Книга Первая Зов Сон разума рождает чудовищ (Франсиско Гойя) Пролог - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Глухие испанские художники: Франсиско Хосе де Гойя и Роберто Готье... 1 79.53kb.
Сон, сновидения, "быстрый" и "медленный" сон, летаргический сон 1 93.47kb.
Книга первая Андрей Андреевич Громыко Памятное Книга первая 66 6931.83kb.
Книга первая книга вторая книга третья книга четвертая книга пятая... 9 2644.25kb.
Книга в других форматах Конец Веры. Религия, Террор и Будущее Разума 28 3334.24kb.
Книга первая Война в четырех стенах Глава первая 13 4382.16kb.
Книга первая. Рейд за Днепр часть первая 1 Война для меня началась... 33 9734.25kb.
Книга о счастье и несчастьях. Дневник с воспоминаниями и отступлениями. 22 3187.59kb.
Основоположник Российского книгопечатанья Иван Фёдоров и его первая... 1 87.65kb.
Рабочая программа Часть Раннее Новое время. Конец XV первая половина... 1 232.15kb.
Жизнь и творчество Франсиско Гойи 1 135.83kb.
Верблюд может не пить несколько суток. Зато как только доберется... 2 480.24kb.
- 4 1234.94kb.
Книга Первая Зов Сон разума рождает чудовищ (Франсиско Гойя) Пролог - страница №2/19


* * *
Когда ответы на все судьбоносные загадки еще впереди; когда время эпохальных битв еще не настало; когда самый страшный кошмар еще не приснился… ты можешь посчитать, что прошел сквозь огонь и воду. Что нашел выход из безвыходной ситуации. Что испытал сильнейшую на земле боль.

Вплоть до того момента, когда судьба позвонит в колокол, и прелюдию сменит спектакль.

Уже перевалило за полночь, когда я в свете полной луны прыгала в образе кошки по крышам рядом с белым волком. Прохожих заинтересовала бы такая странная компания, беги мы так днем. Но сейчас улицы пустовали, и некому было обратить на нас внимание. Поэтому мы и выбрали ночь для визита в паспортный стол.

Не долго думая, Карил, используя магию, открыл замки на всех дверях, которые находились на нашем пути, и через минуту мы оказались в архиве. Просматривая документацию за определенный промежуток времени, эльф приносил все новые и новые стопки документов, а я внимательно рассматривала фотографии на каждом из них.

Конечно, как журналист, я могла бы дать запрос в архив, используя свое удостоверение. Но запрос этот, безусловно, звучал бы странно, и вызвал бы много вопросов.

Было уже четыре утра, когда я наконец увидела фотографию со знакомым мне лицом следователя.

– Нашла! Смереков Антон Дмитриевич. Проживает на улице Озерной…



Мы быстро переписали адрес Раиного жандарма, наспех убрали за собой, заперли все двери, влезли на крышу и понеслись над улицами погруженного в сон города.
– Вот и его квартира, – тихо сказала я, заглянув в одно из окон, где периодически появлялся жандарм.

– Он, вижу, ранняя пташка. Только шесть утра, а уже на ногах! Так как ты собираешься выведать у него информацию о парне?

– Пока не знаю. Главное, чтобы он не узнал, что я журналистка, потому что тогда и слова не скажет… Слушай, а ты случайно не умеешь как то подчинять сознание, или мысли читать?

– Если бы умел, то не спрашивал бы, есть ли у тебя какой нибудь план. Логично? – нахмурившись, фыркнул эльф.

– Тогда остается одно: заставить его поверить, что парень в опасности.
Жандарм мог знать, кто я и как выгляжу от Раи, или просто из за специфики нашей деятельности. Поэтому мы решили, что Карил примет человеческий облик – спрячет за иллюзией заостренные уши и серебристые глаза. А я так и осталась бегать возле него кошкой.

Чародей поднялся на шестой этаж и позвонил в дверь. Через минуту мы увидели небритое лицо молодого следователя.

– Здравствуйте, Антон Дмитриевич, – поздоровался эльф.

– Добрый день. Разве мы знакомы?

– Нет, меня направили к вам из центрального отделения жандармерии, – сказал Карил деловитым тоном, и показал следователю иллюзионные документы.

– Вот как?

– Дело касается того парня, Вадима. Мы напали на след одной преступной группировки, и поймали кое кого из них. После допроса нам стало известно, что они три дня назад пытали какого то паренька лет шестнадцати. Мы думаем, это тот самый Вадим, дело которого вы ведете. Поэтому решили обратиться к вам.

– Что вам нужно?

– Фамилия и координаты парня. У нас есть все основания полагать, что ему грозит опасность.

– Хорошо, я сейчас найду документы, – вздохнул следователь. – Проходите в квартиру.

Я побежала следом, но стала жертвой бессовестного «Брысь!»

– Она со мной, – предупредил эльф и пропустил меня вперед.



Жандарм пожал плечами и прошел в соседнюю комнату, оставив нас в гостиной. Через несколько минут он вернулся, перелистывая бумаги в черной папке.

– Корсаров Вадим Константинович, шестнадцать лет, адрес я вам записал, – сказал он, и передал Карилу вырванный из блокнота листок.

– Спасибо! Вы нам очень помогли.

Карил пожал следователю руку и вышел из квартиры. Я выбежала за ним.

– Ну вот, – с облегчением вздохнула я, выйдя из подъезда уже в человеческом облике. – Теперь остается провести с этим Вадимом просветительно воспитательную беседу и надеяться, что правда его не очень шокирует. Поэтому, пожалуйста, в первые минуты знакомства не говори ему о его смерти в случае отказа!

