Книга предназначена для студентов строительных вузов. Она вводит их в мир проектирования и строительства, знакомит с выдающимися пре - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Книга предназначена в качестве учебного пособия для студентов вузов 1 53.53kb.
Учебное пособие для вузов М.: Аспект Пресс, 2002 10 4332.68kb.
Борис Дмитриевич Карвасарский Клиническая психология 37 16398.75kb.
Борис Дмитриевич Карвасарский Клиническая психология 37 15260.36kb.
Ооо «Рокас» проводит отбор строительных организаций на строительство... 1 148.06kb.
Учебное пособие Ставрополь 2005 (075. 8) Бкк 28. 072 Я 73 Б63 1 271.35kb.
Конкурсные сочинения на тему "Мир без сквернословия твой рецепт". 1 31.43kb.
И. Ренчлер, Б. Херцбергер, Д. Эпстайн Красота и мозг 12 4749.27kb.
Бернард Эммануилович Быховский Гассенди Мыслители прошлого 10 1688.1kb.
Методические рекомендации по изучению дисциплины «социальное прогнозирование... 2 582.2kb.
Учебное пособие по литературе. Омск: Омгкпт, 2006 -74 с. Учебное... 5 1073.75kb.
Академия государственной противопожарной службы 16 7395.73kb.
- 4 1234.94kb.
Книга предназначена для студентов строительных вузов. Она вводит их в мир проектирования - страница №1/11

Никонов Восемь лекций о профессии.doc








Рецензенты: проректор МГСУ, профессор, доктор технических наук Ю.Я. Кувшинов, декан факультета ЭОУС МГСУ, профессор, доктор экономических наук И. Г. Лукманова.

КОНСПЕКТ КНИГИ

Никонов Η. Η. Введение в специальность. ВОСЕМЬ ЛЕКЦИЙ О ПРОФЕССИИ. Учебное пособие. - М.: Издательство Ассоциации строительных вузов, 2005, - 272 стр.

ISBN 5-93093-188-7

\002\


Аннотация

Книга предназначена для студентов строительных вузов. Она вводит их в мир проектирования и строительства, знакомит с выдающимися представителями этой профессии, показывает связь основных философских категорий с деятельностью по выбранной профессии, акцентирует внимание читателей на развитии научно-технического прогресса, оказывающего сильнейшее влияние на специальности проектировщика и производственника.



ISBN 5-93093-188-7

© Издательство АСВ, 2005 © Никонов Н.Н., 2005

\003\

Оглавление


Предисловие

Предисловие ко второму изданию

Лекция первая (вступительная» Быть инженером - что это значит? 007

Лекция вторая. Выдающиеся инженеры-строители прошлого и настоящего 014

Лекция третья. Философские основания проектного дела и строительства 084

A. Социальные предпосылки и творческие установки 085

Б. Форма и содержание 088

B. Рациональное и эстетическое. 091

Г. Типовое и индивидуальное 094

Д. Целое и части 103

Е. Количество и качество или что во что переходит 106

Ж. Число и жизнь 110

3. Число, конструкция, архитектура 115

И. Философия конструирования 118

К. Технико-экономический уровень проектов. Определение понятия 128

Л. Проектирование как инструмент обоснования рациональности 136



Лекция четвертая. Инженер-строитель и разветвления специальности 139

A. Инженер-конструктор - это интересно! 139

Б. 10 уроков «Трансвааля» 164

B. Инженер - партнер архитектора, а не смежник 182

Г. Производственные специальности в отрасли 194

Д. О службе заказчика 196

Е. Руководитель проектов - интересная специальность, которой по-настоящему еще нет 199

Лекция пятая. Что должны знать инженеры-строители.202

A. Архитектура - энергоинформационная система 202

Б. «Дешево» - заветное слово затратной экономики 215

B. Эксперимент - будущее отрасли 217

Г. Экономия ресурсов - философия богатых 220

Д. Некоторые особенности проектирования уникальных зданий и сооружений 239



Лекция шестая. Устойчивое развитие - что это такое? .252

Лекция седьмая. Строительство - как часть жизни города 257

Лекция 8 (заключительная) Тенденции развития общества и их влияние на отрасль 263

Список использованной литературы 268

Об авторе 270

\004\


Предисловие

Написать лекции к курсу «Введение в специальность - инженер-строитель», можно сказать, принудил меня Александр Владимирович Забегаев - проректор МГСУ по учебной части, ныне покойный. Написав вступительную лекцию, как-то было неудобно оставлять начатое незаконченным.

Предлагаемое не всегда придумано самим. В нем использованы публикации других авторов. Ссылки на подлинных сочинителей в тексте всегда указываются.

Автор благодарен Анне Филипповне Грушиной - главному редактору журнала «Архитектура и строительство Москвы» - за предоставленный материал из рубрики «Портрет мастера», публиковавшийся в 1995-2002 годах. Следует особенно выделить в нем статьи Елены Михайловны Шуховой -правнучки великого Шухова - которые способствовали написанию главы «Выдающиеся инженеры-строители прошлого и настоящего».

В очерке о ленинградских инженерах использован материал книги «Зодчие Петербурга».

Глава «Архитектура - энергоинформационная система» - в большей своей части отредактированные извлечения из книги «Живые поля архитектуры» М.Ю. Лимонада и А.И. Цыганова, которых как и Е.М.Шухову, можно с полным правом назвать соавторами Лекций.

Книга профессора Д.Э. Гордона «Конструкции или почему не ломаются вещи» - блестящий пример научно-популярной литературы - дала возможность связать философию конструирования по Гордону с авторскими поисками рациональных большепролетных покрытий.

Труды А.Ф. Лосева - великого русского философа - «Хаос и структура» и «Музыка как предмет логики», а также И.И. Шевелева - архитектора по специальности и выдающегося геометра, исследователя по призванию - «О формообразовании в природе и в искусстве» - помогли автору осознать философскую сущность профессии, и он надеется, что ему удалось передать необходимость этого знания профессионалам-строителям.

Особая благодарность рецензентам: профессорам МГСУ - Ю.Я. Кувшинову и И.Г. Лукмановой - их благожелательное отношение к написанному может вдохновить автора на новые «подвиги».

Автор благодарен А.С. Гуськову, без которого Лекции вряд ли увидели бы свет, и Н.А. Филимоновой за то, что они стали такими, какими ушли в печать.

