Капиталистический кризис - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Капиталистический кризис - страница №1/4



Проф. д.эк.н. Ангел Димов


ГЛОБАЛЬНЬІЙ

КАПИТАЛИСТИЧЕСКИЙ КРИЗИС

Болгарский аграрный союз

София, 2010

© Ангел Димов, 2009

© Издательство Българского аграрного союза,, 2010

Проф. д.ик.н. Ангел димов
глобалЬныЙ капиталистическИЙ КРИЗИС
Рецензенты

Доц. д-р Владимир Царевски

Доц. д-р Нено Димов

Художественное оформление

Любомир Филипов

Редактор


Пепа Младенова

Превод


Николай Сивков

Усл. печ. л. 9

Формат – 16 / 60 х 84
Подготовка и печать

Академическое издательство Аграрного университета

Пловдив, 2010

ISBN 978-954-91701-6-0

Содержание


Введение ...............................................................

I. О сущности капиталистического кризиса ..

II. Формы капиталистического кризиса .............

III. О глобальном капиталистическом кризисе ..........

IV. Антикризисная политика в крупных

государствах ............................................................

V. Возникновение глобального капиталистического

кризиса в Болгарии ..............................................

VI. О болгарской антикризисной политике .........

Заключение ............................................................

Литература ..............................................................


5

11

29



43
71
89

115


137

154



Введение
Летом 2008 г. в США вспыхнул тлевший несколько десятилетий капиталистический кредитный кризис. Взрыв этот был вызван резким подорожанием ипотечных кредитов, которые десятки миллионов американцев взяли на покупку жилья. При ухудшившихся условиях процентных ставок и других условиях кредитования на кредитном рынке должники не располагают достаточными денежными средствами, чтобы вернуть полученные жилищные ссуды. Искусственно созданные кредитные институции (инвестиционные банки и фонды, страховые компании и т.д.) попадают в состояние банкротства.

Американский капиталистический кредитный кризис быстро распространяется в промышленности и в других экономических отраслях и производствах. Охватывает экономику стран, связанных с Северной Америкой, (Япония, Англия, Германия, Франция и др.) и принимает всеобщий экономический и глобальный характер. Наносит небывалый ущерб народам и особенно трудящимся. По данным Азиатского банка развития, за первые несколько месяцев кризиса с финансовых рынков США и других развитых капиталистических стран исчезли активы на 50 триллионов долларов (при ежегодно получаемом в мире валовом внутреннем продукте приблизительно в 60 триллионов долларов). Закрыты десятки миллионов рабочих мест, а из неоплаченного ипотекированного жилья на улицу выброшены миллионы семей.

Сразу после вспышки глобального капиталистического кризиса в отдельных государствах намечаются и реализуются правительственные “антикризисные меры”, большая часть которых направлена на восстановление и усиление эксплуататорской силы капитала (современный глобальный капиталистический кризис так же является взрывом, крахом капитала – приносящих доход зданий, орудий труда, сырья, денег, ценных бумаг). Берутся у налогоплательщиков деньги, которые потом вливаются в обанкротившиеся частные банки, страховые и другие финансовые компании. Проведением денежной (монетарной) и бюджетной (фискальной) антикризисной политики государственная финансовая помощь оказывается и обанкротившимся частным индустриальным фирмам, и акционерным обществам (рудодобывающим, металлодобывающим, автомобилестроительным, самолетостроительным и др.). Кризисное бедствие используется вызвавшими его финансовой буржуазией и олигархией для укрепления своего господствующего положения в обществе.

При глобальном капиталистическом экономическом кризисе, т.е. при крахе капитала, снова самыми пострадавшими и потерпевшими оказываются обыкновенные люди. Миллиарды из них остаются без работы и без источников доходов и ведут жалкое существовование в ожидании наступления фазы оживления хозяйства, которое откроет возможности улучшения их разрушенной кризисом жизни.

По отношению к этим жертвам капитализма буржуазные правительства проявляют притворную озабоченность. Составляются программы по возмещению убытков при безработице (в размере нескольких минимальных месячных зарплат), по переквалификации части безработных, по субсидированной, но крайне низкооплачиваемой занятости в общественных работах (очистка улиц, обслуживание престарелых и больных людей и др.).

Нынешнее бедственное состояние мирового капитала неверно обозначается понятием “финансовый кризис”. Так маскируется капиталистический характер этого кризиса и внушается, что его появление обязано чрезмерной алчности некоторых собственников банков и бирж и неразберихе в существующей глобализованной банковской системе. Формируется мнение, что для выхода из данного кризиса достаточно сделать небольшие, косметические перемены в некоторых попавших в затруднительное положение банках и страховых компаниях и предоставить им деньги из бюджета государства.

В связи с глобальным капиталистическим экономическим кризисом организуются встречи (в конце 2008 г. и в апреле 2009 г. в Лондоне) руководителей двадцати крупнейших государств (включая Китай, Индию и Бразилию), доля которых в мировой экономике составляет около 90 %. Обмениваются мнения для принятия согласованной антикризисной стратегии, направленной главным образом на:


  • реформу глобальных финансовых ин-ституций;

  • осуществление международного надзора над финансовыми рынками;

  • введение более строгих правил и прозрачности в финансовом секторе (включая отмену банковской тайны в Швейцарии, Лихтенштейне, Люксембурге, Австрии и других государствах);

  • регуляция денежных и кредитных отношений, в т.ч. и частных смешанных (хедж) акционерных фондов;

  • меры, направленные против свободных от налогов зон, так называемых “налоговых оазисов”.

