Книга Первая Зов Сон разума рождает чудовищ (Франсиско Гойя) Пролог - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Глухие испанские художники: Франсиско Хосе де Гойя и Роберто Готье... 1 79.53kb.
Сон, сновидения, "быстрый" и "медленный" сон, летаргический сон 1 93.47kb.
Книга первая Андрей Андреевич Громыко Памятное Книга первая 66 6931.83kb.
Книга первая книга вторая книга третья книга четвертая книга пятая... 9 2644.25kb.
Книга в других форматах Конец Веры. Религия, Террор и Будущее Разума 28 3334.24kb.
Книга первая Война в четырех стенах Глава первая 13 4382.16kb.
Книга первая. Рейд за Днепр часть первая 1 Война для меня началась... 33 9734.25kb.
Книга о счастье и несчастьях. Дневник с воспоминаниями и отступлениями. 22 3187.59kb.
Основоположник Российского книгопечатанья Иван Фёдоров и его первая... 1 87.65kb.
Рабочая программа Часть Раннее Новое время. Конец XV первая половина... 1 232.15kb.
Жизнь и творчество Франсиско Гойи 1 135.83kb.
Верблюд может не пить несколько суток. Зато как только доберется... 2 480.24kb.
- 4 1234.94kb.
Книга Первая Зов Сон разума рождает чудовищ (Франсиско Гойя) Пролог - страница №18/19


Глава 17 Центр Теней
Последние две недели я чувствовала себя так, будто уже не принадлежала этому миру. Особые перемены, не присматриваясь, трудно было заметить: я все так же ходила на пары, училась, время от времени появлялась в комнате для отдыха. Я до сих пор проводила свободное время с Фамалом, вот только вела себя так, будто находилась в далеком космосе.

Несколько раз я, покидая территорию университета, видела в толпе Нароса. Дважды мы обменялись парой фраз и снова разошлись кто куда, но я никак не могла избавиться от чувства тревоги. Сомнений нет – этот человек меня преследовал. Но зачем? Ответ на этот вопрос можно было узнать, лишь поняв, кто он. Но об этом я пока не могла даже мечтать: мужчина отказывался говорить о себе, лишь загадочно улыбался и нес всякую ерунду о том, какая я красивая и как он рад меня видеть.
Кончилась вторая пара, я вышла во двор и села на скамейку рядом с Аррой. Когда я увидела, как она выглядит, то поняла: со мной еще не все так плохо! Недавно профилактическое обследование показало, что яда раменса в ее теле не осталось, и даже больше, физическое состояние оказалось просто безупречным. Но она все равно казалась окутанной темным коконом.

– Что с тобой? – спросила я, но ответа не получила. – Арра, ты сильно изменилась: никуда не ходишь, ни с кем не общаешься…

– Алиса, я и сама вижу, – вдруг сказала она, – …что изменилась. Меня уже ничто не радует, ничего не интересует. Я перестала существовать ради себя. Такое впечатление, что я не просто стала другой. Мне кажется, я становлюсь чем то другим. И это невыносимо.

– Это неудивительно – ты ведь пережила такой шок. Слушай, думаю, тебе стоит походить к психологу, другого выхода я не вижу.

– Думаешь?

– Да. Тем более, при университете есть один и, как говорят, очень неплохой.

– Наверное, ты права, – сказала девушка и встала со скамейки.

Прозвенел звонок на пару. Я зашла в университет и зашагала в направлении к аудитории. Но на паре Арры снова не было.
* * *
Время шло, и даже последнему дураку было ясно: Арру нужно как то подбодрить, иначе с таким боевым духом дальше беспросветной депрессии не уйдешь. К счастью, повод у нас был, и довольно неплохой: ее День рождения. Несколько дней мы втайне скидывались на подарок и стол, рисовали плакаты и разрабатывали детали предстоящего праздника.

Все прошло по плану: в субботу, когда Арра утром зашла в комнату отдыха, мы всей группой закричали «С Днем рождения!». Заиграли музыканты со студенческой группы. Каждый говорил какие то слова приветствия, а потом мы вручили ей подарок – маленькие серьги гвоздики в форме ромашек с семью лепестками, сделанными из бриллиантов в золотой оправе.

Растроганная девушка заплакала и сказала, что невероятно рада таким друзьям. Но, несмотря на все наши старания, улыбка почти не касалась ее лица. А несколько раз мне даже показалось, что она вот вот заплачет.

Господи, что же с ней?
* * *
Мне не спалось. Как я ни старалась, а мягкая теплая постель вызвала одно единственное желание: встать с нее. Скоро у меня уже не было сил сопротивляться ему, потому я накинула халат и вышла из комнаты. Я сама не знала, куда пойду; просто шла вперед. Ноги привели меня в сад, где я села на одну из скамеек и устремила взгляд на полную луну в темном небе. Ночь оказалась прохладной, но в саду стоял приятный аромат цветущих деревьев.

– Доброй ночи, Алиса, – лукаво улыбнулся… да, опять Нарос!



Ну это уж точно ни в какие ворота не лезет! Интересно, как он пробрался в университетский сад ночью?.. Минуточку, может, это какой то молодой преподаватель, который прячет пояс под одеждой? А что, вполне возможно! Я на него тут бочку качу, а вдруг он будет читать у меня какой то предмет на втором курсе? Вот будет сюрприз!

– Нет, я не преподаватель, не аспирант и даже не из университетского персонала, – улыбнулся мужчина. Странно, разве я сказала это вслух?

– Тогда что вы здесь делаете? – еще больше насторожилась я.

– Любуюсь красотой: весенней ночи и той, кто достойна стать ее королевой, – галантно проговорил Нарос, склонившись к моему уху. Да что он себе позволяет!



Я мгновенно вскочила и сделала шаг назад, но мужчина снова оказался рядом.

– Чего вам нужно? – строго спросила я, но мой голос прозвучал слишком тихо.

– Того же, что и всегда – вашего общества, – улыбнулся Нарос. Я не успела даже глазом моргнуть, когда он одной рукой обнял меня за талию, а второй убрал с шеи прядь волос! – Мне нравится темнота в твоем сердце. Этот хаос, неопределенность, страх, своенравие… тень непростительного греха, которая уже давно тянется за твоей душой черным шлейфом; карма, которую тебе никак не удается полностью очистить. Эти оковы помогут мне. Алиса, ты очаровательна. Но к этой красоте осталось добавить один единственный штрих, чтобы ты заняла свое место.

Я чувствовала себя будто в трансе. Нарос наклонился к моему лицу так, что его губы почти коснулись моей кожи.

