Из Вед Древнеиндийская философия. Начальный период. М., 1972 - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Ведение глава Император, правительство и Дума накануне и в начальный... 1 222.28kb.
Вед. 2: Здравствуйте! Вед. 1: При встрече люди обычно говорят «здравствуй»... 1 126.92kb.
Звучит песня А. Пугачевой «А знаешь, все еще будет» Вед Добрый день... 1 51.29kb.
Ссср во второй мировой войне Содержание 1 124.99kb.
История появления реактивной авиации 1 240.59kb.
Е. В. Пантелеев, Н. Н. Пантелеева Вариант VII отечественное государство... 1 143.87kb.
Аммофос 12: 52 Высококонцентрированное удобрение, содержащее азот... 1 16.98kb.
1. История философии. Ее предмет и задачи Философия и мировоззрение. 5 603.63kb.
Философия нового времени: просвещение, классическая немецкая философия... 1 258.04kb.
Философия счастливого человека 1 201.51kb.
Билет 15 Христианская философия, патристика, апологетика. Филон Александрийский 1 46.17kb.
О грандиозном плане творца вселенной 4 1328.48kb.
- 4 1234.94kb.
Из Вед Древнеиндийская философия. Начальный период. М., 1972 - страница №1/1

Из Вед



Древнеиндийская философия. Начальный период. М., 1972.

Перевод В.А. Кочергиной



С.30

6. [ГИМН ПУРУШЕ]

Ригведа, X, 90

1. Тысячеглавый, тысячеглазый и тысяченогий пуруша.

Он закрыл собою всю землю и [еще] возвышался над ней на десять пальцев.

2. Пуруша — это все, что стало и станет.

Он властвует над бессмертием, [над всем], что растет благодаря пище,

3. Огромно его величие, но еще огромнее [сам] пуруша.

Четвертая часть его — все сущее, три [другие] части — бессмертное в небе.

С.31

4. На три четверти вознесся пуруша в вышину, четвертая часть его осталась [здесь].

Отсюда [он] распростерся на тех, кто ест и кто не ест.

5. От него родилась Вирадж, а за ней пуруша.

Родившись, он распростерся на запад и на восток.

6. Боги, совершая жертвоприношение, приносили пурушу в жертву,

Весна была его жертвенным маслом, лето — дровами, [а] осень — [самой жертвой.]


  1. Этого перворожденного пурушу освятили как жертву на жертвенной траве,

Им приносили жертвы боги, [те], кто были садхьи и риши14.

8. Из него, принесенного в жертву, было получено жертвенное масло,

[Его] обратили в те существа, которые [обитают] в воздухе, в лесу и селениях.

9. От него, принесенного в жертву, возникли риги и саманы,

Стихотворные размеры возникли от него, яджусы25 от него возникли.

10. От него возникли лошади и [другие животные] с верхними и нижними зубами.

Коровы возникли от него, от него возникли козы и овцы.

11. Когда разделили пурушу, на сколько частей он был разделен?

Чем стали уста его, чем руки, чем бедра, ноги?

12. Брахманом стали его уста, руки — кшатрием,

Его бедра стали вайшьей, из ног возник шудра.

13. Луна родилась из мысли, из глаз возникло солнце.

Из уст — Индра и Агни, из дыхания возник ветер.

14. Из пупа возникло воздушное пространство, из головы возникло небо.


С.32

Из ног — земля, страны света — из слуха. Так распределились миры.

15. Вокруг него положили семь поленьев, трижды семь поленьев было приготовлено,

Когда боги, совершая жертвоприношение, связывали пурушу, [как вяжут] жертвенное животное.

16. Жертвой совершали боги жертвоприношение; эти дхармы были первыми.

И им, могущественным, досталось небо, где ранее возникшие боги — садхьи.


С.33

8. [ГИМН БОГИНЕ РЕЧИ]

Ригведа, X, 125

1.Я — вместе с Рудрой, Васу,

Вместе с Адити и Вишвадевой.

Я несу Митру и Варуну,

Индру и Агни, обоих Литвинов.

2. Я несу необузданного Сому, я [несу]

Тваштара, Путана [и] Бхагу.

Я даю богатство жертвователю, усердно совершающему

Жертвоприношение, выжимающему сок [сомы].

3.Я — владычица, собирательница богатств,

Первая, [кто] размышляет о том, что достойно жертвоприношения.

Такой меня создали боги — всегда

Многосущей и многоразличной.

4. Благодаря мне насыщается пищей тот, кто

Видит, кто дышит и кто слышит сказанное.

Не зная [этого], они во власти моей.

Внемли мне, о внемлющий! Я говорю тебе достоверное.

5.Ведь сама говорю я то, [что] угодно Богам и людям.

Кого полюблю, того сделаю сильным —

Того [сделаю] брахманом, того — риши, того — очень мудрым.

6. Это я натягиваю лук Рудры, [дабы]

Поразить стрелой ненавидящего брахманов.

Я порождаю споры между людьми,

Я обитаю на небе и на земле.