На этих встречах в верхах были выражены различные интересы и позиции представителей США и ряда крупных европейских государств (Германии и Франции).

Американская сторона, банки и валютные ресурсы которой доминируют в мире, настаивает на том, чтобы поставить в центре глобальной антикризисной политики “фискальные пакеты”, т.е. вливать государственные деньги в частные финансовые институции с целью стимулировать кредитование.

По мнению европейских лидеров, сразу после вспышки глобального кризиса государства понесли достаточно расходов для финансового оздоровления доведенных до банкротства частных банков, и в дальнейшем следует усилить контроль над ними. В национальном и глобальном масштабе необходимо переходить к “регуляции финансовых рынков”, чтобы разблокировать доступ реальной экономики к свежим деньгам.

Такие советы даются и в почти ежедневно появляющихся научных и научно-популярных публикациях, посвященных “глобальному финансовому кризису”. В них предлагаются палиативные бюджетные и другие меры по спасению наемных работников от кризисного бедствия. Споры идут главным образом вокруг того, какие экономические инструменты (проценты, налоги, государственные инвестиции и субсидии и т.д.) необходимо использовать для скорейшего возобновления и нормализации застоявшегося оборота капитала. Высказываются и утопические суждения, что с такими инструментами и подходами капиталистические кризисы и “депресссии” могут не только преодолеваться, но и “предотвращаться”.

Абсурдно считать, что народы могут избавиться от разорительных кредитных, торговых, производственных и всеобщих кризисов в рамках существующего капиталистического общественного строя, особенно в тех буржуазных государствах, где частные банки исполняют функции центральных банковских институтов и своими деньгами могут закулисно осуществлять верховную государственную власть.

Целью настоящей книги является представить научно обоснованный социалистический взгляд на противодействие глобальному капиталистическому экономическому кризису и одновременно с этим указать путь к построению солидарного и справедливого общества, в котором была бы устранена бедность - одна из главных причин возникновения различных форм капиталистического кризиса.

Тезис состоит в том, что для скорейшего преодоления современного глобального капиталистического кризиса необходимо в каждой отдельно взятой стране провести глубокие социально-экономические преобразования, направленные на формирование социалистического государственного и общественного строя.

Необходимо ускорить процесс перехода от однополюсного общества к многополюсному глобальному обществу и создать условия для того, чтобы поставить местные и мировые финансовые институты под контроль власти соответствующих государственных и межгосударственных организаций.

В книге изложены социалистические идеи по выходу из беспрецедентного глобального капиталистического экономического кризиса. Указаны пути и средства реформы нынешней архитектуры мировой финансовой системы.

Систематизированы обоснованные Карлом Марксом выводы и положения по отдельным формам капиталистического экономического кризиса. Большинство из них сформулированы им при исследовании конкретных общественных событий и явлений (экономических, классовых, политических) и содержатся в различных его сочинениях, но при их упорядочении вырисовывется целостное мировоззрение относительно устранения опустошительного цикличного капиталистического кризиса.

Раскрыта сущность капиталистического кризиса и выделены ее основные формы. Представлены марксистско-ленинская, кейнсианская и другие антикризисные теории и практики.

Обстоятельно рассмотрены особенности современного глобального капиталистического экономического кризиса. Указаны материальные убытки, которые наносит это небывалое по своему охвату и глубине общественное бедствие.

Сформулированы взгляды на антикризисные меры и действия, предпринятые в США и в других крупных государствах. Обоснована необходимость преструктурирования собственности в банковском, страховом и в производственном секторах этих государств и выделены направления реформирования действующих ныне мировых организаций – International Monetary Fund/Международого валютного фонда (МВФ) и International Bank for Reconstruction and Development/ Международного банка реконструкции и развития (Мировой банк).

Рассмотрены последствия глобального капиталистического кризиса и в Республике Болгария.

Доказывается необходимость перехода на болгарский путь общественного развития, при котором в согласии с существующими международными реалиями осуществлялась бы политика, полезная для всего народа.

Книга предназначена для обыкновенных читателей, в том числе для молодежи. Она может быть полезна и для ученых, преподавателей, хозяйственных руководителей, государственных деятелей и политиков.



I. О сущности капиталистического кризиса
Капиталистический экономический кризис является бедственным состоянием общественного производства. Она характеризуется периодическими нарушениями в процессе капиталистического воспроизводства (производства и обращения товаров и денег). В этом процессе кризисы возникают главным образом в фазе товарного и денежного обращения.

В зависимости от формы и охвата кризисов их общественными последствиями являются:



  • разорение и банкротство банков, производ-ственных, торговых и обслуживающих компаний;

  • колоссальные потери производительного и денежного капитала;

  • спад экономического роста;

  • массовая безработица и бедность;

  • нищета и голод миллионов людей.

Капиталистический экономический кризис свойствен, внутренне присущ капитализму как социально-экономическому строю. Окончательное его устранение предполагает смену этого строя и построение общества, в котором планомерно и целенаправленно будут сочетаться материальные и духовные интересы каждого отдельного индивида и социальных групп.

Многие ученые-экономисты писали о характере капиталистических товарно-денежных отношениях, о заложенных в них противоречиях и возможностях возникновения кризиса.

Пока что наиболее обоснованными с научной точки зрения остаются исследования классиков научного социализма и руководителей мирового рабочего класса – Карла Маркса, Фридриха Энгельса и Владимира Ильича Ленина.

В ряде их исследований реальных общественных отношений раскрыты главные тенденции в развитии капиталистического (основанного на частной собственности и наемном труде) товарного производства1. Доказано, что в капиталистическом обществе, где господствует буржуазный эксплуататорский класс, кризисы неизбежны.