– Ты не должна присоединяться к нам. Ты должна возглавить нас и даже больше – защитить ночь, тьму… стать Центром!



Идиотка! Черт, какая же я идиотка! А еще называюсь отличницей по нечистой силе, когда за столь долгое время не смогла распознать сначала ведьмочку, а потом еще и кралера! Но теперь, когда его клыки впились в мою шею, было уже слишком поздно! Мое тело обмякло. Все что я могла – это беспомощно хватать воздух резкими глотками.

Странно, но он выпил немного… и следом я почувствовала мороз по коже: он клыком вскрыл себе вену, но не на груди, как это обычно делают кралеры, а на запястье, затем…

Теперь я точно ничего не понимала! Насколько мне известно из лекций, если человек умирает после укуса кралера, то становится упырем. Если же кралер перед смертью жертвы разрежет вену на груди и даст жертве выпить собственной крови, она становится кровососом, нежитью категории 4С – существом не просто значительно более слабым, но и навеки привязанным к своему творцу в качестве слуги. Но ни один источник не описывал случаев, когда кралер, отпив крови жертвы, вскрывал себе вену на запястье, чтобы приложить эту рану к ране от укуса!

Тем не менее, от осознания данного факта более приятным этот момент не стал. Кровь кралера, смешиваясь с моей кровью, ядом разливалась по телу. И от этого холодела каждая вена, каждая клеточка.

– Отлично! – прошептал Нарос и отнял руку от моей шеи. – Просто замечательно!



Кралер снова наклонился, чтобы облизать кровь с моей шеи… и именно в этот момент я увидела Малиссу, которая как раз выходила из за кустов!

– О, Алиса! Репродуктивная система седьмого поколения астральных тараканов мне в кишку! Наконец то ты…



Но чудаковатое выражение лица мгновенно сменилось традиционным испуганным визгом, когда Нарос обернулся, и Малисса увидела освещенные лунным светом окровавленные клыки. Не переставая кричать, девушка развернулась на сто восемьдесят градусов и неуклюже дала деру, не задумываясь о направлении. Нарос побежал за ней, но был остановлен моей подножкой. Такого подлого поворота событий кралер не ожидал, и его красные глаза хищно заблестели, когда он посмотрел на меня. Но я не стала долго на них глазеть, а сама воспользовалась моментом, чтобы побежать прочь.

Через минуту я уже стояла перед общежитием, из окон которого выглядели испуганные лица. Из дверей выскочил Фамал. Вот уже некоторые преподаватели побежали навстречу…

Но время для меня остановилось. Целое море нечисти появилось непонятно откуда! Словно черная волна, они накрыли меня с головой, подхватили и, заключив в кокон из своих тел, убрались прочь, увлекая меня за собой. У меня не было сил даже на то, чтобы пошевелить кончиком пальца. Уронив дрожащие веки, я потеряла сознание.
* * *
Наконец мне удалось открыть глаза, но встать я все равно не смогла. Сил не хватало даже на то, чтобы пошевелить рукой. Вокруг было темно, холодно и сыро. Похоже, меня держали в каком то заброшенном склепе. Спина онемела от холода каменной плиты, которая вполне могла оказаться старым саркофагом. А я чувствовала, как кровь кралера продолжает отравлять мое тело, берет надо мною верх.

– Как себя чувствует наша принцесса? – галантно проговорил Нарос, незаметно появившись передо мной.

– Что ты со мной сделал? – прошептала я.

– Только пробудил то, что должно защитить детей тьмы… вернее, почти пробудил. Если выражаться абстрактно, то оно вот вот откроет глаза и предстанет перед нами во всей своей красе.

– Почему ты не пробудил это в каком нибудь другом месте?!

– Алиса, разве ты еще не поняла, что особенная? В твоей душе хранится собранная Забытой сила, которая пробила брешь в материи между мирами и создала Абсолютные врата. Она сделала это для других целей, но сама забыла о нас и обо всем на свете, только одно у нее на уме! Теперь Врата – единственное, что может спасти нас от краха. Ты должна стать Центром Теней – ключом, который защитит нечистые силы, не даст им погибнуть вместе с этим миром. А я – тот, кто пробудил тебя, четвертый Призванный – возглавлю нечисть в новом мире.

– Спасти свою шкуру, да еще в итоге и стать вождем горы гнилого мяса. Вот какие, оказывается, мечты у главного героя меню фетесаринских кафе вроде «Кнута ведьмочки»? Почему ты так уверен в том, что тебе все удастся, а твой тараканий бунт не прибьют тапочками?

– Потому что и у без того многочисленной армии Теней будет секретное оружие, – улыбнулся Нарос, коснувшись пальцами моего подбородка. – Как ты, наверное, помнишь, послезавтра будет полное солнечное затмение. До этого у нас всего одна ночь, за которую нам предстоит очернить твою парализованную душу. Скованная, залитая реками крови, она станет чернее пропасти, которая появится на месте солнца. Связанная со всеми порождениями тьмы, твоя душа станет Центом Теней: ключом, который накроет всех нас, чтобы перенести сквозь врата теней, когда луна закроет солнце. Следующей ночью ты поведешь нас в бой и подаришь защиту от любой угрозы, пока мы будем очернять твою душу. А когда придет время – проведешь сквозь тень, которая заменит солнце, и выпустишь господствовать в новом мире, мире тьмы. На меня же возложили скромный долг – пробудить эту силу.

– Не переоценивай себя, ты десятый в очереди на этот скромный долг! – рявкнула я, несмотря на невыносимую боль в висках.

– Ну и что? Я сумел избавиться от конкурентов. Следовательно, оказался проворнее, умнее, и по всем показателям лучше их. Сама посмотри, с помощью одной единственной женщины я лишился сперва того, кого вы назвали Керрабером. А после этого мне достаточно было просто свести ее с ведьмочкой так, чтобы та и сама ни о чем не догадалась. Тогда драколич стоял на дороге не только у меня, но и у ведьмочки. Поэтому я просто направил в верное русло слова, сказанные очаровательной Аниласой, а дальше Эвис сделала все сама.

– Но почему драколич погиб так глупо? Он ведь 1В, существо с процентом интеллекта намного выше, чем у тебя!

– Процент интеллекта не важен, если научиться правильно им пользоваться, – парировал кралер. – Я знал, что Эвис стремится забрать все лавры себе. Она полностью оправдала мои ожидания, и, пробуждая драколича, заговорила его. Проснувшись вскоре после ее визита, он был совершенно не в себе. Бедняга был уверен, что проспал и затмение уже начинается. Поэтому и помчался прямо к тебе именно тогда, когда ты танцевала на университетском балу. Там он был обречен. Мне же оставалось убрать ведьмочку, замести собственные следы и исчезнуть из города на некоторое время. Я понимал, что после всего произошедшего ты будешь искать в Фетесарине кралера, поэтому поступил немного подло и подставил своего сородича, которого накануне заманил в город.

