«Женский вопрос» в советском союзе и механизмы его решения в мурманской области - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
«Женский вопрос» в советском союзе и механизмы его решения в мурманской области - страница №1/1


На правах рукописи


КУТЫРОВА ОЛЬГА ВЛАДИМИРОВНА

«ЖЕНСКИЙ ВОПРОС» В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ

И МЕХАНИЗМЫ ЕГО РЕШЕНИЯ В МУРМАНСКОЙ ОБЛАСТИ

(1917–1980-е гг.)
Специальность 07.00.02 – Отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Мурманск - 2007

Диссертация выполнена на кафедре отечественной истории государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Мурманский государственный педагогический университет»


Научный руководитель: доктор исторических наук,

профессор А.В. Воронин


Официальные оппоненты: доктор исторических наук,

профессор М.В. Ходяков

кандидат исторических наук,

доцент Л.Н. Юсупова


Ведущая организация: Мурманский государственный

технический университет


Защита состоится 12 ноября 2007 г. в 15.15 часов на заседании диссертационного совета К.212.190.03 по присуждению ученой степени кандидата исторических наук при Петрозаводском государственном университете по адресу: 185910, г. Петрозаводск, пр. Ленина, д. 33, ауд. 304.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Петрозаводского государственного университета.

Автореферат разослан «__» ____________2007 г.


Ученый секретарь

диссертационного Совета

кандидат исторических наук, доцент Никулина Т.В.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы исследования. Для формирования основ социальной политики с соблюдением баланса интересов мужского и женского населения существуют национальные механизмы, которые на основе системного анализа вырабатывают управленческие решения с учетом интересов женщин, содействуют устранению препятствий для достижения гендерного равенства. В России такой механизм отсутствует, что снижает авторитет и влияние нашей страны на международном уровне. Это вызывает вопрос о причинах ограниченности эмансипационного процесса в СССР / РФ. Исследование реальностей процесса эмансипации в Советском Союзе в 1917-1980-е гг. может помочь определить необходимость и достаточность государственного вмешательства в процессы, формирующиеся в гражданском обществе. Наиболее эффективным данное исследование возможно, в первую очередь, на региональном уровне, поскольку только в этом случае появляется возможность определить, насколько адекватно реализовывались выработанные центром принципиальные позиции.

Историография. Начиная с 60-х годов ХХ в. в Западной Европе и Америке, а затем и в Советском Союзе / России появляются исследования, имеющие целью заявить о существующем женском неравенстве, восстановить справедливость, включить женские персоналии в исторический процесс. Имеющийся исследовательский материал по близкой проблематике можно условно разделить на четыре группы.

1. Труды общетеоретического характера, связанные с поисками в российском историческом процессе аргументов того, что женщины в такой же или почти в такой же степени, как мужчины, склонны к политической деятельности. Истоки и особенности зарождающегося женского освободительного движения в России отразили в своих исследованиях Р.Стайс, И.И.Юкина, Н.Л.Пушкарева, Н.Б.Гафизова1 и др. Социально-философские аспекты истории, теории и практики становления системы гендерного равенства показали О.А.Воронина, Е.А.Здравомыслова, А.А.Темкина, Н.Л.Пушкарева, Л.П.Репина. Их труды стали основой российской системы гендерных исследований.2 В работах С.Айвазовой3 проанализировано современное состояние политической системы России на предмет гендерного равенства.

2. Исторические работы, исследующие роль женщин в истории. Цель научно-познавательной деятельности в этой сфере интерпретировалась как «восстановление исторического существования женщин», забытых или «вычеркнутых» из официальной «мужской» историографии. Приверженцам этого направления на Западе (С.Вимпел, С.Деглер, К.Хадсон и др.4) и в России (В.Михневич, М.Михайлов, С.Кайдаш-Лакшина, Е.Анисимов и др.5) удалось достичь несомненного успеха в освещении многих неизвестных страниц истории женщин разных эпох и регионов. При этом в условиях господства государственных подходов к историческому процессу, приоритета экономических и политических критериев оценки событий и явлений, женщины объективно проигрывают мужчинам в количестве персонажей и отражении их вклада в развитие общей линии исторического процесса.

3. Исследования динамики женского участия в историческом процессе, причин его изменения в количественном и качественном измерениях под воздействием социальных изменений – революционных или эволюционных (Е.Блонина, Л.Ю.Бондаренко, Л.В.Бабаева и др.).6

Изучение «женской» политики в Советском Союзе в 20-80-е гг. в основном опирается на работы второй половины XX в. (Т.Машика, Э.Е.Новикова, П.М.Чирков)7, написанных в рамках марксистско-ленинского подхода. В них показаны этапы решения «женского вопроса» в СССР, а также причины изменения государственной политики в отношении женщин на разных этапах, ее последствия для становления статуса женщин; представлены факторы, позитивно и негативно влияющие на процесс решения «женского вопроса» в нашей стране. Но целый ряд важных аспектов остался вне поля зрения авторов. В частности, не ставились вопросы о механизмах процесса реализации партийных и государственных решений по «женскому вопросу», об особенностях эмансипационного процесса в отдельных регионах, о причинах ограниченности его результатов. Близки к теме настоящего исследования работы Л.В.Бабаевой.8 Но, во-первых, они отражают только процессы 80 – 90-х гг. ХХ в., лишь обзорно ставя вопрос об исторической динамике советской эмансипации а, во-вторых, выводы делаются на основе изучения ситуации по России в целом, без учета региональной специфики.