Это оригинально и убедительно сделано в трудах Карла Маркса, признанного (по данным опроса общественного мнения английской медийной компании BBC) величайшим мыслителем второго тысячелетия. В них раскрыта сущность, структура и движение капитала и указаны направления развития капиталистических общественных отношений.

Проделан обстоятельный анализ товара (элементарная форма богатства в капиталистическом обществе), и доказано, что он является благом, продуктом, предназначенным для продажи на рынке. Товар состоит из воплощенного конкретного человеческого труда, т.е. потребительной стоимости, и стоимости – “овеществленного, материализованного абстрактно человеческого труда”2.

Обмен товаров на рынке производится по их стоимости. Обычно величина стоимости каждого товара определяется общественно необходимым для его производства трудом, который измеряется продолжительностью и интенсивностью работы по часам и дням.

Владельцы капитала (денег, средств производства) нанимают на работу работников, которые продают свою рабочую силу как товар. Стоимость товара „рабочая сила” определяется рабочим временем, необходимым для ее восстановления и воспроизводства, т.е. временем, необходимым для производства нужных для существования отдельного работника продуктов (пищи, одежды, обуви и других товаров).

Рабочая сила, которая участвует в производственном процессе, может воспроизводить не только “эквивалент” своей стоимости, но и “перевес сверх него”, называемый “добавочной стоимостью”, которая обычно присваивается собственниками капиталов (т. XXIII, с. 221). Чтобы присвоить больше добавочной стоимости (добавочного продукта) и накопить как можно больше богатства, владельцы капиталов безжалостно и жестоко эксплуатируют наемных работников, удлинняя рабочее время, перегружая их работой, лишая социальных выплат, используя менее оплачиваемый детский труд и т.д.

Капитал – это овеществленный (в товарах и деньгах) прошлый человеческий труд. Постоянная его часть (машины и сооружения) участвует в производственном процессе, не создавая новую стоимость (стоимость постоянного капитала переносится по частям на новопроизведенный продукт). Стоимость капитала увеличавается через высасывание максимального количества добавочного продукта от наемной живой рабочей силы. „Капитал – это мертвый труд, который, как вампир, оживает лишь тогда, когда всасывает живой труд и живет тем полнее, чем больше живого труда он поглощает.” (т. XXIII, с. 245).

В конкурентных условиях капиталистического способа производства эффективность капитала и использования наемного труда доводится до крайнего предела и достигается бурное развитие общественных производительных сил.

Это развитие направлено не на достижение общенародного благоденствия, а на увеличение богатства собственников капитала.

В капиталистическом буржуазном обществе товары производятся в основном классом наемных работников, называемых пролетарием. Этот класс и по сей день самая многочисленная часть общества в большинстве стран. Его представители лишены собственности на основные средства производства (орудия и предметы труда), и, чтобы жить, вынуждены продавать свой единственный товар – свою рабочую силу. Большая часть продукта труда наемных работников присваивается различными фракциями класса буржуазии (банкирами, промышленниками и торговцами), а также и аристократами и крупными землевладельцами, которые наживаются, занимаясь ростовщичеством или отдавая в наем часть своего многочисленного имущества и земли.

В последнее время у нас распространяются несостоятельные утверждения американских авторов (Даниела Бела, Питера Дракера и др.), согласно которым с развитием информационной техники и изменением характера человеческого труда формируется “посткапиталистическое”, “информационное общество” или “общество знания”, в котором пролетариат исчезает как класс. Формируется якобы некий “средний класс” “профессионалов”, т.е. компютерных и других специалистов3.

Такими пошлыми сочинениями читателям внушается, что в капиталистическом “информационном обществе” чуть ли не все классы богаты и дружны (даже и за пределами заокеанской империи), имеют одинаковые интересы и уже не будут более одни господствовать другими.

Отрицается политико-экономическое учение Карла Маркса и особенно его имеющая непреходящее значение теория классовой борьбы, которая является средоточием всего его творчества.

Теория классовой борьбы Маркса, по словам В.И.Ленина, стала “руководящей нитью, позволяющей открыть закономерности в общественном развитии”4. Эта теория раскрывает, что история человечества после первобытно-общинного строя представляет собой ряд столкновений между антагонистическими классами: рабовладельцами и рабами; феодалами и крепостными крестьянами; капиталистами и пролетариатом; финансовыми олигархами и трудящимися.

Может быть, необходимо напомнить, что, согласно К. Марксу, под “пролетарием” в экономическом смысле понимается только наемный работник, который производит и увеличивает “капитал” и которого выбрасывают на улицу, как только он становится излишним для потребностей возрастания стоимости “господина Капитала” (т. XXIII, с. 623). Это определение понятия “пролетарий” полностью подтверждается и при современном экономическом кризисе в США, где, по данным печати,5 лишь за последние четыре месяца 2008 г. были уволены около 2 млн. человек, в т.ч. высококвалифицированные банковские и другие чиновники и работники.

Анализ капиталистического, т.е. основанного на частном капитале и наемном труде, товарного производства, проделанный К. Марксом, раскрывает потенциальные возможности возникновения кризисов. Такие возможности открылись после ХVІІІ века, с развитием машинной индустрии и с разделением процесса капиталистического воспроизводства на стадии, фазы – производство и обращение (товарное и денежное). Эти фазы обособляются, получают самостоятельное развитие и противостоят друг другу.