– Севиту Сокол тоже ты ведьмочке подбросил?

– А кто же еще? – улыбнулся Наром. – Эта женщина, амбициозная ровно настолько, насколько и глупая, была идеальным элементом для моей мозаики. Единственным для меня способом незаметно попасть на территорию университета был амулет заблуждения. Его можно изготовить из крови того, кто постоянно бывает в зоне действия заклинания. Благодаря Севите Сокол я сначала сам получил амулет, а затем помог ведьмочке побывать на территории университета. Согласись, это лишило тебя подозрений относительно ее нечистого происхождения! А вот чтобы подставить Эвис и начать облаву, мне пришлось повозиться.

– Погоди, Севиту Сокол убил ты? – прошептала я, пытаясь удержать остатки сил, которые ускользали словно вода сквозь пальцы. – Но над телом проводили ритуалы…

– Только имитация, – засмеялся кралер. – Я схватил Севиту Сокол сразу после того, как Эвис получила от нее желаемое, убил ее, и сделал все так, чтобы это было похоже на ритуал ведьминого семейства. Если бы маги копнули глубже, они бы все поняли. Это был очень рискованный момент, но ты меня от него спасла, когда сама спровоцировала охоту на Эвис и рейды инквизиции. Мне тогда едва удалось вовремя убраться из Фетесарина. И бежать приходилось на своих двоих, потому что среди зимы летучие мыши здесь не летают, потому, безусловно, они привлекли бы внимание магов. К счастью, у меня все получилось, поэтому вскоре я смог вернуться, чтобы закончить начатое. Кстати, об этом… будь добра, расслабься. Дай моей крови поскорее завершить свою работу. Все таки ты должна стать во главе всех порождений тьмы!

– Размечтался! – огрызнулась я, чувствуя, как силы безнадежно покидают меня. В моем сознании будто стелился красный туман, сквозь который не пробился бы даже самый сильный свет. Он становился все гуще и гуще, шаг за шагом скрывая от глаз мое прежнее «я».

– Время пришло! – засмеялся кралер, и я вдруг резко села.



Прямо напротив меня на стене висело большое зеркало, в котором я могла наблюдать, как мои волосы словно наливаются кровью, становясь ярко красным. Ногти удлинились и покраснели, кожа побледнела. Когда я разжала гранатовые губы, то поняла, что мои клыки увеличились и стали острыми, словно иглы. Глаза сияли кровавым огнем. Все ощущения невероятно обострились: я чувствовала запах цветов, которые цвели где то за каменными стенами; слышала сопение крота, который рылся глубоко в земле; видела маленькие трещинки в окутанной мраком стене склепа. Сомнений нет – это была уже не я, не та я, которую я привыкла видеть в зеркале.

Прежде, чем я успела об этом подумать, мое отражение постепенно растаяло… вместе с остатками моего сознания. Я до сих пор видела, чувствовала так же, как и несколько минут назад, но это была уже не я.

– Поздравляю с пробуждением, госпожа! – торжественно проговорил Нарос и галантно поклонился.



В этот миг по склепу разлетелся страшный, холодный, полный черного триумфа смех… мой смех!
* * *
Ночь опять поглотила Фетесарин, но на этот раз тьма несла угрозу: меня. Стаей летучих мышей я неслась в небе, приближаясь к городу, и налетела словно вихрь, которого никто не ожидал. За одну единственную минуту летучие мыши сбросили в солому свечу, и загорелся костер, на фоне которого я, громко смеясь, собралась в единое целое. Я зависла в воздухе так, будто стояла на твердой земле. Мои руки были разведены, горло надрывалась от ледяного хохота.

Люди в панике начали кричать, суетиться и прятаться по домам, что невероятно меня забавляло. Достаточно было одного легкого движения моей руки, чтобы дом, на который оно было направлено, рухнул, а соседние здания покрылись трещинами!

– Прекрасно, госпожа! Просто прекрасно! – поговаривал Нарос, проносясь ветром возле меня. – Сейчас, когда до великого момента осталось совсем немного, вы должны заявить о себе, заявить так, чтобы у живых кровь застыла в жилах! Пусть они кричат, плачут, боятся! Их ужас – музыка для наших ушей!



Кралер сел на крыше одного из домов и стал довольно наблюдать, как я разрушаю город. А смотреть действительно было на что! Просто взмахнув рукой, я, словно пучки листьев, разбрасывала отряды стражников, которые бежали ко мне.

Наконец появились и маги. Увидев меня, они замешкались, но намерения обезвредить не оставили.

И тут, услышав мой смех, из всех нор вылезли огромные стаи нечисти разных категорий. Их было столько, что казалось, они покрыли землю ковром своей плоти. Маги мгновенно среагировали и начали ограждать моих слуг различными барьерами, но их было столько, что значительная часть города оказалась под нашим контролем, а среди нее и Гильдия магов стихий!

– Вот достойный штаб для вашей королевы! – засмеялась я, указывая на здание. Нечисть мгновенно среагировала и бросилась туда. Маги пытались сопротивляться, но мне достаточно было лишь пары жестов, чтобы заставить их телепортироваться за пределы огражденной зоны.

– Прошу, госпожа! – как всегда, галантно проговорил Нарос, приглашая меня зайти в Гильдию. – Ваш дворец ждет вас! Не беспокойтесь, ночь длинная, а их силы рано или поздно иссякнут. Еще до рассвета Фетесарин будет ваш!

Я дьявольски улыбнулась и уверенно прошла в Гильдию. Уже на третьем этаже мне встретились несколько магов, которые тут же бросились в бой. Но мне достаточно было взмахнуть рукой, чтобы те упали на землю с тяжелыми ранами. Они телепортировались за мгновение до того, как моя нежить подбежала к их раненым телам. Еще несколько подобных бунтарей встретились мне, пока я прогуливалась по коридорам здания. Наконец я села на трон главы магов стихий в главном зале и, закинув ногу на ногу, стала прислушиваться к хаосу, который царил снаружи. Мои ощущения обострялись все больше и больше. Отсюда я, сконцентрировавшись, могла услышать даже то, что происходило неподалеку от установленных магами барьеров против нежити. Что уж говорить о голосах, которые звучали у стен гильдии! Один из них я узнала, и мои губы растянулись в кровавой улыбке:

– Но она ведь жива!