– Хорошо! – рассмеялся волшебник, идя за мной к автобусной остановке.
Что бы могло произойти, если б тот, кто должен зажечь фитиль к пороховой бочке, выбыл из игры? Наверное, она так и продолжала бы стоять. Проблема останется, но и страшнейший кошмар не станет реальностью.

Этот выбор сложный. Но обычно никому не приходится выбирать: судьба решает все сама, а дальше человек просто действует по обстоятельствам.
Конечно, Пятикурова никогда не считалась элитной улицей, но такого ужасного подъезда я не видела уже давно. У меня сложилось впечатление, что здесь живут одни только бандюги и алкоголики.

Поднявшись на второй этаж, я нажала на кнопку звонка. Она была настолько разбитой, что я вообще удивилась, когда раздалось противное, скрипучее пение птичек.

Спустя минуту дверь нам открыл худощавый подросток со стрижеными под корень черными волосами, ушами варениками и искаженным гримасой лицом с большими губами, за которыми парень скалил кривые желтые зубы.

Это неловкое чувство… когда человек не нравится с первого взгляда. И все это без определенных причин. Просто всем нутром чувствуешь какую то ниточку, концы которой завязаны на курках пистолетов.

– Чего вам? – гаркнул парень, не спеша снять с двери цепочку.

– Это ты – Вадим? – больше для проформы, чем по сути, спросил Карил.

– Да. Че вам надо?

– Несколько дней назад с тобой кое что произошло, не так ли?

– А не пойти ли вам на… – Вадим матюгнулся, игнорируя весь пафос, ради которого так старался эльф. – Эта Яна не от меня залетела, я вообще в танке…

– Нет! – раздраженно выпалил Карил. – Мы не о твоей личной жизни! Хватит притворяться, мы знаем, что ты получил силу три дня назад!

В одно мгновение парень изменился в лице: хулиганская улыбочка сразу исчезла, на лбу выступили капли пота, а глаза засверкали как у загнанного в угол хищника, который готов броситься и перегрызть горло.

– Боюсь, вы ошиблись – прошептал он, начиная паниковать, и попытался захлопнуть дверь, но Карил крепко держал ее.

– Хватит ломать комедию, – холодно сказал он, взглядом расплавил цепочку и вошел в квартиру. – Меня к тебе привели факты, так что нет смысла отрицать что либо.

– Кто вы такие?

– Пустишь – узнаешь – сказала я, переступив порог. – Твоя мать дома?

– Нет, она на работе.

– Но ведь сегодня суббота…

– Она работает без выходных.

– Вот и хорошо, – вздохнул Карил, и закрыл за собой входную дверь.
– Вы действительно колдуны? – вопрос, скорее всего, был риторическим. – А вы такая же, как? И я могу уйти жить в тот мир и стать там могущественным магом?

– Да, – подтвердил Карил, – знаю, тебя все это очень шокирует. Как и случайное убийство человека, или непредсказуемая телепортация. Не спеши с ответом. Обдумай все как следует.

– Я согласен, – холодно и уверенно ответил Вадим.

– В самом деле? И никаких сомнений? – удивилась я.

– Почему я должен сомневаться? – проговорил парень тем самым непреклонным тоном. – Тут у меня нет ничего кроме нищеты, тупых друзей, проблем с бандюками и ежедневной борьбы за выживание.

– А твоя мать? – удивилась я.

– Та проститутка мне всю жизнь испоганила уже тем, что меня родила. Да и то не по собственному желанию! А ее бесконечные завывания о горькой судьбе долгими зимними вечерами меня всегда только бесили. Больше неё я ненавижу только ее родню, которая про «шлюхиного ублюдка» даже слышать не захотела.

Меня прошиб холодный пот. По лицу Карила я поняла, что у него схожие эмоции.

– Здесь я никто, – продолжал Вадим. – Обычный пацан с улицы, с прошлым, которое принято стыдиться. Мое настоящие похоже на ад, а будущего вообще не видно. А там, если вы мне не соврали, я могу стать могущественным магом и наконец получить то, чего действительно достоин. Смысл мне здесь оставаться?



Наступила тишина. Вероятно, ощутив некоторую неловкость, Карил решил прервать затянувшиеся молчание:

– Что ж, тогда собирай вещи, потому что мы сегодня же отправляемся в мой мир. Не смотря на то, что у нас мало времени, ты все же можешь сходить к матери, чтобы…

– Да кому она нужна? Переживет! – вызывающе вскинул Вадим, схватил спортивную сумку и побежал в соседнюю комнату.

– Ты возьмешь его с собой? – шокировано прошептала я Карилу. – Да он же настоящее чудовище!

– Думаешь, я не вижу? – вздохнул он в ответ. – Но выхода нет. Я не убийца. Нам остается только взять его с собой, каким бы моральным уродом он не был. Люди могут меняться, а он всего лишь проблемный подросток. Вдруг получив второй шанс, парень пересмотрит свое отношение к жизни?

– Ой, не знаю. Только бы хуже не стало.

– Не думаю, что произойдет что то действительно ужасное. В Ануаре более трех тысяч магов. Если что то пойдет не так, то утихомирить его мы всегда сумеем. А осуждать кого то на смерть только из за произведенного первого впечатления…

– Конечно, ты прав. Кто мы такие, чтобы выносить смертный приговор парню, которого видим впервые в жизни? Будем надеяться, что первое впечатление было обманчивым.


Люди всегда боятся последствий. А когда они появляются, то стараются немедленно их ликвидировать.