7. Я порождаю отца этого [мира], его голову3б.

Лоно мое в воде, в море,

Оттуда я распростираюсь по всем мирам,

Величием я достигаю неба.

8. Я вею [там], подобно ветру,

Охватывая все миры.

Я выше неба, шире земли —

Столь великой я стала.

---------


С.34

9. [КОСМОГОНИЧЕСКИЙ ГИМН] Насадия

Ригведа, X, 129

1. Тогда не было ни сущего, ни не-сущего;

Не было ни воздушного пространства, ни неба над ним.

Что в движении было? Где? Под чьим покровом?

Чем были воды, непроницаемые, глубокие?


  1. Тогда не было ни смерти, ни бессмертия, не было

Различия между ночью и днем.

Без дуновения само собой дышало Единое,

И ничего, кроме него, не было.

3. Вначале тьма была сокрыта тьмою,

Все это [было] неразличимо, текуче.

От великого тапаса47 зародилось Единое,

Покрытое пустотою.


  1. И началось [тогда] с желания — оно

Было первым семенем мысли.

Связку сущего и не-сущего

Отыскали, восприемля в сердце, прозорливые мудрецы.


  1. Вервь их58 простерта поперек.

Было ли Внизу [что], было ли вверху?

Носители семени были, силы были.

Вожделение — Внизу, усилия — вверху.


  1. Кто поистине знает, кто теперь бы поведал,

Откуда возникло это мирозданье?

Боги [появились] после сотворения его.

[Но] кто же знает, из чего оно возникло?


  1. Из чего возникло ото мирозданье, создал ли

[Кто его] или нет?

Кто видел это на высшем небе,

Тот поистине знает. [А] если не знает?

Литература древнего Востока. Иран, Индия, Китай (тексты). М., 1984


ПОЗНАНИЕ (Ригведа X, 71) Перевод Т.Я. Елизаренковой
С.53

1

О Брихаспати, первое начало Речи (возникло),



Когда они пришли в действие, давая имена (вещам).

Что было у них лучшего, незапятнанного,

Что было скрыто в них, стало проявленным с помощью любви.

2

Когда мудрые мыслью создали Речь,



Просеивая (её), как зерно — ситом,

Тогда друзья познали содружества.

Их священный знак нанесен на Речь.

3

С помощью жертвы пошли они по следу Речи.



Они обнаружили ее, вошедшую в слагателей гимнов.

Принеся ее, они разделили (ее) между многими.

Семеро певцов вместе приветствовали ее криками.

4

Кто-то, глядя, не видит Речь,



Кто-то, слушая, не слышит ее.

А кому-то она отдает (свое) тело,

Как страстная жена в прекрасном наряде — (своему) мужу.

5

Говорят, что кто-то стал неповоротливым и



ожиревшим в содружестве.

Его не посылают больше на состязания.

Этот живет пустым обманом:

Он слышал речь, не приносящую ни плодов, ни цветов.



С.54

6

Кто бросил в беде друга-единомышленника,



Нет тому права на Речь!

Что он и слышит, втуне слышит:

Он не узнал пути благого деяния!

7

Друзья, имеющие глаза (и) имеющие уши,



Бывают (все же) неодинаковыми по порывам духа.

Одни выглядят, как пруды, (где вода) до рта

(или) до плеч,

Другие же — как пруды для омовения.

8

Когда брахманы (как) друзья вместе приносят жертву,



А в сердце отточены порывы духа,

То кого-то умышленно оставляют позади,

Другие же — чьи молитвы вызывают хвалу –

выступают вперед..

9

Кто не движется ни близко, ни далеко,



(Кто) не (настоящие) брахманы, не приготавливающие сому,

Те, плохо владея Речью,

Ткут по утку (негодную) тряпку, не сознавая (этого).

10

Все товарищи радуются за друга,



Пришедшего со славой, победителя в поединке.

Он спасает их от греха, добывает им питание.

Он был должным образом выпущен на состязание.

11

Кто-то сидит, расцвечивая цветок гимна,



Кто-то поет мелодию к (стихам) шаквари31.

Кто-то — брахман — возглашает знание сути (вещей),

Кто-то измеряет меру жертвоприношения .

Гесиод Труды и дни
Текст приводится по изданию: Гесиод. Полное собрание текстов. / Пер. В.В. Вересаева, О.П. Цыбенко. Вступительная статья В.Н. Ярхо. Комментарии О.П. Цыбенко и В.Н. Ярхо. Лабиринт, 2001. — 256 с.

http://ancientrome.ru/antlitr/hesiod/works-days-f.htm


Строки 220-370
220 Правды же путь неизменен, куда бы ее ни старались
Неправосудьем своим своротить дароядные люди.
С плачем вослед им обходит она города и жилища,
Мраком туманным одевшись, и беды на тех посылает,
Кто ее гонит и суд над людьми сотворяет неправый.