– Господин Агердон, при всем моем уважении… Не несите чушь! Студентка видела, как ее укусил кралер! То, что Алиса Гайлинова стала нечистью, – очевидный факт!

– Здесь вы ошибаетесь! – строго крикнул Ларгус. – Ее сердце еще бьется! Она не стала нечистью, просто переняла некоторые ее признаки. Разве вы не понимаете, что ее просто взяли под контроль и теперь используют?

– Мне все равно! Посмотрите только на эту мощь, я даже представить не мог, что такое возможно! Единственный способ прекратить все это – убить Гайлинову! И мне безразлично, нежить она или нет! Я не буду спасать одну жизнь, если ценой тому могут стать сотни других! Она умрет, и я знаю, как это сделать! Поэтому делайте все так, как я…

– Только через мой труп! – прорычал Ларгус.

– Прекратите! Она – причина всех наших бед!

– Нет! Это мы – причина всех ее бед! Это наша тысячелетняя халатность, которая привела к появлению прорехи, подставила ее под удар! Поэтому забудьте о возможности убийства Алисы, я и слышать об этом не хочу!

– Назовите мне хоть одну вескую причину, по которой я должен пойти на такой риск! – обескуражено проговорил голос.

– Только одну? Уверяю вас, причин гораздо больше, чем вы могли бы подумать. И одна из них – Алиса является ключом к прорехе, и если она умрет до того, как пространственно временная материя будет восстановлена, два мира могут быть обречены. Так как, вас удовлетворяет эта причина, или мне продолжить? Повторяю еще раз: пока я жив, никто ей не навредит! Поэтому если вы хотите всадить ей в сердце заколдованный клинок, вам придется сначала переступить через мое околевшее тело!



Засмеявшись, я прервала пламенную речь некроманта, вылетев из огромного окна. Так вот с кем он разговаривал! Да на меня пришли охотиться не кто нибудь, а главные маги Ануары: воды, огня, земли, воздуха, да еще и главы стихийщиков и некромантов. И, похоже, никто кроме Ларгуса не был настроен оставлять меня в живых!

Я засмеялась и пролетела круг над головами магов, выпустив из себя несколько летучих мышей, которые бы и загрызли глав, не успей они поставить барьеры. Тогда я засмеялась, и стены соседних домов начали разрушаться от одного лишь звука моего голоса. Что уж говорить о магах, которые упали на колени!

Воспользовавшись моментом, я опустилась на землю возле главного мага воздуха и открыла рот, обнажив острые белые клыки, которые начали стремительно приближаться к его шее.

– Алиса, нет!!! – вдруг услышала я и подняла взгляд на Ларгуса. Его глаза переполняла решительность, и одновременно вера, надежда… и нежность. В этот момент я почувствовала легкий укол в груди и обратила внимание на черную подвеску бабочку, которая до сих пор висела на моей шее.



Мои руки затряслись и выпустили главного мага воздуха, тот упал на землю. Я, зарычав будто дикий зверь, взлетела и через мгновение уже снова сидела на троне в главном зале.
Словно удары метронома, эхо моих шагов разлеталась по главному залу Гильдии стихий. Нарос сидел рядом, на мягких диванах, где глава Гильдии обычно принимал важных гостей. И не нужно было прилагать особых усилий, чтобы прочитать в алых глазах кралера искреннее недовольство.

– Госпожа, вы меня тревожите, – наконец произнес он. Звук его голоса застал меня врасплох и остановил, будто кирпичная стена, которая неожиданно выросла перед самым моим носом.

– Не беспокойся лишний раз, – холодно ответила я и резко обернулась, смерив своего слугу пренебрежительным взглядом.

– Извините, но вы просите невозможного, – галантно проговорил кралер и подошел ко мне непринужденной походкой. – Как же я могу не беспокоиться, когда речь идет о вас? – добавил он, целуя мою руку, которую потом так и не выпустил.

– Это тебя не касается! – огрызнулась я и чуть не вскрикнула от боли, когда Нарос крепко сжал мою ладонь.

– А это уже не вам решать, – прошептал мужчина. Мне очень хотелось вспылить, но почему то я не посмела. – Я отвечаю за ритуал Центра Теней, поэтому должен следить за главным инструментом. Естественно, я просто не могу стоять в стороне, когда этот самый инструмент начинает странно себя вести.

– То, что я не убила тех ничтожеств, еще не значит…

– Ошибаешься! Это значит, что я не достаточно хорошо с тобой поработал. Впрочем, это можно исправить, – криво усмехнулся кралер и хищно провел раздвоенным языком по моей щеке. – К счастью для тебя, я кралер, и мои методы значительно интереснее. Я просто усилю влияние своего яда в твоих венах, и тогда ты больше не замешкаешься, когда нужно будет пролить кровь. Ты будешь делать то, чего требует природа нечисти, обусловленная нашим происхождением.

– Каким таким нашим происхождением? – поинтересовалась я и наконец вырвала руку.

– Нашим? – переспросил кралер.

– Нечистой силы, – нервно объяснила я и пнула мелкую нежить, которая путалась под ногами. Волосатая тварь завизжала и быстро скрылась из виду. – Откуда мы вообще взялись?

– А а а а! Вот ты о чем! – засмеялся Нарос. – Все просто. Мы – кошмары, которые снятся этому миру, пока его разум спит. Одних породил сон Праматерей оборотней, других – сон Забытой… Из мертвой плоти или из самой тьмы – без разницы. То, благодаря чему рождаемся и существуем мы, чудовища – это сон, в котором утонула сама сущность этого мира.

– Не понимаю…

– Тебе и не нужно. На самом деле для тебя все это ничуть не важно. Ты только то, что можно использовать.

– Смени тон, слуга! – зашипела я и хотела было атаковать зарвавшегося лакея, но вместо этого даже сама не поняла, как оказалась перед ним на коленях, в то время как он крепко ухватился за мои волосы. – Что ты себе позволяешь!..

– Легче, Центр Теней, – выдохнул Нарос и сильнее потянул меня за волосы.

– Я твоя повелительница! С какой стати!..

Неистово смеясь, кралер за волосы поднял меня на ноги и вызывающе посмотрел в мои глаза.

– Ты что, в сказке живешь? – с насмешкой спросил мужчина. – Алиса… или что ты там сейчас? Можешь сколько угодно командовать мелкими букашками, которые бегают по городу. Это не изменит того, что они повинуются тебе только благодаря моей крови, которая пробудила в Абсолютных вратах Центр Теней. И так же, как любую мелкую нежить, моя кровь пробудившего подчиняет тебя. Ты мой инструмент, и завладев тобой, я могу делать что угодно!