25 марта 2003 г.

\005\


Предисловие ко 2-му изданию, исправленному и дополненному

Промежуток между 1-ой и 2-ой редакциями - время осознания несовершенства сделанного, его недостаточной (с точки зрения автора) полноты; досады от допущенных опечаток; желание как можно скорее донести до читателя что-то важное, которое не нашло места в начальном варианте. Инерция длительной работы, еще не перешедшей в состояние покоя, заставляет заново пересматривать написанное, исправлять и дополнять его.

Такова природа появления уточненных и более толстых книг, объединенных с ранее выпущенными общим названием.

Что же нового найдет читатель в нынешней редакции курса?

В третью, четвертую, пятую и седьмую лекции включены новые главы: «Экономия ресурсов - философия богатых», «10 уроков Трансвааля», «Строительство как часть жизни города», «Дешево» - заветное слово затратной экономики», «Эксперимент - будущее отрасли», «Некоторые особенности проектирования уникальных объектов».

Эти добавления заставят читателя посмотреть по-иному на природу технической и экономической составляющих строительства. Последняя, как и всегда, не может, и не могла рассматриваться отдельно от выгод эксплуатации введенного в действие объекта. Именно так понимал экономику строительства В.Г.Шухов, и совсем не так понимают ее нынешние муниципальные власти, когда в городе фондообразующая отрасль - строительство — не связана экономически с фондоэксплуатирующими службами. Объединить их интересы - значит предвидеть в технических заданиях на проектирование будущие дивиденды от реализованных технических решений, от использования новшеств.

Где же можно проверить их пользу? Только в эксперименте. Но почему это надо доказывать - вроде бы и так все ясно? Да потому, что эксперимент - движущая сила науки - в строительстве вымирает и вымрет без поддержки властей и усилий энтузиастов. Надо ли об этом знать молодым специалистам? Я думаю - да. Поскольку не исключено, что завтра некоторые из них станут ответственными лицами в строительстве и в погоне за мнимой дешевизной станут душить новое, поэтому в их лексиконе слово «дешево» навсегда должно быть заменено словом «экономично». Насколько это разные понятия, как они связаны с экспериментом - предстоит узнать читателям.

\006\


Молодые люди, обучаясь в ВУЗе, должны представлять, что, кроме официальных учебных программ, есть еще и факультативы - места получения дополнительных знаний. Сегодня информация, особенно в области ресурсосбережения, экономии энергии, рассредоточена по различным публикациям; десятки непризнанных официальной наукой достижений уже используются в практике. Они должны заинтересовать пытливых студентов, подтолкнуть их к познанию еще нераскрытого, сегодня еще нетрадиционного в энергетике, статике и других областях строительства.

Как перечисленное «варится» в городском «котле» описано в разделе «Строительство как часть жизни города». Генеральный план развития территории и люди, живущие на ней - как они взаимодействуют? Заинтересоваться этими взаимосвязями - значит расширить кругозор, перейти на уровень управления процессами, далеко выходящими за границы города.

Я надеюсь, во 2-й редакции удалось избежать смысловых неточностей и опечаток. Во всяком случае, я и редакционная служба Издательства АСВ очень старались.

И о названии - оно изменено по сравнению с 1-ой редакцией. Профессор Алмазов В.О., прочитав книгу, сказал, что ее адресаты не только первокурсники. С чем трудно было не согласиться.

Москва, январь-декабрь 2004 года

\007\


Лекция первая (вступительная)

Быть инженером - что это значит?

Профессор А.В.Забегаев, проректор Московского государственного строительного университета (МГСУ), как-то сказал мне: «А почему бы Вам не поработать у нас? Вот интересный курс - «Введение в специальность!» «Да что вы, Александр Владимирович, - засмущался я, - мое ли это дело?» Но согласие дал, оговорив его подготовкой плана лекций и просмотром опытным профессорским оком хотя бы первой лекции. Свою часть я выполнил, но. Александр Владимирович Забегаев умер. Его памяти посвящаются эти непрочитанные лекции, возможный курс - «Введение в специальность инженер-строитель».

«Специалист с высшим техническим образованием» - так скупо расшифровывают понятие «инженер» словари русского языка. Эта лаконичность не может удовлетворить ни цеховые амбиции, ни тех, кто решил стать инженером, кому важно знать, что представляет собой выбранная профессия. Курс «Введение в специальность» как раз позволит студенту разобраться насколько правильно были оценены собственные устремления и способности. Не исключено, что одних разочарование постигнет после первого семестра, других - сразу по окончании полного университетского курса, с первым выходом на работу, третьим удастся преодолеть и первые, и последующие неудачи и все-таки стать инженерами. А самым способным и целеустремленным предстоит прожить чрезвычайно интересную творческую жизнь. Им уже сегодня известны, может быть не в полной мере, ответы на вопросы: «Инженер - это кто? Творец или ремесленник?»

Конечно, «инженер» - это прежде всего Имя. Оно может быть нарицательным, а может писаться с большой буквы. Это тогда, когда хотим подчеркнуть: такой-то - настоящий инженер.

Нам еще предстоит расшифровать определение «настоящий», да и существительное «инженер» тоже требует уточнений - ведь слова «специалист с высшим техническим образованием» мало что говорят о профессии. И если мы имеем дело с именем, то в нем скрыт смысл, его невозможно выявить, не поняв происхождения слова. Пороемся в книгах и словарях.

«В старину на Руси строители городов, укреплений, мостов, плотин, а также литейщики пушек и колоколов - все те, кого сегодня назвали бы инженерами, назывались розмыслами. Розмысл обязан был размыслить зада-

\008\


чу со всех сторон, опираясь не только на собственный опыт, но и на весь опыт, накопленный его предшественниками, на свой ум, изобретательность, даже на мечту, на фантазию». Так начинает свою книгу - «Русские инженеры» - Лев Гумилевский. Он пишет далее: «Это русское слово «розмысл» предвосхитило то понимание роли руководителя в разрешении технических задач, которое установилось значительно позже - в XIX веке. Именно тогда с распространением машинного производства, освоением новых видов энергии, развитием пароходства и железных дорог <. .> получили развитие теоретические науки, на которые стало опираться инженерное искусство» /7/.

Сегодня в современном языке нет слова «розмысл», а есть слово «инженер». Откуда оно пришло к нам, что означает?

