Женское служение «женщина XXI. Библейские портреты» «Иисус, утрудившись от пути, сел у колодезя Приходит женщина из Самарии подчерпн - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Женское служение «женщина XXI. Библейские портреты» «Иисус, утрудившись от пути, - страница №1/1


Женское служение «ЖЕНЩИНА XXI. Библейские портреты»





«Иисус, утрудившись от пути, сел у колодезя... Приходит женщина из Самарии подчерпнуть воды» (Иоанна 4:6-7)

Самаряне — народ, с которым иудеи не сообщались и на которых смотрели, как на пришельцев и иноплеменников (Луки 17:11-19). И в самом деле, для них они были чужаками, иноземцами или иностранцами, как назвали бы их сегодня. Самария (или Северное царство Израиля) за 700 лет до Р.Х. была завоёвана ассирийским царём Салманассаром, который заселил места бывших городов Самарии (в пределах колен Ефрема и Манассии) людьми с Востока. Переселенцы, приняв веру в Иегову, не оставили и отечественных суеверий (4 Царств 17:24,31,41). Это были язычники, поклонявшиеся Богу и истуканам. Во дни персидского владычества самаряне всё время враждовали с иудеями и часто делали на них доносы царю Артаксерксу. Зато во дни Александра Македонского, который благоволил к иудеям, самаряне утверждали, что и они — иудеи, и требовали себе равных с ним привилегий.

Постепенно самаряне оставили своё идолопоклонство и приняли Закон Моисеев, но соблюдали его по-своему. Присоединиться к иудеям по-настоящему они так и не смогли и соорудили себе храм на горе Гаризим в противоположность храму в Иерусалиме (Луки 9:52-53; Иоанна 4:20-21). Всё это делало непреодолимой давнюю вражду между обеими народами (Матфея 10:5; Иоанна 4:9), так что само имя «самарянин» считалось у евреев бранным и презрительным словом (Иоанна 8:48). Евреи испытывали к самарянам такую закоренелую неприязнь, что избегали их, как заразной болезни, и, если надо было пройти из Иерусалима в Галилею, они делали большой крюк и шли по другой стороне Иордана. От самарян иудеи не принимали ничего, даже куска хлеба. Но самаряне были по-своему наставлены в Законе Моисеевом (4 Царств 17:26-34). Они имели своё пятикнижие и тоже ожидали прихода Мессии (Иоанна 4:25). А когда пришёл Христос, многие из них уверовали в Него, особенно после свидетельства женщины- самарянки (Иоанна 4:39).

Ей стало даже страшно. Ведь для этого Человека, очевидно, не существует тайн. Жизнь людей перед Ним открыта и обнажена (Иоанна 4:12-13). И всё же удивительно: Он не обвиняет и не презирает её. И вот самарянка сама выдаёт себя, открывая Ему то, что является больным местом в её жизни, — её великий грех. По-видимому, Он сможет дать желанную живую воду только тогда, когда она оставит свой грех. Как женщина религиозная, она сама знает, что говорит закон о наказании за прелюбодеяние. До встречи с Иисусом она как-то в своей совести умела оправдывать себя. Но в присутствии Иисуса она ясно поняла, что её жизнь действительно управляется грехом, а грех не может устоять перед Господом. С грехом надо расстаться.

Она поняла это и потому говорит:

Господи! Вижу, что Ты пророк; отцы наши поклонялись на этой горе, а вы говорите, что место, где должно поклоняться, находится в Иерусалиме.

Это всё, что она могла сказать, и потому переводит беседу на религиозные темы: о богослужении, о его реформах, о различных мнениях иудеев и самарян. Это такой материал для беседы, за которым легко можно спрятаться.

Но Иисус не позволяет ей отвлечь Себя от той цели, ради которой Он пришёл, и твёрдо держит главную нить беседы. Он показывает ей, что в богослужении главное — не форма, а содержание, и указывает ей на главную сущность, чего хочет Бог от человека:



«Бог есть Дух, и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине» (Иоанна 4:24). Бог ищет людей, которые действительно стремятся к Нему и от всего сердца желают служить Ему. Только одно имеет главную ценность в глазах Бога — вера, Божия вера. Иисус говорит с самарянкой не так, как с учёным мужем Никодимом, которому Он сразу сказал:

«Истинно, истинно говорю тебе...» С нею Он говорит очень просто: «Поверь Мне...» (Иоанна 4:21). Он открывает ей, как великой грешнице, веру, как ту силу, которая поможет ей избавиться от греха и приведёт к возрождению. Он открывает ей внутренние очи и внутренний слух. И вдруг к ней приходит озарение: «Знаю, — говорит она, — что придёт Мессия, то есть Христос; когда Он придёт, то возвестит нам всё».

Это Я, Который говорю с тобой, — отвечает ей Иисус.

Беседа достигла кульминации. Душа самарянки раскрылась навстречу Господу. Она приняла Его как своего Спасителя. Удивительные слова Иисуса изменили всю её жизнь. Она познала, какая она грешная, мерзкая, презренная. Теперь это её ужасает. Но она поняла и Христа и увидела Его исполненным любви и понимания. Она познала Его милосердие, которое ради неё привело Его сюда, и потому с великой радостью приняла Его в своё сердце.

Кто так принимает Христа, как самарянка, становится новым человеком. Эта женщина с греховным прошлым становится внутренне свободной. Свободной от наказания за грех, свободной от всего, что в глазах Божиих было запятнано.

Евангелист Иоанн не передаёт нам все подробности разговора самарянки с Иисусом. Многие слова опущены. Самарянка говорит, что Иисус сказал ей «всё», что она когда-либо сделала (Иоанна 4:29). Но это «всё» Евангелие ведь не передаёт, потому что, по-видимому, это «всё» была исповедь в широком смысле этого слова. Христос сказал ей всё, что она сделала, назвал все её грехи, в которых она призналась и, можно сказать, исповедалась, покаялась. Душа её в тот час очистилась и изменилась. Всё в жизни её стало другим, новым, прекрасным. Она родилась снова, родилась свыше.