С хищным оскалом Нарос схватил меня за запястья и повалил на диван.

– У тебя уже нет собственной воли, есть только моя кровь, которая руководит этим беспомощным телом со связанной душой. Поняла? И чтобы больше без самодеятельности.



Его когти оказались очень острыми. А еще настолько холодными, что когда они прокололи кожу на моей шее, кровь сразу превратилась в хрупкий лед.

– Что такое? – недовольно проворчал кралер, когда зомби, без приглашения вошедший в зал, коснулся его плеча.



В ответ существо начало что то мычать и указывать пальцами. Вздохнув, Нарос выпустил из своего кулака летучую мышь, которая вылетела в окно. Через несколько минут она вернулась и снова слилась с его телом. Тогда кралер, нахмурив брови, прошептал:

– Не переживай, с тобой я еще позабавлюсь… но чуть позже, сейчас у меня другие дела.



Поднявшись с дивана, Нарос направился к выходу из зала. Но у самых дверей он остановился и, не оглядываясь, бросил:

– Когда в следующий раз увидишь его – убей.

– Так и сделаю, – огрызнулась я, провожая кралера раздраженным взглядом.
Нароса не было видно уже довольно давно. Да и нечисть стала какой то тревожной, все время посылала ко мне представителей самых высоких категорий из тех, кто штурмовал город. И те чуть ли не на пальцах объясняли мне, что мы понемногу сдаем позиции, поэтому необходимо мое вмешательство. Но я продолжала сидеть на троне, игнорируя их панические пародии на речь. С ними моя сила, поэтому без меня со всем справятся, да и до рассвета еще часа три четыре.

– И как сидится? – раздался голос Ларгуса. Несмотря на темноту, я хорошо видела некроманта, который вошел через главные двери зала.



В ответ я хищно вскочила с трона и выпустила в него заклинание, от которого другие падали вместе со зданиями. Но он лишь выставил клиновидный барьер и сделал еще один шаг.

– Алиса, я знаю, что ты меня слышишь и понимаешь. Ты можешь бороться!

– Той Алисы уже нет! – рассмеялась я и еще раз атаковала некроманта, но уже немного другим заклятием. Правда, на этот раз тоже неудачно. – Она слилась воедино с кровью кралера и стала той, кого ты сейчас видишь. Теперь я такая!

– Нет, не такая. Это лишь туман, который надо развеять!



Туман… Я мгновенно схватилась за слегка закружившуюся голову, но тут же собралась и одним взмахом руки подняла в зале вихрь, который стеной оградил меня от некроманта, но и он не сдавался. Ларгус выставил новый барьер и сделал шаг, а потом еще, и еще один.

– Алиса, я верю в тебя, – нежно проговорил некромант, делая очередной шаг: он уже совсем близко, не смотря на то, что я изо всех силу старалась усилить порывы ветра. – Поверь и ты.



Я оскалилась и начала разводить руки, чтобы еще больше усилить ветер, но в этот момент Ларгус оказался рядом. Его рука так искренне, бережно коснулась моей щеки. Второй он обнял меня, с теплотой заглянул в испуганные глаза… а через мгновение моими губами завладел пылкий поцелуй! От легких, нежных и одновременно настойчивых прикосновений горячих губ некроманта голова закружилась сильнее вихря. Я чувствовала, как темная сила покидает меня, взамен в мое тело вливается новая – светлая и чистая. Не в состоянии пошевелиться, я разомлела и потеряла сознание.
Все было словно в тумане. Я ничего не понимала, мало что могла разглядеть или услышать. Моя голова напоминала мне большой моток ваты. Все казалось сном. Я просто бессильно лежала на руках у Ларгуса, который вынес меня из здания Гильдии. Вокруг суетились маги, добивая остатки нечисти. Везде догорал огонь.

Я опустила взгляд на свою руку и увидела, что кожа уже потеряла ту смертельную бледность, а ногти снова стали нормальными.

Усталость и слабость накатили с новой силой. Не знаю, потеряла ли я сознание или просто заснула, но все в моих глазах снова накрыла тьма.
* * *
Голова гудела, словно пчелиный улей. Свет свечи пробивался ко мне будто сквозь толщу воды. Наконец расплывчатая картинка перед глазами стала четче, и я увидела Карила с Фандорой. Молодые супруги сидели возле моей кровати, не отводя от меня глаз.

– Наконец ты проснулась, – прошептала дриада.

– Сколько я проспала? – тихо спросила я.

– Больше суток, – ответил Карил. – Ох, и напугала ты нас. До сих пор не верю, что все обошлось. Ларгус тогда с тобой просто чудо сотворил… кстати, не расскажешь, что именно он сделал? Потому что сам он даже слова не сказал, если не считать инструкций относительно твоего лечения.

– Если честно, то не помню, – призналась я после минуты тщетных попыток вспомнить хоть что то. Все мои воспоминания обрывались с того момента, как Ларгус зашел в главный зал Гильдии. Да и все произошедшее сохранилось в моей памяти так, будто я просто видела страшный сон… И чем больше подробностей я заново прокручивала в голове, тем страшнее он был. В горле застрял ком. – А Ларгус уже вернулся в Адамарей? – тихо проговорила я, механически облизав пересохшие губы.

– Какой там Адамарей? – охнула Фандора. – Сейчас в Фетесарине такое твориться, что в ближайшие дни он точно никуда отсюда не уйдет.

– Так с ним все в порядке?

– В порядке, в порядке! Отдыхай давай, силы тебе сейчас нужны, – сказал эльф. – А мы ненадолго тебя покинем, в городе много раненых, поэтому нужна и наша помощь…



Карил осекся, заметив, что на мои глаза навернулись слезы. Сказав напоследок что то подбадривающее, он вышел из комнаты. Вслед за ним последовала и Фандора. Тогда я осталась одна.

И тут моя голова взорвалась от осознания того, что я натворила! Каждый миг, который я с ужасом воспроизводила в своей памяти, заставлял мороз пробегать по коже.

– К тебе можно? – вдруг донеслось из за двери. В комнату вошел Ларгус. – Карил сказал, что ты потеряла память о произошедшем в главном зале.

– Похоже на то, – ответила я. – А что же произошло? Как ты меня спас?

– Я просто помог тебе, а благодаря современной магической медицине нам удалось вывести из твоего тела остатки крови кралера.



Я заметила зеркало, висевшее за спиной Ларгуса, и мимоходом заглянула в него. К счастью, я увидела там свое привычное отражение.

– Но ты сама себя освободила, Алиса. В этом только твоя заслуга.



Да. И во всем, что происходило той ночью, тоже только моя заслуга! Я не выдержала и наконец заплакала.