Там же, где суд справедливый находят и житель туземный,


И чужестранец, где правды никто никогда не преступит,
Там государство цветет, и в нем процветают народы;
Мир, воспитанью способствуя юношей, царствует в крае;
Войн им свирепых не шлет никогда Громовержец-владыка.
230 И никогда правосудных людей ни несчастье, ни голод
Не посещают. В пирах потребляют они, что добудут:
Пищу обильную почва приносит им; горные дубы
Желуди с веток дают и пчелиные соты из дупел.
Еле их овцы бредут, отягченные шерстью густою,
Жены детей им рожают, наружностью схожих с отцами.
Всякие блага у них в изобилье. И в море пускаться
Нужды им нет: получают плоды они с нив хлебодарных.
             Кто же в надменности злой и в делах нечестивых коснеет,
Тем воздает по заслугам владыка Кронид дальнозоркий.
240 Целому городу часто в ответе бывать приходилось
За человека, который грешит и творит беззаконье.
             Беды великие сводит им с неба владыка Кронион:
Голод совместно с чумой. Исчезают со света народы.
Женщины больше детей не рожают, и гибнут дома их
Предначертаньем владыки богов, олимпийского Зевса.
Или же губит у них он обильное войско, иль рушит
Стены у города, либо им в море суда потопляет.
             Сами, цари, поразмыслите вы о возмездии этом.
Близко, повсюду меж нас, пребывают бессмертные боги
250 И наблюдают за теми людьми, кто своим кривосудьем,
Кару презревши богов, разоренье друг другу приносит.
Посланы Зевсом на землю-кормилицу три мириады
Стражей бессмертных. Людей земнородных они охраняют,
Правых и злых человеческих дел соглядатаи, бродят
По миру всюду они, облеченные мглою туманной.
Есть еще дева великая Дике, рожденная Зевсом,
Славная, чтимая всеми богами, жильцами Олимпа.
Если неправым деяньем ее оскорбят и обидят,
Подле родителя-Зевса немедля садится богиня
260 И о неправде людской сообщает ему. И страдает
Целый народ за нечестье царей, злоумышленно правду
Неправосудьем своим от прямого пути отклонивших.
И берегитесь, цари-дароядцы, чтоб так не случилось!
Правду блюдите в решеньях и думать забудьте о кривде.
             Зло на себя замышляет, кто зло на другого замыслил.
Злее всего от дурного совета советчик страдает.
Зевсово око все видит и всякую вещь примечает;
Хочет владыка, глядит, — и от взоров не скроется зорких,
Как правосудье блюдется внутри государства любого.
270 Нынче ж и сам справедливым я быть меж людей не желал бы,
Да заказал бы и сыну; ну, как же тут быть справедливым,
Если чем кто неправее, тем легче управу находит?
Верю, однако, что Зевс не всегда же терпеть это будет.
             Перс! Хорошенько запомни душою внимательной вот что:
Слушайся голоса правды и думать забудь о насилье.
Ибо такой для людей установлен закон Громовержцем:
Звери, крылатые птицы и рыбы, пощады не зная,
Пусть поедают друг друга: сердца их не ведают правды.
Людям же правду Кронид даровал — высочайшее благо.
280 Если кто, истину зная, правдиво дает показанья -
Счастье тому посылает Кронион широкоглядящий.
Кто ж в показаньях с намереньем лжет и неправо клянется,
Тот, справедливость разя, самого себя ранит жестоко.
Жалким, ничтожным у мужа такого бывает потомство;
А доброклятвенный муж и потомков оставит хороших.
             С доброю целью тебе говорю я, о Перс безрассудный!
Зла натворить сколько хочешь — весьма немудреное дело.
Путь не тяжелый ко злу, обитает оно недалеко.
Но добродетель от нас отделили бессмертные боги
290 Тягостным потом: крута, высока и длинна к ней дорога,
И трудновата вначале. Но если достигнешь вершины,
Легкой и ровною станет дорога, тяжелая прежде.
             Тот — наилучший меж всеми, кто всякое дело способен
Сам обсудить и заране предвидит, что выйдет из дела.
Чести достоин и тот, кто хорошим советам внимает.
Кто же не смыслит и сам ничего и чужого совета
К сердцу не хочет принять- совсем человек бесполезный.
Помни всегда о завете моем и усердно работай,
Перс, о потомок богов, чтобы голод тебя ненавидел,
300 Чтобы Деметра в прекрасном венке неизменно любила
И наполняла амбары тебе всевозможным припасом.
Голод, тебе говорю я, всегдашний товарищ ленивца.
Боги и люди по праву на тех негодуют, кто праздно
Жизнь проживает, подобно безжальному трутню, который,
Сам не трудяся, работой питается пчел хлопотливых.
Так полюби же дела свои вовремя делать и с рвеньем.
Будут ломиться тогда у тебя от запасов амбары.
Труд человеку стада добывает и всякий достаток,
Если трудиться ты любишь, то будешь гораздо милее
310 Вечным богам, как и людям: бездельники всякому мерзки.
Нет никакого позора в работе: позорно безделье,
Если ты трудишься — скоро богатым, на зависть ленивцам,
Станешь. А вслед за богатством идут добродетель с почетом.
Хочешь бывалое счастье вернуть, так уж лучше работай,
Сердцем к чужому добру перестань безрассудно тянуться
И, как советую я, о своем пропитанье подумай.
Стыд нехороший повсюду сопутствует бедному мужу,
Стыд, от которого людям так много вреда, но и пользы.
Стыд — удел бедняка, а взоры богатого смелы.
320 Лучше добром богоданным владеть, чем захваченным силой.
Если богатство великое кто иль насильем добудет,
Пли разбойным своим языком — как бывает нередко
С теми людьми, у которых стремлением жадным к корысти
Ум отуманен и вытеснен стыд из сердца бесстыдством, -
Боги легко человека такого унизят, разрушат
Дом, — и лишь краткое время он тешиться будет богатством.
То же случится и с тем, кто обидит просящих защиты
Иль чужестранцев, кто к брату на ложе взойдет, чтобы тайно
Совокупиться с женою его, — что весьма непристойно!
330 Кто легкомысленно против сирот погрешит малолетних,
Кто нехорошею бранью отца своего обругает,
Старца, на грустном пороге стоящего старости тяжкой.
Истинно, вызовет гнев самого он Кронида, и кара
Тяжкая рано иль поздно постигнет его за нечестье!
             Этого ты избегай безрассудной своею душою.
Жертвы бессмертным богам приноси, сообразно достатку,
Свято и чисто, сжигай перед ними блестящие бедра.
Кроме того, возлиянья богам совершай и куренья,
Спать ли идешь, появленье ль священного света встречаешь,
340 Чтобы к тебе относились они с благосклонной душою,
Чтоб покупал ты участки других, а не твой бы — другие.
             Друга зови на пирушку, врага обходи приглашеньем.
Тех, кто с тобою живет по соседству, зови непременно:
Если несчастье случится, — когда еще пояс подвяжет
Свойственник твой! А сосед и без пояса явится тотчас.
Истая язва — сосед нехороший; хороший — находка.
В жизни хороший сосед приятнее почестей всяких.
Если бы не был сосед твой дурен, то и бык не погиб бы.
Точно отмерив, бери у соседа взаймы: отдавая,
350 Меряй такою же мерой, а можешь, — так даже и больше,
Чтобы наверно и впредь получить, коль нужда приключится.
Выгод нечистых беги: нечистая выгода — гибель.
Тех, кто любит, — люби; если кто нападет, — защищайся.
Только дающим давай; ничего не давай не дающим.
Всякий дающему даст, не дающему всякий откажет.
Дать — хорошо; но насильно берущего смерть ожидает.
Тот, кто охотно дает, если даже дает он и много,
Чувствует радость, давая, и сердцем своим веселится.
Если же кто своевольно берет, повинуясь бесстыдству, -
360 Пусть и немного он взял, — но печалит нам милое сердце.
Если и малое даже прикладывать к малому будешь,
Скоро большим оно станет; прикладывай только почаще.
Жгучего голода тот избежит, кто копить приучился.
Если что заперто дома, об этом заботы немного.
Дома полезнее быть, оставаться снаружи опасно.
Брать — хорошо из того, что имеешь. Но гибель для духа
Рваться к тому, чего нет. Хорошенько подумай об этом.
Пей себе вволю, когда начата иль кончается бочка,
Будь на середке умерен; у дна же смешна бережливость.
370 Другу всегда обеспечена будь договорная плата.
С братом и с тем, как бы в шутку, дела при свидетелях делай.
Как подозрительность, так и доверчивость гибель приносит.