При этом через определенные периоды в едином, но раздробленном воспроизводственном процессе возникают диспропорции и дисбаланс, восстановление и гармонизация которых осуществляется “насильственно”, в виде кризиса. Если появляется дисгармония в одной из фаз, то она охватывает весь воспроизводственный процесс. Вспыхивает определенная форма кризиса, и таким образом, по словам В.И. Ленина, восстанавливается “нарушенное равновесие” (цит.соч. т. XXVI, с. 353). Кризис - это насильственное восстановление единства отдельных фаз процесса капиталистического воспроизводства. В то же время он является и насильственным превращением этих фаз в самостоятельные “моменты, которые по существу составляют нечто единое”6.



Первая возможность для возникновения кризиса в процессе капиталистического воспроизводства открывается тогда, когда начинает происходить массовая метаморфоза (товар-деньги-товар) товаров (т. XXIII, с. 149). Это происходит по причине того факта, что превращение товара в деньги является необходимым условием для существования товарного производства. Деньги имеют свойства и функции (мерило стоимости, средство обращения, платежное средство, средство накопления), которые позволяют отсрочить их обратное превращение в товар. Если большие количества данного товара остаются непроданными, то, по словам К. Маркса, “кризис налицо” (“Капиталът”, т. IV, ч. ІІ, с. 551). По своей сущности это денежный кризис, который возникает в определенный момент производственного и торгового кризиса (товарная метаморфоза прерывается из-за нехватки денег). Этот кризис “следует отличать от особого вида кризиса, который также называется денежным кризисом, но может возникнуть самостоятельно” (т. XXIII, с. 149).

Денежный кризис, который является особой фазой всякого общего производственного и торгового кризиса, возникает и по причине противоречия, содержащегося в функции денег как платежного средства. С одной стороны, при выравнивании платежей деньги функционируют мысленно как счетные деньги, а с другой, когда дело доходит до реальных платежей, деньги действуют как “абсолютный товар”, обменная стоимость, измеряемая количеством воплощенного в нем абстрактного человеческого труда.

До сформирования капиталистических отношений, т.е. при рабовладельческом и феодальном общественном строе, существовало простое денежное обращение, но оно не порождало кризисы. В докапиталистических обществах имело место потребление в основном продуктовых, художественных, религиозных и других товаров при примитивном развитии производительных сил и ограниченном общественном производстве.

Функция денег как платежного средства открывает возможность для кризиса (первый общий капиталистический кризис возник в 1825 г. в Англии и в других индустриально развитых государствах – т. XIX, с. 223). Эта возможность становится реальностью, главным образом потому что денежный капитал движется и превращается в стихийное по своему характеру частное капиталистическое производство.



Возможностью для кризиса является и “сама формальная метаморфоза капитала, отделение друг от друга покупки и продажи во времени и пространстве”.

Это отделение само по себе не является “причиной кризиса”, а представляет собой “наиболее общую форму кризиса, т.е. сам кризис в его наиболее общем выражении” (“Капиталът”, т. IV, ч. ІІ, с. 558). При сложившихся таким образом хозяйственных отношениях общественное производство развивается и увеличивается стихийно и в отрыве от ограниченной покупательной способности широких народных масс. Оно растет горазда быстрее, чем расширяется мировой рынок (в том числе и путем порабощения народов и захвата чужих земель). В нем периодически возникает какая-либо производственная диспропорция, которая обычно выступает в виде частичного кризиса. Этот кризис охватывает отдельные отрасли, где товаров оказывается произведено намного больше в сравнении с платежеспособным спросом на них. Под влиянием конкуренции (борьбы между капиталистами за прибыль) усиливается миграция капиталов из одних отраслей в другие. Происходит насильственное выравнивание капитала, что “заключает в себе кризис” ( “Капиталът”, т. IV, ч. ІІ, с. 565).

Практика давно доказала, что конкуренция и стихийные рыночные силы не способны обеспечить балансированное и гармоничное развитие капиталистического способа производства и преодолеть внутренне присущие ему антагонистические противоречия. Постоянный капитал (здания, машины, материалы) по отношению к переменному капиталу (рабочая сила) растет (абсолютно и относительно) и приводит, соответственно, к снижению нормы прибыли. В противовес этой негативной для капиталистов тенденции ищутся способы увеличения общей прибыли через концентрацию и централизацию капитала (в настоящее время снижающаяся норма прибыли в итальянских, испанских, греческих и других европейских авиакомпаниях является мотивом для их возможного слияния или продажи английским, германским и другим компаниям гражданской авиации). Таким образом в капиталистическом обществе продолжают обостряться его главные противоречия между: частным капиталом и эксплуатируемой и истощаемой им рабочей силой; общественным, коллективным характером машинного производства и частным, одноличным присвоением произведенных продуктов; направленным на максимальную прибыль производством и прозябающим в бедноте и нищете массовым покупателем и потребителем.

Выходом из конфликта между противостоящими факторами капиталистического производства периодически становятся кризисы. Эти кризисы всегда “только временное насильственное разрешение существующих противоречий, насильственные взрывы, которые на мгновение восстанавливают нарушенное равновесие” (т. XXV, ч. I, с. 268).



Основной причиной всех действительных кризисов остается всегда бедность и ограниченность потребления масс” (т. XXV, ч. II, с. 26). Эта бедность миллиардов людей на земле - красноречивое доказательство того, что преследующее максимальную прибыль капиталистическое производство бурно развивается с целью увеличавать стоимость капитала и получать максимальный доход, а не с целью удовлетворять постоянно растущие потребности населения.

