Капиталистический кризис - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Капиталистический кризис - страница №2/4


Кризис дефицита в социалистической общественной системе - явление временное, но постоянно сопутствующее ей в начальной фазе развития. Оно, вероятно, исчезнет на более высокой ступени развития производительных сил, когда общественное производство будет в состоянии полностью удовлетворять постоянно растущие потребности всего народа. Если смотреть в историческом плане, социалистическая система еще молода и подлежит дальнейшему совершенствованию. Как указывает мудрый реформатор китайского социализма Дэн Сяопин, эта система “несовершенна и страдает рядом недостатков”, но “в принципе лучше капиталистической, в которой действует закон джунглей, право более сильного и личная выгода. . ятноски12.

Кризис дефицита в начальной стадии развития социалистического строя проявляется в основном на рынке автомобилей и товаров быта. Иногда не хватает деликатесных продуктов мясной промышленности. На этой первой фазе социалистического развития у нас болгарское кооперативное сельское хозяйство и государственная пищевая промышленность производили достаточное количество свежих и переработанных сельскохозяйственных продуктов, чтобы нормально прокормить население страны, снабжать легкую промышленность сырьем и обеспечить экспорт за рубеж.

В период 1959–1989 гг. среднегодовое про-изводство зерна в нашей стране составляло около 8,5 млн. тонн, мяса (полученного на скотобойнях) – околооколооко 600 тыс. тонн; молока – 2,5 млн. тонн; фруктов – 1,9 млн. тонн; овощей – 1, 6 млн. тонн. В последние годы среднегодовое производството этих же продуктов составляет соответственно: зерна – около 5 млн. тонн; мяса – 100 тыс. тонн; молока – 1,4 млн. тонн; фруктов – 400 тыс. тонн; овощей – 500 тыс. тонн. При государственном социализме ежегодно потреблялось на душу населения – 70 кг мяса, 190 л молока и 100 кг фруктов. В 2007 г. эти числа соответственно: 27 кг, 47 л и 39 кг13.

Это означает, что по сравнению с недавним прошлым сегодня болгары производят и потребляют в 3–5 раз меньше жизненно важных пищевых продуктов (может быть, поэтому чаще болеют).

При государственном социализме у нас было изобилие основных продуктов питания (муки, хлеба, молока и молочных продуктов, мяса, подсолнечного масла, сахара, овощей, фруктов), хотя у каждого человека (рабочего, пенсионера, студента) имелись деньги на их покупку. Тогда эти товары продавались по ценам в 5–10 раз ниже сегодняшних (средняя заработная плата составляла 220 лв., а в настоящее время – 500 лв., т.е. соотношение приблизительно 1:2).

Появившиеся у нас к середине 1990 г. длинные очереди у магазинов за свежим молоком и простоквашей были не результатом нехватки этих продуктов в стране. Это был торговый кризис, искусственно спровоцированный „красной буржуазией”, дорвавшейся до государственной власти и проводившей политику, направленную на реставрацию капитализма, в том числе и через либерализацию фиксированных государством цен и приватизацию государственной торговли оптом.

В настоящее время на наших рынках снова имеется большое количество (главным образом импортных) продовольственных товаров, но мало кто может купить их по своим потребностям. Снова появились капиталистическое перепроизводство и голод, который заставляет многих интеллигентных людей становиться бомжами и искать препитание в мусорных контейнерах.

Невероятно дорогими в сравнении со средними доходами стали у нас и лекарства. В социалистической Болгарии государственные фармацевтические заводы обеспечивали больных почти бесплатными эффективными лекарствами.

Кризисы дефицита автомобилей и товаров быта при социализме не вытекают из этой общественной системы. Их многолетнее перманентное проявление в социалистическом обществе в большой степени обязано тому факту, что оно формируется и развивается в условиях капиталистического окружения и свирепого сопротивления и саботажей мировой буржуазии.

Преди щем ениетонието Социализм победил (7 ноября 1917 г.) в первую очередь в сельской России, где промышленность была слабо развита, а крупные помещики и крепостные крестьяне составляли свыше 60 % российского населения. Ранее (в феврале 1917 г.) представители местной буржуазии воспользовались накопившимся за годы Первой мировой империалистической войны (1914–1919 гг.) недовольством народа (главным образом миллионов возвращавшихся с фронта голодных, раздетых и разутых солдат) и сумели совершить буржуазную революцию. Эти представители свергли с престола и заточили российского царя Николая ІІ и сформировали временное буржуазное правительство.

С установлением рабочекрестьянской государственной власти в России была доказана правота тезиса Ленина о том, что социализм может победить в одном государстве, “привлекая к себе угнетенные классы других стран” (Маркс и Энгельс считали, что социализм победит одновременно в наиболее развитых в промышленном отношении странах – Англии, Франции и т.д.). Сразу после взятия власти большевиками (коммунистами) и эсерами (сельскими социал-революционерами) и избрания В. И. Ленина премьер-министром России буржуазные правительства империалистических государств (США, Англии, Франции, Японии, Италии) отправили на российскую территорию сотни тысяч интервентов, которые совместно с остатками царских войск должны были восстановить монархию и крепостничество, уничтожить народных лидеров и продолжить грабить и вывозить на Запад существующие наземные и подземные богатства. Войска интервентов (около 150 тыс. человек), включая белогвардейскую трехтысячную армию адмирала Колчака, были разбиты (1919 г.) Красной армией14, но во время продолжившейся несколько лет гражданской войны в стране пришлось ввести“военный коммунизм” и на целое десятилетие задержать ее индустриализацию. К планомерной индустриализации советская Россия смогла приступить лишь в начале 30-х годов ХХ века, когда была достигнута определенная политическая стабильность в стране. После реализации нескольких пятилетних планов и победы над немецко-фашистскими захватчиками во Второй мировой войне советская социалистическаяя республика стала одной из самых могучих индустриальных и ядерных государств в мире и отправила первого человека (Юрия Гагарина) в космос.

Кризис дефицита промышленных товаров быта и легковых автомобилей при социализме является следствием и т.н. „холодной войны”, которая была навязана в период 1946–1989 гг. мировой буржуазией и олигархией. Учитывая необходимость сохранить территориальную целостность социалистических стран (включая Болгарию) и гарантировать безопасность их народов, в Советском Союзе приоритетно развивалась военная промышленность, в которой машиностроение занимало свыше 60 процентов отрасли.



При социалистической общественной системе люди были избавлены от приносящих несчастья капиталистических кризисов. Такие кризисы вспыхивают в основном в США и других развитых капиталистических государствах. Для их преодоления изпользуются и социалистические методы и подходы. Поступала материальная и финансовая помощь крупных социалистических государств. Например, во время “Великой депрессии” (1929–1933 гг.) в США прилагались социалистические антикризисные меры: экономическое планирование; обеспечение полной занятости; снижение процентов, цен и налогов.