4. Интерес представляют исследования, специально не выделяющие женщин как объект изучения, но, представляющие те или иные аспекты роли женщин в истории советского и российского общества, государства. Женщины в этих работах выступают как представительницы общества, реальные участницы исторических событий. Сюда относятся и исследования регионального уровня.

Применительно к нашей теме, это труды мурманских историков (Ю.Н.Климов, И.Ф.Ушаков, А.А.Киселев, П.В.Федоров, С.Н.Дащинский и др.), которые в рамках исследования общих процессов в регионе уделяют определенное внимание и участию женщин в общественно-политической и экономической жизни Кольского Севера9. Но специальное изучение вопросов женской эмансипации в крае не входило в задачи их исследований. То же можно сказать и о трудах исследователей сферы, где роль женщин особенно заметна, – сферы образования. В работах по истории системы образования на Мурмане (В.П.Манухин, В.Ф.Подгорный, Е.Ф.Дудакова, В.В.Дранишников и др.) женщины показаны полноправными участниками этого процесса, но без выделения их в самостоятельный объект изучения10.

Труды кольских историков-краеведов посвящены выявлению общей картины общественного развития, роль женщины в них не акцентируется, рассматривается лишь фрагментарно и опосредованно, как подтверждение тех или иных черт экономических, политических, социальных процессов. Исторические исследования по женской проблематике в крае появились только в начале XXI века и имеют локальный характер. Так, роль женщин в истории г. Кировска показывает А.Г.Саморукова, раскрывающая формы и методы вовлечения женщин в активную деятельность по обеспечению необходимых условий (в первую очередь, бытовых) для интенсивного промышленного освоения территории Хибин11.

Завершая обзор, отметим следующее:

- В изучении общих подходов к решению «женского вопроса» в Советском Союзе (России) в 1917–1980-е гг. к настоящему времени в целом сложились концептуальные основы, хотя требуется уточнение отдельных аспектов и специфики механизмов реализации эмансипационной идеи в Советском государстве.

- Показаны основные направления процесса эмансипации в Советском Союзе, а также дан общий анализ истоков и последствий для российской истории выбранного пути решения «женского вопроса»; при этом многие аспекты данного процесса остаются лакуной в историческом полотне.

- На общегосударственном уровне показаны позитивные последствия социалистических преобразований для изменения статуса женщин в советском обществе.

- Нет работ, показывающих причины ограниченности результатов этого процесса в Советском Союзе и раскрывающих механизм вовлечения женщин в советское государственное строительство. Тем более, не раскрыты особенности решения «женского вопроса» в крае, где складывались специфические условия, противоречиво влияющие на характер эмансипационного процесса и его последствия.

Т.о., несмотря на то, что «женская» и гендерная историография к началу ХХI в. достаточно обширна и в ней содержатся отдельные аспекты тех или иных направлений процесса эмансипации в Советском Союзе и дан общий анализ истоков и последствий для российской истории выбранного пути решения «женского вопроса». При этом существуют лакуны в исследовании механизмов реализации женской политики в СССР, особенно на региональном уровне.



Объектом данного исследования является советская эмансипационная политика, а предметом исследования – основные направления советской государственной политики по вовлечению женщин в общественно-политическую и экономическую жизнь советского общества в 20-80-е гг. ХХ века и специфика ее реализации в Мурманской области, а также противоречия проводимой «женской политики» и результаты их разрешения.

Цель исследования заключается в определении особенностей процесса эмансипации женщин в Советском Союзе, а также специфики реализации женской политики на Мурмане в ее пространственной и хронологической целостности.

Для достижения цели предполагается решение следующих задач:



  • выявление истоков, этапов и закономерностей реализации «женской» политики в СССР;

  • выяснение особенностей эмансипационного процесса, характерных для края, а также количественных и качественных характеристик изменения общественного участия женщин на примере Мурманской области в 1917 – 80-е гг. ХХ в.;

  • соотнесение общетеоретических и политических установок в «женской политике» с механизмами и результатами реализации этой политики в Мурманской области.

Хронологические рамки исследования – 1917 – середина 80-х гг. ХХ века – охватывают практически весь период существования советской политико-экономической системы от ее становления до вступления в фазу открытого кризиса. Нижняя граница определяется победой Советской власти и, соответственно, началом реализации «женской» политики Советского государства в крае, верхняя – фактическим завершением реализации этой политики. В ряде случаев оказывается необходимым выходить за указанные рамки, поскольку как политика, так и особенно идеология в отношении женщин начала формироваться задолго до 1917 г.

Территориальные рамки исследования. Необходимость выявления соотношения политики центра и ее реализации на региональном уровне обусловлена рядом специфических особенностей Мурманской области. Ускоренное развитие промышленности и транспортной инфраструктуры, имевших, в основном, общегосударственное, а не региональное значение, определило своеобразие становления общества Мурманской области и его «городское лицо». Возможность выявить особенности процесса эмансипации в индустриальном обществе, так сказать, в чистом виде, почти не отягощенном традициями предшествующих периодов, была основным фактором, определившим выбор Кольского Севера для данного исследования. Кроме него, существенным фактором в особом выделении этого края в территориальных рамках исследования было стремление автора детализировать рассмотрение реализации процесса эмансипации и его механизма. Это можно сделать лишь на региональном уровне, опираясь на достаточную базу архивных источников и публикаций периодической печати.