Английское слово «engine» - машина, двигатель, локомотив, орудие, инструмент - и глагол от него: сооружать, проектировать - объясняют многое, но не все. Производное же слово - «engineering» - толкуется совсем близко к смыслу, который заложен в понятие «инженер» - инженерное искусство. И уж совсем в точку латинское «ingenium» — изобретательность, выдумка, знания. Возвращаясь к русской интерпретации слова «инжиниринг», следует ее признать удачной - содействие научно-техническому прогрессу, внедрение в практическую деятельность новшеств.

Еще одно значение английского слова «engineering» - махинация. Это неожиданно и даже обидно, поскольку в русском языке у этого слова только отрицательное значение. Но зато латинское - machinatio - хитрость, уловка - совсем неплохо: сколько хитростей и остроумных уловок можно отыскать в работах лучших инженеров!

Итак, инженер - это обладатель хитроумного мозга и обширных знаний, дающих возможность с выдумкой, изобретательно, создавать новое и использовать его на практике, содействуя научно-техническому прогрессу. Все правильно, но длинно! Короче: инженер - двигатель научно-технического прогресса. Суховато. А вот так и точно, и сочно: инженер - изобретательный, башковитый специалист желательно с высшим техническим образованием. Теперь должны быть довольны все, в том числе и составители словарей русского языка.

Есть еще несколько обязательных качеств, без которых невозможно стать инженером. Обратимся к Гарину-Михайловскому, блестящему инженеру, автору тетралогии «Детство Темы», «Гимназисты», «Студенты», «Инженеры», строителю железных дорог в старой России, в том числе Великой Транссибирской магистрали. Из повести «Инженеры». «Вся сила в трех вещах: в трудоспособности, точности и честности. <.> Основное правило в нашем деле: за незнание не бьют, но за скрывание своего незнания - бьют, убивают и вон гонят с дела. Незнающего научить не трудно, но негодяй, который говорит -знаю, а сам не знает, губит безвозвратно дело». (Подчеркнуто мной, Н.Н.)

Еще одно необходимое условие, которое нужно запомнить: «В нашем инженерном деле умножение (имеется в виду любой расчет, замечание мое-Н.Н.)

\009\


без проверки - преступление. Все так тесно связано в этом деле, одно с другим, что одна ошибка где-нибудь влечет за собой накопление ошибок, часто непоправимых». Это опять Гарин-Михайловский.

Инженер - техническая специальность. Можно, конечно, не читать книг, не слушать музыку, не ходить в театры и быть сносным инженером. Но пороха такой технарь не выдумает. Быть всесторонне образованным - вот залог развития творческой личности. На эту взаимосвязь гуманитарного образования и технических знаний обратил внимание русский философ и историк техники П.К.Энгельмейер: «Прошло то время, - писал он, - когда вся наша деятельность протекала внутри мастерских и требовала одних только технических знаний. Начать с того, что уже сами предприятия, расширяясь, требуют от руководителя и организатора, чтобы он был не только техником, но в то же время и юристом, и экономистом, и социологом. А тогда, когда инженер поступает на общественную, городскую, земскую или государственную службу, деятельность его принимает. характер административный, чиновничий, и здесь для пользы <.>, а также преуспевания сословия инженеров надо стремиться к тому, чтобы в инженере чиновник не убивал инженера. Этого можно достигнуть при условии, чтобы он проникся не только технической стороной своей профессии, но и ее моральной миссией. Сколько не начиняй его специальными знаниями - это будет ученый ремесленник, пока не дадите ему широкого гуманитарного взгляда на социально-экономические стороны профессии. Настоящий инженер не имеет права быть лишь узким специалистом: его глаз должен быть открыт для общего блага, его сердце - для судьбы людей.»

А вот взгляд на эту проблему нашего современника - выдающегося архитектора, инженера и изобретателя А.К.Бурова. «Мы не так учим людей, предназначенных для творческой работы «.». В этом виноваты не те, кто учатся, а те, кто учат. «.» я за гуманитарное воспитание архитекторов. Да и не только архитекторов. Я за гуманитарное воспитание и в технических, и в биологических, и в других областях. Я за ознакомлением учащихся с творческим процессом. «. знание забывается, понимание - никогда. Архитектора, да и всех молодых специалистов, надо учить пониманию смежных наук и искусств. Это качественный вопрос» /1/.

В.Г. Шухов, П.Л. Нерви, И.И. Рерберг, И.М. Шлайх и ряд других известных инженеров относятся к так называемым Т-специалистам. Что такое Т-специалист? Это человек с широким гуманитарным кругозором, который графически представляется в виде горизонтальной планки в букве «Т», по которой легко может перемещаться вертикаль специальных знаний. Такие люди способны решать разнообразные задачи, лежащие, подчас, далеко от основной профессии. Они в мозговой деятельности очень подвижны, это дает им возможность находить удивительно остроумные решения в повседневной инженерной практике.

\010\

Т-специалист - это человек, у которого мозг работает в полном объеме. Широкое образование дают литература, музыка, живопись, кроме того, они развивают образное мышление, которому, к сожалению, противопоказано телевидение, навязывающее созданные им образы, что особенно опасно для детей. Отсутствие воображения, фантазии - шлагбаум для проявления творчества.



Есть еще одно важное свойство инженера - любопытство. Фундаментальную планку Т-специалиста, кроме гуманитарных знаний, составляют математика, без которой невозможно никакое техническое действо, и физика, объясняющая окружающий нас мир. Следовательно, безупречное владение аппаратом этих дисциплин, приложениями его к строительным наукам - предмет постоянного любопытства инженера. «Современный инженер есть ученый техник, а не техник-ремесленник. Чтобы достойным образом удовлетворить этому высокому призванию, он обязан не только в совершенстве владеть чисто практическими приблизительными приемами расчетов, излагаемыми в элементарных курсах строительной механики, но должен также ознакомиться с точными методами истинной науки.» Эти слова принадлежат выдающемуся русскому инженеру Феликсу Станиславовичу Ясинскому.

Инженеры прошлого ревниво оберегали свою профессию! Из далекого XIX века они призывают не работать от сих и до сих (это и есть ремесленничество), а постоянно раздвигать рамки познанного (это и есть творчество), сомневаться в устоявшемся, неустанно обновлять свои знания. Их приток (учиться придется всю жизнь), накопленный опыт, природная смекалка, наблюдательность и образность мышления позволят находить нетривиальные решения, «думать и обобщать». Эти качества выделяют инженеров из массы образованных людей. Склонность к анализу и самоанализу - одна из характернейших черт Инженера.