Еще Ф. Энгельс отметил, что за рассмотренный им восьмидесятилетний период (1764–1844 гг.) никогда не случалось соответствия, совпадения спроса и предложения. Это противоречие почти всегда разрешалось “торговыми кризисами”, которые подобно “кометам” появлялись регулярно через “пять-семь лет” и приносили с собой “больше бедствий, больше безнравственности, чем эпидемии” (т. I, с. 540). Спустя полвека после того, как написал эти строки, Фридрих Энгельс комментировал, что после 1847 г. промежуток между отдельными кризисами увеличился с пяти на десять лет, т.е. наступил поворот в десятилетнем промышленном цикле и в фазе всеобщего кризиса. Его острая форма уступила место “более хронической, более затяжной, затрагивающей различные промышленные страны ... неразрешающейся депрессии” (т. XXV, ч. II, с. 32). Появляются признаки увеличения продолжительности кризисного периода.

Кризисное несоответствие между спросом и предложением проявляется в еще больших размерах при появлении несколько веков назад акционерных обществ. Через них объединяются (главным образом в виде акций) множество частных капиталов и создаются предпосылки для извлечения огромных доходов. Это достигается в основном в банковских и других кредитных институтах, чьи собственники совершают масштабные спекулятивные сделки, вследствие которых открываются новые возможности для возникновения кризисов. С течением времени эти финансовые институции разрастаются в глобальном масштабе. Через кредиты дается мощный толчок развитию общественных производительных сил и ускоряется “насильственный взрыв” противоречия между постоянно увеличивающимся производством и относительно медленно расширяющимся рынком. Обостряется противоречие и в самом классе буржуазии, так как собственники банков рассматривают промышленных и торговых капиталистов как своих наемных работников, отнимая у них путем наложения высоких процентов значительную часть получаемой прибыли.

При акционерной форме собственности отдельные лица или группа лиц распоряжаются чужим капиталом. Воспроизводится новая паразитирующая “финансовая аристократия”, и экспроприируются огромные капиталы. Типичным примером этого являются созданные у нас после 1996 г. акционерные приватизационные фонды, через которые группа лиц присвоила капиталы в виде бонов и общую соб-ственность миллионов болгар разных поколений.

За последние несколько лет в США биржевый “профессионал” Бернард Мадоф и его компания мошенническим образом создали самый крупный в мире хедж-фонд и обманным путем отняли у своих акционеров (включая банки) около 60 млрд. долларов.

В акционерных обществах движение и передача собственности (в виде акций) производится в основном через фондовые биржи. Там разворачивается азартная игра, во время которой “мелкие рыбы поглощаются акулами, а овцы – биржевыми волками” (т. XXV, ч. I, с. 468).

В исследованиях К. Маркса содержится важный научный вывод, что в акционерных обществах антагонизм между капиталом и трудом не исчезает, а развивается в новой форме. Это антагонистическое и непримиримое противоречие пока что унищожается только в рамках кооперативов (т. XXV, ч. І, с. 469).

Кризис в процессе капиталистического воспроизводства связан и с перепроизводством. В сочинениях К. Маркса доказано, что при капитализме невозможно обеспечить весь объем товаров, необходимый для полного удовлетворения потребностей населения (“Капиталът”, т. ІV, ч. ІІ, с. 550–580). Капиталистическое перепроизводство не абсолютно, а относительно и равнозначно кризису. Оно принадлежит самому капиталу (производительному, торговому, проценто- и рентоносному), чьи “излишние” товары недоступны для миллиардов бедных трудящихся. Периодически повторяющееся капиталистическое перепроизводство средств труда и жизненных средств является следствием постоянного стремления к воспроизводству этого капитала, с целью использовать его для дальнейшей эксплуатации наемного человеческого труда и для получения все больших доходов. Большие количества товаров производятся прежде всего для того, чтобы превратиться в новый капитал, при сохранении и укреплении существующих частнособственнических условий распределения и отношений потребления. Основанное на частной собственности и наемном труде капиталистическое производство осуществляется стихийно. При его исследовании К. Маркс пришел к заключению, что в рамках капиталистического общества “перепроизводство – элемент анархии” (т. XXIV, с. 494).

Оно появляется в тот момент, когда у массы производителей (наемных работников) “потребление ограничено кругом предметов первой необходимости, а пределом для производства служит прибыль капиталистов” (“Капиталът”, т. ІV, ч. ІІ, с. 572).

В современном олигархическом государстве перепроизводство обязано в значительной степени экспорту капитала и наглому и воинственному ограблению сотен более слабых государств и наций. Так, в США и в некоторых крупных европейских государствах достигнут высокий жизненный стандарт и накоплены горы “излишнего” хлеба и других продуктов, а миллионы людей на земле хронически голодают и умирают от голода.

При капитализме перепроизводство проявляется накануне начала кризиса (взрыва), когда цены на товары вздуты чрезмерно (например, летом 2008 г., когда вспыхнул глобальный кризис, мировая цена за барель нефти составляла около 150 долларов, а шестью месяцами позже она упала до 40 долларов).

После кризиса “излишние”товары реализуются по таким низким ценам, которые “разорительны для производителя и для торговца” (“Капиталът”, т. ІV, ч. ІІ, с. 547).

Из основных сочинений7 представителей классической политической экономии Адама Смита и Давида Рикардо видно, что они оба не допускали возможности возникновения в капиталистической экономике всеобщего перепроизводства, в смысле одновременного появления излишков капитала во всех отраслях хозяйства. А. Смит даже не знал проявление кризиса как перепроизводства. Ему были известны только кредитные и денежные кризисы, которые появляются вместе с развитием кредитной и банковской систем. Давид Рикардо писал, что только “отдельный товар может быть произведен в излишнем количестве, и рынок будет до такой степени переполнен, что не будет даже оплачен капитал, затраченный на этот товар, но это не может случиться одновременно со всеми товарами” (цит. соч., с. 272).