Основную источниковую базу исследования составили следующие группы материалов и документов:



  1. опубликованные и архивные официальные документы партийных, советских и профсоюзных органов,

  2. статистические материалы,

  3. материалы периодической печати.

Официальные партийные документы (резолюции и решения съездов, конференций и пленумов ЦК КПСС) позволяют выявить основные направления политики по решению женского вопроса в 20 – 80-е гг. ХХ в. Указы и Постановления Верховного совета СССР, Совета народных комиссаров (Совета Министров), а также Секретариата ВЦСПС дают возможность выяснить конкретные шаги по расширению использования женского труда и изменению положения женщины-работницы.

Материалы сессий областного совета депутатов содержат данные о количестве и качестве женского участия в его сессиях и пленарных заседаниях. А материалы Плановых комиссий Исполнительного комитета Мурманского областного Совета депутатов трудящихся и оргкомитета Президиума Верховного Совета РСФСР по Мурманской области показывают уровень востребованности женщин в экономической жизни Мурманской области.

Значительная часть этих документов опубликована. В то же время автором выявлен значительный пласт архивных материалов, ранее не вводившихся в научный оборот, но без которых раскрыть заявленную тему не представляется возможным. В фондах высших органов государственной власти, государственного управления СССР и подведомственных им учреждений Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ) наиболее интересен для нашего исследования фонд Р-7928 Комитета советских женщин (1941-1992 гг.), а в Российском государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ) в фонде 17 ЦК КПСС (1898, 1903–1991) - материалы Отдела по работе среди женщин (Женотдел) (1919–1931).

Основной пласт документов выявлен автором в фондах Государственного архива Мурманской области (ГАМО): ф. 54 Мурманского уездного Совета рабочих, крестьянских, красноармейских и рыбацких депутатов; ф. 88 Мурманского губернского Совета рабочих, крестьянских, красноармейских и рыбацких депутатов и его исполнительного комитета; ф. 162 Исполнительного комитета Мурманского Окружного Совета рабочих, красноармейских, крестьянских и рыбацких депутатов Ленинградской области; ф. 213 Исполкома Мурманского окружного Совета рабочих, крестьянских, красноармейских и рыбацких депутатов; ф. 405 Мурманского областного Совета депутатов трудящихся; ф. п-431 Мурманского уездно-городского комитета (УКОМа) РКП(б); ф. 646 Плановой комиссии при оргкомитете Президиума Верховного Совета РСФСР по Мурманской области; ф. п-1 Мурманского обкома ВКП(б), а также хранящиеся здесь материалы Центрального государственного архива Советской армии (ф. 1027).

Особенно значимыми для исследования являются директивные указания, инструкции, письма ЦК РКП(б) по партийной работе и другим вопросам; директивные указания, письма Архангельского Губкома РКП(б) по организационно-партийной работе и другим вопросам Мурманскому Укому РКП(б); протоколы заседаний Архангельского Губотдела по работе среди женщин; Оргбюро ЦК ВКП(б) по Мурманской области; оргбюро Мурманского Обкома КПСС; справки, отчеты, переписка по вопросам пропаганды и агитации; сведения о результатах выборов в местные советы депутатов трудящихся по Мурманской области; протоколы областных партийных конференций; докладные записки, отчеты, информации в оргинструкторский отдел Мурманского обкома ВКП(б) / КПСС об организационно-партийной работе; справки о подборе, расстановке и подготовке кадров промышленных предприятий, колхозов, отдельных организаций области; статистические отчеты о составе областной партийной организации и т.п.

Основная часть материалов и показателей этой группы источников не имеет специальной гендерной дифференциации, многие данные и показатели являются гендерно нейтральными, особенно относящиеся к периоду 1950 – 80-х гг., что требует их дополнительной интерпретации.

Из статистических материалов, как опубликованных, так и архивных, важны данные переписей населения и текущего статистического учета, позволяющие проанализировать структуру населения Мурманской области. Это, прежде всего, материалы Госкомстата и Мурманского Облкомстата, раскрывающие социально-экономические показатели развития общества в 1917 –80-е гг. Обширную статистику по различным аспектам темы содержат документы Планового отдела Исполкома Мурманского областного совета народных депутатов.

В целом эти материалы позволяют выявить общую динамику «женской политики» и тенденции изменения статуса женщин и женского экономического участия. Но раскрыть в полной мере детали механизма эмансипации по официальным итоговым документам часто затруднительно, а специальных аналитических разработок по этому вопросу нет. К тому же информация нередко трудно сопоставима по отдельным историческим периодам. Это заставляет привлечь материалы периодики, а в ряде случаев обратиться к устным воспоминаниям ветеранов.

Так, журнал «Вестник Карело-Мурманского края» («Карело-Мурманский край») 1920 – 30-х гг. отражает определенные элементы процессов эмансипации на Мурмане. В то же время непосредственно Мурманской области материалов в этом издании было посвящено намного меньше, чем Карелии; к тому же очень мало гендерно дифференцированных публикаций, среди которых находим и материалы о всероссийских женских съездах 1918 и 1927 гг. Из газет наиболее важен орган Областного комитета КПСС и Совета депутатов трудящихся – «Полярная правда», которая освещала все основные вопросы развития общества и государственной власти на Кольском Севере и отражала официальную позицию власти. Особенно большое количество материалов о женщине и для женщины содержит газета в 1939–1945 годах. Другие периодические издания также освещали разные аспекты расширения женского участия. При этом они, как правило, повторяли основные установки партийных инстанций и в этом плане принципиально новых положений в сравнении с «Полярной правдой» не несут. Поэтому автор считает возможным не использовать их, за некоторыми исключениями, в своем исследовании.