В конце 80-х годов ХХ века (в 1987 г.) вспыхнувшие в американской экономике очаги кризиса были ликвидированы с помощью российских “перестройщиков” социализма. Их кадры совместно с заокеанскими олигархами и мафиози создали тысячи американо-российских акционерных обществ, через которые перевели за океан русский аллюминий, медь, золото, серебро, платину, драгоценные камни и др. на сотни миллиардов долларов. Этот кризисный цикл задерживается во времени и через захват восточноевропейских рынков американскими банками и транснациональными корпорациями, особенно после разрушения (1991 г.) советского государства.

Социалистические механизмы для спасения капитализмом от различных форм кризиса предлагал и английский буржуазный экономист Джон Мейнард Кейнс (1883–1946). В его книге, озаглавленной “Общая теория занятости, процента и денег” („The General Theory of Employment, Interest and Money”, 1936) 15, предложена антикризисная политика государственно-монополистического регулирования капиталистической экономики. Эта политика предполагает “эффективный спрос”, включающий в себя ожидаемые расходы на потребление и инвестиции, и направлена на ликвидацию безработицы и поддержку “полной занятости” трудоспособного населения (в том числе и через строительство государственных объектов).

Для достижения указанных целей Дж. Кейнс предлагает правительствам прилагать следующие инструменты: создание государственного “учреждения централизованного контроля” по обеспечению “полной занятости” (с. 454); побуждение к государственному инвестированию (“социализации” инвестиций – с. 453); “сотрудничество государства с частной инициативой” (с. 453); “частичное фиксирование нормы процента” (с. 452); увеличение национального дохода; формирование “налоговой системы”, обеспечивающей “более справедливое распределение доходов” (с. 155).

Джон Кейнс считал, что путем приложения указанных механизмов, отчасти социалистических, не только возможно вытащить капиталистическую экономику из трясины кризиса, но и сохранить частную собственность на средства производства и капитализм как общественный строй. Он был биржевым игроком, одним из директоров Английского банка и представителем финансовой олигархии и утверждал, что нет необходимости “ломать установившиеся традиции общества”. Предлагал ограничивать функции правительств рамками исполнения „задачи координации склонности к потреблению и побуждения инвестировать”. Это, по его мнению, было “единственно практически возможным средством избежать полного разрушения существующих экономических форм и условием успешного функционирования личной инициативы” (с. 455). По-видимому, чтобы успокоить своих буржуазных собратьев, Джон Кейнс писал, что “достаточно широкая социализация инвестиций” не означает формирование “системы государственного социализма, которая охватила бы большую часть экономической жизни общества” (с. 453). Он “представлял себе”, что государственное инвестирование может “оказаться единственным средством, чтобы обеспечить приближение к полной занятости”.

В этом вкратце состоит восхваляемая в последнее время буржуазной экономической мыслью и некоторыми “социалдемократами” политико-экономическая “кейнсианская революция”.

В этой теории почти все заимствовано у марксизма-ленинизма, а некоторые идеи (как эта о “полной занятости”, о государственном стимулировании спроса и его компонентов – потребления и инвестиций, о фиксировании процента) скопированы непосредственно из сталинской модели социализма, формировавшейся в 30-е годы ХХвека. (Джон Кейнс был женат на прославленной русской балерине Лопуховой). Например, о возникшей при государственно- монополистическом капитализме необходимости в государственном регулировании экономики писали еще Маркс, Энгельс и Ленин.

Рассматривая акционерные общества, К. Маркс пришел к выводу, что в них возникает новая форма противоречия, которая “ведет к установлению монополии, и потому требует государственного вмешательства” (т. XXV, ч. I, с. 467). По этому вопросу Ф. Энгельс пришел к заключению, что “государство как официальный представитель капиталистического общества вынуждено будет” (когда производительными силами, принадлежащими акционерным обществам, завладеет само общество) “взять на себя руководство производством” (т. XIX, 225–226). Позже В. Ленин описал усиливающуюся экономическую роль государства, определяя империализм как “эпоху банковского капитала, эпоху гигантских капиталистических монополий, эпоху перерастания монополистического капитализма в государственно-монополистический капитализм ...” (т. XXXIII, с. 33).

Можно предположить, что Д. Кейнс был знаком со взглядами К. Маркса на капитализм и сопутствующие ему кризисы. В своей книге “Общая теория занятости, процента и денег” он не упоминает его имя. Может быть, потому, что в отличие от него К. Маркс пророчил закономерную гибель капитализма. Добросовестный исследователь К. Маркс многократно осуждал плагиатства кумира Д. Кейнса попа Мальтуса, который стал известен сочинением „Опыт о законе народонаселения” (1798), обслуживающим паразитный рентьерский класс Англии (т. XXIII, с. 364). Поп Мальтус переписал это сочинение у других английских авторов (Джеймса Стюарта, Уоллеса и Таунсенда). В нем утверждается, что численность населения земли растет в геометрической прогрессии (2, 4, 8 и т.д.), а средства пропитания – в арифметической прогрессии (1, 2, 3 и т.д.).

Практическое приложение предлагаемых Д. Кейнсом антикризисных инструментов (денежно-кре-дитных и фискальных) показывает, что ими невозможно устранить причины цикличного развития капиталистической экономики и предотвращать кризисы и депрессии. Это показывает и развитие экономических кризисов, вспыхнувших во многих развитых капиталистических странах в период 1969–1971 гг. и 1974–1975 гг. Например, при попытках преодолеть тежелый кризис (1974–1975 гг.) путем расширения “эффективного спроса” на деньги из государственного бюджета разразилась разорительная инфляция. Чтобы снизить ее, было принято решение повысить проценты и ограничить кредиты, за которым последовали рост числа безработных и увеличение задолженности по взятым ранее ссудам.

Очевидно, реальная жизнь не подтверждает ожидаемую эффективность кейнсианской антикризисной политики, особенно в современных олигархичных государствах, где государственное регулирование капиталистической экономики используется главным образом для удовлетворения интересов финансовой олигархии и для предоставления бюджетных ресурсов пострадавшим от кризиса банкам и страховым компаниям. Это регулирование почти ничем не способствует обеспечению работой миллионов уволенных и выброшенных на улицу рабочих и служащих. В рамках капиталистической системы оно только может продлить время кризисной агонии.

Подобная картина вырисовывается и при исполнении правительственных антикризисных программ по преодолению разбушевавшегося летом 2008 г. глобального капиталистического экономического кризиса. В настоящее время к гашению этого кризиса приступают еще не раскрыв действительные причины его возникновения, а также и ряда специфичных особенностей.


III. О глобальном капиталистическом кризисе
Современный глобальный капиталистический экономический кризис не имеет прецедента в нескольковековой истории капитализма. Его вспышка произошла на относительно более высокой ступени развития производительных сил, в том числе информатики и компютерной техники. Этот капиталистический кризис разразился в условиях однополярного глобального общества, руководимого из одного заокеанского центра и представителями финансовой олигархии. Усиление его в огромной степени является также и результатом проводившейся в течение долгого времени политики неолиберальной глобализации (интернационализации) финансовых и трудовых отношенй между народами.