Научный анализ капиталистического товарного производства позволяет раскрыть взрывоопасные элементы капиталистического экономического кризиса. Помогает при начертании контуров отдельных форм кризиса и при реализации эффективной антикризисной политики (механизмов и способов действия). Взрывоопасными элементами кризиса в основном являются вздутые цены на жизненно важные товары (такие, как нефтяное, растительное, животное и другие виды сырья), перенапряжение кредита, в том числе через деривативы (производные ценные бумаги и другие фиктивные финансовые активы) и слишком высокие проценты. К ним могут быть отнесены и законы, созданные на основе ошибочных теорий, обслуживающие прежде всего интересы буржуазии. Эти элементы кризиса ускоряют взрывы в раздираемом противоречиями капиталистическом обществе. Периодически эти противоречия обостряются и выливаются в гражданские и межгосударственные (в т.ч. военные) конфликты.

Кризис может наступить в результате раздувания цен на сырье. В таких случаях денежные ресурсы из отраслей, потребляющих дорогое сырье, направляются в другие виды деятельности и ограничиваются масштабы воспроизводства: часть основного капитала обрекается на бездействие, и на улицу выбрасывается значительное число обслуживающих его рабочих и чиновников; норма прибыли падает (так как увеличивается стоимость постоянного капитала по сравнению с переменным); суммы по заранее фиксированным процентам и рентам не могут быть выплачены. “Отсюда кризис. Кризис труда и кризис капитала” (“Капиталът”, т. ІV, ч. ІІ, с. 559).

Кризис может разразиться и от перенапряжения кредита, особенно когда он используется главным образом для развития производства без обеспечения рынков сбыта, для закупки недвижимости и земли за рубежом, для роскошной жизни и ведения войн и т.д.

В капиталистических торговых и кредитных сделках “господствует спекулятивный элемент” (т. XXV, ч. ІІ, с. 23). Создаются самые разнообразные банковские инструменты (акции, векселя, облигации, боны и т.д.)8 и формируются финансовые институции (торговые, инвестиционные и другие банки, финансовые дома, инвестиционные и хедж фонды), которые обособляются в единый “бумажный мир” (т. XXV, ч. ІІ, с. 33) и отрываются от своей базы – реальной экономики.

Кредитование, направленное на получение баснословных доходов, в комбинации с раздуванием цен на товары почти всегда ведет к относительному перепроизводству капитала и ко всеобщему кризису (включая денежный, монетарный).

Кредит форсирует развитие общественных производительных сил и способствует постоянному расширению производства в национальном и глобальном масштабе. Как констатирует К. Маркс, “кредит является главным рычагом перепроизводства и чрезмерной спекуляции в торговле” (т. XXV, ч. I, c. 469). Постоянно растущее стихийно развивающееся частное производство вступает в противоречие с ограниченной покупательной способностью непрерывно эксплуатируемых людей труда. Получается так, что кредит фактически ускоряет “насильственные взрывы этого противоречия, кризисы, и тем самым усиливает элементы разложения старого способа производства” (т. XXV, ч. I, с. 469).

В периоды расцвета экономики и массового кредитования кредитные деньги становятся как бы капиталом капиталов. Как только наступает кризис и возникает необходимость расплачиваться за кредиты реальными наличными (включая золото) деньгами, кредитная система рушится. Вместе с тем выясняется, что бумажные (в том числе и кредитные) деньги неотделимы от золота. Капиталистическое производство не может, по словам К. Маркса, устранить “металлическую границу”, т.е. золото как деньги и всеобщий товар (т. XXV, ч. II, с. 117). Это стало ясно и во время денежного кризиса в 1971 г., когда был объявлен крах американского доллара. Тогда в США обмен золота на доллары был прекращен и выяснилось, что огромное количество долларов эмитируется без золотого покрытия.

В истории буржуазных государств известны случаи усугубления денежных кризисов через принятие законов, основывающихся на ошибочных теориях. Большая часть этих теорий обслуживает интересы господствующего класса банкиров и ростовщиков. Например, в 1844–1845 гг. в Англии был принят закон, который спровоцировал большой денежный кризис. В связи с этим К. Маркс отметил, что “невежественное и нелепое банковское законодательство ... может усилить денежный кризис. Но никакое банковское законодательство не может устранить кризиса” (т. XXV, ч. II, с. 32). Вышеуказанный закон был подготовлен и принят на основе неверной теории о принципе денежного обращения (currency principle), выдвигаемой представителями т.н. “денежной школы”. По их мнению, кризисы могут стать “навсегда невозможными”, если в обращение будет выпущено лишь столько банкнотов, сколько золота имеется в наличии в центральном банке (т. XXV, ч. II, с. 97). Во исполнение закона (1844 г.) Английский банк был преструктурирован и было эмитировано столько банкнотов, сколько у него имелось золота и серебра. В банке хранился запас банкнотов для поддерживания этого соотношения в те моменты, когда их не хватало на денежном рынке, а спрос на них становился особенно велик. Так разразился денежный кризис, во время которого повсеместно появилась нужда в кредитах и процентная ставка выросла (в 1847 г.) до 70 %. По мнению К. Маркса, тогда процентная ставка поднялась „до неслыханной высоты” (т. XXV, ч. II, с. 98).