Если перечисленные данности присущи одной личности - перед нами гений. Леонардо да Винчи, Брунеллески, Нерви, Кулибин, Шухов - в истории человечества их было немало. Время, в котором они жили, требовало энциклопедических знаний. Их приложения к практике позволяли увязывать в объектах творчества многочисленные и противоречивые требования строительства.

Возьмем пример из далекого прошлого. Он выглядит особенно убедительным. Купол церкви Сайта Мария дель Фиоре во Флоренции, рассчитанный, запроектированный и построенный Брунеллески - ярчайшее доказательство возможности полного слияния бесстрастного инженерного расчета и творческого порыва художника. Более того, Мастер следил за поставками материалов, уговаривал струсивших рабочих продолжать кладку камней в купол, доказывал им и другим, сомневавшимся в его умении, почему каменный купол диаметром 60 метров не может упасть. То есть, делал то, чем сегодня занимаются десятки людей. Иначе и быть не могло - в те времена зодчий объединял в себе много профессий.

\011\

Сегодня роль архитектора, как единого творца художественного образа и несущей структуры зданий, претерпела глубокие изменения. Научно-технический прогресс, сложность проектируемых объектов развели архитекторов и инженеров по разным углам «творческого ринга». Каждый теперь делает свое дело: архитектор - организует пространства, находит наиболее естественные связи с внешней средой, инженер обеспечивает надежность зданий, строитель возводит их.



Но у специализации есть оборотная сторона: она замыкает архитекторов и инженеров в узком диапазоне профессиональных проблем, и вот уже эстетические задачи нередко сводятся к поискам внешней формы сооружения, самая сложная конструкция может быть рассчитана с умопомрачительной точностью, но при этом упускается из виду ее тектоническое значение в общей структуре здания и необходимость такой точности; разработка систем инженерного обеспечения сооружений обидно именуется «смежным делом». Не потому ли при проектировании не всегда удается достичь единства формы и содержания, рационального и эстетического, соответствия замысла техническим средствам и экономическим возможностям общества? Не следствие ли это раздельного обучения архитектора и инженера, не наученных работать в коллективе?

А ведь сегодня невозможно в одиночку создать, что-либо стоящее в строительстве. Отрасль представляет множество дисциплин, которые так далеко отстоят друг от друга, что нужны усилия сплоченных коллективов, чтобы добиться успеха. Коллектив нельзя создать за день или месяц. Это трудная психологическая работа. При каких условиях группа начинает работать эффективно? Когда есть общая цель, а ядро сообщества составляют единомышленники. Но следуя в одном направлении, каждый несет свой груз, у каждого свои задачи. Две главные фигуры группы - лидер и генератор идей. Первый организует работу и устанавливает связи с внешним миром. Второй фонтанирует идеями. Первый увлекает ими инвесторов. Но работа не может начаться с осуществления сразу всех придумок. Третий в коллективе - критик. Беспощадно расправляющийся с неглубокими или ошибочными предложениями. И невозможно обойтись без разработчика отобранного варианта. Рабочая лошадка, тягловая сила, без которой нет коллектива. Эта психологическая установка на создание творческого сообщества. А о профессиональном составе хорошо сказал П.Л. Нерви - великий итальянский инженер: «С самого начала зарождения проекта у доски должны стоять три человека: архитектор, конструктор и строитель». Задача преподавателей быть наблюдательными и психологически подготовленными для организации групп, способных работать сообща, то есть в команде. А команда - «это, когда, наконец, приладившись друг к другу, они все «.» соединяются, превращаются в единое целое, как это бывает с джазовыми музыкантами, сливающимися в какой-то момент воедино, или с баскетбольной командой, когда в последнюю минуту матча она начинает

\012\

играть за пределами своих сил, пытаясь обыграть противника. и выигрывав потому что всё - пасы, дриблинг, вся игра становится вдруг идеальной, абсолютно точной, словно литой. И когда это поисходит, все это сразу чувствуют, -что эта команда в данный момент лучшая в мире, и не важно играет она в баскетбол, делает музыку или рубит деревья! Но для того чтобы люди превратились в такую команду, они должны быть идеально подогнаны друг к другу, чтобы каждый выступ нашел свой паз, чтобы все части этого единого целого были безжалостно подчинены одному - победе только тогда они смогут достичь совершенства и подняться еще выше». (Кен Кизи).



Архитектор, конструктор, строитель - это далеко не все специальности, которые покрывает понятие «инженер-строитель». У него тьма разветвлений: заводской технолог, организатор строительного производства, теплотехник, сантехник, электрик, экономист, сметчик, инженер по безопасности строительства и много еще других. У каждой специальности - свои привлекательные черты. Но все инженеры во все времена решали одну и ту же задачу: меньшими _затратзми материала и труда добиться максимальных удобств для людей, надежности и красоты построенных сооружений.

О том же, но другими словами говорил Ф.С. Ясинский о своей конструкции уравновешенных стропил: «Полная экономия в весе конструкций, к которой стремится каждый конструктор металлических покрытий. удобство и легкость изготовления на заводе, а равно и сборки на месте».

Именно в решении этой задачи кроется ответ на другой, может быть, самый значительный вопрос инженерного творчества: о месте инженера в архитектуре. Эта тема специального разговора, но во вступительной части курса следует сказать, как бы к этому не относились архитекторы: «Настоящий инженер всегда еще и художник. И это верно для любой эпохи». Эту фразу Елена Михайловна Шухова, правнучка великого Шухова, продолжает словами: «В период, когда зодчие мучительно искали выход из тупика эклектики, именно инженерам удалось создать шедевры в сфере строительного искусства». И это, без оговорок, правда.

В фильме «Пространственные конструкции» /3/, показанном впервые на Московском Международном конгрессе ИАСС1 в 1998 году, значение инженера в архитектурном творчестве доказывается с абсолютной убедительностью. В-Г. Шухов, Н.В. Никитин, В.В. Ханджи, Н.В. Канчели - главные фигуры фильма. Но рядом с этими личностями, вырвавшимися из оков повседневной рутинной работы, тысячи выпускников строительных ВУЗов, выбрав проектирование делом своей жизни, перестают быть инженерами. День за днем, раскладывая блоки и панели, они навсегда теряют интерес к поиску эффектных и эффективных решений. Конечно, и это следует понимать, работа состоит не только из сладких вкусностей. Но даже и монотон-



1 ИАСС - Международная Ассоциация по оболочкам и пространственным конструкциям

\013\


ную работу можно сделать интересной. И основы такого отношения должны быть заложены в годы учебы, когда перед студентами ставят задачи, которые невозможно решить привычными, стандартными методами.