Современный глобальный капиталистический кризис по своей форме кредитный. Его вспышка произошла на фазе оборота кредитного капитала. Этот кризис на некоторое время привел в порядок гипертрофированные банковские и кредитные системы современных капиталистических государств. Он потряс основы навязанной олигархией неолиберальной евроатлантической глобализации жизни народов и дал толчок процессам перехода от однополярного (руководимого одним сверхсильным заокеанским государством) к многополярному глобальному обществу.

Кредитная форма капиталистического экономического кризиса многократно возникала еще на раннем этапе развития капитализма в Англии и Франции. Тогда взрыв таких кризисов охватывал одну или несколько стран, а нынешний распространяется почти на все государства, включая и миниатюрную, без налоговой системы Андору.

История показывает, что больше всего материальных и организационных предпосылок для возникновения некредитных и всеобщих кризисов, а иногда и социальных революций, создаются при самовластии финансовой буржуазной фракции в государстве. Такими были и результаты властвовавшей в период с 1830 по 1848 гг. во Франции финансовой аристократии (во главе с королем Луи- Филиппом), чья политика очень напоминает ту, что проводит современная заокеанская финансовая олигархия.

Политика того времени и наступившие общественные события отражены К. Марксом в его книге “Классовая борьба во Франции с 1848 по 1850 гг.” (т. VII, с. 9–118). В ней раскрывается, что победившая Июльская (1830 г.) революция в Париже является делом предводимой Луи-Филиппом финансовой фракции буржуазии. Триумфально провожая его на королевский престол (на место попросившего убежище в Англии французского короля Карла X), его приближенный банкир Лафит выдал “тайну революции”, обронив фразу: С этого времени будут господствовать банкиры(т. VII, с. 12).

Финансовая буржуазная фракция включала “банкиров, биржевых и железнодорожных королей, владельцев угольных копей, железных рудников и лесов, связанную с ними часть земельных собственников — так называемую финансовую аристократию”. Захватив государственную власть, финансовая буржуазия держала королевский трон, диктовала законы, раздавала государственные должности и торговые патенты. Она давила и отнимала (через “законные” спекулятивные сделки и аферы) большую часть благ всех останальных буржуазных фракций (промышленной, торговой, мелкой) и грабила другие классы – крестьян (в то время составлявщих большинство французского народа) и рабочих.

Представители финансовой буржуазии использовали государственную власть главным образом для обогащения, но не путем производства, а путем ловкого прикарманивания уже имеющегося чужого богатства (т. VII, с. 15).

Такие приемы накопления богатства используются и представителями современной финансовой олигархии. Последние двадцать лет во всем мире они занимаются в основном биржевой и торговой спекуляцией, приватизацией государственных и общинских банков, предприятий и городской собственности, торговлей земельными угодьями.

При царствовании (1830–1848 гг.) финансовой аристократии, включая банкирскую династию Ротшильдов во Франции, государство является основным источником извлечения богатства. Частные банки периодически предоставляли государству заемы для покрытия хронического дефицита государственного бюджета. Каждый новый заем дает “финансовой аристократии новый удобный случай обирать государство, искусственно поддерживаемое на грани банкротства”, чтобы вынуждать его “заключать займы у банкиров на самых невыгодных условиях” (т. VII, с. 13). (В настоящее время подобные программы по порабощению и эксплуатации десятков государств разрабатываются и реализуются Международным валютным фондом и Мировым банком. С их т.н. “стендбай соглашениями” по уравновешиванию платежного баланса, “структурными заемами” и другими финансово-политическими механизмами не только выкачивается богатство у народов, но и низлагаются неудобные олигархии правительства.) Тогда (как и сейчас) управляемое финансовой буржуазией французское государство содержало постоянно раздувавшийся чиновнический аппарат и создавало государственные инфраструктурные и другие объекты за счет высокопроцентных кредитов частных банков. Любая попытка реформы, направленной на уменьшение или прекращение выкачивания государственных денег, срывалась ростовщиками и биржевиками. В результате этого возникают несоответствия в воспроизводственном процессе, вспыхивают кредитные и общие торговые и промышленные кризисы. Дело доходит до острых политических и вооруженных конфликтов финансовой фракции с торговой и буржуазной. В эти сражения обыкновенно бросается доведенный до голодной смерти и отчаяния рабочий люд. Например, во время Февральской революции (в конце февраля 1848 г.) промышленная и торговая буржуазия использовала восставших рабочих Парижа для смещения финансовой аристократии от государственной власти, свержения Луи Филиппа и смены монархии республикой. После победы буржуазной республики, господствующая уже промышленная и торговая буржуазия объединяется с финансовой фракцией и обявляет, что социальные требования (“право на труд” и десятичасовой рабочий день) парижского пролетариата – это “вздорные утопии, которым надо положить конец” (т. VIII, с. 123). На эту декларацию парижский пролетариат ответил июньским (1848 г.) восстанием – “грандиознейшим событием в истории европейских гражданских войн” (было убито свыше трех тысяч повстанцев, а пятнадцать тысяч было отправлено без суда на заточение – т. VIII, с. 124).

Трагические классовые сражения (1848–1850 гг.), в которых были даны дорогие человеческие жертвы, оказываются недостаточными для избавления общества от паразитной финансовой аристократии. Эта буржуазная фракция остается абсолютым хозяином в государстве и обществе. После совершения революции 25 февраля 1848 г. доступ к политической власти получают и остальные буржуазные фракции (промышленная и торговая). Их представители включены и в составленное Временное буржуазное правительство. Таким образом борющиеся между собой буржуазные фракции обединяются, руководимые общими интересами и для дальнейшей эксплуатации рабочего народа.

При разразившемся в это время кредитном, торговом и производственном кризисе частный французский банк оказался на грани банкротства. По мнению К. Маркса, это банкротство “стало бы потопом, который в один миг очистил бы французскую почву от финансовой аристократии ... ” (т. VII, с. 25). Вместо того чтобы оставаться пассивным и “предоставить банк его собственной судьбе”, временное буржуазное правительство спасает его от банкротства, укрепляет и расширяет французскую “банкократию”: устанавливает принудительный курс банкнот; превращает все провинциальные банки в филиалы Банк де Франс; берет у банка заем, закладывая государствнные леса.

Сегодня события, происходившие на французской земле сто пятьдесят лет назад, повторяются в новой форме в США и в других капиталистических государствах. В условиях глобального капиталистического экономического кризиса представители финансовой олигархии и другие буржуазные фракции объединяются и используют свои властные позиции в государствах для предоставления народных денег обанкротившимся банкам и кредитным организациям и для сохранения богатств и общественных привилегий провалившихся “банковских королей”, “биржевых волков” и менял. Проводятся законодательные и правительственные решения, которыми ударные волны кризиса, несущие безработицу, бедность, болезни и т.д., направляются на миллиарды людей труда. Все это сопровождается лицемерными призывами о строительстве “морального капитализма”, т.е. общественного строя, при котором чуть ли не достигается общее классовое братание, братство и равенство.

Факты показывают, что современный глобальный капиталистический экономический кризис вызван и действиями финансовой олигархии. Они представляют ее как уникальное явление в капиталистическом обществе.