Издание отдела пропаганды и агитации Мурманского обкома КПСС «Блокнот агитатора», как правило, в мартовских номерах 1950-х гг. содержит немало емких материалов о женщине, предлагающих оценки ее роли в общественной жизни края, хотя весьма тенденциозные и идеологически заданные.



Методологической основой исследования послужила материалистическая теория познания. В данной работе наряду с общенаучными методами познания (системным, структурно-функциональным анализом, индукцией и дедукцией, группировкой, сравнением, обобщением) использованы и частнонаучные: статистические, социологические, исторические.

Статистические методы состояли в вычислении абсолютных и относительных показателей, необходимых для прояснения общей картины, связанной с явлениями реальной политической и экономической эмансипации женщин; ее итогов и последствий. Социологические методы заключались в анализе гендерных аспектов совокупности институтов, ролей, статусов советского общества, позволили выявить истоки и перспективы развития гендерных моделей общественно-политических отношений на разных этапах развития советского общества. Историко-сравнительный метод использовался для выявления общего и особенного в решении «женского вопроса» в СССР и крае. Историко-типологический метод позволил на основе использования отдельных примеров, а не всей совокупности фактов, проиллюстрировать общие черты женского гендерного участия в экономической жизни и структурах публичной власти края и государства. Историко-генетический метод обусловил последовательное раскрытие свойств, функций и изменений советской «женской политики».



Научная новизна и значимость исследования заключается в том, что автором систематизированы факторы, обусловившие специфику эмансипационных процессов в СССР; определены закономерности и степень преемственности советской политики в различные периоды решения «женского вопроса» в Советском Союзе. На региональном материале конкретизированы механизмы реализации женской политики и ее последствия. Сделана попытка рассмотреть процесс вовлечения женщин в публичные сферы общественной жизни в соотнесении с основными вехами политического и социально-экономического развития советского общества. В диссертации главный акцент сделан на роли государства в решении «женского вопроса» и способы контроля и надзора с его стороны за ходом реализации процесса, что ранее не было сферой исторических исследований.

В научный оборот вводится значительное количество ранее неопубликованных архивных источников.


Положения, выносимые на защиту.

1. Процесс эмансипации в СССР шел «сверху» и свелся к решению «женского вопроса». Женщины выступали в качестве объекта, а не активного субъекта процесса. Эмансипация была средством решения внутригосударственных и внешнеполитических проблем.

2. Централизация управления процессом эмансипации во многом унифицировала его региональные проявления. В советской «женской политике» можно условно выделить три периода, между которыми и на уровне Центра, и на уровне региона отсутствовала преемственность, а по некоторым позициям проявились даже черты контрмер.

3. Особенности эмансипации в Мурманской области:

а) На Кольском Севере не было традиций дореволюционного женского движения, решение «женского вопроса» здесь происходило целиком в условиях формирования социалистической системы общественных отношений.

б) Все принципиальные решения диктовались из Центра, а в регионе лишь определялись способы их выполнения.

в) В силу региональной специфики экономической занятости населения в Мурманской области существовали объективные факторы, удерживающие женщин в семье, препятствующие ее активному вовлечению в производственную и политическую сферы.

г) Система квотирования вела к тому, что и в экономической, и в политической сферах женщины занимали более низкое статусное положение, чем мужчины, что не соответствовало относительно высокому образовательному уровню женщин в Мурманской области.



Практическая значимость работы связана с тем, что анализ механизмов советской политики по решению «женского вопроса» поможет выявить своевременность, необходимость и достаточность государственного вмешательства в процессы, формирующиеся в обществе. Это особенно актуально в современных условиях, когда в России активно развиваются независимые от государства женские группы и организации.

Апробация работы. Основные положения диссертации изложены в докладах автора на научно-практических межрегиональных историко-краеведческих конференциях («Ушаковские чтения» - МГПУ, 2005, 2006, 2007 гг.), международных научно-технических конференциях «Наука и образование» (МГТУ - 2004, 2005, 2006 гг.). Часть исследования отражена в программе элективного курса для 10-11 класса профильной школы «Женщина в обществе», разработанного автором в 2004 г., и модульного курса «Женщина в обществе: гендерные аспекты анализа исторического процесса», который автор ведет в Мурманском областном институте повышения квалификации работников образования и культуры с 2005 г. Часть материалов опубликована в журналах «Преподавание истории и обществознания в школе» (2004 г.) и «Вестник Поморского университета» (2007 г.).

Структура диссертации и основное содержание работы
Во введении дано обоснование актуальности темы, показана степень изученности проблемы, приведена характеристика источников и указана методологическая база исследования.

В главе I «Идеология, теория и практика процесса женской эмансипации в СССР» рассмотрены вопросы интеллектуальных и социальных предпосылок становления и развития процесса эмансипации и его особенностей в СССР.