Все подробности разговора в Евангелии не переданы именно потому, что это была исповедь, личное признание, а исповедь не должна была стать достоянием всех. И, конечно, её исповедь и то, что Иисус сказал ей о ней самой, всё это не было известно даже описавшему эту встречу евангелисту. Её духовное возрождение ясно видно из того, что произошло после беседы. Людская критика ей больше не страшна. Отныне она может всем открыто смотреть в глаза, ибо Бог оправдал её. Все её проблемы решены: она очищена в источнике воды живой, её жажда утолена, она нашла счастье, которое никогда не считала возможным. Её нелюдимость исчезла. Без колебания она теперь говорит о своём сомнительном прошлом. С простотой человека, пребывающего с Богом и с сопутствующей этому откровенностью, она обращается к жителям её города. Забыв о воде, она бросила свой водонос, больше не чувствуя жажды, побежала, помчалась к своим родным, соседям, знакомым, друзьям в городе, чтобы рассказать, что с нею случилось, и указать им на Мессию, изменившего её жизнь.

Пойдите, посмотрите Человека, Который сказал мне всё, что я сделала, не Он ли Христос?

В этом было нечто детское, наивное, смиренно-откровенное, что бывает именно при таких сильных духовных переживаниях и переменах. Она всё это рассказала и показала всем так убедительно, так воочию, что все поверили ей. Они, конечно, удивились, увидев её перемену, и тоже, как дети, побежали за нею к колодцу посмотреть на этого удивительного Человека. Многие из них нашли там своё спасение, так как Иисус сделал для них то же самое, что сделал для самарянки: Он дал им воду живую, текущую в жизнь вечную. Самаряне, находясь под сильным впечатлением от этой встречи, просят Иисуса задержаться у них подольше. И Он остаётся. Жители города затем говорят женщине-самарянке:



«Уже не по твоим речам веруем, ибо сами слышали и узнали, что он истинно Спаситель мира, Христос» (Иоанна 4:42).

Но это её не обескураживает. Ей теперь неважно, что уже не по её речам веруют её земляки. Главное, что они веруют в Спасителя мира. И это её бесконечно радует: ведь она способствовала землякам повстречаться с Господом, Мессией, Иисусом Христом, Которого все ждали.

Да и сама она увидела новый смысл жизни. Ей открылся иной мир, мир, не знающий греха, не знающий никакого зла, никаких мук совести. И это новое состояние её души и сердца и было именно той водой, которая, по словам Христа, течёт в жизнь вечную. Она поняла, что тот мир, в котором она так долго жила до сих пор, не был единственным, абсолютным, не был подлинной сутью жизни. И тогда слова Иисуса о живой воде стали ей понятны. Она увидела, что вода, которую даёт Иисус, является символом благодати Святого Духа. Подлинный смысл христианской символики всегда заключается в указании на мир иной, который невозможно выразить на языке нашего земного мира. Символика повела к богословию. Самарянка поняла и выражение Христа:

«Но настанет время и настало уже, когда истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине, ибо таких поклонников Отец ищет Себе...» (Иоанна 4:23).

Для самарянки это настало уже в тот самый момент у этого древнего колодца, когда Иисус ей всё разъяснил, и она поверила и приняла. Истинные поклонники поклонились Отцу в духе и истине уже здесь, поклонились силой Христовой. Колодец Иакова в течение веков был единственным источником воды во всей окружающей пустыне. Но теперь он стал местом, где впервые публично прозвучало Евангелие в полном смысле слова, и самарянка, а за нею и всё племя самарян стало первой христианской группой, возникшей прямо непосредственно от слов Иисуса Христа. Это был момент духовной революции, мгновенный переход от старого к новому, от Ветхого Завета к Новому Завету, от древнего Израиля к Новому Иерусалиму, от иудаизма и язычества к христианству.

Эта революция не была какой-то мистической абстракцией, а являлась реальностью, изменившей жизнь мира, происшедшей впервые у колодца Иаковлева. Группа последователей Христа, которая там возникла, причём, не из иудеев, не из галилейских учеников Иисуса и не из тех, кто позднее был обращён Апостолами после сошествия на них Святого Духа, но из племени самарян, израильских отщепенцев, еретиков, изменников, как их тогда считали иудеи. И вот к таким людям пошёл Иисус и из таких людей создал первую группу Своих учеников ещё до Своего распятия и воскресения, до Своего вознесения на небо и до сошествия Святого Духа на Апостолов. До всего этого самаряне из города Сихарь поверили, что Иисус — обещанный пророками Мессия. Христос, Которого и они по своей вере ожидали и Который по этой их вере «возвестит нам всё», то есть, в частности, разъяснит все недоумения между ними и иерусалимскими иудеями, как сказала у колодца самарянка.

И не случайно проповедницей Евангелия в этой местности оказалась женщина, первая равноапостольная, ещё до Марии Магдалины, потому что она, эта самарянка, как и Мария Магдалина, принесла весть о Христе в свой народ.

А сколько их было потом, этих равноапостольных женщин! Идите же и вы, христианские подвижницы наших дней, и несите всюду Слово Христово, свет Евангелия, свидетельство о небесном мире, правде и любви. Являйте дальше, как женщина-самарянка, собственную возродившуюся душу и спасающую силу Христову и ведите к Нему родных, друзей, соседей, всех!

И да благословит вас на этом поприще Бог, и да даст вам силы выполнять эту миссию с богоугодным усердием.





Материал скачан с сайта - http://horoshoe.info