Следует ли понимать, что необходимо в любом проекте отходить от проверенных тысячу раз решений? Нет, конечно. Но следует представлять, что даже типовое здание, перемещенное в натуру, требует внесения в проект черт, соотнесенных и связывающих его с единственным в своем роде окружением.

Еще один взгляд на профессию. Что дает она материально и послужит ли трамплином к известности? Совершенно точно можно сказать, что ни один из закончивших полный курс с голоду не умрет, и не будет перебиваться с кваса на воду. Что касается известности.? Вряд ли что-либо изменилось со времен Антона Павловича Чехова. Рассказ «Пассажир 1-го класса». Открытие построенного моста. Инженер Крикунов, автор сооружения, обращается к «плюгавой фигуре в цилиндре, с давно небритой мордой»: «Не можете ли вы сказать мне,. «.» кто строил этот мост? -Право, не знаю! -отвечала фигура. - Инженер какой-то! «.»- А скажите, пожалуйста, - с кем живет эта певица?» (на открытии моста было много городских знаменитостей) - «С каким-то инженером Крикуновым!» Вот он - единственный для инженера путь к «всенародной славе»!

Кстати, кто автор моста «Багратион» через Москву-реку у Экспоцентра?.

На этом можно было бы и закончить, но если все сказанное сжать, то быть инженером - это быть уверенным в себе и постоянно сомневаться, знать много и понимать, что знаешь еще очень мало, быть ответственным за себя и за людей, тебе подчиненных, держать в уме постоянно если не всю Заповедь Редьярда Киплинга, то хотя бы ее заключительную строфу:

«Останься прост, беседуя с царями,

Останься честен, говоря с толпой;

Будь прям и тверд с врагами и друзьями,

Пусть все, в своей час, считаются с тобой;

Наполни смыслом каждое мгновенье

Часов и дней неумолимый бег, -

Тогда весь мир ты примешь, как владенье.

Тогда, мой сын, ты будешь Человек!»

Сказанное относится не только к сыновьям.

\014\

Лекция вторая. Выдающиеся инженеры-строители прошлого и настоящего

Готовясь к лекции, я перелопатил биографические данные многих известных инженеров. И задумался. Что нового в биографическом перечислении дат, событий? Ничего. Для того есть справочники и энциклопедии. Гораздо интереснее увидеть, что же есть общего в лицах, представляющих элиту инженеров-строителей.

Проявления этого общего были обозначены в первой лекции: изобретательный ум, обширные разносторонние знания, работоспособность, педантичность, любопытство, аналитические способности и честность. Вот в совокупности этих черт и должен быть выявлен каждый из них. Начнем издалека. В старину архитектор и инженер (розмысл) объединялись в одном лице.

В Московской Руси именно им, русским розмыслам, принадлежит опыт перенесения в каменные здания форм и приемов строительства деревянных сооружений, на которых они воспитывались. Следует сказать, что «за три века монгольского ига на Руси было позабыто умение делать кирпич и выводить своды сколько-нибудь значительного пролета. Если русские плотники достигали удивительного искусства строить жилые дома без единого железного гвоздя, то каменщиков для работ в Кремле при строительстве Успенского собора приходилось собирать по всей России с наказом: «Если кто из них ухоронится, то жен и детей их метать в тюрьмы, пока мужья не объявятся» П1. Удивительное дело, спустя 400 лет, в 50-е годы XX века, не татаро-монгольское иго, а поголовная индустриализация массового строительства снова извела профессию каменщика. Теперь бездумной производственной политикой мы сводим на нет отделочников. Что у нас в крови за страсть рушить своими руками созданное? Но вернемся в XVI век. Наблюдая за техникой итальянских мастеров (строил Успенский собор Фи-оравенти), русские розмыслы вырабатывали свои совершенно самостоятельные приемы и формы. В 1532 году в Коломенском, загородной вотчине Василия III, появилась церковь. «Пораженный летописец не мог не отметить этой постройки: «. .совершена бысть в Коломенском церковь каменна Вознесения, бе же церковь та вельми чудна красотой и светлостью, такова не бывала прежде сего на Руси». В этом сооружении - в шестьдесят метров высотой - только крест, увенчивающий шатер, говорит о назначении здания» /7/. Церковь-башня, покрытая шатром - стартующая ракета - отражающая этот образ правдивее, чем известный монумент у станции метро «ВДНХ».

Вершиной же древнерусского строительного искусства следует признать храм Василия Блаженного в Москве. «Строители, искушенные рус-

\015\


ские мастера Барма и Посник, элементы деревянного зодчества с величайшим искусством перенесли в камень. Русские розмыслы разрешили три главные проблемы того времени: дать конструктивное целое, построить каменные шатры и довести до высшей степени совершенства декоративную обработку стен, выходов, глав, окон. Этот храм остается и по сей день шедевром шатровых храмов» /7/.

Оставим на время Россию и обратим свой взор на Апеннины. И вовсе не потому, что Италия дала России подлинно русских архитекторов: Растрелли и Росси, а потому, что именно там жил и творил Леонардо да Винчи - предтеча выдающих инженеров-строителей, творчество которых должно нас интересовать, человек, вобравший в себя черты, перечисленные раньше.

«При дворе появился очень рослый мужчина, с которым герцог обходится на удивление почтительно, можно даже сказать благоговейно. Он обходится с ним прямо как с равным. В нем есть что-то изысканное и гармоничное. Его мысль объемлет, кажется, все и вся, и он интересуется всем на свете. Он берется объяснять что угодно, но, в отличие от других, не всегда уверен в том, что его объяснения правильны. Но с другой стороны, он иногда высказывается с очень большой определенностью, очень убежденно отстаивает свое мнение и приводит такие доказательства, которые свидетельствуют об остром и проницательном уме. <.> его привлекает, очевидно, все на свете. Нет, кажется, на свете вещи, которая не способна была бы его увлечь. Он невероятно любопытен. Он сует свой нос повсюду, все ему надо знать, обо всем выспросить. Он выспрашивает рабочих насчет их инструментов и приемов работы, делает свои замечания, дает советы. Он является со своих загородных прогулок с охапками цветов, усаживается и начинает обрывать лепестки, чтобы посмотреть как устроен цветок внутри. Он способен часами простаивать, следя за полетом птиц, будто и в этом есть что-то удивительное. Его любопытство простирается решительно на все. Он может показаться скромным, ибо вечно обо всем выспрашивает и до всего допытывается, ибо говорит, что . не знает того-то и того-то, а лишь старается узнать по мере своих сил. Однако, целое, как он полагает, ему известно. Он воображает, что он постиг смысл бытия. Он смиренен в малом, но не в большом.