Уже в начале ХХ века банкиры занимают господствующее положение и в США. Собственники крупных американских банков ставят под свою финансовую и общественную зависимость почти всю государственную власть (президентскую, законодательную, судебную) и начинают готовить почву для создания заокеанского глобального государства. В 1913 г. группа богатых банкиров (Уильям Морган, Якоб Шифф, братья Пол и Макс Варбурги и другие сионистские лидеры того времени) вместе с двумя финансовыми “консультантами” (Бернардом Барухом и Манделем Хаусом) американского президента Вудро Вильсона создали частную акционерную банковскую организацию, названную “Federal Reserve System”(ФРС)16. Перед общественостью был выдвинут мотив, что после бури кризиса и банкротства (1907 г.) множества американских банков банковские кризисы больше не будут допускаться.

Несмотря на то, что не является государственным учреждением, Федеральная резервная система (составленная из 12 крупных местных банков) исполняет функции Центрального американского банка и отождествляется с аббревиатурой Федерального правительства США (Фед.). Собственники и мениджeры ФРС завоевали себе право давать правительству советы по финансовым вопросам, но не подчиняясь ему и не отчитываясь пред ним. Фактически они определяют направления финансовой политики в стране (и в большей части света), печатают доллары и чеканят монеты, дают заемы, сконтируют ценные бумаги, регулируют денежные массы, т.е. по своему усмотрению могут увеличивать ее или уменьшать.

В опубликованных письмах и дневниках тогдашнего президентского консультанта Мандела Хауса свидетельствуется, что ФРС сформирована не для того, чтобы предотвращать кризисы (что невозможно сделать при капитализме), а чтобы организовывать их с целью установить мировое господство США17. Федеральная резервная система должна была способствовать превращению американского государства в мирового лидера, который бы навязывал свою волю другим нациям, представляя себя знаменосцем “демократических ценностей”, учителем и контролером “демократии”.

В США банкирское акционерное общество, именуемое ФРС, имеет статус Центрального банка и считается чуть ли не государственной структурой. Когда возникает задача спонсировать какую-либо проамериканскую или проеврейскую иностранную политическую партию, “неправительственную организацию”, СМИ и т.д. со стороны Федерального резерва, его спонсирующие банки или фонды представляются перед мировой общественостью как частные и независимые от государства юридические лица.

Во время Первой мировой войны (1914–1919 гг.) собственники ФРС накопили колоссальные богатства. Щедро финансировали иностранную интервенцию (после 1917 г.) в Советскую Россию, а также и революционера Лейба (Льва) Давидовича Бронштейна -Троцкого18.

Банкиры ФРС и биржевые игроки заработали огромное богатство и во время Великой депрессии” (1929–1933 гг.) экономики США. Многие авторитетные ученые, как цитируемый Валерий Шамбаров, Ральф Эперсон и другие, указали на механизмы присвоения этого богатства и на ряде фактов доказали, что организаторами и катализаторами данного катастрофального экономического явления являются владельцы банков из системы Федерального резерва. Например, перед депрессией в США была внедрена спекулятивная схема продажи акций в кредит. Такие акции можно было приобрести за 10 % стоимости. Их продавцы (финансовые боссы) включили в договоры клаузу, согласно которой брокер имеет право потребовать вернуть ему предоставленную ссуду в течение 24 часов. Когда эта кредитная кампания в основном ззавершилась и у заемщиков собрали десятипроцентные взносы, банкиры с Уолстрита выгодно продали свои акции. После этого дали сигнал потребовать у владельцев акций вернуть полученные в кредит деньги, продав приобретенные акции на бирже. Одновременное предложение акций продавцами на продажу привело к падению их стоимости и биржевый срыв (обесцененные акции стали собственостью Федерального резерва).

Банкиры Федерального резерва углубили кризис, резко уменьшив находившуюся в обращении денежную массу. Это затруднило кредитование и платежи и довело банки и промышленные предприятия до банкротства, а миллионы людей остались без работы и крова. Виновники этих злодеяний выдавали себя за защитников обыкновенных людей и в 1932 г. выдвинули на пост президента США Франклина Делано Рузвельта. Во главе разработки его программы “Новый курс” и предвыборной агитации стояли уже знакомые основатели ФРС – Мандел Хаус и Бернард Барух (который становится и главным президентским советником по финансовым вопросам). По их внушению американский президент Франклин Рузвельт реализовал “антикризисную” меру, через которую частный Федеральный резерв изъял у населения все золото. В апреле 1933 г. он запретил свободный обмен золота на доллары и заставил людей продать свое золото Резерву (тот, кто отказывался сделать это, наказывался непосильными штрафами или тюрьмой). Осенью (в октябре) того же года, когда золото населения было уже почти собрано, президент Рузвельт объявил девальвацию, обесценение доллара. Золото подорожало, а у “маленьких людей” остались потерявшие свою стоимость доллары.

“Великая депрессия” (1929–1933 гг.) американской экономики перенеслась и в Германию, чья промышленность была тесно связана с промышленностью США, а ее оружейные заводы осуществляли совместное американо-германское производство.

В то же время, когда североамериканское и германское государства были поражены страшным кризисом, в социалистическом Советском союзе происходил бурный экономический рост и была полная занятость трудоспособного населения.

Новый взрывоопасный элемент кризиса закладывается в мировую экономику и с утверждением штатского доллара в качестве мировой валюты. Это происходит в июле 1944 г. (т.е. к конце Второй мировой войны) на состоявшейся в Breton Woods, США, международной конференции, организованной по инициативе банкиров ФРС и представляющего их в американской администрации главного президентского советника Бернарда Баруха. По решению этой конференции были созданы Международный валютный Фонд и Мировой банк. Восстановлен был фиксированный в 1934 г. золотой паритет штатской валюты в соотношении 35 штатских долларов за одну тройную унцию (31,1035 грамм) золота19.

В 1971 г. объявлена девальвация доллара, а в начале 80-х годов ХХ века банкиры ФРС США ставят конец золотому долларововому стандарту. Этим актом закладывается още один взрывоопасный элемент в американскую и в мировую экономику. Тогда в США началось стимулирование потребительского спроса через печатание долларов без золотого покрытия20. Так банки и биржи получают долгосрочный бизнес, отдельные американские граждане работают десятилетиями, чтобы приобрести собственный дом, а обесцененным долларом высасываются ресурсы всего мира (сегодня около 70 % международных транзакций осуществляются в долларах). В настоящее время США производят около 20 % мирового ВВП, а потребляют 40 %. Американцы продают на международных рынках свои товары дорого и покупают (на обесцененный доллар) дешево. За последнюю четверть века в США эмитируется все больше денег для удовлетворения семейных потребностей за счет жилищных и других кредитов. Долги домашних хозяйств достигли 14 триллионов долларов, т.е. на 2 триллиона больше ВВП страны. Повсюду в мире трубят, что в Америке создано “общество благоденствия”. С началом глобального кризиса (2008 г.) и с получением кредитополучателями сообщений о предсрочном погашении кредитов или о повышении процентной ставки по ним, стало ясно, что только ссудами нельзя поддерживать высокий жизненный стандарт. Вполне вероятно, в следующие несколько лет этот американский стандарт упадет в 2–3 раза. При таком развитии кризиса в стране можно ожидать и социальные (в том числе между пятьюдесятью американскими штатами) столкновения. Последние несколько десятилетий множество накопившихся на классовой и этнической основе противоречий в американском обществе притуплялось через обеспечение доступного кредитованияя, захват чужих земель и богатств и поддерживание необыкновенно высокого жизненного стандарта населения.