Редко кто задумывается о причине: пока последствия ликвидируются – всем некогда. После же – все расслабляются и, махнув рукой, надеются, что такого больше не повторится.

Когда же причины в действительности рождены более древними загадками, добавляется еще и нежелание, или неспособность разбираться и копать глубже, доставать проблемы со дна Леты.

Но если причина не выкорчевана, она будет продолжать пускать корни, извиваться под землей змеями, находить стены домов и медленно разрушать их. И даже тогда никто не бросится выкорчевывать корни: просто отремонтируют и укрепят стены дома.

Разумеется, это не защитит их от корней. Поэтому скоро они снова дадут о себе знать. При таком раскладе то, как долго простоит дом, вопрос чистой риторики.
Ближе к вечеру мы вышли из автобуса посреди степи. Все, что было у меня с собой – сумка почтальонка с Интегрой Хеллсинг со всеми необходимыми вещами. На бедрах был застегнут добротный пояс с ножнами, в которых мирно покоился мой меч. На руках, под рукавами, я пристегнула чехлы с кинжалами, в сапоге по старой доброй традиции прятался охотничий нож. В боковом кармане сумки лежали документы, которые, по словам Карила, были необходимые для предоставления гражданства и регистрации в Гильдии магии стихий.

Вот так, не взяв ничего лишнего и оставив позади все, что имела, я отправилась в новую жизнь.

– Внимательно слушайте меня, – строго начал Карил, глядя в ночь. – Сейчас мы пойдем прямо к прорехе между нашими реальностями, через которую я вас проведу. До нее довольно далеко, поэтому идти мы будем быстро.

– А где прореха? – чуть позже, когда Вадим отстал, спросила я.

– Над Алтарищем.



Вот как? Алтарище – это заповедная территория. Святыня древнего народа, где тысячи лет назад проводили жертвоприношения и вели беседы с давно забытыми богами. Все бы ничего, вот только находится оно далековато от Аннограда.

– Как такое может быть? – удивилась я. – Если прореха над Алтарищем, то каким ветром энергию, которая вырвалась из нее, да и ракров, занесло к нам в город?

– Попробую объяснить тебе на простом примере: если выпущенный из арбалета болт насквозь пробивает пластину и вылетает с другой стороны, то не падает сразу, а пролетает еще некоторое расстояние и только потом опускается на землю. Магическая сила также имеет энергию с определенным вектором. Но когда она пробила брешь между мирами и продолжила движение, то и первый, и второй раз не просто опустилась в случайную точку. Она притянулась ближайшим к месту вероятной «посадки» разумным существом, с которым и слилась в одно целое. А ракры, в отличие от магической силы, имеют телесную форму. Поэтому когда их затянуло в ваш мир, они просто появлялись в месте, соответствующем затраченной энергии. К тебе они шли лишь потому, что чувствовали частичку своего мира.

– А двое ракров притянулось потому, что после второго всплеска энергии сила притяжения прорехи удвоилась?

– Это похоже на правду, если следовать теориям наших ученых, – кивнул Карил.

– Послушай, – продолжила я спустя минуту. – Мне давно было интересно вот что: насколько я поняла, ты подобрал одежду под местную моду. Но я никак не пойму, к чему этот завязанный набок шелковый пояс?

– Это закон ануарской Гильдии. Каждый выпускник университета магии, после посвящения в маги, должен носить завязанный набок шелковый пояс. Цвет соответствует стихии, из которой он черпает силы. У меня это вода, поэтому мой пояс голубой. У магов огня он красный, земли – зеленый, а у воздуха – белый. Мы можем одеваться во что угодно, но пояс мага должен быть на нас всегда.

– Ясно. А как узнать, какая стихия у меня? Как вообще черпать из нее силы?

– Твою стихию определят уже в университете магии, там же всему и научат. Сам процесс достаточно прост. Узнав свою стихию, тебе просто надо будет проколоть кожу до крови и приложить рану к земле, огню, воде или воздуху. После этого ты вступаешь со стихией в контакт на энергетическом уровне и можешь брать из нее энергию.

– Мои способности будут отличаться от возможностей магов с другими стихиями?

– Нет, за исключением пары тройки обрядов и заклинаний. Твоя принадлежность к определенной стихии указывает только на источник энергии, а также повышенную мощность определенных стихийных заклинаний.

– Минуточку, если я могу накапливать магическую силу только через обряд со своей стихией, то как я пользовалась теми возможностями – вроде иллюзии, уменьшения веса, утроенной силы и прочими? Да еще и выпускала огненные шары и энергетические разряды?

– Запросто! Физические возможности тебе предоставляет Покровительство Стихий, не требующее никаких энергетических затрат. А сама магическая сила может накапливаться и без пополнения через стихию, просто так энергии будет крайне мало, хватит только на два три средних заклинания. Но сейчас особо не забивай этим голову, в университете магии тебе все объяснят, и всему научат.

– И сколько будет длиться обучение?

– Четыре года, плюс год магистратуры заочно. В университет зачисляют уже после окончания школы. Поэтому тебе придется до начала учебного года, а там уже в процессе обучения, параллельно изучать несколько общеобразовательных наук, касающихся непосредственно нашей реальности: географию, биологию, историю…

Вдруг я замерла: шестое чувство закричало об угрозе! Не колеблясь, я достала меч.

– Что такое? – буркнул недовольный Вадим.



Словно отвечая на его вопрос, из кустов выбежал огромный ракр. У него была непонятной формы голова, мохнатое худое тело, покрытые зелеными бородавкам руки и ноги, и в довершении ко всему этому имелось три ряда внушительных зубов в громадной пасти! Не долго думая, я одним взмахом меча снесла ему голову. Буквально в тот же момент с другой стороны выскочил еще один! Рассмотреть его я не успела, потому что Карил сразу сжег его энергетическим потоком.