Из Софокл. Антигона

Софокл. Антигона // Древнегреческая трагедия. Эсхил. Софокл. Эврипид. Новосибирск, 1993.

С.236
СТАСИМ ПЕРВЫЙ

Хор


Строфа 1

Много есть чудес на свете,

Человек — их всех чудесней.

Он зимою через море

Правит путь под бурным ветром

И плывет, переправляясь

По ревущим вкруг волнам.

С.237
Землю, древнюю богиню,

Что в веках неутомима,

Год за годом мучит он

И с конем своим на поле

Всюду борозды ведет.


Антистрофа 1

Муж, на выдумки богатый,

Из веревок вьет он сети

И, сплетя, добычу ловит:

Птиц он ловит неразумных,

Рыб морских во влажной бездне,

И стада в лесу дремучем,

И зверей в дубравах темных,

И коней с косматой гривой

Укрощает он, и горных

Он быков неутомимых

Под свое ведет ярмо.


Строфа 2

Мысли его — они ветра быстрее;

Речи своей научился он сам;

Грады он строит и стрел избегает,

Острых морозов и шумных дождей;

Все он умеет; от всякой напасти

Верное средство себе он нашел.

Знает лекарства он против болезней,

Но лишь почует он близость Аида,

Как понапрасну на помощь зовет.


Антистрофа 2

Хитрость его и во сне не приснится;

Это искусство толкает его

То ко благим, то к позорным деяньям.