Глобальный экономический кризис углубляется в результате проводимой неолиберальной евроатлантической политики. Эта политика, именуемая еще “шоковой терапией”, предложена владельцами ФРС и принята (в 80-е годы ХХ века в Вашингтоне) в “консенсусе” с Министерством финанств США, МВФ и Мировым банком. Направлена она на подчинение народов и государств мира.

Основные механизмы у нее такие:



  • проведение законов о снятии контроля правительств над центральными банками и о превращении их в своеобразные филиалы ФРС (через МВФ и Мировой банк);

  • приватизация государственных банков и предприятий;

  • либерализация протекционных ценовых, процентных и таможенных режимов в отдельных государствах (исключая таковые в США).

Современный глобальный экономический кризис особенно разжигается при мировом господстве заокеанской финансовой олигархии. Как известно, ее почти абсолютная глобальная власть установилась после 1989 г., когда была разрушена мировая социалистическая система. Представители этой олигархии проводят политику перераспределения и захвата (американскими войсками, банками, финансовыми фондами, торговыми компаниями) мировых территорий и рынков, ограбление существующих богатств народов мира. Такая политика применяется в отношении и России, и других европейских бывших социалистических стран.

Их богатства изымаются через спекулятивные механизмы:



  • предоставление высокопроцентных государственных кредитов;

  • чрезмерное повышение процентных ставок в вассализованных государствах (с целью ликвидировать их национальное производство);

  • принуждение центральных банков стран интервенировать местные денежные рынки (для поддержания низкого курса доллара по отношению к местным валютам и обеспечения сбыта западных товаров);

  • расположение американских банков, инвестиционных фондов и военных баз на територии сответствующих стран;

  • выкачивание ресурсов государственных заводов стран западными закупочно-снабженческими компаниями;

  • введение колониальных валютных бортов (currency board);

  • приватизация (узаконенная кража) государствнных и общинских банков, предприятий и собственности;

  • концессионирование государственных и общинских служб водоснабжения, аэропортов, автомагистралей и других объектов американскими и английскими фирмами.

Современный глобальный капиталистический кризис является результатом и проводимой американским правительством и Федеральной резервной системой воинственной и имперской геополитики. Эта политика сформулирована ясно и четко в книгах21 американского политолога Збигнева Бжезинского. Поэтому стоит сделать здесь небольшое отступление, чтобы их представить, учитывая то, что профессор Збигнев Бжезинский - польский еврей, который в середине 70-х годов ХХ века был советником по национальной безопасности американского президента Джимми Картера.

Его публикации интересны, потому что в них содержится ясно сформулированный взгляд на геополитику и проглядывается установка официальной американской геополитической доктрины. Он получил широкую популярность своей открытой пропагандой антикоммунизма и неосионизма, т.е. идеи создания заокеанского глобального государства.

В книгах, о которых идет речь, и других публикациях Збигнев Бжезинский дает советы и наставления американской администрации и побуждает ее проводить целенаправленную геополитику, составленную из механизмов и способов действия, по установлению полного заокеанского контроля над чужими землями и нефтяными богатствами. Представляет свое видение будущей американской геостратегии, определяемой им как “стратегическое управление геополитическими интересами”22.

Вкратце, в книге “Великая шахматная доска” настаивается на:



  • установлении абсолютной американской глобальной власти, которая осуществлялась бы не через “йерархическую пирамиду” управления народов, а через подопечные США мировые организации – межгосударственный военно-политический блок (НАТО), Международный валютный фонд (МВФ), Мировой банк, Международный трибунал (здесь – с. 37, автор не упоминает и о таких закеанских методах порабощения народов, как подкуп и выдвижение местных политиков, засылка “миссионеров” и организация государственных переворотов, в том числе и через “нежные” и “цветные” революции, “оккупация чужих земель”);

  • укрепление американского владычества в Европе через максимальное расширение Европейского союза и включение в него большего числа вассализованных Америкой государств;

  • расширение охвата американской глобальной власти через “кооптацию” (в предводимые США коалиции и союзы) отдельных государств и “геостратегических игроков” (Китая, Индии, Германии, Франции и России) при американских вторжениях в отдельные страны и регионы;

  • укрепление “проамериканских настроений” (с. 116) среди российской политической, хозяйственной и культурной элиты;

  • привязывание России к НАТО и МВФ и превращение ее в американского “пациента” (с. 137);

  • децентрализация российского государства через образование Российской конфедерации, разделенной на “европейскую Россию, Сибирскую республику и Дальневосточную республику” (с. 230), с учетом получения свободного доступа американским компаниям к огромным запасам нефти, газа, древесины, аллюминия, железа, золота и серебра (это “предложение”, наверное, будет отвергнуто большинством россиян со словами “сукин сын”);

  • установление тотального американского контроля над суперконтинентом Евразия (состоящего из континентов Европа и Азия), с использованием услуг европейских государств - Франции, Германии, Польши и Украины (интегрированных в проамериканское сателитное “ядро”), а также и Израиля и Турции;

  • утверждение американского господства на т.н. Евразийских Балканах (Казахстан, Киргизстан, Таджикистан, Узбекистан, Туркменистан, Азербайджан, Армения, Грузия и Афганистан), где находится около 70 % мировых ресурсов нефти;

  • присоединение (к 2010 г.) Украины к НАТО, так как украинская страна, Азербайджан, Южная Корея, Турция и Иран являются, по его мнению, “ключевыми геополитическими зонами”, т.е имеют подходящее месторасположение, откуда закеанские хозяева могут достичь глобального господства.

В своей книге “Выбор: мировое господство или глобальное лидерство” Бжезинский высказывает позицию, что Америка может продлить свое господство в мире, властвуя с помощью других государств (“младших партнеров”) и исполняя роль глобального лидера. Он выступает за “постепенную и контролируемую передачу” незначительной части американской мировой власти избранным национальным государствам и “стратегическим игрокам”, которые бы вместе с США сформировали “глобальное сообщество, сплоченное общими интересами” (с. 14). По его мнению, “на этом историческом этапе” формирование мирового правительства “не является практически достижимой целью” (с. 251). Возможной, но противоречащей американским интересам, является инициатива установить “глобальную диктатуру Соединенных штатов” (с. 252). Для США выгоднее следовать политике “глобального лидерства”, сохраняя свою военную доминацию над Европой (ЕС). До недавнего времени (а почему и не сейчас) Европа являлась “де факто американским протекторатом” (с. 110).