– Одной левой бровью?

– Здесь они намного слабее, так как оторваны от родного мира, – улыбнулся волшебник. – Но справиться с ними даже у нас не сильно сложно! – добавил он, и продолжил пробираться через заросли. Впереди слышался шум порогов полноводной реки Игулин.

Я и раньше бывала на Алтарище. Оно представляло собой гору около десяти метров высотой, на плоской вершине которой лежали жертвенные камни. Сама же гора располагалась посреди уникального для степного Анноградщины рельефного участка – урочища. На дне которого, вокруг горы, простиралась заросшая высокой травой болотистая равнина, по которой были разбросаны лежачие камни.

Действительно, учитывая всю энергетику, которая окутывала Алтарище… не удивительно, что магия пробила прореху именно над ним.

Вскоре небольшой лес закончился, и я увидела ту самую гору, с вершины которой уже несколько веков смотрели большие жертвенные камни.

Неподалеку, имитируя львиный рык, продолжал шуметь на порогах Игулин. В небе, освещая степные травы, начало появляться волшебное зарево.

Вслед за Карилом я, а за мной и Вадим, перешли болотистую низину и поднялись на гору.

– А красивый пейзаж, – вздохнула я, в последний раз глядя не только на зеленые лесостепи Анноградщины, но и на весь свой мир, который собиралась покинуть навсегда. Сейчас, смотря на солнце, которое медленно выползало из за горизонта, я вспоминала свою жизнь: Детство, школьные годы, поступление в университет.



День, когда на меня, словно проклятие, налетела сила.

Потеря семьи, замкнутость.

Тяжелое студенчество.

Год работы в «13 м канале»…

Теперь это было в прошлом, которое следует забыть, словно это был сон. Мне предстояло проснуться в другом мире, не имея ни малейшего понятия, что меня там ждет.

Впрочем, мне не впервые делать вид, что до определенного дня в моей жизни вообще ничего не было.

– Алиса, пойдем, – скомандовал Карил, подойдя к двум большим жертвенным камням, лежащим рядом. Присмотревшись, я заметила, что воздух между ними дрожит, словно вода, в которую одновременно бросили сотню мелких камней.

– Слушайте, – начал Карил. – Я проведу вас сквозь прореху, и через минуту мы будем в моем мире. Как только мы окажемся там, вы прекратите быть дестабилизирующим фактором, потому что попадете в мир, которому принадлежит ваша магическая сила, а значит, и вы. Поэтому прореха прекратит активно перетягивать нашу реальность в эту, и маги Ануары смогут ее закрыть. А сейчас оба берите меня за руки и не отпускайте, пока я не скажу, что мы прибыли. Иначе вы навсегда потеряетесь во времени и пространстве, а может и нарушите какой нибудь из факторов мироздания, что приведет к аномалиям в альтернативных реальностях, или того хуже, к их разрушению. Вы все поняли? Тогда в путь!

Подойдя к Карилу, я взяла его за руку, Вадим поступил так же.

– На счет «три» делаем шаг! – скомандовал он, для поддержки сильнее сжав мою руку. – Один, два…



Ну вот и все! Прощай, моя реальность! Прощай, родной Анноград, «13 й канал», Рая, бывшие однокурсники, с некоторыми из которых я иногда переписывалась в Интернете. Прощай, мой диплом, который в том мире будет мало чего стоить; могилы всех погибших родственников и друзей. Квартира, компьютер, коллекция манги, фигурка Луффи и… не может быть! Боже, какое счастье! Прощайте, Юлия Ивановна!

– Три!



Такой маленький шаг для человека, и такой большой прыжок для человечества!

В следующий миг все вокруг меня безумно закружилось – словно пестрый туннель, вращающийся с бешеной скоростью! Казалось, я внутри тоненькой ниточки, которая проносит меня сквозь запутанную сеть. Что будет на другом ее конце? Спустя мгновение я это узнаю!
В эту минуту позади осталось все. Странно оставлять все, когда по факту ничего и не имел, и при этом тосковать по утраченному.

Ох, Карил… Ты сказал, что уже четыре года в этом мире я чужая. Но разве в том мире я буду своей?

У меня не было выбора: если жить, то только прыгнув в омут с головой. Кто то довольно улыбнулся, когда увидел как занавес, открываясь, вздрогнул. Спектакль начался.
Глава 1 Шепоты из ночи
Я не успела осознать весь пафос момента, который принес в мою жизнь такую значимую перемену. Всему виной густые заросли колючих сорняков, на которые я грохнулась с трехметровой высоты, когда неистовые краски тоннеля между мирами сменила синева небес. С одной стороны, растения немного смягчили приземление, а с другой…

– А А А А! – взвыла я и вскочила на ноги, напоровшись на новые колючки. Какое счастье! Этого добра хватало в радиусе десяти метров вокруг!

– Вот… – прошипел Вадим, начав с указательной частицы яркую речь, наполненную ненормативной лексикой.

– Карил, скажи, пожалуйста, – буркнула я, пытаясь покинуть заросли с минимальным ущербом. – Разве ты не знал, что в этом мире под прорехой такой пышный сад?

– А я действительно не знал, – пожал плечами эльф, предательски поднялся в воздух и пролетел над колючками. – Это генельдиус дикий, в народе его называют «странствующими колючками». Особенность этого вида в том, что растения могут при необходимости вынимать свои корни из земли, и переползать на них в более благоприятную местность.