В первом параграфе выявлены «идеологические основы процесса эмансипации в СССР». Раскрыты два основных альтернативных направления феминизма как основы развития процесса эмансипации. Одно из них нацеливало на высвобождение прав собственности из гендерных ограничений. Направлено оно было преимущественно на женщин из буржуазных слоев и интеллигенции, которые выступали за экономическую независимость. Реальное воплощение в нашей стране получило второе направление, ориентированное на женщин из трудящейся массы и направленное на вовлечение их в революционную борьбу «бок о бок со своими мужчинами».

Предпосылки реализации в России марксистской модели эмансипации были созданы победой октябрьской революции в 1917 г. В итоге законодательного закрепления равенства добились женщины-работницы - малообразованные, пассивные, не имеющие представления о жизни вне эксплуатации, унижения, изматывающего труда на производстве и дома. Именно они стали той массой, на которой шла апробация механизмов советской эмансипации.



Второй параграф на основе архивных источников и партийных и советских документов раскрывает «теорию и практику решения «женского вопроса» в советском государстве в 1917-1980-е гг.» в условиях, когда экономическая и политическая мобилизация женщин периодически становилась для советской власти насущной потребностью. Показаны механизмы, позволявшие осуществлять политику мобилизации женщин как важного трудового и идеологического ресурса.

Анализ процесса создания материальных и идеологических условий для включения женщины–матери в производство и общественно-политическую жизнь советского государства показал, что утверждения о том, что женщины наравне с мужчинами «управляют государством», были не более чем советским идеологическим мифом. Сами партийные и советские деятели на протяжении всего периода существования СССР и на основании реальных цифр и фактов обращали внимание на то, что положение женщины до сих пор не является реально равным положению мужчин.

В данной части работы показаны причины, обусловившие названные результаты. Основные из них сводились к тому, что нормативное обеспечение равенства женщин и создание условий его реализации в экономическом и общественно-политическом аспектах, практическая разработка механизмов эмансипационного процесса зависели от внутриполитических и внешнеполитических условий развития СССР, из-за чего между периодами процесса эмансипации часто нарушалась преемственность.

Т.о., в первой главе проанализированы теоретические предпосылки формирования большевистской «женской политики» и ее основные положения и выявлены этапы развития процесса экономической и политической мобилизации женщин в качестве трудового и идеологического потенциала на решение проблем становления и развития советской государственности. Показано создание по-социалистически работающей системы гендерного равенства, которая внедрялась в принудительной и безальтернативной форме (начиная со всеобщей трудовой повинности, введения прямого распределения материальных благ и обобществления быта). Анализ политики, которую проводило советское государство, раскрыл способы создания реальных условий для включения женщины, в том числе женщины–матери в общественную жизнь. При этом показано, что те проблемы, которые государство начинало решать в 20-е годы, не были решены и в 80-е годы. Особенно это касалось возможностей в реализации системы политических прав женщин, равенство которых было гарантировано законодательством.

В главе II «Особенности процесса женской эмансипации в Мурманской области в 20-80-е годы ХХ века» на основании широкого круга источников исследованы основные черты политики советского государства по решению «женского вопроса» на Кольском Севере.

В первом параграфе «Особенности эмансипации на Кольском Севере



в 1917 – конце 1930-х гг.» отмечается, что 1920–1930-е гг. можно рассматривать как самостоятельный период в истории процесса решения «женского вопроса» в рамках Мурманского региона. Осуществлялась эта деятельность по тем же направлениям, что и в стране в целом: вовлечение в политическую работу, привлечение к общественно-идеологической деятельности и включение в общественное производство. Как и по СССР в целом, непосредственное руководство этой деятельностью до начала 30-х гг. осуществляли женотделы при парткомах, а основной организационной формой выступали женсоветы.

Расширение участия женщин в органах власти и управления, а также представительства в партии, происходило поступательно, но медленно. В то же время, хотя в Мурманской области, как и по всей стране, наблюдался явный дисбаланс между количеством активной части женщин и их долей в руководящих органах, в регионе он был менее явным. Доля женщин здесь более соответствовала их реальному весу в численности населения.



Второй параграф «Женщины Мурманской области как трудовой и идеологический потенциал в 1939 – 1940-е гг.» посвящен рассмотрению следующего этапа реализации «женской» политики в Мурманской области (конец 30-х – 40-е гг. ХХ в.), главным определяющим и направляющим фактором которого явилась Великая Отечественная война. Дана характеристика существенного изменения положения женщины в условиях необходимости мобилизации всех имеющихся трудоспособных людских ресурсов для победы, что стало надежнейшей мотивацией для партийно-политического руководства в его стремлении максимально вовлечь женщин в производство и общественную деятельность.

Именно война впервые привела к ситуации, когда женский труд стал преобладать над мужским и значительно увеличилось представительство женщин в партии. В то же время количество женщин в областных органах власти, как и руководстве областной партийной организации, изменилось крайне незначительно, несмотря на широко развернутую агитационно-пропагандистскую деятельность, направленную на вовлечение женщин в общественно-политическую жизнь.