– Алиса, прошу тебя, успокойся, – прошептал Ларгус, гладя мою щеку.

– Как? После всего, что тогда произошло? Лучше бы ты дал им убить меня! Ты же сам видел, во что я превратила Фетесарин!

– Не волнуйся, все хорошо. Мы успели среагировать, поэтому жертв не было, только много серьезно раненых.

– Этого просто не может быть, – сглотнула я. – И не надо меня этим утешать. Я видела, какие разрушения…

– Но все же и мы не такие простаки! В Фетесарин сразу прибыли все сто некромантов, а в течение часа еще и подтянулись маги, которые были в радиусе четырехсот километров. Ты была под действием чар, которые полностью затмили разум и лишили возможности действовать самостоятельно. А мы, между прочим, быстро приняли необходимые меры для безопасности жителей города.



Спасибо, Ларгус.

– Все равно, я разрушила треть Фетесарина.

– И что? Разрушения, не такие масштабные, как казалось ночью. Поверь мне, если приложить необходимые усилия и привлечь к работе магов, все будет доведено до ума еще до осени. Тем более что никто не вправе обвинять тебя в произошедшем. Об этом я уж точно позаботился.

– Мне все равно страшно от этих мыслей. А вдобавок, еще и тот кралер…

– Кстати, и на счет него не расстраивайся, еще ночью борцы с нечистью покончили с ним. Теперь от него даже праха не осталось.

– Но он рассказывал такое…

– Сейчас угадаю: это связано с тем, что скоро мир будет уничтожен.

– Как ты догадался?

– Это было нетрудно. Уже сам факт того, что нечисть пробудила Центр Теней ради своей защиты, говорит сам за себя. Что ж, хоть мы и надеялись, что у нас будет немного больше времени, но чему быть, того не миновать.

– Ты о чем?

– Похоже, придется ставить точку в этом деле с прорехой значительно раньше, чем мы планировали, – задумчиво проговорил Ларгус. – Но не думай сейчас об этом, тебе нужно хорошенько выспаться. Ты слишком многое пережила.

– Я не могу спать, – снова заплакала я. – Хоть ты и уверяешь, что я никого не убила, но даже если поверить твоим словам… я и без этого наделала много бед. Взять тех же раненых… Как мне теперь жить дальше?

– Повторяю еще раз: что бы кто ни говорил, твоей вины здесь нет!

– Еще как есть! Я не распознала кралера, хоть и виделась с ним довольно часто.

– Алиса, кралер – это нечисть первой категории. В его арсенале, среди прочего, еще и гипнотическое воздействие. Он соблазнил жену декана исторического факультета в его собственном доме и остался незамеченным! Если подобная нежить не хочет, чтобы ее вычислили, то ее не вычислят.

– Но я все равно боюсь спать, сразу вспоминается этот ужас…

– Ничего страшного, – тихо сказал некромант, заботливо взяв мою руку. – Я буду здесь, рядом, пока ты не проснешься. Поэтому не бойся ничего.

– Ларгус, – сказала я после короткой паузы. – Что ты тогда, в зале, сделал?

– Спи, – ласково прошептал он и поцеловал меня в лоб.

Я сразу почувствовала спокойствие, о котором минуту назад не могла подумать даже в самых смелых мечтах. Веки сами сомкнулись и я, уже ничего не боясь и ни о чем не думая, спокойно уснула.

Возможно, иногда принесенный сном покой действительно лучше правды.
Глава 18 Точка с запятой
Как то неудобно вышло с Фамалом: за все время моего лечения я ни разу не вспомнила о нем. А он, как оказалось, чуть ли не жил под дверью больницы, где мое тело очищали от крови кралера.

Когда меня выписали и я вернулась к занятиям, появилось желание зарыться в глубокую яму, где меня никто не найдет. Теперь я чувствовала себя не просто чужой. Казалось, для всех я превратилась в злейшего врага. Меня сторонились. Во взглядах студентов я видела не только злость, но и страх. Даже добрая половина моих однокурсников старались держаться от меня подальше. В библиотеке в радиусе двух столов вокруг меня образовалась мертвая зона, в которой появлялись лишь Фамал, Лаиза, Малисса и Арра.

Что касается Фамала, то сейчас он, как будто прочитав мои мысли, был со мной другом, настоящим другом. За всю неделю он ни разу не заводил романтические разговоры, только поддерживал меня и стоял бок обок, за что я ему была искренне благодарна.

Перехватывая время от времени обрывки разговоров преподавателей, я поняла, что некроманты разъехались по всей Ануаре с целью собрать как можно больше последних вздохов. А означать это могло лишь одно: они пополняют утраченные во время той ночи силы и накапливают новые, чтобы сшить брешь между мирами. Несколько дней назад Ларгус признался мне во время нашего последнего разговора, что с ней многое остается еще неизвестным, поэтому сшивать ее сейчас чрезвычайно рискованно. Но выхода нет, нужно поторопиться. Поэтому сшивание материи официально назначили на первое мая.

Между тем, во время часа куратора Феланна сообщила нам «приятную» новость:

– Ну, студенты, слушайте внимательно, потому что дело серьезное, – проговорила гномиха. – Воспользовавшись недавним погромом, в Фетесарин проскользнула какая то банда, и теперь они терроризируют город. На их счету уже двое убитых, а вдобавок еще и шесть ограбленных квартир. Поскольку с правопорядком у нас все серьезно, задержание банды – вопрос считанных дней. Но эти несколько дней мы настоятельно просим вас не покидать территорию университета, и даже здесь не ходить в одиночку. Я понимаю, что в магии вы уже кое что смыслите, поэтому шансы защититься есть практически у всех, но все же не выпендривайтесь. Если необходимость выйти в город будет такой уж острой, идите группами не меньше, чем по пять человек и избегайте как безлюдных мест, так и толп, где вас могут незаметно пырнуть ножом и исчезнуть. Относительно последнего, то как раз их вы сейчас вряд ли встретите, потому что жителей Фетесарина так же предупреждены. Ну и, конечно, чтобы никого из вас не было на улицах, когда начнет смеркаться. Само собой, вы все взрослые мальчики и девочки, и мы не имеем права удерживать вас здесь насильно, но легкомысленное пренебрежение этими предупреждениями может стоить вам слишком дорого. Запомните: по городу ходит шайка жестоких убийц, которым ничего не стоит зарезать вас в темном переулке ради шляпки или перчаток. Так что сейчас не время доказывать свою отвагу и спорить на десять пекториев, что сможете спокойно пробыть ночь на улицах, где гуляет банда. Вы не просто взрослые люди, вы маги. Поэтому ведите себя соответственно!