– И много у вас тут таких особенностей флоры… да и фауны?

– Сравнительно с вашей реальностью? Хватает!

– А куда мы сейчас? – грубо спросил Вадим, который первым вышел из зарослей.

– Сначала в Эданор, это наша столица. Там я представлю вас кому надо и помогу с предоставлением гражданства. Затем мы отправимся в Фетесарин – город, в котором находится Гильдия магов стихий. В нем я зарегистрирую вас и запишу в университет.

– Сколько займет дорога? – поинтересовалась я, вытаскивая из одежды колючки.

– Пешком столько, что дурно станет. Но если удастся раздобыть лошадей в ближайшем поселке, то дня три четыре.

– Так долго! – простонала я и села на землю.

– Конечно, будь я один, то мог бы преодолеть значительную часть пути с помощью телепортации. Но что тут поделаешь?

– Минуточку! – самоуверенно заявил Вадим. – Я это могу! Именно так я тогда скрылся с места, где на меня налетела туча, а затем и из супермаркета! Так может лучше я, вместо того чтобы тащиться с вами, просто…

– А может, ты лучше заткнешься и послушаешь, что умные люди говорят? – не выдержал Карил. – Ты не можешь воспользоваться телепортацией по трем причинам: первая – ты не знаешь места, в которое должен попасть; вторая – телепортация на большие расстояния отнимает столько сил, что даже я, далеко не хилый маг, где то час не смог бы нормально ходить из за мигрени; третья – пока что ты не имеешь права колдовать.

– Что? – возмущенно выкрикнул Вадим.

– Что слышал! Пока не получишь пояс мага, не имеешь права пользоваться как магической силой, так и возможностями, которые предоставляет Покровительство Стихий. Единственные исключения – самооборона в случае крайней необходимости и занятия в университете. Потому с этого момента попрошу не выпендриваться и тихо послушно выполнять мои инструкции. Кстати, Алиса, это правило и тебя касается.

– Хорошо, – вздохнула я, предчувствуя, какими долгими будут эти несколько дней.

– А сейчас ноги в руки, нужно дойти до ближайшего поселка. Там устроим привал.

– Он далеко? – спросила я, отряхивая джинсы.

– К вечеру будем там.

К вечеру? Но сейчас же только солнышко встало! А я не спала две ночи, только три часа в автобусе поклевала носом! Хотелось кому то пожаловаться… но Вадим, кажется, уже исчерпал лимит терпения Карила. Да и мое недовольство ничего бы не изменило, так что осталось прикусить язык и идти вслед за эльфом.
* * *
– Дейк, дружище! – воскликнул волшебник, подойдя к пузатому хозяину постоялого двора, который как раз разливал водку по чаркам.

– Карил? Чего то ты долго. Я думал, уже и не вернешься.

– Размечтался! Надеюсь, ты еще не продал мой меч?

– Да нет, вот он, – улыбнулся хозяин, достал из за стойки и положил на стол ножны с мечом, на эфесе которого блестел большой сапфир. – Такой же, каким ты мне его и оставил.

– Если не считать жирный отпечаток на камне.

– Не придирайся! – засмеялся толстяк и дружески хлопнул Карила по плечу. – А кто эти двое?

– Знакомься, Алиса и Вадим. Я привел их из мира, в который путешествовал… по причине, которую не могу раскрыть. Впрочем, может, тебе дочь позже расскажет!

– Опять эта твоя секретность? А ну его! Садитесь за стол, сейчас принесу вам поесть и скажу жене, чтобы приготовила комнаты. Кстати, те вещи, что ты у меня оставлял, там и найдешь.



Я прошла за Карилом и села за небольшой деревянный столик. Вадим расположился напротив нас.

Сбылась мечта идиота: после долгого утомительного дня мы, в конце концов, вошли в поселок с поэтическим названием «Ароматное». Конечно, кто знает, возможно, весной, когда фруктовые деревья обильно цветут, село действительно наполняло округу сладкими ароматами. Но я больше склонялась к мысли, что название этому населенному пункту дали ради издевательства.

– А когда мы отправляемся дальше? – спросила я, прижимая к носу край воротника.

– Завтра в шесть, вот только сначала обойдем несколько дворов и попытаемся купить лошадей. А что такое? – удивился Карил, когда услышал мой измученный выдох.

– А то, что здесь пахнет хуже, чем в Жниварях!

– Что за Жнивари?

– Городок, под которым находится отстойник сприт завода. Когда летом солнышко пригреет, да еще и ветерок куда надо подует, аромат там просто сказочный.

– Ничего, потерпишь.

– А чего тут, собственно, так приятно пахнет?

– Село находится у старого болота.

– А а а, – простонала я, жалея, что не прихватила с собой противогаз.

– У меня только один вопрос, – впервые за весь день заговорил Вадим. – Зачем нам вообще сдались лошади? У вас что, машин нет? И почему именно меч, а не, скажем, автомат?

– Верно, – заметила я. – Дома, когда я гонялась за ракрами, то выбрала меч, потому что на них надо было бы брать ружье для охоты на мамонта. Оно бы подняло шуму больше, чем сами ракры, а вот холодное оружие работает тихо. Но какой прикол бегать с мечом здесь? И почему мы сейчас сидим за столом при свечах? Неужели так трудно было провести в село электричество? Или вы боялись, что рабочие, пока будут его прокладывать, умрут от вони? Что это за…

– Алиса, меньше текста, – устало вздохнул чародей. – Знаю, я должен был все тебе объяснить еще при первой встрече, но это как то забылось… Короче говоря, в этой реальности просто не существует всех перечисленных тобою вещей, с которыми я встретился в вашем мире.