Третий параграф «Женский вопрос» в Мурманской области в 50-80-е годы ХХ века» анализирует задачи и итоги «женской политики» в период 1950-х – первой половины 1980-х гг. Возрождение женсоветов, повышение государственного внимания решению бытовых вопросов дали основания автору для проведения параллели с первым периодом решения «женского вопроса». При этом функции и реальные возможности женсоветов в условиях «развитого социализма» не только не расширились, но даже были ограничены (по сравнению с 20-30-ми гг.) и заключались теперь только в решении социально-культурных вопросов. Особое внимание развитию системы бытового обслуживания привело к тому, что основную массу работников в этой сфере стали составлять сами женщины, при этом росту количества оказываемых бытовых услуг не всегда соответствовал рост их качества.

Количественный рост участия женщин в областных органах советской власти сопровождался в 50-е гг. снижением, а в 60–70-е гг. неизменностью качественного представительства, и, как следствие, стабильной неактивностью женщин. Формирование органов партийной власти создавалось на основе квотирования, явного, но не афишируемого, и поэтому они по гендерному представительству были практически неизменны.

Этот период отмечен особым отношением к женщине-матери, когда, с одной стороны, ей была предоставлена свобода выбора роли матери или работницы, с другой, - всяческое поощрение матери-работницы, говорило о приоритете государственных демографических интересов.

В четвертом параграфе делаются выводы об «итогах реализации и особенностях механизма «женской» политики в Мурманской области в годы Советской власти». Основные ее постулаты формировались на уровне центральных органов власти и заключались в следующем:

- формирование идеологии эмансипационного процесса в центральных партийно-государственных структурах и развитие процесса «сверху» через решения партийных и советских съездов, пленумов и нормативно-инструктивные документы, обязательные для реализации на местах;

- реализация директив центральных органов государственной и партийной власти через специально создаваемые органы регионального и местного уровня: при парткомах – женотделы, которые осуществляли руководство массой через женсоветы и делегатские собрания, а также отдельных представительниц – коммунисток и беспартийных, осуществляющих агитационно-пропагандистское воздействие, имеющее целью привлечь женщин к решению внутригосударственных и внешнеполитических проблем;

- скрытое квотирование мест для женщин во властных структурах и формирование образа женщины в советской идеологии (тесно связанное с квотированием), имеющее целью воспитание в женщинах качеств, необходимых для служения советскому государству;

- создание системы бытовых услуг и нормативно-правовое улучшение условий для работающих женщин на производстве;

- активизация мероприятий по решению «женского вопроса» при обострении внутренних и внешних экономических и политических проблем.

Т.о., во второй главе доказывается, что, начиная с 1920 г. и до середины 80-х годов ХХ в., система проводившихся в регионе мероприятий имела черты, общие для всей страны. В то же время до 50-х годов проявлялись специфические особенности данного процесса. На Кольском Севере не было традиций дореволюционного женского движения, которые влияли бы на воплощение в жизнь советской эмансипационной идеологии. Поэтому все изменения в положении женщин должны были происходить в точном соответствии с государственно-партийной политикой и благодаря политической воле советского государства. При этом в условиях бурного роста населения Мурманской области и недостаточно развитой инфраструктуры не всегда удавалось обеспечивать преемственность политических шагов в процессе становления женского равенства. Кроме этого, значительное количество женщин не было востребовано экономикой края, что в условиях относительно высокой оплаты труда мужчин для довольно большого количества самих женщин и их семей не было серьезной проблемой. В итоге расхождения с центральными установками в женской эмансипационной политики наблюдались в части результатов и сроков реализации предписаний.

В период 50-80-х гг. ХХ века практически все мероприятия, проводимые в рамках решения «женского вопроса» в Мурманской области перестают отличаться от общегосударственных в связи с тем, что территориальная удаленность региона в условиях относительно развитой инфраструктуры перестала быть определяющей в характере социальных процессов.

В заключении даны итоги и выводы. Они в основном сводятся к следующему.

Специфика процесса эмансипации в условиях советского государства заключалась в его направленности. Если в условиях западного общества борьба за освобождение и равенство женщин происходила при активном и непосредственном их участии и инициативе, то Советское государство, представленное во власти в первую очередь мужчинами, само выступало инициатором процесса. Несовпадение реальных и декларируемых целей делало женскую политику в достаточной степени формализованной.

Сопоставление процесса разрешения «женского вопроса» в политике центра и на региональном уровне позволяет выявить следующее:

1. На Кольском Севере, где не было традиций дореволюционного женского движения, процесс стал проявлением советской эмансипации «в чистом виде». Пути развития процесса намечались под непосредственным руководством и контролем центральных партийных и государственных органов, а на уровне области могли приниматься решения только в отношении способов и методов выполнения императивов, предписанных партийно-государственной идеологией.

2. На первом этапе развития процесса эмансипации на Кольском Севере проблема женской безработицы была смягчена значительно меньшей долей женщин в составе населения, чем по стране в целом, и тем, что многие из них не проявляли большого желания быть экономически независимыми от мужей. При этом политический характер вопроса вел к тому, что под руководством и контролем Центра вовлечение женщин в производство происходило, но отставало по темпам и количественным результатам от общесоюзных показателей.

3. Региональная система экономической занятости мужчин, вынужденных довольно значительное время находиться вдали от дома, удерживала женщину в семье. Система общественного питания, банно-прачечные комбинаты, дошкольные учреждения снимали часть домашних обязанностей, но их недостаточное количество и низкое качество обслуживания в течение всего рассматриваемого периода не позволяли женщинам переложить основные домашние заботы на эту систему.