.Нельзя не задуматься и над тем, какой у него был вид, когда он. рисовал, как он вдруг переменился и стал словно другим человеком: этот неприятный, острый взгляд, холодный и странный, и новое выражение лица, страшно жестокое, - сущий дьявол» /14/.

Таким увидел Леонардо да Винчи глазами героя романа «Карлик» выдающийся шведский писатель Пер Лагерквист. Более того, проницательным взглядом художника он выявил трагедийную сущность гениальной личности, находящейся в вечном поиске истины, но ни разу ее до конца и не постигшей.

\016\


Возвращаясь к первой лекции, хотелось бы обратить внимание на абсолютное соответствие личности Леонардо да Винчи Т-принципам. Бесконечно широкий кругозор, многогранный талант, любопытство, поиск, уверенность в своих силах и знаниях и наряду с этим склонность к рефлексии. Иными словами, перед нашим взором предстает Титан, Человек на все времена.

Леонардо да Винчи - живописец, скульптор, архитектор, ученый и инженер родился 15 апреля 1452 года в замке Клу близ Флоренции, в семье нотариуса. Сложился как мастер, обучаясь живописи у Андреа дель Вер-роккьо, затем сблизился с астрономом П.Тосканелли. В это же время зарождается интерес юного Леонардо к науке. Время, описанное в романе Пера Лагерквиста, приходится на службу у правителя Милана Лодовико Моро (с 1481 по 1482 гг.), где он выступает в роли военного инженера, гидротехника, организатора придворных феерий, живописца и скульптора. Здесь им созданы гениальные полотна, в т.ч. «Тайная вечеря» - вершина европейского искусства. Занимаясь архитектурой, Леонардо да Винчи разрабатывает варианты идеального города. Для него искусство и наука были связаны неразрывно. Он понимал живопись как универсальный язык (подобный математике в науке), который посредством пропорций и перспективы, (а это, как и математика, есть соотношение чисел) воплощает многообразные проявления разумного начала, царящего в природе.

Как ученый и инженер Леонардо да Винчи обогатил своими принципиальными работами почти все области науки того времени. Особое внимание он уделял механике, называя ее «раем математических наук», ключом к тайнам мироздания. Леонардо да Винчи принадлежат гениальные предвидения, намного опережавшие эпоху: проекты металлургических печей и прокатных станов, ткацких станков, печатных, деревообрабатывающих, землеройных и прочих машин, подводной лодки и танка, конструкции летательных аппаратов и парашюта. В анатомических исследованиях, обобщая результаты вскрытий, не только описал органы, но и, изучая их функции, рассматривал организм как образец «природной механики». Говоря о «законе минимального действия» и «разумном основании» природы, он заложил основы инженерного творчества: минимумом затрат добиваться максимального результату Леонардо да Винчи - символ Возрождения, отблеск его гения лежит почти на всех лучших представителях инженерного племени.

У нас в России был свой универсальный гений - Михаил Иванович Ломоносов - провозвестник передовых направлений науки, гениальный и разносторонний ученый, мыслитель. Трудно найти область науки, техники, литературы, в которой не было бы упомянуто его имя. Инженерная наука не составляет исключения. Горное дело, металлургия, производство цветных стекол и мозаик и, наконец, изобретение геликоптера. Жаль, что М.И. Ломоносов не коснулся чисто строительной науки. Трудно предположить, какие плоды дало бы это «вторжение».

\017\

Другой гениальный русский - Иван Петрович Кулибин, человек острого, ясного и технически изощренного ума, один из ряда величайших самоучек, какими были Ползунов, Черепановы, Циолковский, Фарадей, Уатт, широта интересов и глубина знаний которого дает возможность ощутить силу тогдашних русских инженеров. Кулибин обучался в начальной словесной школе, а затем в арифметической, где прошел курс геометрии, тригонометрии, логарифмических исчислений и черчения. И этого хватило (!) на беспримерные подвиги в часовом деле, на обоснование метрологии, разработку физических и иных научных инструментов. Но особенно будущих инженеров-строителей должны заинтересовать проекты однопролетных мостов - деревянного и металлического - через р. Неву.



Знаменитый русский инженер - мостостроитель Д.И. Журавский - почти 250 лет спустя так оценил модель кулибинского моста: «На ней печать гения; она построена на системе, признаваемой новейшей наукой самой рациональной, мост поддерживает арка, изгиб ее предупреждает раскосная система.».

Рис. 1. Проект деревянного моста через р. Неву, составленный И.П. Кулибиным в 1776 год

Это был первый проект моста из решетчатых ферм. Модель в 1/10 натуральной величины выдержала нагрузку в 3,5 тысячи пудов, т.е. 560 тонн. Вслед за первым проектом последовал следующий - арочный мост в три пролета. Кулибин не только разработал качественно новую конструкцию моста, он еще и выполнил (в нашем понимании) проект организации строительства, изложил принципы работы конструкции. В перечне замечательных дел И.П. Кулибина семафорный телеграф, водоходное судно, зеркальный прожектор, механические ноги и много еше чего. Оставленные им наброски, описания машин, заметки, тексты, вычисления, около 2-х тысяч чертежей, выполненные с особой тщательностью, эскизы, торопливо сделанные

\017\


на обрывках бумаги, денежных счетах, игральных картах, показывают, как кипела творческая мысль. Это был трудоголик, подлинный гений труда.

