и прабабушку, но всё обошлось. Жила очень бедно, В.С. Игнатова

но сумела воспитать четверых детей. Одна из них моя прабабушка Полина (Пелагея) Николаевна (1924-2009).

Её муж Иван Денисович тоже родом из Ключей. Они однофамильцы так что после замужества Полине Николаевне даже не пришлось менять фамилию. Поженились они после Великой Отечественной войны.

В 1940 году Полина Николаевна поступила в Зубово-Полянское (Мордовия) педучилище, но уже с начала войны стала работать в Ключах, а потом в Воскресенке учителем начальных классов. Училище заканчивала экстерном.

Ходили на станцию Кустарёвка, грузили дрова в тендеры паровозов, а иногда и заготавливали их в лесу. В обязанности учителя входил также выпуск боевых листков, написание писем на фронт, сбор тёплых вещей для воинов Красной Армии. За служащими сельской администрации были закреплены «десятидворки», т.е. они отвечали П.Н. Игнатова

за организацию общественной работы в 10 дворах. Трудились ещё в поле, убирали сено, горох, устраивали ясли.

С 1959 года до выхода на пенсию в 1986 году Полина Николаевна проработала в железнодорожной средней школе №107 станции Кустарёвка Московской железной дороги.

Прадедушка Иван Денисович в 1942 году был отправлен с военной частью на Дальний Восток. Был пулемётчиком.


И.Д. Игнатов
Участвовал в военных действиях против Японии. Он награждён медалями «За победу над Японией», «За боевые заслуги», орденом Отечественной войны 2-ой степени.

После войны Иван Денисович служил в городе Сасово в отделении милиции. В 1956 году был награждён значком «Отличник милиции», а в 1958 году медалью «За безупречную службу».

Дочь Ивана Денисовича и Полины Николаевны, моя бабушка Лида, закончила Саранский педагогический институт, факультет филологии. В 1971 году вышла замуж и уехала по месту службы мужа. Работала в воинских частях Балтийского флота, заведовала библиотекой. Сейчас уже на пенсии.


Л.И. Мишанина с дочерьюи внуком Романом

и внуком Романом
Прабабушка Мишанина (в девичестве Моисеева) Мария Павловна (1918-1997) родилась в деревне Таировка ныне Сасовского района Рязанской области. Большую часть своей жизни проработала на железной дороге стрелочницей.

Прадед Мишанин Иван Ефимович (1914-2000) из села Ключи, из

многодетной крестьянской семьи. Его отец пропал без вести ещё в Первую

мировую. (Кстати, на кладбище села Ключи есть его могила. Есть и могила пропавшего Николая Игнатова. Но обе они - чисто символические, чтобы родственники могли прийти сюда, вспомнить их). Во время Великой Отечественной войны Иван Ефимович работал на железной дороге шёл за действующими войсками, восстанавливая разрушенное железнодорожное полотно.




И.Е. и М.П. Мишанины
Закончил свою войну в

Полтаве.


Мой дедушка Мишанин Владимир Иванович (родился в 1948), закончив школу, работал в городе Кашира на стройке ГРЭС монтажником.

После призыва в армию был направлен в школу старшин-техников в город Кронштадт Ленинградской области. С 1967 по 1994 год служил на Балтийском флоте в должности начальника радиолокационной службы на катерах и тральщиках. Много раз выходил в море, в боевые походы и на стрельбы. Бывал на совместных учениях флотов стран Варшавского договора.




В.И. Мишанин
Жил с семьёй в Таллине, но из-за известных событий в 90-е годы был вынужден уехать с семьёй из Прибалтики, где его стали считать русским

оккупантом. Сейчас вместе с бабушкой и сыном Андреем, который закончил военное училище в Москве, живёт в городе Подольске Московской области. А его дочь Юлия Владимировна, моя мама, заведует библиотекой в нашем посёлке Кустарёвка.



Вот история нашей семьи. Обычной семьи. Люди жили, трудились, растили детей, надеялись и верили в лучшее будущее. Среди них нет героев, но их жизнь иногда – это подвиг терпения, мужества, стойкости, любви. Из историй таких семей складывается история страны. Да и вообще, история меняла их жизнь, а они участвовали в её измерении, создавая историю России.

Нужно ли помнить о предках? О прошлом? Несомненно, на мой взгляд, нельзя быть Иванами, родства не помнящими, потому что вокруг прошлого группируется настоящее. Уничтожая прошлое, уничтожают не только историю, но и будущее народа.