4. Динамика изменения образовательного уровня и производственного участия женщин привела к выравниванию статусных качеств гендерных групп в обществе. В то же время скрытым квотированием женского представительства в экономической жизни советского общества, что ярко проявилось и в Мурманской области, произошло разделение сфер по гендерному признаку, как по горизонтали, так и по вертикали. По горизонтали: бюджетные малооплачиваемые сферы обеспечивали занятость, в первую очередь, женщин, а производство стало сферой преобладающего представительства мужчин. По вертикали: чем выше управленческий уровень, тем меньше в нем было представлено женщин и в бюджетной, и в производственной сферах.

5. В органах политической власти и управления также существовало квотирование и принцип властной пирамиды повторялся. Наименьший гендерный дисбаланс наблюдался в органах представительной власти (в отличие от исполнительных и партийных органов), при этом системой квотирования было обусловлено более низкое статусное положение женщин-депутатов в сравнении со статусом мужчин-депутатов.

Советское государство реализовало идею юридического, формального равенства мужчин и женщин, устранив явную, открытую дискриминацию. При этом одно лишь законодательное закрепление и даже выстроенная система мероприятий, проводимая волей государственной власти, проблем решить не смогли, поскольку легитимность конституционных и законодательных установлений зависела и от того, насколько они признаются и разделяются обществом. Для эффективности процесса эмансипации необходимо было изменить его направление: идеология и практика эмансипации должны зарождаться в обществе в русле общественных женских движений. При этом роль государства должна заключаться, во-первых, в нормотворчестве, основанном на отборе наиболее эффективных и жизнеспособных, апробированных на практике, идей; во-вторых, – внедрении их в широкую общественную практику с помощью государственного управления и контроля за исполнением нормативно-правовых актов, регулирующих процесс.

Существуют объективные факторы, влияющие на изменение социального статуса женщин: все большая их экономическая независимость; рост образования женщин, их постепенное высвобождение от бытовой привязанности при сокращении количества детей в семье и времени, затрачиваемого на ведение домашнего хозяйства. Российские женщины объективно начинают играть более значимую роль в публичной сфере. Чтобы это было эффективным, особенно на региональном уровне, необходимо учитывать советский опыт решения «женского вопроса» - и положительный, и отрицательный.

Основные положения диссертации изложены в следующих работах автора:

1. Кутырова О.В. Женщины в общественно-политической жизни Мурмана в военные и послевоенные годы //Вестник Поморского университета. Серия: Гуманитарные и социальные науки. Выпуск 5. – 2007. – С. 22-26 (входит в перечень ВАК).

2. Кутырова О.В. Из истории русского феминизма… //Отечественная история. 2007. № 5. – С. 22-24 (входит в перечень ВАК).

3. Кутырова О.В. Женщина в обществе //Преподавание истории и обществознания в школе. 2004. № 1. – С. 49-52.

4. Кутырова О.В. Женское участие в деятельности партии большевиков (1906-1913) // Наука и образование–2004: Материалы научно-технической конференции (Мурманск, 7-15 апреля 2004 г.): В 6 ч. Ч. 2.–Мурманск: МГТУ, 2004. – С. 179-182.

5. Кутырова О.В. Гендер в содержании образовательных программ //Актуальные проблемы учебно-воспитательного процесса в вузах. Материалы 5-й региональной научно-практической конференции Северо-Западного филиала Московского гуманитарно-экономического института 19-23 апреля 2004 года. Мурманск: МГЭИ, 2004. – С. 156-160.

6. Кутырова О.В. Гендерный подход в образовании // Государственно-общественный характер управления образованием как механизм формирования духовно-нравственных ценностей: Материалы Международной научно-практической конференции: 5-6 апреля 2004 г: - Мурманск: МОИПКРО, 2004. – С. 39-42.

7. Кутырова О.В. Основные тенденции развития женского участия в общественной жизни Кольского полуострова // Проблемы российского общества: прошлое и современность: Сб. научн. статей.– Мурманск: «Пазори», 2004.– С. 96-100.

8. Кутырова О.В. Женское влияние как методологическая проблема истории //Актуальные проблемы развития современного образования: Сб. научн. статей. – Мурманск: «Пазори», 2005. – С. 51-55.

9. Кутырова О.В. Женщины Мурманской области в Великой Отечественной войне // II Ушаковские чтения: Материалы научно-практической межрегиональной историко-краеведческой конференции памяти профессора И.Ф. Ушакова / Науч. ред. А.В. Воронин. – Мурманск: МГПУ, 2005. – С. 94-102.

10. Кутырова О.В. Роль женщины в общественной жизни Мурманской области в 1950-е годы (по материалам газеты «Полярная правда») // Наука и образование – 2005: Материалы научно-технической конференции (Мурманск, 6-14 апреля 2005 г.): В 7 ч. Ч. 1. – Мурманск: МГТУ, 2005. - С. 269-273.

11. Кутырова О.В. Механизмы советской эмансипации (на примере Мурманской области) // III Ушаковские чтения: Сб. научн. статей / Науч. ред. А.В. Воронин. – Мурманск: МГПУ, 2006. – С. 89-97.

12. Кутырова О.В. Механизм советской агитации в 20-50-е гг. ХХ в. на примере Мурманской области (гендерный аспект) // Проблемы гуманитарных наук и образования в техническом вузе [Электронный ресурс] / МГТУ. электрон. текст дан.(3,5Мб) Мурманск: МГТУ, 2006. 1 опт. Компакт-диск (CD-ROM) / Научно-техническая конференция «Проблемы гуманитарных наук и образования в техническом вузе».