Поскольку разговор зашел о самоучках, самое место вспомнить о Петре Акиндиновиче Титове - великом кораблестроителе. Да, не инженере-строителе, но обладающем среди прочих еще одним качеством, абсолютно нужным строителям. Из книги Л. Гумилевского: «Верность его глаза была поразительна. Назначая, например, ра1меры отдельных частей якорного или буксирного устройства, или шлюпбалок, или подкреплений под орудия, он никогда не заглядывал ни в какие справочники, <„.> не делал, да и не умел делать, никаких расчетов. Крупный судостроитель Н.Е. Кутейников, бывший в то время (30-е годы XIX века) самым образованным корабельным инженером, часто пытался проверять расчетами размеры, назначенные Титовым, но вскоре убедился, что это напрасный труд: расчет лишь подтверждал то, что Титов назначил». А.Н.Крылов, еще один гений-кораблестроитель и математик, в свое время работавший под началом П.А.Титова, вспоминал: «В то время, когда мы, наконец, дошли до сопротивления материалов и расчетов балок и стоек (А.Н.Крылов по просьбе П.А.Титова занимался с ним математикой и сопротивлением материалов. Тому тогда было под пятьдесят). . Петр Акиндинович говаривал мне: «Ну-ка, мичман, давай считать какую-нибудь стрелу или шлюпбалку». После окончания расчета он открывал ящик своего письменного стола, вынимал эскиз и говорил: «Да, мичман, твои формулы верные: видишь, я размеры назначил на глаз - сходятся». Лишь 18 лет спустя, занимая самую высокую должность по кораблестроению <.>, я оценил истинное значение этих слов П.А.Титова. Настоящий инженер должен верить своему глазу_болыпе. чем любой формуле; он должен помнить слова натуралиста и философа Гексли: «Математика, подобно жернову, перемалывает то, что под него засыпают» - вот на эту-то засыпку прежде всего инженер и должен смотреть» 111. «Глаз-алмаз» - поговорка как раз об этом, «раз красиво - значит полетит» — и эти слова о том же.

Многие выдающиеся инженеры были строителями железных дорог и мостов. Время было такое - XIX век. Стефенсон, Брюнель, Телфорд в Англии, Кербедз, Журавский, Проскуряков, Передерни, Прокофьев в России.

Мостов очень много и они чрезвычайно разнообразны. Деревянные мосты представляют раннюю эпоху развития мостостроения и вершиной инженерного творчества мог бы стать мост Кулибина через Неву, если бы был построен.

В 1687 году было закончено строительство Большого Каменного Моста через Москву-реку. Имя автора история не сохранила.

Мост состоял из семи речных и двух береговых пролетов, перекрытых балками 147 метров длиной и 22 метров шириной. На одном конце моста была построена башня с 6-ью проходами. В башне находилась канцелярия

\018\

какого-то приказа, а под ней шла торговля. На самом мосту <. .> располагались каменные палаты с лавками и с таможней. Живучая, однако, идея -торговый мост! Впоследствии взамен моста по проекту инженера К.Н. Воскобойникова был построен железный мост, за которым было сохранено название - Большой Каменный мост.



В 1837 году Кингдом Брюнель построил мост через Темзу в Майнхеде, состоящий из двух кирпичных арок. Каждая арка высотой в 7,3 метра. Поскольку в то время еще неукоснительно выполнялось требование: высота арки должна составлять половину длины пролета, «то публика и специалисты были в ужасе, в газеты потоками шли письма с пророчествами, что мост обязательно рухнет. Чтобы отвести от себя эти потоки негодования, Брюнель не спешил убирать деревянные леса и опоры, на которых собирались арки. Естественно, говорили, что он боится это сделать. Но когда, год спустя, опалубку разрушил шторм, арки стояли как ни в чем не бывало. Тогда Брюнель открыл секрет: оказывается, после завершения строительства монтажные опоры опустили на несколько сантиметров, так что в течение долгих месяцев они никак не соприкасались с мостом. Мост стоит и поныне, хотя вес проходящих по нему поездов бывает в 10 раз большим, чем тот, на который рассчитывал Брюнель» 151. Вот еще одно необходимое качество инженера, - чувство юмора!

Идея Кулибина о применении железа в мостостроении была осуществлена в Англии. Роберт Стефенсон в 1850 году построил мост «Британия» -огромную железную трубчатую балку длиной почти в километр. Мост оказался удачным и служит до сих пор.

Мостостроение в то время развивалось семимильными шагами, конструкции мостов усложнялись, появлялись все новые и новые разновидности. Мосты с большими пролетами, легкие и прочные, становились острой необходимостью. И при строительстве Петербургско-Московской железной дороги именно такие мосты были запроектированы и построены Станиславом Валерьяновичем Кербедзом и Дмитрием Ивановичем Журавским.

Мост лейтенанта Шмидта в Петербурге - это мост Кербедза, перестроенный Передернем в 1940 году через 90 лет из-за необходимости расширить разводную часть моста для пропуска больших современных судов. Инженерное дело и инженерная наука были страстью Кербедза, он говорил: <. .> жить и работать - это одно и то же, для меня нет жизни без работы». Это слова Инженера!

Кербедз сделал много не только для мостостроения, он разработал методы расчета цилиндрических сводов, решетчатых металлических ферм, преподавал в Военно-инженерной академии.

Его современник - Дмитрий Иванович Журавский построил все мосты на железной дороге Москва - Петербург.

\019\



Рис. 2. Мост в Майнхеле, построенный Брюнелем в 1837 гол

Дмитрий Иванович бьш не только мостостроителем, его вклад в науку впечатляет. «Научные исследования Д.И.Журавского, как и его практическая деятельность, отличались смелостью, оригинальностью и самостоятельностью, - говорит профессор Н.М.Беляев о великом русском инженере. Для него характерно умение ясно представлять действительную картину работы конструкции, «игру сил» в ней. Это позволяло ему обходиться без сложного математического аппарата и достигать цели путем простых <.>рассуждений. Это умение было тесно связано с его любовью к экспериментам, которые позволяли наблюдать работу конструкции и проверять правильность основных предпосылок создаваемой им теории. Чего стоит доказательство разной степени загруженности тяжей и раскосов у опор и в середине пролета в ферме Гау! Он построил небольшую модель фермы, в которой тяжи были выполнены из металлической проволоки одинакового диаметра. Нагрузив модель и проводя смычком по проволокам, Журавский обнаружил, что вблизи опор фермы проволоки давали более высокий тон и, следовательно, были натянуты сильнее. Он говорил: «вычисления, без контроля опыта, часто уходят в область фантазии» /7/.