Немецкий реформатор католической церкви Мартин Лютер (1483–1546 гг.) заклеймил современных ему ростовщиков, которые увеличили ставку на предоставляемые денежные ссуды до 30–40 %. В своих публикациях он писал, что ростовщик грабит людей, “сидя возле печки и запекая яблоки”, а ростовщичество не считается ни с грехом, ни с пороком, ни с позором (цит. по: “Капиталът”, т. ІV, ч. ІІ, с. 535).

В 1991 г. правительственным решением процентная ставка у нас была повышена с 2 % до свыше 36 %, а в сентябре 1996 г. независимый от правительства Болгарский Народный Банк поднял его до 360 %. Эти решения обяснялись несостоятельным тезисом, что якобы инфляция может быть обуздана путем повышения процентов по кредитам9.

Беспрецедентное повышение процентной ставки у нас вызвало всеобщий и опустошительный кризис. В результате этого внезапного и коварного акта прекращения кредитования, сельскохозяйственный урожай на полях остался неубранным и почти полностью была ликвидирована создававшаяся около полувека современная государственная индустрия. За последние четыре месяца 1996 г. инфляция возросла скачкообразно (обменный валютный курс лева вырос с 200 до 500 левов за один доллар), и вклады обыкновенных болгарских граждан (сделанные ими при государственном социализме) на сумму свыше 25 млрд. долларов растаяли. В одно мгновение было уничтожено огромное богатство, которое собиралось ценой множества лишений и огромного труда несколькими поколениями болгар.

Авансированная в крупную промышленность стоимость капитала совершает взаимосвязанные обороты в рамках промышленного цикла продолжительностью в несколько лет. В ходе этого цикла (кругооборота) стоимость основного капитала переносится полностью на производимую продукцию и физически амортизируется (т. XXIV, с. 198). Промышленный цикл включает и периодические кризисы. В нем выделяется ряд периодов (фаз): состояние покоя; нарастающее оживление; процветание; перепроизводство; крах; стагнация (депрессия); состояние покоя и т.д. (т. XXV, ч. I, с. 384)10.

В период кризиса (краха) хозяйственная жизнь замирает и ситуация приблизительно следующая:



  • имеется много товаров, но покупаются они спорадично;

  • оплату требуется производить наличными деньгами;

  • учетная ставка кредита у банкиров самый высокий;

  • промышленные предприятия закрываются;

  • сырье скапливается;

  • огромные количества готовых товаров не находят сбыта;

  • значительная часть рабочих и служащих увольняется.

Очевидно, во время кризиса существует относительный излишек капитала и рабочей силы. Это дало основание К. Марксу написать, что „о действительном недостатке производительного капитала, по крайней мере у капиталистически развитых наций, речь может идти лишь в случае общего неурожая либо главных продуктов питания, либо важнейшего промышленного сырья” (т. XXV, ч. II, с. 26). При нарушениях процесса капиталистического воспроизводства различные формы капитала (основной, товарный, ценные бумаги и т.д.) обесцениваются и индексы фондовых бирж падают. Возникает “потрясение кредитной системы, которая развивается вместе с капиталом, и таким образом приводит к сильным и острым кризисам” (т. XXV, ч. I, с. 273).

После кризиса наступает период застоя (граничащего с безысходностью), когда по ряду причин (застоявшийся капитал, низкий спрос на торговые ссуды, подкопанное доверие в производственный процесс) кредиты сокращаются. “Уменьшается число оборотов денег, и растет их масса” (т. XXIII, с. 132). После застоя – депрессии наступает затишье – покой, а впоследствии появляются первые признаки периода нового экономического оживления. Начинается поиск денежных средств для погашения принятых обязательств и для развития производственной и торговой деятельности. Снова пускается в движение значительное количество средств обращения, чья масса достигает больших размеров в период расцвета и чрезмерной спекуляции. Тогда снова возникает кризис, при котором с рынка изчезают банкноты, бывшие до этого в изобилии, а собственники финансовых организаций и их дилеры скрываются.



II. Формы капиталистического кризиса
В капиталистическом обществе проявляется несколько форм кризиса:

  • денежный – может проявиться самостоятельно или только при нехватке денег для скупки товаров);

  • кредитный – проявляется при невозможности вернуть большие количества кредитных ресурсов или при нехватке кредитных денег);

  • частичный – возникает при появлении производственных диспропорций в той или иной экономической отрасли;

  • всеобщий – охватывает одну или все фазы капиталистического воспроизводственного процесса.

Каждая из этих форм капиталистического кризиса различается по охвату и по месту возникновения в воспроизводственном процессе.

Наблюдения показывают, что больше всего кризисов случается в кругооборотах денежного и товарного капитала. Каждое кредитное или торговое банкротство сопровождается срывами в производстве - главным образом в сферах, где взаимоотношения между капиталистами в значительной степени основаны на кредитах.

В периоды, когда кредитование в стране прекращается, возникает повышенный спрос на платежные средства и наступает кредитный и денежный кризис. Потому как основу его составляют реальные покупки и продажи, эта форма кризиса переходит во всеобщий хозяйственный кризис.

В капиталистическом обществе различные формы капитала (денежный, товарный, производительный), хотя и противостоят друг другу, взаимно переплетены в национальном и межгосударственном масштабе. Это мешает лучше различить кризис. В сочинениях К. Маркса дана более полная характеристика денежного и всеобщего кризиса. Доказано, что „для того чтобы кризис (следовательно, и перепроизводство) был всеобщим, достаточно, чтобы он охватил главные предметы торговли” (“Капиталът”, т. ІV, ч. ІІ, с. 547).