Если почтит он законы страны,

Если в суде его будут решенья

С.238

Правыми, как он богами клялся,—



Неколебим его город; но если

Путь его гнусен — ни в сердце мое,

Ни к очагу он допущен не будет...
То бессмертных ли знак? Я с сомненьем борюсь,

Я ее узнаю — как могу я сказать,

Что она — не дитя Антигона?

Злополучная ты!

О Эдипа, отца злополучного, дочь!

Что случилось с тобой? Иль преступница ты?

Преступила ль царевы законы

И в безумье то дело свершила?


Входит страж с Антигоной.

Средневеково-исламская поэзия

СУФИИ И БЛИЗКИЕ К НИМ

Из Омара Хаяма (1048 — 1131 ) – рубаи:

Много лет размышлял я над жизнью земной,

Непонятного нет для меня под луной.

Мне известно, что мне ничего неизвестно, -

Вот последняя правда, открытая мной.6

*****


Наполнить камешками океан

Хотят святоши, - глупость иль обман?

Пугают адом, соблазняют раем, -

А где концы всех этих дальних стран?7

*****

В детстве ходим за истиной к учителям,



После ходят за истиной к нашим дверям,

Где же истина? Мы появились из капли.

Станем ветром. Вот смысл этой сказки,

Хаям!8

*****

В этом мире на каждом шагу западня.



Я по собственной воле не прожил и дня.

Без меня в небесах принимают решенья

А потом бунтарем называют меня!9

*****


«Ад и рай - в небесах», - утверждают ханжи.

Я, в себя заглянув, убедился во лжи:

Ад и рай – не круги во дворце мирозданья,

Ад и рай – это две половины души.10

*****

Отчего всемогущий творец наших тел



Даровать нам бессмертия не захотел?

Если мы совершенны – зачем умираем?

Если несовершенны – то кто бракодел?11

*****


Мы - послушные куклы в руках у творца!

Это сказано мною не ради словца.

Нас по сцене Всевышний на ниточках водит

И пихает в сундук, доведя до конца.12

*****

Все, что видим мы, - видимость только одна.



Далеко от поверхности мира до дна.

Полагай несущественным явное в мире,

Ибо тайная сущность вещей - не видна.13


Ибн /аль/-Араби 1165-1240. Геммы мудрости


…мы Ему принадлежим,

но разве сами мы собой не обладаем?

Ему во мне принадлежит лишь слово «быть»;

Сколь нами Он, столь мы собой располагаем14».

***


Ты не есть Он и

Все же ты есть Он; ты узришь

Его в сущности вещей…15

Ибн аль-Фарид египетский поэт-отшельник 1180-1234


Разрушил дом и выскользнул из стен,

Чтоб получить вселенную взамен.

В моей груди, внутри меня живет

Вся глубина и весь небесный свод16

***

Чтоб охмелеть, не надо мне вина –



Я напоен сверканьем допьяна.

Любовь моя, я лишь тобою пьян,

Весь мир расплылся, спрятался в туман,

Я сам исчез, и только ты одна

Моим глазам, глядящим внутрь видна.

Так, полный солнцем кубок пригубя,

Забыв себя, я нахожу тебя.

Когда ж, опомнясь, вижу вновь черты

Земного мира – исчезаешь ты17


Шабистари Цветник тайн (1311 г.):


Знай, что мир есть сначала и до конца зеркало,

В каждом атоме – сотни сияющих солнц.

Если ты рассечешь сердце одной капли воды,

Из него появится сотня чистых океанов.

Если ты вглядишься внимательно в каждую песчинку,

Ты сможешь увидеть в ней тысячу Адамов.

***

В крыле комара – океан жизни.



В зрачке глаза – небеса.

Как бы мало ни было сердце,

Оно является местонахождением

Господина обоих миров18.



Наапет Кучак (возм. XIII-XIV вв.) «Сто и один айрен» Ереван. Советкан Грох, 1976. айрены 4, 11, 87, 94, 98-101 лит. пер. В. Звягинцевой


4 подстрочникс.223

В этом мире

две вещи достойны оплакивания:

Одна – когда человек любит,

другая – когда его уносит смерть.

Не стоит плакать об умершем,

известно, от каких ран он умер.

Взгляните на меня, несчастного,

я ни мертв, ни жив.
4 лит перевод с.4

В мире две великих силы:

смерть и скорбь любви земной.

Влюбишься, потом уносит

ангел смерти в мир иной,

Ну, а мертвые не плачут,

скрытые сырой землей.

Кто же этот несчастливец?

Он не мертвый, ни живой.
11 подстрочник с. 225

Я был из тех крылатых,

что с земли зерен не клевали.

Летал высоко в небе,

чтобы не попасть в капкан любви.

Капкан был расставлен в море,

я не знал об этом.

Другие птицы попадали в капкан лапками,

я попал с лапками и с крыльями.

лит перевод с.11

Ручною птицей на земле

я подбирать зерно не мог,

Под облаками я летал,

чтоб не настиг жестокий рок,

Но всюду – западня любви,

и я себя не уберег:

Не только ноги, как другим,

опутал крылья мне силок.