– Ты серьезно? – шокировано выдохнула я. – Как такое может быть?

– Может быть еще и не такое. Что ж, попробую вам все объяснить, и начну с краткого экскурса в историю: «Тысячу лет тому назад весь мир был втянут в войну Магии и Огня. Ее отличала новейшая разработка оружейников – порох. Когда война закончилась, число жертв шокировало: сотни тысяч рыцарей, миллионы мирных жителей, тысячи магов. Когда отгремел последний взрыв, мир уже лежал в руинах. Глядя на пепелище, те, кто выжил, поняли, к чему может привести дальнейшее развитие оружия.

Несколько месяцев маги просчитывали все возможные варианты развития событий, но всем им снился по ночам один и тот же кошмар: оружие будет становиться все мощнее, забирать больше и больше жизней, уничтожать целые города, страны… И, в конце концов, это приведет к полной гибели всего живого. Да, кстати, увидев, до каких ракет и атомных бомб додумались в вашей реальности, я понимаю, что они не прогадали. Поэтому на всеобщем собрании все маги мира приняли решение: эволюцию оружия нужно остановить любой ценой.

Собравшись вместе, они выбрали самого сильного и опытного мага, и связали с ним свои пояса. Получив поддержку от их магической силы, он вплелся в пространственно временную материю нашего мира и изменил строение реальности. Нитки полотна мироздания, которые вели к развитию и появлению новых видов оружия, были изъяты.

С той поры мы можем только совершенствовать известные нам виды холодного оружия и магии. А вероятность возникновения огнестрельного оружия была уничтожена вместе с рецептом пороха. Вместе с тем исчезли и возможности возникновения и развития многих других наук, способных дать нам блага, которые облегчали бы жизнь. Но это весьма умеренная цена за то, чего мы в итоге избежали».

Карил закончил речь и переплел пальцы. А я поняла, что попала в средневековье, где даже не слышали о возможности существования хотя бы банальной лампочки. Итак, ноутбук с собой можно было и не брать. Не играть мне больше в онлайн игры, не слушать рок и не смотреть аниме. Может, надо было сразу соглашаться на смерть?

– Минуточку! – выдохнула я. – Вы вплелись в саму пространственно временную материю и изменили ее? А не побоялись ли ваши маги прошлого, что тем самым они могли повлиять на весь мир, вызвав какие то изменения в развитии вселенной?!

– Процедура действительно была тяжелой и проходила не один день, но они удалили все «ниточки», завязав «узелки» на тех, которые «оборвали». Поэтому никаких проблем с этим не должно было возникнуть.

– Этого нельзя утверждать! Аномалии, какими бы они ни были, могут проявиться как на следующий день, так и через несколько тысячелетий! Как можно было бездумно тревожить хрупкую материю, об истинной природе и процессах которой вы не имели реального представления?

– Ну, не так уж и бездумно. Они достаточно долго взвешивали это решение, изучали материю, составляя карту ее визуальной проекции, и разрабатывали план действий. Пойми ты, что в нашей реальности, где кроме технологий была и магия, конец света наступил бы гораздо быстрее, чем у вас! Представь себе то же ядерное оружие, действие которого было бы еще и усилено магией.

– Хватит, Алиса, проживешь оставшуюся жизнь без компа и аниме! – бросил Вадим, устало зевая на скамейке. – Я тоже буду очень скучать без компьютерных игр и телевизора, но истерики не устраиваю! Зачем мне играть в тех игрушках воинами колдунами, если я сам стану ничуть не хуже?

– Компьютерные игры? Здесь было вмешательство в естественное развитие пространственно временной материи, а его беспокоит какая то ерунда!

– Алиса, успокойся, – устало вздохнул Карил. – Я понимаю твой удивление, но это было тысячу лет назад, поэтому сейчас мы не сможем ничего изменить, даже если будем спорить всю ночь.



Будто ставя точку в этой дискуссии, Дейк принес нам три миски с варениками, кувшин вина и чашки с чаем. Проигнорировав чай так же, как я вино, Вадим быстро запил хмельным напитком наскоро съеденные вареники. Оставшееся время он посвятил тому, что заглядывался на хрупкую белокурую девушку лет шестнадцати семнадцати, которая помогала трактирщику разносить блюда и разливать пиво.

Ужин был завершен, и скоро та же девушка провела нас до дверей трех гостевых комнат. Излишне говорить о нечеловеческой усталости, которая быстро затянула меня в холодные белые ветви, падая сквозь которые я оказалась в плену глубокого сна.
* * *
Голоса. Высокие и низкие, тонкие и грубые, шепоты и крики – они звучали хаотично, сплетаясь в зловещее черное кружево.

– Они все умрут…

– Да, умрут, все погибнет.

– Но мы не погибнем?

– Нет, не погибнем. Центр Теней защитит нас.

– Хорошо, что Центр Теней уже здесь.

– Мы должны собираться…

– И держаться вместе…

– Все, кого породила тьма Забытой…

– Но если Центр Теней не проснется?

– Мы сделаем так, что проснется.

– Два источника света, укрывшись тенью, образуют темный коридор. Тень накроет нас и спрячет там, где безопасно.

– Да… Все будет разрушено. И образуется темное пятно… для нас…

КРИК!

Внезапный крик вырвал меня из сна посреди ночи. Я села в кровати, держась за виски. Через минуту это повторилось: крик испуганной женщины!

