Концепт «Вера» в индивидуальной языковой картине мира В. П. Астафьева - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Концепт «Вера» в индивидуальной языковой картине мира В. П. Астафьева - страница №1/1

Концепт «Вера» в индивидуальной языковой картине мира В.П. Астафьева (на материале художественной прозы 80-х-90-х годов)

Сысоева Наталья Александровна

Студент (магистр) Сибирского федерального университета, Института филологии и языковой коммуникации, Красноярск, Россия

Объектом настоящего исследования является концепт «Вера» - единица коллективного знания / сознания (отправляющая к высшим духовным ценностям), имеющая языковое выражение и отмеченная культурной спецификой. В задачи входит полевый анализ данного концепта, описание его понятийного слоя, что позволяет охарактеризовать важнейший фрагмент индивидуальной языковой картины мира писателя. Новизна исследования определяется тем, что концепт «Вера» в ИЯКМ впервые становится объектом исследования.

В ходе работы было установлено, что поле рассматриваемого нами концепта представляет собой когнитивное пространство, включающее в себя ядерную, околоядерную и периферийную зоны. Представления о вере В.П. Астафьев пропускает сквозь призму собственной души. В его произведениях лексема «вера» используется в разных смыслах: вера в Бога, в человека, в жизнь, в любовь, в народ, в несокрушимость родного войска. В качестве ядерных смыслов имени концепта – лексемы «вера» в индивидуальной картине мира В.П. Астафьева выделяются «древлеотеческая вера», «старообрядческая вера», «православная вера». В околоядерную зону входят семантические и контекстуальные синонимы имени концепта «Вера»: истина, правда, знание, надежда, любовь, убеждение, убежденность, мнение, душа, свобода, совесть; дериваты: верить, веровать, заверить, верующий, доверие, веря, поверить, вероисповедание, доверительный, верность, вероотступник; предикаты: укрепи веру в душе и сохрани, хранить веру в Бога, нести ее (веру) по жизни как награду, не осквернить веру, вера охранила наши души от осквернения, веровать в Бога, вера спасает, вера животворит; устойчивые сочетания: верю душой и всем телом, бережет веру в душе, без веры живут на этом свете, а на том не проживешь, веру переменить – не рубашку переодеть, без добрых дел – вера мертва (или: нема) перед Богом.

На периферии поля находятся антонимические понятия: суеверие («…пронзенный стрелой старообрядческого суеверия…») [«Прокляты и убиты»], безверие («…многие, многие в миру Диавола себя запустили, до безверья дойдя, сами себе подписали приговор на вечные муки») [«Прокляты и убиты»]. В составе смыслового поля концепта «Вера» нами выявлены следующие слоты:

1. Вера как предмет религиозного культа: «Молись верой во спасение, тады хватит, и молитва наша, смертоубивцев по профессии, до бога дойдет» [«Стародуб»].

2. Вера как объект фанатизма староверов: «… и вера древлеотеческая, православная вера, ради которой на огонь пошли бесстрашные раскольники, протопопы Аввакум и Иван Неронов, великомученицы Феодосья Морозова и Евдокея Урусова головы сложили…» [«Стародуб»].

3. Вера как напоминание о высшем предназначении человека: «Фаефан бережет веру в душе. Она не обряд, а напоминание о высшем предназначении человека» [«Стародуб»].

4. Вера как субъективное сознание автора и его героев: «Чужым вернулся в Вырубы Фаефан. Ни старой, ни новой веры он не принимал. Он уже вроде бы ни во что и не верил» [«Стародуб»]. «Хотя он и считал себя в ту пору полностью от веры отринутым, активным атеистом значился, в комсомол записался, порешил все же про себя – сам Господь Бог перстами своими трепетными вложил ему в руки такую дивную книжку», «Солдаты об убиенных молятся. Верующие которые» [«Прокляты и убиты»]. «Мимолетом подумала, что надо было, наверное, идти в церковь, к богу. Но уже чего соваться с верой, когда вся вера потерялась, изошла, да и о Боге вспомнила она сейчас вот, когда приспичило» [«Стародуб»].

5. Вера как главная святыня человеческой жизни: «И поделом, поделом – не колебайте воздуху, не сбивайте народ с панталыку, не поганьте веру, чистое имя Господне»; «Уважая веру и страдание за убиенных, даже Петька Мусиков не нагличал в этот день. Иные красноармейцы потихоньку крестились» [«Прокляты и убиты»].

В настоящей работе выявлено: во-первых, 5 наиболее значимых слотов, заполнителями которых являются собственно значения данного концепта, во-вторых, языковые единицы, которые формируют основные и дополнительные значения лексемы «вера», в-третьих, частотность употребления отмеченных языковых единиц в текстах В. П. Астафьева.



Таким образом, концепт «ВЕРА» оказывается весьма значительным в индивидуальной картине мира писателя. Представления В. П. Астафьева о вере сложны, противоречивы, вера представлена в его языковом сознании как черта религиозного сознания, как религиозное переживание, убеждение и действие.
Литература

Астафьев В.П. Собрание сочинений в 15 т. Красноярск, 1997.