Завершив свою речь, Феланна покинула аудиторию с неестественно серьезным (особенно для нее) выражением лица. К счастью, университет – это уже не школа, где у большинства в голове лишь выпендреж. Но и здесь, к сожалению, иногда встречаются исключения.

Во всем этом сумасшедшем доме радовало одно: отсутствие Вадима, который до своего отъезда профессионально доливал бензина в вулкан. Его, как первого подхалима ректора, в составе группы из двух магов и пяти сопровождающих отправили куда то с очень важным и чрезвычайно секретным заданием. В составе этой группы была и Фандора, так что я знала, что поехали они в Даратер – большой город на краю Чертерских гор. Цель же поездки – заключение серии соглашений с местными гномами на поставку оборудования и строительных материалов… для восстановления Фетесарина. Поэтому сейчас мне оставалось вздохнуть с облегчением хотя бы из за того, что ближайшие пару недель Вадима я не увижу.

Правда, было еще одно обстоятельство, которое просто не могла не угнетать: Арра. Бедняга в свои восемнадцать выглядела на все тридцать, даже в белокурых волосах можно было разглядеть седину!

– Я не могу так жить, – устало прошептала она, когда я на днях нашла ее, всю в слезах, в темном безлюдном коридорчике. – Это просто невыносимо!

– Арра, успокойся, – отвечала я, обнимая подругу за плечи. – Нельзя так себя изводить. Попробуй как то отвлечься.

– Я пробую, и днем это даже иногда получается. Но ночью я не могу уснуть, потому что изнутри меня будто грызет какая то пустота. Она переворачивает все на свой лад, и ей это удается. Раньше моя жизнь имела смысл, в ней был свет. А теперь ничего, кроме пресной серости. Кажется, что все вокруг меня – враги, которые только и мечтают впрыснуть мне в кровь еще больше яда!

– Понимаю, мне тоже несладко. И на твоей совести хотя бы нет полуразрушенного Фетесарина, – вздохнула я.

– Даже не напоминай об этом, – всхлипнула Арра. – Какой, наверное, это был ужас для тебя. Но не ты виновата во всем этом!

– Похоже, большинство считает иначе. Тогда я была не собой, а страшным кровожадным монстром. И все равно это была я.

– Но сейчас ты опять ты – такая, какая есть. А я, похоже, никогда не стану такой, как раньше. И это мне убивает, убивает буквально. Я не чувствую в себе ни сил, ни желания жить. Ничто меня не радует. Более того, я вообще перестала чувствовать какие бы то ни было эмоции! Вот сейчас я сижу рядом с тобой и плачу, а внутри пусто. Возможно, будь я человеком, который всю жизнь ни на что не обращала внимания, живя по своей программе, то и не заметила бы этого. Но раньше я чувствовала грусть, когда видела маленького больного щенка или красивое деревце, сломавшееся от порыва ветра. А еще я искренне радовалась малейшей мелочи… эмоции были неотъемлемой частью мне, а теперь их нет, и я не могу, Алиса, я не могу жить так, как будто я пустой контейнер!



Арра снова заплакала. Когда я заглянула в ее глаза, они напомнили мне стекло.
* * *
Это был один из немногих вечеров, которые можно назвать спокойным. Мы с Лаизой, Фамалом и Малиссой решили провести его в бассейне. Собственно, Лаиза и Фамал плавали, я сидела на «берегу», свесив ноги в воду, а Малисса протерла очки, уселась на плетеном кресле у бассейна и с жутким блеском в глазах читала старую книгу, обложка которой была завернута в газетную страницу. Кроме нас там было еще несколько студентов, но ни одного из нашей группы.

Как назло, даже сейчас я чувствовала себя белой вороной. И причиной тому были даже не враждебные взгляды, к которым я, во первых, привыкла, а во вторых, они уже и так всем надоели. Проблема была менее глобальной: за исключением Малиссы, я была единственной девушкой в сдельном университетском купальнике. Причина проста – Фамал, который, к сожалению, опять вспомнил, что он мой парень, и начал ходить со мной под ручку. В придачу, не такая у меня фигура, чтобы ее демонстрировать.

– Чего задумалась? – спросила я у Лаизы.

– Я недавно скопила немного денег, и теперь хочу проколоть себе пупок.

Меня слегка перекосило: сама я решилась лишь на то, чтобы проколоть уши, да и тогда покусала женщину из салона.

– А татуировку не хочешь? – поинтересовалась я.

– Да у меня уже есть, – отмахнулась Лаиза.

– В самом деле? Где? – встрепенулся Фамал.

– Вот! – ответила девушка, указав пальцем на синее пятно чуть ниже и левее пупка.

– А я думала, что это синяк… ой, извини! – замялась я.

– Да ничего! – засмеялась Лаиза. – У этого тату очень экзотическое название: «Пить меньше надо»! Появилось оно у меня после того, как мы с девочками удачно отпраздновали окончание девятого класса. Тогда я поспорила, что не испугаюсь сделать тату, поэтому одна моя подружка набила его мне иголкой. По задумке это должно было быть сердечко… но и подружке тоже надо было меньше пить! Вот все хочу его перебить, но выбрать рисунок не могу.

– А прикольная штука! – улыбнулся Фамал, рассматривая татуировку. – А мне лично кишка тонка покрывать себя рисунком, который останется на мне навеки – еще подумают, что я из джунглей сбежал!

– Для этого тебе никакие татуировки не нужны! – огрызнулась Лаиза. Не прошло даже минуты, как эти двое снова сцепились. Скоро спор достиг точки кипения, и вот уже Фамал с Лаизой не стояли на месте, активно жестикулируя, а брызгали друг в друга водой. И самое интересное – я заметила, что им обоим это нравится!

Я улыбнулась, уронила взгляд на успокоившуюся на мгновение воду… и на мгновение увидела в ней отражение Арры. Лицо девушки было невероятно спокойным, более того – абсолютно холодным и безжизненным!

Что за чертовщина? Сразу стало как то жутко.

– Прекратите! – устало сказала Раманна, подбежав к краю бассейна. Интересно, когда она пришла? Раньше я ее здесь не замечала. – Вы забрызгали меня с ног до головы, хоть я и сижу в противоположном конце комнаты!

– Тебе это полезно! – хмыкнула Лаиза. – Обычно люди ходят в бассейн, чтобы купаться, а на пляж, чтобы загореть. Ты в бассейне боишься воды, как будто это кислота, а на пляже прячешься под зонтиком.