Обосновывая эти империалистические, олигархические и неосионистские идеи, Збигнев Бжезинский искажает истину о коммунизме, Советском союзе и Чечне, где, по его мнению, Россия проводит “геноцид” (“Изборът”, с. 89). Внушает пренебрежительное отношение и ненависть к российскому народу и его руководителям. Голословно утверждает, что современное российское государство “слишком слабое”, а как геостратегический игрок является “силой среднего калибра” (там же, с. 111). Советует не рассматривать российское государство в качестве “реального глобального партнера” США.

Бжезинский пытается прикрыть злодеяния американской и российской олигархии в России, сваливая вину за случившиеся после 1990 г. на ее территории трагические события и явления (разрушение советского государства, приватизация, массовое обеднение населения, демографический срыв) на “семьдесят пять лет коммунистическойвласти (“Голямата шахматна дъска”, с. 105). В своей книге “Выбор” (с. 43) он заведомо вводит общественость в заблуждение, утверждая, что сказанная его соотечественником Исусом Христом фраза “кто не со Мной, тот против Меня”23 принадлежит коммунистическому лидеру и создателю (после 1917 г.) могучего советского государства В. И. Ленину

В поддержку геополитического тезиса о том, что тот, “кто контролирует Евразию, осуществляет контроль над всем миром” (“Голямата шахматна дъска, с. 8), сей автор некорректно интерпретирует проводившиеся в 1940 г. переговоры между нацистской Германией и Советским союзом. Необоснованно утверждает, что во время этих переговоров нацистский фюрер Адольф Гитлер и советский руководитель Йосиф Сталин достигли договоренности поделить Евразию. Заодно силится поставить знак равенства между фашистской геополитикой, направленной на военный захват нового “жизненного пространства”, и геополитикой советского государства, которая руководствуется принципами интернационализма и взаимной помощи между народами. В негативном свете представляет не только идеолога и практического исполнителя политики истребления еврейской расы Адольфа Гитлера, но и его победителя Йосифа Сталина, который в качестве главнокомандующего Красной армии помог спасению миллионов евреев (в том числе и десятков тысяч еврейских семей, живущих в Болгарии).

Осенью 1940 г. Гитлер выступил с приглашением к Советскому союзу о присоединении к военному пакту между Германией, Японией и Италией. Он предложил четырем государствам распределить сферы влияния в мире. В представленном германским министром иностранных дел Риббентропом проекте протокола заявлялось, что “основные территориальные интересы” Германии “лежат в Центральной Африке”24 (а не в Азии, как утверждает Збигнев Бжезинский). Тогда Япония претендовала на Восточную Азию к югу от Японской империи, а Италия – на Северную и Северовосточную Африку. Германский фюрер обещал Советскому союзу выход к Индийскому океану и Персидскому заливу через завладение Западного Ирана и эксплуатируемых англичанами нефтяных промыслов. В связи с этим в ноябре 1940 г. советский министр иностранных дел Вячеслав Молотов посетил Берлин, где во время встречи с Адольфом Гитлером выразил протест против германской оккупации соседних с Россией стран – Румынии и Финляндии. После возвращения Молотова в Москву состоялось заседание Политбюро советской коммунистической партии, на котором Сталин сделал высказывание, опровергающее утверждения Збигнева Бжезинского. В этом высказывании отмечено, что берлинская встреча Молотова рассматривалась как “реальная возможность прощупать позицию германского правительства”. На ней стало ясно, что, “несмотря на демагогические заявления” Гитлера по поводу неущемления “глобальных интересов” Советского союза, “на деле ведется подготовка к нападению на нашу страну”. Далее Сталин сказал, что “главным принципом” политики Гитлера является “вероломство”. Он напомнил, что Гитлер оккупировал ряд стран (Австрию, Польшу, Чехословакию, Бельгию и Голландию), с которыми был связан мирными договорами. Затем, предвидя следующие ходы Гитлера, Сталин добавил: “Такую же участь готовит Гитлер и договору с нами. Заключив договор о ненападении с Германией, мы уже выиграли больше года для подготовки к решительной и смертельной борьбе с гитлеризмом”. (До 1939 г., когда по тактическим соображениям был подписан данный договор, долгое время английское и французское правительства отклоняли советское предложение заключить соглашение о взаимопомощи и, по словам Сталина, предпочитали “натравливать Германию на СССР”).

В указанных документах и стенографических записях ничего не говорится о Евразии и Америке. При всем этом Збигнев Бжезинский написал (с. 8), что “два претендента на мировое господство – Адольф Гитлер и Иосиф Сталин”, заключили “недвусмысленное соглашение”, согласно которому “Америка должна быть удалена из Евразии” (Вряд ли нужно было заключать подобное соглашение, при положении, что до Второй мировой войны Америка была невхожа в Европу).

Видимо, Збигнев Бжезинский не знаком с Ленинским “законом о неравномерном развитии капиталистических государств” и делает неправильный вывод, что возможный конец нынешней американской гегемонии “не приведет к восстановлению мультиполярности” глобального общества. Он пишет, что не “появится другой безусловный гегемон, который вытеснит Соединенные штаты, обладая таким же политическим, военным, экономическим, технологическим и социокультурым мировым превосходством” (“Изборът”, с. 15).

Все же автор учитывает то обстоятельство, что число ядерных государств увеличивается, и не исключает возможности, что в определенный момент сбудутся апокалиптические пророчества его соотечественника – “любимого” Исусова ученика Иоанна.

В “Откровениях Иоанна” было пророчено, что Римская империя будет побеждена и уничтожена, а воюющие на ее стороне – перебиты (“лжепророк” будет схвачен и брошен “ в озеро огненное, горящее серою” (гл. 19: 20). Ко всеобщему удовлетворению после появления упомянутых книг немногие из содержащихся в них прогнозов сбываются. С каждым прошедшим днем слабеет глобальная власть суперсильного американского государства – империи.

Облаченные почти абсолютной глобальной властью закеанские олигархи и мафиози систематически начали пускать в обращение производные финансовые инструменты (деривативы). Это различные виды акций, облигации и другие фиктивные финансовые активы, с которыми совершаются спекулятивные сделки, как, например, т.н. “короткие” операции (покупка ценных бумаг на рынке с целью продать их по более высоким ценам). При массовом использовании производных финансовых инструментов возросло число брокерских и дилерских компаний (которые становятся важной частью инвестиционных банков) и резко увеличился объем фиктивных финансовых активов в глобальной экономике. По данным Банка международных расчетов к концу 2007 г. рынок деривативов оценивается почти в 600 триллионов долларов. В 2008 г. финансовых деривативов имелось на сумму около 700 триллионов долларов (банковских - на 600 и биржевых - на 100 триллионов долларов)25, а десять лет назад (1998 г.) имелись только банковские производные инструменты на 100 триллионов долларов. Пущенные в обращение финансовые деривативы в 12 раз превышают годовой (2008 г.) мировой валовой внутренний продукт и в 60 раз - ВВП США. Эти деривативы, возможно, являются тем тротилом, который воспламенил современный глобальный экономический кризис.