87 подстрочник с.250

Шла моя любимая, я увидел ее,

окликнул и спросил:

«Сколько стоит поцелуй?»

Повернулась и ответила:

«Если бы поцелуй стоил денег,

провалился бы мир – я б не целовалась.

Если ты меня любишь –

приди поцелуй, утоли желание».

лит перевод

Что возьмешь за поцелуй,

молви, дивное созданье?

Усмехнулась:

- А твое велико ли достоянье?

Если хочешь заплатить,

Не получишь ты лобзанья,

Если любишь горячо –

Утолю твое желанье.

94 подстрочник с.253

Знаю, тебе известно много айренов,

выбери один и спой его.

Спой о наших днях, о людях,

которые живут сейчас.

Сложи свою речь стихами,

не злословь о людях,

Ты же знаешь, я странник,

не огорчай странника.

лит перевод

Выбери четверостишье,

что на ум тебе придет,

Говори про наше время,

про людей, про жизни ход,

Только не хули без смысла

бездомовников-сирот,

Полагая, что скитальцы –

необидчивый народ.

97 с.254

Мир я взял в ладони,

заглянул в него, как в зеркало,

И отвел взгляд — не нашел человека,

которого бы полюбил всем сердцем.

С людьми моего времени

нельзя есть хлеб-соль,

Так они клевещут на человека,

что ложь становится правдой.

Лит пер


Я странствовал. Как в зеркале,

увидел мир. И что ж!

Вернувшись, понял: по сердцу

в нем друга не найдешь.

С кем хлеб и соль разделишь ты,

с кем чашу разопьешь!

Все люди изолгались так,

что стала правдой ложь.

98

Моя душа покинула мое тело,



я сел и заплакал:

«Душа, куда ты уходишь!

Я жив тобою!»

А моя душа ответила:

«Я тебя считала мудрым.

Когда разваливается дом,

что в нем делать хозяину!»

Лит пер


Душа моя ушла из тела,

и горько плакал я:

— Душа, куда ты улетела,

в тебе вся жизнь моя!

— Я думала, что ты умнее,

безумна речь твоя:

Когда разрушен дом,

хозяин уходит из жилья.


99

Когда человек много думает,

заботы мира его подтачивают,

Сахар кажется ему горьким,

горечь кажется напитком.

Холодная вода кажется огнем,

страшась огня, он, как свеча, тает.

Спокойная жизнь кажется трудной —

и нет ему покоя.

Лит пер


От долгих раздумий растут

и печаль и забота,

И сахар не сладок,

и жжется вода отчего-то,

И таешь свечою, страшась

до холодного пота.

Жизнь так непосильно трудна,

что и жить неохота.


100 с. 255

Господи, в каждый час и в каждую минуту

спаси меня от людского зла.

Людское зло — это так страшно,

что и зверь от него бежит.

Лев, царь зверей,

закован в цепи,

Орел, страшась человека,

парит в поднебесье.
Лит пер

Клеветы человеческой

пуще всего берегись.

Научи меня, господи,

как от нее мне спастись.

Лев бежит от злоречия,

прячется хищная рысь,

И орел поднимается

в неомраченную высь.

101


Спросили у мудреца,

знает пи кто, почему

Бог создал душу

и связал ее с земным телом!

— Думаю, он это сделал для того,

чтобы душа могла возвысить тело,

А, может, для того он вложил душу в тело,

чтобы она, как чистое золото, украшала его.

Лит пер
Спросили мудреца:

— Скажи, ты знаешь или нет.

Зачем при теле душу дал

творец, создавший свет!

— Возможно, чтоб людей

поднять превыше зол и бед,

Иль душу в тело он вложил,

как в перстень самоцвет.


Классическая поэзия Индии, Китая, Кореи, Вьетнама, Японии. - М., 1977.

Басё (1644-1694)


Переводы Веры Марковой

С.742

Недолгий отдых в гостеприимном доме

Здесь я в море брошу наконец.

Бурями истрепанную шляпу,

Рваные сандалии мои.

* * *

Послышится вдруг «шорх-шорх».



В душе тоска шевельнется,

Бамбук в морозную ночь.


На чужбине

Тоненький язычок огня,—

Застыло масло в светильнике.

Проснешься... Какая грусть!

* * *

Ворон-скиталец, взгляни!



Где гнездо твое старое?

Всюду сливы в цвету.

* *. *

Бабочки полет



Будит тихую поляну

В солнечном свету.

* * *

Встречный житель гор



Рта не разомкнул. До подбородка

Достает ему трава.

* * *

На луну загляделись.



Наконец-то мы можем вздохи

Мимолетная тучка.

* * *

Как свищет ветер осенний!



Тогда лишь поймете мои стихи,

Когда заночуете в поле.

С.743
* * *

И осенью хочется жить

Этой бабочке: пьет торопливо

С хризантемы росу.

* * *

Цветы увяли.



Сыплются, падают семена.

Как будто слезы...

* * *

Порывистый листобой



Спрятался в рощу бамбука

И понемногу утих.