Обычно труднее раскрываются особенности и формы проявления капиталистического кризиса глобальных денежных и товарных рынков. В процессе исследования капитала Карл Маркс пришел к выводу, что “сложнейшее явление капиталистического производства” - кризис мирового рынка” (“Капиталът”, т. ІV, ч. ІІ, с. 543). Он рассматривал эту форму кризиса “как реальное соединение и насильственное выравнивание всех противоречий буржуазной экономики”. Этот тезис особенно подходит к современному (уже многополярному) глобальному обществу, где глобализованы почти все финансовые, кредитные, торговые, производственные, информационные и военные структуры большинства промышленно развитых государств и особенно стран – членов военно-политического межгосударственного блока НАТО. Когда в одной большой натовской стране вспыхивает какая бы то ни было форма экономического кризиса, под его удары попадают одна за другой и остальные государства – члены этого союза.

Как показывает практика за последние полвека в межгосударственных отношениях часто случаются т.н. валютные кризисы. Эти кризисы находят выражение в обесценивании и резком спаде валютного курса денежной единицы той или иной страны или межгосударственной общности (как, например, общей денежной единицы „евро” Европейского союза). Этот кризис наступает после продолжительного свертывания производства и импорта, отрицательного, неблагоприятного внешнеторгового и платежного баланса, большого бюджетного дефицита. Углубление его ускоряется и под воздействием открытого В. И. Лениным закона неравномерного развития капиталистических хозяйств и государств11, в результате которого некоторые из них отстают и впадают в кризис, а другие достигают высоких темпов экономического роста, эффективного импорта и высокого курса соответствующей межгосударственной или национальной валюты (к концу 60-х годов ХХ века в результате экспортной экспансии курс западногерманской марки достиг таких высот относительно валют других стран – членов Европейской экономической общности, что правительство вынуждено было ее ревалоризовать ).

В научных трудах классиков марксизма-ленинизма высказаны и предположения относительно возможностей возникновения экономического кризиса при социализме.

Еще Ф. Энгельс обосновал тезис, что типичные для капиталистического производства возможности возникновения кризиса исчезнут, когда разрозненный воспроизводственный процесс будет объединен, контролируем и регулируем “по заранее намеченному плану” (т. XXV, ч. I, с. 281). По его мнению, потенциальные возможности возникновения экономического кризиса устранятся, когда производители получат государственную власть и освободятся от ига капитала. Если бы они взяли на себя управление единого воспроизводственного процесса и знали бы, “сколько нужно потребителю”, колебания конкуренции и ее “тяготение к кризису были бы невозможны” (т. I, с. 540).

Эти научные предвидения подтвердились в ХХ веке, когда в продолжение десятилетий в огромном государстве Советский Союз, в Болгарии и в других странах Европы, Азии и Латинской Америки строился государственный социализм как социально-экономический строй. В настоящее время это доказывается и в Китае, где за последние три десятилетия ежегодные темпы экономического роста составляют около 10 %.

Как известно, при государственном социализме почти все средства производства в крупной промышленности являются собственностью государства (в Китае по решению руководителей управляющей Китайской коммунистической партии доля этого вида собственности держится на уровне около 60–70 %). Земля собственников кооперирована и обрабатывается на коллективных началах. Экономика (в том числе и бан-ковский сектор) руководится путем централизованного планирования и составления долгосрочных и годовых народнохозяйственных планов. Основной процент прибыли не превышает 2–3 %, а на ссуды за жилье – 1–1,5 %. Эта политика направлена на обеспечение полной занятости трудоспособного населения и социальных гарантий (страхование, восьмичасовой рабочий день, доступ в дома отдыха). При этих обстоятельствах кризисы, возникающие при социализме, существенно отличаются от кризисов при капиталистическом способе производства. Социалистические кризисы не имеют взрывоопасных элементов (вздутые цены, высокие проценты, кредитные деривативы), которые являются главными ускорителями кризисов в капиталистическом обществе (нет у них и цикличного и взрывного характера).

К концу 1979 г. в Советском Союзе и других европейских социалистических странах началось замедление темпов экономического роста. Это было своеобразной формой хозяйственного застоя, стагнации, которая показала, что назрела потребность в совершенствовании социалистической общественной системы сообразно с достигнутым уровнем развития производительных сил и со степенью интернационализации жизни народов.

В период 1945–1989 гг. в социалистических странах возникало только несколько форм кризиса, основные из которых:



  • частичный кризис – в некоторых видах производства, в снабжении и в услугах;

  • кризис дефицита некоторых товаров – автомобилей, предметов быта (печки, стиральные машины, бойлеры и т.д..) и др.

Социалистические частичные кризисы вызваны главным образом дисбалансами, заложенными в планировании. Эти дисбалансы связаны прежде всего с управленческим уклоном и проявлениями волюнтаризма (особенно при размещении новых заводов и других строительных объектов в различных областях и городах страны). На этом этапе планирования зачастую удовлетворяются местные интересы или при принятии решений по строительству определенного объекта верх берут отдельные борющиеся за власть и влияние группы в центральных партийных и государственных органах (в качестве примеров могут быть указаны решения по строительству завода тяжелого машиностроения в г. Радомир, металлургического предприятия возле г. Бургас и много других). Таким образом появляются возможности возникновения частичных кризисов, которые охватывают отдельные виды производства (металлургию, машиностроение, электронику), а иногда и целые отрасли национального хозяйства. Групповые интересы берут верх над идеей разработки и приложения структурной политики, полезной для всего народа, направленной на формирование и развитие рациональной и эффективной структуры народного хозяйства.

следующая страница >>