Глобальный кризис отличается от прежних также и беспрецедентным размером нанесенного человечеству материального и социального ущерба. Грубый расчет показвает,что только за шесть месецев после взрыва кризиса человечество потеряло десятки триллионов долларов. Потери эти главным образом вызваны снижением темпов экономического роста почти во всех развитых капиталистических государствах (в 2009 г. экономика этих государств “застыла”), списанием финансовых активов, резким спадом товарных и биржевых цен и расходованием государственных денег на “оздоровление” обанкротившихся частных банков.

Как известно, епицентр современного глобального капиталистического кризиса - в кредитной системе США. Этот кризис возник еще в 2007 г., но разразился летом 2008 г., в одной из фаз оборота разросшегося кредитного ипотечного капитала. Подобно урагану, кризис уничтожил десятки могущественных банков и финансовые активы примерно на 1 триллион долларов (по последним данным американского министерства торговли, в том же году валовой внутренний продукт страны составлял 11,7 триллионов долларов26). В результате кризиса до конца 2008 г. в США сокращено почти 3 миллиона рабочих мест. Поданы банковские иски на возврат около 9 миллионов имущественных ипотек (из них возвращены уже 2,3 миллиона ) собственниками, которые не могут обслуживать полученные кредиты. В первые месяцы 2009 г. в США покинуто 250 тыс. жилищ. Их обитатели перебрались жить на улицу или в дешевые гостиницы. Банки забрали жилища и выставили их на перепродажу. Пока находятся покупатели, многие из покинутых жильцами домовт фазите на оборота на разрасналия се кредитен ипотечен капитал. Подобно на ураган кризатаииз освобожденных грабятся и разрушаются мародерами.

В печати и электронных СМИ сообщается, что многие пострадавшие и отчаявшиеся от ипотечного кризиса американцы находят приют в палаточных лагерях. По злой иронии судьбы тысячи из них разбивают палатки и селятся возле города Сакраменто – столицы самого богатого американского штата – Калифорнии (известного также блеском киноиндустрии Голливуда). Лагерь дает кров американцам, которые потеряли работу, дом, сбережения, а, вероятно, и веру в “страну неограниченных возможностей”. Очевидцы рассказывают, что проживающие в лагере американские граждане терпят большие лишения. В палатках нет проточной воды, канализации и элементарных гигиенических условий. До настоящего времени никто из американских государственных деятелей не пришел на помощь палаточникам. Губернатор штата Калифорния – известный актер и культурист Арнольд Шварценегер, пытался уменьшить дефицит бюджета штата, достигший 42 млрд. долларов, в том числе и через редукцию численности государственных служащих и увеличение налогов.

Кризис начался срывом (приблизительно на 80 %) биржевых котировок основных американских ипотечных кредиторов – федеральной ассоциации “Fannie Maе” и федеральной корпорации “Freddie Mac”. Эти кредитные организации предоставили свыше 5 триллионов ипотечных кредитов или половину от составляющего в целом 10 триллионов кредитов ипотечного рынка в стране27 (только в 2008 г. на биржевом рынке стоимость недвижимого имущества снизилась на 3,3 триллиона долларов).

Несколькими днями позже кризис вспыхнул и в инвестиционных банках. Первым рухнул и объявил свое банкротство инвестиционный банк “Lehman Brothers”, а оказавшийся банкротом инвестиционный банк “Bear Stearns” был куплен “JP Morgan Chase”. Этот банк приобрел и значительную часть активов обанкротившегося американского сберегательного банка “Washington Mutual”, который имеет свыше 2300 филиалов и миллионы клиентов. В глубокий кризис впал и один из крупнейших в мире инвестиционных банков - “Merrill Lynch” (который за последние несколько лет незаконно скупил в Болгарии десятки тысяч гектаров сельскохозяйственных земель). Этот банк куплен “Bank of America” за 50 млрд. долларов. Оставшиеся два гигантских инвестиционных банка - “Morgan Stanly” и “Goldman Sachs” были преобразованы из инвестиционных в обыкновенные торговые банки с правом осуществлять и депозитные операции.

После кризиса 1929–1933 гг. в США законом было запрещено инвестиционным банкам совершать депозитные и другие, присущие торговым банкам, операции. В конце (1999 г.) прошлого века, когда устанавилось полное мировое господство финансовой олигархии, в американском государстве снова был проведен закон, позволяющий инвестиционным банкам рисковать, совмещая инвестиционную деятельность с торговой.

Кредитный кризис раскрыл накопившиеся проблемы, связанные с ликвидностью американских банков. Много дней подряд миллионы вкладчиков в панике выстраивались в очереди перед банками, чтобы снять свои банковские вклады (как, например, перед ипотечным банком “Indy Mac”). В суматохе много банков потребовали у хедж-фондов досрочно вернуть им взятые взаймы деньги. Стоимость активов этих фондов снизилась на 1,5 триллиона долларов.

В начале 2009 г. цены на акции крупных американских банков “Citigroup” и “Bank of America” упали наполовину. По мнению преподавателя Университета Нью-Йорка Нуриела Рубини, проблемы этих банков являются доказательством того, что американская финансовая система “обанкротилась”28.

В марте 2009 г. правительство США согласилось заменить преференциальные акции банка “Citigroup” на обыкновенные на общую стоимость 25 млрд. долларов, но само оно решило держать только 30–40 % акций этого банка.

Кредитный кризис охватил и сферу страхования. Более чем на 70 % упала цена акций самой большой американской страховой компании “American International Group” – AIG (той самой, которая купила у американского еврейского фонда “Адвент” Болгарскую телекоммуникационную компанию). Эта страховая компания была спасена американским правительством через предоставление кредитов на сотни миллиардов долларов, на которые были скуплены 80 % ее плохих активов. Это не означает, что страховая компания “национализирована”, стала государственной и преобразована в общенародную собственость. Такие акты абсурдны в американском олигархическом государстве. Здесь вливание бюджетных денег в частные банки и корпорации делается с единственной целью избежать их ликвидации, сохранить общественное господство финансовых аристократов и олигархов, разорившихся из-за чрезмерной алчности и разгула, и укрепить олигархическую государственную власть. В замен на миллиарды долларов, которые американское правительство предоставляет частным банкам, государство не получает даже доли их собственности. Некоторые из банков, получивших правительственные финансовые инъекции, только лишь обязуются ежемесячно предоставлять отчеты о кредитной активности в Министерство финансов, изменить свою мениджерскую структуру, временно установить потолок зарплат банкиров (500 тыс. долларов в год) и прекратить выдачу бонусов, достигающих миллионы долларов.

В середине марта 2009 г. раскрывается, что в страховой компании AIG (Ей Ай Джи) отпущено (в виде премий) сотрудникам 225 млн. долларов (из предоставленных ей около 200 млрд. долларов государственных “антикризисных денег”). Этот факт также подтверждает тезис о том, что глобальный капиталистический кризис может быть преодолен прежде всего путем глубоких социальных преобразований, направленных на формирование социалистических общественных отношений, соответствующих современному уровню развития производительных сил.