***

Внимательно вглядись!



Цветы «пастушьей сумки»

Увидишь под плетнем.

* * *

О, проснись, проснись!



Стань товарищем моим,

Спящий мотылек!
Памяти друга

На землю летят,

Возвращаются к старым корням…

Разлука цветов!

***

Старый пруд.



Прыгнула в воду лягушка.

Всплеск в тишине.



Другу, уехавшему в западные провинции

Запад, Восток —

Всюду одна и та же беда,

Ветер равно холодит.

С.744

Хожу кругом пруда

Праздник осенней луны.

Кругом пруда, и опять кругом,

Ночь напролет кругом!


Кувшин, для хранения зерна

Вот все, чем богат я!

Легкая, словно жизнь моя,

Тыква-горлянка.

* * *

Этой поросшей травою



Хижине верен остался лишь ты,

Разносчик зимней сурепки.

* * *

Первый снег под утро.



Он едва-едва пригнул

Листики нарцисса.

* * *

Вода так холодна!



Уснуть не может чайка,

Качаясь на волне.

* * *

С треском лопнул кувшин;



Ночью вода в нем замерзла,

Я пробудился вдруг.

* * *

Лупа или утренний снег...



Любуясь прекрасным, я жил, как хотел,

Вот так и кончаю год.

* * *

Морская капуста легче...



А посит торговец-старик на плече

Корзины тяжелых устриц.

С.745

* * *
Облака вишневых цветов!



Звон колокольный доплыл... Из Уэно,

Или Асакуса?

* * *

В чашечке цветка



Дремлет шмель. Не тронь его,

Воробей-дружок!

* * *

Аиста гнездо на ветру.



А под ним — за пределами бури

Вишен спокойный цвет.

* * *

Долгий день напролет



Поет — и не напоется

Жаворонок весной.

* * *

Над простором полей —



Ничем к земле не привязан —

Жаворонок звенит.

* * *

Майские льют дожди.



Что это? — лопнул на бочке обод?

Звук неясный ночной...


Осиротевшему другу

Даже белый цветок на плетне

Возле дома, где не стало хозяйки,

Холодом обдал меня.

* * *

Нынче выпал ясный день.



Но откуда брызжут капли?

В небе облака клочок.

С.746

========
С.756
* * *

Роняя лепестки,

Вдруг пролил горсточку воды

Камелии цветок.

* *

Вот причуда знатока!



На цветок без аромата

Опустился мотылек.

* *

В столице, уже примелькавшейся,



Воскресла прежняя прелесть столицы,

Когда кукушку услышал я.

* * *

Майский дождь бесконечный.



Мальвы куда-то тянутся,

Ищут дорогу солнца.

***

Холодный горный источник.



Горсть воды не успел зачерпнуть.

Как зубы уже заломило.

* * *

Падает с листком...



Нет, смотри! На полдороге

Светлячок вспорхнул.

* * *

Как ярко горят светлячки,



Отдыхая на ветках деревьев!

Дорожный ночлег цветов!

* * *

И кто бы мог сказать,



Что жить им так недолго?

Немолчный звон цикад.

С. 757

* * *


В старом моем домишке

Москиты почти не кусаются.

Вот все угощенье для друга!
Один мудрый монах сказал: «Учение секты Дзэн, неверно понятое,

наносит душам большие увечья». Я согласился с ним

Стократ благородней тот,

Кто не скажет при блеске молнии:

«Вот она — наша жизнь!»


В монастыре

Пьет свой утренний чай

Настоятель в спокойствии важном.

Хризантемы в саду.

* * *

Белый волос упал.



Под моим изголовьем

Не смолкает сверчок.

* * *

Больной опустился гусь



На поле холодной ночью.

Сон одинокий в пути.

***

Прозрачна осенняя ночь.



Далеко, до Семизвездия,

Разносится стук вальков.

* * *

«Сперва обезьяны халат!» —



Просит прачек выбить вальком

Продрогнувший поводырь.

* * *

Даже дикого кабана



Закружит, унесет с собою

Этот зимний вихрь полевой!

=====

С.794

Исса Кобояси (1763-1827)


На смерть маленького сына

Наша жизнь — росинка.

Пусть лишь капелька росы

Наша жизнь — и все же...



* * *

О, если б осенний вихрь

Столько опавших листьев принес,

Чтобы согреть очаг!

***

Красная луна!



Кто владеет ею, дети,

Дайте мне ответ!

***

Тихо, тихо ползи,



Улитка, по склону Фудзи

Вверх, до самых высот!



* * *

В зарослях сорной травы,

Смотрите, какие прекрасные

Бабочки родились!

* * *

Я наказал ребенка,

Но привязал его к дереву там,

Где дует прохладный ветер.


Большой Будда в Камакура

Будда в вышине!

Вылетела ласточка

Из его ноздри.



* * *

Не знаю, что за люди здесь,

Но птичьи пугала в полях —

Кривые, все до одного!

С.795

Наблюдаю бой между лягушками

Эй, не уступай,

Тощая лягушка!