Я вскочила, схватила меч и кинулась в коридор. Там я столкнулась с не менее озадаченным Карилом. Когда закричали снова, стало ясно, что источник шумихи за ближайшей дверью. Мы переглянулись, выбили дверь… и замерли: вжавшись в углу комнаты, словно испуганный мышонок, сидела та самая худенькая семнадцатилетняя девушка. Вадим грубо схватил ее за талию и пытался поцеловать! Ни секунды не колеблясь, Карил каким то заклинанием отбросил его в другой конец комнаты.

– Ты что это задумал, урод?! – закричал волшебник и запустил в Вадима молнию заклинания, от которого тот скорчился, словно посыпанный солью червь.

– Что задумал? Да вы меня вытащили из дома в какой то левый мир, надо же мне хоть как то расслабиться! Тем более, я и так уже давно как на иголках. А она сама со мной заигрывала еще в кабаке! Почему я не могу чего то такого…

Прежде чем Вадим успел договорить, заплаканная девушка прокричала: «Папа!» и подбежала к ворвавшемуся в комнату Дейку. А Карил, в свою очередь, запустил в паршивца еще одним заклинанием.

– Дейк, прости меня за то, что я привел в твой дом эту дрянь, – виновато прошептал маг и плюнул на Вадима. – Больше мы не смеем злоупотреблять твоим гостеприимством. А ты! – крикнул он и пнул Вадима. – Убирайся, забирай свои вещи и жди меня внизу!



Скорчив гримасу «Ты мне еще за это заплатишь», Вадим поднялся и вышел из комнаты.

– Алиса, похоже, я действительно совершил роковую ошибку, когда привел его в наш мир. Надо было сжечь этого урода. Но теперь поздно, и выбора действительно нет. Надеюсь, его не зачислят в университет. Или, в крайнем случае, после пары подобных фокусов турнут, заковав силу.



Я не стала расспрашивать и без того расстроенного Карила что означает «заковать силу», просто молча пошла следом.

Через несколько минут мы вышли на улицу. Вместо джинсов и футболки эльф был в дорожных штанах и кожаной куртке. Не смотря на поздний час от сонливости не осталось и следа. Мы с Карилом сидели на окраине поселка и смотрели на Вадима, который по варварски ломал ногами молодые деревья на краю болота.

– Держу пари, – вздохнул волшебник, – сейчас он представляет, что вон то дерево – это я, тот куст – ты, а та тростинка – Арра.

– Дочь Дейка?

– Да. Подумать только, он напал на нее в собственном доме! Его нужно записывать не в университет магии, а в тюрьму для разбойников с большой дороги! Знаешь, я начинаю сомневаться, что он случайно телепортировался из супермаркета… и так уж испугался, убив того человека.

– Кстати, как ему это удалось?

– Похоже на атакующий выброс еще не взятой под контроль магической энергии, переданный через кожу. Конечно, возможно он был очень напуган… но какая же должна быть в нем ярость, чтобы следствием выброса стало убийство, да еще и такое варварское?

– Неужели мы больше ничего не можем сделать?

– Нет. Он не только обладает волшебной силой и выразил желание учиться магии. Мы привели его в этот мир, где его охраняет закон. Надеюсь, ректор примет мудрое решение. Потому что мне даже представить страшно, что за маг может из него выйти.


Когда начало светать, мы с Карилом пробежались по поселку и наконец выторговали трех оседланных лошадей.

– Это не скакуны королевской армии, но подойдет, чтобы доехать до Эданора, – деловито сказал эльф, прежде чем прыгнуть на своего коня. – Чего ждете? – спросил он, бросив взгляд на нас с Вадимом.

– Как тебе сказать… – замялась я, – Понимаешь, я никогда раньше не ездила верхом.

– Ясно, придется повозиться, – измученно вздохнул волшебник.



Следующие полчаса Карил посвятил краткому инструктажу, в ходе которого лично я чуть не убилась раз семь. В конце концов, научив нас просто держаться в седле, эльф махнул рукой, взял наших коней под уздцы и медленно повел.

Не будь я так напугана, то, может, и заметила бы, сколько прошло времени, прежде чем терпение мага закончилось.

Может, он решил, что мы уже готовы для следующего шага… или ему просто надоел этот детский сад. Но в конце концов мы, стуча зубами от страха, кое как поехали сами.

К счастью, мы с конем поладили, чего не скажешь о Вадиме и его жеребце. Тому, очевидно, не понравился наездник, но животное вело себя тихо и смирно… словно боялось человека, который сидел в седле на его спине.
* * *
Весь день в пути, и вокруг ничего, кроме степи и безжалостного солнца. Лишь иногда нам попадались высокие заросли кустов и сухих сорняков, из которых время от времени выглядывали мелкие животные. Пару раз раздраженный Вадим пытался направить на них своего коня, чтобы ради разрядки растоптать гнездышко. Но переданного магией на расстояние подзатыльника от Карила хватало, чтобы успокоить юного вандала.

Мое лицо ужасно обгорело на солнце. Поэтому ближе к вечеру, когда мы въехали в густой лес, оно напоминало перезрелый помидор.

– Ты не представляешь, как нам повезло, – вздохнул Карил, остановив коня, и бросив меч на месте будущей стоянки. – Честно говоря, я даже не надеялся, что нам удастся избежать нападения одной из степных банд или стада ракров.

– А таких здесь много? – поинтересовалась я и начала собирать сухие ветки для костра.

– Именно в этих краях местных нет, слишком близко к крупным городам. Вообще они просто набегают с Диких степей. Там их пятнадцать, и в каждой около двадцати человек. Есть даже одна банда из гоблинов – полукровок, рожденных человеческими женщинами от ракров. Если бы они нам попались, пришлось бы туго. Развелось их почему то в последнее время, никак не переловим. Такие одинокие путники для них – настоящая находка. К тому же, зачастую разбойники путешествуют, имея при себе по паре антимагических амулетов.