Бросается в глаза то, что множество обанкротившихся американских банков, корпораций и финансовых фондов спасаются от ликвидации выборочно – с кредитами, по советам и указаниям шефов ФРС (в 2009 г. в основном по причине растущего числа необслуживаемых кредитов оставлены обанкротиться более 1000 банков из всех свыше 8000 в США). После этого Федеральный резерв кладет лапу на уцелевшие финансовые формирования. Маловероятно, что в ближайшем будущем будет проведена серьезная реформа существующей американской финансовой системы. Назначенное новым президентом США Бараком Обамой руководство американского министерства финансов объявило, что “планирует сохранить финансовую систему, которой владеет и управляет частный сектор”.

Кредитный кризис в США наносит огромный ущерб и в производстве. В большинстве индустриальных предприятий скапливаются непроданные товары и ограничивается спрос на промышленное сырье и материалы (медь, свинец, цинк), цены на которые в период кризиса падают значительно ниже их реальной себестоимости. Многие предприятия закрываются и сокращают рабочие места (только в “черный понедельник” – 26 январи 2009 г. в ряде известных всему миру американских промышленных компаний, таких, как “Пфайзер” – производитель лекарств и “Катерпилар” – производитель строительных машин, уволены с работы свыше 71 тыс. человек). Такие последствия кризиса наблюдаются в основном в автомобилестроении и самолетостроении, в мебельной индустрии, в производстве техники для дома, в металлургии. В конце 2008 г. в торговых компаниях по продаже автомобилей с марками концернов “Дженерал моторс” и “Крайслер” остались непроданными много автомобилей и был нарушен ритм производства во всей отрасли в США. Иссяк приток денег в гигантские автомобильные концерны, большая часть их предприятий были закрыты, и десятки тысяч работников уволены. Для спасения концернов от банкротства американское правительство выделило помощь в размере нескольких десятков миллиардов штатских долларов.

Кризис, разразившийся в фазе трансформации автомобилей в деньги, является формой денежного кризиса, который распространяется в рамках вышеупомянутых концернов. Так как их управляющие не располагают денежными ресурсами для выплаты долгов по сделкам, заключенным с фирмами – доставщиками сырья и материалов и с подисполнителями, денежный кризис перерастает в общий кризис для отрасли. Указанные фирмы и подисполнители – производители товаров впадают в состояние неплатежеспособности и прекращают свою деятельность, даже не имея перепроизводства.

В начале 2009 г. автомобильный концерн “General motors” уволил 47 тыс. своих рабочих и служащих, но только в фабриках, которые расположены на территории европейских, азиатских и других государств.

Управляющие этого концерна просят у германского правительства несколько миллиардов евро для спасения от банкротства американской дочерней фирмы “Opel”, расположенной на германской территории. В этой фирме работают свыше 26 тысяч немцев. Члены германского правительства выражают согласие на предоставление требуемых денег, но при условии, что компания “Opel” будет отделена от американского собственника (это не мешает немецким миссионерам и шефам фондов у нас проповедовать тезис, согласно которому якобы не имеет значения, кому в государстве принадлежит собственность на средства производства). В интересах немецких граждан было бы их правительству скупить за бесценок акции и патенты утвердившейся в мире компании “Opel” и способствовать ее самостоятельному развитию как государственного предприятия.

В первом тримесячии 2009 г. в США безработных насчитывалось около 13 млн. человек, а безработица превысила 8 %. Таким уровень безработицы в стране был, когда началась “Великая депрессия” (1929–1933 гг.), но позже он перевалил за 20 % трудоспособного населения.

Увольнения проводятся и в федеральной администрации США. В начале 2009 г. только в Нью-Йорке уволено свыше 23 тыс. учителей, полицейских в униформе и в штатском, пожарных и других служащих. Между тем увеличивается размер целого ряда налогов и вводятся налоги на необлагаемые до этого товары и услуги. Бремя кризиса снова обрушивается на трудящихся.

Так как американская кредитная система тесно связана с банками других государств, кризис получает глобальный характер. Объявлены банкротство или проблемы, связанные с ликвидностью таких банков, как бельгийская “Fortеs”, “Northern rock”, “Royal Bank of Scotland” в Англии (где за несколько месяцев потеряли работу свыше 30 тыс. брокеров недвижимой собственности). В Ирландии также обанкротились банки и связанные с американскими фирмами предприятия по производству информационной и другой техники. Впавшие в несостоятельность частные банки рекапитализованы государством в обмен на 75 % от права голоса (с банкротством ирландской экономики и в нашей стране прекратились призывы к механическому переносу опыта т.н. “кельтского экономического тигра” и к еще более тесным финансовым и производственным связям с США). Банки обанкротились и в Исландии, Бенелюксе, Германии и других странах.

В большинстве государств цены предлагаемых на биржах (Лондон, Франкфурт) акций падают на 60–70 %. Многие олигархи-миллиардеры потеряли свое личное богатство. Олигархи из России, Украины, Индии и Ирландии потеряли свыше 200 млрд. долларов. В конце 2008 г. в Венгрии, на Украине, в Сербии, Исландии и Латвии не хватало финансовых ресурсов для балансирования государственных бюджетов. Их правительства берут миллиардные заемы от МВФ, получившего прозвище “государственный экзекутор”.

По сообщениям в печати, в 2008 г. индустриальное производство в Европе сворачивается “ужасающе”. Относительно 2007 г. в Испании оно уменьшилось более чем на 15 %, в Германии – 10 %, во Франции – 9 %, в Англии– более 7 % 29.

Сильный спад индустриального производства наблюдается и в большинстве стран Центральной и Восточной Европы. Например, в период с февраля 2008 г. по февраль 2009 г. в Болгарии оно упало на 19 %, в Чехии и Словакии – 17 %, а в Венгрии – 12 %. Много строительных компаний остаются без заказов на строительство объектов и впадают в состояние неплатежеспособности. Стремительно падают цены на строительные материалы (в т.ч. на цемент), и их производители банкротируют (например, основанная още в 19 веке германская транснациональная компания “Хайдельберг цемент”, владелец которой задолжал банкам несколько миллиардов евро и недавна покончил жизнь самоубийством).

В 2009 г. глобальный капиталистический экономический кризис разразился с еще большей силой, и продолжается тенденция снижения производства в экономиках крупных европейских государств (Англии, Германии, Франции). Например, в Англии ожидается банкротство 36 тыс. британских компаний (в 2008 г. обанкротились около 23 тыс. английских компаний).

Свертывание производства и строительства сопровождается массовым сокращением рабочих мест (на германском автомобильном заводе “Фольксваген” в Вольсбурге большинство рабочих отправлены в принудительный неоплачиваемый отпуск). По данным печати, в настоящее время в Испании число безработных превышает 5 млн. человек и продолжается сокращение рабочих мест (главным образом в строительстве и услугах).

Кризис гибелен и для большинства развивающихся стран (Замбии, Ганы, Нигерии), основные валютные поступления которых зависят от вывоза сырья. Во время глобального кризиса уменьшается спрос на сырье, а цены на него на международных рынках резко падают.


<< предыдущая страница   следующая страница >>