– Ну и что? Не все любят плавать и жариться на солнце. Я просто пришла сюда вместе с подругами и спокойно сидела в кресле, читая книгу, пока меня не облили! А тебе бы я посоветовала взять с меня пример и вести себя спокойнее!

– Не дай бог Лаизе брать с тебя пример! – громко проговорил Фамал, тем самым вызвав у всех присутствующих сдавленные смешки в адрес Раманны. – Не понимаю, почему ты всегда сидишь в темных углах? Неужели ты, как нежить, боишься солнца?

– Ну, допустим, ха! – гордо проговорила девушка, пытаясь скрыть подавленность. Похоже, для всех она так и останется чопорной богатой красавицей. – Но чтоб вы знали, бледная кожа – признак аристократа.

– И кралера, – добавила Лаиза, дав пять Фамалу. Будучи разбита как татары казаками, Раманна зашипела и нервно направилась к выходу… где столкнулась с какой то девушкой.

– Почему сегодня никто не смотрит, куда идет? – не выдержала она.

– Заткнись, нежить! – рявкнула девушка. Бедная Раманна только и смогла, что, не находя слов, бессильно хватать ртом воздух. – Что вы здесь сидите? – крикнула она, уже обращаясь ко всем. – Разве не слышали, что там какую то первокурсницу убили?

В этот момент все, кто находились в бассейне, пораженно застыли на месте. А у меня душа убежала в пятки.

– Как? Где?.. – озадаченно проговорила я.

– Я сама ничего не знаю. Слышала только, она гуляла по городу (это сейчас, в столь поздний час!) и на нее напала та самая банда… Да не стойте здесь! Она сейчас, кажется, в университетском медпункте!

Говорить еще что либо ей не пришлось. Я, словно ошпаренная, побежала в раздевалку и, быстро переодевшись, со всех ног помчалась к зданию университета. Хоть бы я ошибалась, хоть бы все это оказалось лишь плодом моего воображения!

За несколько месяцев я неплохо обследовала университет и успела разведать много тайных ходов. Один из них вел к потайной комнате, прилегающей к медпункту. Более того – зеркало, которое висело в медпункте, с другой стороны было прозрачным, и я могла видеть все, что там происходит.

– Это настоящая трагедия, – вздохнула… Феланна! Вид у нее был убитый. По моей коже вновь пробежали мурашки, хоть за толпой народа и не было видно тела. – Не могу поверить. Я их предупреждала, просила… почему она меня не послушала?

– Не вините себя, госпожа Маногра, – попытался ее утешить мужчина в форме городской стражи. – Да, мы знаем, что девочку уже не вернешь, но эта банда больше никому не причинит вреда. Когда мои люди случайно проходили рядом и, услышав крик, увидели в переулке этих тварей, которые слетелись к телу бедняги, то стреляли из арбалетов даже не думая, что их можно взять живьем. Кстати, больше всего их удивило именно то, что девушка не подняла шум. Видимо, у нее просто был шок, и она не могла вымолвить ни слова, когда на нее не напали с ножами.

– До меня дошло, что слухи об этом инциденте уже разлетелись по университету, – озабоченно проговорил ректор. – Профессор Паллер, займитесь тем, чтобы все считали их пустыми сплетнями. Исчезновение же студентки мотивирует тем, что…

– Нет!!! – злобно рявкнула Феланна, стукнув по столу кулаком. – Даже не смейте! Мы живем не в те времена, когда все засекречивалось королевской цензурой! Студенты имеют право знать, что в действительности произошло с их товарищем. И не только ради удовлетворения своего любопытства, а и чтобы этого больше не повторилось! Конечно, пока гром не грянет, дед с пенька не встанет, но выдавать гром за апрельский ветерок…

– Госпожа Маногра! – вскипел ректор. – При всем моем уважении… если вы не прекратите это, клянусь, вы будете уволены!

– В самом деле? – хмыкнула гномиха. – Попробуйте! И тогда, гарантирую, вы вылетите из кресла ректора быстрее, чем сокол с подожженным хвостом пролетит над крапивой! Даже не сомневайтесь, что я это устрою! Вы же меня знаете.

Пробурчав что то, ректор развернулся и вышел из медпункта. Вслед за ним, еще раз взглянув на тело влажными от слез глазами, вышла Феланна. Когда медсестра ушла, лицо погибшей больше никто не загораживал…

Как же я хотела, чтобы все это было не более чем плодом моего воображения. Но теперь я увидела усталое лицо, хрупкую худощавую фигуру, светлые волосы с проседью. Сомнений быть не могло: на кушетке лежало тело Арры.
Когда я вошла в свою комнату, там уже сидели Лаиза, Фамал и Малисса. Все направили на меня полные беспокойства взгляды.

– Алиса, что…

– Арра мертва, – всхлипнула я. – Это ее убили. Я сама видела тело…

Я не выдержала и заплакала. Фамал сразу обнял меня и подставил плечо… плечо друга. Господи, как же хорошо, что именно этот Фамал сейчас рядом со мной!

– Не могу поверить, – шокировано проговорила Лаиза. – Но Арра маг! Почему ее так легко убили? Почему она не смогла защититься?

– Кажется, она не хотела защищаться, – прошептала я.

– Что? – не поверила Малисса.

– В последнее время она говорила, что не хочет жить, что после того случая с раменсами ее жизнь стала невыносимой, пустой… Похоже, она нарочно ходила темными переулками так поздно, а когда напала банда – не защищалась.

– Я в это не верю! – закричала Лаиза, вскочив на ноги. – Как она могла быть такой слабой?

– Лаиза… – прошептал Фамал.

– Нельзя сдаваться, никогда! Даже если думаешь, что выхода нет и быть не может, надо бороться, как тяжело бы ни было, потому что только тогда есть шанс выстоять! А она просто повесила нос и решила спокойно умереть. В то время как должна была быть бойцом! Как случилось, что Арра избрала путь труса?!

– Лаиза, успокойся… – проговорил парень, кладя руку ей на плечо.

– Почему она не боролась?! – зарыдала Лаиза, и со всей силы ударила кулаком об стену.



Ни слова не сказав, Фамал обнял Лаизу, и она спрятала лицо в его жилете. Ее плечи продолжали трястись от плача, колени начали подкашиваться, поэтому Фамал взял ее на руки и посадил на кровать, рядом с собой.

– Спокойно, Лаиза, спокойно, – шептал он ей на ухо.



Через несколько минут обессиленная Лаиза уснула. Мы не хотели ее будить, и я пошла спать в ее комнату. Фамал остался с ней. Когда я вернулась утром, он так же сидел у постели и не сводил с девушки красных глаз.
<< предыдущая страница   следующая страница >>