Исследования в области решетчатых ферм, выполненные Журавским, по своей оригинальности и смелости, ценности полученных результатов были выдающимися для того времени. Шпиль колокольни Петропавловской крепости, металлический пирамидальный решетчатый - это тоже его дело. В историю русского железнодорожного строительства Д.И.Журавский вошел еще как прекрасный администратор и хозяйственник. Он был талантлив во всем: ни генеральский чин, ни высокое положение директора Департамента железных дорог не могло превратить его в чиновника того типа, ко-

\021\


торый сохранился до наших дней и с которым мы так хорошо знакомы. Он начал творческую жизнь как инженер и инженером остался до конца.



Рис. 3. Веребьииский мост в первоначальном виде Построен Д.И.Журавским (ферма Гау)

Раз уж разговор зашел об инженерах-мостостроителях, инженерах-путейцах, то следует обратить внимание на общие черты, присущие в частности им и русским инженерам начала XX века в целом.

Большинство из них были воспитанниками двух высших учебных заведений: Петербургского и Московского институтов путей сообщения (в советское время ЛИИЖТ и МИИТ). Перед этими институтами со дня своего основания была поставлена цель: дать России инженеров, которые могли быть «назначены к производству всех работ в Империи» /35/. Два слова: «всех работ» - говорит о широте их образования и глубине специальных знаний. Они, как правило, увлекались искусством, были одержимы работой, умели доводить начатое до конца. И.И.Рерберг и В.Г.Шухов - воспитанники других высших учебных заведений России: первый окончил Николаевскую военно-инженерную академию, второй - Императорское Московское техническое училище (МВТУ им. Баумана в советское время и Технический Университет - сейчас).

Но это исключение лишь подтверждает правило: в то время гимназии и реальные училища давали прекрасную основу для успешной учебы в институтах. Тогда еще никто не знал о Т-принципах, но вся система образования была построена на них. И тем, кому посчастливилось работать с последними представителями старой школы инженеров, убеждались: они могли всё и работали только на «отлично». Каждый из них знал несколько языков. В.Г.Шухов, например - все европейские, латынь, древнерусский и древнегреческий, причем английский, французский и немецкий в совершенстве,

\022\

В.И.Курдюмов - немецкий и французский в совершенстве. Каждый из них фанатично был предан избранной профессии и успел сделать очень многое, но их жизнь не состояла только из переходящих одна в другую строек. Их увлекало многое: И.П.Прокофьев рисовал, В.Г.Шухов увлекался фотографией, музыкой, пел, был чемпионом Москвы по велосипеду среди любителей, ему вообще не была чужда ни одна отрасль знаний: биология, астрономия, медицина, геология, физика, гидравлика - все было интересно и все исправно работало на призвание быть инженером; И.И.Рерберг был военным инженером, но получил право работать архитектором, неплохо писал акварелью; В.И.Курдюмов при выборе профессии мог податься в литераторы и посвятить себя театру. Каждый из них был необыкновенно силен как инженер-строитель, знания их были глубоки и обширны, и каждый из них считал своим долгом передавать их ученикам. Недаром из этой плеяды инженеров-строителей вышли выдающиеся педагоги.



Л.Д.Проскуряков воспитал И.П.Прокофьева. Тот, в свою очередь, академиков А.Ф.Смирнова, В.В.Болотина, В.И.Руднева, И.М.Рабиновича, докторов наук М.М.Филоненко-Бородича, Б.Н.Жемочкина, Н.К.Снитко, Я.М.Пратусевича, Н.А.Митропольского, В.А.Киселева, Н.И.Безухова и многих других. На третьем курсе станет ясным, что за перечисленными именами - цвет русской строительной науки. В.Г.Шухов - ученик Н.Е.Жуковского - не преподавал, но на его работах выросло несколько поколений русских и советских инженеров. И.И.Рерберг работал на архитектурном факультете Училища живописи, ваяния и зодчества, был профессором МИИТа, МВТУ и Женских архитектурных курсов; А.Ф.Лолейт вел курсы строительной механики и железобетонных конструкций для архитекторов в том же Училище живописи. В.И.Курдюмов в Петербургском институте путей сообщения читал лекции по основаниям и фундаментам, но главное его занятие — начертательная геометрия. Его знаменитый 4-х томный курс более четверти века был лучшим учебником по этой дисциплине. Ему же принадлежит еще один важнейший изданный в виде учебного пособия курс: «Общие начала строительного искусства». Это был, может быть, первый русский строительный справочник (потом были книги Хютте, Фестера и наш знаменитый справочник Промстройпроекта, но десятилетиями позже). Диву даешься, сколько знали и сколько успели сделать эти люди. И следующее за ними поколение выдающихся русских инженеров было очень похожим на них.

Генрих Густавович Карлсен, Владимир Иванович Трофимов, Анатолий Филиппович Трофимов, Алексей Алексеевич Гвоздев, Исаак Григорьевич Людковский, Андрей Константинович Буров, Алексей Петрович Морозов, также как их предшественники, блестяще знали свое дело, были разносторонне развитыми людьми и воспитали учеников, которые достойно несли и несут переданную им эстафету знаний. [Н.В.НикитшЬ |Б.В.Хандж^, Н.В.Канчели, |Э.З.Жуковски4 П.Т.Еремеев, | ю.А.ьлисеед, О.А.Курбатов,

\023\

Б.А.Миронков - вот имена нового времени, инженеров, работавших и работающих по принципу, отраженному в словах Лавра Дмитриевича Проскурякова: «Истинная художественная красота, которая делает сооружение бессмертным памятником искусства, достигается без каких бы то ни было денежных жертв. Простым выбором очертаний, изяществом и смелостью пропорций, оригинальностью, новизной замысла достигается то, чего нельзя добиться нагромождением деталей, не связанных органически с общей формой и конструкцией» /35/.

«То, что настоящий инженер - всегда еще и художник, верно для любой эпохи. <.> Прекрасный пример тому - мосты, возведенные по всей России, в том числе и в Москве, Лавром Дмитриевичем Проскуряковым» /35/.

Мост через Енисей и два московских арочных - Андреевский и Крас-нолужский, ныне передвинутые и застроенные, потерявшие от последней операции свою воздушность, были в свое время чрезвычайно высоко оценены специалистами.

Енисейский мост по своему относительно малому весу, рациональности конструкции признан одним из наиболее удачных перекрытий больших пролетов.





следующая страница >>