– Хочешь сказать, что ты, волшебник, не справился бы с ними в два счета?

– При обычных обстоятельствах, может, и справился бы. Но амулеты дают несколько секунд форы, за которые они могут, скажем, пристрелить нас из арбалетов. Конечно, если бы они порешили Вадима, я бы им только «спасибо» сказал, но чаще всего они выбирают первой целью для нападения именно магов.

– Они что, совсем из ума выжили, чтоб на магов нападать?

– В этом деле главное стратегия. Если незаметно подкрасться – а гоблины это могут даже посреди степи – или устроить засаду, выждать подходящий момент и действовать согласованно, то успех может принести даже стрела, выпущенная в меня из укрытия. Или ты думала, они с шашками наголо побегут на нас с воинственными криками так, чтобы мы за три километра заметили их и приготовили для встречи целый букет боевых заклинаний? Если они будут действовать так, то лишь ради отвлекающего маневра. Поэтому на большие расстояния из города в город лучше передвигаться с караванами: вместе все же безопаснее.

– Ничего, зато теперь степь позади, мы в лесу…

– …И к опасности нападения разбойников добавляется вероятность встречи с дикими зверями.

– Ты просто источник оптимизма, – проворчала я и села разводить огонь путем трения палочки о палочку. Но Карил опередил меня и с улыбкой до ушей зажег костер взглядом.

– Скоро буду, – предупредил он, прежде чем исчезнуть в лесных чащах. Минут через десять эльф вернулся, держа в руках двух пушистых животных, похожих на зайцев с беличьими хвостами.

– Что за существа? – спросила я, рассматривая будущий ужин.

– Пуришки, лесные зверюшки с питательным красным мясом. Сможешь выпотрошить и пожарить?

– Закончу еще до того, как успеешь найти «шампур».

Вскоре «зайцы» были подвешены над углями, а пушистые шкурки я спрятала в сумку – в хозяйстве пригодится.

– Слушай, – задумчиво протянула я. – Может, я слишком спешу засыпать тебя расспросами, но мне бы хотелось больше узнать об этом мире, прежде чем мы доберемся до цивилизации.

– Да, оно понятно, – кивнул эльф. – Я поступил не очень хорошо: привел тебя в мир, почти ничего о нем не рассказав. Представляю, что было бы, если б ты узнала о вмешательстве в пространственно временную материю, например, в королевском дворце. Поэтому сейчас спрашивай обо всем, что тебя интересует.

– Хорошо. Начнем с государственного устройства страны, в которую я попала?

– Как пожелаешь. Ануара – страна конституционной монархии. Юридически главой государства является король, однако его действия ограничивает парламент, выборы в который проводятся раз в шесть лет. – Карил уже открыл было рот, готовясь сказать следующее предложение, как вдруг осекся, несколько секунд ловил ртом комаров, после чего продолжил: – Королю подвластна Гильдия магов. Каждый выпускник университета магии, получая диплом и пояс мага, присягает на верность Ануаре и королю. Однако фактически главы Гильдий держат в руках главные рычаги влияния.

– Главы? Их несколько?

– Да. Стихийщики разделены на четыре подгильдии: огня, воды, земли и воздуха. И у каждой из них свой глава, но все они подчинены главе Гильдии стихий. Кстати, важный момент: главные маги должны скреплять пояс не двойным узлом, как обычные волшебники, а специальной застежкой с цельным рубином, сапфиром, изумрудом или бриллиантом – соответственно стихии. А глава всех магов стихий Ануары скрепляет его золотой застежкой со всеми четырьмя камнями.

– Спасибо что предупредил, прежде чем я встретилась с кем то из этих господ, – улыбнулась я. – Не хватало еще случайно наступить кому то из них на ногу, а затем стать врагом народа!

– Всегда пожалуйста, – засмеялся эльф, прежде чем продолжить. – Понятно, что если бы главы Гильдий жили с королем в одном городе… это было бы как две невестки на кухне у свекрови. Поэтому Ануара фактически является страной с тремя столицами. Первая – Эданор, официальная столица страны. Там находится королевский дворец, парламент, кабинет министров и центральный военный штаб. Вторая – Фетесарин, город, где расположена Гильдия стихий. Третий – Адамарей, город Гильдии… Ой, смотри, пуришки уже зажарились! – вдруг вскочил Карил, резко указав пальцем на костер.

– Да, но… – смутилась я. – Ты что то говорил про…

– Давай скорее есть, а то остынет! – как то торопливо перебил волшебник, дуя на горячее мясо.

– А мне?! – скорее нагло заявил, чем спросил Вадим.

– А ты наелся в кабачке Дейка! – строго заметил Карил, и на расстоянии дал парню еще один волшебный подзатыльник. – Ты уже большой мальчик, поэтому если хочешь есть, иди охотиться сам.

Пробурчав что то вряд ли цензурное, Вадим несколько минут лазил по лесу. Вернулся он с горстью мелких птичьих яиц, которые и съел сырыми.

Я еще раз попыталась завести с Карилом разговор, но он нервно перебил меня и скомандовал отбой.

Нам безумно хотелось привлечь к караулу и Вадима. Но мы так ему «доверяли», что поневоле задумались, проснемся ли тогда вообще. Поэтому, оставив пацана храпеть, я первая пошла караулить. Примерно в два часа ночи Карил сменил меня, и я наконец смогла отдохнуть.


<< предыдущая страница   следующая страница >>