Исса за тебя.

* * *

Печальный мир!



Даже когда расцветают вишни.

Даже тогда...



* * *

Так я и знал наперед,

Что они красивы, эти грибы,

Убивающие людей!


В Сотогахама
Знайте, отныне

Вы — дикие гуси Японии...

Спите спокойно!

* * *


Вишен цветы

Будто с небес упала —

Так хороши!
***

О да, я знаю, это по мне

Колокол вечерний звонит,

Но в тишине прохладной дышу.

***

Ой, не бейте муху!



Руки у нее дрожат..

Ноги у нее дрожат

***..

Олень лениво стряхнул



Бабочку со своей спины

И задремал опять.

795

Тагор Рабиндранат (1861 — 1941)


Рабиндрат Тагор. Лирика. Москва, "Художественная Литература", 1967.

Отречение


с. 23

В поздний час пожелавший отрешиться от мира

сказал:

«Нынче к богу уйду я, мне дом мой обузою стал.



Кто меня колдовством у порога держал моего?»

Бог сказал ему: «Я». Человек не услышал его.

Перед ним на постели во сне безмятежно дыша,

Молодая жена прижимала к груди малыша.

«Кто они – порождения майи?» – спросил человек.

Бог сказал ему: «Я». Ничего не слыхал человек.

Пожелавший от мира уйти встал и крикнул: «Где ты,

божество?»

Бог сказал ему: «Здесь». Человек не услышал его.

Завозился ребенок, заплакал во сне, завздыхал.

Бог сказал: «Возвратись». Но никто его не услыхал.

Бог вздохнул и воскликнул: «Увы! Будь по-твоему,

пусть.

Только где ты найдешь меня, если я здесь остаюсь».



Перевод В. Тушновой
С.41

«О, я знаю, пройдут мои дни, пройдут…»

О, я знаю, пройдут

Мои дни, пройдут,

И в каком-то году предвечерней порою

Потускневшее солнце, прощаясь со мною,

Улыбнется мне грустно

В одну из последних минут.

Будет флейта протяжно звучать при дороге,

Будет мирно пастись возле заводи вол круторогий,

Будет бегать ребенок у дома,

Птицы песни свои заведут.

А дни пройдут, мои дни пройдут.


Прошу об одном,

Об одном умоляю я:

Пусть узнаю перед уходом,

Зачем был я создан,

Для чего позвала меня

Зеленеющая земля?

Зачем меня заставляло ночей молчание

Слушать звездных речей звучание,

С.42

Зачем, зачем волновало



Душу сиянье дня?

Вот о чем умоляю я.


Когда мои дни пройдут,

Земной окончится срок,

Хочу, чтобы песня моя до конца дозвучала,

Чтобы ясная, звучная нота ее увенчала.

Чтобы жизнь приносила плоды,

Как цветок,

Хочу, чтоб в сиянии жизни этой

Увидал я твой облик светлый,

Чтоб венок свой

Надеть на тебя я мог,

Когда окончится срок.

Перевод В. Тушновой1
С. 17

Жизнь

В этом солнечном мире я не хочу умирать,


Вечно жить бы хотел в этом цветущем лесу,
Там, где люди уходят, чтобы вернуться опять,
Там, где бьются сердца и цветы собирают росу.
Жизнь идет по земле вереницами дней и ночей,
Сменой встреч и разлук, чередою надежд и утрат,-
Если радость и боль вы услышите в песне моей,
Значит, зори бессмертия сад мой в ночи озарят.
Если песня умрет, то, как все, я по жизни пройду -
Безымянною каплей в потоке великой реки;
Буду, словно цветы, я выращивать песни в саду -
Пусть усталые люди заходят в мои цветники,
Пусть склоняются к ним, пусть срывают цветы на ходу,

Чтобы бросить их прочь, когда в пыль опадут лепестки.



Перевод Н. Воронель


1 4Риши — легендарные авторы (и персонажи) ведических гимнов, мудрецы.

2 5Риги - хвалебные стихи, гимны; саманы — песнопения, мелодии; яджус — жертвенное заклинание.

3 6Бога на небе?


4 7 См. подстрочное примечание в предисловии, стр. 14.

5 8 Связь сущего и не-сущего (?).

6 Ирано-таджикская поэзия (БВМ). М.,1974, с.120.

7 Там же, с.115.

8 Родник жемчужин: Персидско-таджикская классическая поэзия. М., 1979, с.177.

9 Там же, с.212.

10 Там же, с.216.

11 Там же, с.181.

12 Там же, с.176.

13 там же, с.171.

14 Ибн Араби. Геммы мудрости. – Смирнов А.В. Великий шейх суфизма, с.175.

15 Степанянц М.Т. Философские аспекты суфизма. М., 1987, с. 18.

16 Ибн аль-Фарид. Арабская поэзия средних веков. М.. 1975, с.570.

17 Ибн аль-Фарид. Арабская поэзия средних веков, с.520-521.

18 Степанянц М.Т. Философские аспекты суфизма. М., 1987, с.18-19.