13. Кутырова О.В. Гендерные подходы к анализу исторических процессов // Изучение истории на профильном уровне в современной школе: Сб. учебно-методических материалов / Под ред. Е.Е. Вяземского.– М.: Русское слово, 2006.– С. 225-237.



14. Кутырова О.В. Женщины как объекты политической деятельности // Актуальные вопросы развития образования: сб. научн. статей. Ч. 1.–Мурманск, 2006.– С. 114-121.


1 Стайс Р. Женское освободительное движение в России. Феминизм, Нигилизм и большевизм 1860 — 1930. – М., 2004; Юкина И.И. История женщин России. Женское движение и феминизм в 1850-1920-е годы. Материалы к библиографии. – Спб., 2003; Пушкарева Н.Л. Феминизм. К определению понятия // Гендерная история. Теория и исследования: учебное пособие, материалы к курсу «От женской истории к гендерной истории. Смена познавательных ориентаций». – Калуга, 2001; Пушкарева Н.Л. Женская история России 1801-1905 гг.: Формы социальной активности. – Калуга, 2001; Гафизова Н.Б. Исторический опыт взаимодействия Российского и Международного женских движений во второй половине 19 - начале 20 века. Автореферат. – Иваново, 2000.

2 Репина Л.П. Гендерная история: проблемы и методы исследования // Новая и новейшая история. 1997. № 6; Репина Л.П. «Женская история»: Проблемы теории и метода // Средние века. Вып. 57. 1994; Репина Л.П. Женщины и мужчины в истории: Новая картина европейского прошлого. Очерки. Хрестоматия. – М., 2002; Гришунина И.Н. Использование женского труда в современной экономике России. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата экономических наук. – Саратов, 2002.

3 Айвазова С., Кертман Г. Мы выбираем, нас выбирают… Гендерный анализ парламентских и президентских выборов 2003– 2004 гг. в России. – М., 2004; Айвазова С. Русские женщины в лабиринте равноправия. Очерки политической теории истории. – М., 1998; Айвазова С. и Кертман Г. Женщины на рандеву с российской демократией. – М., 2001; Айвазова С. Возможности использования судебной системы для защиты от дискриминации по признаку пола в сфере труда и занятости в современной России. – М., 2006; Айвазова С.Г. Гендерное равенство в контексте прав человека. – М., 2001.

4 McNamara J.A., Wemple S The power of women through the Family in Medieval Europe: 500-1100 // Clio’s Consciousness Raised / Eds. By M. Hartman, L.W. Banner. N.Y., 1974; Degler C.N. Is There a History of Women? London, 1975; Ellman M. Thinking About Women. N.Y., 1968; Evans-Pritchard E.E. The Position of Women in Primitive Societies and other Essays in Social Anthropology. L., 1965.

5 Михайлов М.И. Женщины, их воспитание и значение в семье и обществе. – СПб., 1903; Бондаренко Л.Ю. Роль женщины: от прошлого к настоящему // Общественные науки и современность. 1996. № 6; Кайдаш-Лакшина С. Великие женщины России. – М., 2001; Анисимов Е. Женщины на российском престоле. – СПб., 2003.

6 Блонина Е. Борьба работниц за последние годы. – Харьков, 1920; Бондаренко Л.Ю. Роль женщины: от прошлого к настоящему // Общественные науки и современность. 1996. № 6; Бабаева Л.В. Женщины России в условиях социального перелома: работа, политика, повседневная жизнь / Российский общественный научный фонд.– М., 1996.

7 Машика Т.А. Занятость женщин и материнство. – М., 1989; Новикова Э.Е. Женщины в развитом социалистическом обществе. - М., 1985; Чирков П.М. Решение женского вопроса в СССР. - М., 1978.

8 Бабаева Л.В. Женщины России в условиях социального перелома: работа, политика, повседневная жизнь / Российский общественный научный фонд. – М., 1996.

9 Ушаков И.Ф., Дащинский С.Н. Кола. – Мурманск, 1983; Ушаков И.Ф. Избранные произведения: В 3 т.: Историко-краеведческие исследования. – Мурманск, 1998; Киселев А.А. Родное Заполярье. Очерки истории Мурманской области (1917-1972 гг.) – Мурманск, 1974;. и др.; Климов Ю.Н. Создание и деятельность Мурманской уездной организации РКП(б) (февраль 1920 – июнь 1921 г.) – Мурманск, 1961; Очерки истории Мурманской организации КПСС. – Мурманск, 1969; Федоров П.В. Мурманская область в послевоенном СССР (1945-1990) / Под ред. М.И. Сухарева. – Мурманск, 1997 и др.

10 Дранишников В.В., Манухин В.П., Дудакова Е.Ф. Очерки истории народного образования Кольского края – Мурманск, 2001; Клеткина Г.С. Партийная организация Мурманской области в борьбе за развитие народного образования (1917-1941). – М., 1953;

11 Саморукова А.Г. Мир женщины в истории Хибиногорска (к 75-летию города) // III Ушаковские чтения: Сб. науч.статей / Науч. ред. А.В. Воронин. – Мурманск, 2006. - с. 141-145.